[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 40«1278910113940»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Мир людей » С Третьей Космической
С Третьей Космической
Призрак Дата: Понедельник, 15-Дек-2014, 20:34:52 | Сообщение # 121    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
В то, что Альт забыл о топливе, Санемика поверила. Она вообще удивлялась, как пират после выстрела в голову не потерял все воспоминания в принципе. А теперь вот выяснилось, что все-таки потерял, но только маловажные, на которых он не концентрировал особого внимания.
А вот хитрость не сработала. Оказалось, что Альтаир реагирует на любые упоминания о киборге, как... корова на красную тряпку? Все-таки некоторые поговорки у людей очень странные. Но это обстоятельство все равно не могло отучить Санемику почитывать на ночь человеческий фольклор. Там было много не только странностей и непонятностей, но и интересностей.
— Эта с-сволочь... пыталась меня задушить... думайте с-сами на основе этого... Я уже с-сказал, что не с-собираюсь о нём... говорить. — Не сказал, а выплюнул Альтаир, выделяя букву "с" больше обычного. Потом пират закашлялся, поборолся с удавкой, тихонько что-то буркнул себе под нос и снова постарался успокоиться. Когда успокоение снизошло, Санемика продолжила:
— Альт, я все равно об этом узнаю. — Кажется, интонация в голосе Санемики совершенно не изменилась, однако по ее глазам можно было понять, что она только что перешла грань между "товарищеским разговором" и "деловым собеседованием". — От меня ты не сможешь скрыть ничего. Но всем будет лучше и приятнее, если ты все-таки расскажешь о том, что нам надо, сам.
Санемика даже позу переменила. Расправила плечи, подняла подбородок выше. Она уже беседовала не с интересным инопланетянином как случайная встречная, а с подозреваемым как следователь. И сразу на душе стало спокойно, уверенно, и пирата азулийка жалеть перестала. Вошли в силу профессиональные привычки.
Однако, вопреки заветам капитана, Санемика-таки решила дать Альтаиру второй шанс.
— Еще мне надо знать, кто улетел на пиратском корабле. Их имена. Характеристики корабля. Имена других твоих подельников. Имя вашего босса. Не буду врать, что твой длинный срок это сотрудничество скосит до адекватных размеров, но условия содержания улучшит точно. "Особо строгий" и "строгий режим" — это, что для тебя в первую очередь важно, разница в кормлении.
Сочувствующая другим Санемика на пару секунд проснулась в Санемике-следователе, заставив азулийку коротко и даже печально вздохнуть. Разница в кормлении, да. Поможет она Альту. Две крыски вместо одной... Все равно беловолосый вряд ли сможет выжить долго в тюрьме, что в "строгой", что в "особо строгой". У него просто не хватит энергии, чтобы пережить свой долгий-долгий срок.
— Ну что, не хочешь просто ответить и упростить жизнь нам обоим?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Понедельник, 15-Дек-2014, 22:48:58 | Сообщение # 122    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Вторник, 16-Дек-2014, 20:08:00

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Азулийка продолжала настаивать на своём. Пират лишь молчал, частично от гордости, частично — от обстоятельств, и сидел, всё так же запрокинув голову, стиснув зубы от боли и старательно подавляя попытки своего желудка исторгнуть с таким трудом заполученную пищу. От вкуса собственной крови его тошнило.
— Еще мне надо знать, кто улетел на пиратском корабле. Их имена. - продолжала тем временем Санемика. Теперь стал ясно — вопрос про киборга был не просто вопросом. Она просто завуалировала начало настоящего допроса. Хитрая. - Характеристики корабля. Имена других твоих подельников. Имя вашего босса. Не буду врать, что твой длинный срок это сотрудничество скосит до адекватных размеров, но условия содержания улучшит точно.
Альтаир, тяжело дыша, опустил голову и сплюнул, после чего поднял злобный взгляд на полицейскую.
- Я с-сомневаюсь,.. что медленно дохнуть десять лет — лучше, чем... дохнуть так же, но менее мучительно, в течении пяти... - Шакс злобно фыркнул. - Про корабль можете забыть,.. как и про киборга... Хотите знать моего босса? Пиратский Князь Oyp, вот мой босс... Могу поспорить,.. знание о моей работе на него... вам не многое даст, а больше я ничего не скажу. Иначе подохну... и до тюрьмы не доехав. Имена подельников вам ничего не разъяснят... — многих я знаю только по кличке... Если так хотите — скажу... Каспер, Шина,.. Алмаз... Ярый, Щур и... Сатхама... кто смылся на корабле... больше ничего не скажу. И не думайте, что... ваши допросно-копские штучки помогут: ...Шакс сказал — Шакс сделает...
Альтаир вытер с губ начавшую застывать кровь об здоровое плечо и, как-то странно усмехнувшись одной стороной лица, ожидающе уставился на Санемику. Сколько уверенности и профессионализма в этих огромных серых глазах, обрамлённых пышными тёмными ресницами. Сколько решимости в позе сего хрупкого маленького существа, такого уязвимого к «банальной смерти». Интересно, полицейская смотрела на пирата так же, если бы он не был ранен? Если да, то это стоит уважения.
- Мне угрожает... моя еда... кто бы мог подумать?.. - оскалив испачканные в крови зубы, пират беззвучно рассмеялся, склонив голову. Хотя, по содроганиям плеч, это можно было принять за рыдания.

.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 16-Дек-2014, 01:26:33 | Сообщение # 123    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Кое-что Альт сказал. Кое-что, очень мало. И, к сожалению, не факт, что правду, хотя Санемика хотела бы верить в полученную информацию. Но опыт не позволял.
"Вот упрямец", — с некоторым сожалением подумала азулийка, признав необходимость строгого допроса. Санемика повернулась к Лестеру, смущенно кашлянула, привлекая его внимание:
— Капитан, вы не могли бы оставить нас наедине? Совсем наедине?
Джим оценивающе посмотрел на пару Альтаир-Санемика. Что же, при данном состоянии Альта за Санемику опасаться совершенно не стоит. Пусть будет так, как она просит.
— Вечер близится, — проговорил Джим, глянув на свой терминал, — а там и ночь недалеко. Гам29, Фам94, пойдемте за мной, обеспечим всех минимальными удобствами для сна.
— Есть, — хором прищелкнули лаккийцы, и вслед за Джимом удалились из медотсека, набирать в пиратской спальне одеяла, простыни, или что-то на них похожее, чтобы можно было устроить более-менее комфортную ночлежку.
Азулийка с сомнением покосилась на Дженнифер и Бидди. Спят, вроде. Хорошо бы и не проснулись. Допросы обычно происходят в тишине, но выглядят не очень эстетично. Не хотелось бы пугать девушек.
Проблема была решена частично. Близкорасположенную к месту допроса Бидди Санемика отгородила ширмой. К сожалению, ширма была только одна, и вот что делать с Джен..? Не полотенечком же накрывать. Вместо этого Санемика просто подло выкрала у Дженнифер очки и переложила их на любимую всеми белую тумбочку, понадеявшись, что зрение у подруги достаточно хреновое, чтобы не разобрать издалека, что именно там с Альтом происходит.
Закончив с приготовлениями, Санемика села на колени напротив Альта. Медленно сняла с рук перчатки.
— Не держи на меня зла, — произнесла она ставшую ритуальной фразу за секунду до того, как, скользнув рукой по волосам Альтаира, коснуться его щеки кончиками ногтей, едва-едва, практически незримо, допуская контакт его кожи со своей.
"Тишина", — мысленно приказала Санемика, входя в ментальный контакт с Альтом. Сказала — как цепь замкнула, в таком состоянии пленники не могли ей противиться ни в чем. Сказала тишина — значит, будет тишина. А боль, что всегда преследует контакт, и постоянно нарастает в геометрической прогрессии? О, ее приходится терпеть молча. Корчась, извиваясь, с льющимися потоком слезами, хватанием воздуха потрескавшимися губами, и желанием скорой смерти. Но на допросе у Санемики еще никто никогда не умирал. Азулийка прекрасно чувствовала грань, за которую переходить нельзя, и никогда ее не переступала.
Первые секунд пять контакта все шло как обычно. Санемика абсолютно доминировала, а Альт начинал знакомиться с болью.
"Где чип киборга?" — мысленно спросила Санемика, уже сообразившая, что это-таки самый сложный вопрос из всех, и начинать надо именно с него, хотя он далеко не самый важный (по мнению Санемики). Голос азулийки громким эхом отдался в голове Альта. Как будто голос бессмертной отражался в стенах древнего высокого храма.
И Альт ответил. Не мог не ответить. Санемика увидела, как бледные пальцы нейри прячут маленькую металлическую пластинку (очевидно, чип) в коричневую деревянную коробочку и запирают ее на замок. Коробочка на столе. Стол — в хламе, хлам — в большом кабинете, а кабинет здесь, на базе, совсем недалеко от медотсека. Комната шефа, сразу поняла Санемика, и Альт показал ей, как к этой комнате отсюда добраться.
"Откуда украл киборга?" — следующий вопрос от Санемики не заставил себя ждать.
Однако вместо четкого ответа, какой следовало бы ожидать, Альт начал выдавать что-то бессвязное. Санемика увидела какую-то яркую белую вспышку, после касание пальцев Альта к шее лежащего на полу человека (сразу было ясно, что это "Синеглазик", хотя Санемика не видела ничего, кроме шеи, даже его черных волос), потом росчерк ножа у плеча, потом руки, душащие за шею, но уже Альта... И все это промелькнуло за какую-то секунду, как будто бы воспоминания прошлись лавиной, неудержимой и совершенно не сортированной.
А потом лавина уткнулась в плотину и остановилась. А через секунду плотину прорвало.
Санемика больше не контролировала Альта. Она чувствовала, что больше не может давить на него. Наоборот, со стороны пирата начало поступать нечто. Это нельзя было назвать давлением, скорее, чистой энергией, легкой и свежей, бодрящей, как поцелуй морозного утра. Боль из плеча, что уже давно преследовала азулийку, начала отступать.
И рассудительность, кажется, уходила вместе с болью. Санемика вдруг почувствовала себя маленькой беззаботной девочкой, которая прыгает по лугу в летний день, гоняясь за бабочками и тряся тугими косичками. Сво-бо-да! Лег-кость! Чу-де-са!
Девочка с косичками исчезла очень скоро. Тогда, когда появился Альт: в воспоминаниях, следующих за его жизненной энергией.
В освещённом участке коридора, сцепились два силуэта: один высокий, женский, и один маленький, явно принадлежащий ребёнку. Они плавно прорисовывались всё подробнее.
- [Дай сюда!] - рычит женщина, держа ребёнка за запястье и протянув раскрытой вторую когтистую руку.
- [Нет!] - всхлипывает мальчишка, свободной рукой прижимая что-то маленькое к груди.
- [Отдай, паршивец,] - и когтистая рука отбирает у ребёнка его драгоценное сокровище. - [Крыса? Живая?] - голос нейрики становится безэмоциональным, но при том ужасно холодным и пугающим. Она поднимает за хвост трепыхающегося серого грызуна и презрительно прищуривает глаза, переведя взгляд на паренька. - [Почему живая?]
- [Она — мой друг!] - топнув ногой, вскрикивает мальчонка, злобно, но с большим испугом в глазах.
- [Друг?] - и по коридору разливается жуткий смех. - [Зачем дружить с явной едой?]
- [Друзей не едят,] - бурчит владелец зверька, утыкая взгляд в пол.
- [С таким подходом ты долго не проживёшь, мой милый,] - ласково шепчет женщина, опустив ладонь на макушку ребёнка и запуская длиннющие пальцы в его белые волосы. - [Тебе не пристало привязываться к низшим созданиям вроде этой грызуньи или представителям других рас. Они ниже нас. Они убоги. Не воспринимай их более, чем пищу.]
Пока женщина говорит, мальчонка пристально смотрит на трепыхающуюся в её руках крысу. Она дёргается всё менее активно, пока бездыханным, чёрным в энергетическом спектре, трупиком не повисает в руках нейрийки.
- [Видишь, как они слабы, сынок? Таковы все, кроме нас. Мы — сила, и однажды мы, собравшись вместе, вернём свое могущество.] - женщина встряхивает тельце зверька и протягивает мальчику. - [Держи, можешь съесть это.]
- [Мама... зачем?..] - ребёнок всхлипывает, заслезившимися глазами глядя на нейрийку.
- [Это что ещё такое?!] - озлобленно вдруг вскрикивает она, заметив слёзы в его глазах, и с размаху награждает мальчишку сильной пощёчиной. - [Не смей разводить сопли, паршивец. Я растила из тебя нейри, а не тряпку! Я хочу тебе лучшего, ведь ты мой сын, но с таким отношением... неблагодарный выродок ты, Альти.]

Санемика видела события и со стороны, и глазами Альта. Одновременно. Удивительно, противоречиво, но именно так все и было. Азулийка как бы раздвоилась. Оставаясь бесстрастным рецензентом, Санемика подмечала факты из детства Альта. В первую очередь тот факт, откуда беловолосый взял отношение к другим расам как к еде. "Отлично ты усвоил урок матери", — мысленно прокомментировала Санемика происходящее, припомнив Альту его фразу о еде перед началом допроса. И в то же самое время Санемика искренне переживала вместе с Альтом, чувствуя все то же, что и он тогда. Его обиду, его боль, его непонимание, его страх, его слезы.
Но наблюдая картину из прошлого, Санемика не забывала о том, что напротив нее сейчас находится взрослый Альт. Однако Санемика представляла его не как истерзанного, залитого кровью раба, а как гордо выпрямившегося мужчину в идеально отглаженном плаще, пристально смотрящего на нее своими янтарно-черными глазами.
"Мне очень жаль твою крысу, Альт", — мысленно передала ему Санемика со всей той жалостью, всей искренностью и всем сочувствием, на которые она была способна. А в плане чувств азулийка была способна на очень многое.
Энергия, поступающая от Альта, текла по венам искрящимся потоком. Санемике казалось, будто она парит на крыльях высоко-высоко, над бескрайним морем, и чувствует себя такой сильной, что перелетит к его не видимым отсюда берегам в любой момент, когда только того пожелает. Это ощущение было сродни эйфории. И плечо, больное плечо больше не тянуло вниз: рана окуталась теплом, регенерируя буквально на глазах.
Но скоро поток ослабел, а потом и вовсе закончился.
Колесо качнулось обратно.
Стремясь к равновесию, лишняя часть энергии, что попала к Санемике, решила вернуться обратно к Альту. И, возвращаясь, она унесла от азулийки кое-что.
Летний луг. Только нет на нем ни цветов, ни яркого света, ни бабочек, ни девочки с косичками.
Ночь, тихая-тихая, ласково-теплая. На черном небе перемигиваются звезды, иногда расчерчивают тьму косые штрихи метеоритов. Летом метеориты на Азуль Селесте — самое обыкновенное явление, их можно наблюдать всю ночь.
Под ногами трава. Она действительно черная, а не кажется такой в ночной темноте. Очень жесткая, гладкая и влажная, приятно щекочет босые пятки. Когда проходишь по траве, следов не остается: упругая трава моментально возвращается в исходное положение.
Вот только этот чудный вечер не приносит радость. Ведь рядом идет Сильсерис, любимый братишка. И рука Санемики, что лежит на его плече, подрагивает, следуя рыданиям, который мальчик отчаянно старается подавить в себе.
— Ну, полно, Серис, — Санемика перехватывает братца, прижимая его к себе. Так, вместе, обнявшись, они продолжают идти вперед, к месту, где небо встречается с небом. А точнее, с отражением своим в воде. — Хальц прожил долгую и счастливую жизнь. Он очень любил тебя, до самого-самого последнего вздоха! И был счастливым всю жизнь, потому что знал, что ты — самый лучший хозяин, который только мог у него быть.
— Хальц был лучшим луи на свете, — Серис горестно хлюпнул, плотнее прижимаясь к сестре горячим боком. — Всегда радовался моему приходу. Знал тысячу команд. Тысячу, Мика, клянусь, тысячу! И никогда меня не кусал. Даже в шутку. Даже когда пил воду у меня изо рта...
— Хей, мама же запретила так делать! — возмутилась Санемика.
— Знаю, — Серис улыбнулся сквозь слезы. — Но устоять было невозможно.
Брат и сестра пришли к озеру, сели на траву у его края. В одинаковом жесте откинулись назад, упираясь руками за спиной на холодную землю и устремив глаза к небу, где расписывали небо ярко-рыжие метеоры.
Санемика повернула голову к брату. Мальчик сидел, смотря в небо, и во влаге на его ресницах, и в темно-темно-синих глаза отражался огонь. Почувствовав взгляд, Серис обернулся.
— Хальца тоже провожал метеорит, правда? — тихо спросил он.
Санемика чуть улыбнулась. Она была уже большой девочкой и не верила, что души умерших азулийцев рассеиваются в вечности, провожаемые небесным странником-метеоритом. А уж что души ручных зверьков не пересекают небо, окутавшись совершенным, но краткосрочным блаженством, знала совершенно точно из религии.
Души зверьков уходят по воде и не покидают территорию планеты, перерождаясь во что-нибудь иное.
Серис тоже знал, что у зверьков иная судьба. Но не знал, что учение о душах в принципе вопрос спорный и недостоверный, а верил учениям религии безоговорочно. А как же иначе, в семь-то лет? Наука открывается только после десяти.
Санемика вопреки канонам просвещала брата во всем, в чем только могла, однако на этот раз умничать не стала. Серису сейчас нужно другое.
— Да. Провожал. — снова улыбнулась Санемика, достала из кармана белый платочек и бережно промокнула щеки брата. Тот попытался отвернуться, но потом перестал сопротивляться.
— Хорошо, — Серис улыбнулся уже увереннее. — Надеюсь, ему понравилось это путешествие.
Мальчик положил голову Санемике на плечо. Санемика стала мягко поглаживать братца по спине, тихо напевая ему колыбельную песню. Серис долго слушал, но потом усталость взяла свое, и он погрузился в дрему. Поначалу он вздрагивал, всхлипывал, но Санемика продолжала петь, и мальчик потихоньку успокоился. Дрема перешла в сон, спокойный и глубокий.
А Санемика еще долго любовалась на озаряемое огненными вспышками небо родной планеты.

Несмотря на то, что в воспоминаниях Альта говорили на нейриском, а в воспоминаниях Санемики — на азулийском, оба они прекрасно поняли друг друга. Ментальный разговор не имеет никаких формальностей и языковых барьеров. Санемика общалась с Альтом почти так же, как и с любым своим сородичем. Лишь с несколькими кардинальными отличиями.
В далекой-далекой реальности Санемика уже не робко касалась Альтовой щеки кончиками пальцев, а обеими руками обхватила его лицо, будто страстная возлюбленная.
Контакт, о боже, какое счастье, какое наслаждение! Как долго не удавалось ни с кем вот так по-нормальному, по-азулийски поговорить!!!
Длинные ногти Санемики входили в кожу Альта, добавив ему еще немного крови на лице. Сейчас азулийка себя не контролировала и со стороны не видела, она целиком была в "виртуальном" мире.
Воспоминание о луи пришло в ответ на воспоминание о крысе. Санемика не хотела о нем рассказывать специально, воспоминание выдало Альту ее подсознание, как первое ассоциативное, пришедшее в ответ на воспоминание Альта.
Экстаз схлынул, но жар нарастал. Кровь как будто кипела, но это не было неприятно. Санемика начала мелко подрагивать от нехарактерно высокой для ее организма энергии.
А что потоки? Они циркулировали между Альтом и Санемикой, не убывая и не нарастая. Между этими двоими установилась полная гармония.
"Что это, Альт?" — удивленно спросила Санемика, — "с тобой когда-нибудь случалось подобное? Вы, нейри, так общаетесь?"



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Вторник, 16-Дек-2014, 17:06:13 | Сообщение # 124    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Вторник, 16-Дек-2014, 20:05:20

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Когда Альт отказался говорить интересующую информацию и во второй раз, началось что-то подозрительное. Санемика попросила капитана и лаккийцев оставить её с пиратом наедине, отгородила пленника ширмой от спящей Бид...
Затем азулийка села перед Альтом и стянула с рук перчатки.
За всеми действиями полицейской Альт наблюдал с сомнением и некой настороженностью, а на последнем моменте его глаза удивлённо расширились.
Что она хочет сделать?..
- Не держи на меня зла, - проронила азулийка, прежде чем сделать нечто неожиданное. Она скользнула рукой по волосам Альтаира и самыми кончиками пальца едва коснулась его щеки.
Шакс только и успел подумать о том, что Санемика, верно, не усвоила урок, показанный практическим методом на её подружке, как в глазах внезапно померкло. Пират хотел сказать что-то, но в голове громким эхом раздался приказ «Тишина», и слова застряли в горле.
Альт знал, что азулийцев лучше не трогать, но никогда не думал, что это правило распространяется и на него.
В месте прикосновения началось странное покалывание, нараставшее, и превращающееся в лёгкую боль, а в голове по приказу азулийки непроизвольно всплыли воспоминания о том, куда Альт спрятал чип «Синеглазика».
Альтаир не мог понять, что происходит, пытался как-то мысленно сопротивляться, выгнать Санемику из своей головы, пока та копалась в его воспоминаниях, но полицейская захватила контроль над его разумом.
И всё же, в определённый момент что-то пошло не так...
Боль вдруг прекратилась, как и все ощущения в общем, и пират резко почувствовал, словно проваливается куда-то. В глазах окончательно померкло, и сознание растворилось в какой-то густой поглощающей пустоте. Словно так, как происходит при выкачке энергии... Пират чувствовал, как тепло и эта самая драгоценная энергия утекает от него... к азулийке? А вместе с ней унеслись и урывки каких-то воспоминаний, которые Альт словно даже попытался поймать, но не сумел...
Что убежало к Санемике вместе с энергией? Каким образом? Что вообще происходит?..
"Отлично ты усвоил урок матери", - в голове, которая ныне была пустой, словно те самые ненавистные тёмные коридоры колонии, раздался снова, с каким-то едва уловимым укором, голос азулийки.
Что это значит? Что она видит там?! Зачем и, главное, как она делает это?!
В глазах появилась картинка настоящего. Но Альт не осознавал, что видит, запертый внутри своего сознания и зацикленный на происходящем в его голове.
"Мне очень жаль твою крысу, Альт", - снова произнёс голос Санемики, но на этот раз с совершенно другой интонацией. И вместе с ним к Альтаиру пришли странные чувства... сочувствие?.. к... самому себе?
Нет. Альт быстро понял, что это не его чувства, хоть и испытываемые им вместе с настоящим владельцем. Это Иора. И от этих эмоций стало вдруг странно-приятно, со стороны уже пирата. В этот раз Шакса уже не волновало то, что она там увидела: сознание всё сильнее расплывалось куда-то не туда, теряя восприятие происходящего всё больше и больше.
Но всё же, сквозь какую-то пелену, Альт почувствовал такое любимое, привычное и приятное ощущение: как затягивается рана. На плече. Вот только... на левом. И не на его. На плече Санемики.
И вдруг, воцарившийся было на секунду покой вновь нарушился новой бурей — энергия, ушедшая целой волной к азулийке, хлынула обратно к Альту, стремясь найти, наконец, равновесие, возвращая забранное тепло и силы. А вместе с ней прилетело что-то странное...
Альтаир сначала не понял, что происходит. Звёздное полотно, пронзаемое яркими вспышками метеоритных хвостов. Атмосфера и... трава под ногами. Это планета. Но нейри не помнил такого в своей жизни... и вдруг он осознал: это воспоминание Санемики. Должно быть, такое же случайно унесённое.
В этом подобии небольшого фильма было всего два героя: Санемика, глазами и чувствами которой Альт воспринимал происходящее, и ещё совсем маленький азулиец, который был без каких-либо вопросов опознан, как младший брат. Они говорили на своём языке, но пират понимал каждое слово. Улавливал каждую мысль Иоры в тот момент, переживал каждое её чувство. Её печаль, её нежность, её сочувствие и заботу о близком существе.
Когда воспоминание закончилось, и Альтаир снова ощутил себя... собой, в голове начало понемногу проясняться. Пират чувствовал, что уровень энергии стабилизировался, замкнутой цепью вращаясь внутри нейри и азулийки, связанных всего лишь прикосновением, но заставляя Шакса на энергетическом уровне ощущать себя и Санемику одним существом. Это было невероятно странно и... по-непонятному приятно. В реальность ощущений даже не всем разумом верилось.
Постепенно начали проступать какие-то чувства из реальности, и Альт, наконец, подключил внимание к зрительной картинке, сфокусировав взгляд на лице азулийки.
"Что это, Альт?" - раздался в голове удивлённый голос Санемики. Так это... не она делала? - "с тобой когда-нибудь случалось подобное? Вы, нейри, так общаетесь?"
«Никогда ещё ничего подобного не испытывал,» - так же, мысленно, ответил Шакс, сделав глубокий вдох(и с досадой отметив постепенное возвращение боли) - «Я думал, это всё ты делаешь. Но... это было... вау...»
Так странно... Он сейчас словно чувствовал за двоих. Даже физические ощущения. То ли правда, то ли галлюцинации.
«Мне кажется, я ощущаю... как твоё сердце бьётся в моей груди...» - с некоторой растерянностью подумал нейри, устремив на азулийку взгляд, полный восторга и, совсем чуть-чуть, испуга.
И всё же, какие прекрасные у неё глаза. Огромные зрачки, словно два чёрных омута, в которых, кажется, можно разглядеть своё отражение... Завораживающий взгляд, прекрасные длинные ресницы, такого яркого цвета. И видно за шлемом несколько локонов волос. Такого потрясающего синего цвета. Такого насыщенного — не в пример полупрозрачным и всегда белым волосам нейри. И всё же, интересно было бы посмотреть на неё без этого аквариума на голове...
Тут Альт осёкся и даже чуть не подавился воздухом, оборвав вдох от неожиданности. А если она все мысли читает, а не только конкретно посланные?!
Пират уставился расширившимися зрачками на азулийку, и почувствовал, так теплеют щёки, приобретая довольно насыщенный синий цвет. Кто бы подумал, что однажды ему станет стыдно за одни только мысли...
И только теперь Шакс заметил, что азулийка держит его лицо уже двумя руками. И при том, довольно больно впиваясь ногтями в кожу...


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Wolf_Legend Дата: Вторник, 16-Дек-2014, 22:56:38 | Сообщение # 125     В браке
Сообщение отредактировал(а) Wolf_Legend - Вторник, 16-Дек-2014, 22:58:22

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Бидди Уилан уснула мгновенно. Сон окутал ее приятным туманом, теплом расползаясь по всему телу. Девушка не знала, что это был просто свитер, которым ее накрыли. В голове было тихо – мысли улетучились, сознание молчало. Блаженное чувство покоя и тишины, которое затягивало девушку все глубже и глубже в сон.
Беги! – прозвучало откуда-то сбоку, и девушка повернула голову. Рядом стоял… Отец? Да, это был он. Заметно постаревший. Глубокие морщины бороздили его лоб, а густо черные волосы искрились сединой на солнце. – Бидди, девочка моя, беги…
Последние слова отец прошептал, но Уилан их слышала отчетливо, словно он шептал их ей на ухо. Вдруг, очень резко и внезапно, появился кто-то, чьего лица нельзя было рассмотреть. Он словно возник из ниоткуда, прямо за спиной отца.
Папа, сзади! – Бидди вскрикнула, но было уже поздно. Острый клинок пронзил грудь мужчины и так же быстро исчез вместе с его владельцем, оставляя отца девушки бездыханным телом лежать на полу, истекая кровью.
Папа! – визг девушки разнесся по помещению, очертания которого стали понемногу проступать. Это была их гостиная. Белый, пушистый ковер, на котором так любила играть маленькая Бидди Уилан теперь становился красным от растекающейся под ним кровью, которую он впитывал как губка. Девушка подбежала к отцу, и следы ее остались красными отметинами на ковре, сопровождаемые хлюпаньем под домашними тапочками.
Папа… – слезы бежали по лицу девушки, которая сидела на коленях рядом с трупом и изо всех сил трясла бездыханное тело. – Не умирай, пожалуйста…
Как трогательно, – прощебетал голосочек, полный язвительной желчи и злорадства. – Дочь, еще недавно так ненавидевшая своих родителей, убивается по своему умершему папочке. Браво, браво!
Тихие хлопки раздались над самым ухом. В следующий момент острые женские пальцы вцепились в подбородок девушки и развернули его с такой силой, что у Бид в глазах помутнело.
Ты, мерзкая, дрянная девчонка, – прошипела кто-то, кого Бид все еще никак не удавалось рассмотреть из-за слепящей глаза боли. – Живучая тварь оказалась.
Глаза Бид округлились, когда она наконец-то смогла узреть ту, кто так больно впивался пальцами в ее лицо. Перед ней стояла ее мать. Она была шикарно одета, без единого намека на старение. Нет, она не была такой же молодой, но старение никак не отражалось на ней. Отцу было всего лишь сорок пять, и при этом он выглядел на все шестьдесят, в то время как матери исполнилось только сорок три, но выглядела она на лет тридцать девять, а может и младше. Ее карие глаза впились в лицо девушки, и казалось, что лишь умей она, то съела бы ее заживо одним взглядом, чего она, к счастью, не умела, а может…
Роберт, убери тело и сделай что-нибудь с ковром, пока эта мерзкая кровь не пропитала его всего. Ведь этот ковер так любит моя Бидди, – женщина подняла ногу в богатом сапоге из какой-то кожи, с которого капала кровь и резко опустила ее, от чего все та же кровь небольшим фонтаном брызнула из-под ноги.
Мерзкая кровь… – как загипнотизированная шептала девушка. – Мерзкая кровь… Отец… Кровь отца мерзкая…
Внезапно волна ярости нахлынула на девушку. Она с силой оттолкнула женщину, от чего та упала на пропитанный кровью ковер и завизжала как резаная. Охранник или телохранитель – кто он был, Бид не разбиралась – в одно мгновение оказался рядом и попытался схватить девчонку, но она успела вывернуться и даже укусить громилу за палец, после чего открыла входную дверь, яркий свет на мгновение ослепил ее и…
Все поменялось. Резко, как порыв ветра уносит сорванный с головы платок. И вот Бидди уже не в гостиной, она стоит посреди огромного зала, с высокими потолками и тяжелыми портьерами на окнах, что не позволяли ни одному лучику света проникнуть внутрь. Тут холодно и пусто, о чем говорит холод, пробегающий по коже, и эхом отражающийся звук дыхания девушки. В другом конце с глухим скрипом открылась небольшая дверь, свет из которой проложил дорожку ровно по центру помещения почти до того места, где стояла Бид. Пол был каменный, как и все помещение, посреди которого на подиуме возвышался массивный стол. Щелчок – и портьеры разъехались в стороны, заливая все ярким дневным светом. Бид испугалась, что ее заметят, и уже хотела рвануть в сторону портьер, чтобы спрятаться за них, но прошедший мимо человек в плаще с глубоким капюшоном абсолютно не заметил ее, как и несколько присутствовавших в зале человек. Шаги укрытого плащом незнакомца были легкими и едва слышными. Силуэт словно плыл по воздуху, скользя по камню лишь подолом плаща.
Избавьтесь любыми способами, – из-под плаща показались женские ухоженные руки, на пальцах которых красовались кольца из дорогих металлов и камней. Чуть позже и капюшон был откинут, позволяя увидеть все ту же женщину, что была в гостиной, – мать Бидди Уилан.
Будет сделано, мисс Стинкер, – двое из четырех присутствовавших склонились в легком поклоне и удалились.
Бид стояла уже возле матери. Ее не видели. Она словно была призраком сейчас, который был незаметен для остальных. На столе, перед матерью, лежал лист бумаги, на котором была распечатана ее фотография. Верней фоторобот, ведь уже два года прошло, и девушка изменилась за это время. Но фоторобот был умело составлен. Наверняка Розали Уилан, ныне мисс Стинкер, нашла множество лазеек и способов вычислить свою дочь. Так оно и было. Ведь Бид не прятала свое лицо и не вела тайный образ жизни. Она гуляла и развлекалась, ходила на шопинги и светилась в клубах – естественно, что ее легко смогли отыскать.
Альтаир Шакс, – после недолгой паузы, ожидая, когда первые двое покинут помещение, продолжила Розали. – Пират недоумок. Слабо знающий свою команду и еще более слабо умеющий ею командовать…
Женщина замолчала, резко оборвав фразу, и внимательно посмотрела на своих подчиненных.
Приказ ясен, мисс, – холодным голосом с металлическим оттенком произнес мужчина. – Никто ничего не заподозрит. Девчонка умрет быстро от рук синдиката. а подумают на шайку недоносков-пиратов.
Ждите информации от первой пары. Далее следуйте приказу, – отрезала женщина и плавным жестом пальцев руки приказала выметаться из помещения.
Еще одна пара склонилась в молчаливом поклоне и почти молча удалилась, если бы не…
Мисс? – в металлическом голосе послышались нотки волнения, а взгляд пустых глаз устремился на девушку. Он явно видел ее.
Крыса канализационная... – прошипев, мать резко развернулась в кресле и не раздумывая метнула изящный клинок в ту сторону, где только что была ее дочь. Клинок с мягким звоном вонзился в стену.
Последнее, что помнила девушка перед тем, как оказаться в темноте, это острие клинка, успевшее рассечь ее бровь. Ее не покидало чувство, что она куда-то падает, но куда…

Бид дернулась и с грохотом свалилась со скамейки, на которой мирно спала.
Черт, – девушка сидела на полу, силясь открыть глаза и понять вообще, где она находится, и массировала ушибленный локоть. Спутанные волосы неопрятными прядями ложились на плечи, придавая девушке вид взъерошенного воробья. Что-то ворча девушка кулачками потерла глаза и осмотрелась вокруг: в медотсеке было тихо, а перед ней была какая-то ширма, которая закрывала собой все помещение.
Че за херня..? – не поднимаясь на ноги, девушка на карачках попыталась выползти из-за ширмы, но какая-то слабость в теле все еще присутствовала.
Я еще немного полежу… Простите, – пробурчав себе под нос, девушка растянулась на полу, в который уткнулась мордой, и просто расслабилась, посапывая, а чуть позже и похрапывая.


Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 17-Дек-2014, 02:34:56 | Сообщение # 126    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
«Никогда ещё ничего подобного не испытывал,» — мысленно ответил Альт, — «Я думал, это всё ты делаешь. Но... это было... вау...»
"Я не специально. У азулийцев похожий способ общения. Но с тобой... Это что-особенное", — мысленно отозвалась Санемика.
«Мне кажется, я ощущаю... как твоё сердце бьётся в моей груди...» — сказал Альтаир, устремив на Санемику свои необычные глаза. И если пирату нравились темные, яркие волосы Санемики потому, что для нейри это совершенно не характерно, то глаза Альта нравились азулийке по тем же причинам: всем ее сородичам был характерен блекло-серый цвет узкой радужной оболочки. Без вариаций. А тут... такое.
На очень поэтическую фразу романтичная Санемика прямо поплыла. Она мечтательно улыбнулась, и к ее щекам от небольшой толики смущения прилила кровь. Альтаир скоро тоже начал наливаться румянцем. И по какой причине, Санемика поняла отлично, поскольку мысленных барьеров сейчас между ней и пиратом не существовало.
Комплименты внешности душу радовали, а симпатия со стороны Альта еще больше. Но, увы, добавляли еще и смущение и ощущение того, что в этой ситуации не все правильно.
Тоже мне, допрос..!
Потом в голове Альта промелькнула мысль, которая Санемику царапнула, и позволила вполне искреннее реку патоки оборвать.
"Ну, ты упустил возможность", — с ехидством и толикой обиды ответила Санемика, — ""аквариум" я снимала, пока ты лежал в отключке, чтобы зашить себе рану на плече".
Ощущения из реальности становились все яснее. Одновременно с Альтом Санемика почувствовала ногти, вдавленные в его (свои!) щеки, но не сразу поняла, откуда вообще у нее на лице такое неприятное ощущение. А когда поняла, то поспешила расслабить свои руки, касаясь Альта уже нежно, а не по-тигриному.
На заднем плане из угла, где сидела Бидди, послышался грохот, сопение, бормотание, а потом все снова стихло. Санемика отметила, что, кажется, что-то там произошло, и надо бы проверить, но отложила это дело на потом.
Сейчас в ее мире реален был только Альт. Санемика упивалась ощущением единства с ним, его случайным, полубессознательным и хаотическим мыслям-мотылькам, которые всегда есть в голове у любого представителя разумной расы, возможностью не только говорить словами, но и образами. Совсем как дома... Как же этого не хватало среди звезд... А этот поток энергии, общий, играющий — это вообще нечто особенное. Такого Санемика не испытывала никогда. А ощущение, меж тем, было восхитительным...
"Кажется, я позаимствовала часть твоей энергии", — мысленно передала Санемика, — "я не специально. У меня регенерировало плечо. Да-а, все-таки это здорово, практически моментально избавляться от ранений. Только ощущения при этом странные, как будто комок жара разливается вокруг раны, а потом быстро исчезает. И такая легкая эйфория. А что ты чувствуешь, когда в тебе много-много энергии?"
Вопрос Санемики сопровождал мысленный образ. В нем Альтаир зажигал на ночной дискотеке в модном местечке, исполняя очень активный клубный танец. И рядом с танцующим Альтом прямо в воздухе висел объемный дымчато-серый знак вопроса. Картинка исчезла быстро, и на смену ей пришла другая: Альт, взъерошенный, с распущенными хвостиками, сидела за массивным письменным столом, заваленным толстыми книгами с формулами, и в бешеном темпе записывал на планшете свои умные мысли. Над столом — тот же туманно-серый знак вопроса. Но и этот образ не задержался. А следующий был немного неприличный. Там Альт фигурировал со спины, в полулежачем положении, наяривал какую-то девушку, которая характерно постанывала. Потом Альт закончил, поднял голову, и на его лице застыло выражение полного сексуального экстаза. И, конечно, серый знак вопроса не замедлил появиться рядышком.
Санемика прикусила губу, чтобы удержать улыбку, и переместилась в реальный мир, в магматические глаза Альтаира Шакса, и больше картинок с образами ему не показывала. Но зато продублировала их словами.
"Это как мощный заряд энергетика? Как бескрайнее вдохновение? Как безумный экстаз?"



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Среда, 17-Дек-2014, 08:11:39 | Сообщение # 127    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
"Я не специально. У азулийцев похожий способ общения. Но с тобой... Это что-особенное", - отозвалась Санемика. Значит, она тоже «не совсем ожидала» того, что произошло.
И, кажется, её тоже преследовало чувство того, что допрос пошёл куда-то не туда. Это было довольно забавно.
"Ну, ты упустил возможность", - вдруг хмыкнула азулийка. К чему это относилось, Альтаир понял только после продолжения: - ""аквариум" я снимала, пока ты лежал в отключке, чтобы зашить себе рану на плече".
«Обидно...» - со вздохом протянул нейри и вдруг снова чуть не подавился, а лицо его посинело ещё сильнее. Значит, она всё-таки всё слышит? Ну вот, теперь даже мысли фильтровать придётся, не только базар...
Пока Санемка прекращала вдавливать свои ногти в кожу Шакса, последний изо всех сил боролся со своим румянцем. Он выглядел совершенно глупо, ну как мальчишка, та махе Тхэмгаф!
Привыкший работать со своим организмом, как с чёткой машиной, управляя каждым процессом, Альтаир просто ненавидел такие мелочи. Потому, что тело подводило редко, но метко. Вот и сейчас, сколько не пытался пират убрать со своей обычно наглой рожи следы смущения, это никак не удавалось.
Где-то за ширмой послышалась какая-то возня и бормотание. Кажется, Бид спит очень беспокойно... Интересно, что такое ей снится?
Впрочем, не важно.
"Кажется, я позаимствовала часть твоей энергии", - снова заговорила вдруг Санемика, опять переводя на себя всё внимание Альтаира. - "я не специально. У меня регенерировало плечо. Да-а, все-таки это здорово, практически моментально избавляться от ранений. Только ощущения при этом странные, как будто комок жара разливается вокруг раны, а потом быстро исчезает. И такая легкая эйфория. А что ты чувствуешь, когда в тебе много-много энергии?"
Вопрос азулийка сопроводила образами, заставившими Альта сначала опешить от неожиданности, а потом сильно, но всё так же беззвучно засмеяться. Пожалуй, пират бы захохотал в голос, но он вспомнил, что, всё же, уединение не полное, и будет скверно разбудить кого-то из присутствующих здесь дремлющих девушек.
Пират бы, вероятно, даже закрыл бы лицо руками, вот только...
Да, руки. Всё ещё связанные и всё ещё словно отсутствующие. Скверное ощущение.
"Это как мощный заряд энергетика? Как бескрайнее вдохновение? Как безумный экстаз?" - продолжала тем временем Санемика, закончив с образами.
«Ну... не совсем так, - с видом профессора этой области сощурился Шакс, - это, скорее, сродни тому, что ты чувствуешь сейчас. Эйфория, но не более. У вас, энергиков, есть определённый стандарт заряда, и когда он превышается, ваш организм стремится его потратить, да побыстрее. У нас же, нейри, цель эту самую энергию не расходовать, а накапливать. Мы экономим её, как можем. Иначе нам придётся «есть» чаще. А это, ну, сама понимаешь, не многим-то по нраву. Так что, свободное от... гмн, «работы» время я, в основном, провожу как-то так:»
Ответить Альт тоже решил образом. В нем он спал, лохматый, в покрытой кровью и дырами от пуль и зарядов одежде, на куче какого-то разнообразного хлама, распластавшись и громко похрапывая.
А потом, побыстрее стерев эту картину, тихо захихикал и с лёгким смущением посмотрел в глаза Санемики.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 17-Дек-2014, 16:08:54 | Сообщение # 128    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
С новым способом общения Альтаир освоился очень быстро и вдохновленно наваял ответ в виде образа себя, любимого, отдыхающего на куче мусора после убийственно-тяжелого дня. Долго этой картинке он висеть не позволил, стер ее и захихикал. Смех оказался заразительным, и к тихому веселью Альта Санемика присоединилась.
"Да "работы"-то у тебе немало было, я так посмотрю", — закончив веселиться, Санемика постаралась стать серьезной, но у нее это плохо получилось. Слишком уж она была счастлива. — "Ну расскажи мне про ваш корабль, Альтик! От тебя все равно не убудет, а вот если я так ничего и не узнаю, то ..."
Дальше Санемика продолжила образами. Она нарисовала Лестера, карикатурно-злобного, наставившего на нее палец и громко орущего. Потом картинки сменилась. Теперь Лестер сидел на стуле, перекинув через колено Санемику спиной вверх, и отхаживал ее ремнем по попе. На третьей картинке Санемика была одна, ссутулившая плечи, понурившая голову и горестно вытиравшая платком слезки с щек.
Выйдя из образов, Санемика коротко, по-деловому заглянула в глаза Альта, и дальше снова принялась рисовать. Образы сменяли друг друга быстро, не даваясь рассмотреть себя в деталях.
Маленький, юркий, компактный, формой напоминающий акулу скоростной катер — вопросительный знак рядом.
Огромный, старый, очевидно, собранный из всякого хлама корабль, который вообще не пойми как назвать, потому что он похож на большую кучу сплавленной помойки — вопросительный знак.
Шарообразный, юркий корвет, совершенно гладкий, без окон/дверей/, но с пазухами для орудий — вопросительный знак.
Старая, добрая, классическая "летающая тарелка" с активным гравилучем — знак вопроса.
Обычный, ничем не примечательный грузовой корабль — знак вопроса.
Навороченный катер-"невидимка" с возможностью маскировки — знак вопроса.
Санемика помедлила немного, потому как запасы ее фантазии истощились. Хотя... азулийка лукаво прищурилась, и следующий образ вырисовала очень подробно, со всеми деталями: большой, современный, сверкающе-чистый дредноут в полном боевом вооружении, с цветными эмблемами Совета, выгравированными на каждом боку. Корабль не классической формы, не приспособленный для скоростных маневров, но они дредноуту и не нужны. "Венец" — флагман Совета, корабль, построенный по совместному проекту инженеров из числа нескольких десятков рас, символ власти Совета, известный каждому обитателю Галактики с детства.
"Венец" медленно растаял, оставив после себя только знак вопроса, медленно крутящийся в воздухе.
Санемика чуть наклонила голову к плечу, ожидая ответа. Рисуя картинки, она еще и подмечала все мысленные реакции Альтаира на тот или иной тип корабля, его спонтанные мысли. Что-то точно должно было проскочить на заданную тему, невозможно уследить и спрятать все свои мысли, особенно без практики. Что-нибудь да прорвется. Может, всплывет название корабля, может, несколько картинок из его нутра, или гордость за его технические характеристики, или опасения за поврежденный некогда двигатель... Что-нибудь. Ну хоть что-нибудь должно же всплыть.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Среда, 17-Дек-2014, 18:11:10 | Сообщение # 129    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Среда, 17-Дек-2014, 20:53:13

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Веселье Альта подхватила и Санемика.
Это было так странно. Она — его враг. И знает Шакс Иору меньше суток. Он не знает о ней почти ничего. Но с ней так просто общаться, словно они знакомы уже очень долго. Так легко заглядывать в её очаровательные глаза, и так легко делиться с ней своими мыслями. Альт даже не мог вспомнить, когда такое было в последний раз — даже перед Бид он не позволял себе раскрываться слишком сильно.
И в этом не был виноват нынешний контакт разумов — пират рассказал ей очень много ещё тогда, когда сидел на полу с простреленной ногой. Уже тогда ей хотелось доверять. В ней не было какой-то предвзятости, с какой обычно смотрят на преступников копы, даже не пытаясь понять их. Точнее, была, но слишком тонкой, лёгкой шторкой, которую азулийка так легко отодвигала в сторону. Она не воспринимала пирата, как другие до того — в виде чистого и бесчувственного зла. Санемика видела в нём просто того, кто пошёл по неправильной дорожке.
И рядом с ней было так легко и приятно. Это скрашивало безрадостную ситуацию и стирало печальные мысли о будущем. А это странное общение... просто фантастическое чувство единства.
А ещё у неё такие тёплые руки...
«Ну расскажи мне про ваш корабль, Альтик!» - попыталась тут Санемика вернуть разговор в хоть сколько-нибудь нужное русло. - «От тебя все равно не убудет, а вот если я так ничего и не узнаю, то ...»
И снова картинки, заставившие Альтаира сдерживать желание захохотать в голос. Но, в общем, стало ясно, что если до такого и не дойдёт, то проваленное задание азулийке на пользу всё равно не пойдёт.
А дальше она стала показывать образы кораблей. Альт помрачнел(как внешне, так и внутренне), и задумался. И, выдержав определённую паузу, всё же ответил, тоскливо вздохнув:
«Ла-а-адно. Мне-то уже всё равно не светит полетать, а эти ублюдки скорее всего сбудут её на детали.»
И Альт принялся вспоминать, с тщанием вырисовывая в голове образ «Стрелы». Её изящный, плавно расширяющийся к корме корпус, с дополнительными двигателями манёвренности по бокам. Небольшие красные вставки на определённых контурах. Очень острый «нос». Лёгкий и изящный механизм, похожий на наконечник стрелы или бумажный самолётик. Невооруженным глазом и без малейшего знания о кораблях можно было судить, что это судно создано развивать огромные скорости.
«Стрела». - сообщил Шакс, подавая Санемике воссозданный объёмный образ.
Даже не смотря на то, что лицо пирата на тот момент не выражало никаких эмоций и оставалось неподвижным, можно было без труда почувствовать, что он бы рад от гордости задрать к потолку свой острый нос.
Корабль Альтаиром всегда воспринимался с родни живому существу. А потому сдавать полиции свой транспорт ему не хотелось. Но «Стрелу» теперь, вероятнее всего, во всех случаях ждала довольно печальная судьба, как и её капитана. И уж лучше пусть судьба его драгоценной летуньи достанется полиции, чем каким-нибудь грязноруким уродам-контрабандистам.
И тут вдруг Альта осенило с совершенно другой стороны. Неожиданно, невпопад и совершенно не понятно, с чего.
«Ты ведь видела закаты?!» - пират вздрогнул и всем телом подался вперёд, к Санемике, даже не смотря на сдавившую шею удавку. - «Можешь показать мне?.. Ну пожа-а-а-алуйста!..»
Альтаир стал похож на маленького ребёнка, просящего у взрослого что-то немножко запретное. Его и без того немаленькие глаза округлились от воодушевления и выражали всю ту мольбу, на какую нейри только был способен.
«Пожалуйста... Мика...»


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 17-Дек-2014, 22:55:09 | Сообщение # 130    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Санемика не думала, что Альтаир сам, добровольно и во всех подробностях расскажет о своем корабле, хотя в глубине душе и надеялась. И ее надеждам сбыться удалось: пират нарисовал очень подробный образ корабля и сообщил его имя — "Стрела". Пока он рассказывал, чувствовались его любовь и гордость к летунье, как будто это был не просто корабль, а родная дочка. Видимо, Альт много души вложил в свою "Стрелу".
Что сказать, корабль действительно был прекрасен. В технике азулийка разбиралась не очень хорошо, но даже ее взгляда простого обывателя хватало, чтобы восхититься изяществом и совершенством форм "Стрелы". И по этому облику очевидно было, что корабль создан для умопомрачительных скоростей.
Санемика уже поняла, что настроение и мысли Альта меняются, как весенняя погода. Но новый виток его сознания все равно застал врасплох.
«Ты ведь видела закаты?! Можешь показать мне?.. Ну пожа-а-а-алуйста!...Пожалуйста... Мика...»
Санемика тихо рассмеялась.
"Альт, "Мика", конец имени азулийца, это сокращение для членов его семьи. Тебе придется придумать что-нибудь другое".
На просьбу показать закат Санемика замялась. У нее было много подходящих картинок (и Альт мог уловить промелькнувшие в голове полицейской очень короткие, весьма смутные, но яркие образы садящегося солнца, или даже двух солнц), и не жадность тут душила, просто... просто это было как-то неправильно. Закат из воспоминаний — суррогатный, ненастоящий, придуманный. Это все равно что лакомиться резиновым синтетическим мороженным вместо настоящего, из молока, или медитировать перед сфотографированными иконами, или заниматься сексом с резиновым манекеном, или... ох, куча примеров.
Это было как-то неправильно, знакомить Альта с его мечтой таким образом. С другой стороны, у него, быть может, уже не представится возможности увидеть настоящий закат уже никогда.
Санемика задумалась надолго. Потом неожиданно ее лицо разгладилось, в глазах появился воодушевленный блеск:
"Потерпи немного, Альт! И тогда..."
Санемика нарисовала очередную картинку. На ней была комната допросов на Фельгейзе, с которой стажерка уже успела познакомиться. Ничего особенно, в целом. Монотонные светло-коричневые стены, обшарпанный деревянный стол, стул на колесиках для полицейского и железный стул с оковами для преступника. И вделанная в потолке над столок круглая, яркая лампа, с возможностью затемнения со стороны полицейского. И все, из мебели больше вообще ничего. Но зато дальше, в стене напротив двери, было вделано окно. Не слишком большое для дома, но очень большое для тюрьмы. Ну а почему нет, с другой стороны? Окно унаследовалось с той поры, когда на этом этаже были не допросные камеры, а простые полицейские офисы. Не демонтировать же его. А преступники все равно не сбегут, с той стороны стены очень серьезная система охраны, о подробностях которой Санемика знала весьма смутно.
В общем, на картинке была комната допросов. Каменная коробка со столом. Потом ракурс сменился к окну. И там, на подоконнике, сидели Альт и Санемика, лицом обратившиеся на зрелище за окном. Что за зрелище их зачаровало, гадать не приходилось.
Подоконник был маленьким, поэтому Альт и Санемика сидели почти вплотную, соприкасаясь коленями.
Когда, последовав игривым мыслям Санемики, ее голова на изображении стала клониться к плечу Альта, азулийка поспешно картинку стерла.
"У нас будут там все шансы пообщаться. Я, как-никак, специалист по допросам. Вряд ли мне откажут в практике. А если все-таки не получится..."
Санемика нарисовала другую картинку, короткую. В ней Альт был в полосатой тюремной робе, с гирей на ноге и со скованными тяжелыми цепями руками. Сидел за столом, в маленькой камере для встреч. И вот в эту камеру вошел в гость: собственно, Санемика. Санемика села за стул напротив Альта и взяла его за руку.
"Если не получится увидеть закат по-настоящему, то я все равно найду способ тебе его показать. Обещаю".
Азулийка немного помолчала.
"Скажи-ка, Альт, а нет ли чего-то, что сможет облегчить твою участь? Может, ты лично знаком с серьезными авторитетами, имеешь на них контакты? Или у тебя есть какие-то суперспособности, которые могут полиции... пригодиться? Вы, нейри, уникальнейшие создания. Вдруг получится... иногда... получать для тебя послабления, и, быть может, даже немного воли для дела?"
Вообще-то Санемика забегала вперед слишком далеко. Тюрьма, послабления... А с базы-то как выбраться?!
Выберемся, была уверена азулийка. Погибнуть здесь, так, было бы уж слишком глупо. Тем более при наличии стольких планов по спасению. Хоть что-то же должно сработать.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Среда, 17-Дек-2014, 23:55:15 | Сообщение # 131    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
«Альт, "Мика", конец имени азулийца, это сокращение для членов его семьи. Тебе придется придумать что-нибудь другое.» - рассмеявшись, пояснила Иора.
Альтаир сконфуженно отвёл глаза. Он так и знал, что тут окажется какой-то подвох, и что называть её так не стоило. Но не удержался, сам не понимая, почему.
А на просьбу о том, чтобы показать закат, Санемика и вовсе надолго замялась. В её голове промелькнуло несколько цветастых образов, но уловить их пират не успел.
Полицейская колебалась. Альт знал, о чём она думает, и, пожалуй, вполне понимал причину и был согласен, что такое исполнение мечты было бы не совсем правильным. Но если вдруг у него не будет иной возможности?..
И тут Санемика придумала:
"Потерпи немного, Альт! И тогда..."
В голове снова поплыли передаваемые азулийкой образы. Странная, пустая комната, похожая то ли на прибранную пыточную, то ли на простую допросную (прислушавшись к мыслям Санемики повнимательней, Шакс всё же остановился на втором варианте). И в этом помещении имелось окно, на подоконнике которого сидели силуэты Альтаира и самой азулийки.
Впрочем, картинка была вдруг быстро стёрта, но Альт, кажется, успел понять причину и, лишь мысленно, едва уловимо усмехнулся. И, как бы там ни было, а эта мысль нейри понравилась. Особенно последний момент.
«У нас будут там все шансы пообщаться. Я, как-никак, специалист по допросам. Вряд ли мне откажут в практике.» - объяснила Иора. - «А если все-таки не получится..."
Возник другой образ. Гораздо менее радужный. Но исполняющий всё тем образом, о котором пират подумал сначала.
Но и этот вариант радовал. Мыслью о том, что Санемика, возможно, придёт к нему не только один раз...
Это было бы здорово — хотя бы доживать жизнь не в постоянном одиночестве...
«Если не получится увидеть закат по-настоящему, то я все равно найду способ тебе его показать. Обещаю.» - заверила Санемика.
«Правда... обещаешь?» - переспросил Альт, не от недоверия, — он чувствовал искренность полицейской, и её слова не вызывали сомнений, - а от банального удивления. - «Спасибо...»
Воцарилось недолгое молчание. После которого Санемика вдруг высказала неожиданную и интересную мысль:
«Скажи-ка, Альт, а нет ли чего-то, что сможет облегчить твою участь? Может, ты лично знаком с серьезными авторитетами, имеешь на них контакты? Или у тебя есть какие-то суперспособности, которые могут полиции... пригодиться? Вы, нейри, уникальнейшие создания. Вдруг получится... иногда... получать для тебя послабления, и, быть может, даже немного воли для дела?»
Шакс серьёзно задумался.
«Серьёзные авторитеты... да я даже босса-то никогда не видел. Только общался с ним по «пиратскому радио». Но я знаю много его друзей. Вот только они не часто сильно знаменитее меня...» - Альтаир задумчиво вздохнул и перевёл внимание на вторую часть фразы. - «Суперспособности... все мои способности настолько привычны мне, что я просто не могу судить, какие из них я могу использовать нестандартно и на пользу полиции.»
Тем временем места ранений начинало слегка покалывать, тепло становилось сильнее, а боль уходила. Повреждения, наконец, начали заживать.
А ещё параллельно с основным потоком мыслей у пирата шёл дополнительный, где-то на заднем плане:
«Санемика... Сане-мика. «Мика» - нельзя... тогда что же? Сане... Сан-э... Сан...»


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 18-Дек-2014, 23:05:23 | Сообщение # 132    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
К сожалению, вот прямо так слету ничего однозначно годного для послабления Альт не сообщил. Пояснил, что ему тяжело сориентироваться в таком вопросе, как пригодность каких-то его специфических навыков для нужд полиции. С одной стороны неудивительно, учитывая его детство на корабле-улье среди себе подобных, а с другой стороны, мог бы уже за время "работы" с другими расами выявить свои уникальные черты, кроме самых очевидных, таких как скорая регенерация. Но такой навык Альту никаких послаблений не принесет, "мясом" все равно будут использовать ненужных сотрудников или наемников, а не пирата-терминатора. Так надежнее и безопаснее.
Где-то на заднем плане Альт по-всякому расчленял имя Санемики, пытаясь найти подходящее сокращение. Азулийка ему не мешала, но и не помогала. Практика показывала, что все равно в итоге все возвращались к ее полному имени, ну а чаще даже и не пробовали звать как-то по-другому.
На какое-то время повисло молчание. Так повелось, что больше спрашивала Санемика, а Альт только отвечал. Но сейчас Санемика хотела не говорить, а послушать. Прислушаться к тому энергетическому потоку, который связывал ее и Альта. Кто знает, удастся ли еще когда-нибудь вновь повторить что-то подобное?
Если прислушаться внимательно и подключить совсем немного фантазии, то можно было услышать, как поток поет. Он тихо-тихо, мелодично шелестел-звенел, как могла бы звучать речка, полная вместо воды крошечными осколками стекла. И в каждом стеклышке был закован какой-то образ, или кусок воспоминания. Чаще всего это было обрывочные, совершенно непонятные куски, но иногда мимо Санемики проплывало и что-то, что она вполне могла понять. Правда, в отличие от сознательных "рисунков" Альта эти образы молчали, а тормошить их намеренно азулийка сейчас не хотела.
Но за всеми этими чудесными ощущениями стояло кое-что неприятное, исходящее из реального мира. Сначала Санемика подумала, что это у нее затекли руки от долгого удержания их в приподнятом положении. Потом решила, что, скорее всего, чувствует (или, вернее, не чувствует) руки Альта, перетянутые жгутом. Потом поняла, что в неприятном ощущении виноваты обе причины.
Со второй Санемика не могла ничего поделать. Связал Альтаира Лестер, значит, и развязывать только ему. Но, парадокс, даже с учетом того, что Альт был Санемике интересен, что она с удовольствием с ним общалась, сочувствовала, азулийка не стала бы снимать с него путы, даже если бы имела на то право. Слишком хорошо помнила Дженнифер да тех, других, вставших на пути пирата, которые уже далеко-далеко, в лучшем мире. Пират действительно опасен, и, загнанный в угол, как дикий зверь, вполне мог пойти снова на риск.
А вот с первой причиной... Кажется, диалог пора подводить к концу. Даже говоря таким способом с сородичами, сложно уследить за временем, а тут Санемика даже и не пыталась этого делать. Сколько они так сидят с Альтом друг напротив друга, молча утопая в глазах собеседника? Десять минут? Тридцать? А, может, час? Легко!
"Если у тебя есть что сказать, то говори сейчас", — посоветовала Санемика, — "кто знает, сколько времени мы уже так сидим...? Новая возможность к такому разговору может предоставиться нескоро. Может, вспомнил что-то полезное? Коды доступа к базе? Свои личные схроны здесь? Может, у тебя есть собственные планы по спасению отсюда? Или, быть может, еще что-то расскажешь о подельниках? "



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Пятница, 19-Дек-2014, 00:02:40 | Сообщение # 133    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Альтаир мигом помрачнел, поняв, что пришло время подводить итоги беседы. Что сказать напоследок? Пират серьёзно задумался...
Что такого он мог сказать? Какая-то часть его знала, что нужно ответить, но сознательно Шакс никак не мог понять, что же. Словно высказать нужно очень много, но слов для описания этого нет совершенно.
Но Альт всё же придумал. Судя по ощущениям, не совсем то, чего хотели какие-то слишком дальние отголоски разума, но всё же.
«Киборг...» - нейри отвёл взгляд и стиснул зубы, с досадой вздохнув, - «он тоже из полиции. Больше ничего о нём не знаю, остальное ищите в чипе.»
Пират снова замялся, пытаясь придумать, что ещё сказать. Хотелось как-то оттянуть момент «разрыва». И не только потому, что это общение было чертовски приятным...
«Может... если перехватите «Стрелу», целиком... Это отличный корабль, можете использовать его для чего-нибудь полезного...» - Шакс немного сконфузился, поскольку выразить эту мысль правильно построенной фразой у него не вышло. Впрочем, был сомнительно, что это можно понять как-то неправильно.
Альт снова замолк и опять задумался. Нужно, нет, необходимо было сказать что-то ещё. Хотелось сказать. И именно то, что совершенно никак не относилось к делу.
«Если бы я не был таким наивным идиотом лет пятнадцать назад, то мы, возможно, были бы сейчас на одной стороне.» - нейри снова хихикнул, хотя в глазах его отражалась полная безнадёжность и неописуемая печаль. - «Чёрт возьми, а как умирать-то не хочется...»
Пират снова поднял взгляд и посмотрел на Санемику, опять осмотрев её с ног до головы. Мысли снова понеслись не в то русло, пока оранжевые глаза разглядывали симпатичный силуэт азулийки. Но Альт, опомнившись, быстро заткнул фонтан сентиментальности, романтизма и симпатии, образовавшийся где-то у него в мозгу, и постарался вернуть себе уже довольно давно сбитый образ ехидного пирата-злодея.
«А ещё я не уверен, что произойдёт, если прервать этот контакт,» - нейри широко улыбнулся своей странно-маньячной улыбкой. - «Энергия — штука крайне непредсказуемая, Санни
О, да. Кажется, белобрысый нашёл сокращение, которое было по душе. И его совершенно не волновало, понравится ли оно азулийке. Он же злобный пират-псих, ему положено быть эгоистом!


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 19-Дек-2014, 02:41:45 | Сообщение # 134    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Информацией Альт поделился. И сказать, что он шокировал новыми данными Санемику — значит, ничего не сказать. Во-первых, крайне удивителен сам факт того, что Альт рассказал о киборге, хотя вроде как зарекся говорить о нем хоть что-нибудь вообще. И во-вторых, то, что именно он сказал...
"Киборг...» - нейри отвёл взгляд и стиснул зубы, с досадой вздохнув, - «он тоже из полиции. Больше ничего о нём не знаю, остальное ищите в чипе.»
Санемика сначала не поверила. Она решила, что Альт пошутить изволил-с. Или даже поиздеваться.
"То есть из полиции? Киборг-то? Да с его процентами..." — на сей мысли Санемика заглянула в Альта поглубже, требовательно так, чтобы узнать, зачем он врет. Почти сразу выяснилось, что Альт вовсе и не врет. И это абсолютно точно, под пристальным ментальным взглядом азулийки пелена лжи была бы сразу обнаружена.
"Но... как..?!" — оказалось, что заикаться можно даже мысленно.
Азулийка потрясла головой. Правда, как? Полиция — одна из тех структур, в которых киборги не работают по целому ряду причин. В теории, киборга могли бы взять на какую-нибудь должность, тихую, "в уголке", вроде как помощник аналитика, или судмедэксперт, или инженер-настройщик какого-нибудь суперсканера. Но с цифрами "Синеглазика" не было шансов работать в управленческих структурах вообще. В официальных бумагах такая дискриминация была прописана весьма смутно, чтобы не выглядеть как дискриминация, но все равно действовала и использовалась всегда и везде.
Но что самое интересное, "Синеглазик" вовсе не на тихой должности состоял. Когда Санемика копнула Альта глубже, чтобы проверить его на ложь, то увидела короткую, но весьма четкую картинку из жизни черноволосого киборга. Он находился среди других полицейских, двигающихся спешно к укрытию, и выглядел среди них совершенно своим: и форма с нашивками (какими, азулийка не разобрала, либо Альт этого не помнил), и фуражка, и пистолет наизготовку.
Выходит, полицейский. Оперативник.
А как вообще становятся киборгами? Самый распространенный вариант — добровольное самоизменение с одновременной "продажей" себя. Есть немало молодчиков, которые заключают долгосрочный контракт с какой-то компанией, которая, оплатив молодчикам кибернетизацию, заполучает в свое полное распоряжение на долгие годы сотрудника с нужными ей сверхчеловеческими способностями. Новоиспеченные киборги-сотрудники, по сути, становятся едва ли не рабами, уйти из конторы до отмена договора не могут, но зато получают очень большие деньги в качестве заранее оговоренной заработной платы. Находились такие, кто предпочитал выбраться из финансовой ямы, в которую его забросила жизнь, именно таким способом.
Второй вариант — добровольная кибернетизация, но уже лично для себя, за свои средства. Обычно на такую дорожку становились богатые пожилые люди, которых крайне угнетало угасание функций своего организма. И техника помогала... на какое-то время. Кроме стариков, находились и молодые люди, малость не в своем уме, которые ставили себе импланты, чтобы "быть круче". Или, не имея особых талантов, обеспечить себе безбедное будущее. Знаете, сколько платят киборгу-телохранителю?!
Третий вариант — преодоление болезни. Либо что-то врожденное, очень серьезное, либо травма, принесшая серьезные увечья или даже вообще несовместимая с жизнью при классических методах лечения.
Другие варианты очень редки.
Раньше Санемика думала, что "Синеглазик" принадлежит к первой или второй категории, скорее все-таки к первой, учитывая его большие проценты.
А если все-таки к третьей? Тогда все сходится. Вначале устроился на работу в полицию, проработал там, выслужился, потом беда и кибернетизация (откуда только деньги взял?!), после которой уволить хорошего сотрудника начальники не успели. В бумагах-то пункт только о приеме на службу. Наверняка от киборга желали избавиться и подыскивали повод, но он его все никак не давал.
Удовлетворенная этим объяснением, Санемика кивнула своим мыслям и позволила себе переключиться на следующую проблему.
На "Стрелу". Альт, который во время раздумий Санемики помалкивал, теперь решил попросить за свой любимый корабль.
"Это отличный корабль, можете использовать его для чего-нибудь полезного...»
"Ее не разберут на детали, если ты за это переживаешь. Но и использовать вряд ли смогут. Скорее всего..." — Санемика нарисовала "Стрелу", пыльную, прикрытую чехлом, скучающую в полузаброшенном доке.
Альт опять задумался. А потом выдал:
«Если бы я не был таким наивным идиотом лет пятнадцать назад, то мы, возможно, были бы сейчас на одной стороне.»
"Если бы да кабы..." — Санемика пожала плечами. Мысленно усмехнулась, — "хотя должна признать, что форма тебе очень пошла бы".
И она нарисовала Альта в парадной капитанской форме, с фуражкой, стоящего у большого иллюминатора, с суровым видом вглядывающегося вдаль. Так, на какой планете сегодня будем искоренять преступность?!
А потом другую картинку. Учитывая то, что Альт старше, Санемика снова запихнула его в капитаны, но на сей раз в свои непосредственные начальники. На этой картинке Альт был заместо Лестера, и тоже имел избыточный вес и добрые глазки. Он что-то сказал Санемике, Санемика кивнула, улыбнулась, а потом пошла допрашивать пленника, привязанного к трубе за шею. Только вот был это совсем не Альт, а его подельник, убиенный недавно Терьер.
Следующая мысль Альта азулийку позабавила.
«А ещё я не уверен, что произойдёт, если прервать этот контакт. Энергия — штука крайне непредсказуемая, Санни.»
Нашел-таки сокращение. Ну ладно, посмотрим, как быстро оно ему надоест.
"А вот это мы сейчас и проверим", — Санемика хищно улыбнулась, снова воткнула в Альта напоследок коготки, и... опустила руки.
Мир сразу вырос во много раз, но при этом потерял свои краски. Большое, пустое помещение без энергии, без эмоций и мыслей Альта, первое время оглушало. Санемика посидела с минуту, не двигаясь, приходя в себя и осваиваясь в изолированном состоянии.
— Уф-ф... — Санемика поднялась на ноги, но чуть не упала. Немного кружилась голова, изменилась координация. Энергия Альтаира бурлила в ней, требовала выхода. Хотелось скакать по всей комнате, петь и танцевать, но азулийка баловничать не стала.
— Когда захочешь пить, есть, или... наоборот, зови, не стесняйся, — благодушно сообщила Санемика. Так она могла бы говорить с обычным узником. Как будто и не было у нее с Альтом такого ментального соития всего пару минут назад.
В какой-то мере так и было. Все равно Альт оставался для Санемики в первую очередь заключенным. И лишь во вторую было все то, что так возбуждало в азулийке кровь... Ну, и что уж греха таить, не только кровь.

И минуты не прошло, как в медотсек вернулись капитан и лаккийцы с охапками спальных принадлежностей. Мешки, одеяла, пара подушек. Выходит, "говорили" Альт с Санемикой довольно долго.
— Как успехи? — поинтересовался Лестер у Санемики, бросив на пол свою ношу.
Иора тут же начала ему рассказывать все то, что узнала от Альта на заданные капитаном вопросы. Азулийка сильно спешила, тараторила, в чем была виновата бурлящая в ней энергия. Она назвала имена подельников Альта, его босса. Попыталась описать "Стрелу", но с этим возникли проблемы. Четко Санемика выдала только название, а по данному ей внешнему описанию можно было вообразить какой угодно корабль.
— На Фельгейзе поговоришь с Айзеком. Картинки посмотрите, порисуете. Получите точный портрет "Стрелы", непременно, — кивнул Лестер.
В отличие от Санемики, капитан не был столь оптимистичен и не был уверен, что они успешно спасутся с базы. Держал лицо и изображал оптимизм Джим только для своих стажеров, чтобы не сеять панику.
— Я еще узнала про киборга. Он из полиции. — увидев, как вытянулось лицо Лестера, Санемика поспешно добавила: — Это совершенно точно, Альтаир не мог мне соврать. К тому же, я вызнала, где хранится чип. Совсем рядом, буквально за дверью через коридор, в деревянной коробочке...
Лестер тут же сделал стойку. Чип, отлично! Хоть кого-то из троих неизвестных удастся идентифицировать!
Капитан хотел бы пойти на поиски вместе с Санемикой, но пришлось отправить ее одну. Кто-то же должен приглядывать за преступником и спящими девочками.
То, каким образом Бидд спит теперь, Лестер не видел из-за ширмы.

Скучать в окружении спящих и молчащих капитану не дали. Скоро явился Марк с отчетом по тарелкам.
— Сэр, в указанных местах "тарелок" нет.
Коротко и ясно. Марк переместился на лавочку, которую "освободила" Бидди. Девушку на полу он приметил, но на ее неудобную позу ему было плевать. Эта особа абсолютно ему не нравилась, вот и пусть... сама за собой следит. А мы проследим лишь за тем, чтобы она не навредила никому другому.
— Ты не встретился с Д'Хавордом? Он пошел в гараж. С киборгом.
Марк покачал головой.
— В гараж я не попал. Заперто. Это единственное из отмеченных мест, которое мне осмотреть не удалось, — и не удержался от критики, — да и какой вообще смысл в тарелках, если здесь глушилка работает?!
— "Тарелки" имеют очень пробивной, точечный сигнал, а "глушилка" относительно слабая, потому что должна обтягивать всю базу, — пояснил капитан, — шанс отнюдь не 100%, но могло бы и сработать.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Пятница, 19-Дек-2014, 15:50:30 | Сообщение # 135    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Пятница, 19-Дек-2014, 17:37:49

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Азулийка без особых колебаний просто взяла и опустила руки.
В этот миг в Альта словно снова выстрелили. Словно рядом что-то взорвалось. Словно пират... умер в очередной раз за этот странный день.
Мир будто в момент рухнул, и разрушилось всё, что было за пределами этой комнаты. Стены медотсека как будто резко сблизились, сжались, остановившись в последний момент, и только потому не раздавив находившихся внутри.
Голову прострелила дикая, невыносимо острая боль, а в ушах зазвенело с частотой ультразвука. Вдруг зрение потеряло цвет, а затем в глазах и вовсе померкло, боль исчезла вдруг так же быстро, как и появилась, и пират опять ощутил чувство падения и распада на бесконечное множество осколков. Это чувство повторялось так часто и так давно, что казалось уже привычным, но всё равно каждый раз пугало.
...Альт не знал, сколько времени провёл в темноте и пустоте, без звуков и ощущений, пока его тело пялилось в одну точку рассеянным взглядом помутневших жёлтых глаз. Однако, в один прекрасный момент, восприятие мира постепенно начало возвращаться.
Зрение вернулось первым. В глазах плясали чёрные мушки, не давая нормально видеть, но это было хоть что-то.
Потом пришла головная боль. Она пульсировала где-то внутри черепной коробки, и даже отдала по ушам электрическим треском, когда Шакс попытался поднять голову из опущенного состояния. Последнее, к слову, не удалось. Мышцы словно разом ослабели.
Остальные физические ощущения пока проступали крайне смутно. Даже то, что удавка довольно сильно стянула шею, Альтаир заметил не сразу. Зато боль от ран не появилась больше вообще — они, кажется, более-менее зажили.
Далее нейри с досадой отметил то, что Санемика забрала почти ровно половину энергии, составлявшей их общий поток. Соответственно, в ней сейчас был просто колоссальный для энергика заряд, рассчитанный на довольно долгий срок для двоих гуманоидов. Долго же ей придётся скакать, чтобы всё это вывести...
Досаднее, впрочем, было то, что у самого Альта энергии осталось на процентов тридцать пять меньше изначального. В слагающейся ситуации это было очень и очень плохо. Особенно если количество полученных за сегодня ранений — далеко не последняя отметка на ближайшее время.
«Так вот, что чувствуют те, от кого я питаюсь. Мне прямо даже стало немного стыдно,» - усмехнулся Шакс в ответ на очередной отказ мышц двигаться.
Сидеть в обессиленном и совершенно овощном состоянии пирату перестало нравиться очень быстро. Надо было что-то с этим делать. Так не пойдёт.
Надо как-то сбить завязшую в «экономии» от резкого спада стрелку внутреннего энергометра. Энергии всё равно ведь было достаточно, просто организм обманулся и подумал, что энергия кончается, хотя она просто значительно потеряла в концентрации.
Обмануть себя же не было такой уж сложностью.
Альтаир закрыл глаза и сосредоточился, концентрируя ощущения на циркулирующих в его теле тёплых потоках энергии. Как только каждый из них был почувствован, Шакс стянул их все в грудную клетку(отчего во всём остальном теле вдруг похолодело, а сердце начало биться с немыслимой скоростью), ускорил их вращение и резко отпустил, словно создав небольшой взрыв. Тело приняло это за эффект «подзарядки», и режим экономии энергии был быстро выключен.
Пират резко поднял голову и осмотрел помещение. Что странно — Санемики тут уже не было. Зато напротив расположился один из лаккийцев. Панцерный товарищ азулийки сверлил пирата любопытным взглядом своих маленьких странных глаз, сидя абсолютно неподвижно. От неожиданности нейри это сначала немного напугало, а потом вызвало сильное раздражение.
За ширмой, которой Иора отгородила Альтаира от спящей Бид, сейчас кто-то разговаривал. Поборовшись с больной головой и всё же исхитрившись поладить с памятью, пират определил, что голоса, кажется, принадлежали этому непонятному мужику из команды копов и, совершенно точно, их капитану.
Отведя взгляд от ширмы, Шакс уставился на лаккийца. Тот продолжал раздражающе пялиться. Так они играли в гляделки секунд десять, пока нейри, наконец, не вышел из себя:
- Да уйди ты от меня! - взвыл Альт, попытавшись пнуть шарообразного, но тот оказался слишком далеко.
- Фам94, лучше отойди от него, - проскрежетал откуда-то сбоку механический голос второго имеющего панцирь копа.
- Хорошо, Гам29. - Фам послушно сделал несколько шагов назад, после чего уселся там и продолжил сверлить белобрысого изучающим взглядом, теперь ещё и ритмично слегка покачиваясь из стороны в сторону.
- Начальник! Уберите его от меня! Он раздражает! - на этот раз Шакс попытался пнуть ширму, но до неё тоже не дотянулся.
- А зачем вам всем эта шерсть над глазами? - заинтересованно проскрежетал Фам, совершенно игнорируя, похоже, реакцию пирата.
- Кажется, это называется «брови», Фам94. - пояснил Гам, продолжая копошиться где-то в стороне.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Мир людей » С Третьей Космической
Страница 9 из 40«1278910113940»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк