[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: Bathory  
Логово Серого Волка. Форум » Обсуждаем » Творчество Стаи » Ваши рассказы (может кто-то из вас писатель в душе...поделитесь=))
Ваши рассказы
Legion Дата: Понедельник, 09-Апр-2007, 15:53:06 | Сообщение # 1    
Железный волк

Постов: 868
Репутация: 61
Вес голоса: 3
пишите сюда то что сочинили,а мы заценим.по желанию поможем,подскажем
авторские права по любому пренадлежат вам cool
 Нет анкеты
Алхор Дата: Вторник, 15-Май-2007, 20:54:39 | Сообщение # 16    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
WoLfIk, Вы уверены?! Здесь же? Он по моему только на этом сайте есть. Ему меньше года!

One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Вторник, 15-Май-2007, 20:56:29 | Сообщение # 17    
Ранг:


Вес голоса:
Алхор, Я на Народ. ру где-то куда-то залезла и читала! Я прошу тебя на ТЫ!
 Нет анкеты
Алхор Дата: Вторник, 15-Май-2007, 21:03:06 | Сообщение # 18    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Значит здесь же! Скоро скину ещё, есть несколько.
А насчёт ты, я постараюсь!


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
Divine Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 11:11:57 | Сообщение # 19    
Ранг:


Вес голоса:
Глава1шли уже сутки с тех пор как они покинули башню грифонов.Джейн очень устала,хотя и не подавала виду,но Дэйвин,видя,что с ней происходит что-то неладное,уже несколько раз предлагал понести ее на руках.Его глаза светились любовью,чувством,которое невозможно убить.Старец Метриум лишь горько улыбался,глядя на эту пару:он-то знал лучше их обоих,какие сюрпризы может готовить человеку жизнь.Да вот хотя бы сейчас,по не совсем разумному решению Дэйвина они идут брать штурмом замок некроманта.И не просто некроманта,а Дрэкаса,слава о "подвигах" которого распространилась за много миль вокруг...Метриум в уме перебирал все известные ему заклинания холода,огня и природы,как вдруг раздался негромкий голос Дэйвина:
-Если мы сейчас не остановимся,Джейн попросту не дойдет до замка.А мне бы не хотелось потерять ее так рано...-он сделал попытку улыбнуться и тут же нахмурился.Совсем рядом из-за толстого слоя деревьев пробивались башни.Башни одной из самых зловещих цитаделей тьмы того времени.Молодой эльф снял со спины лук,вставил сразу две стрелы и пригляделся получше.В бойницах виднелись обрывки тел каких-то странных созданий.
-"Зомби"-подумал Дэйвин и пустил обе стрелы в ходячих мертвецов.Тут же в стенах замка раздался гул,закопошилась сотня тел...Метриум устремил взгляд в одно из окон и оно разлетелось вдребезги от всполоха огня;из-за окна стали раздаваться дикие нечеловеческие вопли.Тем временем ворота отворились,прозвучал гортанный крик и мост спустили.Орда нежити приготовилась к атаке.
Джейн редко бывало так плохо.Уставшая,голодная,она все же выхватила клинок,сверкавший в лучах утреннего солнца и хотела броситься вперед,но Дэйвин ухватил ее за руку:
-Это безрассудно-раздался его тихий голос.
-Какая разница,умереть сейчас или на 10 минут позже?-Спросила гордая девушка и сделала движение чтобы смахнуть пряди со лба.Дэйвин невольно залюбовался ее красивым лицом,точеной фигуркой...Тем временем передовой отряд нежити добрался до них,о чем они догадались по крику старого друида.Завязался бой.
К Метриуму бежало сразу 10 мертвецов,3 скелета и 7 зомби,каждый сжимал в руках кривой зазубренный меч.Маг усмехнулся,силой мысли обрушив на них высокое дерево,стоящее на дороге.Пятеро рассыпались в прах,остальные вновь встали.Тогда Метриум сделал несколько пассов руками и из его ладоней вылетел небольшой огненный шарик,разрастаясь на лету.Четверо неживых упали,остался один,видимо,их капитан.Метриум достал свой меч и прокрутил в пальцах,задумчиво глядя на врага.
Дэфвин устал уже пускать стрелу за стрелой,его пальцы покрылись мозолями от напряжения.Груда костей под деревьями свидетельствовала о его точности.Тем временем Джейн рубилась с каким-то зрмби,крича ругательства в его глупое,злобное лицо:
-Ублюдок Дрэкаса,я отрежу тебе руки вот этим мечом!
Монстр не отвечал,он просто сосредоточенно фехтовал с девушкой,целя ей в голову острием клинка.В конце концов воля Джейн не выдержала и она отступила на шаг назад.В этот момент зомби нанес удар,она едва успела его парировать и ее меч разбился на несколько осколкой.Девушка отступила еще...Ожидая смерти она нисколько не боялась,смерть была интересна ей...В это мгновение в череп монстра вонзилась стрела и он упал,выронив оружие.Джейн обернулась чтобы поблагодарить Дэйвина и увидела что он весь в крови,прислонился к дереву и смотрит тусклым взором.
Посмотрев еще чуть дальше,она все поняла.Метриум погиб.
Тихий стон вырвался из губ женщины-воина,слезы покатились из ее прекрасных голубых глаз.
-За что...?Единственный ее вопрос...
Дэйвин подошел к ней,прижал к груди,пытался успокоить.Но по его щекам предательски текла та же слеза что и у Дженй,наполненная той же болью...
Они похоронили друида и их бывшего духовного наставника под развесистым дубом,сложили на могиле все его оружие,минуту постояли...Им предстояло войти в замок.
Глава 2.Ворота остались открытымиих ждали.Ждали открыто и беспечно,,как может ждать лишь уверенный человек.Но сейчас они имели дело не с человеком.
Две залы,три,четыре,коридор...все в вязкой пыли,вокруг мертвящая тишина.Никаких признаков чьего-то присутствия.Наконец эльф и девушка добрались до последней двери,толкнули ее и увидели некое подобие тронного зала.По углам была развешана паутина,из-под потолка шел прохладный голубой свет.Стены от этого света окрашивались в неповторимый оттенок,но также не них проблескивало что-то,подозрительно напоминающее кровь.На троне сидело существо.Существо,сложенное из костей,без плоти,но имеющее прекрасное лицо.Прекрасное и злое.Ненависть,боль-все отпечаталось на этой маске,хранящей молчание.
-Так вот ты какой,некромант...-тихо прошептала Джейн.
-Я ждал вас-раздался голос из глубин трона.Я ждал вас с упоением,предчувствуя легкую победу.Я дождался.Что ж,вы одолели мою стражу,вы очистили весь замок от моих слуг.Победите же теперь меня!!
Вспыхнул холодный огонек,ударил в пол и разбился сотней осколков.Дэйвин едва успел увернуться и увлечь за собой Джейн.Она вскрикнула:пара осколков впилась ей в руку.Эльф поднял лук,выстретил и пробил череп некроманта.Он лишь глухо засмеялся:
-Этим ты меня не убьешь,малыш...
Следующий залп осколков пролетел в опасной близости от лица.Тут Джейн вспомнила про святую воду,которую они нашли в башне грифонов вчера...Вчера,а как будто годы прошли.Она шепнула Дэйвину и передала ему мешочек.Тот облил водой свой колчан и тихо и бесстрасстно поднялся на ноги.
-Умри,порождение тьмы-раздался голос,пролетела стрелы и прозвенел по округе стон...прозвенел последний раз,чтобы больше не отягощать жителей этих земель.Так был уничтожен Дрэкас,первый из некромантов...
Тут где-то вдалеке раздался гул рога,надтреснутый и горький...В окна влетели сразу несколько стрел.
-Орки-прошептала Джейн.Нам конец.Я люблю тебя,Дэйвин...
-Я тебя тоже,милая Джейн...
Они посмотрели друг другу в глаза,по лицам пробежала слабая тень улыбки.Быть может,последняя битва ждала их.Быть может,последняя...

ну вот типа мой первый рассказ)Пишите свои комменты...

 Нет анкеты
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 19:24:17 | Сообщение # 20    
Ранг:


Вес голоса:
далеко замахнулся! А так хороший!
 Нет анкеты
Алхор Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 20:52:35 | Сообщение # 21    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Классно! Так держать!
Жду продолжения!

Добавлено (2007-05-21, 20:52)
---------------------------------------------
Ну что... пробую тоже начало своего проекта скинуть...

Вообще проект фентезийный. Это- самое начало.

Холодно... пальцы сжимаются, скользя по тонкому стеклу льда, режутся мёрзлой крошкой в горсти, разом становящейся алой. Стынет на ветру дымящаяся кровь. Мои глаза открыты, но я уже ничего не чувствую. Нет уже страха, нет боли, нет ярости, столь долго не дававшей моему истерзанному телу упасть в этот глубокий снег. Снег... Белая ткань, кисея, бесконечный ковёр, столь грубо растоптанный и смешанный с грязью. Небо. Безоглядно чистое, голубое отражение вод. Я смотрю вверх, чувствуя, как меня тянет туда, в эту беспредельность. Зима, получив свою жертву, словно сытый зверь отпускала уцелевших... Но к чему мне это?! Зачем мне боль, если в зрачках царит тишина поднебесья, и я уже готов рухнуть в эту бездонную синь. Оно зовёт меня, словно мать сына... Зачем мне жалкие крохи вдоха, хрипло рвущегося из груди, когда в моём распоряжении вся заоблачная высь.
«Нет! Встань!» - кричит что-то внутри меня, столь знакомым голосом, теперь похожим на звон стали – «Встань!»
«Не могу!» - Губы уже не шевелятся, скрюченные пальцы царапают ногтями лёд. Тело судорожно дёргается, в едином спазме сокращаются мышцы, но волна затихает, и я вновь падаю спиной в розовый подтаявший снег.
«Должен! Встань! Вернись, я сказал!» - вновь звучит в ушах с нажимом на первое слово.
Ветер, налетевший с берега, накрыл как волна. Понёс жгучую позёмку, выпивающую из тела последние следы тепла. Словно играя, забил ледяной крупой нос и рот, заставляя всё моё существо содрогнуться в жестоком кашле. В снег полетел веер кровавых брызг. Боль резанула грудь в том месте, куда не так вроде и давно угодил, тяжёлый палаш одного из дорожных грабителей.
«Больно!» - О небо, почему так холодно в груди, в самом сердце. Снег падает на открытую рану – «Мама...»
«А ты спи, сынок...» - в вое ветра слышится тёплый родной шёпот – «Ты спи, а я посижу рядом...»
Тёплые руки ложатся на лоб, закрывают медленно заледеневшие глаза и мир разом сливается в бурную реку образов, водопадом рушащуюся куда-то. Вспыхивают и гаснут картины...
Парень в плаще, бросив наземь, как докучливую игрушку, грозный боевой шест сжимает в счастливых объятиях молодую женщину, за юбку которой цепляется малыш, только ещё научившийся ходить. Смех звенит в воздухе, слёзы радости падают в пыль со щёк ничуть не смущенного, и кажется даже не замечающего этого отца, сгребшего в охапку двух самых дорогих ему существ. Обветренные, потрескавшиеся губы шепчут одно короткое слово. «Вернулся!». Сильные руки, подхватывают верещащего от восторга сына, подбрасывают вверх... Мальчишка лет семи мечет раз за разом стрелы из детского лука в мишень ростом с него самого. Стоящий поодаль отец лишь качает головой, но, стоит новой стреле устремиться к цели, чуть заметно кивает и немного улыбается краем рта... Резная фигурка хранительница, на коньке нового ещё пахнущего смолой дома милостиво улыбается, подняв руку в вечном благословении тем, кто называет этот кров своим... Посохи сталкиваются с сухим треском. Два тела скользят по поляне как змеи... Щерится здоровенный волчара, которому мальчик преградил путь к маленькому комочку страха лет трёх, сидящему сжавшись посреди дороги... Чуть прикусив губу и отрицательно качая головой, мужчина средних лет слушает речь стоящего на возвышении глашатая... Тот же мальчишка заворожённо смотрит, как длинный меч голубоватой стали ложится ему в руку... Снова мелькают клинки... Со свистом рассекает воздух посох в руках... Отец и сын быстрым шагом идут по пыльному тракту... Свистят стрелы и бессильно падают тела... Парень, танцует с клинками на освещённой солнцем поляне... Взлетают и падают стрелы... Он же, стоит на коленях прямо посреди углей, словно не чувствуя жара и нечеловеческий вой рвётся из груди... Злые слёзы падают, выбивая облачка пепла из догорающей и уже обугленной головешки, ещё сохранившей черты той, в которую так верили. Бредущая по дороге фигура в плаще, опирающаяся на длинный посох... Искажённое страхом лицо... Меч парня прорывает защиту и глубоко входит в тело высокого мужчины чуть выше кованой кирасы... Истерзанное тело валится в снег рядом с четырьмя уже остывающими трупами тех, кто шёл по его следу...
«Очнись!» - на этот раз голос звучит повелительно. Незнакомый и звонкий, он словно рвёт тишину и покой забытья в клочья - «Очнись!»
«Поздно!» - вмешивается кто-то – «Тело мертво! Ты опоздала!»
«Значит, у него будет другое тело! Встань!» - слова падают как капли с листа, как снежинки. Зовут, обволакивают. Тело непроизвольно тянется следом - «Он хочет жить!»
«Хорошо!» - лёгкая досада играет в воздухе, как луч света во льду – «Это твоё право!»
Горячая волна подхватила и понесла. Каждый уголок моего и без того изнурённого тела, теперь пронизывала страшная, ни с чем ранее изведанным несравнимая боль. Я, наверное, кричал бы, но никакие члены более не слушались меня, не говоря уже о голосовых связках... Диким зверем она вгрызалась в тело, червём скользила в мозг, словно пытаясь сбросить яростно борющуюся волю, последнее, что от меня осталось, с крайнего рубежа, за которым лишь страх, бессилие и вечная завеса боли. Липкая серая, хмарь её подступала со всех сторон, вязала по рукам, тисками сдавливала мою обнажённую суть, лишённую, одним махом полога тела, слизанного до капли ею. Волна за волной наплывы боли становились всё сильнее, и всё слабела подточенная уже воля, сдерживавшая меня, подобно тому, как отчаянные атаки расшатывают даже крепчайшие бастионы.
«Держись!» - ледяная пощёчина несуществующего здесь ветра рвёт пелену, заставляет сильнее сжаться всем, что от меня осталось. «Держись» - и боль нехотя отступает под напором, кажущегося плотным, света звёзд рванувшихся вдруг навстречу. Я почувствовал, что падаю в пропасть, но не в моих силах было ныне что-то менять.
Я падал в пропасть полную звёзд. Они были повсюду, колкие, холодные, равнодушные точки света. Я не видел своего тела, разбитого кажется их лучами вдребезги и всё, что мог, это лететь к своей непонятной цели в бессилии и пустоте, сжав всё своё существо, всё, что осталось от меня в один тугой комок. Отдалённый гул, словно от сотен и сотен голосов лился откуда -то и тонул, растворяясь в безмолвии окружающего ничто... Звёзды падали навстречу, больно обжигая, и вновь пропадали где-то, откуда я начал свой полёт в никуда...
Далеко? Близко? Здесь не было этих понятий, стиралась граница между ними, делая противоположности чем-то единым.
Пустота давила, неживая, бездушная, стремясь сломать последний барьер рассудка, тот барьер, за которым только животный страх и это вечное ничто в сиянии звёзд, черту, за которой распадается прахом воля, последнее оставшееся от меня...
Она ждала меня. Невысокая фигура в снежно белом плаще с падающим на глаза капюшоном, на фоне хаоса творения кругом. Падали звёзды, миры сворачивались в кольца, дробились подобно виражам образы, чувства, мысли, и вновь, словно по чьей-то воле складывались, чтобы через мгновенье опять разлететься в никуда. Ветер межмирья трепал её волосы цвета полуденного зимнего неба, чуть выбившиеся из-под ткани.
Идеальный обман. Полная иллюзия. И камни под ногами, и ветер в волосах и свет звёзд отражённый в глазах.
«Ты будешь жить...» - шевельнулись тонкие губы. Фраза была не вопросом, но лишь констатацией очевидного факта. «Ты мёртв... Посмотри» - и плиты под ногами расходятся в стороны, обнажая зеркальную гладкую поверхность.
Тело лежало лицом вверх, и в остановившихся глазах гасли последние отблески закатного солнца, вместе с которыми из них уходила и сама жизнь. Кровь на снегу разлилась небольшим озерком, прожегшим снег до самой земли.
«Всё, хватит...» - моя собеседница поморщилась – «через час придут три волка и... сам, думаю, понимаешь. Их можно понять, начало весны и они голодны... Да кстати, ты жить-то хочешь?»
Хочу ли я жить? Не знаю... У меня ничего и никого не осталось в мире расстелившимся сейчас под ногами. Зеркало пола отражало теперь какие-то незнакомые места. Горы, звенящие ручьи, серебро снежных вершин, могучие леса, камни, бескрайние чистейшие озёра.

Добавлено (2007-05-21, 20:52)
---------------------------------------------
Я, наверное, прожил бездарную жизнь. Мало... Мало дрался, так как не умел бить в шутку, отец так учил, мало любил, не успел... Не успев привыкнуть, терял.
Тяжело. Слишком много... Слишком. Больно...
Для моей собеседницы я был, очевидно, как открытая книга. Она покачала головой и, протянув руку, коснулась меня. Больно...
«Ты не о том думаешь...» Обжигающий шепот ворвался в мою суть, ветром пронёсся по мыслям, ударил в мозг «Это- прошлое... Оставь того мальчика, ему уже не поможешь... Я дам тебе другое...»
Короткое движение руки и прямо в воздухе этого странного места началось небыстрое движение. Стихия словно мяла что-то, строила из хаоса какой-то порядок, лепила глиной. Постепенно материализовываясь, из серебристого тумана проступили контуры тела. Моего тела. Мёртвого ныне, с пробитой грудью, покрытого шрамами в память от прошлых боях, но такого родного и своего...
«Нет!»- поток ветра отбросил меня, рванувшегося было к нему – «Я не смогу воскресить его... Никто не может дать жизнь уже умершему, запомни. Смерть никогда не отдаёт то, что взяла... С ней надо биться до того, как она отнимет. Смотри...»
Прямо из зеркала медленно поднялся, вставая на четыре лапы здоровенный, совершенно седой волк.
«Это мой слуга... Из него выпили суть, и то, что ты видишь, лишь остаток его памяти... Он не хочет жить... Он уже слишком стар, но, увы, бессмертен»
Моё тело в воздухе начинает мелко вибрировать. Смазываются черты, слезает кожа. В ужасе распахнутые глаза заливает желтоватый свет, и точно таким же сиянием горят зрачки зверя распластавшегося в прыжке.
«Отныне вы едины...» - голос женщины вытащившей меня из небытия звенит – «Так будет... Ты будешь жить...»
Тела соприкасаются. Резкая вспышка. Над землёй этого странного места ложится серый туман, рождаясь из сложенных перед грудью ладоней хозяйки его. Плывут, скрадываясь, контуры. Изменение? Соединение?
«Иди сюда!» - меня швыряет в хаос переплетённой плоти и...


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 21:03:47 | Сообщение # 22    
Ранг:


Вес голоса:
Класно!
 Нет анкеты
Алхор Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 22:00:55 | Сообщение # 23    
Сообщение отредактировал(а) Алхор - Понедельник, 21-Май-2007, 22:02:22
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Спасибо!
Для меня это очень важно!
Дальше скидывать? wink


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 22:38:21 | Сообщение # 24    
Ранг:


Вес голоса:
Алхор, Спрашиваешь?!
 Нет анкеты
Алхор Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 22:52:41 | Сообщение # 25    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Ну ладно...

«Иди сюда!» - меня швыряет в хаос переплетённой плоти и...

- Вилфред! – резкий голос рвёт завесу сна, сбрасывая её вязкой паутиной с лица. Едва сдержавшись, чтобы не вздрогнуть, я медленно открыл глаза.
Серые стены, куча нагло лезущей в нос и заставляющей морщиться соломы под животом, низкий земляной потолок, не дающий даже подняться во весь рост. Единственное окно под самым потолком, более похожее на узкую щель брызжущую неярким суть ощутимым светом. Привычный и порядком надоевший вид моей камеры уже давно перестал вызывать какие-то эмоции, кроме лёгкого раздражения.
- Урр? – я, намеренно не глядя на вошедшего потянулся, проскребя когтями доски, кое- как настланные на пол. Утвердился на лапах. Хлестнул хвостом. И лишь затем, неторопливо повернул голову, слегка прижав уши.
- Не злись! – вошедший опустился на корточки, устало оправив полы широкого пурпурного плаща. – не злись прошу... Ты же сам знаешь, так было надо.
Волчьи глаза чуть сузились, я, наконец, узнал его. Кердн, служитель Тангрима, старшего из хранителей. Мы были почти не знакомы, лишь дважды нас сводила судьба и оба раза в те дни лилась кровь, что, конечно, мало способствовало задушевным беседам.
- Таков порядок, ты сам знаешь... – заперло его, что ли на этой фразе. Я чуть склонил голову. Знаю. Я, вообще, много чего знаю... Тебе- то чего надо?
- У-рру? – хвост выписывает сложную фигуру в пыли. Адепт поморщился, для него понять меня даже в этом облике было не сложнее, чем, скажем эльфу попасть из лука в монету по навесной. Чуть напрячься...
- Я должен сопровождать тебя на суд... – он отвёл глаза.
Ну, слава духам, разродился, наконец. Что ещё интересного ты мне расскажешь? Мне- то какая разница кто поведёт меня на расправу к тем, кто стоял в стороне, когда на поверивших мне рухнул молот войны!
- Ты не прав! – неожиданно прошептал Кердн, но я с трудом узнал его голос. Вместо верного, готового исполнять любые прихоти своего учителя и несколько даже задавленного этим существа на меня смотрело нечто исполненное, спокойной уверенной мощи и самодостоинства. Зрачки служителя заволок зеленоватый заставивший их поплыть туман.
- Ну, здрав будь, мой неверный ученик – Айони Полночь, моя Хранительница, спокойно оглядевшись, аккуратно уселась прямо на пол, постелив полу плаща, до этого столь аккуратно поправляемую самим хозяином - узнал, наконец!
Я вскочил на лапы, и, непроизвольно всем телом подался вперёд. В душе поднялась волна дикой, всепоглощающей радости узнавания. Хотелось скулить и выть в восторге, словно в самые тёмные весенние ночи, в глубоком лесу. Я судорожно дёрнулся, заставив себя отвести взгляд.
- Доигрался... – не повышая голоса, произнесла она меж тем.
- Учитель я... – пальцы сомкнулись в тугое кольцо. Седая чёлка моего вечномолодого тела упала на лоб – я... – я всеми силами старался уместить в одной фразе всю горечь и боль последних месяцев. Весь огонь пожаров и свист стали. Всю кровь и предательство, всё...
- Ты, ты – оборвала меня Айони – подставил себя, это раз, – её слова били много больнее любой пощёчины – меня подвёл это два, как мальчишка на подначку попался – три!
Я не верил своим ушам. Та кому я верил, та, чьей силой я был вызван на этот свет, кто заново учил меня любить и ненавидеть, бороться и не отступать, знать, понимать, чувствовать каждое биение жизни, от извечного спокойствия гор, до первого самого слабого ещё тока едва проклюнувшегося ростка, предала меня?! Нет! Это ложь! Не может быть! Нет сил слышать. Нет!!! У-р-уау! - крик выплёскивается наружу жутким звериным воем - Кердн!
Это был, пожалуй, единственный способ отбросить занявшую тело сущность. Если моя хозяйка, если это вообще она, меня сейчас вокруг пальца обвести легче лёгкого, не захочет, а она вряд ли захочет, причинить вред этому мальчишке, слишком открыто посмотревшему хранителю в глаза, то ей придётся оставить его в покое.
- Извини, таков приказ... Вставай. Пойдём. – Кердн поднял глаза от пола, коий изучал с повышенным интересом.
- Да ничего... – Я медленно поднялся и почувствовал, как его немного дрожащие пальцы сомкнулись на конце астральной цепи, держащей меня гораздо крепче, чем держали бы любые стены и решётки.

Добавлено (2007-05-21, 22:52)
---------------------------------------------
Давай я завтра на работе на Nordy-art кину его. А то в виде сообщений по моему не очень удобно.
Или нормально? smile


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 22:53:13 | Сообщение # 26    
Ранг:


Вес голоса:
дальше....
 Нет анкеты
Алхор Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 23:00:21 | Сообщение # 27    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Хорошо!

стены и решётки.

- Вилфред, адепт Айони Полночи знаешь ли ты, в чём тебя обвиняют? – Вопрос задавался явно для проформы, дабы создать хотя бы иллюзию справедливого суда.
- Нет! – я откровенно издевался, скользя взглядом по залу суда. Вот сидит, испуганно прижав уши и нервно ломая руки, моя единственная ученица Стана ми Фейли. Прости котёнок, это не твоя игра. Ты ещё слишком мала для этого и не сможешь понять, что жизнь не состоит из чёрного и белого. Руми Старлинг, предводитель полночных оборотней стоит, не отводя глаз, и лишь до хруста сжатая на рукояти моего боевого топора у пояса рука выдаёт, что сейчас чувствует наёмник, глядя, как судят его командира. Арси по моей вине оставшаяся без учителя, развязавшего ту самую войну, сверлит ненавидящим взглядом, полным презрения. Надо же, и сюда пришла. Тангрим огненный, хранитель вулканов, на сей раз принявший облик небольшого, алого дракона. Моя хранительница, Айони Полночь сидит в кресле, стараясь смотреть мимо меня. Эйнтери и Синфал властители вод на закате. Архимаг Иеронимус Дарш, глава гильдии поколений, как себя называют наши новые друзья ещё недавно бывшие врагами. Иори, хранитель гор на полдень от владений Айони. Несколько фигур в одноцветных плащах гильдии. Что ж не имею чести быть знакомым. И не надо.
Далее всё теряется в дымке. Предусмотрительно лишив меня магии и приковав астральную суть к месту, на сей раз, судьи решили подстраховаться, незаметно наложив на меня ещё и заклятье ослепления.
- Нет, я не чувствую за собой вины! – повторил я – тогда была война!
- Было перемирие! – возразил кто-то из незнакомых мне магов.
- Да. Было. – Против этого возразить было нечего.
- Тин-Вилф! Да что ты говоришь!? – Вскинулся Руми – перед небом клянусь, он лжёт!
- Ну-ка, ну-ка! – Иеронимус Дарш поднимая своё тело, которое могло бы принадлежать старику лет пятидесяти – подробнее, молодой человек!
- Я не человек! – огрызнулся оборотень, явно борясь с собой, чтобы не высказать всего, что он думает об этом суде и каждом из его участников – Не тин-Вилф начал войну. Старшие, да что же вы. Он же лжёт!
- Лжёт – негромко согласился Синфал – но ведь правда и так известна. Дуэли запрещены несмотря не на что. Мой адепт был убит, когда встал у него на пути. И от частностей факты не могут измениться.
- Итак! - Подвёл итог архимаг – с позволения старших я хотел бы озвучить факты, к которым, по моему мнению, следует апеллировать.
Вилфред, мы, вновь созданный совет вечности обвиняем тебя в убийстве Троина, моего собрата по гильдии, развязывании войны, позднее названной среди смертных войной безумия, в нарушение мирного договора. Также тебе в вину ставится дуэль с адептом, заступившим тебе дорогу. И если первая вина хотя бы отчасти оправдывается твоим героизмом во время произошедшей после этого битвы ночи, то вторую уже не может оправдать ничто.
«О небо, слог- то какой!» я дёрнул ухом и, не отвечая, улегся, положив морду на лапы. На место так долго копившейся боли пришло равнодушие. Заштопать дыру в душе уже было нечем.
- ... засим предлагаю совету прибегнуть к заклятию зеркала, дабы выяснить степень вины и определить наказание, достойное этих, на первый взгляд ужасных преступлений.
- Да чего возится! – Синфал чуть повысил голос – зеркало, не зеркало... Смерть изменнику! – Из зала донёсся ропот, не то согласия, не то отторжения.
- Зеркало - негромко повторил Дарш, слегка надавив голосом.
Заклятье зеркала, являясь одним из наиболее простых и не слишком тонких позволяло, однако, проникнуть в самую глубь памяти объекта.
- Ты готов? - осведомился, обращаясь ко мне, столь давний мой враг.
- Знаете, что уважаемый совет! – я чувствовал, что меня захлестнула и несёт мутная волна бешенства, но остановиться уже не мог остановиться – я не слышу вас. Не слышу и не хочу слышать! Неужели вы решили, что я не смогу подкинуть те воспоминания, какие захочу, тем кому не верю. Я сам расскажу, что видел. А вот лгу я или нет, решать вам и лишь смертные мои свидетели...
- Смерть предателю! – Арси рванулась вперёд, в полёте перевоплощаясь в некое существо, буквально состоящее из клыков и когтей.
- Учитель! – Рыжий комочек меха успел раньше. Одним прыжком Стана повисла у меня на шее. Глупенькая, это же игра. А я ещё гадал, зачем тебя притащили сюда. Знали. Знали, что не сдамся, знали что не стану говорить. Не дам! Её не отдам. Я ещё успел прижать своё единственное близкое существо к груди, прежде чем взгляды сидящих в зале скрестились на мне. Боль пронзила, заставила рухнуть на колени.

Добавлено (2007-05-21, 22:58)
---------------------------------------------
Поджарое волчье тело скользило в траве. Это была моя ночь, всего одна, но моя, до последнего вздоха, до последней звёздочки. Я пил её, как пьют хорошее вино, как зверь втягивает первый, ещё живой глоток крови из прокушенной артерии, как новорожденный, разрывая лёгкие влгатывается в первый вдох. Р-уф, р-уф! – Дыхание рвётся из груди, сильные лапы отталкиваются от земли, кажется в такт бешеному ритму сердцу, посылая тело в очередной прыжок. Всё существо полнила радость свободы, силы, творения, молодости. Пели в ушах струи ветра в ветвях деревьев, звенели, дробясь по камням, потоки. Сотни и тысячи живых и эфирных существ вплетали свои голоса в этот хор. И сегодня, я как никогда чувствовал его биение, мельчайшие вибрации, каждый ток, каждый звук. Чувствовал и был им. Я проживал сотни и тысячи жизней, был каждой частичкой окружающего меня. Шумел горным потоком, взлетал в небо на крыльях птиц, жил в жарком шёпоте боли и любви. В эту ночь моя суть полностью растворялась в окружающей действительности и в какой-то момент я уже переставал понимать, где заканчиваюсь я и начинается мой мир. Крохотный мир, выделенный с перемирием моей хранительницей Айони для меня.
Первый день осени, конец короткого, буйного горного лета, праздник урожая, та пора, когда земля одаряет всех, не делая исключений, а небо, ещё по летнему ясное, роняет последние лучи солнца и тепла. Это праздник молодых и сильных, время свадеб среди тех, кто знал подобный уклад.
Вы вряд ли поверите, но наряду с оборотнями, арсаи, лесными или изначальными эльфами и другими древними народами, в моих лесах жили и люди, что вызывало непонимание, а подчас и ярость у других адептов, а у магов и подавно. Четыре небольших лесных деревушки не имевших даже заборов, около трёх десятков невысоких крепких домов. Охотники, рыболовы, бортники и неплохие притом, они жадно впитывали знания, которыми, кстати говоря, без моего вмешательства могли поделиться и делились их невольные соседи. Жизнь брала своё, ни у кого особо не спрашивая.
Меня звали. Призывали, бросаясь в бой, просили об урожае, моим именем клялись и проклинали, бросали в лицо как перчатку и шептали в бреду и в минуту любви. Страх и боль, любовь и ненависть, ярость и бессилие, всё это я вбирал в себя.
- Вилф! – Меня чуть не подбросило. Кто-то бросил на алтарь кровавую жертву, словно забыв, что в эту ночь любая смерть под запретом, да и не пью я крови. Вообще. Сказать, что я был в бешенстве, значит ничего не сказать. «Кто?!» - и здоровенный седой волчара одним прыжком уходит в астрал. Вообще, астральные прыжки оставшиеся мне в наследство от предыдущего бойца хозяйки выглядят следующим образом. Тело мгновенно словно растворяется в воздухе, затем столь же резко возникая в другом месте. Изнутри же этот процесс напоминает нечто среднее между обрывками образов, рвущихся в тебе и полётом в бездну. Картины словно замещают друг друга, почти без перерыва, что, кстати, почти не мешает сознанию. Это умение, в отличие от перемещения, доступного почти любому знающему магу, дано единицам в этом мире, по утверждению Айони имеющим одновременно два тела – тварное и астральное. Я из таких.
Во время прыжка, говорила она, тела на некий миг совмещаются в астрале, верхних слоях магии, что и даёт возможность как бы пропустить кусок пространства мимо себя, ибо в астрале нет таких понятий, как далеко или близко.
Но вот у Хранителей тел три, как и у расы магов. Третье их тело – хаотическое и при всём разнообразии формы только доминирующее тело отличает мою хозяйку от тех, с чьими учениками нам скоро придётся столкнуться. У Хранителей это тело астрально, у магов – тварно.
Большинство живых существ имеет только одно тело, либо тварное, либо астральное, что, кстати, не означает отсутствия плоти. Арси, например, мой давний враг, не имеет тварного тела, что ничуть не мешает ей существовать и чувствовать как любому живому существу или даже, при наличии желания, завести потомство в любом облике.
Она не подвержена болезням, слабо восприимчива к стали, но зато почти не может колдовать в области магии мира или перемещаться с её помощью в пространстве. Её сила ближе к надмирному. Тварные же существа используют магическую мощь только вещественного мира – стихийную или природную, либо и вовсе лишены её, как тот же Они. Но так уж получилось, что маги и их ученики склонились к магии стихий, а последователи хранителей - к природной. К слову говоря, последыши тварей хаоса как правило имеют тварное тело.

Добавлено (2007-05-21, 22:59)
---------------------------------------------
- Вилф! – В первый миг я подумал, что схожу с ума. Деревня догорала, подожжённая со всех четырёх сторон, и птицы, давно уже привыкшие вить гнёзда на крышах чёрными тенями метались вокруг. Мой алтарь, высокий деревянный столб, расколот до основания молодецким ударом. Навеки пришпиленное к нему тяжёлой стрелой тело, голос которого я похоже и слышал. И голоса, голоса повсюду. «Вилф!» - крики сгоревших заживо, «Вилф!» - последний вздох охотника, успевшего таки срубить одного из нападавших топором, «Вилф!» - стоны раненных, когда последний удар обрывает нить. Я втянул воздух. Пахло магией, причём мощнейшей, в голове мелькнула одна, короткая мысль, холодная, как подтаявший снег «Война!».
Меня одурачили, облапошили как лопоухого щенка, верхняя губа непроизвольно поднялась, обнажая клыки. Тяжёлые лапы взрыли землю. Голоса тех, кто погибал, веря мне, туманили рассудок. Кто-то, достаточно сильный, заткнул здесь все токи и если бы не этот смешной человеческий мальчик, волей случая упавший грудью на мой алтарь, я бы и не услышал. Но нет!
- Не прощу! – кулак впивается в горящие уголья и жаркая волна бьёт в мозг, сметая все преграды здравого смысла. Десятки голосов, десятки проклятий, предсмертных и подсердечных... - Нет! У-рруф! Нет! Ко мне моя стая! – Боевой топор взмывает над головой.
- Я с тобой командир! – Руми Старлинг отозвался мгновенно – это будет славная охота!
- Я с тобой Вилф! – Линка эльфесса – наёмник из природных магов развернула в воздухе дракончика дракса, давая знак своей пятёрке на снижение.
- Повиновение и внимание! – Мейси Фаэрнан в последний раз прокрутила в руках клинок и, утирая пот со лба, бросила оруженосцу - собираемся!
Они видели сейчас то же, что видел я, ощущали то же, что чувствовал я. И вскинул вверх клинок Джуин Коннорс, отдавая приказ о выступлении, и подняли голову от наковален гоблины – орки Ори и Ри, и уже свистел воздух в крыльях дракона Линки.
Так началась война позднее названная войной безумия. Наши отряды как ураган обрушились на спешно отступающие войска противника, одного из трёх наиболее влиятельных герцогов низины. И до конца дней своих не забыть тем кто выжил труб наступления Вилфа - мстителя. Я бился в первых рядах, не надевая даже доспеха и гася кровью голоса в себе. На этот раз все понимали, что на самом деле стоит на кону. Слишком недавно кончилась война освобождения и слишком хорошо все помнили её.
Так стремившиеся к новизне маги быстро приспособились использовать кровь тех же единорогов или некрупных горных дракончиков-драксов в обрядах. Не спорю, заряд получался, должно быть, весьма мощный, силы жизни в них хватало. Но вот обитателям лесов от этого было не легче, а умирать не хотелось вовсе. Бежали, вырождались в другие, более близкие к животным виды вроде Омнокентавров. Очень симпатичные ослики, ничего не скажешь, но почти бесполезные в ритуалах. Постепенно леса хирели, теряли последние крупицы той давней силы, коей пропитан его цельный, едино дышащий, организм, превращаясь, всё более и более в беспорядочные купы деревьев. Не гремели более пороги на быстрой и бурной некогда Серебряной реке, несшей теперь свои воды ровно и гладко. На месте скальных стен начали появляться осыпи, словно нарочно созданные для ходьбы.
А магия, как зверь требовала всё новых и новых жертв, сил, ритуалов, площадей. Нужны были новые земли. И грянула война, старого мира с новым, в которой давние враги вдруг становились по одну сторону против копящейся нежданной угрозы. Кентавр вставал рядом с виверном, эльф, а большинство старших, лесных эльфов бежали на полночь, под руку моей повелительницы, с орком. Жизнь менялась. Всё более и более разводя всё живое по разные стороны строящихся баррикад.
Мир всколыхнулся, и едва не грянула битва, оставившая бы после себя руины, на которых даже уцелевшие не смогли бы ничего построить. Не из чего.
Полночь и восход остались за старыми хранителями мира, полдень и закат, под властью новых хозяев... Уже скликались рати, готовых драться до конца, зрели, будоража астрал всё более и более сложные и опасные заклятья, крались в ночи шпионы и рейнджеры, затягивая сеть интриг, недомолвок, двойных и тройных игр.
И в этот самый момент мои войска рвались вперёд, буквально вколачивая в землю уцелевшие отряды. Маги в ужасе отступали. Но даже не моя месть, или чьи то игры подстёгивали нас. Просто однажды, войскам довелось пройти через одну из деревушек. После увиденного, даже самые мягкосердные, мечтали добраться до тех кто это сделал, и порвать зубами глотку.
Но молчали Хранители.
Я наверное и вправду был безумен. Боль почти сотни погибших искала выход. И падали в пыль некогда гордые знамёна. Их голоса почти оглушали. И никакое заклятье не могло остановить нас пока однажды после короткого и страшного боя я всё же не добрался до своего главного противника.
Маг против Адепепта. Троин одноглазый против Вилфа-безумца.
Один на один. Сердце против сердца, глаза в глаза. Он не был трусом и умел отвечать за свои дела. Но не я убил его, хотя и мечтал об этом. Просто сердце не выдержало. Слабый он был физически, вот и стукануло.
Мы отступили, оставив после себя нечто большее, чем просто руины, оставив за собой сомнение.
Но вот вернуться домой довелось не всем. То время, напоминало более всего строительство двух крепостей, у кого выше стена, больше воинов, злее собаки, толще рожи... И вот однажды некий молодой маг доигрался, вызвав во плоти такую силу, что перед ней меркли все противостояния этого мира. Это был один из тех духов, что, по словам моей повелительницы, питаются мирами. Целиком. Не жуя.
Не останавливаясь, моя армия рванулась на закат, повинуясь первому и последнему призыву гибнущего хранителя первым встретившего врага.
Нет, не вставали на дыбы реки, не рушились горы, не хлестали дожди из крови. Но из полусотни старых хранителей выжил едва ли десяток, а из их прежних противников, даже не десятая часть. Бой был выигран, но такой ценой, которую повторно этот мир не смог бы заплатить. Был подписан известный «Эдикт восьми стихий», явно разграничивающий грани дозволенного, для обеих сторон.
Однако лишь коснувшись плоти мира, Пожиратель, ибо другого имени данное создание не имеет, пробил собой брешь в его ткани, в которую хлынули те, кто догрызал, возможно, когда-то за ним остатки. Создания хаоса в своём свободном творении, они плотно обосновались на крайнем, засушливом полдне и даже после гибели своего создателя и последовавших ударов конкретно по ним, всё ещё тянулись к тем артериям, до которых ещё не добрались. И именно поэтому, нравится это магам и хранителям или нет, открытая война не должна случиться вовеки.
Выжившие зализывали раны. Твари хаоса были отброшены. Я вернулся на пепелище, в надежде восстановить всё. Взялся за воспитание подобранной мной девочки - феллита, названной Станой. Я подобрал её в горах, глубокой зимой, ещё маленьким котёнком. И то, если бы не мой острый слух, да счастливое стечение обстоятельств, прошёл бы мимо. Долго выхаживал, и так грозно рычал на любого, кто пытался мне мешать, что хранительница, плюнув, дала добро, а когда девочка-кошка начала проявлять талант к магии, так и вовсе, открыто начала показывать свою благосклонность.
Но вот однажды неосторожное слово молодого наглеца оборвало все нити, которыми, я столь тщательно зашивал разорванное в клочья сердце, едва сросшееся после войны.
«Да не лезь ты не в свои дела... Это всего лишь смертные...» Возможно он и шутил, но теперь это уже никому не будет известно, поскольку на некромантию наложен строжайший запрет.
Я едва успел отправить Стану подальше от себя в леса к Линке. И вот меня привели на суд...

Добавлено (2007-05-21, 23:00)
---------------------------------------------
- Н-да! – Дарш откинулся в кресле, медленно с усилием проведя рукой по лицу, словно снимая вязкую паутину – По- моему мы видели достаточно...
- Не знаю, как остальным, а мне хватило – Тангрим потянулся хвостом – я думаю, следует уже привести нашу беседу к чему-то. Обвинение мы слышали, и обвинение весьма и весьма серьёзное. Что скажет совет?
Гнетущая тишина, окутавшая весь зал, от плит пола до высоких стрельчатых куполов крыши, пока говорил старший из хранителей упрямо не желала рассеиваться. Даже не поднимая взгляда, я чувствовал, как отводятся глаза, сжимаются кулаки, напрягаются до предела чувства. Что это? Боль, отчаяние, злорадство, ярость? Я не мог ответить, не мог понять, не мог вычленить из вихря эмоций в такой обманчивой тишине что-то одно.
- Смерть! – наконец бросил Синфал – он слишком опасен! Смерть изменнику!
Его можно было понять. Потеря адепта для хранителя была тяжёлым ударом, открытой раной, заживляемой только временем и памятью. Что ж, я не ждал другого.
Руми, не поворачивая головы, зарычал от бессилия. Линка, коротко шагнув вперёд, взяла у меня с рук ещё не отошедшую от прокачки через неё воспоминаний и мирно спящую Стану и передала куда-то назад. Головы присутствующих повернулись к начавшему говорить.
- Так было сказано – голос хранителя, взлетев дикой птицей, упал до спокойствия равнодушной озёрной глади – да не поднимется рука, карающая безвинного. Не было вины на том, кто был убит. Запрет дуэлей был не напрасен.
- Но распространялся лишь до окончания войны... – не утерпел Руми – да будет известно старшим.
В голосе оборотня звучала открытая издёвка.
- Но война... – начал было Синфал., но сидящий рядом Эйнтрери положил ему руку на плечо, обрывая фразу.
- Прошу прощения у уважаемого суда, мой брат был слишком горяч в суждении – Если слова Синфала напоминали грохот водопада, то голос тела второго, старшего и, всем известно, более сильного хранителя звенел капелью. – Однако, я по большому счёту не могу не признать некоторой его правоты. Да, оборотень опасен, он как клинок без ножен и теперь никто не может предсказать, в кого упрётся лезвие, когда произойдёт удар. Однако смерть – слишком жестокая кара за то, чего он ещё не сделал. Я предлагаю провести обряд очищения и выслать его за пределы запретного круга.
Обряд очищения. Тонко. Лишить магии и на какое-то время силы и бросить в самое пекло. То есть, говоря прямо, выдать на расправу тем, кто захочет отомстить. А таких, уж поверьте, найдётся не один десяток. Я нашёл в себе силы усмехнуться. Ну что ж, по крайней мере дадут сдохнуть как полагается.
- Очищение! – коротко бросил один из неизвестных мне магов – война окончена, хватит крови.
Интересно, он хоть понимает, что сказал?! Обречённости не было, осталась лишь тяжёлая усталость.
- Всё же смерть - неуверенно и как- то рассеянно бросила женщина рядом с ним – слишком много сотворено непоправимого.
Третий маг медленно кивнул.
Благодарствуем, самопротиворечие на лицо.
Вновь повисло молчание.
- Я не имею права говорить, так как являюсь заинтересованным лицом, убитый в войну был моим учеником и другом. – Иеронимус Дарш поерзал, выбирая удобное положение в кресле, метнув при этом выразительный взгляд на Синфала – посему воздерживаюсь.
- Я тоже – Коротко бросил Тангрим. – Слишком много на этом суде может весить моё слово, равно как и слово говорившего передо мной.
Это был ненавязчивый укол. Отстранившись от голосования, Дарш развязал руки остальным, что однако не мешало магам воспользоваться своим преимуществом в количестве голосов.
- Ну что, всё сказали? – я с трудом узнал голос своей хранительницы, до этого сидевшей спрятав лицо в ладонях – а вот теперь послушайте меня!
- Я не мастерица говорить речей, это известно всем... – в голосе Айони Полночи звучала сталь клинка – Но на сей раз кое-кому... – и пресловутый кое-кто нервно сглотнул – придётся потерпеть. Слишком быстро вы забыли, о том, сколько крови пролилось. Победа да?! Погибшим об этом расскажите. О том, как гибли наши ученики, которых мы как псов стравливали на полях сражений. Дважды вышибали моих, первого из которых почти никто из присутствующих в зале исключая Тангрима и Иори не помнит. Был такой. Он погиб защищая меня. Второй был убит на дуэли Арси – Хранительница одарила изменчивую кивком и та с достоинством слегка поклонилась в ответ
– Расскажите о том, где были вы, когда на Хранителя полдня обрушился пожиратель. Он звал нас. Кто скажет что не слышал его?! Но нам проще было этого не видеть, затыкая себе рот мелкими дрязгами до тех пор, пока его не втоптали в пыль, лишь посылая в огонь своих адептов и учеников. Иори и я, будучи почти самыми далёкими от него, успели первыми, отстав от Тангрима и архимага, да и то опоздали. Вы видели лишь поле боя, усеянное трупами, когда шли побеждать или умирать. Но вот кто бился за каждую пядь этой земли, не касалось уже никого.
Я вскочил на ноги. Сердце рвалось в груди, не давая дышать. Слова моей Хранительницы разили не хуже клинков. Сияние глаз сделалось почти нестерпимым. Что-то внутри сломалось, словно прорвало плотину. Кажется только теперь я смог наконец разглядеть в толпе полные обречённой готовности умереть за меня глаза Руми, с надеждой сверкающую глазами Стану, в вцепившуюся острыми коготками в кожаный жилет Линки, блестящие, полные боли и ещё какого-то щемящего чувства колодцы на лице самой эльфийки. Хотелось выть и вырвать цепь, въевшуюся в плоть и кровь, не дающую сделать и движения, как вампир пьющую волю. Вырвать. До основания. Пусть с куском плоти.
- Дважды я промолчала, видя как тех, кого я взращивала как росток и крепила как камень убивали за чьи-то амбиции. Но на сей раз я не позволю вам этого. Он мой! И не в вашем праве казнить его или миловать. Он часть меня, так что если кому-то не терпится покарать, судите меня.
Это я не стала тушить в нём огонь мести, хотя достаточно было одного слова. Это я отдала смертных в его власть и, видит небо, он был не худшим хранителем. Это я, поддавшись гордыни и отзвукам голосов гибнущих душ, едва не обратила всю свою силу в карающий клинок.
Судите, вы, забывшие о цене жизни, сами обратившие себя в
марионеток силы. Судите, посылавшие на смерть бессмертных. Ну же!
Смелее!
В эту секунду она была опаснее во много раз, чем в тот миг, когда в предыдущую войну войска магов рвались по лесам, выжигая всё на своём пути.
- Я с тобой Вилф! Я с тобой мой брат, мой единственный и неверный ученик! – Айони развернула крылья, до этого скрытые плащом –я слишком долго молчала!
- Я с тобой командир – и тяжёлые сапоги оборотня выбивают искры из камней пола.
- Вилф я с тобой! – посадив Стану на скамью и одним жестом погрузив в краткий сон, Линка кладёт руку мне на плечо.
- Я с тобой! – И замыкается круг тел, отгораживая меня от судей.
- Учитель! - я рванулся вперёд, но тут же рухнул, брошенный назад натягом астральной цепи. Казалось всё тело обожгло пламенем – Учитель! – Пальцы бессильно в кровь бьются о камень пола. – Они же умрут за меня! Нет! Не их! Меня бери, твари, меня! Не их! Нет!
- Пусти-ка! – И цепь с почти слышимым звуком обрывается, выскальзывая из руки держащего её – Ишь удумали, казнить! Я вам казню! Если уж он погибнет, то от моей руки! – Арси брезгливо отряхивает ладони.
Не скажу что подниматься было легко. Изрядно мешали остатки боли, ещё гулявшей по телу. Но сильнее боли, сильнее усталости плена, сильнее натёртой цепью души было ощущение свободы и вера, вновь пробуждённая во мне.
- Нет! – и пущенный дрогнувшей рукой арбалетный болт ломается в воздухе и кувыркаясь отлетает в сторону – Нет!
Я не отдам их! Никогда! Никому! Ни за что! Руку привычно оттягивает боевой топор, покинувший кисть Руми, хмыкнув, извлекшего из ножен за плечом крест, легендарный меч оборотней. Сжалась готовя заклятие Линка. Мейси выпрямившись во весь свой рост выставила вперёд меч. Разинув зубастую пасть шипит и щерится снежно белое драконье тело Арси. Чуть позади я ощутил тёплое касание воздуха от крыльев Айони.
- Прекратить! – грохнуло над залом, да так, что даже стены, дикий камень цельная скала заходили ходуном Вскочив на ноги Тангрим и архимаг единым заклятьем разделили нас и готовую броситься вперёд охрану - Прекратить немедленно!
-Айони остынь! – Тангрим огненный опустился в середине зала – или ты забыла, кто имеет более веское слово на суде поколения, и я думаю брат Иеро и на суде вечности. Кому мы в конце концов служим!
«Брат Иеро», кивнул, не отводя воспалённых глаз от своих собратьев.
- Творения... – прошептала Хранительница – о небо, творения!
- Итак! Я оглашаю НАШЕ, - Старший сделал ударение на последнем слове – решение.
Я невольно замер. Не важны были более никакие слова, сейчас устами Тангрима говорила истина в последней инстанции и ничто уже не могло влиять на его решение.
- По праву творений, выбравших твою судьбу, Вилфред, я оглашаю приговор.
Виновный подлежит низложению силы адепта, исключая присущую и являющуюся неотъемлемой частью тела...
Я чуть улыбнулся. Мне откровенно говоря было плевать на приговор. Сильнее всех звёзд, надёжнее всех гор, жарче любого пламени была теперь новое, ещё не распробованное ощущение где-то под сердцем. Оно, отражалось в глазах Линки, шелестело в крыльях Айони и Арси, горело на клинке Руми и в рыжих волосах Мейси.
Я не знал что это. Но мне нравилось. И хотелось запрокинув голову завыть во всю мощь.


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 23:00:54 | Сообщение # 28    
Ранг:


Вес голоса:
ну, вот уже интересней!
 Нет анкеты
Алхор Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 23:02:55 | Сообщение # 29    
Психолог Логова

Постов: 482
Репутация: 52
Вес голоса: 3
Читай пока... Это первая глава цкликом.
Или уже прочитала?


One time to live
One time to love
One time to try
One time to die.
 Анкета
WoLfIk Дата: Понедельник, 21-Май-2007, 23:06:13 | Сообщение # 30    
Ранг:


Вес голоса:
Прочитала! А сколько глав?
 Нет анкеты
Логово Серого Волка. Форум » Обсуждаем » Творчество Стаи » Ваши рассказы (может кто-то из вас писатель в душе...поделитесь=))
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк