[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 28 из 40«1226272829303940»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Мир людей » С Третьей Космической
С Третьей Космической
Призрак Дата: Понедельник, 19-Окт-2015, 02:27:06 | Сообщение # 406    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373и Советские сутки, Фельгейзе, полицейский участок №13, комната допросов.

Когда Киара понял, что Фики решила уйти в несознанку, он на мгновение ощерился: поднял-опустил шипы на шее и голове, оскалившись и зашипев. Какая неприятность…!!!
Тех, кто отказывается с ним сотрудничать, Киара не любил. Наркоманов – очень не любил. Людей – тоже не любил. Вообще-то по чип-паспорту Фики значилось, что та не человек, а уни, но какая, к черту, разница… Что те, что те выглядят совершенно одинаково, и манерами друг от друга не слишком отличаются.
- Домой я тебя отпущу только тогда, когда ты мне все расскажешь, маленькая… - завел Киара своим сипло-высоким голосом, с неугасающей в нем никогда подозрительной интонацией. Гебши еле сдержался, чтобы вслух не обозвать Фики «дрянью», но таки сдержался, лишь вновь на секунду поднял и опустил шипы. - …девчонка. Уилан сдала тебя, крошка, так что я знаю, что ты все знаешь, что ты свидетель. Поэтому…
Киара дернул хвостом, громко щелкнув им по полу, и одним резвым прыжком подобрался от стола к Фики почти вплотную.
- Поэтому не трать мое время и говори все, что знаешь, как можно скорее и как можно полнее! – прилязгивая зубами от злости, потребовал капитан. Ну что за день! На месте преступления не нашли ничего, а такой облом у Киары происходил редко. Весь день насмарку. Плюс еще эта унийская, до ушей заправленная наркотой бледнокожая сучка. – Это в твоих же интересах, девчонка. Я могу задержать тебя на пятеро суток, поселив в пустой сырой камере, и сделаю это, и буду держать, пока не заговоришь. Я могу прямо сейчас отправить в твою квартиру команду с обыском. И я могу это сделать совершенно законно, потому что ты явно под наркотой. Когда в твоем доме найдут что-то, хоть следы, хоть песчинку на унитазе, пятью днями заключения ты не ограничишься. О, поверь, что угодно покажется раем на фоне тюрьмы, в одиночестве, без дозы, почти без воды. А тебе сейчас нужна вода. Итак, квартира Уилан. Говори, кто туда пришел творить погром, когда и зачем.
Резкое движение рукой – и вот уже Киара смотрел Фики в глаза, приподняв ее голову за подбородок.
- И учти. Ложь и недосказанность я замечу.
Черно-оранжевое напротив фиолетового.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Wolf_Legend Дата: Понедельник, 19-Окт-2015, 19:02:01 | Сообщение # 407     В браке
Сообщение отредактировал(а) Wolf_Legend - Понедельник, 19-Окт-2015, 19:07:16

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Взгляд Патаротис скользил по поверхности тела капитана, не цепляясь ни за какие его черты, он просто бессмысленно блуждал. Даже резкий прыжок капитана не вызвал должного эффекта, как и его взгляд.
– Дяденька, не кричите, – как ребёнок проскулила девушка, несмело пытаясь освободить подбородок. – Я ничего не знаю.
Что-что, а заплакать Фики могла от чего угодно. Сейчас, правда, она была очень напугана. Не тем, что могут обыскать её квартиру и найти что-нибудь, даже не тем, что она может застрять здесь больше, чем на пять суток. Её пугал капитан. Она боялась его, и этот страх сбивал дыхание, комом застряв в горле, что слова едва удавалось произнести.
– Я ничего не знаааю… – девушка уже натурально начинала плакать. Если бы Киара был хоть немного психолог, то он смог бы сразу найти подход к девушке, беря во внимание уровень содержания наркотических веществ в её крови, а, соответственно, повышенно-искажённый уровень восприятия действительности. Уж ежели полностью адекватному человеку было бы не по себе, если бы на него так орали, то наркотики усугубляли всё во сто, если не во все двести крат. Поэтому, всё, чего боялась сейчас девушка, это Киару. Он заполнял всё её пространство, заслоняя собой свет, от чего казался ещё больше, чем есть. – Я хочу домоой, отпустите мен-няяяяяя…

– Что?! – высокий, возмущённо-резкий голос разорвал плотную, густую тишину высокой залы. – Что она сделала?!
Розали Уилан нервно ходила из стороны в сторону замысловатыми зигзагами. Чуть поодаль стоял Дориан, виновато опустив голову. Розали узнала, что её «маленькая девочка» сделала с кольцом. Женщина была возмущена больше, чем просто. Она была в ярости.
– Я подарила этой сучке кольцо, а она… В АРЕНДУ?! – проходя мимо киборга женщина влепила ему звонкую пощёчину – Дориан не шелохнулся. Не понятно было, чем так сильно опечалена женщина: тем ли, что с её подарком так обошлись, или всё же тем, что её дочь оказалась намного сообразительнее, чем она? Розали давала отчёт тому, что её дочь может в короткое время стать популярной не только на Фельгейзе, но и во всей Галактике. Она привлечёт к себе внимание, а Розали этого не нужно было. Если пропадёт никому неизвестный человек – никто не заметит, а если пропадёт человек, известный по всей Галактике?
– Я не знаю, как ты это сделаешь, – как можно спокойнее говорила женщина. – … но этого кольца у неё быть не должно. Ты меня понял, Дориан?
Киборг молча кивнул и покинул помещение.


Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 23-Окт-2015, 04:16:48 | Сообщение # 408    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373и Советские сутки, Фельгейзе, полицейский участок №13, комната допросов

Когда Фики начала скулить, когда от нее стало пахнуть — нет, скорее, вонять — страхом, у Киара все жилки затряслись от ненависти. К сегодняшнему дню, к сопливым людишкам, к делу Уилан, конкретно к Фики — ко всему, что ему сегодня не удавалось. Капитан ощерился, сузил глаза, но в остальном пока держался.
— Я не кричу на тебя, маленькая наркоманка, — прошипел он. — Тебе стоило меньше употреблять. Когда расскажешь мне то, что я хочу знать, тогда и пойдешь домой.
Девчонка начинала плакать. Киара сжал руку у нее на подбородке, ощутимо, но не прокалывая кожу когтями, хотя, видит бог, ему этого очень хотелось.
— Ну же. Ну. Начни говорить, и я тут же от тебя отстану, сможешь уйти отсюда в свою конуру обратно, в свой родной мир торчков и галюнов.

373и Советские сутки, Фельгейзе

— Ну-с, как насчёт того, чтобы разгуляться как следует? — поинтересовалась Роуз, открывая проекцию меню над столом.
— М-м. Ты имеешь ввиду алкоголь или покушать? — уточнила Санемика, погружаясь в чтение предлагаемых яств.
— Она сказала "разгуляться", а не "наесться", не "напиться". Очевидно, Дженнифер имеет ввиду проститутов и проституток, — внес свою лепту Гам29. — М-м. Их нет в меню.
Санемика косо посмотрела на лаккийца, когда тот передразнил ее "м-м", но не обиделась. Сейчас ее больше другое волновало.
— Это приличное заведение, Гам29. Тут не продают совокупительных партнеров, — деликатно пояснила она лаккийцу.
— М-м, — с совершенно неопределенной интонацией, то ли от синтезатора, то ли вообще, протянул Гам29.
Троица уткнулась в меню.
— План "Б". Наесться и напиться, — довольно скоро заговорил лаккиец. — Рационально было бы взять на всех вот этот чудный набор стаканчиков с крепкими алкогольными напитками. "Шотов". С чем-нибудь кислым внутри.
— Ну я не против, — согласилась Санемика. У нее у самой глаза от обилия напитков разбегались. Эх, как давно она все-таки не была в баре! — А есть что будем? Уоу. Уоу-уо.
Азулийка вдруг втянула голову в плечи и постаралась скрыться за проекцией. Конечно, у нее это не получилось, однако Айзек ее пока все равно не замечал: смотрел в другую сторону, а именно на армаду бутылок за барной стойкой.
— А-аа, — перехватив ее взгляд, с пониманием и сочувствием сказал Гам29. — Теперь ты меня понимаешь. Плохо на душе, когда затрудняешься определить пол существа, правда?
— Да нет же, нет! — раздраженным шепотом отозвалась Санемика. Стрельнула глазами в спину Айзека. Вообще-то она не была уверена, что это именно тот самый тип, на которого она сегодня опрокинула еду и которому разбила нос, однако подозрение было велико. Видно парня было только со спины, но этого доставало: Санемика знала не так уж много высоких блондинов-людей, носящих на пальцах кольца. Когда этот парень поднял руку, на его пальцах в приглушенном свете ламп явственно блеснул металл. — Й-яй. Неважно. В общем, меня здесь нет.

374 Советские сутки. Фельгейзе

Альт попал к психиатру спустя сутки после доноса Джоша — и это очень быстрый срок, учитывая то, что капитан Стау имела много других дел. Она только три дня как прибыла из двухнедельной командировки на Земле. На 13м участке Ихира, конечно, не была единственным психиатром, но была одним из лучших. Хоть и будучи тельсоркой, Стау специализировалась на человеческой расе, и все дела людей и близких к ним психологически рас принимала лично. Именно поэтому Альт попал именно к ней, несмотря на недавний ее приезд и большую занятость: специалистов по нейри, конечно, здесь не было, но считается, что фриджеры не так уж и далеко ушли от людей. С небогатыми сведениями о психологических особенностях нейрийской расы Ихира тоже была знакома: прочитала все статьи, что нашла в экстранете, когда только узнала о своем новом пациенте. Это было в радость: Стау отличалась большим природным любопытством, ей только дай повод узнать что-то новое.
Рабочий кабинет Ихиры походил на свою владелицу. У Стау были большие, распушенные перья, рыжевато-песочные вперемешку с белыми, на некоторых черные крапинки. В кабинете были разложены несколько мягких, синтетических шкур: на диване, на полу перед диваном и на тумбочке в углу, все песочного цвета, заметного, но не слишком навязчивого. Кроме этих шкур, постоянное яркое пятно в кабинете было только одно: маленькая картина с летним лугом, заключенная в большую, вычурную белую лаковую рамку. Сама Ихира тоже носила на себе только одно яркое украшение: подвески по обе стороны головы, такие золотые украшения из собранных вместе тонких цепочек. Будь у тельсоров уши, это могло бы напоминать сережки. Как и любой тельсор, Ихира любила украшения, даже слишком, однако в рабочее время держала себя строго и лишнего не позволяла.
"Сегодня будет длинный-длинный день", — подумала Ихира, вырвав клювом торчащее перо у себя из крыла и отправив его в утилизатор. Как в перьях Стау был полный порядок, так и на ее рабочем месте: везде чисто, ни пылинки, вещи стоят все на своих местах. Вещей, как и мебели, было не особенно много: кроме дивана, тумбочки и рабочего стола, имелся еще макет человеческого скелета в полный рост, под стеклянным колпаком, "спрятавшийся" за солидным шкафом из темного дерева. В другом углу комнаты — большое растение в горшке с раскидистыми, мясистыми белыми листьями и цветами-"метелками". На столе ни одной бумажки, только планшет: Ихира не любила возиться с бумагами, предпочитала вести дела исключительно в электронном виде. В шкафу тоже не было книг, но зато были многочисленные скульптурки: какие-то Ихира купила сама, какие-то сделали ей в подарок ее пациенты. Хватало здесь всяких поделок: и бумажных, и деревянных, и пластмассовых, и отлитых металлических, и каменных, и биологических. К последним относились, например, три чучелки земных жуков: жук-бронзовка, жук-олень и жук-пескожил. Этих жуков Ихира любила больше любых других экспонатов своей маленькой коллекции.
Еще в кабинете была солидная, внушающая уважение стереосистема с подвешенными у потолка четырьмя длинными, тонкими белыми динамиками. Был ряд шкафчиков под столом; на столе другом, низком, чайном, что стоял на шкуре перед диваном — плоский глиняный чайник с соответствующей ему чайной парой; новейшей модели синтезатор пищи на тумбочке; высокий электронный мольберт у стены.
Главное, чего не было в кабинете — это окна. Но был его заменитель: экранная панель три на четыре метра, которая показывала "живой" пейзаж, любой. Сегодня, например, крутилась видеовставка, заснятая лично Ихирой всего неделю назад в Китае: вид на озеро с кувшинками и карпами.
"И затягивать с его началом не стоит", — Ихира встряхнулась, распушила перья больше обычного. — "Пусть-пусть приводят первого. Насколько я помню, это новенький, Альтаир Шакс, с галлюцинациями и паническими атаками. Да-да, точно он".
Когда букв мало, клювом — приятнее и удобнее. "Приведите Шакса, пожалуйста", — отправить дежурному тюремщику.
Шакса привели минут через пятнадцать. Ихира сразу попросила охранников оставить ее с пациентом наедине — как всегда. Удивления это не вызвало, тоже как всегда. На случай неожиданного нападения со стороны пленника у Ихиры всегда был под крылом парализатор: универсальная вещь для любых рас, даже против киборгов работает. Стау могла реально им воспользоваться в критическом случае: слухи о превосходной реакции тельсор вовсе не были слухами, ведь для этой расы весь мир вне их родной планеты кажется замедленным.
Первый на сегодня пациент впечатления озверевшего психопата не производил. Высокий, бледный, тонкокожий, с какими-то потерянными глазами. Лицо изможденное, видно, что много последних ночей ему не задалось. Сейчас же он неловко осматривался, проявляя любопытство, однако в то же время и боясь этого нового места: нейри старался сделаться меньше, сжаться в комок.
А еще у пациента не было кистей рук.
— Здравствуй, Альтаир. Я улыбаюсь тебе, — голос у Ихиры был мелодичный, приятный на человечий, но не тельсорский слух. Она смотрела на заключенного прямо, но не пристально. Кивнула в сторону дивана, чайного столика на шкуре. — Выбирай место, какое кажется тебе удобнее. Я подстроюсь. Меня зовут Ихира Стау, я твой психиатр и психолог.
Ихира на несколько секунд отвела взгляд в сторону.
— Первым делом, мне надо взять у тебя анализ крови. Неприятно, но без этого никак, зато больше мы к этому не вернемся. Ты не боишься вида своей крови или уколов?
Кровь, своя, была в данный момент у Альта на волосах, правда засохшая. Но этот факт вопроса не отменял.

...флешбэк Элиота от 374х-375х советских суток.

По забавному стечению обстоятельств, когда на Анурахе был вечер, на Марсе тоже уже давно загустели до подобия ночи сумерки. Когда сообщение Азриаэриэля упало на номер Элиота, тому было не то что не до длая, а ни до кого вообще: Ривз блаженствовал, кувыркаясь в облаках. После приземления он, конечно, отметил поступление нового сообщение, но не заострил на нем ни малейшего внимания: во-первых, опять было не до того, слишком здорово, чтобы портить абсолютное счастье хоть каким-нибудь делом, а во-вторых просто неинтересно. Непрочитанных сообщений от неизвестных абонентов у Элиота валялась куча, правда, преимущественно старых. Желания разбираться с ними никак не было. Новые письма Эл не так игнорировал, но все же до письма Азри добрался только на следующий день. Прочитал еще утром, удивился, но ответил только во второй половине дня, когда выдалось немного времени, хоть минутка-другая, даже не на то, чтобы придумать текст, а на то, чтобы в принципе о письме вспомнить. Утро, что ни говори, началось круто, и продолжалось в таком же духе.
«Привет. Жизнь оказалась очень насыщенной, иногда даже продохнуть некогда :) », — секунда, без преуменьшения, на эти строки, а дальше Элиот чуть «подвис». Что на извинения Азри ответить? Киборг даже и не сразу понял, за что длай извиняется, то «нападение на себя» не засело у него в голове, как, например, засела последняя записка Альта. Агрр-х, этот Альт!
«Проехали. Джен говорит, что у меня тоже руки всегда вперед головы идут», — на губах Эла появилась усмешка. Сам он на эту фразу уже не обижался, но сейчас подумал, что Азри она может не понравиться. Все-таки одно дело импульсивный человек, а другое — длай, для них, таких дисциплинированных, такое поведение вполне может быть страшно позорным. А может и нет…? Интересно. Как бы то ни было, стереть эту строчку Элиот даже не подумал.
«Как тебе на новом месте? Уже освоился?»
Отправить. Без подписи, конечно, ведь его номер у Азри уже откуда-то был. Интересно откуда, ведь они не только контактами не обменялись, но даже и не попрощались. Ну, значит, его номер длай у Санс спросил, или у Джен, или у Бидд. Нормально. Все-таки все вместе в одной лодке потонуть пытались. Элиот же сам точно так же, через других лиц, был в курсе всех последних событий: Санемика упомянула в прошлом сообщении, кого и куда отправил Лестер.
«Интересно, а Азри написал мне точно так же, как и я — Санс? Совершенно просто так, само в голову пришло, немножко со скуки и немножко от ностальгии, или по более рациональным причинам? »



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Пятница, 23-Окт-2015, 19:35:19 | Сообщение # 409    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
373 советские сутки, Фельгейзе.

От обилия блюд и напитков глаза разбегались. И вроде бы ничего необычного, но почему-то хочется попробовать Всё, ибо это Всё кажется таким аппетитным. Наверное, потому, что живы ещё воспоминания о Ганнетской голодовке. И гадкой тушёнке на базе. Или не гадкой... Джен даже не помнила, ела ли эти дурацкие консервы.
Так, всё, отставить плохие мысли и воспоминания. Сегодня праздник, а не поминки, всё-таки.
Погрузившись в изучение меню, Роуз не сразу заметила, что Санемика в один момент начала вести себя довольно подозрительно. Проследив за её взглядом, Гам29 и Джен быстро нашли объект, заставивший её нервничать.
- Что-то не так? Ты его знаешь? - переведя взгляд с блондина на Санемику, поинтересовалась Дженнифер, когда лаккиец закончил высказывать свою версию. - Это э-э-э... твой бывший? - выдала рыжая первое предположение, пришедшее в голову.

374 советские сутки, Фельгейзе, полицейский участок №13.

Кабинет психиатра, вопреки ожиданиям Альтаира, местом ужасным совершенно не выглядел. И не содержал в себе инструментов мозгоправления. На первый взгляд, правда. Окончательно отделаться от мысли о том, что здесь спрятано что-то ужасное, заключённый не мог.
Мозгоправ тоже выглядел совсем не страшно. Всего лишь тельсорка, приятная, крайне опрятная и даже не обвешанная кучей побрякушек. Вдобавок, имелось в ней ещё кое-что, что на бессознательном уровне располагало нейрийца к доверию: она была похожа на старую знакомую, Хест. Та тоже рыжеватая чистюля, правда окрас у неё был равномерный. Вообще, в те времена Шакс недолюбливал Хест, как и она его, но теперь абсолютно все воспоминания о жизни в Семье Брихти казались очень счастливыми и притягательными. Альт, со свойственной ему импульсивностью, всегда цеплялся за знакомые образы, ассоциируя что-то новое с чем-то уже знакомым. И, к сожалению, нередко этим обманывался.
На приветствие беловолосый не ответил, хотя и подумал, что это стоит сделать. Но слова застряли даже не в горле, а ещё где-то в голове. И с выбором места Альтаир как-то заступорился, необычно надолго задержавшись на середине комнаты.
– Первым делом, мне надо взять у тебя анализ крови. Неприятно, но без этого никак, зато больше мы к этому не вернемся. - когда Ихира начала задавать вопрос про кровь, нейри всё ещё топтался на прежнем месте, втягивая голову в костлявые плечи, - Ты не боишься вида своей крови или уколов? - ...а когда заканчивала, уже оказался сидящим возле дивана, привалившись к нему боком, в такой зачастившей в последнее время позе — притянув к себе ноги и сложившись неведомым образом, положив подбородок на колени.
– Ни того, ни другого, - заключённый качнул головой сначала в одну, потом в другую сторону. – Только вкуса. - Альт нервно усмехнулся, сверкнув голубоватыми зубами. - А ещё м-моя кровь очень быстро застывает... Это т-так, просто, на заметку... Шфаг. - нейриец шумно вздохнул и откинул голову назад, уставившись в потолок своими чёрно-золотыми глазами. - Я немного нервничаю, а когда я нервничаю, я испытываю особо острую потребность постоянно говорить. - с каждым словом скорость произношения фраз неумолимо нарастала, - В смысле, я и без того люблю поговорить, но в такие моменты это особенно сильное чувство, и я постоянно... Ну вот, видите?.. Я даже не понимаю, зачем мне это говорить, просто бормочу все мысли вслух. Вы бы знали, как то всех обычно бесит. Вас, случаем, нет?

****

- Нэхт, ньикахого огньа, Эха, - помотал головой Маринкош. - Много дыма, мало дыма — нэ вашно. Джунгльи высоки и густы, и ньи откхуда, кромэ как с болшой открытой мэстностьи, вродэ бэрьэгов этхого озэра, дым нэ увьидьат. Этхо нэ так страшно. Страшно то, чтхо при льубом эго кольичэствэ он ш-шу-у-утко воньаэт. И болшинство рас учуйат дым очхэнь далэко. Хочьэшь привльэчь какого-ньибудь гурталина?
И, закончив эту тираду, Оур нетерпеливо вгрызся в тушку выбранной рыбы. Саахшветам брезгливость была малосвойственна, особенно относительно пищи, да и есть продукты сырьём никогда не было для них уделом отчаявшихся.
- Та латно тэбьэ, этхо нэ тхак уш плохо, - прожевав оторванный кусок и облизав губы, констатировал Князь. - Мэньа дажэ нэ стошньило. Конэчно, эсли хочьэшь, мошэшь подождат полчасьика, нэ отравльус ли я. Но дльа начхала вэрньомса в наше убэжишэ.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Wolf_Legend Дата: Понедельник, 26-Окт-2015, 20:05:13 | Сообщение # 410     В браке

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Патаротис больше нечего было сказать, а потому она просто молча смотрела на допрашивающего её полицейского, сжав зубы, пытаясь унять дрожь во всем теле. Слезы она больше не сдерживала, а потому они рекой лились по её впалым щекам. Девушка молчала не потому, что не хотела выдавать подругу, а потому, что она действительно ничего не знала. Когда громили квартиру Уилан, Фики отсутствовала в этом мире, а выйдя из дверей своей конуры и увидев мелькнувшие плащи, решила, что это был лишь плод её больного, разыгравшегося под действием наркотиков, воображения.

Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 28-Окт-2015, 15:18:50 | Сообщение # 411    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373и Советские сутки, Фельгейзе

Предположение Дженнифер по поводу того, почему присутствие блондина в этом баре не к месту, понравилось Сан не меньше предположения Гама29.
— Бы-ы-вший? — недовольно протянула Санемика. — Какой еще бывший? Он же, это... человек.
Несмотря на относительную схожесть азулийцев и людей, Сан последние казались не то чтобы откровенно не симпатичными, но какими-то непонятными. Азулийка не понимала, почему Бидд иногда так откровенно любовалось Элиотом, поскольку в ее видении киборг вовсе не был красавчиком. Ну да, кожа правда такая интересная, темная не в голубой, не в розовый, а в кофейный цвет. Хи-хи. Ну собственно и все, на что можно обратить внимание. А капитан? Большой такой, широкий. Так странно, среди азулийцев лишний вес и не встретишь. И волосы у капитана не растут на шейке, что очень грустно, и даже не только на шейке, но и кое-где на голове. Ой, но ведь это у всех людей так. Хорошо, когда у людей волосы с головы шею прикрывают, вот как например у Эла, и не видно этого серьезного недостатка. А ведь у Альта же тоже наверняка голая шея..! Какой кошмар. Но и Альтаира, даже без учета голой шеи, даже не смотря на все личные симпатии, нельзя назвать красивым на азулийский лад. Слишком тощий, слишком острый. И на руках дырки. А Марк? Марк. Хм-м. Его ворчание запомнилось как-то лучше внешности, тем более что с глазу на глаз он и Санемика практически не общались.
Но главное, конечно, то, что на роль "бывших" люди не годились по той причине, что и любые другие инопланетяне. Права, как выяснилось на базе, почти любые....
На мыслях о привлекательности других гуманоидов Санемика ненадолго выпала из реальности. Вновь в кафе ее вернуло замечание Гама29:
— Твой бывший смотрит на тебя, Санеми-ка.
Санемика вздрогнула, повернула голову к барной стойке и встретилась взглядом с Айзеком. Что Гам29, что Джен сослужили азулийке плохую службу: нацеленных в свою спину двух взглядов-пулеметов Айзек просто не мог не почувствовать.
Санемика хлопнула ресницами, Айзек вопросительно повел левой бровью. Азулийка вздохнула, махнула ему рукой и пригласила к своему столику. Айзек предложением воспользовался.
— Мой злой рок преследует меня, да? — с шутливым сарказмом поинтересовался Хоффман, встав рядом со столиком Джен, Сан и Гама29. Оглядел всех сидящих, улыбнулся лаккийцу, подмигнул Роуз. — Каким ветром тебя занесло в этот ресторан?
— О Потоки. Мне правда ужасно неловко, — Санемика опустила глаза, залилась голубым румянцем. — Как ты?
— Ты имеешь ввиду как мой нос или как мои брюки? — ехидно уточнил Айзек.
Санемика зарумянилась еще больше.
— И то, и то.
— Нормально. И то, и то. Нос уже почти забыл о свидании с дверью, а брюки теперь в ином мире. Лучшем. Иооооо-ра! Ты так мило смущаешься, что я никогда не избавлюсь от искушения тебя поддразнить.
— Вот. Это Айзек Хоффман, он работает на нашем участке, — буркнула Санемика для Джен и Гама29. — Благодаря мне у него сегодня был веселый день. Айзек, это Дженнифер Роуз и Гам29, они тоже были со мной, э-э, когда... — Санемика запнулась.
— Я знаю, Иора. Все вас знают, — серьезно сказал Айзек.
— Да? Хорошо... — теперь голос Санемики звучал рассеянно. — В общем, по этому поводу мы здесь и собрались. Дженнифер пригласила нас в этот ресторан, так сказать, отметить освобождение.
— Тогда я, наверное, немножко лишний, — Айзек слегка улыбнулся. — Ну, рад был познакомиться, Джен, Гам29. Еще не раз увидимся с вами.
Санемика кинула быстрый, вопросительный взгляд на Дженнифер. Может, пригласить товарища? Угостить, вину свою загладить... Но все-таки Роуз хозяйка вечера, ей выбирать список гостей.

374и сутки, полицейский участок на Фельгейзе.

Альтаир, как и думала Ихира, выбрал место на полу перед диваном. Нейри сжался там в комочек, будто желая иметь с этим миром как можно меньше, но не замкнулся в себе, а начал говорить. Пусть его речи и были по большей части бессвязными, но это все-таки были речи. И даже то, что они в принципе были, было очень хорошо.
— Хочется говорить — говори, — ответила Ихира на вопрос о том, бесят ее речи пациента или нет. Пока не бесили. — Все нормально.
Шакс запуганным не выглядел, не забился в угол еще дальше и тогда, когда Ихира подошла к нему с портативным анализатором крови в руке. В ответ на ее жест Альт послушно подставил плечо. Это было хорошо, что можно прямо сразу взять анализ, а не налаживать долго контакт: исключив некоторые вещи анализом крови, или что-то подтвердив, можно либо начинать продуктивную беседу, либо сразу приступать к лечению.
Ихира взяла у Альта немного крови и, пока анализатор работал с полученным материалом, уже начала работать с Альтом.
— Расскажи мне об этом месте, Альтаир. Как ты коротаешь здесь время? О чем думаешь? Чего хотел бы, если бы была такая возможность?
Ихира тоже села, поджав под себя ноги, у дивана на коврике, с другой стороны от Альта, через чайный столик. Анализатор она не выпускала из рук, ожидая результатов.

***

— Фу, — Эха поморщилась, заслышав, что Оур уже начал лопать сырую рыбу. — Да, знаешь ли, глупо волноваться из-за дыма, начиная кушать прямо здесь, где я тут устроила серию небольших взрывов. Давай-ка действительно возвращаться в нашу нору, а там уж и разберемся.
Сырую рыбину Эха все-таки съела. Вопреки ее ожиданиям, это оказалось почти не противно, но все равно невкусно. Как-то слишком пресно. А еще чешуя застревает между зубов!
— Ну ладно, мы сыты, у нас есть вода, есть убежище, — Эха нервно шлепала хвостом по внутренним стенкам последнего. Терминал старался, переводя ее речь на буквы для Оура. — У меня нет глаз, у тебя ноги и ушей. Это не пройдет в ближайшие дни, и идти дальше мы не способны в принципе. Что делать будем?
На вопрос "что будем делать" в критической ситуации у килиан всегда был ответ. Вокруг Эхи, совершенно не завися от ее на то желания, стали распространяться феромоны.

373и Советские сутки, Фельгейзе, полицейский участок №13, комната допросов.

Застревать до ночи с сопливо девчонкой у Киара не было совершенно никакого желания. На контакт она не шла, разумного совета рассказать все, что знала, она не принимала.
"Это все-таки не моя работа!" — на прощание Киара воткнул-таки когти Фики под подбородок, до первых бисеринок крови. — "Пусть с этим мусором разбирается следак, мое дело с обыском закончено. Хоть и по большей части провалено".
Как и обещал гебши, Фики отправили "отдыхать" и "трезветь" в камеру, вместе с другими отловленными на улицах девочками: с другими наркоманками, проститутками, бомжихами. Ни на первые, ни на вторые сутки содержания ее никто не проведал, только тюремщик кормил и поил ее вместе с другими узницами.
Киара подготовил для капитана Фвктага отчет, в котором был вынужден доложить об отсутствии любых улик. На зато гебши мог похвастаться расставленными по квартире скрытыми камерами и добычей свидетельницы, которая, по словам Уилан, присутствовала при вторжении в ее квартиру. Киара советовал не трогать Патаротис в ближайшие дни, поскольку у той "мозги дурью заплыли". На этом месте в отчете Фвктаг поставил галочку, чтобы не забыть напомнить коллеге, как оформляют служебные бумаги.
Через двое суток Фики привели к Фвктагу, где уже он задавал Патаротис те же вопросы, что и Киара. Только, в отличие от гебши, Фвктаг делал это со свойственной всем конжуйчианам отстраненностью.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Среда, 04-Ноя-2015, 04:21:24 | Сообщение # 412    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Четверг, 05-Ноя-2015, 03:06:33

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
373 советские сутки, Фельгейзе

«Бывший» оказался совсем не бывшим, а вполне новым знакомым Санемики. Судя по всему, знакомство их было связано с каким-то конфузом с участием брюками, носа и двери, и это заставляло азулийку довольно сильно смущаться. Айзек казался довольно милым парнем, так что, когда Сан вопросительно посмотрела на Дженнифер, рыжая пожала плечами и немного несмело окликнула уже вознамерившегося уйти блондина:
- Хэй, А-айзек... Можешь присоединиться к нам... ну, если хочешь... - Роуз слегка улыбнулась, отведя взгляд в сторону и нервным движением заправляя вечно выбивающуюся прядь волос обратно за ухо. - Мы не будем против. - Дженни вопросительно глянула на Гама29, тот качнулся вперёд-назад, подтверждая её слова. - У нас тут, всё-таки, вечер празднования новой жизни, а не поминки... А в новой жизни это... лишних быть не может... - Роуз нервно хохотнула, потом подумала, что сморозила какую-то чушь, и прокомментировала про себя: "Что за дурь! От Шакса, что ли, заразилась?"

***
374 советские сутки, Фельгейзе

Альтаир молча посверлил Ихиру пристальным взглядом секунд десять, потом уткнул глаза в пол и заговорил. Уже не тараторя и стараясь подбирать слова попонятнее.
- Се эсте сшенте хьето, митха Стау, ше неххие? - криво усмехнувшись, задал вопрос пират. Специально, на нейрийском, чтоб не поняли и не ответили. Как сумел убедиться на базе Лестер, Шаксу временами просто нужно было сказать что-то определённое, чтобы его услышали, но вовсе не для того, чтобы поняли. - Это... хорошее место. Не для меня, но для других. Здесь всё такое... живое. Пропитанное энергией. Наполненное чужой жизнью. Каждый сантиметр — след, каждый поток воздуха — рассеявшийся голос. Здесь столько существ, столько дел, столько мыслей. Я чую их - здешних обитателей. Как они пахнут, что ели на завтрак, как у них со здоровьем и настроением. И их слишком много, так много, что голова временами пухнет. Это... необычно. Непривычно. Как коротаю время, о чём думаю? Да никак и ни о чём. Я стараюсь вообще не думать. Потому, что знаете, мой мозг — штука гадкая, и думать может чаще всего только о том, о чём думать мне совсем не хочется. Особенно теперь, потому что поводов думать о чём-то хорошем у меня нет. Я потерял всё что у меня было, и всех, кто был со мной. Последних было весьма скудное количество, но это всё равно очень обидно, знаете ли.
Альтаир хмыкнул, едва уловимо дёрнув уголками губ, а потом запрокинул голову назад, положив её таким образом на диван, и закрыл глаза.
- А чего хотел бы?.. - нейри сделал непродолжительную паузу, - Музыки. Думаю, да. Я хочу музыки. - это было самое первое желание, что всплыло в голове. За ним последовали и другие, с каждой секундой всё большее и большее их число, но все эти прихоти и неосуществлённые мечты Шакс оставил при себе.

****

- Сказат тэбьэ чэсно? Я пониатиа нэ имэйу. - хмыкнул Оур, вытягивая ноющие ноги и догладывая уже третью рыбину. Саахшвету такая еда показалась весьма вкусной, а измучившийся организм требовал больше топлива.
Одновременно с этим Шанта начало мучить уже знакомое чувство, сначала едва заметное, но быстро нараставшее. И хвост его от этого начинал тихонько стукать по по полу пещеры. Чувство-то знакомое, но вот о чём оно свидетельствовало, Маринкош вспомнил не сразу. А когда вспомнил — весьма разозлился.
- Опьать ты это дэлаэшь?! - злобно, но стараясь держать себя в руках, прорычал он, поднявшись и подхромав к килианке, нависнув над ней и недовольно размахивая хвостом из стороны в сторону. - Как шэ ты мэньа бэсишь... - наклонившись и заглянув в незрячие глаза Тахри оставшимся оком, прошипел он, а потом резко обхватил лицо напарницы руками и... поцеловал.
А что? Итог-то всё равно неизбежен, от феромонов только убежать можно, но в нынешнем положении это идея скверная. И тут уж лучше добровольно, чем дотянуть до последнего и стать жертвой изнасилования или почти изнасилования. Снова, кхм. Это, между прочим, было весьма и весьма унизительно! Слишком унизительно для того, чтобы допустить когда-либо повторение подобного.

***

- Ты точно уверен, что это здесь? - оглядываясь, спросила Чилига.
- На-а-а все-е-е сто! - с энтузиазмом подтвердил Варрик, тоже глазея по сторонам и звеня своими побрякушками.
- Гугер подтверждает, - вставил своё гурталин, припав к земле и обнюхивая прибрежные камни. - Босс тут точно был.
- Тамгрикар тоже подтверждает. - без особой радости хмыкнул гуннар, высвечивая фонариком объект, привлёкший его внимание. Собравшись вокруг этого светового пятна, команда спасателей узрела залитый кровью корень дерева, тот самый, об который Эха несколько часов назад так неистово молотила голову Князя.
- А он точно жив? - с сомнением уточнил Суграт, сонно потирая третий глаз.
- Я тебе это гарантирую. - усмехнулась Ви. Она могла это утверждать, поскольку знала Оура дольше всех, ещё в те времена, когда он не был даже Князем, а являлся простым оружейником Шанталом Маринкошем. - Этот сукин сын живуч, как гурталин. - эта фраза вызвала косой взгляд со стороны Гугера, но ничего более он не сделал. Сравнение, по идее, не обидное, но этот парень мог быть обижен чем угодно.
- Минуту внимания, пожалуйста, - гордо задрав вверх, к тёмному небу, длинный указательный палец и выпрямившись во весь свой скудный(особенно по сравнению с остальной компанией) рост, попросил Варрик. - Я хочу сообщить вам, что в данный трудный момент... - как только сообщение перевесило лимит «быстрой коммуникации», на синеволосого тут же был направлен свет фонарика Тама, прямо в глаза, отчего «корректированный» взвизгнул, отскочил в тень и принялся тереть свои красные очи.
- Меньше пафоса, Варр. - серьёзно отрезал ассистент главного медика. - Чего у тебя?
- Т-там следы. - проворчал Варрикар, указав на землю и всё ещё жмуря слезящиеся глаза. - Саахшветские. Кроме босса саахшветов, тут ходивших, не припоминаю.

****

Взобравшись, наконец, на плоский участок скалы и подойдя к очередному квестодателю, Мау на некоторое время впала в ступор, таращась на последнего. Мужичок глядел на неё ожидающе, с замотанной куском ткани головой в позе лотоса восседая на большом узорчатом ковре красно-чёрной расцветки и дымя странной изогнутой штукой, которую вставлял в рот. До сегодняшнего дня нейрийка не встречалась с такой вещью, как курительная трубка. Но далеко не сей странный предмет её так удивил.
- Да мы ж с тобой уже встречались! - Шакс упёрла руки в бока и всем своим видом явно требовала объяснений.
- Ммм. Нет, думаю, нет. - оглядев парочку, отозвался человек.
- Да как нет-то?! Это ты тот мудак, который нас с картой налохашил!
- Вот теперь я точно уверен, что мы не знакомы, - с хитрющей улыбкой констатировал мужичок.
- Да не отмазывайся, я твою рожу запомнила!!
- Не надо агрессии, барышня, и рукоприкладства тоже. Уберите руки, пожалуйста. Просто один мой брат-близнец выдаёт первое задание, думаю, вы его имеете ввиду. - мужичок отцепил руку Мау от своего воротника и поднялся. - Но я так думаю, вы за заданием пришли, а не мои родственные связи обсуждать, та-а-ак ведь?
Маурин фыркнула, скрестила руки на груди, и лицо её приняло выражение «ну ладно, я тебя слушаю».
- Итак, сперва - поздравляю вас с тем, что вы ещё живы! - начал человек. - Но на пути у вас очередное испытание. Позвольте представить вам... - он поднял свой ковёр (который, как оказалось, был приклеен на доску) и указал вниз. - Проход в веееечность забвеееения! Ну, или к победе. Это уж как повезёт.
Там, под «ковром», была дыра в какое-то подземелье, высвечивая маленький участочек дна, достаточно близкого, такого, что можно было просто спрыгивать.
- Впереди вас ждёт лабиринт. Часть его ходов пролегает под землёй, часть над — в глубоких расщелинах...
«Да вы что, издеваетесь?! Опять по каким-то тоннелям блуждать?!»
- А если найдёте центр, то сможете обрести то, что поможет вам выбраться отсюда. Однако учтите: опасность таится не только в возможности заплутать.
- Всё ясно. Пошли. - Маурин безрадостно повесила голову и осторожно спустилась вниз.
- И ещё кое-что: правда опаснее лжи, советую это запомнить, - напоследок крикнул во тьму мужичок перед тем, как снова закрыть вход в лабиринт своим чудо-ковричком.
- У меня дежавю, или как оно там. - печально констатировала Шакс, пытаясь разглядеть в темноте хоть что-то.
А потом она вдруг вспомнила о своём своевременном приобретении — маске того неудачника-саахшвета. Напялив её на лицо, Мау включила обнаруженный ранее тепловизор. Не сказать, что стало сильно лучше, однако теперь хотя бы стены видно было. Но ещё эта штука была довольно неудобной, поскольку явно была рассчитана на плоскомордых саахов, а не тех, у кого есть длинный нос. Но это, впрочем, допустимая плата.
- Что ж, добро пожаловать в прошлое, - фыркнула женщина, и двинулась вперёд, по единственному пока коридору.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Вольф_Терион Дата: Среда, 04-Ноя-2015, 22:34:51 | Сообщение # 413     В браке
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1006
Репутация: 130
Вес голоса: 4
376-е Советские сутки, Фельгейзе

Тишину уютной квартирки нарушили звуки ритмичной электронной музыки, которая рандомом включилась из плейлиста будильником, даже сам Тэйлор не мог вспомнить её названия, как и названия как минимум половины плэй-листа, так много песен в нём было. Вообще просыпаться под музыку приятнее, чем под тупое пищание будильника. И даже не смотря на бодрую мелодию, под которую следовало бы сразу соскочить с кровати и танцевать, Тэйлор ещё минут пять пролежал в кровати, сначала пытаясь открыть глаза, а после глядя в потолок. Да, чревато так гулять, если на следующий день придётся встать рано утром на работу, а вечер удался, да. Начав понемногу вспоминать события прошедшего вечера парень осторожно скользнул рукой по кровати справа от себя, но ничего, то есть никого, не обнаружил, что ж, оно и к лучшему может. Поборов себя Тэйлор всё же поднялся с постели, совершенно голый, даже без нижнего белья, не только из соображений комфорта, но и из-за него тоже, и направился вначале в душ. Тугие струи прохладной воды отлично вымывали из тела сонливость и освежали. После, обернувшись полотенцем, мужчина направился на кухню где со сна не сразу нашёл самые настоящие турку и молотый кофе, Тэйлор предпочитал натуральные продукты, а не приготовленные механизмами. Спустя несколько минут всю квартиру наполнил шикарный запах свежесваренного кофе с добавлением маленькой щепотки корицы и пары ложечек Бейлиса.
После соблюдения кофейного ритуала Тэйлор вернулся в основную комнату и быстро собрал с пола свою одежду, после чего забросил её в корзину для грязного белья, а сам быстро оделся во всё свежее, узкие чёрные джинсы, футболка и толстовка, и наконец-то заметил бумажку, висящую на экране-зеркале.
«Доброе утро. Извини что ушёл так рано не попрощавшись, забыл совершенно что сегодня на работу. Спасибо за вечер, он был шикарен, надеюсь вскоре повторим. Твой Стив».
Со Стивом Тэйлор познакомился пару месяцев назад в том же клубе, где они вчера провели часть вечера за выпивкой, до тех пор пока не переместились в квартиру, а вернее в постель Тэйлора, где под ритмичную музыку провели оставшуюся ночь в весьма компрометирующих позах. Определённо отличное завершение вечера.

В округе, ответственность за который несёт полицейский участок при котором работает Тэйлор, серьёзные убийства бывают редко. Обычно это типичная «бытовуха» или убийства по неосторожности. Но за последние три десятка дней произошли два далеко не типичных убийства, оба с одинаковыми чертами и сегодня, стоило только Хантри зайти на минус первый этаж, где располагался его кабинет и морг, как Стивен, его помощник, объявился и протянул голографический планшет.
– Утро у нас сегодня насыщенное, обнаружено тело на окраине в переулке. – Удивительно бодро отрапортовал Стивен. Вообще это был парень бодрый и даже суетливый, вне зависимости от времени суток.
– Видимо вторую чашку кофе мне выпить не светит – с некоторой грустью произнёс Тэйлор, всматриваясь в планшет, в то же время в голове у него прошли нехорошие ассоциации, но он их тут же выкинул. – Поехали, наверное нас заждались уже, прихвати чемоданчик с вещами.
Честно говоря, Тэйлор был даже рад, если так сказать будет уместно, что случилось убийство, побыть на свежем воздухе лучше, чем торчать в подвале, путь и таком шикарном как его рабочее место.

Район оказался так себе, пожалуй самый бедный из тех, которые можно было найти в зоне ответственности участка, в таких обычно и происходит большая часть преступлений.
Небольшой служебный катер приземлился возле блеклого и невзрачного здания, вернее, в скоплении таких зданий, а проулок между ними, а так же достаточно большое пространство рядом, было огорожено голографической голубой лентой с надписью «полиция», но пока никто из полицейских не спешил идти в переулок, все ждали эксперта, мало ли, затоптают ещё что-то важное.
– Что тут у нас? – Поинтересовался Хантри у одного из полицейских.
– Да вот один из местных жителей вызвал нас, жаловался, что какой-то дохлятиной воняет, а тут на тебе, целых труп, изуродованный... – служитель порядка чуть поморщился и кивнул в сторону переулка.
– Давайте взглянем. Стивен? – помощник быстро принёс из катера внушительных размеров кейс, в котором оказалась куча самого разного оборудования, но первым делом Тэйлор воспользовался небольшой машинкой, похожей на кассовый считыватель штрихкодов, при помощи красного луча которого и форсунок в нём же, нанёс на руки специальный полимер, который тут же превратился в хирургическую перчатку, гибкую и очень прочную, после надел фильтрационную маску, во-первых запаха не будет от несвежего трупа, во-вторых мало ли, к слову ведь неизвестно какая химия там витает, лучше всегда перестраховаться.
Тело было свалено за контейнер для мусора, в пластиковом мешке, который кто-то уже открыл, теперь глазам предстала картина поясняющая, почему служитель правопорядка так странно поморщился. Тэйлор же преспокойно активировал диктофон и принялся за первичный осмотр, попутно используя другие приборы.
– Жертва – илидорка. – перерыв в речи на пять-шесть минут, в течении которого Тэйлор внимательно вглядывался то в один, то в другой прибор – исходя из степени разложения тканей можно утверждать что смерть наступила около 28 часов назад, для установления точной причины смерти требуется лабораторный осмотр и проведение анализов. – пауза на диктофоне, далее 3D снимок места преступления, вернее скан, после чего Хантри покинул переулок.
– Везите тело в морг, но могу сказать одно, похоже, в округе завёлся маньяк, раны на теле слишком характерные и совпадают с двумя другими эпизодами, произошедшими ранее.

На самом деле, если привыкнуть, осмотр трупа – весьма интересное занятие и требует предельного внимания, ибо даже маленький волосок, царапинка иногда могут стать ключом к раскрытию преступления.
Первым делом Тэйлор взял пробы крови и отправил их в лабораторию на анализ, а сам же тем временем занялся первичным осмотром тела, попутно записывая всё на диктофон.
– На запястьях и лодыжках следы от верёвок, по видимому жертва пыталась вырваться. На спине следы от ударов, предположительно плетью. Повреждены тазобедренные кости и рёбра. Наиболее характерными ранами являются сквозные проколы, нанесённые острым металлическим предметом, судя по всему раскалённым, учитывая характерное сворачивание крови на краях отверстий. Проколы образуют линию на животе, но нанесены будто изнутри, судя по обширным повреждениям половых органов, проникновение шло через них. Имеются следы полового контакта, но ДНК преступника не осталось. На теле имеются многочисленные тонкие надрезы, на груди складываются в причудливый узор, выполнены лазерным скальпелем. В связи с особенностями физиологии, в отличии от прошлых жертв, не затронуты выделительные органы.Посмертно снят скальп.
Как только была готова экспертиза крови, Тэйлор добавил несколько фраз на диктофонную запись.
– В крови жертвы содержится целый комплекс медикаментозных средств, большая часть которых предотвращала возможность смерти жертвы от болевого шока, а так же не давали потерять сознание, кроме того содержатся следы кровезаменителя, по видимому преступник старался максимально продлить страдания жертвы.
Далее следовало произвести вскрытие.
– В следствии вскрытия можно заключить что смерть действительно наступила не от болевого шока, а от потери крови.
Закончив, Тэйлор прикрепил диктофонную запись, анализы и снимки тела к архиву по делу и отправил в следственный отдел.
Преимущество работы судмедэксперта в том, что количесвто работы порой действительно мало и несмотря на то что сейчас всё ещё было утро(вернее день, но по мнению парня это всё ещё было утро), Тэйлор был свободен, потому отправился в кафе неподалёку, если появится дело – его известят.

381-е Советские сутки, Анурах.

Дни проходили скучно и однообразно, через какое-то время стало казаться, что один день абсолютно ничем не отличается от другого и все дни это повтор одного и того же момента.
В свободное время Азри старался занять себя всем, чем угодно. Чтение всего подряд, хотя все же в подавляющем большинстве случаев технической литературы, тренировке в спортзале( практически всегда пустом, среди местных это было не самым популярным занятием), стрельба(для охраны был свой тир). И всё же монотонность утомила ещё в первые дни, а теперь и вовсе была невыносимой.
Пожалуй, единственным разнообразием был инструктаж, на случай беспорядков, для охраны от психолога из местного медицинского корпуса, хотя и он ничем интересным не выделился, стандартные рекомендации, мол, вести себя спокойно, уверенно, говорить ровным тоном, ни в коем случае не кричать и так далее. Подобные рекомендации казались Азриаэриэлю очень смешными своей очевидность, а судя по сонным или откровенно спящим охранникам и им тоже, что неудивительно.
Слова Сергея о том, что это ооочень тихое место подтверждались с каждым днём, хотя по утверждению того же Сергея, эта рутина иногда прерывалась, обычно на первые месяцы после того, как привозили новую партию «воспитанников», особенно, если среди новеньких были представители других рас, такое редко бывало, но всё же случалось.
Как обычно Азри с утра вышел из своего жилого модуля и как делал последние несколько дней взглянул на небо с надеждой. Дело в том, что последние несколько дней, а именно с ночи 375-х суток, на Анурахе свирепствовали грозы, причём настолько мощные, что напрочь перебивали всю внепланетную связь, сигналы ретрансляторов не могли пробиться через плотную завесу наэлектризованных туч, полностью скрывающих небо, отчего казалось, что наступили вечные сумерки, временами разрываемые огромными ветвистыми молниями, а ещё Азри беспокоило что из-за отсутствия внепланетной связи он так и не смог ответит Элиоту, он пытался конечно, но ничего не вышло, что было, по мнению Азри, как минимум нехорошо, но поделать ничего не мог. По прогнозам, конечно, гроза должна была окончится сегодня к вечеру и обычно на Анурахе такие прогнозы сбывались.
Вздохнув, Азри пошёл на работу.

– Сегодня рейс прибывает, новые подопечные – Не особо весело поведал Буковски. Причина плохого настроения конечно была не в новых «постояльцах» а в ноющий спине Сергей, он рассказывал что травмированная когда-то спина у него в недели гроз начинает жутко ныть, но всё же несмотря на это от работы на период плохого самочувствия он не отказался.
– Неужели станет чуточку веселее? – На самом деле Азри и не надеялся, что тут может что-то произойти.
– Возможно, хотя у меня какое-то плохое предчувствие, да ещё и грозы эти...
– Это обычное климатическое явление, ты преувеличиваешь. – Будь у Азри губа он бы чуть улыбнулся. Дело в том, что Сергей несколько странно воспринимал эти погодные явления, с какой-то религиозной точки зрения что ли, но в детали Азриаэриэль не вдавался, он не любил тему религий и не собирался их обсуждать, хотя бы потому, что сам был абсолютным атеистом, как и все длай, лишь знал об отношении лейтенанта.

Ближе к полудню Азриаэриэль и Сергей поднялись наверх, как раз вовремя, застали вход шатла в атмосферу и приземление. К счастью крупных молний в небе уже не было, и статический заряд без проблем отражался щитом, хотя садиться без устойчивой связи с планетой было опасно, но вполне возможно и обошлось без происшествий.
Наблюдая за посадкой корабля Азри невольно вспомнил и своё пилотское прошлое, но поспешно отмёл эти мысли до вечера, сейчас было дело важнее.
Постепенно из шатла стали выгружать новых воспитанников, всего 8 человек, ничего примечательного в них не было, всё тот же настороженный и вороватый взгляд, худоба и так далее. А вот в конце, чуть выждав, охранники вывели очень неожиданного «воспитанника», детёныша-гурталина. Прежде Азри не видел этих рептилоидных детей, что ж, они не особо отличались от взрослых, разве что ростом поменьше и не такие мускулистые. И тут длай немного напрягся, а вслух произнёс, обращаясь к Сергею.
– И часто у вас такие гости?Знаешь, привозить гурталина в такую колонию было плохой идеей, детьми они не слишком-то сильно уступают в опасности взрослым, по крайней мере сил им не занимать и весь зубастый арсенал при них.
– Да уж, такого не бывало...Я же говорил, что что-то нехорошее будет – Озадаченно почёсывая затылок произнёс лейтенант.
– Будем надеяться, что обойдётся без проблем.

Удивительно, но практически весь день всё было спокойно. Остальные воспитанники косо и недобро посматривали на гурталинчика, но никто не спешил ни то чтобы к нему приближаться, даже открыто смотреть на него не спешили, а гурталин же старательно делал вид, что никого рядом нет и делал то, что положено, а именно перегружал в антигравитационные тележки отходы рудодобычи. К счастью и охраны тут было достаточно, не только Азри и Сергей, а ещё две пары. Наступало время обеда и все воспитанники перенеслись в столовую,а большая часть охраны – в комнату охраны, тоже перекусить и поболтать о чём-нибудь бессмысленном.
Сам Азри не обедал обычно, потому добровольно обеспечивал безопасность в столовой, как ещё двое охранников, Сергей в это же время отправился в комнату охраны, сославшись на спину.
Охраны в столовой всегда было очень мало, видимо, начальство думало, что еда априори важнее для заключённых, нежели личные разбирательства. Обычно так и было, кроме редких случаев.
– Эй, уродец – тихо, так чтобы охрана не услышала, шепнул один из парней, сидящих за столом, самый старший и вроде как выполняющий роль лидера – из какого ты болота выполз, а? Или из цирка уродов сбежал? – компания за столом заржала, искренне или же в поддержку лидера – неизвестно, вообще поведение в таких группах людей сложно предсказывать, порой они ведут себя совершенно безмозгло, как сейчас, например. То ли они не знали кто такие гурталины, то ли считали что раз их больше, то они сильнее (частая ошибка). Понятно не было, но даже будь это шутка, гурталин явно не был способен оценить такой юмор.
– Заткнись, человеческое отродье, пока я тебе голову не откусил – Недобро сверкнув глазами рыкнул гурталинский детёныш, скаля свой ужасный набор всё режущих зубов, но видимо это не впечатлило незадачливых подростков, в ответ один из них наклонился ближе и хорошенько плюнул в гурталина, тут же за столом уже разнёсся хохот, уже значительно более громкий и услышенный Азри, но поздновато, он не сразу понял что произойдёт, а когда понял, пружиной рванулся в сторону столов.
Гурталин быстрым движением вскочил со стула, с совершенно неожиданной для своего телосложения скоростью вскочил на стол и ударом ноги откинул одного из сидевших на несколько метров от стола, а после слетел со стола на пол и хорошенько двинул того самого в лицо кулаком, да так что если бы не шум разбегающихся во все стороны людей, можно было бы услышать хруст переносицы. Запоздало гурталин осознал видимо кто в этой группе лидер и кто зачинщик, а так же обещание откусить голову незадачливому зачинщику и рванулся к нему.
Да, гурталин был быстрым, но Азри пожалуй быстрее, потому успел прыжком перелететь через стол и сбить гурталина с ног, прижимая собой к полу. В это время остальные двое охранников включили тревожную сирену и пытались переловить и успокоить остальных подростков, которые либо бегали либо били друг друга, чёрт знает за что, другими словами, смешались в кучу кони и люди.
– Успокойся! – рявкнул Азриаэриэль гурталину, прижимая того к полу. Предпринимать активные действия он не спешил, помнил ведь к чему это привело в прошлый раз, вот только длаю никто не сказал что с кем с кем, а с разъярённым гурталином, даже ребёнком, разговаривать бессмысленно. Тут же Азри получил неожиданно сильный удар в лицевую пластину, да такой, что свалился в сторону, а из ноздревых отверстий потекла синяя кровь.
Но сдаваться Азри не собирался, ведь пышущий злобой гурталин всерьёз вознамерился убить человека, сейчас даже не верилось, что это подростки, по жестокости они превосходили некоторых взрослых.
Сверкнув глазами Азри ринулся вслед за гурталином и нагнав вновь поступил единственным возможным способом. Механическая рука мёртвой хваткой зацепилась сначала за плечо, да так крепко, что не ожидавший такого гурталин по инерции развернулся и повалился на землю, после чего Азри профессиональным движением ухватил того за руку, осторожно заламывая за спину, но не повреждая, вот тут и помог панцирь длай, гребни гурталина не причинили ни малейшего вреда Азри.
Наконец, в столовую ворвалась охрана и парочка сцепила на руках гурталина магнитные наручники, обездвиживая. Остальные воспитанники при виде охраны тут же отошли к стене, подняв руки, у охранников всерьёз были парализаторы в рабочем режиме.
Один из охранников уважительно хлопнул Азри по плечу и заметив кровь на лице поинтересовался в порядке ли он, на что Азри лишь кивнул.
Вскоре локальный бунт был остановлен, а воспитанников рассадили по лавкам в столовой, под наблюдением охранников. Прибыл и начальник охраны, ошарашено оглядываясь.
– Что здесь творится?! – рявнкнул он. Вот чего Азри никогда не понимал, так это привычку повышать голос в момент, когда уже всё решено. Так как никто из охранников не ответил, Азри решительным, чеканным шагом подошёл к начальнику и по привычке отдал честь, после чего чётко произнёс, по всем правилам военной службы.
– Стажёр Д'Хаворд. Произошло происшествие. Одним из воспитанников была спровоцирована агрессия воспитанника другой расы, после чего гурталин проявил ожидаему агрессию. Мною предприняты необходимые действия по нейтрализации угрозы, сейчас обстановка нормализована.
Начальник охраны явно не ожидал подобного чёткого доклада, но быстро взял себя в руки и кивнул.
– Стажёр Д'Хаворд, вы поступили верно. Раз вы присутствовали в момент начала происшествия, прошу составить доклад на имя начальника колонии. Что-то ещё?
Азри задумался ненадолго, стоит ли предлагать такое и всё же решился.
– Разрешите провести воспитательную беседу с присутствующими?
Подумав, начальник кивнул.
– Что ж, хуже не будет, я попрошу перевести заключённых в другой зал.

Когда подростков рассадили в другом зале, Азри уже не был уверен, что стоит это делать, он никогда не владел искусством вести проникновенные речи, но отступать было некуда, потому он сосредоточившись вышел вперёд, и внимательно оглядел всех, у многих на лицах растекались синяки и кровоточили ссадины, а все воспитанники смотрели на него или со скептицизмом или со злостью, но и любопытством. Тихо вдохнув, Азри командным тоном начал.
– Не буду говорить очевидных вещей, скажу лишь одно. То что сегодня случилось, является недопустимым. Нет, не какими-то ограничениями недопустимым, недопустимым по той причине, что это для вас же могло кончиться плохо. Провоцировать другие расы на агрессию – опасно. Возможно вы не знали, но гурталин вполне мог убить десяток людей или даже больше, это не преувеличение. Стоит ли возможность посмеяться собственной жизни? – Пауза. Вопрос был риторическим. Но Азри видел, что завоевал внимание публики и продолжил.
– Даже подготовленному человеку сложно справиться с гурталином. Подумайте, стоило ли оказаться мёртвым из-за глупости? По-моему нет. – далее Азри выхватил взглядом того самого зачинщика и обратился к нему, совершенно спокойно – Чего ты надеялся добиться?
– Ничего...Не место этому уроду среди людей. – буркнул парень, уже совсем неуверенно, видимо представил чем могло для него кончиться подобное развлечение.
– Что ж, я понимаю, ты не любишь возможно представителей других рас. Но всё же стоит ли из-за ненависти рисковать собой? И задумайся, стоит ли его ненавидеть? Да, он не похож на вас, точно так же как не похож на вас я. Выходит, мне не стоило вмешиваться, м? – Пристальный взгляд на «Лидера», от которого тот опустил глаза.
– Никто не просил... -- тихо и совсем неуверенно пробурчал парень.
– Согласен, не просил, но я это сделал, сделал несмотря на то, что мы не одной расы. А не сделал бы, многих из вас могло бы не быть здесь. А кроме того, за что вам ненавидеть друг друга? Вы в одинаковом положении, вам следует сплотиться, только вместе вы сможете пройти через всё, поверьте, слаженному отряду проще чего-то достигнуть, чем по одиночке, а сейчас вы – отряд. У вас есть работа и качественно выполнить её можно лишь сообща, в согласии, а от этой работы зависит как скоро вы попадёте на свободу, понимаете? Вместе вы поможете друг другу и сможете сделать первые шаги к нормальной жизни, потому отбросьте беспричинную ненависть, здесь это ни к чему хорошему не приведёт, вы лишь дольше проведёте в неволе, поверьте, гнев того не стоит, я это знаю по своему опыту. Мои необдуманные действия привели меня сюда, хотя, признаться, я мог бы быть на гораздо более дружелюбной планете, поверьте. Всему виной наши глупости. Наши необдуманные поступки ломают нашу жизнь, потому очень хорошо думайте перед тем, как что-то сделать. Это не приказ, это просто совет. Вот и всё. Надеюсь, вы хорошо обдумаете мои слова. Спасибо за внимание. – Кивнув, Азри быстро ушёл в сторону выхода, но на пути его перехватил начальник охраны.
– Это была отличная речь, стажёр Д'Хаворд! Уверен, она принесёт плоды, я доложу начальнику обо всё, что произошло и о вашей инициативе. Объявляю свою благодарность.
– Не за что сэр, это мой долг, так у нас принято. Благодарю.

Дорога до жилого модуля прошла как-то по другому. Во-первых небо посветлело, от грозы не осталось и следа, во-вторых, было приятно, что удалось сделать хоть что-то мало мальски полезное.
Придя домой, Азри первым делом наконец-то ответил на сообщение Элиота.
« Привет. Прошу прощения что не ответил сразу, на Анурахе, как оказалось, бывают такие грозы что неделями межпланетной связи может не быть. Насчёт рук вперёд головы...да, у меня такое тоже бывает. Рад, что инцидент исчерпан, благодарю. Честно говоря, на Анурахе просто безумно скучно и тихо, после нашего путешествия кажется будто попал в мир, где остановилось время, не люблю бездействия, а здесь только и делаешь, что ходишь по одним и тем же местам и ничего не делаешь. Хотя сегодня немого размялся, знаешь, как оказалось, дети гурталинов ничуть не менее опасны, нежели взрослые :)И кому только пришло в голову сюда гурталина привести...Хорошо иметь неорганическую руку порой)Но всё же надеюсь скорее уехать отсюда, не могу долго на одной планете находиться, порой даже жалею, что под рукой нет моего истребителя, хоть как-то скрасил бы досуг».
А вот тут Азри вдруг запнулся, сам не ожидая от себя такой неожиданной откровенности. Конечно он знал что его кораблик восстановили и Азри дали спец.разрешение на его использование, но вот что он так вдруг вспомнил про него...было необычно. Видимо, и вправда скука так заела, что мозг сам предлагает варианты решения проблемы. Строку про истребитель Азри удалять не стал, он почему-то был абсолютно уверен, что Элиот прекрасно поймёт подобную тягу к полёту. А ещё Азрри удивительно сильно радовало, что Ривз на него не злится и даже, похоже, забыл о конфликте, с плеч будто груз свалился, после Азри продолжил писать.
«На самом деле удивительно, но мне не хватает наших приключений, конечно сомнительных, но всё же. Кстати, как там остальные поживают? Общаешься с кем-нибудь? Не думали как-нибудь встретиться, как у всех время будет? Сам чем занимаешься?»
Далее подпись, по привычке скорее, Элиот наверняка сохранил уже номер и кнопка «отправить».
Удивительно, но сегодня Азри будто прорвало на общение, такое редко бывает. Вот что значит скука. Далее Азри вновь углубился в чтение, это уже стало вечерней традицией.
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 05-Ноя-2015, 05:13:41 | Сообщение # 414    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373и советские сутки, Фельгейзе

— Спасибо, — Айзек снова улыбнулся. Сейчас у него вообще было ровное, хорошее настроение, непонятно откуда взявшееся, удовлетворенное, с легким оттенком игривости. Парень сел на свободный стул, вместе со всеми всмотрелся в меню.
— Айзек Хоффман, а ты мужчина или женщина? — долго сдерживать любопытство у Гама29 не получилось.
— Мужчина, — Айзек, поправив очки, посмотрел на лаккийца, очень спокойно и серьезно.
— Почему бы всем людям так просто не отвечать на этот важный вопрос?! — Гам29 едва ли не умилился.
— Потому что люди очень трепетно относятся к разделению полов, сам не могу понять, почему, — это Айзек тоже сказал спокойно и серьезно. — Друзья, вы что хотите заказать?
— Пить — серию шотов, каких-нибудь кисленьких, — отозвалась Санемика. — А что поесть, пока не придумали.
— Я бы посоветовал ронию, но думаю, Санемике это будет неинтересно, — Санемика, заслышав упоминание родного азулийского блюда, чуть улыбнулась. — Э. А себе я бы взял ору, если любите водоросли и полинидские ягоды, то рекомендую.
— Ну... и я попробую, — чуть подумав, согласилась Санемика.
— Я возьму лакрис, — секунд тридцать спустя определился и Гам29.
— А мне салат с курицей, — Джен, в отличие от остальных, предпочла родное блюдо.
Айзек сделал знак официанту. Тот подошел, принял заказ, и снова куда-то исчез.
— Ты, видимо, часто здесь бываешь? — поинтересовалась Санемика у Айзека.
— Нет, — Айзек качнул головой. — Первый раз. Раньше я зависал в "Инди-Р" — просто чудесный бар, и там даже есть настоящий бильярдный стол. Но недавно там произошел один неловкий инцидент, отчасти по моей вине, и... и в ближайшие недели две-три я туда ходить не буду. Сюда я попал случайно, просто мимо проходил.
— Любишь ходить по барам?
— Ну... вечерами-то скучно, — Айзек чуть улыбнулся, опять поправил очки. — Дома делать нечего. Раньше было.
— А теперь?
— А теперь у меня завелся сосед. Мы не слишком-то ладим.
— Сосед? Как это?!
— У меня служебная квартира. Увы, служебки не персональные, и то я наслаждался одиночеством почти целый год. И притом, что предназначены для двоих, эти квартирки совсем маленькие...
— Почему бы тебе тогда не снять свою квартиру?
— А деньги где взять? — Айзек фыркнул. — Я на кровать себе полгода откладывал. Я когда на Фельгейзе приехал, никакой заначки не имел. Устроился в полицию сразу после института. Э... почти сразу. Я его так и не закончил, но это долгая история. Спасибо, что вообще приютили, грех на зарплату жаловаться.
Появился официант, а вместе с ним еда и напитки.
"К слову о деньгах", — невесело подумал Айзек, разглядывая ряд стопочек со слоистым бело-желтым напитком. — "Я же больше сегодня ничего не потяну, кредит Гарика не безграничен".
— Ну, за встречу? — Хоффман приподнял стаканчик, предлагая чокнуться на человеческий манер.

374е советские сутки, Фельгейзе

Из речей Альта складывалась красивая клиническая картина. "Здесь столько мыслей, следов, существ, и я их всех чую". Одна проблема: Альт - не человек. Он нейри. А нейри действительно могут чувствовать следы побывавших ранее на этом месте существ.
Анализатор коротко пискнул. Ихира взглянула на терминал, куда приборчик переслал результаты. Да, все так, как она и полагала: наркотиков, лекарств или каких-либо химических препаратов в крови нет, на оставляющие явные следы в крови болезни анализ отрицательный. Значит придется обследовать Шакса иначе. Судя по рассказу тюремщика, у парня классическая шизофрения, но ведь он мог и приврать, и приукрасить; Альт мог чудить, а не выражать симптомы болезни. Прежде чем поставить такой серьезный диагноз, надо быть совершенно уверенным в нем.
— Музыку можно, — Ихира склонила голову к левому плечу. — Только можно вместе с тем я попрошу тебя об одолжении? Это что-то вроде игры.
Тельсорка отдала команду на терминал. Цифровой мольберт переехал к столику напротив Альта, принял удобную для нейри высоту.
— Для меня рисунок - это лучшее знакомство. Нарисуй мне что-нибудь, Альт. Мне неважно, насколько это будет красиво, главное, чтобы ты постарался изобразить какую-нибудь свою идею. Может, свои чувства. Может место, где ты мечтал бы побывать. А может быть, самого себя. Я же пока заварю чай.
Ихира поднялась на ноги, полуобернулась к Альту, слегка отвела крыло в сторону, открывая руку с личным терминалом.
— И, да. Какую именно музыку тебе включить?

...флешбек Элиота на 381е советские сутки

Ответ от Азри пришел на 381е сутки. Элиот к этому времени уже даже не ждал от длая ответа, все-таки столько дней прошло. Однако Азри объяснил, почему так получилось: на Анурахе была гроза, которая оставила всю планету без связи. Что же, бывает.
Было начало вечера, и в экстранет уже начали поступать первые желтые сплетни. Элиот следил за всеми поступлениями информации о своей персоне на галактическую арену, и та информация, что начала поступать, информация выдуманная и бредовая, ему совершенно не нравилась. Настроение у киборга было такое, какое лучше всего передаст такая метафора: если бы Элиот был собакой, то он сейчас сидел бы в сумеречном углу, скалясь, подняв верхнюю губу на одну сторону, чтобы обнажить зубы, и иногда тихо и угрожающе бы рычал.
Очень хорошо, что Азри написал. Это был повод отвлечься от постоянного обновления новостных страниц. Письмо было на удивление длинным и даже личным, чего Элиот никак не ожидал от Д'Хаворда. Впрочем, индивидов, что в экстранете — звезды, а в реале тихие и замкнутые, Элиот знавал.
"Гурталины те еще штучки", — по строкам Азри Элиот не мог даже и близко представить, как длай провел день и при чем тут гурталин-ребенок, но зато хорошо представлял себе самих гурталин. Первым делом в памяти всплыло то, как Ева отчикала Альту руки, не просто легко, а даже как будто бы и с удовольствием. — "Что, совсем дыра этот Анурах, вообще некуда сходить?".
Слова рисовались сами собой, прямо по ходу чтения письма. На этот раз Элиот не размышлял над тем, что написать, просто оформлял в членораздельные фразы поток сознания.
"Истребитель свой, говоришь? Похвастался, ха-ха, молодец. Я могу похвастаться гаражом со спортивными флаерами, но истребителя у меня нет. А я бы покатался! Особенно на этой вашей длайской штучке, которая и планетку, и космос тянет. Хотя, как по мне, летать в космосе — муть страшная, все слишком по стандартам, никакого удовольствия. Хотя универсальность того истребителя все-таки encantadora". — вот здесь пришлось поправить: как Элиот подумал, так нейрошунт и переписал. Прищелкнув пальцами, Элиот подобрал максимально точный перевод к энкантадоре на интерлингву: очаровательная. Исправил. — "Ну и в любом случае истребитель - не флаер, на нем можно рисовать другое. О, а ты знаешь "клинки"*? Я их просто обожаю. Совершенно уверен, что уже выполнял, мечтаю повторить. Осталось найти только два истребителя и партнера, причем последнее определенно сложнее."
Дальше строки о товарищах, о самом себе тоже потекли сами собой. Без паузы.
"Я перекидываюсь письмами с Санс, больше ни с кем. У них с Джен все хорошо, довольны, отрабатывают свои косяки. Бидд пошла учиться к ним на участок. Наш нейрийский трофей водят к психиатру и на допросы. Видимо, мы еще не настолько соскучились друг по другу, чтобы организовывать общую встречу. Что до меня, то уж мне-то скучать некогда. Вчера, например, убегал от репортеров. Если почитаешь новости, то поймешь, почему, и еще поймешь, что все мои старания были бесполезны. К слову, про тебя в новостях тоже чуть-чуть есть".
Р-рр. Теперь Элиот порычал вслух, по-настоящему. Отправить.
Ответ упал Д'Хаворду на терминал через девять секунд после того, как Элиот получил письмо от длая. Половина всего этого времени ушла на то, чтобы подобрать синоним слову "encantadora".

*Клинки - Элиот говорит о фигуре высшего пилотажа, где два истребителя идут на средней скорости навстречу друг другу, и за несколько мгновений до лобового столкновения ведущий истребитель переворачивается дном вверх и проходит под ведомым истребителем на расстоянии всего 2-3 метра. С земли расстояние прохода кажется совсем незначительным. Скорость прохода может быть и выше, что эффектней (и опасней) для пилотов, но средняя скорость намного эффектнее для зрителей.

***

Оур не стал сопротивляться судьбе, подошел к Тахири, и с милыми словами "как же ты меня бесишь" поцеловал килианку в губы.
Хороший мальчик, все правильно сделал. А что тут сопротивляться-то, феромоны есть феромоны, ни Тахири от них не убежит, ни Оур. Тем более на своей хромой ноге, хе-хе.
Эха скользнула руками по бокам Оура, остановилась на его верней части брюк, по ремню скользнула в сторону к себе: туда, где пряжка. Ремень ушел из штанов Оура, вслед за ремнем ушли и сами штаны, и белье, и вот Эха уже нащупала ставший за последние дни ей добрым другом Оуровский член. Феромоны сделали свое дело, член торчал бодрой сарделькой, никаких предварительных ласк не требовалась для его работоспособности. Эха и не стала почем зря терять время: толкнула Оура за таз, так, чтобы он тоже, потеряв равновесие, был вынужден сесть на землю. Приспустила свои штаны, привстала на колени и, в механическом азарте, как заядлая нимфоманка после долгого воздержания, поползла к Оуру, где, помогая себе рукой, уселась на "трон".
Если вспомнить больные ногу и голову Оура, то несложно предположить, кто сейчас доминировал и выполнял основную работу. Упираясь руками в плечи Оура, воткнув в них когти (просто так удобнее, а жалеть сааха и сдерживаться Эха после их ссоры совершенно не хотела), килианка выполняла монотонную работу, однако же распаляясь в процессе.
Аппетит приходит во время еды. В особо пикантный момент Тахири обвила руками Князя и вцепилась зубами ему в правое ухо.

Оказавшись в подземелье, Ашаараашх первым делом "подвис" на десять-пятнадцать секунд, слегка раскачиваясь вправо-влево, затянув глаза белой пленкой, превознося про себя короткую молитву Даххре с просьбой дать ему ориентир в пространстве, вывести из лабиринта времени, не благоволить врагам.
— Как шже мне это не нравит-ша, бабонька, — синтезатор речи "шипел", подстраиваясь под тон и настроение хозяина. — У тех ядовитых полосатых существ есть своя подземная империя? Нас-ш снова шшдуд бесконечные развилкши и узские туннели? А как насчет сущщества, о котором ты говорила, сс большшим количеством ног, которому поклонялис-сь эти существа-а? Чшто, ессли оно вполне реально, сживет на этой планете? Ему, как ссамому ссильному, поклоняются аборигены. И с ним, как с самым сильным, ссовершшенно логичшно свести участников турнира ближе к его конццу. А "правда опасшнее лжи"? Что это за сстранное напутсствие? Только у меня от него появляютсся слишшком горяччие мысли? Дежжа-вю. Да. Какие сслова умные ты, оказывается, знаешь, ушастая теплокровная баба.
Коридор был один. Пока. И у парочки Аш-Маурин не было выхода, кроме как идти по нему.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Понедельник, 09-Ноя-2015, 01:07:49 | Сообщение # 415    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Понедельник, 09-Ноя-2015, 01:10:01

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
373 сутки, Фельгейзе

- За встречу, - согласно кивнула Дженнифер, подняв другой стаканчик и легонько стукнув им об стаканчик Айзека.
Гам29 смерил двух людей удивлённым взглядом.
- Зачем вы проделали это странное действие? - качнувшись из стороны в сторону, поинтересовался он.
- Это... э-эм... людская традиция... ну. да.
- А каково её практическое назначение?
- Ну, знаешь... я где-то читала, что в древние времена люди любили травить друг друга, и на обедах все стукали свои кружки с напитками с кружками соседей, переплёскивая напитки друг другу. Так, если кто-то задумал кого-то отравить, то он и сам рисковал. Этакий способ показать доверие и, одновременно, мера предосторожнос...
- Вы подозреваете друг друга в отравительстве? - перебив, непонимающе уточнил лаккиец.
- Не-е-ет, - Роуз хихикнула, - Я не договорила. Такой смысл этого действия давно ушёл. Теперь это просто... как бы... способ показать единство сидящих за столом? М-м, не знаю, как лучше объяснить.
- ...Так делается? - Гам29 взял стаканчик и тоже стукнулся им с Джен.
- Угу, - рыжая кивнула.
Когда с этой вступительной частью было покончено, Роуз решила, что надо и разговор какой-нибудь завязать.
- Как у вас прошёл первый рабочий день? Ну или не первый, - девушка коротко оглянула компанию и чуть задержала взгляд на Айзеке. - У меня была скука смертная. Начальник тюремного отдела — сущий зануда и симулянт, работают там какие-то мрачные невыспавшиеся люди, некоторые из которых даже досыпают на работе. Но зато я повидала нашего бледномордого приятеля. Ему там, кажется, не по душе. - рыжая со злобцой усмехнулась. - Ну и славно. Так ему и надо, подонку. Впрочем, ладно, хватит о плохом. У кого-нибудь день выдался веселее?


374 сутки, Фельгейзе.

Альт не был против того, чтобы порисовать, хотя с отрезанными руками это дело сулило определённые сложности. Однако, сам способ рисования был пиратом найден чрезвычайно быстро — как только он заметил стилус на мольберте. Отцепив его от крепления, нейри теперь, держа сей инструмент зубами, пытался запихнуть его меж крайних слоёв бинтов на левой руке. Когда Стау задала вопрос про музыку, Шакс улыбнулся, очень странно, как-то невесело, и, наконец встроив стилус в руку и освободив челюсти, размышляюще затараторил:
- Одна милая девушка советовала мне послушать кое-что, до чего я не имел возможности добраться всё это время, однако, не думаю, что сейчас подходящая ситуация для прослушивания энсары. Так что... а выберите сами? То, что нравится вам. Это будет ответный жест знако-о-омства. Я ведь тоже хочу что-нибудь знать о вас. М?
Альтаир никогда не умел рисовать. А уж так, обрубком руки, получалось и вовсе скверно. Но сам процесс доставлял странное удовлетворение. Такое, какое обычно доставляла болтовня. И, поскольку рисование последнюю заменило, нейри умудрился молчать большую часть времени, затраченного на рисунок, лишь иногда бормоча что-то невразумительное себе под нос.
Он выбрал серый. Серый цвет и текстуру карандаша. Линии, острые, ложились на цифровой мольберт небрежно, обводимые по несколько раз, складываясь в странную неряшливую картинку.
Обведённая в кривоватый овал с «узелками» фигура с длинными руками, достающими ей до колен, с треугольной головой и ртом с острыми зубами. И огромной пустой дырой посреди груди. Из трещины в голове вырывалось и расползалось вверху что-то невразумительное, похожее на ветку дерева, какую-то белую пластину с шипастыми краями, нарисованными на ней тремя разными глазами, и пасть с зубами, от существа науке явно неизвестного. Из этой пасти, рта самой фигуры и дыры на её груди выливалось что-то тёмное, стекая к ногам, затапливая тесный овал так, что уже доставало до колена запертого в нём источителя странной жидкости.
«Твой отец тоже видел то, чего нет, Альти. И он от этого умер. А ты...Твоя мать говорит, это и тебя убьёт.»
«Вам стоит п-перестать лгать, ка-апитан. Это загонит вас в могилу б-быстрее чего угодно, уж поверьте мн-не.»
«Я не хочу больше никого терять, Векс. Они уходят, и всё, что остаётся — это пустота. Чувствую, как она растёт и пожирает меня изнутри. И убьёт однажды, я знаю.»

Овал-барьер замыкается на замке, а под ногами фигуры, на дне чёрной жижи, лежит ключ.
«- ...Ты знаешь, каково это — пережить всех, кого любил? Это БОЛЬНО, Льяри.
- Я всегда говорил, что любовь — зло. Оставь эти глупости. Забудь привязанности. Не открывай никому свою душу. И ты сразу почувствуешь, что жить стало легче.»

Не думая долго, Альтаир раскрасил когтистые длиннопалые руки фигуры цветными пятнами. Красный, синий, фиолетовый и зелёный.
«- Убийца. А кто же ещё? Я убил всех, кто был мне дорог. Я убил многих из тех, с кем был едва знаком. Я убил десятки тех, кого никогда не знал...»
Картинка вроде бы была целостной, но чего-то не хватало. Шакс долго вглядывался в рисунок, пока не заметил элементарную вещь: глаза. У фигуры не было глаз.
Линия раз.
«- Приве-е-ет. Тшана сказала, что вы зовётесь крысами. Ты странная, но ты мне нравишься. Будешь моим другом?»
Криво. Стереть.
«- Видишь, как они слабы, сынок? Держи, можешь съесть это.
- Мама... зачем?..»

Линия два.
«- Я — Ниира.
- Альт...
- Привет, Альт. Мне нравится твой рисунок. Расскажешь, что это?»

И снова слишком криво. Удалить.
«- Ты о своей розовоглазой подружке, сынок? Как там её звали..? А, впрочем, неважно. Можешь больше не ждать, она не придёт. Она немножко умерла.»
Линия три.
«- А-а! Что?! Кт-то вы?!
- Не бойся, парень. Я, может, и страшная, но хочу только помочь. Хотя знаешь, сама я себя считаю довольно симпатичной! Но мы не о том, да. Меня зовут Брихтиарназт З'Хорна. А тебя?
- Альтаир... Простите, в-вы не могли бы повторить, к-как ваше имя?
- Брихтиа-... А знаешь, что? Можешь звать меня Брихти. Почему бы и нет.»

Опять кривая, слишком длинная и слишком неаккуратная линия. Стереть.
«- Брихти! Представляешь, я наконец-то дочита... л. Ч-что здесь за собрание? Ч-то вы... ох. Бри... Нет... Нет, нет-нет, НЕТ! Это же не правда, да?! В-вы... вы просто опять меня разыгрываете? Ха-ха! Да, да-а-а... Я прав? Это ведь так? СКАЖИТЕ, ЧТО ЭТО ТАК!!»
Четвёртая попытка.
«- Тут в-выживший, сэр.
- Ну так застрели.
- М-может не стоит? Судьба ег-го любит. Не с-стоит ей п-перечить.
- Я на стороне яйцеголового, хотя несёт он бред. Может возьмём его? Ну, в рабы продадим, и все дела.»

И вновь провал.
«- Давай пушку, прикончим его, пока не очухался.
- Н-нет, с-с-топ. Н-не у... хуууф... не убивать е... его...
- Кэп, вы нелогичны. Давайте просто...
- Н-нет! В... в... м-морозилку его... х-хх... Ж-ЖИВЫМ...»

Кровь из прокушенной губы брызнула в рот, тошнотворная на вкус. Две новых линии, начерченные резко двумя нервными движениями.
«- Понятно.
- Тебе молча должно быть понятно. Понятно?!
- Понятно.
- Я же сказал! Молча понимать все, что я говорю!
- Вы спросили, понятно ли мне, и я ответила, что мне понятно. Что не так?»


« - Как тебя зовут? Может, хочешь пить? Или нужны какие-нибудь лекарства? У нас есть практически врач, она может помочь.»
Снова слишком криво. Снова провал, снова неудача, СНОВА, СНОВА, СНОВА.
Пират рыкнул, неистово заштриховал верхнюю часть лица своего изображения. Потом пнул мольберт, вырвав одновременно с этим стилус из своей руки, шарахнулся за бок дивана и рухнул там на пол, свернувшись клубком, обхватив голову руками, и всё это — за несколько жалких секунд.
- Я не хочу их вычёркивать! - взвыл он не своим голосом, - Не хочу их отпускать! Почему они всегда бросают меня?! Пред-датели!!

****
Если когти в своих плечах Оур оставил без внимания, то вот кусание себя за чувствительное саахшветское ухо проигнорировать уже не смог, и из какой-то мало осознанной мести цапнул Тахири в ответ, за то, до чего смог беспроблемно дотянуться. Вышло опять за плечо.
Именно эту не совсем ожиданную сцену застали совсем неожиданные гости. Оуру их довелось приметить только случайно глянув в сторону, но Эха могла обнаружить чужаков и раньше — по неудержимому хохоту одного из них.
Несколько секунд Князю потребовалось на осознание позорной паршивости ситуации, ещё какое-то время — на то, чтобы спихнуть с себя Тахири и натянуть штаны, сказать напарнице подождать минутку, после чего, довольно резво вскочив для того, кто едва ходил некоторое время назад, саахшвет подхромал к главенствующему объекту процессии. Слава несуществующим богам, времени на всё это у него хватило, поскольку все внезапные зрители были заняты - Чилига впала в ступор, а Варрик заливался смехом, катаясь по земле, да и Тамгрикар, закрывая лицо рукой, тоже едва не надувался от сдерживаемого хихиканья.
- <Чили, я не знаю, что ты тут делаешь, но ты даже не представляешь, как я сча...> - попытку начать разговор суранка прервала пощёчиной по исцарапанной морде сааха, да такой, что в отбитой голове затрещало и зазвенело. Шант потряс башкой, потрогал щёку и кратко констатировал: - Ауч. <А что, собственно, не так?>
Чилига кричала, ругалась, тараторила, стукнула саахшвета кулаком в грудь несколько раз, поведала ему о том, что трахаться с кем попало с его ситуации — прям идеальное решение всех проблем, что он идиот, что он нахал и психопат, и раз пять укорила его за эту наитупейшую идею насчёт участия в турнире. Танатос смотрел на её искусанные в нервах губы, кивал и старался изобразить своей исквашенной рожей осознание вины. Всё это длилось минуты полторы-две, до тех пор, пока самый адекватный из присутствующих в лице Тамгрикара не соизволил напомнить суранке о том, что Князь оглох. Поняв это, Чравхатзер ещё раз очень-очень злобно посмотрела на босса и приказала Варрику и гуннару тащить его прочь. А сама достала пистолет. Маринкош слишком хорошо знал Чилигу для того, чтобы не понять её намерений.
- <Даже не думай.> - Князь вырвал из руки суранки пушку и покачал головой. - <Она идёт с нами.>
- <Чего?!> - возмутилась белая. - <Она тебя убить пыталась!>
Князь не слышал и не понимал. Уже проверенную саахом и килианкой возможность изъясняться весьма оперативно обнаружил Тамгри, всунув между начальниками свою лапу со включенной функцией голосового ввода на терминале.
<Она тебя убить пыталась, придурок! Какого хера нам тащить её с собой?!>
- <Я тоже пытался её убить,> - заметил Шант, пожав плечами, так, будто говорил о чём-то совершенно будничном.
<Так давай закончим начатое!>
- <Нет, Чи. Мы заключили альянс. Она не погибнет от моей руки. «Оурум» — честность. Я не нарушаю обещаний.>
<Причём тут ты?! Я её грохну, и дело с концами! Примени наконец мозги, идиот! Эта сука заслужи...>
На этот раз пришла очередь Оура раздавать пощёчины.
- <Кажется, забыла, что ты — тоже моя рука, Чилига Чравхатзер?> - прошипел серый, сверкнув глазами, пока по бледной щеке напуганной суранки быстро растекалось лиловое пятно. - <Она — с нами. Тамгрикар, помоги - она ослеп...>
- <Не утруждайся объяснениями, я смотрел трансляцию,> - довольно сообщил гуннар и в несколько прыжков оказался рядом с Эхой. - Привет, мы — друзья, и пришли вытащить вас с этим психонавтом из данного захолустья. Позвольте вам помочь, нэшэ Тахири. - с этими словами зелёный взял килианку за руку и повёл сквозь джунгли, следом за Варриком и Чилигой, дружно подпирающими тяжкое тело хромого Князя.

На берегу уже знакомого озера, в шаттле, ждал Суграт. По пути наткнулись на другую поисковую «группу», представленную единолично Гугером, третью часть поисковиков в лице Виерры пришлось немного подождать, но саахшветка нашлась быстро — слышала ругань Чили и поняла, что неудачливые участники турнира были обнаружены.
Полёт шаттла прошёл в спокойствии, даже без скандалов и ругани со стороны Чравхатзер. А кое-кто соизволил воспользоваться затишьем ситуации для того, чтобы лишний раз вздремнуть. Этого же кое-кого пришлось из шаттла выносить на руках Гугера, поскольку просыпаться он напрочь отказался. И, как ни странно, это был вовсе не соня Оур, а звенящий и сверкающий Варрик.
На орбите ждали «Шисц» и его капитан Вексель Айкс, радушно предоставивший гостям медотсек своего судна.
- Хочу поздравить вас, яд рикшей имеет временное действие, и зрение вернётся через какое-то время, - усадив Тахири на медотсековскую скамейку, сообщил Тамгрикар, в отличии от самой килианки мельком успевший заметить «плевателя» во время просмотра трансляции. - Другой вопрос — когда. Но это уже побочно. ...Ваши зрачки реагируют на освещение. Скажите, что вы видите? Свет, силуэты? Насколько чётко? Можете различить, сколько у меня пальцев? - гуннар помахал раскрытой ладонью сантиметрах в тридцати от лица Эхи.
В противоположном конце медотсека Чилига уже изучала степень потрёпанности своего босса, стянув с него оставшуюся одёжку. Вид у сааха был плачевный. Особо, конечно, выделялись морда, едва имевшая на себе неисцарапанное место, и опухшая больная нога, с обратной стороны колена даже имевшая неприятный насыщенно-фиолетовый цвет.
Суранка говорила что-то с очень злобным лицом, периодически кидая на Шанта искрящие гневом взгляды, тёрла ему раны марлей с дезинфицирующим раствором, смывая с них грязь. Раствор шипел и щипался, голова и нога всё ещё болели, а Маринкош только смотрел вокруг очень-очень счастливым взглядом, и в уголке его оставшегося глаза собирались мелкие морщинки. Это значило, что Князь улыбался.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 13-Ноя-2015, 00:12:14 | Сообщение # 416    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373 сутки, Фельгейзе

Дженнифер обозначила тему разговора для начала вечера: первый рабочий день. Коротко рассказала о своем дне, по ходу дела прошлась по спине Альтаира граблями. При упоминании о беловолосом знакомом у Санемики екнуло сердечко, но возражать Дженнифер, покрывая Альта, она не стала. Как ни крути, но Шакс действительно был преступником, убийцей, и иногда вел себя, как мудак. Личные иррациональные симпатии Санемики отнюдь не смягчали эту оценку даже для нее самой.
А сердце екнуло потому, что Альту она все-таки сочувствовала. Если азулийские тюрьмы были ориентированы на исправительные работы и перевоспитание преступника, то тюрьмы Фельгейзе имели уклон больше на изоляцию опасной личности от общества. Выйдя из тюрьмы, такой изолированный заключенный не становился лучше. И здесь, на Фельгейзе, Альту предстояло сидеть долго-долго-долго... Поделом. Но все равно жаль.
— А я со своим начальником так и не познакомилась, — поделилась Санемика. — Меня встретил какой-то илидорский старичок, что-то пробормотал, куда-то указал и ушел. Я практически угадывала, что надо делать, а не понимала его бормотание. Но угадывала правильно. Весь день перебирала ящики с оружием легкого типа, от холодного до энергетического. Нашла там кучу интересных раритетных штучек, например "Ар-90". Это ионный пучковый бластер, карманный вариант, "женский", но довольно мощный. Человеку не навредит, но любой компьютер выведет из строя. Элиоту бы совсем не понравился...
Санемика замялась на несколько секунд, почесала шейку под волосами. Насколько вообще разглагольствования об оружии интересны собеседникам? Тем более с любительской, а не профессиональной точки зрения?
— В общем, рарная штучка, у нас-то сейчас предпочитают универсальность: палить во все на свете лучше, чем работать избирательно, — Санемика решила-таки закругляться с темой. — Был еще лазерный четырехствольник. Не знаю для каких таких он специфических задач сделан, энергии жрет кучу, но выглядит солидно. В общем, я это все добро протирала от пыли, описывала и надиктовывала список в электронный журнал. День прошел быстро и довольно интересно. А еще я оформилась как стажер, забежала к Айзеку, и он нарисовал по моим словам портрет "Стрелы" — корабля, на котором подчиненные Альта сбежали с базы. Который уничтожил "Укротитель"... В общем, корабль теперь в розыске. Да же?
Азулийка вопросительно посмотрела на Айзека.
— Почти, — Айзек чуть пожал плечами. — Я перепишу описание корабля на официальный манер, классифицирую его как-нибудь, и тогда отправлю следователю, а еще в отделы угона и уголовного розыска. Они что-нибудь придумают.
— Славно, — кивнула Санемика. Опустила глаза на стол, где скучала недавно доставленная еда, и сказала с очевидным намеком в голосе: — Кстати. Я очень голодная.
И действительно, еда простаивала зря. Салат с курицей для Дженнифер, на большой широкой тарелке, почему-то расписанной под хохлому; лакрис для Гама29, в небольшом коричневом горшочке, с палкой-накалываталем для доставания мяса оттуда; ору для Айзека и Санемики: слизкий на вид салат с ягодами, похожими на черный виноград, разложенный между листьев, политый каким-то темным соусом, и все это тоже на широкой плоской тарелке, но уже без хохломы, а с морскими полинидоподобными мотивами. И по центру красуется серия желтеньких шотов на всех.
— Тогда ешь, — как призыв есть всем Гам29 слова Санемики не воспринял. Зато он знал нужную фразу на случай: — Приятного аппетита!
— Приятного, — отозвалась Сан, и первая принялась за трапезу.
Что сказать... ору был специфическим. Трава с терпкими травяными ягодами под травяным соусом. Айзек, перепробовавший миллион видов растительного корма, эстетствовал, но для Санемики эта трава не показалась какой-то особенной. Вот соус интересный, если бы полить им мясо... впрочем, неважно. На сегодня достаточно и ору.
Гам29 же тем временем принялся рассказывать о своем первом рабочем дне:
— Я устроился по рекомендации капитана Лестера. Мои документы подписали, и теперь я официально лейтенант 4го ранга Гам29, принадлежу отделу оперативного реагирования.
— Хей, за это точно надо выпить! Поздравляю! — Айзек поднял второй стаканчик. Все чокнулись, выпили, и Гам29 продолжил, как ни в чем не бывало:
— Я познакомился со своим начальником, а может быть, начальницей. Оно не ответило на вопрос о своем поле, но сделало мне устный выговор за "переход границ". Оно рикша, и зовется капитаном 1го ранга "Шараавия". По-моему, у этого некоторые проблемы с синтезатором речи. Он иногда начинает шипеть. Почему-то чаще всего тогда, когда начальник говорит со мной.
— Шараавия женщина, Гам29, — с сочувствием в голосе прояснил Айзек. — И для нее в некоторой степени вопрос пола — это больной вопрос. Так что теперь она на тебя будет злиться. Знаешь, ты все-таки не спрашивай у всех подряд, "м" он или "ж"...
— И ты... — с почти что мученической интонацией "и ты, Брут" протянул Гам29.
— Ну что поделать. Гуманоиды, они такие гуманоиды, — развел руками Айзек. — И рикши не всегда лучше. А мой первый рабочий день, в отличие от всех ваших, был очень разочаровательным. Как уже почти выдала Санемика, я работаю в компьютерном отделе, я программист. В первый день я стал изучать базу и, скажу вам, что такого старого оборудования даже в студенческих общагах не видел. И программы, соответственно, дерьмовые. Расстроился. Написал, что об этом всем думаю, в жалобе. За жалобу получил выволочку от начальника — так с ним и познакомился. Собственно, у нас в отделе всего-то три индивида, включая этого начальника. С начальником, к слову, я подружился — когда понял, что тот был прав, и что прежде писания жалоб мне надо было бы поговорить с ним. У нас очень неформальная обстановка. А третий индивид - таними. Но он какой-то совсем аутсайдер, мы его редко видим, он всегда прячется в своем углу. Санемика, Дженнифер, Гам29 — вы заходите к нам в подвал в любое время. На чай. Рады будем. И еще что-то подсказывает мне, что Гам29 и Гарик найдут общий язык...
Айзек коротко хихикнул, махнул тыльной стороной ладони по носу.
— Почему? — тут же заинтересовался Гам29.
— Он тоже не ладит с женщинами. И особенно — с Шараавией.
— А ты, значит, всегда ладишь? — не смогла удержаться от вопроса с ехидцей Санемика.
Айзек не ответил, только неопределенно пожал плечами.
— А на Земле из вас никто не бывал…? — после некоторой паузы, во время которой доелось ору, спросил Айзек с мечтательно-печальным выражением в голосе. Дольше прочих взгляд Хоффмана задержался на Дженнифер, как на той, что потенциально вообще могла бы и родиться на Земле. — Я вот… Я вот очень хотел бы. Наш штатный психиатр часто летает туда, и почти всегда — в Китай. Ее рассказы, просто – рр! Восхитительно-дразнящие.

374 сутки, Фельгейзе.

С задачей "нарисуй-без-рук" Альт расправился превосходно. Музыку он не выбрал, предоставив выбор Ихире, и добавил, что это ответный жест знакомства. Что же, почему нет. Чуть-чуть полог отстраненности между собой и пациентом можно приподнять. Но чуть-чуть.
Человеческим психиатром Ихира стала не просто так. Виноват был Китай. Влюбленная в земной Восток, Ихира полюбила и Землю, и людей. Она училась психиатрии в Сиане, практиковалась там два года, потом получила распоряжение на галактические просторы. Но Китай не забывала: постоянно летала туда в командировки, иногда — просто на отдых. Китай пленил ее всем, в том числе и своей традиционной музыкой. Природной, космической - и то и то сразу, со стажем в тысячелетия. Так могут только китайцы.
Музыка пошла. Альт рисовал. Молча. И, по мере того как выявлялся его рисунок, Ихире было понятно все больше и больше.
Кокон, закрытый на замок. Замок внутри клетки — его никто извне не откроет. Глаза, которые никак не получалось нарисовать, и которых на рисунке так и не появилось. Доминирующий серый цвет, несколько бешеных цветных пятен. Такой рисунок нарисует аутист. В данном случае, не только аутист... рисунок Альта был очень агрессивным. Зубы везде. Длинные когти. Большой, приоткрытый рот. Рисунок был жутким, от него веяло не просто депрессией, не просто тягой к самоубийству. Это была просто классическая картина из галереи шизофреника. Кокон. Глаз на лице нет. Но есть глаза вне лица — большие, тревожные, "а вдруг что-то опять случится". Кровоточащая рана в груди. Даже... боже. Всего настолько много, что это даже похоже на симуляцию от человека, что старательно пытается изобразить из себя шизофреника, прочитав умную книжку, вытащив и использовав на себя из нее все или практически все симптомы болезни. Вот только то, как повел себя Альт дальше, не дало поводов утвердиться в мыслях, что он — симулянт.
— Я не хочу их вычёркивать! — закричал он, отскочив вдруг от мольберта, рухнув за диван. — Не хочу их отпускать! Почему они всегда бросают меня?! Пред-датели!!
Подождать немного — значит, увидеть настоящий припадок и почти наверняка поставить диагноз, который, уже очевидно, не будет классической разновидность шизофрении, но будем чем-то подобным, из того же семейства. Но у нас гуманная медицина, не стрессовая. Не надо припадков.
Ихира подошла к Альту, села перед ним, тронула его плечо своей когтистой рукой. Тронула бережно, но потом перехватила — крепко, уверенно.
— Альт, оставайся со мной. Слышишь? Никто тебя сейчас не бросит.
Альту потребовалось несколько минут и много слов Ихиры, чтобы он пришел в себя и, перестав хныкать и что-то бессвязно бормотать, оклеймался и стал смотреть на мир более-менее осмысленно. Когда кончились судорожные истерические подергивания, тельсорка приобняла Альта за плечи и помогла ему сесть. Нейри хохлился, сжимался, но реагировал на прикосновения положительно. Очевидно было, что он очень не хотел остаться один. Всегда не хотел — и в данный момент тоже. Ему нужен был хоть кто-то рядом. Хотя бы чужая, незнакомая тельсорка.
Музыка продолжала тихо играть на заднем фоне. Стыл чай. Ихира и Альт сидели за диваном и общались.
— Расскажи мне о них, Альт. Обо всех, — это было первое, о чем попросила Ихира. Первый шаг к тому, чтобы Альт стер с себя кокон, и первый шаг к тому, чтобы Ихира написала в его истории болезни что-то иное, кроме перечисления симптомов.

***

Против того, чтобы ее укусили за плечо, Тахири ничего не имела. В конце концов, на плече шерсть. Смягчает. А вот против того, что рядом появился кто-то непонятный, и стал хохотать во весь голос — была против очень даже. Недовольно дернув ухом, Эха начала потихоньку сбавлять обороты совокупления, но, к сожалению, закончить дело мягко все равно не удалось. Чужаков заметил и Оур и, такая стесняшка, тут же скинул Эху с себя без лишних сантиментов. О том, что рядом находящийся хохотун может оказаться соперником и может в любой момент вонзить нож в спины увлеченных сексом партнеров, Эха даже и мельком не подумала. Что ни говори, а потребность в сексе — слабое место килиан.
Пока Оур разбирался с посетителями, Эха просто ждала. Она не стала ни одеваться, ни прикрываться (все равно все уже все видели, и вообще чувство стеснения собственного тела отсутствует у килиан напрочь), просто чуть-чуть отползла назад и сидела прямо на земле, согнув ноги в коленях, и плавно поигрывая хвостом, перебрасывая его влево-вправо над коленями.
Эха слышала ругань. Слышала звон пощечины. Женские крики. А потом, когда все стихло, какую-то короткую, суетливую борьбу, а затем снова ругань. И снова пощечина. Эха с самого начала поняла, что те, кто пришел — давние знакомые Князя, и, несмотря на нынешние разборки, это его союзники. Что, как, почему...? Килианка пыталась вслушиваться в слова, но поняла только одно: "трансляция" - слово, заимствованное саахами из интерлингвы. Трансляция...? Значит, этим союзникам Оура помогла сюда добраться трансляция турнира...? И, раз так, то зря он выкинул свою камеру.
Рассуждения прервал кто-то, подскочивший к ней, кто-то, кто помог подняться на ноги.
— Привет, мы — друзья, и пришли вытащить вас с этим психонавтом из данного захолустья. Позвольте вам помочь, нэшэ Тахири, — наконец-то интерлингва. Говорящий на ней сказал "нэшэ" — значит, либо саахшвет, либо гуннар. А может, суранин. Интересно, у суран тот же самый язык или нет...? Эха этого не знала.
Сама Эха не говорила ничего, ни до шаттла, ни в нем, ни после. Она пыталась разобраться вначале, куда попала и кто все эти индивиды вокруг нее, но пищи для размышлений практически не давалось. Полет прошел тихо и спокойно. Только та женщина, что орала больше всех при встрече, еще чего-то успела поорать во время нахождении в шаттле.
Шаттл, орбита, корабль. На корабле Эху практически сразу же отвели в медотсек. Провожатым и, по совместительству, доктором, был тот самый парень, что на Охре обратился к ней "нэшэ".
— Хочу поздравить вас, яд рикшей имеет временное действие, и зрение вернётся через какое-то время, — он начал с хороших новостей. Но Тахири не расслабилась от них ни на грамм. Хоть она и выглядела вполне уверенно, даже почти расслабленно, но не потому, что была спокойна на самом деле. Она просто философски принимала то, чего все равно не в силах изменить. Килианка чувствовала себя здесь потерянной, будто находилось в темной, закрытой комнате без предметов. Откуда все равно не убежишь. — Другой вопрос — когда. Но это уже побочно. ...Ваши зрачки реагируют на освещение. Скажите, что вы видите? Свет, силуэты? Насколько чётко? Можете различить, сколько у меня пальцев?
— Я ослепла, но не оглохла и не отупела, хайне гуннар, — Эха ткнула пальцем Тамгри в грудь. Довольно мягко, но уверенно.
Что гуннар, понять было несложно: парень говорил с заметным, если прислушиваться, присвистом. Вероятно, это из-за выпирающих зубов. Такие есть у гуннар. И вторая зацепка: организм уже донес Эхе, что стоящий перед ней тип асексуален, и на него ее биохимическое влияние будет распространяться ограниченно: не будет работать сексуальный аспект.
— Для чего вы меня сюда привели и что собираетесь делать со мной дальше?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Вторник, 24-Ноя-2015, 21:16:50 | Сообщение # 417    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
373 сутки, Фельгейзе

- М-м, нет, не довелось, - задумчиво отозвалась Дженнифер на вопрос Айзека. - Мои отец и дядя на Земле выросли, но потом переселились на Луну, я родилась уже там. Хех, это смешно — самая близкая к дому планета, колыбель людской цивилизации, а я никогда там не была. Впрочем, я, в общем-то, нигде не была. Фельгейзе — единственное место вне Луны, на котором побывала, если не считать нескольких часов в космопорту другой планеты из-за неполадок на корабле, да и те - при первом перелёте сюда.
- Тебя совсем не интересовала родная планета твоей расы? - Гам29 недоумевающе накренился чуть в сторону.
- Если честно, то... не особо. Я не знаю, почему, но... люди никогда не были мне особо интересны, и всё, что с ними связано — тоже. Из-за этого теперь мне иногда кажется, что о других расах я знаю чуть ли не больше, чем о своей собственной. - Роуз заправила за ухо прядь волос, случайно коснувшись дужки очков, и тут вдруг со смущением поняла, что это те самые очки, что прошли с ней всё эту безумную экскурсию в сюжет приключенческих романов, те самые очки, надломленная дужка которых перемотана сейчас кусочком синей изоленты. Кусочком того самого средства, веками помогавшего людям бороться с поломками весьма разнообразного характера. И, хотя средство это было творением старых веков, используемым лишь ценителями, оно всё ещё было слишком стрёмным для того, чтобы являться в приличный ресторан в перемотанных им очках.

***

374е советские сутки, Фельгейзе.

Когда Ихира спросила про Них, Альтаир перевёл в её сторону очень напряжённый взгляд, и на дне его оранжевых зрачков плескалась обида, но смотрел он куда-то сквозь тельсорку. Куда-то вне мира, вовнутрь себя. Не двигался, наверное, с пару минут, сохраняя полное молчание, кажется, даже не дыша, а потом вдруг резко отвернул голову в сторону.
- Их было много, митха Стау. Мы проведём тут двое суток, если я начну говорить обо всех, - тихо, неожиданно спокойным тоном сообщил он и слегка дёрнул уголками губ. - Но есть те, кого я не могу забыть. Не хочу забывать. И отпустить не могу. Без них больно. Пусто. - нейриец коснулся обрубленной рукой центра груди, как раз того места, где была дыра на его рисунке.
Шакс снова замолк на какое-то время, опять подобрал к себе ноги, пристроил подбородок на коленях и продолжил:
- Будучи ребёнком, я не любил играть с другими детьми. Они мне не нравились, они меня не понимали, и я их не понимал, их игры меня не интересовали. Поэтому я уходил на нижние, нежилые уровни колонии, настолько низко, что тамошние складские помещения пустовали или содержали в себе хлам, про который никто даже не знал. Там не было света, но тогда темнота ещё не пугала меня... так, как делает это сейчас. Я уходил туда и рисовал на стенах. Целыми днями только и делал, что чертил когтями по инею кривые линии. Я любил, когда никто не трогает, когда никто рядом не кричит и не бьёт меня. Но однажды я оказался там не один. Я встретил девочку с глазами цвета заката. Она была старше меня, но понимала лучше, чем делали это ровесники. А я понимал её лучше, чем кого-либо ещё — она знала, как что-то мне объяснить, в то время как остальные предпочитали просто ударить, когда я не мог понять с первого раза. Её звали Ниира Вахе, и она любила петь в темноте. Ни стала моим первым разумным другом. Спустя пять лет после нашего знакомства, за три дня до запланированного мною побега с колонии, ночью заглючила система жизнеобеспечения одного из жилых отсеков, и Ниира погибла вместе с половиной его жителей. Мать даже не дала мне взглянуть на её тело. Она ненавидела Ни.
Все те, кто «бросил» Альтаира, постоянно посещали его в кошмарах и видениях. Однако лишь немногие помимо Нииры могли похвастаться тем, что никогда не играли там отрицательных ролей. Во всех снах, во всех видениях эта девушка с глазами цвета заката была чем-то вроде, как выразились бы люди, ангела-хранителя. Едва уловимой сущностью, что предупреждает, даёт подсказки, указывает путь. И лишь она ни разу не произнесла в голове Альтаира ни единого слова. Может, потому, что он, к горечи своей, позабыл её голос?..
- Потом, когда я только-только покинул колонию и добрался до первого в моей жизни порта — перевалочной пиратской базы, я рассорился со своей напарницей по побегу, в следствие чего был брошен ею там. Я не говорил на интерлингве, не понимал, где нахожусь и что делать дальше. И, когда я почти отчаялся, со мной заговорила на нейрийском старая конжуйчианка. Она просто заметила, как я растерян, и решила помочь. Так я познакомился с Брихти З'Хорной и ещё несколькими индивидами из её команды. Они стали мне тем, чего я не имел ранее — семьёй. На колонии я не был сиротой, у меня была мать и ещё приличное количество её родственников, но никто из них не являлся для меня чем-то большим, чем обладателем похожей крови. А вот эти двенадцать — стали. Научили меня почти всему из того, что я знаю сейчас. Брихти была очень стара (хотя, общаясь с ней, об этом и подумать было невозможно) и очень больна. На тот момент, когда на корабле появился я, все врачебные прогнозы сводились к тому, что ей осталось не больше двух лет. Но Бри прожила ещё целых семь! К смерти она относилась философски, как к чему-то маловажному, незначительному, но тому, что всегда где-то рядом... как к возможности споткнуться, например. Я восхищался ей. Все восхищались. Бри не боялась момента, когда её не станет. Не ждала и не гадала. Просто учитывала, что это может случиться в любой момент. И это случилось. Для меня это было чем-то невероятным, более невероятным, чем конец света. И когда это случилось, я ждал, что мир вот-вот разрушится. Но нет. Я лишь как никогда ощущал его давление, его размер, и то, насколько в нём незначительны даже те, что для меня был сродни целой галактике. Тем утром я тоже умер. Мы, нейри, часто умираем, но тогда я умер особо на долго, хотя моё тело продолжало жить и даже, видимо, двигаться. Я словно выключился в один момент, а когда снова включился — застал себя сидящим за нашим большим столом в обеденной. Как выяснилось потом, я три дня бродил, как призрак, никого и ничего не замечая, не произнося ни слова. Я до сих пор не помню ничего из этих трёх дней. Но до мельчайшей детали помню, как очнулся в полном одиночестве и с удушающем чувством Пустоты. Именно тогда Пустота пришла впервые. Раньше она лишь понемногу колыхалась где-то внутри, дремала, но уход Брихти пробудил её к жизни, и взамен сна она начала ЕСТЬ. Есть меня, изнутри, кусок за кусочком. - Шакс очень-очень испуганными глазами посмотрел на Ихиру и опять приложил руку к груди. - Она и сейчас там, и сейчас это делает. Она съест однажды меня всего, и ничего не останется. Только пустая оболочка. Я буду так же безразлично слоняться, как в те три дня. Не будет меня — будет только сытая Пустота и мой живой труп. А я не хочу, митха Стау, я не могу, как Брихти. Я боюсь умирать. Так умирать. Потому, что, знаете, есть вещи, ради которых стоит жить, вот только за них без страха умирать и можно. А по иному — нет, страшно.
Нейриец замолчал и принялся сверлить Ихиру взглядом, словно ожидая от неё какой-то реакции. Словно желая понять: а слушает ли она вообще?

*****

- Вопрос заключался в том, различаете ли вы мои пальцы, а не в том, сколько их предписано мне природой, - с добродушной ехидцей в голосе заметил Тамгрикар. - Я оценил вашу наблюдательность, но, всё же, нам необходимо выяснить, насколько этот змей подпортил вам глаза. А вот насчёт заинтересованности в вашем присутствии здесь — тут уж вопрос не ко мне, а к нашему общему щербатому знакомцу.
Терминал Тамгрикара, пристроенный им на стуле, поставленном аккурат между местами дислокации врачей и пациентов, старательно переводил в буквы всё слышимое.
- Сколко раз я просьил тэбьа нэ звать мэньа тхак? - сощурил единственный глаз Оур, переведя взгляд с терминала на гуннара.
- Семнадцать, - сходу отчеканил ассистент. - О-ой, да брось, тебе ж идёт!
В ответ на эту реплику Тама Шантал лишь выразительно фыркнул, стегнув хвостом по полу.
- <К слову о заинтересованности. Мы её не убили, даже там не бросили. Всё, ваш альянс исчерпан?> - раздражённо уточнила Чилига, да с интонацией такой, будто вопрос был исключительно риторический. - <Тамгри, хватит, отойди от неё.>
- <Тамгри, продолжай,> - перетянул «одеяло» на себя Оур. - <Нет, Чи, не исчерпан. Но я, так и быть, сообщу тебе, когда это произойдёт.>
Маринкошу очень нравилось, как раздражает Чилигу присутствие Тахири. И нравилось, как она выглядит в гневе. А потому он не могу упустить шанса лишний раз позлить свою заместительницу.
- М-мх. В общем, к консенсусу насчёт вашего будущего они не пришли. - пожав плечами, на своё усмотрение перевёл Тамгрикар диалог начальников. - Но я не думаю, что они вдруг захотят сделать вам что-то плохое. - размышляюще протянул гуннар, а потом покосился на Чилигу и шёпотом добавил: - По крайней мере, пятьдесят процентов из них — точно нет. Ну, а пока они там переругиваются, я просто буду выполнять свой врачебный долг. - Тамгрикар пожал плечами. - Кроме зрения на что-нибудь жалуетесь? Ушибы, порезы, ссадины?
Тут двери медотсека со свистом разъехались, и мимо гуннара с килианкой неуловимо пронеслось что-то и шлёпнулось на скамейку рядом с Князем.
- Кня-я-яже! - радостно взвыло нечто скрипучим голосом и, схватив саахшвета за руку, принялось неистово её трясти. Маринкошу потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и рассмотреть гостя.
- Вэксэль. - без особой радости выдавил он. - Тхак вот, чхэй корабль.
- Рад, что вы живы! - отпустив, наконец, лапу серокожего, нейриец сцепил в замок длинные пальцы руки и улыбнулся во все свои тридцать восемь. - Я так испугался, когда Виерра сообщила мне обо всей этой неприятной ситуации! ...Так давно не виделись, я так рад вас видеть!
- Вэксэль, закханчьивай эту комэдиу, актиоришка. - Князь неодобрительно покачал головой.
- Ой, тоже мне, хуаше зеффе! - нейриец разом помрачнел, перестал лучиться радостью, и воздух между ним и Князем будто заискрил. - Я просто пытаюсь быть радушным хозяином.
- <Вы не могли позвать на помощь кого-нибудь, кто меня не ненавидит?> - повернувшись к Чилиге и хорошо видимому позади неё Тамгрикару, недовольно поинтересовался саах.
- <Ну, он просто стопроцентно не мог отказать, а нам нужно было найти кого-то очень быстро,> - пожал плечами Тамгрикар.
- <Что я упустил? Почему он не мог отказать?>
- <Ну кто долг таким лёгким образом отработать откажется, ну скажи мне?>
- <Что?> - скривился Князь. - <Только не говори, что это он тот долг таким способом отработал! Тамгри, сука, ты хоть представляешь, насколько этот мудак мне должен и какие у меня на этот должок планы были?!>
- <Ты спас ему жизнь — он спас тебе жизнь. Это равноценный обмен, — справедливо, я считаю.> - размеренным тоном сообщил гуннар, так умиротворённо, будто Оур не выглядел сейчас комком раскалённых в гневе нервов.
- <Я не просил его спасать меня, это не считается!>
- <А мы — просили. Помнишь, мы ведь твои руки!> - очень язвительным тоном пояснил Тамгрикар, явно припоминая фразу, произнесённую боссом на Охре. - <Так что всё считается.>
- <А мне вот даже интересно, какие это у тебя на меня планы были, серая ты двухметровая проститутка?> - Вексель ужасно ехидно улыбнулся, на всю рожу, так, как умеют только нейри.
- <О, предки, я даже не буду спрашивать, как давно ты знаешь савэхт..!> - Маринкош закрыл лицо руками и обречённо покачал головой.
- Да и всё врёшь! Я тебя вовсе не ненавижу, ты даже не представляешь, как я тебя люблю-ю-у! - бледный потянулся обнять великана, растопырив свои костлявые ручонки, но тот был явно против.
- НЭ ТРОГАЙ МЭНЬА, ТЫ... ты..!
- Какой же ты угарный, когда не накачан этой медицинской лабудой. - Вексель снова отстранился и весело загоготал. - А вот вся эта синюшность тебе не очень идёт.
- Заткньис.
- Вот расскажи мне, как ты вообще умудрился влезть в эту чушь, да ещё и ТАК облажаться? Серьёзно, я думал, что ты куда более рассудителен.
- Я нэ собирайус расговарьивать об этхом с тобой.
- Ой, да ладно, ты никогда ни о чём разговаривать не хочешь, - фыркнул капитан «Шисца», скрестив руки на груди. - Хэ-э-эй, а её я не знаю! - ярко-алые глаза Векселя впервые скакнули на Тахири. - Это, что ли, та самая килианочка, которая тебя уделала и без глаза оставила?! О, во имя Тхэмгафа, могу я получить ваш автограф, мадам?
Спустя секунду нейриец был схвачен за голову и скинут со скамьи, рожей прямо в пол. Но злорадной радости в нём эта выходка ненавистного друга ничуть не убавила.
- Серьёзно, Шант, этот случай просто обязан быть описан в моей книге счастливых моментов!
- Я голымьи рукхамьи распльущу твой чэрэп, эсли эщьо раз назовьошь мэньа тхак.
- Ой, да ладно! Какой идиот в этом мире будет стесняться своего собственного имени!
- Я нэ стэсньайус!
- М-м... не обращайте внимания, это норма, - сообщил Тахири Тамгрикар, с довольством наблюдая за разворачивающейся картиной.

****

- Чего они вообще взяли привычку эти идиотские философские фразочки ляпать? Загадка про флаер и того понятнее была! - причитала Маурин, шагая вдоль по коридору. - Идиотские, абсолютно бесполезные подсказки для каких-то... импрессионистов! - нейрийка понятия не имела, кто такие импрессионисты, но слово это казалось ей достаточно выразительным, чтобы обозначать какое-нибудь страшное оскорбление. - И опять эти чёртовы подземелья!
Пока Ашаараашх задавался разумными вопросами, пытаясь предусмотреть развитие событий в ближайшем будущем, а Шакс, игнорируя последнего, сетовала на судьбу и проклятущие лабиринты, показалась первая развилка. Два тоннеля выглядели абсолютно одинаковыми, и внешне, и в температурном спектре, и энергетически. Даже следов «мёртвых» и «живых» в них было навскидку равное количество.
Мау хмыкнула, сосчитала какую-то ломаную нейрийскую считалочку, поочерёдно тыкая пальцем в коридоры, и, остановившись на правом, уверенно зашагала туда. И, пройдя метров пять, вдруг вскрикнула, подскочила и, прыгая на одной ноге и тряся второй, принялась шипеть сквозь зубы какие-то ругательства. Когда же с этим действом было покончено, нейрийка устремилась посмотреть, что же ранило её драгоценную конечность.
Странным предметом оказался торчащий прямо из земли острый гвоздь. Вот он, сволочь, хорошо теперь виден — испачкавшись кровью, высвечивается из общего пространства цветом энергии Маурин. Стоило вглядеться получше — и дальше тоже были замечены подобные штуки. Весь пол дальше ими усыпан! Ну как весь — пройти-то, не наступая на них, можно вполне, но для этого придётся сильно напрягать глаза и вглядываться во тьму, постоянно следя за тем, куда ступаешь.
- Ну да, прекрасно! Колючий пол! - фыркнула Шакс и принялась шагать дальше, прощупывая предварительно ногой выбираемые для наступания места.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Вольф_Терион Дата: Среда, 25-Ноя-2015, 01:15:39 | Сообщение # 418     В браке
Сообщение отредактировал(а) Вольф_Терион - Среда, 25-Ноя-2015, 01:16:51
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1006
Репутация: 130
Вес голоса: 4
382-е Советские сутки, Анурах.


Длай проснулся посреди ночи, притом вовсе не из-за необходимости идти на дежурство, завтрашний день у него был как бы выходным, так как следующую ночь нужно было провести на дежурстве. Разбудило противное пищание датчиков протеза и неприятная боль в руке, так болят пережатые мышечным спазмом нервы. Со старческим кряхтением Азри поднялся и сел на край кровати, тут же открывая голографический проектор и рассматривая инженерное меню. Проблемы всплывали цепочкой одна за другой. Вчера, перед сном, длай подключил свою конечность на зарядку, беспроводную. Подобные протезы предпочтительно оснащались батареями сверхвысокой ёмкости, позволяющими месяцами пользоваться конечностью не заморачиваясь зарядкой, но потом требовалось их подзарядить. Судя по показаниям датчиков, основным сбоем был перегрев нано-углеродных батарей, потому первым делом Азри отключил зарядку, не хватало ещё чтобы аккумы взорвались.
Подобные сбои сами по себе были редкостью, во-первых они проверяются на каждом ТО раз в пол года, а во-вторых, подобный перегрев возникал лишь у бракованных батарей, что так же выявлялось на ТО. Вот только Азри не проходил осмотра с тех пор, как конечность установили, забота о себе любимом не входила в любимые занятия длая.
Из-за перегрева, похоже, произошёл скачок напряжения, искровой пробой одного из элементов, который, собственно, и вызвал боль, синтетические нервные волокна, которыми протез соединён с «родной» плотью, крайне плохо переносят такие воздействия, даже повреждаются. Вот и сейчас, похоже, один из нервов был повреждён, как-никак эта модель была староватой, надёжность хромала, это не те самые последние модели протезов, в которых и питание было надёжнее и защита от подобных сбоев была серьёзнее. Пробой так же вызвал и спонтанное сокращение мышц, оттуда и боль такая, хотя система автоматически впрыснула микродозу мощного обезболивающего( хотя необходимости не было), боль, а после и спазм, проходили.
Наконец, Д'Хаворд позволил себе коротко выругаться. Сейчас рука работала на резервных элементах, но их заряд позволял работу максимум на неделю без зарядки, а то и меньше. К тому же при повреждённом нерве( как оказалось, он не полностью повреждён, рука работала, но иногда «отключалась») пользоваться протезом оказалось немного неудобно. Так, например, когда Азри решил пойти налить себе кофе и взял протезом кружку, та быстро оказалась на полу, пальцы банально разжались.
Починить? Ха-ха, смешно, для этого требовался хороший центр кибернетики, который на Анурахе, естественно, отсутствовал, а ещё лучше было бы попасть на Вермальт, там бы всё обошлось бесплатно, при том работа гарантированно была бы сделана качественно.
Но длай прекрасно понимал, что ему придётся привыкать, неизвестно было когда вообще будет возможность заняться ремонтом. Одно радовало, вся электроника работала хорошо, потому Азри первым дело за новой чашкой кофе решил прочесть почту, то есть, сообщение Элиота.
По его совету Азри мельком взглянул на новостные страницы, где не нашёл ничего хорошего, типичное новостное оливье, созданное из микроскопических кусочков правды и огромного ведра придумок и лжи, эдакое оливье с чёрным майонезом.
Закрыв новости, Азри отбил Элиот ответное сообщение, хотя настроение было и далеко не лучшим, но по мере написания всё же немного улучшилось. Азри даже не замечал, что их переписка понемногу становится похожа на эдакое взаимное хвастовство.
На гараж с флаерами я вряд ли заработаю скоро, к сожалению, впрочем, всё же истребители кажутся мне более приемлемым инструментов для высшего пилотажа.
Не заблуждайся, тянут и космос и планету далеко не все истребители, это ограниченная спец.серия. Мой и вовсе, похоже, теперь не удовлетворяет классификации наших кораблей, слишком уж его сильно и оригинально переделали.
А в космосе не всё так уж стандартно. Если корабль позволяет, то можно придумать много интересных развлечений. Пробовал соревноваться когда-нибудь в искусственных астероидных полях? Интересно летать, когда полагаешься исключительно на чутьё, от приборов там толку нет порой. А учебные бои истребителей в сложных условиях? И да, удивлён, не думал, что ты имел опыт полёта именно на истребителях.
Насчёт клинков...правда красивый трюк, пожалуй, я бы попробовал его снова, учитывая, что сто лет не сидел в нормальном корабле. Что же, если занесёт на Вермальт нас, думаю, я могу организовать тебе истребитель, без оружия, конечно :)
. На последнюю фразу Азри позволил себе поставить смайлик, почему-то ему казалось, что она забавная.
«Новости просмотрел, типичный бред, я привык игнорировать такое. Журналисты на то и журналисты, чтобы создавать информационную грязь.
А, да, насчёт Анураха, тут правда дыра, на всю колонию одно мелкое кафе, в котором скверный ассортимент. Единственное развлечение это спортзал да тир.»

Подумав, Азри решил пожаловаться на свою руку.
«А ещё здесь нету ни одного специалиста по кибернетике, а мне бы он пригодился. Потому, думаю, при первой возможности как минимум на несколько дней вернусь домой. Не поверишь, наши протезы тоже могут сломаться, видимо, не стоит игнорировать посещение врача-кибернолога или как его там зовут, плохо кончится.»[/i]
Подумав, Азри не нашёл чего добавить и отправил сообщение, после чего вернулся в кровать, смотря в небольшое окно на небо, в котором отлично виднелись звёзды, подкрашенные атмосферой в желтоватый цвет.
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 29-Ноя-2015, 02:44:25 | Сообщение # 419    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
373 сутки, Фельгейзе

— По-моему это неправильно, — тихо отозвалась Санемика на замечание Дженнифер о том, что ее не интересует собственная раса. — И не только с точки зрения моей расы. Вообще.
— Интересно. Это почему же? — Айзек заинтересованно подался вперед.
— Ну как?! — Санемика широко распахнула глаза. — Невозможно понимать кого-то теоретически. Если ты не вырос среди инопланетян, то ты не сможешь их понимать лучше, чем представителей своей расы, среди которых провел самые важные годы своей жизни. Все-таки мы достаточно разные, и не только в физиологическом смысле. Не только культурой, традициями, но и эмоциональными реакциями, у нас воспитывалось разное отношение к одним и тем же явлениям. Это может не слишком мешать общению, сотрудничеству, даже любви, как показало наше много-много лет существующее мультирасовое общество, но... но все равно не получится так близко подойти к инопланетянину, как к представителю своей расы. Мы же все здесь выросли на планетах своей расы, да..? Айзек, ты откуда? Гам29?
— Я с космической станции. Человеческой, да, — Айзек смотрел на Санемику с каким-то странным, задумчивым выражением, от которой той стало не по себе. — 5 советских лет назад улетел оттуда и окунулся в интернациональную студенческую жизнь. Санемика, моим лучшим другом там стал конжуйчианин. Да, они очень странные ребята, я даже не всегда был уверен, что Цутпк меня считает другом, а не просто забавным попутчиком, НО. С ним было чертовски интересно, он знает почти все на свете, и любит приправлять эти знания специфическим, не сразу понятным юмором. То ли потому, что он конжуйчианин, то ли просто потому, что он Цутпк, он имеет на жизнь совершенно другой взгляд, имеет такую точку зрения, с которой я бы и не догадался посмотреть. Это здорово. Глупо было бы ограничивать себя в общении по границе своей расы.
— Я не говорю, что надо ограничивать, — Санемика помотала головой. — Вот и я же сейчас, среди вас, одна азулийка. И вы классные. Но глупо было бы мне отворачиваться от своего общества, чтобы тянуться к вам, таким незнакомым и интересным. Ведь уже столько построено. Кто поддержит в трудной ситуации, как не расовые корни...? Азулийцу всегда будет проще помочь азулийцу, чем кому-то еще, человеку — человеку, лаккийцу — лаккийцу. Другим расам не всегда будет просто понять твои проблемы, Джен. Не игнорируй своих.
— Что-то в этом есть, но... — Айзек качнул головой. — Но по-моему только вам, тем, кто все детство прожил среди своих, сложно акклиматизироваться. А кто вырос среди галактического микса, тот таких проблем не испытывает. Нет, конечно, какие-то испытывает, но отнюдь не в таком масштабе, как ты описала... Я думаю, ты прочувствуешь все это, Санемика, когда поработаешь у нас в отделе хотя бы несколько месяцев. Кого у нас только нет...! Конечно, всякое случается, но в целом все отлично ладят.
— Да я не говорю, что с инопланетянами сложно ладить, нет. Просто... пфф, — Санемика шумно выдохнула, не зная, как объяснить иначе свою позицию, чтобы было понятно. — Просто при всем этом разнообразии зачем ставить свою расу на позицию худшей?
— Выпьем? — Гам29 ловко подтолкнул всем стопочки.
Выпили.

374е советские сутки, Фельгейзе.

Слушая Альта, Ихира запоминала имена и такие важные детали из его рассказа, как, например, глаза цвета заката у такой дорогой Альту подруги. Сейчас миру не нужны переводчики, ну что же. Свою отменную память тельсор может реализовать и иначе. Например — быть внимательным к каждому клиенту, не используя при этом цифровые или рукописные записи, что многих раздражают и отталкивают. К слову, для тельсора Ихира была отнюдь не талантом по части запоминания, однако же на фоне среднего гуманоида все равно заметно отличалась в лучшую сторону. По крайней мере, дела своих текущих пациентов она никогда не путала, важные детали не упускала по причине забывчивости.
Рассказывая о Ниире, о Брихти, Альтаир рассказывал и о себе, причем много. Очень много. Больше, чем удается обычно узнать о пациенте при первой встрече. Альт никогда не ладил со сверстниками — раз. Два — предпочитал хлам, темноту и одиночество. Три — он рисовал, втыкая когти в иней и, кажется, это было едва ли не его единственным увлечением. Его многие не понимали, даже били — четыре. Альт уходил в творчество, в рисование, любил пение — это пять. Шесть — тяжелая травма детства, смерть друга. Семь — отсутствие общего языка с матерью, и ни слова об отце (мысленная заметка: прочитать, насколько важны и крепки семейные узы в обществе нейри). Восемь — новая травма, новая смерть, три дня полного ухода в себя. Девять — у него, очевидно, проблема с границами. Десять — боязнь темноты, боязнь пустоты, одушевление пустоты. ПУСТОТА ЕСТ. И это лишь то, что на поверхности его слов. Насколько глубок корень...?
Так похоже на классику, все-таки, хотя еще совсем недавно казалось иначе. Но в то же время что-то цепляет, царапет. И вопросов появляется тем больше, чем больше говорит Альт. Но Ихира не спешила их задавать. Пусть Альт пока говорит сам так, как ему говорится.
— У нас много времени, ты можешь не бояться провести здесь несколько дней, — Ихира смотрела на Альта, склонив голову в тельсорской манере. — Разве что не единомоментно. Ты очень интересно рассказываешь, я хочу слушать тебя дальше. Твоя боль знакома многим, но знакома поверхностно, ты же успел глотнуть сполна. Был кто-то еще... близкий, ушедший?
Что ты видишь в темноте? Когда в первый раз ее испугался? Как бы ты нарисовал свою Пустоту? О, вопросов было бесчисленное множество. И множество отложено, до поры до времени. Но кое-что стало ясно уже теперь.
Пустота... Альт не зря ее так боится. Пустота — это то, что действительно приносит шизофрения, если ее не остановить. Пока нет оснований полагать, что случай Альта не злокачественный, и что ему болезнь даст какие-то поблажки. Только вот как лечить нейри...? Они же химию выводят из организма, как профессиональные аквариумные фильтры. Хм. Надо будет посоветоваться со специалистами по четвертой группе. Редкие ребята, как и пациенты, так и врачи, даже придется списаться с соседним участком: на 13м таких нет. Ну что же. Значит, дело на ближайший вечер определено.
Что до личного отношения к делу, то Ихира даже почти не лукавила, когда говорила Альту, что ей интересно его слушать. Да, все клинические проявления болезней на одно лицо, все психи довольно однотипны. Но здесь — псих не самый стандартной, псих редкой расы, у которого классическая болезнь может дать (или не может?) отклонение от учебника. Все-таки шизофрения, ее ближайшее семейство, или что-то с сугубо специфическими расовыми надбавками? Для того, чтобы это понять, надо было говорить с Альтом. Говорить много. И это было интересно. В какой-то мере даже похоже на детектив. Однако, меж тем Ихира блюла границы: она приемник, психиатр, за стеклянной стенкой, а вовсе не теплая подушка для плаканья, которая по совместительству является и кладезем советов и жизненной мудрости. Интерес — конечно. Интерес показать — можно. Но интерес профессиональный, а не личный, как, например, интерес материнский.

...флешбек Элиота от 383-х советских суток.

Переписка в онлайн-времени у Азри и Элиота определенно не задавалась. Ознакомившись с письмом длая еще вчера, Эл ответил своему панцирному знакомому только сегодня. Зато с самого утра, по крайней мере по личным меркам Элиота: сегодня его утро наступило около полудня по марсианскому времени.
Начал ответ Элиот с тех строк, которые вчера ему категорически не понравились, в которых вчера он увидел заговор, почему, собственно, и не ответил сразу. Родители о кибернетиках постоянно говорят, Лотта высказала, а теперь еще и Азри? Совпадение, как же. Точно, пронюхал откуда-то, пройдоха, и теперь тоже склоняет на "правильную" сторону своими нехитрыми намеками! Он же длай. Ему надо, чтобы все было правильно.
Но сегодня, с утра, ситуация стала выглядеть иначе. Вариант заговора отступил, и на передний план вышла теория забавного совпадения. Элиот даже решил поделиться с д’Хавордом собственными горестями.
"Эти монстры называются кибернетиками, Азри", — "монстры" записаны именно так, жирным шрифтом. — "Любой протез без обслуживания тем легче ломается, чем больше в нем механики, что ты хочешь, это тебе не самоподдерживающаяся органическая система. В какой-то мере ты мой товарищ по несчастью: я по идее должен проходить каждый год обязательный медосмотр, но игнорировал его уже пять лет, за что мне вкатили штраф и пригрозили в скором времени заблокировать мой чип-паспорт. Ну, что сказать... Зажали. Тоже придется в ближайшее время посетить врачебные чертоги. Трата времени, что неприятно, у меня-то ничего не болит, не сбоит и не грозит отвалиться".
Про свою утерянную память Элиот ничего не стал писать вполне сознательно: сейчас-то все окей, а что было, то было давно и, вероятно, все-таки не от его системы и ее сопутствующих, а исключительно от внешних факторов зависело. Может, ему просто гурталин электродубинку в голову кинул?! Ха-ха.
Пусть было утро раннее и сонное, но новый прилив хвастовства Азри в киборге разбудить сумел.
"Привык он игнорировать новости", — проворчал про себя Элиот, запрашивая в поисковик Азриаэриэля Д'Хаворда. — "Ну вот. Так и знал".
Относительно непродолжительные поиски по просторам всемирной паутины дали на имя Д'Хаворда только одну коротенькую заметку: как Азри несколько лет назад свалился на истребителе на какую-то захолустную планетку, подбитый пиратами. Упоминалось имя пилота, но даже то, выжил ли он, не сообщили. Истребителя упомянули модель, и ее ради любопытства Элиот тоже поискал в интернете. Истребителем оказалась как раз та версия "планетка-космос", правда старой модификации, со слабым монолитным барьером и попсовым лазерным оружием.
"Тоже мне, звезда. Мно-о-го, я смотрю, новостей на своем веку проигнорировал", — внутренняя ворчалка Элиота снова заработала.
"Ни фига, в космосе физика совершенно другая, неестественная, ее интуитивно угадать и почувствовать невозможно, только если ты не летаешь там с юных лет и все свое свободное время. Я — нет. Я люблю гравитацию :) На планете — радуйся и наслаждайся, думать не надо, все сразу понятно, ты просто чувствуешь воздух и движешься вместе с ним. Сейчас употреблю пошлое слово, но для такого соития с кораблем мне даже не нужен нейрошунт, хотя с ним ощущения выходят на принципиально новый уровень. Может, если подключусь к датчикам космического корабля, что-то отдаленно подобное и будет. Но все равно: СКУЧНО! Ветер — друг мой. Его я чую, он как живой, а вакуум — нет. Чего там чувствовать, на что ориентироваться-то, коли вокруг ничего, кроме пустоты. "
Воспоминания о своих полетах, о воздухе, ветре и скорости всегда поднимали Элу настроение. И этот раз не стал исключением. Юзая нейрошунт для ответа Азри, не двигаясь, глубоко впечатавшись левой щекой в подушку, Элиот блаженно улыбался.
"Ха, искусственные астероидные сгущения — это для студней развлечение. Но если говорить серьезно, то, наверное, не летал (?) и уж точно не соревновался. Подобных полигонов очень мало. Но зато я отведал в космосе иных приключений: сейчас сделаю очень умную вещь и сообщу тебе, без пяти минут полицейскому, что участвовал в некоторых запрещенных пиратских забавах. Летали на кошмарных истребителях подпольной сборки меж искусственных препятствий в виде многочисленных стреляющих и взрывающихся дронов, довольно плотно раскиданных по объему трассы. У каждого пилота на каждом истребителе — разумеется, рабочее оружие, и каждый участник мечтает проделать каждому сопернику по внеплановой и всегда открытой шлюзовой камере. Вот это был драйв. Хотя гораздо больше мне понравился следующий этап, наземный, причем совсем-совсем наземный. Те же виражи, только на карах, по специальной трассе, и вместо лазера — старый добрый таран. Машинки были все неплохие, что удивительно, так что погонять удалось на славу. Конечно, приехал первый. Порадовал, мать его, Альта. Кстати, ты не сможешь меня за это посадить :) Я в то время был рабом и был вынужден, х-ха, исполнять чужую волю. Ну, иногда желания "господина" были замечательными, что тут скажешь.
Что насчет дуэли флаер-истребитель, то не соглашусь с тобой, поскольку каждый прекрасен по-своему, это совершенно разные вещи. На истребителе можно вомногократно разрывать звуковые барьеры, рисовать хоть иероглифы в воздухе и чувствовать себя гордым богом, зато на флаере — пролетев над водой под мостом, красоваться прямо над крышей дома подружки, на зависть всем соседям. А еще — самое главное! — на флаере можно лавировать между небоскребами, ныряя в потоке других флаеров или на полностью свободном маршруте. Больше всего люблю городские гонки".

"Жаль, что больше не поучаствую" — этого Элиот писать не стал, но подумал, и настроение у него резко испортилось. Блестящие стены небоскребов, отражающийся в них свет фар, и твой двойник-призрак, что преследует тебя, твое отражение, что появляется и исчезает на окнах-зеркалах в знаковые моменты. Зрители, стоящие на посадочных площадках, зрители, которых ты видишь и слышишь: реальные, можно даже сказать, осязаемые. Плакаты в их руках, голограммы над головами, сложенные в приветственные жесты пальцы. За ними — звезда, садящаяся, тонущая в рыжем, желтом, красном, синем зареве мегаполиса. А потом ночь — ночь, и все становится по-другому. Только это все для других. Не для него, Элиота.
«Почему я подумал «больше не поучаствую»? Разве я успел вообще когда-то поучаствовать в городских гонках?» — До кибернетизации, насколько Эл знал, он был регулярным участником только юношеских и, чуть позже, разрядовых соревнований на карах. После кибернетизации все официальные соревнования стали невозможны. Городские гонки, большие, настоящие, с толпой болельщиков — только официаль. — «А город глазами гонщика, почему все так ярко и знакомо? Может, помесь впечатлений от трансляций, зрительского участия и тех случаев, когда я гнался сам с собой…? Я точно так же не мог отделить свои знания о Марсе, полученные на личном опыте, от того, что прочитал в буклетах. А что с истребителями? В плену я летал — умел — это факт. Не чувствовал себя уверенно (чертов космос, нормальной логике там движение не поддается!), вовсе нет. А про «клинки» откуда так хорошо помню? Я чаще летал в атмосфере? Или все-таки там не летал, и опять же якобы мои впечатления на самом деле заимствованы из увиденного и прочитанного? Коньо. Нет, не может быть. В конце концов, я с детства обожал летать, и с рождения имел супер-спонсоров, поддерживающих это увлечение. Был бы совсем дураком, если бы не воспользовался этим и не научился летать на чем только можно. И вообще. Воспользовался. У меня же универсальные летные права.»
"Фигуры высшего пилотажа некоторые флаеры тоже позволяют. На неделе я, например, рисовал "Колокол". Первое, что захотел нарисовать, когда взлетел в воздух на приличной машинке после долгого-долгого перерыва". — перечислять остальные свои деяния Эл уже не стал, просто свернул летную тему на своей любимой одиночной фигуре: больше писать о полетах настроения не было.
"Ловлю тебя на слове про истребитель", — закончить Элиот постарался все-таки позитивно, чтобы не показывать Азри своего скисшего настроения. Они ж как бы друг другу хвастаются, а не плачутся! — "Будешь на Марсе, тоже организую тебе покатушки. Если вслух признаешь чудесные качества флаеров :) ".
Даже смайлик поставил.
И "p.s. А что, совершеннолетних девушек у вас в колонии нет?".
Отправить.

***

— "Для импрессссионисссстов", — тихо, с шипением, передразнил Аш. — Я и не предполагал, что ты нассстоль-ко ограничена. Импрессионизм — это великое искусство, это яркие краски реальности, проступающие сквозь чувственное мировоззрение художника. Это застывшее мгновение и пойманное настроение с историей, на фоне которой вся история вашей расы — это блеклый, экспрессом промчавшийся миг. Не разменянные на политику, на деньги, на разврат достижения. Образ жизни, который...
Ашаараашх полз за Маурин и поучал его ровно до того момента, как "бабонька" не наткнулась на помещение с "колючим полом". Она не была внимательна и наступила ногой на острый шип, зато Аш, ползущий следом за ней, вовремя остановился и такой ошибки не совершил.
— Ну да, прекрасно! Колючий пол! — закончив свои прыжки, фыркнула Маурин. Дальше она пошла на ощупь, и у нее это в принципе неплохо получалось.
Аш немного задержался, пытаясь найти обходные пути. Он попробовал потянуть за несколько шипов, чтобы выдернуть их, но это оказалось напрасным делом: стальные стержни слишком глубоко сидели в земле и на потуги рикши не поддавались. "Забить" их глубже тоже не удалось. Ну что же. Придется ползти. Если подняться на хвост выше, то толщина тела становится меньше, чем ширина ботинка Маурин: не очень устойчивое и реально неудобное положение, но зато между шипов проползать так очень просто. Именно проползать между: чтобы еще различить шипы в темноте, приходилось напрягать зрение.
— Ну-ка, баба, не спеши, — догнав Маурин, Аш "дернул" ее за плечо своими гравитацио-меняющими способностями. Рывок получился резким, но не сильным. — Не увлекайся только полом. Наверняка это все ведет нас в какую-то новую ловушку. Лабиринт меж шипов — это как-то слишком просто.
Время показало, что Аш был прав. В какой-то момент, поставив ногу на землю, Маурин потеряла опору. Аш слегка "подхватил" ее, не дав нейрийке упасть в яму, разверзнувшуюся от ее шага. Заглядывать внутрь и смотреть что там, на дне, у Аша не было никакого желания, но мысль "а вдруг это такой новый проход" заставила его это сделать. Осторожно подойдя к краю ямы, Аш заглянул вниз. Ничего не увидел. Аккуратно свесил голову, потом и половину тела в яму: результат тот же. Ничего не видно. Яма очень глубокая. Вряд ли здесь проход.
— Не с-сюда, — Аш вылез из ямы и, прощупывая дорогу перед собой, обполз яму у стеночки. Сюрпризов больше не было, а через пять-шесть метров шипы и вовсе кончились.
Гладкий пол еще на первых метрах начал вызывать подозрение, но еще большее подозрение начали вызывать звуки, раздающиеся откуда-то сзади, которые средней чуткости уши рикши могли уловить, но расшифровать — нет. Как будто кто-то бросил несколько слов, и они отразились от стен. Или, хм, этот кто-то — неразумное животное. Аш не был уверен, что изданные звуки были членораздельными.
— Теперь еще и тыл беречь, — недовольно прошипел он. — Впереди опасность, сзади — тоже. Давай-ка, береги наш тыл, бабонька, а я выступлю в роли разведчика.
В скором времени туннель начал петлять. Иных неожиданностей, кроме новых поворотов, он не приносил, но зато он гасил звуки, что могли бы исходить сзади. Ашаараашх, только было успокоившийся, снова понемногу начинал нервничать.
Идти вперед — возможно, близко подпустить к себе врага. Остановиться — возможно, потерять время. Но…
— Мы же первые идем, так? — Ашаараашх резко обернулся к Маурин. — Ты же не видела здесь чужих следов? Давай-ка затормозим на время и подождем тех, кто следует за нами. Ловушку-то мы успешно обвалили, нет надежды, что что-то их задержит. А лучше немного вернемся назад, до шипов: осмотримся, принюхаемся. Обидно будет, если нам в спину дышала какая-нибудь… мышь.

***

— Ага, — хмуро отозвалась Эха на комментарий Тамгрикара о том, что такое поведение его товарищей — норма. — А Вы знаете, хайне Непредставившийся, что говорить в присутствии представителей другой расы на своем языке, а не интерлингве — это верх бескультурья?
Щелк-щелк. Хвост бьет по поверхности скамейки то справа, то слева от Тахири. В килианке накапливается раздражение. Куча незнакомых индивидов вокруг; какие-то непонятные речи на непонятном языке; полная неспособность зрительно оценить ситуацию; непредставившися доктор (а доктор ли вообще?), требующий ответов на медицинские вопросы. Но хуже всего прочего — голос той женщины на саахшвете, довольно мерзкий, который прямо въедается в уши. Она что, не может иначе общаться, чем криком?! Вот же истеричка какая неприятная. Почему Шант (как выяснилось, Шант) ее до сих пор не уволил? Он же тут главный, все верно..?
— Не вижу ваших пальцев, хайне гуннар, — буркнула Эха. — Различаю только, в какой стороне свет. Ушибы, порезы, ссадины — что есть, то прекрасно само заживет, ничего серьезного. Кто вы, все-таки, вообще?
В скором времени на Эху обратила внимание еще какая-то кричалка, но уже радостная. И уже мужеского пола. "Вэксэль", как назвал ее Оур.
— Это, что ли, та самая килианочка, которая тебя уделала и без глаза оставила?! О, во имя Тхэмгафа, могу я получить ваш автограф, мадам?
— Увезешь меня отсюда — я вся твоя, — Тахири еще сильнее начала щелкать хвостом по скамейке. Векселя тем временем же вполне заслужено ткнули мордой в пол.
— Серьёзно, Шант, этот случай просто обязан быть описан в моей книге счастливых моментов!
— Хотя нет. Я передумала.
Удары хвоста стали походить на удары хлыста.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Вольф_Терион Дата: Четверг, 10-Дек-2015, 01:34:17 | Сообщение # 420     В браке
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1006
Репутация: 130
Вес голоса: 4
382-е советские сутки, Анурах.

Закончив писать Азри честно попытался поспать, но это удавалось с трудом, получался даже не сон, а такая бредовая дрёма. О причинах бессонницы Азри судить не мог, лишь предполагал, что это от недостатка физической активности или, проще говоря, от пинания известных продолговатых объектов(синоним безделья). Но это если говорить о физиологических причинах, а вот явно видная была в том, что поглощали всяческие мысли, причем в 99% абсолютно бессмысленные, просто картинки из прошлого и вообще что-то придуманное, или же какие-нибудь навязчивые мелодии. Наверное сильнее чем сейчас Азриаэриэль никогда более не хотел, чтобы ему было с кем поговорить. Бывают такие периоды в жизни, когда до определённого момента вполне живут себе люди(условно люди) счастливо наедине с собой, причём старательно пытаясь оградить себя ото всех, что часто не получается, а когда вдруг предоставляется возможность уединиться, возникает желание утолить жажду общения. Вот и у длая сейчас было что-то подобное, только, конечно, ранее он не ограничивал себя в людском обществе специально, скорее само так получалось, чаще всего по профессиональным причинам, а преодолеть ситуацию особого желания не возникало, мол, чего нету, того нету.
Примерно в таком духе рассуждал Д'Хаворд лёжа в постели. Наконец, когда подобное проведение ночи надоело, длай выполз из постели, к тому же шанса провести ночь, в тишине смотря через окно на достаточно красивый горизонт, Азри был так же лишён, по погодным условиям. Настоящие, очень мощные бури, были исключительно во время 3-х сезонов (один из которых был не за горами), хотя достаточно сильные ветра -- частое дело, и именно мощный ветер, вместе с нарушенной целостностью между потолком и стеной, создавали крайне неприятный свист в комнате.
Дабы приглушить неприятный шум в комнате длай решил использовать свой терминал в руке в качестве аудиоплеера, а колонки будильника в качестве источника звука. Конечно ожидать хорошего звука мог лишь глухой, но всё же могло быть и хуже, гораздо хуже. Комнату наполнила музыка космоса, без преувеличений. Одним из любимых музыкальных стилей Азриаэриэля был стиль без конкретного названия, хоть и зародившийся давно. Мелодия преобразованного в звук излучения космоса завораживала, иногда настораживала своей странность, но всё же очень хорошо успокаивала. Очень часто подобная мелодия выступала в качестве фона для штака или даже флозы. Безусловно не хватало хорошей аудиосистемы, возможно, даже с комплектом настоящих плазменных динамиков, которые стоили достаточно много и были редкостью...Но об этом оставалось только мечтать. Удивительно, но под аккомпанемент мелодии из динамиков даже шум ветра стал вполне симпатичным.
Разобравшись с фоном, Азри уселся на краю кровати и развернул экран терминала, намереваясь снова войти в военную сеть длай.
Искать долго не пришлось и очень скоро Азри нашёл всё то, что хотел. Во-первых, впервые он увидел свой истребитель до конца собранным, после модификации. Когда он был последний раз на Вермальте ему удалось взглянуть лишь на восстановленный каркас, сейчас же истребитель предстал во всей красе, мало похожий на обычные корабли из серии. Как гласил текст, по образцу именно этого корабля была построена новейшая серия истребителей планета-космос, правда создано из было очень мало и даже те, что были подобием истребителя Азри, от него сильно отличались. Не долго думая длай сохранил себе 3D-модели и технические характеристики, благо доступа хватало, впрочем, Азри не сомневался, что его действия контролируются. Кроме прочего, упоминался некий «проект Асиларх», но о нём Азриаэриэлю прочитать было не суждено, информация доступна лишь для высших званий в иерархии.
А вот про кибернетическую программу Азри удалось найти данные с гораздо большей лёгкостью. По сути это было что-то вроде между медицинской картой и каталогом возможных модификаций для Азри, тут же описывались все травмы, осуществлённые модификации и прочая личная информация. Здесь Азри задержался надолго и вскоре удовлетворённо кивнул самому себе, как оказалось, он вполне мог себе позволить не только починить свою конечность, но и вовсе заменить на гораздо более совершенную, с отличными характеристиками, пусть это и стоило уже определённую сумму и требовало время, но оно того стоило. Осталось лишь найти достаточно времени и прилететь на Вермальт.
Кое-что в базе было доступно длаю и про образцы длайского ручного оружия, здесь так же было много интересного и Азри на всякий случай запомнил где и про что говорится, в особенности про новейшую снайперскую полуавтоматическую винтовку, получить которую в своё распоряжение казалось заманчивой идеей.
Когда длай оторвался от чтения, через окна вовсю проникал рассветный желтоватый свет говоря, что уже наступило утро.
Чем можно заняться до позднего вечера? Азри быстро прикинул все варианты и в итоге остановился на одном, пусть и не лучшем. Помнится, Сергей приглашал его посидеть где-нибудь? Вот и случай подвернулся. Конечно много пить точно не стоило, но умеренную дозу алкоголя метаболический имплант способен вывести, без каких-либо негативных последствий и остаточных признаков.
Найти номер терминала Буковски оказалось несложно, причём для этого не потребовалось даже лезть в базу данных, Сергей уже однажды писал на терминал Азри.

Через четверть часа Азри и Сергей уже сидели в местом баре, который в такое время суток был практически пуст, кроме них в нём торчала лишь группа из 4-х рабочих, чей профиль Азри определил по оранжевым комбезам, да ещё один охранник за барной стойкой.
Налегать на что-то сильно алкогольное явно не стоило, потому, по совету Сергея, были взяты две кружки тёмного пива, при том что до момента как их выдвинули на барную стойку, Азри даже понятия не имел что такое «пиво». Впрочем, напиток длаю пришёлся вполне по вкусу и ещё до того, как разговоры перешли в активную фазу, Азри заказал себе вторую порцию.
– Так что, порадуешь рассказом о причине прибытия сюда? – невзначай поинтересовался Сергей, отпивая из кружки. Для Азриаэриэля этот вопрос был ожидаем, к тому же Буковски не первый раз об этом справшивал, вот только рассказывать обо всех подробностях не хотелось. Но кое-что в кратце рассказать можно было.
– Рассказывать не о чём, по глупости сюда попал.
– Думал, что попадёшь на тихую непыльную работу, да? За которую хорошо платят, якобы.-Сергей усмехнулся.
– Нет, я здесь вообще не по своей воле, это наказание. Я нарушил субординацию и правила поведения во время проведения полицейской операции. Разве не слышал про меня ничего? По новостям крутили, там ещё про киборга упоминания были. – По Сергею было заметно, что тот старательно пытается припомнить что-то, но в конце покачал головой.
– Нет, не слышал. А что же это за операция была, да ещё и с таким странным наказанием? – Азри лишь вздохнул и начал сильно укороченную версию рассказа.
– Вообще я раньше служил в военном флоте длай, пилотом. Но после некоторых обстоятельств потерял руку и попал на «пенсию». Полетал на разных корабликах гражданских, но понял, что это не моё, тогда и пошёл подавать заявление на устройство в полицию. Прошёл обучение и меня распределили на стажировку, вполне заурядное заданьице, которое в итоге вылилось в очень проблемное задание. Кратко говоря, кое-какая незначительная польза от меня была, конечно, но вреда от меня было больше. Поссорился я с одним человеком, о чём жалею, хоть мы, вроде, и помирились. Но всё же подобная ссора в боевых условиях была опасна для всей группы, понимаешь? Могли пострадать другие, могло пострадать выполнение задания, из-за меня. Конечно мы выкарабкались. Я имел все шансы получить гораздо более строгое наказание, но вот, сделали скидку на обстоятельства, определили меня сюда отрабатывать вину. Как видишь, ничего героического. На самом деле, странное наказание, ты прав, слишком тут спокойно. – Длай неопределённо хмыкнул и припал к своей кружке, смотря куда-то в пространство отсутствующим взглядом.
– Наверрное руководство имело какие-то свои цели, отправляя тебя сюда...-- неуверенно пожал плечами Сергей.
– Вероятно. А ты чего здесь торчишь? С таким званием ты вполне мог бы работать в полиции, на хорошей должности, а не торчать в этой дыре. – заметил Азри и махнул рукой бармену, прося ещё кружку.
– Хах, тут ты прав, мог бы. Но жене обещал, понимаешь, я тоже работал в обычном полицейском участке, причём достаточно далеко. Зарабатывал немного получше, чем тут. Но случай один был, тоже неприятный. Псих какой-то забрался в магазин, ограбить хотел, заложников в конце-концов взял. Если сократить ненужные подробности, то меня подстрелили, случайно и несильно, через недельку уже в строй вернулся. Но вот жена закатила истерику, мол, не хватало мне стать вдовой, а пока у тебя такая работа, мне это похожу и светит. Ну, вот и пришлось писать рапорт с просьбой о переводе в какое-то спокойное место, отправили меня сюда, вот и всё. Хотя, я не особо жалею, тут неплохо.
– Кому как... – пробормотал длай.
Дальше ни о чём серьёзном разговор не шёл. Сергей более первой кружки пить не стал, что ожидаемо, Азри же ухитрился выдуть четыре за весь разговор, что не особо на нём сказалось.
После бара длай вернулся домой, дабы привести себя в порядок и перекусить, после чего отправился на дежурство, до самого утра. Хотя что тут, ночь-то короткая.

383-и сутки.

«Прелесть» ночного дежурства в том, что сначала приходится бездельничать день перед ночью, а после и следующий день, мол, отоспаться надо. Но в этот раз Азри этим и занялся, всё же две бессонные ночи сказывались, к счастью, рука не беспокоила, лишь временами функционировала неправильно, да и требовала частых подзарядок, что было очень неудобно, хоть около электропорта живи.
Проснулся Азри уже днём, сквозь жалюзи, создававшие приятный сумрак, пробивались тончайшие лучики янтарного света. Повинуясь ставшему привычным ритуалу, Азри голышом направился в санитарный блок и принял душ, настоящий, с тугими струями воды, да ещё и контрастный. После, не желая одеваться, направился на кухню за кофе и завтраком, получив которые уселся за стол есть, всё в том же компрометирующем виде.
За завтраком Азри наконец-то открыл почту и с некоторой радость обнаружил, что Элиот ответил на его письмо. По видимому, для Эла тема кибернетики была явно больная, но вот как-то смягчить её Азри не мог, потому писал, как всегда, то что думает. Хотя во многом он был солидарен, длай тоже не понимал необходимости постоянно посещать врачей.
«Немного странные требования всё же. Постоянно ходить по врачам очень утомительно, не видел в этом смысла. Да и сомневаюсь, что подобную поломку постоянные осмотры выявили бы, если система самодиагностики не сработала. Хотя всё же определённая толика разумности есть в постоянном контроле, но всё равно, с частотой обследования они перемудрили, мне вообще рекомендовали раз в пол года посещать врача. Хотя, я в чём-то рад, что эта зазбоила, присмотрел себе новенький экземпляр, очень хорошенький, хоть и придётся за него отдать достаточно приличною сумму, даже учитывая, что всё оперативное вмешательство будет бесплатным, но оно того правда стоит.
А у тебя, надеюсь, всё нормально будет. Обидно будет, если не удастся нам посоревноваться, так что ты держись там и постарайся ко всему не поубивать этих врачей, если слишком назойливыми будут :)
Спорить не буду, все принципы в космосе другие и много электронике доверять приходится. Да и на планетах я летал слишком мало, по сравнению с космосом, надо будет этот пропуск заполнить когда-нибудь. А ещё хотелось покататься на чисто наземном транспорте.»

Но дальше Азри действительно позавидовал Элиоту, по пунктам развлекательных гонок тот явно превосходил длая.
« Что ж, тут действительно мне остаётся завидовать, а в соревнованиях не участвовал. Зато в реальных боевых операциях участвовал, это тоже совсем нескучно. Хотя, как видишь, чревато лишением конечностей, если в тебя даст залп хорошая зенитная система корабля размером почти с крейсер, при том что на хвосте у тебя будут висеть парочка мелких истребителей. Но на современном истребителе, думаю, такой проблемы не было бы, мой восстановленный с лёгкостью бы выжил в тех обстоятельствах, над ним хорошо поработали, но это я уже лишнее сказал.
А Альтом тебе правда повезло в этой области. Вот любопытно было бы видеть его эмоции в момент когда ты катался и особенно выигрывал. А что в качестве приза ты получал?»

А дальше в Азри резко включился критик и он просто не мог не акцентировать внимание на одной детали.
«Вот сейчас я тебя поправлю, ты немного странную вещь сказал. Говорить фразу «вомногократно разрывать звуковые барьеры» неверно. Барьер ты разрываешь один раз только, когда срывается с корабля подушка сжатого воздуха. Ты наверное хотел сказать, что можно многократно преодолевать скорость звука, тогда ещё ладно, терпимо:)
И да, я могу на своём истребителе пролететь и между зданий, главное чтобы он физически влезал, иначе от зданий ничего не останется, ну и, главное, двигателями ничего не повредить. Да и над рекой, над домом пролететь можно, правда это немного страшно для обычных людей выглядит.
Уверен, мы можем спорить до бесконечности на эту тему, давай сойдёмся на том, что у каждого транспорта свои преимущесвтва. Я, пожалуй, не отказался бы на флаере полетать, только хорошем, быстром, а не каком-то тазике. Да и погоняться бы не против с достойным соперником.
Что ж, договорились тогда, я своих слов на ветер не бросаю. Значит устроим когда-нибудь многоэтапную гонку. Думаю, туда можно включить ещё пару видов транспорта. Я слышал, что на Земле очень много видов колёсного транспорта, очень разного. Никогда на таком не ездил. Да ещё и говорят есть транспорт для воды. хм...Но это я что-то слишком развернулся.»

На последнюю строку Азри даже не знал, что ответить и немного подвис. Девушки? Ну, да, с этим тут и правда проблема, хотя в излишней потребности в сексе у Азри не было.
« С ними тут плохо, по сути все женщины что есть здесь приехали сюда с мужьями, другим тут делать нечего, та ещё дыра. Вообще, хочется свалить скорее отсюда. Никакого эстетического,морального и физического удовольствия от прибывания тут:)»
Закончив написание, Азри отправил письмо и доел подостывший завтрак.
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Мир людей » С Третьей Космической
Страница 28 из 40«1226272829303940»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк