[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 51 из 93«1249505152539293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Четверг, 07-Фев-2013, 17:28:55 | Сообщение # 751    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Ну, как здесь на передовой? - с этими словами к стенке с другой от Рады стороны прохода приник Иттрий. Весьма взъерошенный, но на вид вроде вполне довольный, воин держал в руках деревянную дубинку, клепанную металлом - "подарок" от своего последнего противника. Меч воина был убран в ножны за спину. Мысли о том, какое оружие более эффективно против скелетов, у Рады и Иттрия сошлись полностью.
Повергнуть тех двоих, первых, было вовсе не сложно. Потом стало сложнее, когда отрубленные конечности стали ползать по полу, слепо тыкаясь в углы. Головы Иттрий подавил сразу, но о ногах-руках не подумал, и те успели расползтись. Без подсветки их было найти не так просто, а оставлять за спиной такие сюрпризы не хотелось - вцепится еще мертвая кисть в ногу в ответственный момент, выведет из равновесия, и пиши пропало.
Иттрий некоторое время бродил по склепу, стараясь выискать в темноте движение, но не мог никак обнаружить расползшиеся по всей комнате конечности. Лилия все же смогла оказать кое-какую помощь, догадавшись вызвать новый фонарик, чтобы подсветить склеп. Фонарик вышел дохлым и слабым по сравнению с первым, но его яркости было достаточно, чтобы найти и растоптать все ползающие части.
Такая пассивная, но необходимая работа очень напрягала Иттрия в моральном плане, ведь рядом сдерживала натиск врагов его возлюбленная, и судя по звукам, бои шли непрерывные. Но вот последняя кисть была раздавлена, и Иттрий смог встать рядом с Радой и дать ей немного передышки.
Дубинкой крушить скелетов оказалось не просто эффективно, но еще и занятно. Например, когда Иттрий ударил одного из скелетов по голове недостаточно сильно, его шея провалилась внутрь ребер, и голова торчала прямо из последних, и не могла повернуться. Скелету это очень не понравилось, он пытался руками водворить голову на место, но что-то там застряло и голова идти наверх не желала. Поглощенный этим процессом скелет беспорядочно мельтешил в проходе и мешал пройти другим. Бой встал, нежить позади скелета-неудачника не знала что и делать, убить своего она не могла, а помочь бедняге или хотя бы выдавить его в проход пока не догадывалась.
- Бой затянется. - констатировал Иттрий, наблюдая за большим количеством зеленых огоньков. Надо было придумать что-то иное, чем просто рубить скелетов поодиночке, что-то более быстрое.
Одна идея у Иттрия появилась.
- Рада, сможешь разнести гроб за нами на некрупные валуны? Такие, чтобы ими швыряться можно было.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 08-Фев-2013, 11:53:46 | Сообщение # 752    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Суббота, 09-Фев-2013, 10:39:55

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Иттрий подоспел вовремя, задержись он еще немного, Рада наверняка сдала бы позиции. Более того, воин явно разделял её позиции в вопросе вооружения при борьбе со скелетами и первый же нанесенный им удар принес сравнительно колоссальный успех. Пока твари пытались решить эту проблему, можно было хотя бы перевести немного дух.
- Рада, сможешь разнести гроб за нами на некрупные валуны? Такие, чтобы ими швыряться можно было. - ошарашил воин своим вопросом. Рада в негодовании всплеснула руками:
— Конечно, это ведь такая ерунда. Может быть, мне даже удастся разнести весь склеп к чертовой матери! - не смотря на все негодование, нельзя было не признать, что идея была знатная. У ведьмы и без того мелькала мысль, что самая простенькая праща с увесистыми снарядами тут пришлась бы как нельзя кстати. А еще лучше — требушет. Одним залпом разом избавиться от монстров. Ну, двумя максимум. Другое дело, что такое массивное орудие как требушет или кулибрина в склеп явно не поместились бы и были бы бесполезны.
Впрочем, философствовать времени все равно не было. Рада решила рискнуть, тем паче, что все равно была на взводе из-за порезанной руки, ситуации в целом, да и Иттрий своим вопросом подлил маслица в огонь.
— Отойди подальше и Лилию укрой. Яне могу гарантировать, что вас не заденет осколками - пробурчала она, шагнув к массивному каменному гробу. На вид тот выглядел надежно, при беглом взгляде у здравого человека возникли бы сомнения в том, что всего лишь одна девушка, далекая по комплекции от культуристки, способна разнести эту махину на куски. При том, что у нее не было при себе никаких видимых приспособлений, вроде массивного молота. Но мы-то с вами понимаем, в чем кроется вся тайна.
На сей раз Рада решила действовать принципиально по другому, а именно попытаться направить энергию сквозь ладони, примерно так, как это было с чертом. Тогда она, правда, не поняла, как это вообще получилось, но зато вспомнила уроки Иттрия той ночью, в поле у озера. Разница была только в том, что тогда она долго пыталась сконцентрироваться, и, как сейчас казалось, думала слишком много. Может быть, все было намного проще. По крайней мере, в настоящий момент Рада чувствовала себя именно так. Девушка не задумываясь особенно потерла ладони, и аккуратно опустила их на каменный гроб. Дальше было дело техники: вместо того, чтобы успокоиться, ведьма начала осознанно подогревать в себе раздражение, при этом совершенно точно ощущая в себе закипающую энергию. И — пока девушка этого не понимала — это было совсем не так, как, например, тогда, с Нелюдями. Никаких почерневших глаз, и покрывших лицо вен. Напротив, Рада ощутила горячее тепло в ладонях, а карие глаза словно подсвечивались изнутри, приобретая янтарный оттенок. Сама Рада этого видеть никак не могла, но то, что ощущения были иными, точно понимала.
Тем не менее, тепло под ладонями становилось все ощутимее, и вскоре послышался запах разогретого камня. Взглянув вниз, Рада даже смогла разглядеть ту самую энергию, сочащуюся из её ладоней. А может, ей только показалось.
Вскоре послышался громкий треск — это гроб дал массивную трещину через все свое каменное тело, а еще спустя мгновение он с грохотом разнесся на относительно мелкие куски, словно от небольшой силы направленного взрыва. Несколько камней отбросило в проход, и, судя по недовольному урчанию мертвецов и звукам ломающихся костей — попали в цель. Рада не стала терять времени, только отряхнула руки и схватилась за первый же увесистый осколок, прицельным броском направляя его почти в центр скопившихся скелетов, словно Ясон в мифе про посеянные в поле драконьи зубы. Нельзя сказать, что эффект был таким же, но в чем-то схожим: сразу несколько скелетов попадали на пол.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 09-Фев-2013, 05:58:34 | Сообщение # 753    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Гроб разнесло весьма эффектно. С грандиозным звуковым сопровождением он распался на кучу небольших камней, кое-какие части полетели по склепу. Лилия предусмотрительно отступила в коридор, из которого она отстреливалась в призраков, а вот Иттрию укрыться не удалось - во-первых, поблизости не было никаких укрытий, а во-вторых, он не желал оставлять проход без присмотра. И правильно, что не оставил - несколько камней улетели в проход, снесли скелета-неудачника и еще нескольких покойников за ним, расчистив таким образом затор, и в комнату попытались ворваться новые мертвецы, коих Иттрий оперативно устранил, раскрошив старые кости дубинкой о стенки. Удержание позиции далось воину относительно малой кровью, крупные валуны его миновали, но мелкие, коими гроб выстрелил в куда больших концентрациях - нет. Несколько осколков застряло у Иттрия в спине, что по ощущениям было очень неприятно, но в общем не опасно, если с их изъятием не затягивать.
Рада не мешкала и практически сразу после разрушения гроба принялась за метание камней, едва только Иттрий отбежал от прохода. Камень поразил сразу нескольких скелетов, и все они беспомощной грудой отдельных частей рухнули на пол и присоединились к своим ранее поверженным, расчлененным, бестолково дергающимся коллегам.
Дико, наверное, это было в ощущать в склепе, нашпигованном нежитью, но у Иттрия давно не было такого морального подъема. Он сейчас и о спине своей не думал, и усталость на второй план отходила, и тошнотворный запах мертвечины почти не замечался. Куда более ярким событием было то, что у Рады действительно начало все получаться . Не так давно она легко управилась с дематериализацией мертвого черта, и вот теперь она в пылу боя, не имея времени на размышления и прочее, просто взяла и разнесла этот чертов гроб так, как и требовалось. Сам момент разноса гроба Иттрий не видел, так как стоял спиной к действию, чтобы хоть лицо защитить от возможного камнепада и за скелетами иметь возможность приглядывать; сейчас он тоже не видел четко лица Рады из-за темноты, но чувствовал, что в этот раз все по-другому. После своих обычных разрушительных актов ведьма всегда находилось в подавленном состоянии, выражала агрессию, что совсем неудивительно, если учитывать, как тяжело в моральном плане ей это все давалось и какими эмоциями она подпитывала свою магию. Напряжение чуть ли не трещало вокруг нее, но сейчас ничего такого не было.
Было еще кое-что. Иттрий уловил угасающие теплые отблески в глубине Радиных глаз. Воин не мог поклясться, что ему это не почудилось, но все равно это мимолетное видение согрело неимоверно.
И все это - на фоне личных ощущений Иттрия, что он снова находится на своем месте.
Камни кидались в проход хорошо и бойко - только хруст стоял. Один заряд поражал сразу несколько противников, и от всей армады скелетов довольно скоро остались только отдельные бойцы, застрявшие в проходе в костях своих сородичей. Их Иттрий и Рада добили вручную, пробираясь по шевелящейся, дергающей за ноги массе из костей. Как только последняя черепушка была раздавлена и исчез последний зеленый огонек, так в тот же момент снова зажглись факелы на стенах. В узком коридоре, по которому шла троица к массовому захоронению, тоже было несколько осветителей, что облегчало задачу пройти по костям, не запутавшись к них и не упав в противную массу.
Коридор вывел путников к просторной комнате со множеством ниш в стенах. Все они были пусты, ведь их содержимое валялось теперь в проходе и все еще сохраняло остаточные чары неизвестного некроманта. Или и в этом тоже виновато странное проклятие..? Почему же тогда скелеты рванулись в бой после вскрытия гроба, среагировав на печать? Видимо, все здесь было не так просто.
Здесь на стене, где не было погребных ниш, тоже были картины, но в отличие от первого зала с них пока никто не сходил. И у всех было кое-что общее: на каждой картине присутствовала немолодая женщина в элегантном платье, которая мучила и истязала простых людей, а те будто бы и рады были - кто-то целовал ей ноги, кто то подставлял шею под каблук. Картины имели какой-то неприятный эффект, они были омерзительны, но оторвать глаза от них было сложно. Лилия с Радой могли почувствовать и больше, а именно предназначение картин - навязывать правильность того, что на них изображено тем, кто их видит. Чары уже сильно поисдохлись и на троицу подействовать не могли, но оставляли еще возможность для диагностики былых умений.
- Сестра твоего супруга? - догадался Иттрий, указывая на даму-садистку. Голос воина прозвучал немного приглушенно, экстаз уже спал и ему было не очень хорошо. Бой сильно утомил Иттрия, дополнительно сказывалась потеря крови. Сейчас ему больше всего хотелось выйти из душного склепа, чтобы глотнуть свежего воздуха. Желательно потом упасть где-нибудь и не двигаться - а призраки пусть вокруг летают, черт с ними. Но ни о каком отдыхе пока даже и мечтать было нельзя. Иттрий держался, но на всякий случай отошел подальше от стеночки - чтобы прислониться соблазна не было.
- Да. - воин впервые услышал ненависть в голосе Лилии. - Виррана, будь она проклята. Знаешь, эти картины раньше людей порабощали - ну и сука же моя золовка. Она и вправду все это творила. Гроб из прошлого зала ей предназначался, и скелеты в бой за нее пошли. Только тело-то ее где? Где..?
Лилия обхватила себя руками за плечи. Все шло кувырком. Найденные картины говорили, откуда родилась ненависть в этом городе, но что теперь с этим делать? И кто истинный хозяин проклятия? Насколько знала Лилия, Виррана не обладала магическим даром, значит и проклятие наслать не могла. А кто тогда?
- Уйдем отсюда. - тихо сказал Лилия. Нельзя сказать, что бои в склепе были напрасны, все же найденная картина конкретизировала поиски источника проклятия, но с учетом затраченных усилий ожидалось что-то большее. - осмотрим поместье. Нам нужна ее комната.
На плечи ложилось тяжелое ощущение, что они что-то упустили в этом склепе. Хотя, возможно, это было просто из-за того, что хотелось большего, чем досталось.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 09-Фев-2013, 13:03:25 | Сообщение # 754    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
В отличие от товарищей, Рада уходить не торопилась. Ей казалось как минимум несправедливым и неправильным потратить столько сил ради сплошного разочарования. Ведьму не покидало ощущение, что что- то они должны унести с собой из склепа. Не исключено, что это все было надумано, но тем не менее само чувство было очень жгучим. Казалось даже, будто что-то зовет ведьму, не отпускает её просто так, проситься к ней в руки.
Рада начала проверять каждую нишу, из которых чуть ранее до этого повылезали зловонные скелеты. В каких-то она натыкалась на пустоту, в каких-то на скудные останки сгнившей плоти, которая распространяла соответствующий аромат, но ничего существенного в нишах не было. Девушка уже готова была плюнуть на эту затею и догнать своих путников, но прежде мельком бросила взгляд на случайную нишу, и глаз тут же зацепился за посторонний предмет. В самом углу лежал продолговатый предмет, длинной примерно с две ладони. Рада склонилась к нише и нащупала предмет рукой, сразу ощутив в пальцах приятное покалывание, будто слегка коснулась иголок на спине ежа. Когда нечто было извлечено на свет, оказалось, что это искусно выполненная блокфлейта из темного дерева. Флейта нисколько не запылилась, что было странно, если предположить, сколько времени она провела в захоронении. Хотя, учитывая то, что в городе вообще не было и намека на даже самую, казалось бы, очевидную паутину — удивляться было нечему.
Только коснувшись теплого, источающего приятный, едва уловимый аромат материала, ведьма сразу же ощутила во флейте "жизнь". Это явно был не просто предмет, а магический, или, вероятно, даже какой-то артефакт, но вот темный ли или светлый — определить было сложно. Артефакты — вещи своенравные, и за всю жизнь Раде почти не приходилось иметь с ними дела. Будь она чуть более посвящена в этом вопросе, наверняка не стала бы даже трогать флейту, а сейчас ей только и хватило осторожности на то, чтобы не подносить мундштук к губам и не пытаться извлечь звуки.
Тем не менее, это было уже что-то. Рада быстренько припрятала флейту за пояс, и поспешила за товарищами, пока те совсем не скрылись от нее в недрах склепа.
Радовало одно — больше находиться в этом во всех смыслах неприятном месте путникам не нужно было. За время проведенное в склепе все трое успели достаточно затосковать по пространству, солнечному свету и свежему воздуху.
Дверь, ведущая к выходу оказалась разнесенной вдребезги, не хуже каменного гроба. Рада точно помнила звук, с которым она захлопнулась, гроза похоронить всех троих в подземелье, но пропустила момент, когда с ней произошло подобное. Вероятнее всего, все дело было в печати, которая после процесса измельчения камня тоже не избежала увечий. В любом случае, это было не важно, главное, что не нужно было искать какие-то потайные ходы, которых наверняка не было.
— Наверное, нам все-таки не стоит мешкать, а то ещё одна встреча с уже, полагаю, изрядно разозлившимися спутниками будет совсем не радостной - сказала Рада выбравшись наружу и при свете оглядывая руку. Порез не смертельный, даже не очень глубокий, не стоит и значения особенного придавать. А вот беглый взгляд по товарищам разочаровал сильнее:
— Иттрий! - неестественно громко и эмоционально вскрикнула ведьма, заметив окровавленную спину воина, и пока не совсем понимая, как такое вообще могло произойти.
— Тебя задело? Я говорила, что это плохая идея - виновато запричитала девушка. Сейчас она могла только вытащить осколки из спины и наскоро обработать их не слишком эффективной мазью, которая, тем не менее, по крайней мере предотвратила бы заражение. Именно этим ведьма, особенно не интересуясь мнением любимого, занялась. Осколков было немного, но сам факт был неприятен, тем более что пара из них сидели глубоко, и их извлечение наверняка было болезненно-ощутимым.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 09-Фев-2013, 17:44:19 | Сообщение # 755    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий вздрогнул от неожиданного импульсивного окрика ведьмы, и у него на некоторое время появилось совсем нелогичное чувство вины за то, что он ухитрился словить осколки.
- Фи, ерунда какая. Заживет, как на собаке. - нарочито-небрежным тоном проговорил Иттрий, подставляя явно вознамерившейся начать немедленное лечение Раде спину.
Все оказалось немножко хуже, чем на словах, выковыривание осколков оказалось делом небыстрым и весьма болезненным, и один из них, самый глубокий, заставил воина пошипеть. На собачью шкуру тоже уповать было напрасно, следы наверняка останутся, хотя их вклад на и без того потрепанной спине воина будет незначительным.
- А вообще, заниматься этим сейчас совершенно некогда. - когда Иттрий почувствовал, что Рада начала мазать его спину мазью, он отстранился и вознамерился опустить рубашку, но ведьма тут же притянула его обратно и оперативно завершила свою работу. В самом деле, по сравнению с выковыриванию осколков обработка ран мазью требовала совсем немного времени.
Плохо было то, что потревоженные раны снова начали кровоточить. Несильно, но даже небольшое кровотечение на фоне только недавно прекратившегося ослабляло.
Не смотря ни на что, Иттрий был уверен, что все это мелочи, учитывая то, как быстро разнос гроба помог справиться со скелетами.
- Руку свою смажь тоже. - попросил Иттрий Раду. Порез у девушки был несильный, но и сбрасывать его со счетов не стоило, - мало ли, насколько нанесшее его оружие грязным было.
Завершив спешно все лечебные процедуры, путники отправились к поместью. На коротком отрезке пути им не встретилось ничего необычного, разве что дверь в дом услужливо приоткрылось, стоило к ней подойти людям.
- Вау. - коротко выразила Лилия новые ощущения. Проклятие определенно росло откуда-то из этого места. Все пространство было пронизано едва ли не физически ощутимыми нитями старого заклятия. Знахарка протянула вперед руку, дернула одну из таких "струн" - и по воздуху прокатился тихий печальный звук совершенно физической природы - Иттрий тоже его услышал.
- Я думаю, что что-то из этого приведет нас к сердцу проклятия. - знахарка стала скользить руками по "струнам", пытаясь нащупать в одной из них что-нибудь особенное, - но как бы некоторые не являлись ловушкой, наподобие той сургучной печати.
Теперь пришла пора Иттрию чувствовать себя совершенно бесполезным в процессе - никаких "струн" он, конечно, не ощущал. Оставив дело магически одаренным личностям, воин, на которого снова навалилось острое чувство собственной ущербности, решил пройтись по залу, изучить обстановку, чтобы как-то переключиться. Никакого влияния "струны" по счастью на воина не оказывали, чтобы они звучали и начинали работать, их надо было именно целенаправленно дернуть.
Зал, в котором оказались путники, едва войдя в поместье, был большим и светлым. Над потолком горели несколько люстр со множеством свечей (и Иттрий пожалел слуг, которые были вынуждены каждый день заботиться об их работоспособности), рассеивая желтоватый свет по всему помещению. Воин направился к занимавшему центральное место столу, который привлек его внимание тем, что будто бы ждал гостей. Стулья были аккуратно придвинуты на свои места, дорогие серебряные приборы были аккуратно разложены вокруг пустых, идеально чистых тарелок. Еда была совсем рядом, в центре стола - и мясо в подливке, и белый рис, и деликатесы - чего только душа желает, бери и ешь. Из интереса Иттрий потрогал курицу. Несмотря на то, что чисто визуально она была только из духовки вынутой, мясо оказалось холодным и на ощупь походило скорее на отполированную деревяшку, чем на курятину.
Следующим объектом интереса Иттрия стали фигурки, расставленные на каминной полке. Все они были фарфоровыми и носили нрав хозяйки поместья - мрачный и жестокий. За неимением другого занятия воин стал рассматривать эти фигурки, вертеть их, от одной даже попробовал отломать кусок - но тщетно, это место явно не позволяло себя менять.
Одна фигурка, изображающая молодую девушку с зонтиком (и снова вкусы Вирраны - лицо девушки было опустошено горем, на щеках чернели разводы смывшейся от слез туши), оказалась с сюрпризом. На подставке на той части, что ставится на стол, были иголкой или еще чем-то острым нацарапаны четыре цифры. На всякий случай Иттрий их запомнил и вернулся к изучению других статуэток.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 10-Фев-2013, 01:07:59 | Сообщение # 756    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
В то время как Иттрий изучал обстановку, Рада с Лилией пытались распутать клубок странным образом сохранившихся в виде "струн" человеческих эмоций и криков. В помещении их было множество, прикасание к ним влекло за собой определенного рода звуки. Рада заметила, что в зависимости от того. в какой части помещения они прилегают, "струны" отличаются толщиной и громкостью звучания.
Рада прислушиваясь к каждому своему шагу и к звуку вокруг аккуратно исследовала нити, проходящие через, кажется, все поместье, но, похоже, что имеющие место основного скопления. Какая-то комнате, в которой их было бы больше всего и где они изначально зарождались. Может быть, это была темница, или пыточная камера, или что-то на то похожее. Рада решила остановиться на этом варианте и попытаться отыскать подобное место. Где еще могла располагаться темница, как не в подвале? Оставалось только отыскать туда проход.
Задача не оказалось невыполнимой. В просторной гостинице, в которой было множество дверей, а так же массивная лестница, ведущая на верх, вскоре была обнаружена предположительно нужная дверь. Прямо на дверью висела очень большая картина, изображающая хозяйку поместья. Она была облачена а длинное темное платье из плотной ткани, лицо не выражало никаких эмоций, кроме застывшей в глазах закоренелой жестокости и надменности. По её ногой находилась голова истерзанно белокурой женщины с окровавленным лицом. Та плакала, но слезы те, казалось, были счастливыми. Её лик отражал совершенно безумное счастье, а руки тянулись вверх, пытаясь дотянуться до ладоней "спасительницы" и схватиться за них как за святыню.
Рада долго смотрела на картину, в какой-то момент её начало казаться, что она живая. Кровь девушки вот-вот стечет по стене вниз, ведьма услышит её безумный смех, и увидит на картине движение. Хозяйка поместья же смотрела на Раду с такой ненавистью, но одновременно с этим с полным пониманием того, что следует сделать с её телом, что ведьме стало не по себе.
— Отвернись, стерва - зло выплюнула она картине. Это хоть и было странно, но зато ведьму отпустило. Впрочем, и на картину она больше не смотрела.
Перед дверью на крюке висела "летучая мышка", которая при поднесении к ней руки сама зажглась зеленоватым огнем. Дверь оказалось выполненной из грубого дерева, была тяжелой и грозила оставить заносы. К тому же, на ней располагался массивный стальной засов. Тот, однако, без видимых усилий поддался и открылся, открывая перед ведьмой каменную лестницу в подвал. Как только девушка открыла дверь, сразу осознала,что не ошиблась. Откуда-то снизу доносились приглушенные стоны и крики, щелканье плети и лязг железа. Казалось, что внизу пытают кого-то прямо сейчас, но Рада уже не сомневалась в том, что это призраки развлекаются.
Кроме того, большинство "струн" уходили вниз, становясь толще настолько, что ведьма даже видела их блеклое, голубоватое свечение.
— Я спущусь вниз - оповестила ведьма, прихватив с собой "летучую мышку" и осторожно ступая на степени. Опыт подсказывал, что подобные конструкции вполне могли содержать в себе какой-то подвох, быть скользкими, или крыть в камнях неприятные ловушки, поэтому следовало быть предельно осторожным.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 10-Фев-2013, 01:55:40 | Сообщение # 757    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Лилия же продолжила изучать скопление нитей. Их было много, и все отличались друг от друга довольно сильно, сложно было вычленить что-то общее, однако минут через пятнадцать напряженной работы Лилии это удалось. Многие нити отчетливо блистали лиловым чувством, иначе знахарка не могла его назвать. Что-то яркое, едкое, требующее немедленного выхода - похоже на ярость, жажду мести, шок - смесь всего этого и давало тот оттенок, который знахарке виделся лиловым. Выбрав пять лиловых нитей, Лилия проследила их общие пути и пошла по ним. Удивительно, но нити вывели знахарку во двор и поставили перед крыльцом, где и обнаружился целый узел этого лилового чувства. Центр проклятия, без сомнения. Когда-то тут стояла куча народу, которая жаждала расправы над кем-то - не иначе как Вирраной - и их ненависть до сих пор служила мощным источником энергии для проклятия. Однако его было явно недостаточно для того, чтобы породить все то, что происходит сейчас в городе.
"Право, замечательно." - с усталой иронией подумала знахарка, - "уникальный случай. У этого проклятия как минимум два центра. И где другой? Наверняка повязан на моей золовке. Что тогда это может быть? Ее покои? Пыточная? О, туда же отправилась Рада, если там что-то такое есть, то она наверняка это уже обнаружила".
И Лилия пошла к Раде, по пути прихватив с собой Иттрия. В спектакле снятия проклятия и для воина была припасена тяжелая роль. Наличие же двух центров делало ее практически невыполнимой, и это стоило обсудить.
- Один центр нашла. - сразу же оповестила ведьму Лилия, едва спустившись в комнату. - и должен быть еще как минимум один. Надеюсь, что один, потому что если их больше - мы здесь ничего не сможем сделать. Есть тут что-нибудь интересное?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 10-Фев-2013, 05:56:12 | Сообщение # 758    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Есть - кивнула Рада.
Пыточная представляла собой довольно просторное помещение, разделенное на несколько комнат, одна из которых, центральная, в которой сейчас и находились путники, была самой просторной. В каждой комнате по стенам располагались кандалы и цепи в обязательном порядке. Впрочем, это все, в чем они были схожи. В остальном, каждая комната была раем для настоящего садиста, предоставляя завидное изобилие пыточных инструментов. Чего стоил один набор пил, игл, ножей, тесаков и цепей. Здесь же были и поистине изысканные приспособления, такие как "Нюрнбергская дева", Медный Бык, несколько испанских сапогов, конечно, дыба, колесо, ведьмино кресло, конь, приспособление для мучительной пытки водой, жаровня, разнообразные шейные ловушки, гаррота...перечислять можно было бы еще очень долго. В любом случае, изобилие инструментов вселяло стопроцентную уверенность в том, что побывавшим здесь людям скучать было некогда.
В помещении, конечно, стоял затхлый, но вполне уловимый запах крови, который кажется, не способны были выветрить даже штормовые ветра. Раде было неуютно находиться тут, главным образом из-за событий произошедших около полугода назад. Взгляд в какой-то момент зацепил до боли знакомый предмет, который Армин называл "дьяволёнком". Стоило только взглянуть на него, как рана на ноге тут же отозвалась неприятной, тянущей болью.
Но все это было сейчас совершенно не важно. Важно было другое. В самом центре просторной комнаты располагался целый клубок из спутавшихся между собой тех самых голубоватого цвета "струн". Рада его точно видела, словно морок, Он едва заметно пульсировал и вел себя словно живой, распространяя вокруг себя бесконечные волны пережитых страданий, боли, отчаяния и безумия. Рада так же слышала каждый человеческий голос, сохранившийся в этом клубке, каждый стон, крик, безумный, сумасшедший смех.
— Видишь тоже, что и я? - спросила ведьма у знахарки — Что нам с этим теперь делать?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 10-Фев-2013, 15:57:20 | Сообщение # 759    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Да, вижу. - подтвердила Лилия, - примерно то же самое находится на улице, перед крыльцом. И мы можем кое-то с этим сделать.
Больше центров проклятия не было, это было понятно, стоило лишь взглянуть на связи этих двух. Возможно, какие-то мелкие источники еще можно было обнаружить, но они уже существенной роли не играли и распались бы сами, едва прекратили бы свое существование два основных.
- Все сложнее, чем я думала. Очень редко бывает, что проклятие имеет сразу несколько источников, и устранять их надо одновременно все, потому как если убрать один, то он тут же восстановится за счет остальных, и остальные при этом практически не пострадают. Сами видите мощнейшие запасы энергии этого места. И я не обойдусь без твоей помощи, Рада. Мы будем делать одно и то же, только в разных местах, ты - здесь, а я на улице. Что да как, я сейчас поясню.
Покопавшись немного в сумке, Лилия достала оттуда самый обыкновенный мелок, села на колени прямо под пульсирующим узлом и занялась росписью по полу. Первым делом знахарка очертила вокруг себя практически идеально ровный круг с радиусом около метра, потом стала быстро выводить фразу на внутренней стороне круга так, чтобы каждая буква верхом касалась этого самого круга и была связана с соседними буквами, то есть чтобы не было никаких пробелов. Фраза уместилась идеально, ее последняя буква соединилась с первой, замкнув цикл. За такой точный расчет Лилия была обязана не своему глазомеру, а легкому трансу, в котором та сейчас находилась.
Иттрий присмотрелся к надписи. Буквы были знакомые, но слова разобрать было сложно из-за отсутствия пробелов и излишне витиеватой манеры письма. Кажется, использовался старый язык - некоторые слова Иттрий выхватил из контекста, такие как "вечность", "бессмертие", "агония", "власть", о смысле некоторых мог догадываться, а все остальные звучали совершенно ново, как будто бы на иностранном языке.
Соединив первую и последнюю букву, Лилия провела от них прямую линию в центр круга и на этом рисовать закончила. Следующий предмет для подготовки к ритуалу тоже выглядел вполне обыкновенно, но Лилия быстро всех в этом разубедила.
- Незеанская соль. - бросив несколько горстей белых кристаллов в центр круга, прокомментировала знахарка. Вначале хотела рассказать и о ее получении, но потом решила, что не стоит травить душу друзьям о том, как в подписавших контракт людей вливают особые концентрированные солевые растворы, от которых те медленно умирают, выращивая внутри себя эти самые кристаллы, которые после смерти индивида извлекаются, а его семье выплачивается крупная денежная компенсация. Незеаснкая соль - средство универсальное, емкое энергетически и используется во многих областях, но и стоит при этом прилично и далеко не в каждой лавке продается. К счастью, дедушка Адик обладал не только коллекцией редчайших книг, но и необычных ингредиентов. - на нее надо будет становиться голыми коленями. Это больно и неприятно, но необходимо. Как только кожа начнет кровоточить, так сразу соль начнет высвобождать свою энергию... Специфическую энергию. Наша задача будет в том, чтобы направить ее по нарисованной линии от центра к надписи, потом провести по всему кругу. Если все сделано правильно, то весь рисунок будет светиться так же, как светится соль при контакте с кровью - бледным, слегка зеленоватым оттенком, и от всего этого будет подниматься дымка. Как только будет задействован весь рисунок, о нем можно будет забыть и сосредоточиться на другом. Следующим шагом будет направить всю эту энергию в узел проклятия, в виде луча, который будет медленно и верно разрушать узел. При этом надо будет беспрерывно читать то, что написано внутри круга, чтобы луч именно истончал и разрушал проклятие, а не, скажем, подпитывал его. Это куда проще, чем кажется - я и сама не знаю некоторых написанных мною слов, но когда мы начнем ритуал, мы постепенно погрузимся в своеобразный транс и слова будут буквально рваться из горла сами, все что от нас нужно - не противиться этому. А дальше - все. Сидеть, направлять, кричать, ждать, и как можно меньше смотреть по сторонам, чтобы не отвлекаться и не сбиваться с нужного настроя. К сожалению, не отвлекаться будет сложно, понимание действительности останется при нас. Конечно же, местные жители будут нам мешать провести ритуал, а мы не сможем им сопротивляться. Но в этом нам поможет Иттрий. Ведь правда?
- Что? К черту! - помотал головой Иттрий. План ему казался совершенно неосуществимым. Две беззащитные девушки в разных местах, которых атакуют призраки - и он один, кто должен каким-то чудом этому мешать. - я же не могу быть в двух местах одновременно. Сомневаюсь, что призраки проявят благородство и будут бить вас строго по очереди, и именно ту, рядом с которой я в данный момент нахожусь.
- Проблема решаема, я еще не договорила. Сделаем из тебя, Иттрий, приманку. Призраков не так уж и сложно обмануть, если знать как, глазам они не верят, а магическое восприятие подделать несложно. Испокон веков таким способом избавлялись от духов, желавших смерти какого-то ценного для мага человека. Призрак убивал кого-то совершенно другого, и добровольно покидал этот мир, уверенный, что выполнил свою миссию. Ну а маг с объектом мести в это время смеются и пьют вино.
Иттрий слушал, чуть склонив голову набок. А ведь действительно, он читал об этом совсем недавно - в книжке, которую выменял у сумасшедшего ученого, когда скучал в таверне на посту охранника. Заклинание было действительно несложным, и все, что было нужно - это немного крови двух разных людей, серебряная вода и немного магии.
- Не говори, что у тебя с собой совершенно случайно оказалась серебряная вода. - мрачновато проговорил воин. Ему совсем, ну совсем не хотелось играть в вампира и пить кровь, и потому отсутствию необходимого ингредиента он бы эгоистично порадовался, даже не смотря на то, что такое зелье решало все проблемы.
- О, так ты знаешь способ, это все упрощает! - Лилия несказанно обрадовалась тому, что Иттрий в теме. Не придется объяснять ему необходимость некоторых неприятных процедур. - воды такой у меня нет, но проблема решается просто.
Из сумки немедленно был изъят небольшой пустой стеклянный флакончик. Убедившись, что он чистый, Лилия на треть заполнила его водой и бросила на дно свою сережку, мгновением до этого изъятую из уха.
- Вот и серебряная вода. Суть в том, чтобы металл контактировал с кровью, а уж в какой он форме - из природных источников с завышенными концентрациями серебра или в виде цельного куска, совершенно не важно. Теперь давай мне сюда руку.
- Я лучше сам. - буркнул Иттрий, поднял руку над склянкой и полоснул себя кинжалом по внутренней стороне запястья. Немного крови потекло мимо, оставив на стекле след, но нужная доза все-таки попала внутрь, окрасив воду в алый цвет. Когда крови набежало достаточно, Иттрий убрал руку, предварительно слизнув с запястья крупные капли крови, чтобы не забрызгать ими кого-нибудь. Кинжалом провел Иттрий от души, кровь моментально выступила снова, и воин бесцеремонно вытащил из сумки Лилии будто бы нарочно торчащий кусок марли, сложил его в виде пояска и обвязал себе рану, затянув концы импровизированного бинта зубами.
- А теперь решайте, за меня или за Раду призраки будут принимать Иттрия. - с легким неодобрением глядя на воина, проговорила Лилия, - та будет в тишине и спокойствии, все призраки полетят к Иттрию, считая его физической оболочкой "вредителя". Ему же придется и от них отмахиваться, и одновременно защищать вторую ведьму, у которой такой отводки не будет. Мне в принципе все равно, на каком месте быть, решение за вами. Понимаю, конечно, что вам обоим будет спокойнее, если вы вдвоем будете рядом, но Рада - сможешь ли не отвлекаться и довести дело до конца, что бы там вокруг тебя не происходило? При грубой попытке прекратить уже начатый ритуал тебя на части разорвет.
Лилия достала из-за пояса кинжал, который ей в склепе дал Иттрий, и была готова хоть свою кровь в склянку добавить, хоть передать оружие Раде.
- И еще одна вещь. Первые ступени ритуала мы должны проходить одновременно. Рада, нам придется установить между нами ментальную связь. Я все сделаю сама, от тебя только требуется немного приоткрыть сознание и впустить меня туда. Без этого нам не обойтись, но клянусь, я не стану стучаться в закрытые двери.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 10-Фев-2013, 18:52:51 | Сообщение # 760    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада медленно выдохнула, взяв паузу на раздумья. С одной стороны, ей было бы спокойнее, будь Иттрий рядом, с другой — он же совершенно точно будет раздражать её своими мельтешениями туда-сюда, наверняка комментариями и еще чем-то подобным. Ведьма и так-то в ритуалах была барышней не искушенной, а тут требовалось быть довольно внимательным, к тому же снова работать с энергией, что для нее было сложнее всего. Но последняя практика с гробом вселяла уверенность.
К тому же, Раде казалось что было довольно эгоистично силами друзей обеспечить себе полный комфорт и уют, а самих обречь на существенные проблемы, с довольно неприятным возможным исходом. Но Лилия мало того что была значительно старше и опытнее Рады в подобного рода ритуалах, так наверняка и намного лучше представляла, что именно нужно делать, и с задачей справилась бы намного проще. Поэтому решение было принято однозначно.
— Давай я - коротко сказала Рада, не озвучивая причины своего выбора, наверняка и так все всё понимали. Девушка сделала аккуратный надрез на правой ладони и опустила её параллельно склянке, так, чтобы кровь с пальцев стекла внутрь. Несколько капель попали мимо, но нужный результат был достигнут без особенных усилий. Девушка не без удовольствия слизала остатки крови с пальцев и из пореза.
— В остальном мне все ясно. Я постараюсь справиться - пообещала она скорее самой себе и еще раз взглянула на круг. Вставать в него предстояло голыми коленями, как говорила Лилия, а снимать штаны Раде не хотелось, поэтому она просто сняла сапоги, отставила их в сторону и закатала каждую штанину повыше к бедру. Выглядела она при этом не менее забавно, чем могло бы выглядеть в одной рубахе, но было как-то плевать.
— Я готова начать. Дело осталось только за вами.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 11-Фев-2013, 02:34:52 | Сообщение # 761    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Поколдовав немного над склянкой, что никакими видимыми эффектами не сопровождалось, Лилия отдала ее Иттрию. Тот окинул свежеприготовленное зелье неприязненным взором и быстро выпил все залпом, чтобы поскорее с этим закончить. Одно дело - слизнуть кровь со своей раны, это даже в каком-то роде приятно, но другое дело когда к твоей крови прибавляется чужая, разбавляется водой, а на дне бултыхается украшение - попробуй не проглоти, в общем, влил это все в себя воин без малейшего удовольствия. Сережка, кстати, не пострадала, и была тут же возвращена Лилии.
- Ну как? - поинтересовалась Лилия.
- Я уже становлюсь похожим на девушку? - попробовал отшутиться Иттрий, и добавил уже серьезно, - ну, какой-то эффект у зелья точно есть. Обычные напитки не могут так сильно горячить все кишки.
Покончив с этой частью, Лилия и Иттрий оставили Раду настраиваться на ритуал, а сами вышли во двор, ко второму узлу. Под ним знахарка проделала все то же самое, что и ранее - нарисовала и расписала круг, насыпала в середину соли, разулась, закатала брюки и аккуратно опустилась на свое место.
- Ну как, готов? - поинтересовалась Лилия. Самой ей времени на настройку не нужно было, она лишь ровно выпрямила спину, закрыла глаза, сложила руки в молитвенной позе - и все, можно начинать.
- Уфф... Да. - редкий случай, Иттрий сейчас нервничал. Он был сейчас не в лучшей форме, спасибо недавним боям и каменным осколкам, и понимал, что еще такой же схватки, как была в склепе, не выдержит. Оставалось лишь надеяться, что здесь будет несколько проще. Ну, по крайней мере свежий воздух, открытое пространство и отсутствие тошнотворной вони уже радовали.
Воин заправил назад выпавшие на лицо пряди волос, выхватил меч и категорически запретил думать себе о возможности поражения. Вот теперь он был действительно готов, слегка взвинтить себя перед боем Иттрию удавалось в любых условиях.
- Ну, поехали. - и Лилия мысленно потянулась к Раде, стараясь наладить с ней контакт. Мысленно пролетев весь путь от крыльца и до пыточной, знахарка как наяву увидела сидящую в центре круга Раду.
"Я здесь." - Лилия аккуратно коснулась Радиных помыслов и тут же почувствовала, как напряглась девушка. Все ее мысли будто бы накрыло стальным колпаком, и пробиться к ним так сразу не получилось. Пришлось чуть-чуть подождать, мягко огладить этот колпак, прежде чем наконец он дал трещину и впустил Лилию внутрь себя.
"Мы должны начинать одновременно" - эта была последняя реплика Лилии, теперь она постаралась предстать перед ведьмой в визуальной форме. Теперь и Рада без труда видела образ Лилии, сидящей в круге, как будто бы это все находилось перед ее глазами.
Ментальный контакт всегда напоминал знахарке базар на площади. Толкучка, гвалт, вихрь чужих мыслей, которые проносятся мимо с неуловимой скоростью. При желании можно было бы выхватить любую из них, но во-первых это было совершенно нетактично, во-вторых сейчас на глупые игры не было ни времени, ни желания, ну а в-третьих какая-нибудь из них все равно наверняка сама пролезет в голову, и ничего с этим не поделаешь.
Лилия резко дернулась, вжав колени в пол, и острые кристаллы тут же порвали нежную кожу, принеся с собой кучу боли. Не зря присыпать солью свежие раны считалось простой, универсальной, и притом действенной пыткой. Как только первая капля крови попала на незеанскую соль, та слабо зажглась мертвенным слабо-зеленоватым светом, нагрелась до температуры человеческого тела и стала медленно испаряться, породив вокруг знахарки слабую дымку.
Убедившись, что действия с Радой идут синхронно, Лилия продолжила ритуал. Она начала перегонять энергию по кругу, зажигая символ за символом.
В это время появился первый призрак. Он материализовался где-то внутри железной девы, пролетел сквозь нее и заодно сквозь Раду, будто девушки вмести со всей ворожбой и не было посреди комнаты. Призрак издавал гневные клокочущие звуки, его явно не устраивало, что какие-то нахалы потревожили здесь покой и начали творить какую-то непонятную, но очень неприятную по ощущениям магию. Причину изменений в обстановке призрак явственно видел в лице мужчины средних лет, который стоял у крыльца, источал вокруг себя запах свежей крови и зачем-то держал в руках меч. Ха, меч. Напугали ежа голым задом, а призрака - пустой железякой.
Со смазкой Лилии призрак еще не сталкивался, и потому особенно не таился, и медленно летел на нарушителя спокойствия, продолжая ворчливо клокотать. Никаких сложностей быть не могло - спокойно подлетел, спокойно заморозил сердце, спокойно полетел обратно спать, оставив за собой бездыханное тело. Но почему-то мужчина совершенно его не боялся, смотрел прямо сквозь его бесплотное тело, и даже отойти не пытался. Дурак, не иначе. Призрак в таком же темпе летел к мужчине, и когда до того оставалось чуть меньшим двух метров, тот сделал резкий выпад, проведя свой меч сквозь грудь призрака. Ну точно, дурак.
В том, что было дальше, призрак так и не разобрался. Через несколько мгновений он перестал ощущать этот мир и растворился в небытие, даже не успев понять, что его победили.
Пока из пыточной Рады летели одинокие призраки, для Иттрия был сплошной праздник. Перерыв между появлениями новых духов составлял от секунд пятнадцати до минуты, соответственно действия смазки каждый новый призрак не видел и никаких проблем не доставлял. Водить сквозь них мечом было даже интересно - духи выглядели почти как живые люди, но их тела не создавали для оружия совершенно никакого сопротивления - как воздух режешь. В общем, в каком-то смысле именно так оно и было.
Проблемы начались чуть позже, когда Лилия растопила весь круг и впервые коснулась узла. Тогда в бой сразу вступили призраки, чьи хозяева и дали энергию этому центру. Их было много, все одного типа - грязные крестьяне и крестьянки, кто с призрачными вилами, кто с серпами, кто с дубинками, кто с факелами, и у каждого на лице - ярость, граничившая с безумием. Они недолго дали полюбоваться на себя, а накинулись на Лилию и Иттрия все разом.
Спрашивать, можно ли переступать за круг, было некогда, а не дать призракам добраться до знахарки можно было только находясь в непосредственной близости от нее. Когда Иттрий прыгнул внутрь, ничего не изменилось - кругу было совершенно пофигу, пока никто не задевал нарисованные линии, а внутри пусть стоит хоть целая толпа. В любом случае, размышлять о том, что могло случиться и не случилось, было некогда - на Иттрия и Лилию неслось с сотню полубезумных призраков.
Для Иттрия это был самый беспорядочный, сумасшедший, физически быстрый, но в памяти воина растянувшийся на долгое время, бой. В отличие от призраков палачей и замученных жертв, эти не мечтали о долгожданном покое и просто хотели уничтожить странное магическое место, образовавшееся прямо под узлом и причиняющее сильный дискомфорт. Никакой конкретной тактики типа "заморозить сердце", "вселиться в тело" и любых других призраки-крестьяне не имели, они просто яро кидались на странное место всем скопом. Когда призрак не имел физической власти над реальными предметами, но хотел кого-то свести в могилу, он делал это именно так - бросаясь на жертву своим нематериальным телом и медленно и верно изматывая и осушая ее. Впрочем, в случае с сотней призраков ни о каком "медленном" осушении и речи быть не могло.
Иттрий вертелся колесом, крутил вокруг себя меч, вначале быстро и четко, но к концу схватки совершенно беспорядочно - тогда воину хватало внимания только на то, чтобы вместо очередной порции призраков не снести бошку Лилии. Призраки наплывали волнами, духов по пять-шесть за раз, неравномерно - то с одной стороны не было никого, то там теснились двое. Логики в их движениях не было, вдобавок призраки были очень быстры и Иттрий никак не мог поразить всех призраков из волны до единого. Кто-нибудь да проскальзывал, и проходил сквозь воина с намерением впитать в себя как можно больше.
На самом деле безумная пляска длилась никак не больше минуты, но Иттрию казалось, что он вертелся по крайней мере час. С каждым новым прикосновением призрака воина пронзали волны холода, иррационального страха, он терял ориентацию в пространстве, во времени - и сам ощущая себя замедленным, и все вокруг воспринимал таким же.
Когда все призраки-крестьяне были уничтожены, Иттрий даже не сразу это осознал, а еще несколько раз поразил несуществующие наплывы духов. Наверное, будь призраков хотя бы процентов на двадцать больше, то вся бесшабашная троица нашла бы в мертвом городе свой конец, потому как Иттрий очень близко подошел к "критической дозе". После третьего бесплодного замаха воин упал на одно колено рядом с Лилией, ощутимо толкнув ее в спину и едва не сбив ту с ее центрального места. Иттрий слабо осознавал, что сейчас происходит, его била крупная дрожь, ему было дико холодно и безумно страшно. Но где-то не так глубоко он понимал, что еще не все кончено, что он должен взять себя в руки, собраться, встать на ноги.
Легко сказать - сложно сделать. Перед дематериализацией призраки неплохо пообедали силушкой молодецкой, которой и так был не полон бак. Все усилия Иттрия пока уходили на то, чтобы не завалиться на мостовую.
Лилия прекрасно понимала, что происходит, но помочь не могла ничем. Отвлекаться, двигаться, было нельзя.
По счастью, дело подходило к концу. Где-то через минуту из пыточной появился очередной угрюмый призрак, которого Иттрий так и ткнул из положения стоя на одном колене. Чувство реальности уже почти вернулось к воину, второго призрака он приметил еще от самого дома и встретил его уже на ногах. Праздником уже не были даже такие противники, которых и противниками-то сложно назвать, но по счастью их было немного, еще всего несколько штук.
Ритуал ведьм стремительно приближался к своей кульминации. От узлов оставалось совсем чуть-чуть, какие-то жалкие маленькие клубочки, но вот и они исчезли. Не растворились, как можно было бы ожидать, а подойдя к какому-то критическому значению, просто взорвались. Вместе с ними взорвались и все струны, пронизывающие дом, пронзив его одной-единственной нотой на тысячу голос, бесконечно печальной и бесконечно прекрасной.
"Вот и все." - когда Лилия уходила из Радиного сознания, за ней потянулась тонкая ниточка воспоминаний. На несколько секунд Лилия стала Радой, оказалась в сером, холодном, дождливом времени, и ощутила в себе такое отчаяние и такую пустоту, каких не испытывала никогда до этого.
Дождь хлещет уже довольно давно, и судя по всему прекращать не собирается. Небо плотно затянуто серыми тучами, и нет даже намека на мимолетный проблеск солнечного луча. Крупные капли больно ударяли по спине, плечам, разлетаясь на еще более мелкие брызги. Девушка и черный лохматый пес были и без того уже промокшие до нитки, ютились прижавшись друг у другу, пытаясь сохранить остатки тепла. Но было зябко. Временами налетающих резкий ветер холодил до самых костей, и тогда девушка еще сильнее прижимала к себе черного пса, пытаясь спрятаться за ним. Чувство отчаяния и голодного одиночества пронизывало все существо и было таким сильным, что, казалось, все вокруг умирало, ощутив на себе подобные настроения. Это есть точка окончательной потерянности, в себе, в мире, во вселенной. И не хочется ни жить, ни умирать, не хочется ничего. Просто замереть в пространстве и времени, растаять в нем последним вздохом.
Где-то вдали из-за деревьев слышатся голоса. Девушке они знакомы, как и то, что за ними последует. Наверное, правильным было бы встать и попытаться уйти, спрятаться где-то, но было уже настолько на все плевать. Пусть её заколют виллами, пусть делают, что угодно. Она не хочет ни видеть ни слышать ничего вокруг себя. Голоса все ближе, и она слышит, как они проходят мимо, даже не обратив на нее внимания. Но вот кто-то остановился прямо перед ней, сохраняя молчание.
— Эй, ты в порядке? - голос звучит тихо, обеспокоенно, как не бывает обычно. Девушка легонько вздрагивает, продолжая прижимать к себе пса. Она слышит, как человек подходит ближе и присаживается рядом, аккуратно протягивая руку, но так и не рискуя коснуться её плеча.
— Посмотри на меня. Я не обижу, правда - продолжает мягко звучать голос. Девушка неуверенно двигает головой, медленно повернув её на незнакомца. Тот видит заплаканные карие глаза, на что первым дело обращает внимание. В глазах читается страх, но вместе с ним безразличие, а так же немой, невысказанный вопрос. В свою очередь девушка видит молодого человека, по лицу которого с волос стекают крупные капли воды. А в серых глазах читается искреннее тепло и сопереживание. Он того, что чувствует он, принимая на себя состояние девушка, лицо парня даже выражает неясную, невысказанную муку. Он протягивает ей девушке ладонь, ожидая отклика.
— Пойдем со мной. Ты замерзла - девушка смотрит на его ладонь и парень чувствует, как опасается она сделать ответное движение. Как страшно ей протянуть руку в ответ, хотя она, быть может, этого и хочет.
— Я не причиню тебе зла. Идём - снова повторяет он и дожидается отклика — девушка протягивает ему свою руку и он мягко сжимает её, помогая ей подняться. Больше не сказав ни слова он обнимает её за плечи, крепко прижимая к себе и успокаивает, гладит по волосам. А она, ощутив безопасность, не выдерживает и прижимается к нему крепче, ткнувшись лицом в плечо, дрожит от холода, чувствуя как по щекам текут горячие слезы. Он тоже это чувствует, как и слышит тихие всхлипы и ощущает, как вздрагивает её спина. Мягко отстранив её от себя, он вытирает слезы с щек и укрывает её свои плащом.
— Идем со мной. Тебя там никто не обидит - говорит он, и ведет её по лесу, в сторону обширного поселения в самом его сердце. Черный пес, отряхнув шею, следует за ними...

- Лилия. Ты в порядке? - из омута чужих воспоминаний знахарку вырвал тихий, неожиданно охриплый голос Иттрия. Вздрогнув, Лилия открыла глаза и посмотрела на источник звука, чуть щурясь от Солнца. Иттрий стоял на крыльце, привалившись спиной к стене, и встревоженно смотрел на знахарку своими красивыми серыми глазами. Воина все еще била дрожь, и выглядел он так, будто вот-вот сползет по стенке вниз, но что-то в Лилии беспокоило его куда сильнее, чем собственное состояние. Знахарка даже испугалась, у нее что - третий глаз на лбу вырос после ритуала, или она сама призраком стала? Почему он так смотрит?
- Что, что? - Лилия поспешно поднялась на ноги, отряхнулась. Бедные коленки уже почти ничего не чувствовали, посинели и опухли.
- Просто у тебя было такое лицо, как будто... - Иттрий не договорил, не зная, как описать то чувство безысходности, тоски и отчаяния, которое еще совсем недавно играло всеми своими мрачными оттенками на лице у Лилии. И еще у нее до сих пор текли слезы. Очень жалко было всегда жизнерадостную женщину, Иттрий никогда не видел ее в такой горести. - что я могу сделать для тебя?
И тут Лилия поняла, в чем дело. Кусочки Радиных воспоминаний снова всплыли у нее в голове, но уже как Радины, а не ее собственные. И еще ветер, впервые за много лет пронесшийся по этому городу, холодил мокрые от слез щеки.
- Это уже все в прошлом. - Лилия поспешно вытерла рукавом лицо и вымученно улыбнулась Иттрию. На душе у знахарки, несмотря на чудесную расправу с проклятием, стояла горечь после нечаянно подсмотренной сценки из Радиной жизни. - сам-то как? Давай я тебе водички принесу.
Выкопав из своей неизменной сумки флягу с водой, Лилия доставила ее на крыльцо Иттрию, и осталась рядом с ним, по-детски усевшись на перила. Перила, кстати, больше не были идеальными, и наставили Лилии кучу ржавых пятен, но такое бесспорное свидетельство об оживлении места только в радость было.
- Я бы сейчас от чего покрепче не отказался. - тихо сказал Иттрий. Но его фляга лежала в сумке, сумка валялось далеко, и идти до нее никаких сил не было.
Лилия ничего не ответила. И она, и Иттрий теперь просто ждали Раду, чтобы выслушать рассказ об обстоятельствах ее ритуала и рассказать о своих.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 11-Фев-2013, 06:44:28 | Сообщение # 762    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Как только Лилия с Иттрием ушли, Рада осталась ждать. У нее было немного времени, чтобы успокоиться и подготовиться, пока Лилия будет чертить такой же круг наверху. Все произошло быстрее, чем ожидала ведьма, и вот кто-то бесцеремонно влез её в мозг. Ощущение было неприятным, и незнакомым, и Рада с непривычки резко замкнулась, обхватив виски урками для надежности. Немного времени ей потребовалось для того, чтобы понять, это это всего лишь Лилия, и соответствующие раскрепоститься, пуская знахарку в свое сознание. Как только ведьма это сделала, перед ней тут же предстал образ Лилии, а в голове начался такой гул из своих и чужих мыслей, что это было похоже не начальную стадию сумасшествия.
"Мы должны начинать одновременно" - услышала Рада и ничего не ответив, решив, что знахарка сама увидит все, что нужно. заняла свое место в круге. Лилия не соврала, когда сказала что стоять на кристалликах соли голыми коленями будет неприятно. Точнее, это было даже больно. Сперва колени заныли, как только соль врезалась в кожу и поранила её, а затем боль начала только нарастать, особенно когда выступила кровь и соль смешавшись с ней казалась свежих ранок. Рада сама себе напомнила, в каком помещении находится, и что её однажды пришлось тут пережить, и причиняемая боль от соли как-то сразу отошла на второй план, что дало девушке возможность сконцентрироваться на своей задаче.
Смешавшись с кровью соль стала светиться зеленоватым светом. Теперь требовалось прогнать энергию по кругу, чтобы та коснулась каждого символа. К счастью, это оказалось совсем не так сложно, как опасалась ведьма. Стоило только коснуться той энергии мысленно, как она податливо направилась охватывать круг.
Стоило Раде раскрыть рот, как слова, начертанные Лилией, сами сорвались с языка. Памятуя о наставлениях знахарки, ведьма не стала этому препятствовать. Вскоре она не увидела, а скорее ощутила как с пыточной наверх поднимаются недовольные призраки. Видела она только одного, это была женщина, которая поднялась прямо гаррота, которая стояла напротив Рады. И плохо, что она это увидела, тут же захотелось вскочить и подняться наверх помочь Иттрию, но Лилия тут же одернула подобные мысли, строго настрого запретив покидать свое место.
Теперь оставалось только направить возникшую дымку в клубок, скопившийся прямо над Радиной головой. Это оказалось сложнее, чем просто протянуть высвободившуюся энергию вдоль круга, но тем не мене осуществимо. Как только дымка начала проникать в клубок, то совсем поменял поведение: то сжимался сильнее, ты пытался разрастись и занять всю комнату, но деться никуда не мог. Рада видела, как он с каждой секундой становится все меньше, издавая при этом миллионы душераздирающих криков — все, что он мог в борьбе с неприятной ему магией.
Остатки клубка, с которым работала ведьма взорвались на секунду позже, после того как был уничтожен клубок наверху. И всё стихло.
Рада открыла глаза, и хоть и находилась в том же самом помещении, заметила, как оно изменилось. Сразу бросилась в глаза вековая пыль и ржавчина, паутина на стенах, засохшая на стенах кровь. Больше тут нечего было делать.
Рада забрала сапоги, но не стала надевать их на ноги. Подниматься по степеням вверх было неприятно, пострадавшие колени при каждом движении отзывались тянущей болью. Вместе с неопределенной усталостью, девушка ощущала какую-то неясную легкость, какая бывает в редкие моменты, когда она кому-то выскажется. Только сейчас она вообще ни с кем не говорила, а легкость была.
Лилия и Иттрий сидели на крыльце. Оба выглядели уставшими, особенно воин, на долю которого выпала самая сложная задача. А на щеках Лилии Рада с удивлением заметила слёзы, но решила, что это побочное действие проведенного ритуала.
Рада мягко коснулась волос воина и присела рядом с ним, почти физически ощущая его состояние.
— Все прошло отлично - сказала ведьма то, что наверняка хотелось всем услышать. — Дело осталось за малым? И, Лилия, мы можем теперь тут отдохнуть, без риска что ночью на нас нападут мертвецы? - вопрос был задан не просто так. Раде хотелось дать отдохнуть Иттрию, его состояние ей совсем не нравилось. Сделать для него хотя бы простенькое бодрящее зелье, заняться его ранами и дать выспаться — это самое малое, что ему требовалось.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 13-Фев-2013, 00:12:23 | Сообщение # 763    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Отдохнуть тут? - переспросил Иттрий, выделив последнее слово такой интонацией, будто бы Рада предлагала ему переночевать в разрытой могиле в обнимку с подгнившим покойником.
На самом деле, разница была невелика, сейчас весь город походил на одну большую могилу с неприятным содержимым. Все, что можно было назвать здесь привычным - лишь голубое небо, солнечные лучи да свежий ветер. То, что можно было терпеть - это виды старого, заброшенного поселения, повсеместные клубы грязи и пыли. А за всем этим - то, с чем мириться было нельзя, а именно со скелетами, валяющимися прямо на улицах, и ведь наверняка в домиках они тоже были, а так же с темными бурыми пятнами вековой крови, присутствующими чуть ли не на каждой стене. Город, даже освободившись от проклятия, показывал картинки не менее жестокие, чем сценки, которые недавно устраивали призраки. Достаточно было одного взгляда на улицу и на посмертные позы скелетов, чтобы понять, что все местные жители сами поубивали друг друга, находясь в безумном состоянии, и их тела долгое время так и валялись на улицах, их только сгребли с самого центра прожившие дольше них, чтобы проходу не мешали.
Будь его воля, Иттрий бы как можно скорее ушел из города, невзирая на усталость, невелика проблема, в конце концов воину много раз доводилось участвовать в боях куда более физически тяжелых, чем сегодняшние. С другой стороны, основное пагубное влияние на Иттрия оказывала не усталость, а то, другое, что началось после контакта с призраками крестьян. Иттрий вообще не понимал, что с ним такое творится, его бросало то в жар, то в холод; он то видел мир четко, то перед глазами начинали плавать темные мушки; звон в ушах то появлялся, то исчезал; еще эта неуемная дрожь по всему телу, дикое сердцебиение, ну и еще некоторые мелочи. Иттрию очень не хотелось позорно ковылять в конце и всех затормаживать, или еще лучше, споткнуться где-нибудь и не смочь самостоятельно подняться, или вообще даже в обморок упасть.
Выбирать меньшее из зол воину не пришлось, все решила Лилия.
- На сегодня мы остаемся здесь. - категорически сказала она. - я практически уверена, что мы сделали все, чтобы это место стало безопасным, но проверить наверняка не помешает. Второе - я все еще хочу отыскать место захоронения моей золовки. Всем этим я займусь сама, а вы можете... - кинув быстрый взгляд на Иттрия, Лилия, почти не запнувшись, продолжила, - а вы мне будете еще нужны на случай, если несмотря на все какой-нибудь мертвец решил отсрочить возвращение в могилу. Думаю, поместье - самое подходящее место для остановки, оно сохранилось не в пример лучше остальных домиков - качественно строили. Камин разжечь можно, кровати есть, можно найти одежду - а то пахнет от вас, как от тех скелетов, ну и сделать некоторые другие приятные вещи... только, ээ, воду бы я не посоветовала в этом городе не набирать нигде, придется обходиться своими запасами.
- Что же... - с некоторым недовольством в голосе проговорил Иттрий, хотя и понимал, что утопать отсюда, как ему бы хотелось, он все равно вряд ли сможет. И попробовать силы теперь не получится, Лилия своим "вы мне будете нужны" его буквально связала, хоть воин и понимал, что защитник из него сейчас аховый. И все же кое на что Иттрий и сейчас был способен, совсем списывать его со счетов было бы несправедливо.
Самым сложным было заставить себя оторваться от стенки и сделать несколько первых шагов. Потом ничего, приспособился, в удовлетворительном темпе прошествовал через зал поместья к лестнице на второй этаж. На лестнице случилась неприятность, когда на воина резко снова нахлынули слабость, страх и мушки, так что пришлось ухватиться за перила и с минуту постоять спокойно. Потом вроде все нормализовалось, можно было снова продолжать движение, но Иттрий понял, что с такими резкими чередованиями самочувствия от почти нормального и до полуобморока он никуда далеко от поместья бы не ушел.
На втором этаже на первый взгляд обстановка была приятней, чем на первом, если бы не одно "но", резко убавляющее степень уюта. Дверь на балкон была распахнута, и ветер колошматил тяжелые занавески по стене, производя ритмичные и этим неприятные звуки. Когда Иттрий подошел чуть поближе (не специально - он просто шел по направлению, как он полагал, спален), то заметил неподалеку от балкона большое обугленное пятно на полу, а на нем - скрючившийся скелет, в котором сходу можно было видеть много переломов. Очевидно, перед смертью этого человека здорово попинали ногами.
Вместо того, чтобы перешагнуть через него и пойти дальше, Иттрий опустился перед скелетом на корточки. Было у него одно подозрение, стоило его проверить.
Особенности скелета говорили, что он принадлежал женщине, состояние суставов говорили о преклонном возрасте. Причин смерти могло быть сразу несколько - во первых, как было заметно еще издалека, множественные переломы, во-вторых - горение. До костей огонь не добрался, но кожу, наверное, спалил основательно - никакой ткани на скелете не было, только пепел вокруг. Копченые украшения тоже говорили о горении, и именно они привлекли внимание Иттрия - массивные, при этом с тонкой изысканной резьбой, такие могли принадлежать только благородной леди.
Итак, старость, благородное происхождение, нахождение в сердце поместья. Никак перед ними хозяйка города собственной персоной.
- Лилия, глянь-ка. - Иттрий отошел в сторону, уступая место знахарке.
- Да... да, о боже, это она! - непонятно как, но тело Лилия узнала сразу. Может, по ощущениям, а может, по украшениям. Присев у скелета, знахарка первым делом потянулась к его шее и сняла с нее основательно подкопченный медальон на тонкой цепочке. Руки Лилии дрожали от волнения, поэтому выпутать медальон из костей получилось у нее не с первого раза. А когда он оказался в руках, знахарка замерла на секунду - медальон был приоткрыт. Медленно-медленно, Лилия открыла его, посмотрела на пепел внутри, аккуратно поднялась на ноги, вышла на балкон и сдула пепел ветрам.
- Идите в спальню. А я... я скоро буду. - отрывисто бросила знахарка, не оборачиваясь.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 14-Фев-2013, 16:27:14 | Сообщение # 764    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада мягко взяла Иттрия под локоть и тихо увела его в спальню, оставив Лилию наедине со своими воспоминаниями. Ведьма нутром ощущала, что сейчас знахарку лучше всего будет оставить одну. Когда будет нужно, она сама придет к ним. К тому же, Иттрию не помешало бы поспать, да и Рада была не против выспаться.
Спальня оказалась в соседней комнате. Просторное, богато убранное помещение с громадных размеров кроватью с балдахином. Тот факт, что скелет был обнаружен в другой комнате, гарантировал то, что никто в этой постели не умирал и тут можно спать. Ну, по крайней мере, никаких намеков на чью-то смерть видно не было.
Рада легла к Иттрию по поближе, но благоразумно не стала обнимать его, боясь задеть пораненную спину. Вскоре она провалилась в сон. Прежде чем заснуть, девушка поймала себя на мысли. что впервые спит на такой роскошной кровати, и, кажется, не ощущает особенной разницы. В какой-то степени, спать под открытым небом практически на земле было даже приятнее.
...Летняя, теплая, ласковая ночь. На небе нет ни облачка, полная луна в россыпи звезд окутывает мягким чарующим светом свежеубранное поле. Слышно, как в траве стрекочут кузнечики, как поет неподалеку ночная птица, и где-то далеко на фоне природных звуков – отголоски людского праздника: музыка, смех и гомон.
- Ну что, теперь будешь говорить, что скучна простая сельская жизнь?! – голос звучит звонко и задорно. Бежать по полю, но ощущать полет – несмотря на то, как стерня колет босые ступни. Рядом нет никого – и в то же время рядом целый мир. Он бежит рядом, немного запыхался, но не подает виду. Еще немного, любимый, мы уже совсем рядом.
- Нет. Никогда больше не скажу! – он смеется на бегу, и от этого чистого смеха мурашки по спине бегут.
А вот и цель – большой, свежесобранный стог сена, сухой и мягкий. Вдохнуть его запах – ни с чем не сравнимый, воскрешающий в памяти светлые детские годы.
- Довольно, думаю, конспиратор филькин. – поднимаю руку и сдергиваю с Лучезара капюшон. На плечи ему падают золотые кудри, которые даже в лунном свете горят огнем – действительно, с такой прической у него не было шанса появиться на празднике неузнанным. – а ну-ка, догони.
Могу забраться на стог сена за несколько секунд, и тут же это демонстрирую. Операция проходит без сучка и задоринки. Сижу на краю, смотрю, как впервые покорить гору соломы пытается мой возлюбленный. Получается смешно – я смеюсь, протягиваю ему руку. Чтобы коснуться ее, ему надо залезть выше, и он делает это.
- Ха, помягче королевской кровати будет. Только, пожалуй, колется немного. – со смешком замечает Лучезар, ложится рядом со мной, вытягивает из стога соломинку и щекочет меня по лицу. Игриво отмахиваюсь.
- А на следующей неделе я, пожалуй, покажу тебе местный аналог королевской кухни. – стараюсь придать голосу серьезность. – пробовал когда-нибудь тыквенную кашу, Лучик?
- Нет, но знавал блюда повкуснее. – резкое движение, и он оказывается надо мной, смотрит мне прямо в глаза и счастливо улыбается.
Смотреть, не отрываясь, в его прекрасные глаза цвета осеннего меда, чувствовать его руку под своей спиной, ощущать каждой своей частичкой его тепло, и тонуть, тонуть, тонуть в этом счастье, таять и растворяться, терять себя в нем.
Лучезар наклоняется и целует меня в губы, одновременно мягко и с вожделением, будто бы пробует какой-то незнакомый плод. Ответить пылко, жарко, со всей страстью, и вот мы сливаемся в безумном вихре, и я знаю, что и я для него – весь мир.
- Святые пророки, Лилия, душа моя, как же я люблю тебя! – он осыпает поцелуями мои щеки, шею, спускается ниже, но не пробует сместить одежду. Часть меня облегченно вздыхает, а часть разочарованно хмурится. – ты мое самое сладко блюдо, ты мой самый яркий свет, ты центр моей жизни.
Речь его звучит все быстрее, все пламеннее.
- Уедем, милая уедем! Куда угодно уедем, только будь со мной, и будь прокляты все те людские отговорки, которые мешают нам быть рядом здесь.
Трогает душу, но на моих губах печальная улыбка.
- Невозможно. У меня здесь больной отец. И он никогда не покинет родную деревню.
Лучезар медленно слезает с меня, ложится рядом, впритык, прижимается лбом к моему плечу. И время замирает, я думаю о всем и одновременно ни о чем, глажу его волосы и смотрю на звезды. Сама становлюсь ночью, летаю ветром над полем и ерошу перышки двум голубкам, нашедшим приют на куче сена.
Лучезар поднимает голову, прерывая мои грезы, и тихо шепчет на ухо.
- Можно и остаться. Лилия, выходи за меня замуж.
Сердце останавливается, мои глаза становятся размером с целый мир. Ведь и это предложение, такое желанное, но тоже…
- Невозм… - он прерывает мои слова новым поцелуем, потом возвращается на свое место и говорит с полной серьезностью:
- Я смогу. Я сделаю. Я сделаю тебя моей графиней, моей женой. У нас будет самая красивая свадьба, ведь ты – самая красивая и желанная невеста в мире. Ну а потом…
На губах моего Лучика появляется игривая улыбка. Он проводит рукой по моему боку, заходит чуть в сторону, почти касаясь сокровенного. От каждого его движения меня бросает в жар, и мысленно я молю господа, чтобы я и правда могла быть с ним вместе – навсегда.
Я тогда ничего не ответила, я боялась верить, что у него получиться. Но Лучезар сдержал обещание, хотя для этого ему пришлось чуть ли не в лепешку расшибиться – а я узнала о всех сложностях многими годами позже. Видение тает, воспоминание уплывает, и я вижу сверху двух счастливых влюбленных, которым едва исполнилось по семнадцать лет. Они лежат в обнимку, считают звезды и мечтают о будущем, и еще не знают, что…

Рада резко открыла глаза. За окном серело прохладное, раннее утро, это явно ощущалось по привычной утренней свежести. Значит, проспала она уже довольно много. Только вот...а она ли это была? Девушка неуверенно пошевелила рукой, посмотрела на нее, а затем с опаской коснулась головы, опуская волосы на глаза, почему-то ожидая увидеть там белокурые локоны, но увидела привычные, не слишком чистые уже черные как смоль волосы. И этот факт её успокоил, она словно вспомнила себя. Ощущение было странным, непривычным. Что это она видела во сне? Кто этот человек и, главное, кем в этом сне была она? И почему, черт побери, по какой причине она ощущала к этому человеку такую необузданную любовь? Или нет...не любовь? Остатки чувства растворялись быстро, бесследно исчезая в сознании. Но то, что оно было — Рада могла поклясться. Так же как и поклясться в том, что чувство это было не её собственным. А чьим тогда?
"Лилия" - догадалась ведьма. Так вот чьи воспоминания приснились девушке. В том, что это было побочным действием проведенного ритуала Рада уже не сомневалась. Интересно, Лилия тоже что-то ухватила из её головы? Ведьме от этой мысли вдруг сразу стало как-то нехорошо. Не то чтобы она не доверяла знахарке, но её совсем не хотелось, чтобы кто-то знал её безрадостные воспоминания, а то и вовсе очень личные, о которых мельком знал пока только Иттрий, а о каких-то не знал даже Грог. Впрочем, и сама Лилия бы наверняка не желала бы отдавать такие воспоминания.
От сна осталось остаточное, светлое и теплое чувство. Рада тихонько нырнула обратно под одеяло, и аккуратно обняла Иттрия за плечо. Сейчас ей просто необходимо было это сделать. Вскоре ведьма снова уснула, уже без снов.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 16-Фев-2013, 00:21:53 | Сообщение # 765    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Просто так забраться в кровать посреди дня и уснуть Иттрий не мог, тем более - в таком месте, которое заставляло быть все время настороже. Во-первых, неизвестно, удалось ли Лилии и Раде уничтожить все проклятие целиком со всеми его ответвлениями, а во-вторых как раз известно, что на кучу бесхозных скелетов скоро сбегутся всевозможные падальщики, возможно в их числе будут и старые знакомые нелюди.
Но поспать не помешало бы Раде, которая тоже здорово умоталась за этот день, поэтому Иттрий безропотно лег в постель, убаюкивая девушку своим присутствием. Довольно скоро та заснула, ну а Иттрий лежал тихонько и размышлял о сегодняшнем дне. Довольно скоро колесница воспоминаний подвезла воина к наплыву скелетов в склепе, да так там и осталась, рассыпавшись в труху.
"Как я мог понять, что произошло, только сейчас?!" - воспоминанием Иттрия как ледяной водой окатило. - "что я там сказал? Я отвлекаю, Рада - к проходу? Мне что, снова захотелось окунуться в свое пылью покрытое, безнадежно утерянное прошлое? Помнится, четыре года назад я чуть ли не с ножом у шеи зарекался впредь когда-нибудь брать на себя ответственность за чьи-то жизни. Вот ведь парадокс какой вышел. Ведь были потери и раньше, были случаи, когда я должен был посылать на дело людей, зная, что подписываю им смертный приговор, но всегда относился к этому философски - верил, что счастье многих стоит смерти малых. Я знал, что если сверху придет приказ отправить на последнее задание кого-нибудь из своей группы или пойти самому лично - я это сделаю. И они это знали. Но это не помогло мне перенести легче то, что случилось в конце моей карьеры - о, отнюдь нет. Ведь самым страшным было то, что я отправил их на погибель не зная о том, по ошибке, разменяв их жизни в ноль и окончив задание небывалым провалом. Потерял хватку, стал ни на что не годен - так я думал потом. Тяжело было думать, все ли в этом утверждении правда, и тогда я решил, что по крайней мере больше никто не умрет по моей вине - только разве что от моего меча и по заслуге.
Все последние годы я действительно жил с этой установкой. Пробуя себя в качестве наемника, работал строго в одиночку. Потом... потом лучше не вспоминать. Потом отправился в путешествие по окрестным местам - уже в компании, но бой по-прежнему ведя строго одному. Даже репликой ни с кем не перебрасывался - я делаю свое дело, мои товарищи - свое, и никто никому не мешает, каждый думает сам за себя и отвечает только сам за себя.
Но не сегодня. Сегодня "я отвлекаю, Рада - к проходу". Решил скооперироваться. Решил покомандовать."
Поток самобичующих мыслей не давал Иттрию спокойно лежать, воину хотелось бегать по всему дому, держась руками за голову. Подобные выходы эмоций Иттрий себе никогда не позволял, не сделал исключение и на этот раз, а потому просто ограничился тем, что аккуратно, не разбудив Раду, выбрался из кровати и вышел на балкон.
"Сколько же я так провалялся?" - Иттрий был, мягко говоря, поражен, когда увидел, что на улице уже темно. Конечно же, стемнело и в комнате, где он находился, но до сего момента воин это событие просто упускал, поглощенный собственными мыслями.
Оперевшись локтями о перила, Иттрий глубоко вдохнул холодный ночной воздух. Легкий душок разложения ощущался, но воин уже притерпелся к нему и не реагировал особенно.
Еще совсем недавно более-менее упорядоченные мысли Иттрия превратились в жесткий сумбур, который лишь давил на него, но не привносил никакой ясности. Уверенный, что он в этой темноте один, Иттрий приложил лоб к холодному камню перил и издал тихий стон.
- Иттрий. - тихо окликнул его справа женский голос. Воин резко поднял голову и увидел на соседнем балконе Лилию - ей тоже не спалось, и она тоже решила подышать этой ночью свежим воздухом - ну, настолько свежим, насколько это возможно в городе, на улицах которого валяются скелеты, и собственная одежда еще распространяет вокруг непередаваемые ароматы мертвецов из склепа.
Не думая, что он делает и зачем, Иттрий перелез на балкон к Лилии. Сделать это было несложно, расстояние позволяло просто перешагнуть с поручня на поручень.
- Мне очень жаль, Лилия, - негромко сказал Иттрий, помня о горе знахарки. Он не знал, как начать разговор, но знал, что еще немного одиночества - и он сойдет с ума. Надо говорить о чем-то, так почему не сделать доброе дело и не поговорить с Лилией? Ей сегодня крепко досталось. - тот человек, чей портрет ты надеялась найти, твой супруг... Видно, как он был тебе дорог. Как вы познакомились?
Несколько минут Лилия молчала, молча глядя в темноту, и Иттрий уже было решил, что зря затронул эту тему и слишком рано попросил разделить со знахаркой ее горе, вспомнить ее счастье, но Лилия все же заговорила.
- Почти случайно. Я жила в небогатой деревне, и на всем белом свете у меня был только отец, который в свои последние годы слег и не мог больше работать. Мне надо было его кормить, и мне на помощь пришло то, что раньше я считала не более чем развлечением - травничество. У меня неплохой нюх на редкие травы, я не боялась идти за ними в страшные места одной, и почти всегда находило то, что искала. Не самое полезное умение в домашнем хозяйстве, но деньги заработать им можно было, а именно деньги мне и были нужны на тот момент. Обычно я доставляла заказы одной знахарке из города - столице тех времен, Весенска, город кстати еще жив и не так далеко отсюда расположен, и на этом дело заканчивалось. Но в один день знахарка занемогла, и попросила меня доставить целебные травки в барский дом лично в руки его хозяину. Мне страшно было, но делать нечего - иначе бы я не получила денег за травы. Пришлось идти. Все прошло гладко, во дворе меня встретил хозяин, я отдала ему травы и собралась идти домой. Но я не очень спешила, шла к калитке медленно и глазела по сторонам - когда еще удастся выбраться в свет? В общем, я засмотрелась и налетела на сына хозяина, споткнулась и позорно упала на брусчатку, разбив колени. Как истинный джентльмен, юноша помог мне подняться, вежливо поклонился и ушел в дом. Меня вымело из поместья, как метлой - так мне было стыдно за неловкость. Не обошлось и без последствий, теплое прикосновение молодого графа к моей руке и его медовые глаза снились мне еще много ночей.
На этом месте губы Лилии тронула грустная, но несомненно теплая улыбка.
- Я себя за это ненавидела, приказывала себе не быть дурой и не думать о том, кто был для меня дальше, чем Солнце. Какого же было мое удивление, когда однажды вечером я увидела юного графа у себя перед домом?! Я узнала его сразу, хотя на нем был бесформенный плащ с капюшоном - негоже аристократу по деревне разгуливать, вот он и маскировался, как мог. Оказалось, что он окольными путями выяснил обо мне у отца, тот указал на знахарку, и она уже сказала, где я живу. Так вот и познакомились. Я показывала ему прелести сельской жизни, он - поражал меня своим открытым восприятием. Он учил меня тому, что не знает никто из деревенских - а я витала в облаках рядом с ним. Конечно, наши встречи были тайными, но однажды он сделал мне предложение. И - представь себе! - ему действительно удалось вытянуть простую девушку в высший свет. Несмотря на все сложности, я думаю, мы были самой счастливой парой в городе.
Все меньше грусти оставалось в глазах Лилии, вспоминая и рассказывая о своем счастье, она грелась в его отраженных лучах и сейчас.
- Ну а потом, через несколько лет, мы все же уехали из города, и прожили в лесу на отшибе довольно долго. Но это уже совсем другая история. Расскажи лучше ты, друг мой милый, что тебя гнетет? Я же вижу, что ты сейчас вовсе не о моем прошлом думаешь.
- Я слушал и вникал. - не согласился Иттрий. Но Лилия была права, она выговорилась и ей полегчало, теперь настал черед Иттрия. Другое дело, что знахарка была человеком открытым, а Иттрию в этом плане приходилось тяжелее, и даже сейчас он пробовал говорить, избегая конкретики. - арр, будь все пропадом, ты права. Я действительно не нахожу себе места. Последние годы меня здорово болтало по жизни, и я совершенно потерялся. Я не знаю, что правильно, я не знаю, чему следовать, а о чем стоит забыть. Возможно ли изменить свое мнение о некоторых вещах - и главное, стоит ли? Не будет ли это значить, что я не вынес урока и наплевал на всех, кто за него отдал жизни?
Метания воина были очень, очень абстрактными, но общую суть Лилия уловила. Мягко погладив воина по плечу, она проговорила:
- Ты не видишь, что будет дальше, и потому топчешься на месте, путаясь все больше. Ты пытаешься идти, но вслепую, спиной вперед, и все смотришь на былое. Ты должен помнить его, хранить в своем сердце, каким бы темным оно ни было - но оно не должно мешать тебе жить. Не сочти меня излишне сентиментальной и погрязшей в романтике, а просто послушай:
"Сотки свой путь из лунных нитей,
И верь вовек и наперед:
Сквозь вереницу всех событий
Тот путь до цели доведет.
Не жди, что обогнет тревоги
Та внеземная полоса,
Ведь слепо все бегут дороги,
Порой взрывая небеса.
Дней слишком мало для сомнений,
Короткий нам отпущен срок.
И для придуманных волнений
Нет места. В цель верь. Будет прок."

Когда Лилия закончила, в воздухе повисла тишина. Слова стихотворения легли Иттрию под настроение, и бесспорно давали пищу для размышлений, но сейчас предаваться им не хотелось.
Как говорится, с проблемой надо переспать.
- Спокойной ночи, Лилия. - Иттрий, вот уж от кого совершенно неожиданный жест, нагнулся и по-дружески поцеловал знахарку в щеку. Оставив ту несколько ошарашенной, воин перелез обратно к себе на балкон и вернулся в постель, залез под руку Рады и смежил веки.
"Главное - найти цель? Есть одна. А ведь какая глупая, однако." - с такими мыслями Иттрия провалился в сон.
Проклятие? Снято! Падальщики? Пусть бродят! И плевать на все, ведь хотя и временно, но на душе у Иттрия воцарились спокойствие и уверенность в том, что он сможет со всем разобраться, и главное, разобраться наконец с самим собой.
А Лилия, согретая тем, что смогла так просто успокоить Иттрия, а тот - всего лишь одним вопросом смог отставить в сторону ее горе, еще долго стояла на балконе, но не в печали, а в радости, и отправилась спать только под утро.
Увы, но и ее горю суждено было вернуться, но по крайней мере не в эту ночь. Спасибо теплому разговору.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 51 из 93«1249505152539293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк