[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 49 из 93«1247484950519293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Воскресенье, 27-Янв-2013, 18:25:16 | Сообщение # 721    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Признание Арма, наверное, ни для кого откровением не стало, но вот Рейнгольда изрядно потешило. Глядя на то, как крестьянин, бурый как мерзлая свеколка, пытается расписаться в собственной сексуальной неопытности, волчонок искренне наслаждался. Поставить человека в неловкое положение он был всегда не прочь. А уж когда Арм начал рисовать в воздухе дрожащими руками какой-то со всех сторон кособокий силуэт, Рейнгольд зашелся в коротком приступе смеха.
- Не везло, потому что стеснительный слишком. - Иттрий попробовал оказать Арму легкую поддержку, чтобы тот не придумывал себе всякую "юродивость" и не выращивал в себе огород никому не нужных комплексов. - давай сюда бутылку.
И бутылка с настойкой тут же пригодилась, потому как тешить Арма выпало Иттрию.
- Давай вопрос. - слезать с Радиных коленок и выполнять какие-либо действия пока совсем не хотелось, виновата в этом была все та же неожиданная лень. Лучше что-нибудь рассказать Арму, вряд ли тому хватит совести и фантазии на интимные подковырки, хотя и бряканье чего-нибудь неприятного, чтобы так обидно не было, тоже могло иметь место. Но сейчас это все Иттрия не волновало.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 27-Янв-2013, 18:37:03 | Сообщение # 722    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 27-Янв-2013, 19:48:52

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Арм еще не совсем отошел от своего внезапного откровения. На Рейнгольда тот и вовсе не смотрел, опасаясь, что если увидит блеск его торжествующих глаз, не выдержит и накинется на того с кулаками. Недавний опыт в таверне подсказывал ему, что ничем хорошим это не закончится, у парня даже зыбкого шанса на победу не было. а на провокацию он поведется, что без сомнения доставит волчонку еще больше удовольствия. Парень решил просто по возможности игнорировать маленького демона и попытаться абстрагироваться от него, выкинув из головы недавнее пришествие. Лучше всего в этой ситуации было забить голову чем-то иным.
Арм обрадовался, когда Иттрий выбрал вопрос. Никакого особенного действия он бы все равно не придумал, а вопросов ему хотелось задать очень много.
— Когда Грог привез вас к моему дому, вы оба были ранены. Тогда я решил, что будет неприлично расспрашивать вас обо всем, и понадеялся, что вы сами мне все расскажете, но так до сих пор я и не знаю, что с вами произошло. Так вот вопрос: откуда вы вырвались, что оказались в моих краях в таком состоянии?
Вопрос можно было бы задать и Раде и Иттрию, потому Арму было непринципиально, на кого укажет горлышко бутылки — отвечать все равно пришлось бы. Так же ему было неважно, вместе они ответят, или соблюдая правила игры, но любопытство следовало удовлетворить.
— Просто вдруг вы опасные преступники, а я вас в дом пустил - на всякий случай пояснил он, хотя, конечно, так не считал.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 27-Янв-2013, 20:48:48 | Сообщение # 723    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Мы не преступники. - хмыкнул Иттрий, - мы просто оказались в ненужном месте в ненужное время и сослались на человека, чье имя упоминать не стоило. А если говорить по-человечески, то мы пытались собрать информацию о том, что происходит сейчас в Столице. Я знал одно место, где собираются криминальные элементы, решив, что они наверняка осведомлены в государственных проблемах лучше других - всегда так было, и я не думал, что этот случай - исключение. Кого попало на тусовку бандитов не пускают, требовалось назвать имя крышующего авторитета. Я и назвал одно хорошо мне известное, черт бы меня тогда побрал. Это была фатальная ошибка - оказалось, что авторитет давно низвергнут и его разыскивают все бывшие товарищи. И тут мы объявляемся, его "шестерки". Нам быстро поставили жесткий ультиматум: за нами ставят слежку, и либо мы в полночь приходим к кладбищу на беседу, либо нас где-нибудь прикопают. Выбора не было, и мы пошли на кладбище, предварительно выпив. Выпили неплохо, и когда нас брали, мы уже были откровенно никакие. Очнулись уже в подвале какого-то дома. О, нам задали веселую жизнь. Нас обоих пытали, пуская в ход весьма разнообразный, но к счастью примитивный арсенал. Следы этих пыток ты и видел на наших телах. Мы выбрались из того дома едва живые, и в этом стоит благодарить Грога, который увез нас оттуда, сильно проредив количество ублюдков на своем пути. Хотя со своими палачами мы сами неплохо разобрались, правда, Рада? Всех их ждала не самая легкая и не сказать чтобы мгновенная смерть.
Иттрий говорил ровно, будто бы не о пытках рассказывал, а о чем-то вполне обычном, например, об особенностях выращивания полевых ромашек в домашних условиях. Воспоминания тех дней уже потеряли свою остроту, и волна прежней черной ненависти подняла голову лишь однажды, когда он вспомнил их момент встречи с Радой в темном корридоре - и в каком девушка была состоянии. Но обидчики мертвы, все кончилось на удивление хорошо, и воина уже не корежило по-настоящему при воспоминаниях о тех днях. И похуже вещи видел.
Но Дедовой настойки все равно хотелось. Отпив еще большой глоток, Иттрий закрутил "бутылку-стрелочку". Та указала на Рейнгольда.
- Вопрос. - быстро сказал волчонок. По его опыту, действия могли причинить куда больший моральный вред, ну а вопросы волчонок вредными не считал. Ему не приходило в голову ничего такого, о чем он хотел бы промолчать.
- Ты любил кого-нибудь, Рейнгольд? Я не имею ввиду какую-нибудь девочку, хотя и ее, возможно, тоже. Дядя Джек, кошечка, собачка...?
Вопрос Рейнгольда удивил. Заинтересованности в его чувственном мире он не ожидал и всерьез задумался.
- У меня был лисенок. - наконец, изрек он. - его однажды дядя принес из леса. То ли он потерялся, то ли его мать убили, но в сидел один на полянке и плакал. Джек-то не злой в принципе, зверюшек жалел, вот этого малыша и подобрал. Я назвал его Гилбертом. Вначале он все по углам прятался, но потом освоился, сам стал искать моего общества, подходил ко мне сзади и смешно так носом в руку тюкался. Мы быстро подружились. Он вырос красивым, с блестящей бурой шерсткой, у него были умные блестящие глазки и длинные-длинные усы. - Рейн машинально пошевелил рукой, как будто бы гладил спинку своему зверьку. - он любил игры, а больше всего любил бегать за мячиком. Каждый вечер он уходил гулять и обязательно приносил мне какой-нибудь подарок, мышку там, ну или белочку. Я их конечно не ел, но такая забота очень трогала. Здорово было... бегать с ним по полянке, катать мячик... а вечером сидеть у его подстилки и гладить теплую шерстку...
Рейнгольд опустил голову, его длинные волосы упали на лицо, частично его закрыв.
- А однажды он исчез на несколько дней. Вернулся, шатаясь, и весь горел от температуры. Через несколько дней начались судороги, пена изо рта... Бешенство, сказал дядя Джек, когда выносил его на улицу. И нож. Сказал потом, что Гилберт умер сразу и больше не мучился.
Волчонок рассеянно заправил прядь волос за ухо. Лицо его было сухим - ну нет, не дождетесь моих слезок.
- А дядя... Ну что дядя. Привязан я к нему был, да, но любил - навряд ли. Сложно любить человека, который не раз засыпал в луже собственной блевоты, готов за бутылку унижаться, изъясняется преимущественно нецензурной лексикой и от которого слово доброе раз в год услышишь, да и то как бы случайно. Я видел и другие семьи. Нормальные. Завидно немного было.
Рейн потянулся к бутылке и раскрутил ее. Когда горлышко вновь указало на Арма, волчонок злорадно засмеялся, имитируя смех сатаны. Иттрию удалось-таки задеть струнку в его душе, и теперь Рейну был нужен спуск, и лучшей кандидатуры для него, чем Арм, придумать было сложно.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 28-Янв-2013, 10:43:19 | Сообщение # 724    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 28-Янв-2013, 18:01:42

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Видя, как крутится бутылка и на кого грозит указать её горлышко, после остановки, Арм про себя взмолился всем известным ему богам, только бы снова он не попал под удар. От волнения парень даже зажмурился, сжал кулаки и начал что-то про себя бормотать, но смешок Рейнгольда подтвердил его худшие догадки.
— Арм, дружище, ну что же ты так нервничаешь? - с издевкой спросил волчонок, хлопая несчастного по плечу. Тот вздрогнул, открыл глаза, и с ужасом уставился на горлышко бутылки, которое перстом судьбы указывало на него. Снова.
— Ты мухлюешь! - возмутился Арм, уперев в грудь Рейна указательный палец.
— Нет - спокойно ответил тот — Иттрий крутил, а не я. Вопрос или действие? Арм?
Крестьянин крепко задумался. Хотя больше это было похоже на тихую панику. Он всем своим существом чуял подвох, колебался, точно знал, что выбери он действие — и волчонок не упустит возможности придумать для него что- то унизительное. На вопросы же мелкого проказника отвечать не хотелось еще больше. Терзания Арма, к слову, безумно радовали Рейнгольда, больше, чем сам факт озвучки своей воли.
— Ну же, парень, давай выбирай уже - поторопил оборотень. Арм раздраженно взглянул на него.
— Давай вопрос - решился он и не прогадал. Рейн надеялся, что крестьянин выберет действие и уже даже придумал, что ему поручит, но тот поломал все его планы.
— Расслабься, я не спрошу ничего страшного - издевательски-ободряюще изрек он и ненадолго задумался.
— Как я понял, ты всю жизнь почти прожил с отцом. А куда делась твоя мать? - Арм, у которого с души свалился огромный камень, шумно выдохнул. Он-то ожидал чего-то более каверзного.
— Погибла она, когда я был совсем маленьким. Утонула. Или утопилась, я до сих пор не совсем точно знаю эту историю. Но мне кажется, что все-таки второе - Арм не стал рассказывать историю дальше, просто снова раскрутил бутылку, которая на этот раз, к радости парня, указала на волчонка.
— А ну-ка, вопрос или действие? - восторжествовал Арм. Рейн загадочно улыбнулся, взглянув на собеседника.
— Действие давай, а то что одни вопросы - легко согласился Рейн. Арма он совсем не боялся, в конце концов, что такого мог поручить ему этот не слишком умный крестьянин. И Рейн оказался прав.
— Так..хм-м-м...действие..м-м-м - Арм снова заколебался, потирая подбородок крепко задумался, судорожно пытаясь придумать для волчонка что-нибудь эдакое, но как на зло ничего не приходило в голову.
— Арм, снова ты, говори давай! - волчонок раздраженно повысил голос.
— Я не знаю! - обиженно прогудел Арм. Рейн злобненько улыбнулся, показывая, что все прекрасно видит и без объяснений.
— Ладно, принеси мне воды, я хочу пить - наконец выдавил парень из себя, немало смущенный своей ненаходчивостью. Рейн пожал плечами, не торопясь поднялся и ненадолго скрылся, вернувшись с кружкой, наполненной холодной водой.
— Пожалуйста - с губ оборотня не сходила самодовольная улыбка. Арм принял кружку из его рук и ничего не ответив молча осушил её.
Рейн снова раскрутил бутылку и на этот раз её горлышко указало как раз между Радой и Иттрием.
— Мне без разницы, кто из вас будет отвечать, решайте сами - великодушно предложил волчонок.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 28-Янв-2013, 18:29:46 | Сообщение # 725    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Рада пускай теперь. - чуть улыбнулся Иттрий, - а то сидит себе тихонько, не слышно-не видно.
- Рада так Рада. - согласился Рейнгольд, - ну что, Рада, вопрос или действие?
Волчонок задумчиво посмотрел на ведьму, сложив руки на коленях, как прилежный школяр. Ну, с действием совсем просто, как слегка кольнуть всех присутствующих, при этом не накликав на себя бурю небесную, Рейн придумал моментально. Пускай Рада отправит Арму воздушный поцелуй. Крестьянин наверняка снова зальется краской, имиджу Рады такое легкомысленное поведение тоже совсем несвойственно, так что вряд ли ей это будет сделать просто и приятно, ну и Иттрий тоже не остается в пролете - вдруг хоть немного поревнует. В общем, все в шоколаде - действие вроде как невинное, но каждому из компании по щелбану достанется.
А если ведьма вопрос выберет? Она была наверное единственной из компании, у кого Рейнгольд не хотел спрашивать все подряд. Мало ли, ткнешь куда не надо, а она такая злюка, снова будет его отчитывать, ничего приятного в этом нет. С дугой стороны, и спрашивать ничего не значащие глупости совсем неинтересно.
Сплетника-Рейна интересовали и личные подробности от Рады тоже, но для таких вопросов ей точно надо было сначала побольше выпить, но ведьма, как назло, пока к бутылке даже не прикасалась.
Хотя... Рейн поднял глаза на Раду, в них горел огонек. Идея все же появилась. Пускай ведьма, если выберет вопрос, немного пофантазирует и скажет, какое место ей бы хотелось занимать в этом мире. Если бы ее ничего не мешало типа неконтролируемой разрушительной силы, и не было бы у нее никаких ограничений при выборе - королевой там быть, капитаном стражи, рыболовом, бомжом, в коне концов, - все варианты открыты. Но вариант "мне все нравится, как сейчас", не принялся бы, конечно.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 28-Янв-2013, 19:30:56 | Сообщение # 726    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада пожала плечами и по традиции отпила из бутылки, прежде чем озвучить свой выбор.
— Давай вопрос - решила она. Нельзя сказать, что ей так хотелось отвечать на провокационные вопросы, но пока она находилась в довольно благодушном настроении и немного пооткровенничать была не против.
Вопрос Рейна её удивил. Не уязвил, не задел, а удивил своей глубиной. Возможно, Рейн и не задавал его, как какой-то особенный, но ведьма восприняла его именно так. Прежде чем ответить, девушка ненадолго задумалась. Она, в принципе, знала, что ответит, словно всегда ожидала, что этот вопрос ей зададут, но решила еще раз заглянуть в себя, а ну как там что изменилось. Нет, не изменилось ничего.
— Мне всегда хотелось спокойного существования, без скитаний. Чтобы был у меня свой дом, пускай самый жалкий, но свой. И находился бы он в лесу, или какой-то далекой, глухой деревне, рядом бежала бы речка, поля, степи и леса кругом. И почти нет людей. Я бы занималась тем, что умею: собирала бы травы и варила зелья - ведьма говорила с легкой светлой тоской, на губах блуждала еле-заметная мечтательная улыбка.
— И это все? ты всю жизнь провела бы в компании своего ненормального пса? - разочарованно спросил Рейн, ожидающий от ведьмы явно большего. Рада в ответ медленно покачала головой.
— Всегда, когда я думаю об этом, вместе с собой вижу двоих своих сыновей. И их отца - ответила Рада. На самом деле сыновей своих она видела куда конкретнее, чем их биологического отца, и в этом была основная неувязка. Для того, чтобы сыновья вообще были, необходимо было с кем-то крепко связать свою жизнь, что для Рады до определенного момента было просто немыслимо. Нет, Рада пока и не думала о детях, но мечта на то и мечта, чтобы быть абсурдной.
— Угу. А родились бы они, конечно, от Грога - фыркнул Рейн — Если хочешь знать мое мнение, ты была бы ужасно матерью - высказался он и подтолкнул к ней бутылку, которую следовало раскрутить. Рада ничего не ответила, и спорить не стала, лишь где-то в глубине себя с горечью согласившись с волчком. В самом деле, хорошей матерью она себя не видела.
Рада раскрутила бутылку и та снова указала на воина.
— А ну-ка, действие или вопрос? - спросила она с легкой улыбкой.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 28-Янв-2013, 22:36:16 | Сообщение # 727    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Радины предпочтения к уединенной жизни Иттрию были прекрасно известны, но заметка о сыновьях привлекла его внимание. В качестве родителя Иттрий никогда себя не рассматривал всерьез, максимум совсем упавшее настроение диктовало ему: "годы не ждут, вон глянь, твои сверстники внучков-грудничков, а кто и не грудничков, уже нянчат, а у тебя даже детей еще нет. Так вся жизнь и пройдет, не заведешь семью, не остепенишься, так и помрешь потом никому не нужным одиноким стариком, и никто даже и не узнает, когда ты помрешь". Надо сказать, что такое случалось всего два-три раза за всю его жизнь, и все в последние годы. За эти мысли Иттрий не ухватывался, потому что подсознание продолжало: "а ты не найдешь, потому что ты безработный пьяница", и на этом подсознание затыкалось чем-нибудь, как правило, жидким и крепким. А в молодости большому энтузиасту своей работы, на которую уходила уйма времени, да вдобавок ветреному в личной жизни Иттрию мысли о семейной идиллии и вовсе в голову не приходили.
А вот Рада оказалось более коррелируемой с семейной жизнью, пусть пока это только в мечтах и проявлялось.
- Вы так говорите, как будто меня тут нет. - проворчал Иттрий. Слова про отца и сыновей он к себе и конкретно сейчас всерьез не примерял, понимая, что Рада просто абстрактно мечтает - по крайней мере пока, но слова Рейна про "родились от Грога" воину уже не понравились. Фу, как можно таким быть, тут на коленях у девушки лежит ее любимый, а гадкий волчонок рассуждает о том, что если ей и заводить детей, то тогда уж от своей собаки.
Бутылка-стрелочка указала на Иттрия, и тот с радостью потянулся к бутылке-поилке.
- Давай мне вопрос. - ответил он Раде, вытирая губы от жалящей настойки тыльной стороной ладони, - сейчас тоже чего-нибудь такое расскажу.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 28-Янв-2013, 22:50:42 | Сообщение # 728    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Хорошо, что Иттрий выбрал вопрос, потому как на действие Раде в голову приходили только определенного аспекта мысли, и ничего другого. А уж то, что приходило ей в голову, исполнять при Рейнгольде и Арме было бы как минимум неприлично, хотя и забавно, пожалуй.
— Хорошо, вопрос - Рада задумалась, чтобы такого хотела спросить у Иттрия, что её давно интересовало. Все, что было важно она и так о нем уже знала, но был некоторый ряд вопросов, который ей хотелось бы задать. Они глупые, но для нее, от чего-то, важные. Загвоздка была в том, что задавать такие вопросы следовало бы наедине, лично, а не прилюдно. Поэтому девушка колебалась. Твердо она решила, что спрашивать о том, что было для нее сейчас важно в этой обстановке она не станет, лучше спросит об этом потом. Опять же, страшно было спрашивать что-то о жизни Иттрия, ведьма знала, как тесно он связывает практически все свое существование с самым темным периодом своей жизни, а потому говорить об этом не любит, и каждый раз погружается в черную тоску, а этого ей сейчас не хотелось совсем. Но ведь должно же быть что-то светлое?
И светлое нашлось. Детство. Ведьма ничего не знала о том. откуда Иттрий, кто его родители, и каким было его детство, но надеялась, что даже у него были приятные и светлые моменты.
Ведьма запустила ладонь в волосы воина, слегка касаясь головы. Сложно было сказать, насколько это нравится Иттрию, но саму Раду процесс радовал.
— Расскажи о своем детстве, Иттрий. Каким оно было, добрым ли, полноценным? - задавая вопрос, девушка надеялась вернуть воина в крошечный уголок памяти, излучающий абсолютный свет и согреет его промерзшую душу.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 29-Янв-2013, 00:42:31 | Сообщение # 729    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Полноценным ли? - переспросил Иттрий, - я бы ответил, что да. Несмотря на то, что семья у нас была неполная, и люди порой поглядывали на маму с осуждением. Будто она виновата, ха. Но я не знаю подробностей, и отца не помню, он ушел, когда мне было пять лет. Куда ушел - история умалчивает, и восстановить теперь это не удастся, да я совсем и не хочу этого. Даже думать не хочу о человеке, который мог просто бросить беременную жену с ребенком. Не было такого человека в моей жизни - и славно. Мама справлялась. Продолжала маленькое семейное дело, торговала тканями и шила одежду. Я, когда подрос немного, помогал как мог - бегал и относил заказы богатым людям, которые за это отдельно приплачивали.
Иттрий замялся ненадолго. Нельзя было рассказать о детстве, не упомянув о брате, но в результате Иттрий с теплотой говорил обо всех, даже и о нем. Все-таки в детстве все было по-другому.
- Но мама не смогла бы работать, если бы нам не помогал сосед. Кроме меня, был же еще совсем маленький ребенок, за которым присматривать все время надо было. И нашелся человек в помощь, который вскоре стал нам совсем родным, мне слово "семья" без него и не мыслится. Люмьер стал нам настоящим дедушкой, он каждый день у нас бывал, нянчился с нами, учил уму-разуму, соскучиться не давал, теплом не обделял. Он ничего не просил взамен, он просто был одиноким стариком, который был счастлив от того, что он может быть кому-то нужным. Мы ему были как внуки, а мама - как дочка, ей он помогал не только с нами, но и с бытовыми делами по мелочам.
Да, детство мое добрым было. Утро было чисто моим временем, всяческим мальчишечьим проказам посвященным. Я бегал по всему городу, то в компании, то один - мне и так и так нравилось. Изучали родные места, с людьми новыми знакомились. Проказничали, конечно, но особенно не вредили. Одно исключение было, но это совсем другая история, и человек за дело получил. Спокойно время проводить я тоже любил - например, когда одному хотелось остаться, я гулял в парке у озера - в том самом, Рада, где мы однажды были. На пустырь каждый день бегал, бродячих собак кормил. Еды совсем мало мог принести, но собачки вниманию радовались. В общем, ничего особенного, обычная жизнь городского мальчишки. Когда Карен подрос немного, я и его к своему графику приспособил, вместе по городу бегали.
Днем я возвращался домой, помогал маме с заказами, а когда их не было, тогда она усиленно занималась моим образованием. Очень хотела, чтобы я не тряпками торговал, а нашел себе чего-то более... просто более.
Вечер - о, вечер у нас был истинно семейным. Особенно зимний, во всех смыслах теплый и уютный. Дедушка разводил камин и вслух читал нам книги. Я сидел на полу рядом с маминым креслом, она как обычно что-то шила. Брат на коврике обычно лежал, подперев голову рукой, и всегда кучу вопросов задавал.
Иттрий постарался передать атмосферу своего детства, и ему показалось, что это удалось. Перечислять какие-то моменты было бессмысленно, слишком много их было, на это бы и всего вечера не хватило. Да и незачем, все равно такие моменты имели ценность только для их непосредственных участников.
- Ну, а главное? - Рейнгольд нетерпеливо передернул плечами. Ему рассказ интересным не показался, приятные воспоминания впечатляли куда меньше, чем если бы Иттрий, скажем, рассказал о море, унесшем всю семью, или там о злом-презлом отчиме, воспитывающим детей палкой. - где сейчас твои мама, дедушка, брат? И каким таким моментом твое медовое детство оборвалось?
Иттрий машинально провел рукой по лбу, по волосам, там наткнулся на руку Рады, перехватил ее, поцеловал и отправил обратно - пусть продолжает свое крайне приятное дело.
- Все ты вечно портишь, Рейн, может я хотел закончить все хэппи-эндом. - с легкой ухмылкой отозвался Иттрий, отхлебнул еще настойки, и уже совсем серьезным тоном продолжил, - мама и дедушка умерли, брат - для меня тоже. Детство оборвалось, когда мама умерла, и мне надо было срочно решать, куда идти дальше и как строить свою жизнь. Я выбрал военную академию, как мог параллельно поддерживал брата, и конечно ни о каком детстве-юношестве тут уже речи не шло.
Иттрий потянулся к бутылке-стрелке и раскрутил ее. Та вертелась очень долго, и в результате повернулась к Раде.
- Вопрос, действие?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 29-Янв-2013, 03:19:21 | Сообщение # 730    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рассказ об Иттриевом детстве навевал хорошее, светлое настроение и отдавал теплом, и это было замечательно. Рада даже слегка расчувствовалась, а Арм слушал с неподдельным интересом. Каждый, впрочем, кто слушал рассказ, невольно сравнивал свое детство с детством Иттрия и, соответственно, каждый испытывал разносторонние чувства. Арм слегка завидовал, потому что все его детство прошло в суровых деревенских условиях, где он почти не получал образования, но зато с самого раннего детства знал все о том, как выращивать свеклу и капусту, знал все о земле и о её значении, о её важном предназначении. Парень как никто из присутствующих понимал, как важна для крестьянина снежная зима и не засушливое лето, как тяжело может даваться простой кусок хлеба, потому что прежде чем он появиться в руках, нужно будет много работать, вырастить пшено, перемолоть его в муку, сделать тесто, растопить печь и наконец испечь хлеб, который не факт что получится удачным. В какой-то степени каждый из присутствующих понимал, как сложно бывает добыть пропитание, просто Арм знал техническую сторону вопроса.
Рада же испытывала смесь чувств, состоящих из легкой, светлой грусти и тоски, а так же радости. Ни брата ни сестры у нее не было, но зато росла она тоже только с отцом, который, кажется, даже не был ей родным, доподлинно это не было известно. И минуты спокойного уединения с ним случались редко, всё чаще он пропадал в плаваньях, а когда бывал дома, то не особенно уделял Раде внимания. Но тем не менее, благодарна она ему все же была, хотя бы за то, что он от нее не отказался, а вырастил и даже воспитал. Правда, все её воспитание заключалось в основном в том, что отец привозил ей с плаванья книги, которые Рада взахлеб читала, но зато среди них попадались очень ценные.
От нахлынувших воспоминаний, да от Иттриева рассказа стало тепло и хорошо, настолько, что с этим срочно требовалось с кем-то поделиться. Рада склонилась к воину и мягко поцеловала его в висок, тем самым высказав все, что хотела.
Тем временем горлышко бутылки вновь указало на ведьму.
— Действие, пожалуй - не то чтобы Раде так уж хотелось вставать, но и разнообразия какого-то хотелось тоже.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 29-Янв-2013, 04:32:21 | Сообщение # 731    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Почему-то только сейчас Иттрию пришло в голову, что каждого из сидящих здесь воспитывал только один родитель.
"Забавно", - подумал воин, - "осталось только у Лилии узнать о ее далеких детских годах, если и у нее окажется неполная семья, то.. то даже не знаю. Чудные совпадения."
Рада попросила действие. С налету Иттрию ничего не придумывалось, вернее придумывалось куча всего, но абсолютно все это требовало уединенной интимной обстановки.
Послать девушку за второй бутылкой? Отправить по сложному квесту наподобие :отмерь семнадцать шагов от старого пня, заверни налево, пропрыгай трижды лягушкой и принеси мне предмет, который окажется у большого пальца твоей правой ноги? Ага, или еще поумнее - кукарекнуть три раза.
Ничего особо путного в голову не приходило. А, ладно, не зря же про детство рассказывал.
- Спой мне песенку. - попросил Иттрий, и почти сразу же добавил альтернативный вариант, - или стих расскажи. Если собственного сочинения, то вообще здорово.
Необходимость "вилки" Иттрию подсказало одно не самое приятное воспоминание, в котором фигурировала дамочка, искренне уверенная, что она обладает ангельским голоском, и удивительно настойчиво не замечающая, что при ее "пении" все окружающие ее люди начинают морщиться, хвататься за уши и молиться господу. Есть дела, за которые не умеючи лучше не браться, чтобы не портить мнение о себе и не вредить окружающим.
В Радину самокритику Иттрий верил, отсюда и выросла рациональность варианта со стихотворением, чтобы не ставить ведьму в неловкое положение. Сейчас же Иттрию хотелось просто послушать Раду, ему нравился ее голос, ну и певческий голосок, если он есть в наличии, тоже услышать было бы любопытно.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 29-Янв-2013, 17:13:48 | Сообщение # 732    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 29-Янв-2013, 18:49:15

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Просьба любимого Раду немало удивила. Мало кто когда-то просил её спеть, а уж тем более прочесть стих.
— Мне немногие песни известны. Точнее, вообще одна - отозвалась она, тем самым озвучив свой выбор. Стихов она знала больше, но все они были крайне специфические, больше заговорные, поэтому произносить их просто так было даже опасно.
А песню Рада и правда одну знала. Её пели среди того лесного народа, с которым она некоторое время жила. Они пели много песен, но эта врезалась ей в память сильнее всего, потому что неосознанно ведьма принимала слова этой песни на себя. А может быть, она просто нравилась ей, как она звучит — нежно, спокойно, слегка печально, почти как колыбельная. Тем не менее, каждый раз, когда девушка вспоминала её и в последствии пела, всегда это событие сопровождалось множеством вспышек в памяти, множеством сравнений и потоком ощущений.
— Я не очень хорошо пою, но если ты просишь... - Рада вздохнула, будто собираясь с духом и тихо затянула:

Да ходил жа
Грешный человече
Он по белому свету

Приступали к
Грешну человеку,
К ему добрыя люди.

"Что тебе надо,
Грешный человече,
Ти злата, ти серебра,

Ти злата,
Ти серебра,
Ти золотого одеяния?"

"Ничего не надо
Грешну человеку,
Ни злата, ни серебра,

Ни злата,
Ни серебра,
Ни золотого одеяния,

Только и надо
Грешну человеку
Один сажень земелики

Один сажень
Да сажень земелики,
Да и четыре досыки".


Голос у ведьмы звучал слегка хрипловато, первую пару куплетов она почти проговорила, а потом вывела песню голосом на верх. Голос не срывался, звучал ровно, было видно, что петь ведьма и правда не особенно умеет, но оперы от нее никто не требовал. Главное, что мимо нот не промахивалась и не лажала.
Пока пела Рада, в ушах кроме своего голоса слышала шепот струн, нежную флейту, тоскливое пение скрипки и ритмичный стук барабанов, которые всегда сопровождали песню, делая её еще более проникновенной.
В конце девушка повторила первый куплет, снова уведя вниз, медленно и тихо, после чего затихла. И снова, конечно, почувствовала все, что полагалось почувствовать. Сейчас Раде подумалось, что это происходит уже будто бы на уровне рефлексов, а сами чувства вовсе не настоящие, но прислушавшись в себе поняла, что нет — слова спетой песне раздавались гулким эхом во всем Радином существе, во всем теле.
"Один сажень земли, да четыре доски" - вновь промелькнуло в голове. Еще полгода назад девушка бы точно согласилась с этими словами, примерив их на себя, но сейчас все поменялось, и продолжало меняться. И причина этих изменений возлежала у нее на коленях.
Рада раскрутила бутылку, молча, никак не обозначив окончание песни, и горлышко указало на Арма.
— Действие! - сразу завопил парень. Рада и не сомневалась и озвучила первое, что пришло в голову:
— Можешь дать Рейнгольду подзатыльник - великодушно разрешила она.
Рейн не успел даже возмутиться и прокричать "Это не честно!", как очень довольный Арм уже врезал ему ладонью по затылку, не сильно, но ощутимо и тут же принялся раскручивать бутылку. И горлышко её указало вновь на Рейна, но прежде чем бутылка вообще остановилась, волчонок сам остановил её рукой.
— Да ну вас всех, я спать хочу. И пойду - ждать себя он не заставил, прихватил с собой бутылку-стрелочку и незамедлительно отправился на боковую. Его примеру вскоре последовали и прочие.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 30-Янв-2013, 00:46:02 | Сообщение # 733    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Дедушка не пожалел никого и разбудил, как и обещал при знакомстве, в половину шестого утра. Даже Рейнгольда разбудил - видимо, в отместку за ночной кутеж, но так как поручить больному волчонку ничего сложного и долгого было нельзя, Дед попросил его густой расческой прочесать шерсть Дельты. Волчица в причесывании не нуждалась, этим нередко занимался сам Дед, но Рейн и не думал возражать. Пусть работа и бесполезная, но непыльная, размеренная и совсем не напрягающая.
Остальным участников посиделок побольше досталось. Раду отправили к озеру стирать белье, причем Дед лично сопроводил ее и перстом очертил прямоугольник, за который она при стирке выходить не должна. Арма отправили туда же перемывать посуду, и не только вчерашнюю, но и всю нечистую, которую нашел Дед - и старые пыльные склянки, и мензурки с засохшей непонятной гадостью, и полный набор котелков с застарелым слоем гари на днище, и множество других неприятных сюрпризов. Иттрию снова досталась физическая работа как самому подходящему на нее кандидату, хотя воин конкретно с этим распределением бы поспорил, потому как отправляли его рыхлить огород. Действительно ли нужно на зиму рыхлить огород или это было своеобразным наказанием, Иттрий как истинный городской житель не знал, но тешил себя мыслью, что это занятие нужное - по логике вещей рыхлая земля должна меньше промерзать, поэтому прополка не была лишней. Огород Дедов, с которого старик преимущественнои питался, был большим, и Иттрий, методично перекапывая квадрат за квадратом, все дивился, каким это образом старик мог поддерживать его все эти годы.
Лилия же на правах подруги просто развлекала Адика разговорами, но потом ей стало неловко за свое безделие, и она отправилась на озеро помогать Арму и Раде.
К обеду все, кроме Иттрия, работу закончили, и после трапезы воину в помощь определили Арма, но даже вдвоем они вряд ли успели бы все сделать до ночи. Они и не успели, но по другим причинам.
Раде повезло участвовать в эпицентре событий, хотя свидетелями были все. Среди спокойного, мирного вечера совершенно неожиданно ведьму отбросила назад неведомая сила, и на месте, где она стояла мгновение назад, появился овал размером метр на два, светящийся мертвенно-бледным светом. За несколько секунд его середина наполнилась серым клубящимся сумраком, откуда на землю выпала человеческая фигура. Сразу после этого овал сжался в точку и исчез, оставив в ночи пару искорок, но и те скоро угасли.
Фигурой оказалась Мира, но в каком состоянии! Светлое кружевное платье девушки было изорвано, испачкано гарью, опалено, от рукавов осталась только верхняя часть. Пышные светлые локоны юной графини тоже порядочно укоротились, они были сильно и неравномерно опалены, больше всего досталось правой стороне. Девушка отчаянно кашляла, билась, разрывала себе горло ногтями, задыхаясь.
От поверженной на землю Рады Иттрий перескочил к Мире. Учитывая слова Дедушки, воин ожидал ее увидеть, но не так скоро и уж точно не в таком виде.
- Спокойно, спокойно, Мира! - Иттрий перехватил руки девушки, коими она наносила себе вред, и приподнял ее с земли, повернув лицом к себе. Сложно было о чем-то сказать, имея в освещении лишь луну и звезды, но кое-что взгляд Иттрия выхватил сразу.
- Ожоги серьезные. Кто-нибудь, принесите что-нибудь, ну! - что-то было у девушки и на лице справа, но что именно понять сразу было нельзя из-за копоти. Куда больше Иттрию не понравились ее руки – с ними уже все было очевидно - кажется, рукава горели долго, опалив кожу от запястий и до локтей местами до мяса.
Характерный запах, быстро разнесшийся по полянке, мотивировал к поискам лекарств очень хорошо.
Лилия посмотрела на Раду, развела руками. Она не могла пока помогать Мире магией, потому как делала это относительно недавно. Новое вмешательство было бы для девушки очень опасным, куда опаснее поврежденной кожи. Тем более что очень скоро выяснилось, что смерть от ожогов Мире не грозила, если они не перейдут во что-нибудь худшее, так что скорая помощь была нужна.
Пока ведьмы занимались своим делом, Иттрий покачивал Миру, что-то негромко говоря ей, пытаясь успокоить. Девушка была в глубоком шоке, вся мелко дрожала, и кажется даже не совсем осознавала, что сейчас происходит и где она.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 31-Янв-2013, 09:32:18 | Сообщение # 734    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Произошедшему событию удивляться было некогда. Мира находилась в тяжёлом состоянии и, честно говоря, Рада не сразу её узнала, так она была на себя не похожа. Тем не менее, девушке требовалась срочная помощь, а с этим никогда откладывать не стоит. Лилия почти сразу была списана со счетов, поэтому все легло на ответственность ведьмы. Пока Иттрий успокаивал девушку, ведьма быстро достала свою сумку, с радостью обнаружив, что после практики в таверне у нее еще осталась кое-какая мазь, которая сейчас могла подойти. Тем не менее, этого тоже было мало, а идти сейчас в лес было бесполезно, слишком много времени бы это заняло. На выручку Раде внезапно пришел Старик. Он молча наблюдал за происходящим. затем скрылся в землянке и вскоре вынес оттуда обычную картонную коробку, заполненную какими-то снадобьями в склянках, да высушенными лесными травами.
Молча, чтобы не напугать миру еще больше, Рада внимательно осмотрела её ожоги. Наверняка останутся шрамы, от этого никуда не деться, но в Радиных силах было сделать так, чтобы они были как можно менее жуткими. Глядя на ранения графини, ведьма только предположить могла, как ей сейчас больно. Впрочем, сочувствие плохо сочетается с работой.
С ран первым дело следовало смыть лишнюю грязь, и Рада сделала это просто аккуратно полив на руки Миры холодной водой. Затем девушка открутила крышку у склянки с прозрачной жидкостью и по запаху определила что это именно то, что ей нужно — простой, но надежный антисептик. Не жалея, Рада так же просто полила им руки графини, слыша тихое шипение, пока снадобье пенилось на ранах. Теперь следовало наложить мазь и перебинтовать Мире руки. Мазь нашлась среди Радиных запасов, светло зеленого цвета, источающая резкий запах. Ведьма густо наложила её по всей длине ожогов, и стараясь причинять Мире как можно меньше боли, перебинтовала обе руки от запястья до самого локтя, чуть выше него.
На случай экстренной помощи этого хватило бы. Теперь не помешало бы вообще выяснить, что все это означает и откуда, собственно, Мира появилась в таком состоянии. Но для того, чтобы это выяснить следовало сперва успокоить юную графиню.
Среди запасов Старика Рада нашла очень нужную сейчас травку: душицу, мяту, да простую валерьяну со зверобоем. Это сейчас пригодилось бы как нельзя стати. Набрав в кружку воды, Рада отщипнула немного от каждого сухого пучка и окунула в воду, немного поболтав, а затем вытащив и хорошенько отжав.
— Мира, выпей-ка - ведьма протянула графине кружку. То, что было в ней не было универсальным, и даже сильным успокоительным, но хоть немного унять бурю должно было помочь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 31-Янв-2013, 16:50:15 | Сообщение # 735    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
На протянутую кружку Мира никак не отреагировала, так что пришлось медленно и аккуратно вливать ей напиток внутрь.
Лилия, чтобы не оставаться в стороне, делала то, что могла, по мелочам, потому как инициативу лекаря полностью взяла на себя Рада, и справлялась прекрасно, знахарка бы ей только помешала. К мелочам относилось то, что например сейчас Лилия влажным платком промокала лицо Миры, чтобы увидеть, есть ли повреждения под сажей. Оказалось, что ничего страшного там нет - в одном месте только кожа немного покраснела, но даже волдырей не образовалось. Даже без лечения скоро никаких следов не останется.
Выйти из шокового состояния Мире могли помочь только время и немного обезболивающего. Последнее нашлось у Лилии - то самое остро пахнущее густое зеленовато-желтое зелье, которое однажды довелось попробовать Раде. Мира задергалась, когда на язык ей попала обжигающее зелье, но рефлекторно проглотила его.
Исчезновение боли помогло Мире справиться с шоком быстрее. Уже минут через пятнадцать девушка перестала дрожать, а ее взгляд изменился, стал более осмысленным.
Она определенно была на улице. Вроде как была ночь, хотя совершенно темно не было. Мира вяло повернула голову на источник света - им оказался какой-то незнакомый древний старик, держащий в руках керосиновую лампу. Лампа и старик виделись снизу вверх.
"Я что, лежу на земле..?" мысли Миры еще были путанными. - "нет, полусижу на чем-то мягком и теплом, меня поддерживают за плечи." На этом месте девушка напряглась. Куда она попала? Кто ее держит? Что это за старик? Она же должна была оказаться...
- Мира, ты меня слышишь? - девушка вздохнула с огромным облегчением, услышав у себя над ухом знакомый голос. Это Иттрий, значит все правильно, значит и Рада где-то рядом.
- Да. - голос Миры звучал совсем тихо. Взгляд ее упал вниз, на руки, которые закрывала перевязка. Эти моменты девушка не помнила, потому сделала вывод, что в отключке пробыла не то чтобы мало времени. Спрашивать, насколько все плохо, девушка не стала - потому что знала, что плохо, помнила, как горели обрывки рукавов, капая на кожу какой-то вязкой субстанцией, застывая на коже и прожигая ее сильнее огня.
- Можешь рассказать нам, что произошло?
- Да... да. - Миру снова начала бить мелкая дрожь, когда сознание зафиксировалось на недавно произошедших событиях. Иттрий, едва уловив новую порцию стресса, прижал девушку к себе, и та за такую безмолвную поддержку была благодарна. Судорожно сглотнув, Мира начала свой рассказ. Она говорила быстро, боясь, что если остановится - уже не продолжит.
- Этим утром в Столице закончились все митинги и демонстрации. Король вышел на публику и публично отрекся от трона, признался в ряде государственных преступлений, признал недавно объявившегося наследника своим сыном и передал все права на престол ему. Толпа была довольна - конечно, кто раньше поддерживал Короля, первое время кричали, но ничего поделать не могли - не оспаривать же признания Его Величества, а потому вскоре разошлись. Прежнего государя бросили в темницу, свита готовится к коронованию нового, так что, казалось бы, все разборки в городе должны были бы исчезнуть. Но нет.
Все виделось красиво и просто только при первом приближении. Мой отец был на публичном отречении Короля - и еще многие из тех аристократов, что знали лично Фредерика не один год и видели, что все представление - сплошной фарс и липа. Король был явно не в себе, когда это говорил. Нет, голос тот же, никаких безумных слов, но он будто бы был под воздействием наркотиков или чего-то подобного. Признание было вынужденным, и близкие к Королю люди все это видели по тому, как он признавался. Не его стиль. Смириться с этим аристократы не могли, и сразу после речей скопом рванули во дворец, узнавать, в чем дело. Их внимательно выслушали, постарались успокоить, наговорили, что их опасения совершенно беспочвенны и пообещали личную встречу в темнице с Фредериком на следующий день. Аристократы разошлись. А вечером... А вечером начался пожар. Огонь охватил весь наш район, и разнесся так быстро, что никто ничего не успел сделать. Думаю, везде было как у нас. А у нас слуги горели заживо, пытаясь вывести нас на улицу, пытаясь потушить огонь хотя бы локально, но все тщетно. Мы с родителями находились наверху, и огонь уже начинал заниматься нашей комнатой. Велиарда пришла так неожиданно... Она - наш семейный маг, верная старая помощница. Ввалилась в комнату из коридора, будто бы не замечая огня, а он не замечал ее. Сказала, что ей хватит сил выбросить из дома одного - только одного. Я была против, о, как против, но родители и слушать ничего не хотели. "Справимся." твердо сказал отец. Я видела, что его брюками занялся огонь... И чувствовала, как горит моя одежда. Я бросилась к Велиарде. "Есть надежные знакомые?" - быстро спросила она. "Ориентир, быстро". Для портала необходим ориентир. Я сразу сказала про кольцо. Старая реликвия, она оставляет след на своем последнем владельце. Дальше вспышка - и я больше ничего не помню. Меня должно было выкинуть к Раде, и как я вижу, у Велиарды все получилось.
Мира перевела дыхание и вновь зашлась мелкой дрожью. Она сейчас даже плакать не могла, страх и боль за родных уводили намного глубже.
- И я даже не знаю, что сейчас с ними всеми. Может, вышли на улицу так же, как вошла Велиарда, но я сомневаюсь, что у нее хватит сил хоть на что-нибудь после открытия портала. Может... спрыгнули вниз, разбив стекло... Черт, последний этаж... А может, а может...
Следующие слава застряли у Миры в горле. Было похоже, что она снова уходит в то шоковое состояние.
- Ей бы уснуть. - тихо сказал Иттрий, поглаживая девочку по плечу. Ему было очень жалко Миру, он понимал, как ей сейчас жутко и страшно. Еще бы, в последний момент вырваться из страшного пожара, и даже не представлять теперь, смогли ли самые близкие люди избежать участи сгореть заживо...
Но сентиментальные порывы не помешали воину выделить в рассказе Миры главное, а именно начало. Самозванец теперь в своих правах, и устраняет своих врагов очень быстро, безжалостно и эффективно. Все оказалось куда сложнее, чем виделось поначалу.
- В коробке снотворное. - тихо сказал Дедушка. На Миру он смотрел с сочувствием, но совершенно определенно избегал близкого расстояния с ней.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 49 из 93«1247484950519293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк