[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 53 из 93«1251525354559293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Суббота, 23-Фев-2013, 17:02:10 | Сообщение # 781    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Предложение пойти спать обернулось как нельзя более удачно. Арм ушел в землянку, Лилия - следом, ну а Рада нет. Рада пошла в сторону озера, и Иттрий решил составить ей компанию. Кричать ведьме, уже ускакавшей вперед, Иттрию не хотелось, и он просто пошел к озеру за ней, рассчитывая нагнать по пути, однако едва воин увидел впереди бодро шагающий женский силуэт, он убавил темп и всю дорогу держался на некотором отдалении, восприняв свое незримое сопровождение как игру.
Когда Иттрий вышел к озеру, Рада уже входила в воду. Раскрывать инкогнито пока не хотелось, и все время пока девушка купалась, Иттрий простоял у дерева, наблюдая за купанием своей любимой, но не пристально, а как бы вполглаза. Человеку свойственно чувствовать чужой взгляд, и наверняка у ведьмы это чутье развито сильно, а меньше всего Иттрию хотелось давать сейчас Раде повод для тревоги. Ведьма купалась довольно долго, явно получая от ночного плавания большое удовольствие, и смотреть на нее сейчас было радостно. Но все хорошее рано или поздно пора закачивать, вот и Рада закончила свое купание, вылезла на берег, быстро оделась, села на землю спиной к Иттрию и принялась выжимать волосы.
Воину вспомнился один эпизод, относящийся к тому времени, когда он и Рада еще путешествовали в большой компании. Тот эпизод был едва ли не первым открытым проявлением симпатии, когда одним прекрасным утром Иттрий подкрался к ведьме со спины, приобнял ее за талию и воткнул ей в волосы желтую ромашку, за что едва не словил от нее удар в лицо.
Жаль, что сейчас цветов поблизости не росло. Зато дерево, под которым стоял воин, поделилось с ним большим, красивым желтым листом.
"Играем так играем." - воодушевившись этим воспоминанием, Иттрий вышел из своего укрытия и стал тихо подбираться к Раде, медленно, не наступая на ветки и сухие листья - благо яркого лунного света хватало на то, чтобы вовремя обнаруживать "опасные" участки.
Миссия подкрасться необнаруженным была выполнена успешно, или по крайней мере если Рада что и заподозрила, то не выдала. Задержав дыхание, Иттрий присел за Радой на одно колено и быстрым движением украсил ее волосы недавно сорванным листком.
- Чудесная ночь. - в стиль к прошлому разу произнес Иттрий. И помня о прошлом разе, был готов перехватить непроизвольный Радин удар, если на этот раз та его вовремя не опознает.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 23-Фев-2013, 17:40:50 | Сообщение # 782    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Практически сразу ведьма поняла, кто подкрался к ней со спины. Только Иттрий мог легко касаться её, от чего сразу становилось тепло. И запах воина был настолько знакомым, что спутать его с кем-то было невозможно. Ведьма мягко улыбнулась, немного смутившись своей реакции, и наклонилась к воде, чтобы рассмотреть, что на этот раз оказалось у неё в волосах. В прошлый раз это была желтая ромашка, теперь — большой, по настоящему осенний желтого цвета лист. На фоне черных волос лист смотрелся необыкновенно красочно, как казалось Раде, слегка психоделично. Но тем не менее, нельзя было не признать, выглядело это мило. Рада, конечно, вряд ли вышла бы с таким украшением в свет, но побыть с ним ночью в глухом лесу — почему нет. Тут ведь её, кроме Иттрия, никто не увидит.
В отражении так же виден был воин, находящийся за её спиной. Девушка чуть повернула голосу к нему.
— Подглядывать ночью, как купаются молодые ведьмы — может быть опасно. Что же ты, совсем легенд не знаешь? Окажусь я сейчас сиреной, или безобразной старухой с треугольными зубами, которая питается человеческой плотью, а бежать уже некуда.
Рада потянула Иттрия ближе к себе, усадив его рядом, и нырнула ему под руку, прижавшись к плечу. С воином было мало того что приятнее, так еще и ощутимо теплее.
Иттрий оказался прав, ночь и правда была чудесная. Черная, намного темнее самой глубокой летней ночи, слегка прохладная, и, главное, тихая. Такой тишины Рада до того не встречала даже проживая среди Лесного Народа. Место, которое выбрал для себя Старик явно было куда более древнее, куда более глубокое, даже птицы тут бывали редко. Самым потрясающим было небо. Оно проглядывало сквозь ветви деревьев и подсматривало за парочкой миллионом ярких звезд. И всё это: тишина, звёзды, прохладный воздух, из-за которого изо рта вырывался пар, что Раде очень нравилось; всё неуловимо звенело в темноте, растворяясь в густо-синего цвета небе.
Рада прижалась к Иттрию еще плотнее, повернув голову и ткнувшись лицом ему в шею. И её захлестнула такая нежность, что девушка мягко коснулась губами шеи любимого. Этого показалось мало, и Рада продолжила, свободной рукой мягко поглаживая воина по щеке.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 23-Фев-2013, 22:13:57 | Сообщение # 783    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Узнала, узнала! - Иттрий по-детски обрадовался Радиной реакции. Она даже не вздрогнула, просто тепло улыбнулась, наклонилась к своему отражению в воде, и потом только обернулась.
— Подглядывать ночью, как купаются молодые ведьмы — может быть опасно. Что же ты, совсем легенд не знаешь? Окажусь я сейчас сиреной, или безобразной старухой с треугольными зубами, которая питается человеческой плотью, а бежать уже некуда. - сказала Рада, притянула Иттрия к себе и поднырнула ему под руку.
- После того, как я тебя увидел, мне уже никуда бежать не хочется. И не захотелось бы, даже если бы у тебя по ночам вырастали треугольные зубы и проявлялись явственные хищнические повадки. - мягко улыбнулся Иттрий. Воин прижался губами к влажным Радиным волосам, глубоко вдохнул в себя их чудесный запах, к которому сейчас примешивался запах свежей лесной воды. Рада еще теснее прижалась к Иттрию, полуобернулась, поцеловала его в шею и стала мягко поглаживать рукой по щеке. Когда девушка в первый раз провела по его щеке рукой, Иттрий непроизвольно потянулся следом за ней, прикрыв глаза, млея и тая от удовольствия.
- Мне давно было интересно, Рада. - Иттрий приобнял девушку за плечи, прижался к ней теснее. - в какой момент ты впервые подумала, что я, ээ... кажусь тебе привлекательным?
Несмотря на легкое смущение, какое повлек вопрос за собой, спросить очень хотелось. Сам Иттрий начал подозревать, что его чувства не упираются в глухую стенку с того памятного танца на искрящихся клинках. Эх, жаль клинки немного, пусть не для боя, но для таких танцев они были превосходны, и сами по себе оригинальны. Впрочем, не о клинках сейчас речь, они вылетели из головы Иттрия тут же, как он вспомнил блеснувшие Радины глаза, когда он увлек ее за собой на землю, ее резко переменившееся дыхание.
Вспомнив танец, Иттрий заулыбался. Это воспоминание было одним из самых теплых и ярких за всю его жизнь, хотя большинству других людей показалось бы ничего не значащим эпизодом из жизни.
Как здорово, что Рада сейчас рядом. Иттрий начал поглаживать ее бок, немного приподняв рубашку, чтобы под нее могла попасть его рука. Иногда рука воина опускалась к бедру Рады, а ниже уже мешалась одежда.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 23-Фев-2013, 23:16:26 | Сообщение # 784    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Услыхав вопрос Рада оторвалась от своего увлекательного занятия, задумалась. Сперва ей казалось, что она сразу может ответить на этот вопрос, но стоило всколыхнуть воспоминания, и оказалось не все так просто.
— Я помню два момента. Первый был толчком, а второй осознанием. Помнишь, когда мы были в лесу, вырвавшись от разбойников? Когда Йондум наварил чудесатый суп. Тогда ты пришел ко мне и занялся раной на животе. Я тебе этого никогда не говорила, но в тот момент мне сперва было страшно от того, что ты всадишь кинжал мне в печень, а потом стало еще страшнее, когда я поняла, что ты этого не сделаешь. А после того, как ты вызвался меня накормить, я, кажется, и вовсе потеряла дар речи, пока он вновь не возобновился под действием грибной похлебки. - Раде вспомнилась та странная ночь, как она силилась поймать цветные слова, вылетающие у Иттрия изо рта. Цветные слова, господи, какая шизофрения. А потом вспомнился и долгий разговор почти до самого утра. Первое время ведьма жалела о том, что он состоялся, но только не сейчас.
Вспомнила она так же и свое нескончаемое удивление действиями Иттрия, и то, как ей было щекотно, когда он касался её живота, и как она едва не сгорала от смущения, когда он практически руководил её телом, словно она кукла.
— Тогда я впервые за весь поход посмотрела на тебя совсем иначе. И после той ночи остался во мне очень теплый след, который я осознала несколько позже. Ты принёс клинки, те самые, которые выдавали невероятный сноп искр при соприкосновении. И..ты ведь сделал это специально, правда? Я до сих пор помню это стремительное падение, а потом твои глаза прямо напротив моих. И лицо так близко, что твое дыхание я ощущала кожей своего лица. У меня в тот момент словно что-то лопнуло внутри и растеклось по всему сознанию горячей лавой. И вот тут — Рада протянула руку и положила ладонь на груди воина, напротив сердца — было теплее всего. - Ведьма замолчала, осознавая сказанное. Для нее самой было немалым открытием, что она способна вот так просто все рассказать, но слова сами срывались с языка.
Рада лукаво улыбнулась и заглянула воину в глаза.
— Ну а ты? Твоя очередь делиться воспоминаниями.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 24-Фев-2013, 01:57:55 | Сообщение # 785    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- В общем мы сошлись. - улыбнулся Иттрий. Его первый звоночек прозвенел всего на час-другой позже Радиного, а второй пришел на минуты раньше. - если честно, когда я перебинтовывал тебя и кормил супом, я просто думал, что делаю правильно. Ты проявила ко мне доброту, нежно и аккуратно лечила мое плечо, старалась не причинить мне лишней боли, даже дула на рану, как ребенку. Я просто обязан был что-то сделать и для тебя, мне хотелось этого. А после, с этим дурацким Йондумовским супчиком, был толчок для меня. Мы ловили красочные галлюцинации, я нечаянно тебя обозвал, запутавшись в двух лунах, ты сделала вид что обиделась и стала сыпать мне на голову всякий мусор. Это было очень мило, а потом ты стала листья у меня из волос выбирать, это тоже было забавно, а твои мягкие касания - очень приятны. Потом мы говорили о многом так, как ни ты ни я до этого ни с кем не говорили. Я еще ничего не осознавал - спасибо Йондуму! - а когда дурман спал, пришло и осознание. С нашей полянки я пошел к реке, и весь путь думал о тебе, слышал твой голос, обдумывал твои слова. Скоро грибы совсем выдохлись, грустный разговор отошел на второй план, но мысли о тебе - нет. Я даже в ветках твое лицо на секунду увидел, вспомнил как ты касалось моих волос, как я - твоей щеки. Там, у речки, я и понял, как сильно ты мне приглянулась, но не хотел об этом думать - придумал много "но", которые делали наш союз маловероятным. Все эти "но" отошли на задний план во время нашего танца с клинками. Когда мы танцевали, говорили, встречались взглядами, во мне такие волны теплых чувств поднялись, и сердце дико колотилось. Тогда я как будто бы проснулся от затянувшегося, тягучего, кошмарного сна. Ясно стало, что я жив буду только рядом с тобой. Что если есть любовь, то вот она. Но вот наш танец подошел к концу, а дальше я не то чтобы коварно спланировал финал, все как-то само получилось. - Иттрий довольно улыбнулся, - и здорово получилось. Я тогда увидел, что и тебе не все равно. Правда насколько, представлял довольно слабо. Теперь вот знаю.
Слова давались легко, воспоминания согревали душу, но только Иттрий не был уверен, что наговорил все правильно, так как должно. Менестрелем петь о чувствах он не умел, просто рассказал все как есть, но может что-то упоминать не следовало, и что-то могло показаться Раде не самым приятным? Например, придумка этих "но" прозвучала расплывчато и могла трактоваться по-разному, и в верном варианте обижаться не следовало, так как абсолютное большинство отговорок было против Иттрия, а не Рады - что это он ей не подходит, а не наоборот. Может, не стоило говорить, что так рано в голове впервые появились мысли о любви - ведь это чувство, которое должно зреть со временем и диагностироваться не сразу, а иначе как-то все легкомысленно. Иттрий тогда и не диагностировал, просто пролетела в голове мысль, а укоренилась она и правда позже.
Или еще что-то сказано не так, а может наоборот все так. В любом случае, слово-не воробей, что сказано то сказано, и сказано искренне. Не то чтобы Иттрий боялся, что его слова поймут совсем уж неправильно, но хотел, что все было как можно лучше.
- Интересно вышло. - мягко продолжил Иттрий, не отрывая взгляда от карих Радиных глаз, - мы пели синхронно, но еще долго ходили вокруг да около. Естественная скромность, полагаю?
Последнюю фразу Иттрий произнес с легкой иронией.
- Надо наверстывать. Как насчет проявления любви в форме пылкой страсти, моя дорогая, любимая Рада? Смотри, какая романтика вокруг. Луна, звезды, и никого постороннего. - наклонив голову, Иттрий ухватил зубами завязку на Радиной рубашке и потянул ее на себя. Узелок развязался сразу. Иттрий остановился, поднял глаза на Раду и широко улыбнулся ей, не упуская при этом веревку изо рта.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 24-Фев-2013, 12:29:54 | Сообщение # 786    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада улыбнулась в ответ, аккуратно извлекла из зубов Иттрия завязку от собственной рубашки, и обхватив его лицо руками мягко поцеловала в губы. Уговаривать ей точно не требовалось, желание само возрастало с каждой секундой. Вскоре девушка уже запустила руки под рубашку Иттрия, поглаживающими движениями поднимаясь выше, пока не стянула рубашку вовсе. от губ ведьма перешла ниже, к щекам. скулам, шее и плечам, не торопясь покрывая их нежными поцелуями. Рада не ощущала животной, сжигающей страсти, как в прошлый раз, скорее это была все охватывающая нежность. И двигаться девушке хотелось именно в этом темпе.
Ведьма на мгновение оторвалась от Иттрия, поднялась на ноги и потянула воина за собой. Сама избавила себя от рубашки и сразу же прижалась к горячему телу воина, обхватив его руками и слившись в поцелуе. Она ощущала на себе руки любимого, прижималась к нему все теснее, и казалось, что стремиться слиться с ним воедино, будто войти в него и раствориться там.
не прекращая поцелуя, Рада сильнее обняла шею и плечи воина, покрыв поцелуями его грудь, в то время как руки её спускались ниже, в пряжке ремня, но пока не торопились её расстегивать.
И снова всё сознание захлестнуло сильным, невысказываемым, но потрясающим чувством, как в первый раз, и снова хотелось утонуть в этом моменте, продлить его и растянуть на вечность, а может быть даже сойти в нем с ума.
Рада не знала, суждено ли было им встретиться, или это просто счастливая случайность, но готова была благодарить всех известных ей богов и само мироздание за то, что воин был рядом. и не просто рядом — он целиком принадлежал ей, а она — ему. И один только этот факт давал и силы и надежду, и казалось, что совершенно любая опасность будет ни почем, пока они вместе.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 25-Фев-2013, 03:45:08 | Сообщение # 787    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий с удовольствием подстроился под заданный Радой темп. Сейчас ему хотелось того же, что и ей - нежности, мягкости и безграничного тепла.
Они долго стояли на берегу, раздетые до пояса, ласкали друг друга руками, покрывали тела поцелуями - легкими и невесомыми, встречались взглядами и, не спеша их обрывать, замирали, приобнявшись. Потом настал момент, когда стало понятно, что штанам на их законном месте больше делать нечего - руки Рады уже уверенно лежали на поясе Иттрия, руки Иттрия устойчиво держались на уровне Радиного мягкого и округлого места со стороны спины. Медленно, аккуратно, в первый раз не испортив одежду, парочка разделась до конца и продолжила свои ласки, теперь уже ничем не стесненные. Этот этап длился недолго: Иттрий, не глядя, расправил на земле ногой что-то там из одежды и увлек Раду вниз, на это импровизированное ложе.
Ласки продолжались. Иттрий, будучи в положении сверху, сначала долго и жарко целовал Раду в губы, потом густо осыпал поцелуями шею любимой, и скоро начал спускаться ниже. На уровне грудей воин пустил в дело язык, периодически чередуя такие ласки с поцелуями и мягкими посасываниями. Еще чуть ниже - и Иттрий чуть переменил позу, освободив руку для нежных поглаживаний, касаний то груди, то бока, пока его губы целовали живот любимой. На этом Иттрий не остановился и в заданном темпе перемещался все ниже, пока не достиг самой интимной части женского тела.
Сколько раз Иттрий практиковал подобные ласки, можно было посчитать по пальцам одной руки. Для них требовалось полное моральное слияние с партнером, искреннее и всепоглощающее желание доставить удовольствие именно ему. И сейчас Иттрий больше всего на свете желал доставить Раду на вершину блаженства, потому и сам получал от процесса доставки огромное удовольствие. Подстроиться под любимую и действовать так, чтобы подарить ей максимальное удовольствие, было несложно - слышать и понимать язык тела Иттрий умел прекрасно. Никаких быстрых и суетливых движений, никакой грубости - губы и язык Иттрия были мягкими и трепетно нежными, особенно нежными - когда пришло время коснуться чудесных лепестков. Принятый сначала медленный, дразнящий темп понемногу ускорялся, готовя обоих любовников к переходу в классическое течение любовных игр.
И переход получился естественно и как-то сам собой. Любились Рада и Иттрий сегодня особенно долго, и вряд ли виновата в этом была красавица-луна, которая будто бы тоже мечтала разделись с ними негу, покрывая и оглаживая тела влюбленных своим мистическим бледным светом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 25-Фев-2013, 07:44:31 | Сообщение # 788    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Для Рады ласки, подобные тем, что совершал над ней Иттрий, были испытаны впервые. Обычно весь её подобный опыт укладывался в проверенную классику, без излишеств. Впрочем, это вовсе не отменяло наличия у ведьмы подобного опыта, только в обратную сторону, а так же желания этот опыт применять. До этого момента, можно сказать, что у нее просто не было на это времени, очень уж стремительно развивались события, а сейчас Иттрий просто не позволил ей этого. Произвольно или нет — неважно.
Однако, ощущения, которые испытывала девушка, сложно было описать словами, сложно было вообразить и сложно осознать. Иногда её казалось, что на короткие секунды она теряет сознание, достигая самого пика удовольствия, а потом выныривала и вновь погружалась в непрекращающееся блаженство.
Хотя, конечно, стоит признать и то, что если вдумываться в то, что делал воин там внизу — можно было прийти к выводу, что это как минимум очень и очень странно. Во всяком случае, именно так казалось бы ведьме. Но о каких размышлениях, при таких условиях, вообще может идти речь?
Когда Рада уже готова была просить о пощаде, воин, словно ощутив её невыносимое напряжение накрыл её сверху собой, приступив к более привычной части.
К логическому окончанию оба подошли вместе, с разницей в буквально несколько секунд. Никто уже даже и не вспоминал об необходимых мерах предосторожности, и Иттриево семя отправилось в увлекательное путешествие по Радиному организму, точнее, по конкретной его части. Но никто об этом не вспомнил, только у Рады на миг мелькнула тревожная мысль, но она была так расслаблена, что та просто не способна была задержаться в её голове.
Рада еще долго пыталась отдышаться, затем нежно касалась губами рук Иттрия и гладила его по голове, пока не почувствовала, как жар из разогретого тела понемногу уходит и становиться прохладно. Тогда она на пару минут окунулась в озеро, оделась, и увлекла воина за собой в землянку, где крепко прижавшись к нему, наконец, уснула.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 25-Фев-2013, 16:15:34 | Сообщение # 789    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Беспощадный утренний подъем не пощадил никого и сегодня. Робкие возражения вроде "нам все равно делать нечего, ведь еще темно", на Деда не возымели совершенно никакого действия. Тем более что дела все-таки нашлись - сидеть в землянке и при свете свечей перетирать в ступках сухие травы до состояния порошка. Когда с этим заданием было покончено и старик отпустил всех до завтра, Солнце уже стояло высоко.
Одно из происшествий этого дня запомнилось Рейну как одно из самых позорных в его жизни, но много позже он вспоминал о нем с улыбкой. Виновата во всем была Мира, которая во владениях старика уже вполне освоилась и откровенно изнывала от скуки. Причины на то у нее были: она не могла заниматься никакой работой, даже самой простой, потому как любое движение причиняло боль ее обожженным рукам. Общаться было не с кем - в последние несколько дней все были в разъезде, кроме хозяина дома, но хозяин по-прежнему сторонился девочки, хотя и относился к ней ласково. Старик приносил ей еду, говорил ободряющие слова, познакомил девочку со своей волчицей, но надолго с ней не оставался и близко к ней не подходил. Только однажды, когда она прямо попросила избавить ее от склеенных огнем колтунов, старик быстро сделал свое дело, попрыгав с ножницами вокруг девушки и создав ей не слишком аккуратную прическу уличного мальчишки. Все остальное время Мира была предоставлена сама себе, бродила неподалеку от землянки - и больше ничего. Пробовала почитать книжки Деда, но изучать в одиночестве подробные жизнеописания всяческих монстров или кровавые ритуалы ей не понравилось.
В общем, нужен был собеседник, и выбор пал на Рейнгольда, как на наиболее близкого по возрасту. Действие происходило при свидетелях - Мира сидела на бревнышке у кострища, вся остальная компания неподалеку наслаждалась обедом. Рейн расправился со своей порцией быстрее других и уже собрался уползти бездельничать к себе в телегу, но по пути был схвачен Мирой за рукав.
- Рейн, почитай мне книжку. - просто попросила девушка, глядя волчонку в глаза. Это было не то что таращиться на реалистичные картинки самой - слушая другого, можно было наслаждаться информацией, как интересной и совсем не страшной сказкой.
От такого предложения Рейнгольда аж в жар бросило.
- Не могу. У меня, ээ.. дела? - волчонок кинул жалостливый взгляд на стол, за которым восседали его товарищи, но на его беду никто не спешил засыпать его поручениями.
- Брось, не будь букой. Ну пожалуйста! - взмолилась Мира, сделав жалобные глаза.
Ну что на это можно было сказать? Разве что вырвать руку и убежать куда-нибудь, но у волчонка будто бы ноги к земле приросли.
- Не могу. - еле слышно сказал он.
- Почему нет? - сдаваться Мира не собиралась.
- Я не умею читать. - зловещим шепотом произнес Рейнгольд, и ему было так стыдно это говорить, и этот стыд очень явно проступил на его лице. Как так, он, Великий Рейнгольд, не умеет чего-то настолько элементарного для любого мало-мальски образованного человека?!
Ему прямо мерещились язвительные усмешки на лицах товарищей, которые с интересом наблюдали за развитием событий.
Он ожидал, что Мира презрительно изогнет бровь, фыркнет, отвернется - да что угодно, но только не того, что случилось.
- Так давай научу. - с полной серьезностью предложила она.
- А-аа.. Э-ээ. Да..? - Рейнгольд, совершенно дезориентированный, выдал жалкую улыбку. Он вспомнил, как увидел Миру впервые - далекую и непостижимую госпожу, существо из другого мира, на которого и смотреть-то боязно было, не то что говорить. Но сейчас девушка выглядела совершенно иначе, сидящая на бревне в простой, не по размеру большой рубашке, с этой непривычной мальчишечьей прической, и предлагала научить его, Рейнгольда, чтению. И неловко было, и стыд за признание еще жег кожу и душу, но принять предложение очень хотелось.

Однако пообщаться с Мирой Рейнгольду пришлось не в ближайшие часы. На волчонка свои планы были у Иттрия. Выдался наконец день, когда никто не был ранен и никуда не надо было убегать или работать до поздней ночи, и этот день надо было использовать.
Иттрий не стал изобретать огниво и начал обучение волчонка с классического, очень важного упражнения. Надо было четко обозначить позиции, где ученик, а где учитель, и наглядно показать, как много работы еще предстоит первому, чтобы хотя бы сравниться со вторым. В случае с Рейнгольдом обозначение позиций было особенно важно, потому как волчонок непомерно задирал нос и считал, что он сильнее всех только потому, что он оборотень.
Иттрий даже не стал показывать, как правильно держать меч, просто дал Рейнгольду один из тех, незаточенных, что приобрел в Столице, а себе оставил второй.
- Попробуй попасть по мне. - на такое предложение Рейнгольд самодовольно хмыкнул. Да проще простого! Он молод, горяч, и он оборотень - у не слишком молодого человечишки нет ни шанса, зря он недооценивает своего ученика.
О, на деле оказалась все не просто. Иттрий не просто не давал по себе попасть - он даже свой меч не использовал, а просто уклонялся, отступал на шаг назад или в сторону - а Рейнгольд выкладывал кучу сил, впустую размахивая бесполезной в его руках железякой. Меч оказался вовсе не деревянным прутиком, с легкостью направить его туда, куда хочешь, не получалось, и с каждым разом Рейнгольд отклонялся от заданного курса все больше и больше - он начинал уставать, его человеческое тело нуждалось в тренировке, силы оборотня могли дать только короткий рывок, а для стабильной работы нужны были самые обыкновенные мускулы.
Тяжело дыша, Рейнгольд, сдаваясь, воткнул меч в землю, смахнул со лба мокрые волосы, поднял на Иттрия полные удивления глаза. Воин махнул ему рукой, отвернулся спиной и медленно пошел прочь, провоцируя волчонка на подлый удар. И Рейн повелся, уязвленный в своей гордости.
Удар со спины Иттрий блокировал даже не оборачиваясь и не сбавляя шага, будто бы отмахнувшись мечом. Для Рейнгольда это стало последней каплей, его как в воду ледяную окунули: он-то считал, что если к его силе и проворству добавить технику Иттрия, то он станет идеальным бойцом, а оказалось, что его эти самые сила и проворство не стоят без должного умения совершенно ничего! Для волчонка сейчас как будто бы целый мир на глазах перевернулся, избавившись от спеси, он избавился и от розовой повязки на глазах.
- Отдохни немного, через час начнем заниматься. И будь готов к регулярным пробежкам, вон как ты быстро выдыхаешься. - с таким напутствием Иттрий оставил волчонка одного, на осмысление всего того, что сейчас произошло.
Самой первой мыслью Рейна была та, что он уговорит Иттрия уйти подальше в лес, чтобы никто больше его попытками изучать ратное дело не любовался.
Иттрий уговорился, увел волчонка в лес и там обучил его нескольким простым упражнениям, а так же объяснил, как Рейн должен развиваться самостоятельно. Тот восторженно согласился, хоть и понимал, что до постели теперь будет разве что доползать от усталости. Но уж очень Рейнгольду хотелось стать таким крутым, как Иттрий, нехитрая демонстрация воинских умений его впечатлила очень сильно.

День клонился к вечеру. Старик получил себе в коллекцию все конверты, унесенные из дома Вирраны, очень им порадовался, назвав заметки злой старухи очень ценными и запрятал их куда-то в закрома. Для остальных, кроме разумеется Рейнгольда, день прошел ровно и спокойно.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 25-Фев-2013, 23:54:51 | Сообщение # 790    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Утро настало на следующий день для всей компании так же рано, но зато уже ожидаемо, поэтому никто особенно не ворчал. То ли гости в самом деле переделали у Старика все основные дела, то ли ему просто надоело выдумывать им задание, но и на этот раз день не был загруженным, только Лилию с Радой попросили немного прибраться, на что ушло не больше трех часов при самом ответственном подходе.
Рейнгольд практически сразу же отправился тренироваться, Арм некоторое время болтался без дела, а потом принялся готовить обед на всех, что с его стороны было очень мило. Правда, оставлять его одного наедине с будущим обедом было довольно опасно, но на счастье как раз к этому времени освободились Рада с Лилией и поспешили на выручку.
После обеда ведьма, на счастье Арма, наконец обратила на него внимание и уделила ему время, чтобы выслушать познавательную лекцию о священослужителях. На этот раз Раде было почти нечего добавить, и она теша парня внимательно вникала в его, надо признать, очень толковое и подробное описание. Вопросов у нее тоже не возникало, Арм все рассказал предельно ясно и понятно, и ведьма решила, что на этом все закончится, но не тут-то было.
— Раз ты все поняла в теории, надо попробовать на практике - серьезно сказал парень.
— Сейчас? - не поняла ведьма, с удивлением уставившись на крестьянина и не совсем понимая вообще, как именно все это будет происходить.
— Да-да, прямо сейчас. Думаю, лучше всего для вас будет, если Иттрий примет на себя роль святого отца, а ты простой монахини. Но вы оба не должны ни на секунду дать усомниться в себе, иначе вас быстро вычислят. Поэтому я предлагаю тебе сейчас прямо и попробовать. Освободится Иттрий — его тоже пригласим.
Рада немного подумала и кивнула. Предложение было достаточно толковым, отказываться не стоило. Но как только это началось — иной раз сдержать смех было просто невозможно. Арм то принимал на себя роль простого горожанина, пришедшего на исповедь, и тогда он патетично распевал Раде о своих надуманных приземленных бедах, стоя перед ней на коленях и держать за её руку как за спасательный круг. Было видно, что ему тоже весело, и он специально утрирует. После парень принял на себя роль преступника, осужденного на казнь через повешение, и тогда он слёзно молил отпущения грехов. Но при всем юморе процесса, Арм не забывал временами одергивать ведьму и указывать ей на явные ошибки в её поведении.
— Ты должна быть само целомудрие, кротость и бесконечная доброта, понимаешь? Даже во взгляде твоем не должно мелькать ничего, что было бы отдаленно похоже на раздражение или способность высказывать свое личное мнение. А еще ты должна быть немного фанатичной, но не переборщи. Все вокруг тебя — это Бог, и только ради него стоит существовать на этой земле, и твоя задача нести это просветление в умы людей.
Для Рады подобное на первый взгляд казалось просто непосильным. Она то и дело рвалась ответить на мольбы "грешника" Арма "не по канону", ей не нравилось постоянно проявлять граничащую с безумием доброту и заботу, и тем более не нравилось кротко опускать взгляд, Наоборот, чем больше от нее этого требовали, тем больше ей хотелось гордо поднимать голову как можно выше и твердо смотреть в глаза. А все это при том, что роль ей в данном случае отводилась скорее второстепенная, эдакой спутницей-помощницей более высокого по рангу человека, которого предстоит играть Иттрию.
Арм понял, что одним днем и простыми уговорами все точно не ограничится, и решил обратиться за помощью к самому странному, но самому мудрому среди собравшихся — к Дедушке. И тот помог, да существенно. Даже странно было, как легко он принял эту совсем небезопасную затею. Нельзя было сказать, что идею он поддержал, нельзя было и сказать, что он против, но складывалось ощущение, что ему все заранее известно, а потому он не видит смысла вмешиваться в то, что должно произойти.
Старик выдал Арму с Радой некоторое количество ценной литературы религиозного толка, из которой можно было почерпнуть что-то полезное. Но самым ценным из того, что он даровал авантюристам были большие куски плотной черной и белой ткани. Судя по их виду, можно было решить, что когда-то они были занавесками. Швейные принадлежности так же нашлись в большом количестве, а одной из самых важных находок были четки и массивный, искусно вырезанный деревянный крест, который как нельзя кстати подходил к антуражу Иттрия.

За подготовкой к серьезному мероприятию дни пролетали буквально за несколько часов. На сей раз дел у каждого хватало своих, так что Старик особенно никого не нагружал. По чутким руководством Арма для Иттрия и Рады были сшиты рясы. Наряд воина имел глубокий капюшон и свободный крой, что позволяло скрывать под рясой меч. Для Рады же был изготовлен мудреный и ужасно неудобный на её взгляд головной убор, который помимо прочего зарывал её лицо до самых глаз. Волосы были положено убирать совсем, так что шанс, что Раду не узнают всё-таки был.
Иттрий же по настоянию Арма, и без того уже весьма ощетинившийся, бриться вовсе перестал. А после некоторых манипуляций, совершенных Лилией борода на его лице стала расти практически не по дням, а по часам. Прощу говоря, ко дню похода волосатость на лице воина увеличилась раз в десять.
И вот наконец проснувшись в один из дней путники выпили чаю, собрали телегу и направились в сторону города. Было решено слегка объехать Столицу, сделав приличный крюк и выйти подальше к стенам, там уже разбить временный лагерь, чтобы не очень далеко от города, но и так, чтобы не мозолить глаза страже и случайным путникам, стекающимся в Столицу. И место было выбрано идеально. Это оказалась овражистая низина, тянущаяся вдоль городской стены, и располагавшаяся в получасе пешей ходьбы к воротам. Телега была и вовсе оставлена в лесу неподалеку, там завалена ветками и листьями. Оставалось только в последний раз все обговорить, и можно было приступать.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 26-Фев-2013, 02:26:23 | Сообщение # 791    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
- Последние штрихи. - Лилия довольно улыбнулась, оглядывая новоиспеченных монахов, в создании образа которых она принимала самое непосредственное участие, начиная с пошива одежды и кончая биологической стимуляцией. Сейчас знахарка решила внести давно обещанные последние модификации, которые пока для всех, кроме нее, оставались тайной. - Иттрий, давай-ка ты первый.
Воин не без опаски выступил вперед. Испытывать на себе воздействие Лилии ему больше совсем не хотелось, ведь он считал, что уже и так на себя совершенно не похож. Благодаря стараниям знахарки последнюю неделю у Иттрия интенсивно росла не только борода, но и волосы, и уговаривать воина не возвращать себя в свой прежний вид с каждым днем становилось все сложнее. К слову сказать, если бы не седина, которой неожиданно стало больше - никак последствие общения с призраками, то волосам Иттрия любая девушка бы позавидовала - они были густыми и шелковистыми, на сегодняшний день касались плеч и слегка вились, что выражалось в широкой волне, которая при более обычной длине волос себя практически не проявляла. Борода тоже получилась знатная, аккуратно подровненная ножницами сантиметров до пяти, и тоже не нравилась Иттрию, потому как там его "родной" темно-каштановый цвет оказался в меньшинстве, и такие заросли воина откровенно старили. Впрочем, в данной ситуации любые изменения внешности играли только на руку.
Но Лилии все было мало. С легким прищуром всмотревшись в лицо воина, знахарка легонько погладила его по щеке, этим небрежным жестом внеся новые изменения. Изменить черты лица, заменить пигмент, вырастить родинки - всего этого Лилия не могла, но могла подтолкнуть организм в ту сторону, в какую он имел хотя бы небольшие наклонности. Так, серые глаза Иттрия так и остались серыми, но из светлых стали темными. Вот и еще одна деталь с портрета ушла.
- Теперь Рада.
Для Рады пришлось постараться сильнее, потому что бороду на лице по вполне естественным причинам девушка отрастить не могла. Для нее у Лилии было свое нововведение, довольно неприятное, а именно яркие веснушки в большом количестве. Не то чтобы девушка и раньше страдала этим недугом, но обнаружить едва заметные вариации в пигментации кожи и раздуть их можно было у любого человека. Еще Лилия повторилась и изменила девушке цвет глаз, высветлив их до медового оттенка, примерно как у Рейнгольда.
В общем, изменения во внешности получились такими качественными, что можно было идти через ворота хоть сейчас, не дожидаясь вечера и грядущих праздников. Никаких возражений со стороны путников не последовало, и вот они свернули лагерь и двинулись к городским воротам.
- Только один вопрос. - по пути поинтересовался у Лилии Иттрий, - как надолго у нас эти изменения на морде? И как долго я еще буду обрастать шерстью, словно йети?
Лилия коротко хохотнула.
- Не волнуйтесь, милые мои. Иттрий, ты уже не обрастаешь. А то, что я сделала с вами совсем недавно, и продержится недолго, около недели. Ну вам больше и не надо, лишь бы стражников миновать, а в городе уже в святые лица глазеть никто не будет.

Очередь к воротам была небольшой, компания потеряла там не больше получаса. Когда настала очередь досмотра, ни один из стражников даже не заподозрил в двух святых людях известных преступников, чьи портреты висели у них прямо здесь, под носом, на доске "особо опасных". Вопрос вызвал только меч Иттрия, которые стражники не поленились откопать в его рясе, на что воин долго и с достоинством распинался, какие в лесах водятся опасные звери и нехорошие люди, что святым людям надо уметь защищать себя и нести свет действием, а не только словом. К концу длинного, наставительного монолога один из стражей уже откровенно закатывал глаза, и обоих "святых" без вопросов пропустили дальше, чтобы не связываться. Раду и вовсе досматривать не стали, все равно под ее одеждой ничего серьезного спрятать было нельзя.
Арм вошел в город по праву как местный житель, Рейна представил как своего брата, ну а Лилия просто кинула немного денег на лапу командиру стражей, и вопрос "зачем" так и не прозвучал.
В городе Иттрий окликнул первого более-менее благодушного на вид человека.
- Скажи, добрый человек, а где в этом городе ближайший храм Святого Никодия, Единого Духа, Блаженной Троицы или... - смиренно начал воин, но человек его мягко перебил, подняв руку вверх. Видимо, считал, что божественный неиссякаемый фонтан слов лучше заткнуть пораньше, все равно суть вопроса уже прозвучала.
- Идите прямо, Святой Отец, пока не уткнетесь в магазин с большой розовой вывеской. Лучше не читайте, что там нам написано, а просто поверните направо и идите минут пятнадцать, никуда больше не сворачивая. Там и будет храм нашей истинной веры, не самый большой, но милый и уютный. Там вам дадут кров, как гостям издалека, там принимают исповеди и проводят праздники, так что и дело вам найдется.
- Благодарю, сын мой. - кротко кивнув, Иттрий пошел в указанном направлении.
- Удачи, Святой Отец. - крикнул ему вслед добрый человек.
Улочка скоро сузилась, и обещанная розовая вывеска появилась, как и обещали. Вопреки наставлениям, Иттрий название прочитал и, округлив глаза, трижды размашисто перекрестился и, сложив руки на груди, прочитал молитву очищения. Читать было сложно, потому что воина душил смех. Да, место под названием "игрушки для блажи извращенной" определенно требовало вмешательства высших сил.
Поворот направо сулил маленькую улочку, народу на которой вообще практически не было. Иттрий перестал сдерживаться, оторвал глаза от мостовой и стал периодически стрелять взглядом в Раду. Что сказать, ведьма выглядела очень колоритно, и оставить такую тему без комментариев Иттрий точно не мог.
- Нужны подходящие нашему облику имена. О, а я тебе уже придумал. Ты будешь Святая Евфросиния, ну а для меня, твоего духовного покровителя, просто Фросенька. Ха-ха.
Иттрий широко, совсем не по-монашески улыбнулся, весело смотря на Раду и ожидая ответного выстрела. Действительно, ведьма со своими веснушками и попрятанными под колпак волосами выглядела очень по-деревенски, и такую внешность можно было обыграть. Тем более что все равно официальную легенду до сих пор никто не удосужился придумать, и стоило заняться этим хотя бы сейчас, дорога до храма все сокращалась.

Лилия, Арм и Рейнгольд шли позади. Ясно, что им в храме никто кров не предложит, но зайти и осмотреть место обитания их самолично изготовленных "монахов" им бы никто не помешал. Ну а потом они бы тихо-мирно ушли и остановились в какой-нибудь таверне неподалеку. И, кстати, стоило найти ювелира - Лилия прихватила с собой одно из найденных колец со всеобщего позволения, и теперь его надо было продать, потому как с деньгами у компании совсем было туго.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 26-Фев-2013, 20:11:10 | Сообщение # 792    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Раде очень хотелось ответить на колкости Иттрия одним емким жестом, но подобное поведение было явное не подобаемо для монашки, воин это, кажется, понимал отлично, что еще больше его подзадоривало.
Ведьме страшно было на себя даже в зеркало посмотреть. Сложно было представить, на кого она похожа со светлыми глазами и россыпью веснушек на лице.
"Ладно хоть волосы не порыжели" - подумала она и похолодела — а вдруг порыжели, все-таки? Это было бы ужасно. Срочно нужно было проверить, но сделать это сейчас было невозможно, приходилось терпеть. А в храме-то еще и наверняка нет зеркал, ну, в общем, сплошное разочарование.
— Почему же Фросенька? Пусть так и будет: Святая Радость! - попыталась откреститься от прозвища ведьма. Чуяла она, что её еще долго будет оно преследовать.
— Не по божески! - запротестовал Арм, до которого донеслась громкая Радина реплика. Ведьма обернулась, раздраженно скрипнула зубами и с чувством произнесла:
— Да прибудет к тебе Божие просветление, заблудший муж - развернулась и пошла дальше.
— Хорошо, тогда ты отныне Святой Отец Евпатий. Для своих просто и понятно — Петя. Быть посему, да во славу Господа - ответила девушка Иттрию.

Тем временем храм уже был виден. Он и правда был небольшим, но с виду аккуратным. Был там и небольшой огород, и кое-какая скотина, вокруг было чисто аккуратно посажены розовые кусты. Чуть поодаль храм имел невзрачную пристройку, видимо, для нищих, задержавшихся тут, а еще чуть дальше совсем крохотную часовенку для прихожан. И всем было бы очаровательно это место, если бы не религиозный дух, пропитавший все вокруг.
По двору ходили люди в рясах, и простые нищие, не способные платить за постой в прямом смысле этой фразы работали за еду. Вскапывали огород, ухаживали за скотиной, убирали территорию.
Как раз у входа стоял седовласый, коротко стриженный "под горшок" мужчина, облаченный в рясу, мало чем отличающуюся от Иттриевой. Основное отличие заключалось в том, что у него на шее висел довольно богато украшенный крест. Путников он заметил еще на подходе и теперь ожидал их приближения. Рада с Иттрием встретили мужчину поклоном, а тот в свою очередь протянул им руку, украшенную массивными перстнями. Ведьма несколько секунд соображала, зачем это, и едва не пожала монаху руку, но потом опомнилась и коснулась её губами.
— Я рад видеть своего брата и сестру в своем храме. Откуда вы пришли?
— С севера, Святой Отец - ответила Рада, и умолкла под удивленным взглядом монаха. Видимо, говорить простой монашке в присутствии двух Святых Отцов не полагалось.
С этого момента говорил Иттрий. Рассказ получился долгим, но убедительным. Что пришли они с далекого севера, где храм их и деревню при нем разрушили злые налетчики, а те трое несчастных — все, кто остался в живых. И Им некуда идти. И тогда пошли они за святой верой, неустанно молились Господу, и тогда вышли они к Столице, а там-то уж до храма рукой подать.
Монах выслушал брата своего с серьезным лицом, на котором временами проскальзывало сочувствие, окинул внимательным взглядом Лилию, Арма, и особенно Рейнгольда, и как итог пригласил гостей найти временный кров в божьем доме. Он прочем не менее долгую проповедь о том, что любой человек должен стремиться к самостоятельности, и тогда Бог будет с ним. Суть сводилась к тому, что мы вас, конечно, не прогоним, но советуем особенно долго тут не задерживаться, а искать работу.
— Ну а вам я вдвойне рад. В последнее время нам очень не хватает Святых Отцов и монахинь, для вас уже есть дело, исполнять свой святой долг - подытожил монах.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 27-Фев-2013, 00:47:57 | Сообщение # 793    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Предложенное Радой прозвище, которое ассоциировалось у Иттрия с кое-каким непристойным словом, Иттрий принял вполне стойко.
- Петя. Петя. - воин на секунду остановился, дернул бровями, усмехнулся и пошел дальше. - ну ладно.
До храма было уже рукой подать. Путников там приняли вполне радушно, Раду и Иттрия - с радостью, но и остальных не погнали, хотя полунамеками объяснили, что долго их здесь видеть не желают. Арм с Лилией покивали, покивали, сделали скорбные лица - мол, нам идти-то больше все равно некуда - и пошли располагаться в блок для нищих, из интереса пройдясь через храмовое помещение. Рейнгольда пришлось вести за собой за руку, потому что мальчик откровенно таращился на все вокруг, часто замирал у каких-то предметов - ему все было интересно, в храме оборотень был в первый раз жизни. Все тут было таким странным - везде дорогие позолоченные картины, представляющие собой весьма примитивные изображения людей или добрые эпизоды из их жизни, множество свечей, книги на пьедистале, а в одном месте даже стоял - о господи! - стеклянный гроб с настоящим покойником внутри, засушенным и похожим на мумию. И везде ходили люди, молчали, смиренно опустив глаза в пол или тихонько молились, преклонив колени. По всему храму был разлит странный, сладковатый запах - и скоро Рейн понял, откуда: он увидел, как по залу ходит священник и размахивает какой-то дымящей штукой на цепи. Рейнгольду очень интересно стало, не от злых ли духов, вампиров и оборотней это, но подходить и спрашивать у священника благоразумно не стал. Потом как-нибудь узнает.
Пристройка для нищих была рассчитана на небольшое количество людей. Маленький блок был разбит на множество комнат, таких маленьких, что они скорее походили на конуру, чем на комнату. Все, что там было из предметов - это большой сундук для вещей, крышка которого использовалась в качестве кровати, икона со свечей над дверью - и все. Больше ничего. Но зато там было очень чисто, наверное потому что грязи особенно негде скапливаться было.
Жилое помещение для монахов находилось в самом храме и могло разместить в себе больше святых людей, чем могло быть нищих в пристройке. Кельи, однако, были такими же крохотными, и из мебели был один лишь сундук, но зато иконы было целых три. Радовало наличие маленького окошка, выходящего на задний двор с огородом.
Кельи для женщин были слева, для мужчин - справа, так что Раде и Иттрию на время пришлось разбежаться.
Встал вопрос, куда идти дальше. Иттрий не очень хотел приступать к своим новым обязанностям, все же эта их интрига попахивала надувательством, но долго тянуть время все же не стал, разместил у стены сумку с вещами, провел ревизию сундука, в котором нашлись простыня, одеяло и халат для спанья, и больше не задерживался.
Что станет делать монах ,прибыв на новое место службы? Наверное, попробует проникнуться духом этого храма, обойдет "владения", преклонить колено перед мощами. Этим Иттрий и занялся. Он вернулся в главный зал, предназначенный для богослужений, медленно обошел его по периметру, вернулся к центру помещения, где стоял стеклянный гроб. К огромному счастью воина, мумия была подписана именем "святой Фафель", сводя вероятность попасть впросак к минимуму. Иттрий встал на одно колено перед трупом Фафеля, сложил руки в молитвенной позе, касаясь пальцами губ, смиренно прикрыл глаза. Где-то неподалеку бродил встретивший путников монах, и Иттрий надеялся, что он сейчас подойдет и объяснит новенькому местные порядки.

В левой половине храма тем временем тоже дела не стояли. Более того, здесь было куда веселее, чем в мужской половине: если строгие монахи в большинстве своем сидели в своих кельях и молились, то от монашек требовался прикладной физический труд, а трудиться, как известно, веселее вместе. Здесь по коридору монашки в основном ходили парочками, негромко переговаривались, от какой-нибудь молоденькой иногда можно было даже услышать веселый смешок. Более-менее бывалые служительницы господа такие вольности себе не позволяли.
Однако было одно исключение. Впрочем, можно было сделать скидку монахине на то, что она служила церкви вовсе не с детских лет и отречься от мирских удовольствий пока не смогла. Она вообще была странной - очень подвижной, любила говорить в голос, очень часто улыбалась, и - о боже! - любила петь просто так, а не только на служении. Такую странную особу другие монахини, правильные, откровенно сторонились, и даже не хотели жить с ней в одной келье. Впрочем, для последнего были и иные причины.
Дверь в келью хлопнула, и монашка аж подпрыгнула от неожиданности. Торопливо, будто бы прикрывая наготу, она водрузила на голову полагающийся головной убор, подоткнула под него рыжие-рыжие пряди волос и только тогда обернулась.
- Господи, ты послал мне соседку! - с неприкрытой радостью воскликнула она, широко улыбаясь и рассматривая вошедшую в келью незнакомую девушку. Она была примерное ее ровесницей, повыше ростом, имела на лице россыпь веснушек и глаза цвета слабозаваренного чая. Головной убор сидел неровно - видимо, девушка служит Господу совсем недавно, или просто поспешила, одеваясь. - располагайся, твой сундук - у левой стенки. А-яй, неловкая ты однако! Давай помогу.
С этими словами монахиня подскочила к Раде и, не дожидаясь разрешения, поправила ее головной убор. Пока она этим занималась, Рада получила возможность рассмотреть свою соседку. У нее было круглое добродушное лицо, вздернутый носик, тонкие брови, бледная кожа, на которой волею судьбы тоже цвели веснушки, правда куда более скромные, чем Радины - с ведьмой Лилия постаралась на славу. В общем, симпатичной девушку назвать было сложно, но миловидной - вполне. Зато глаза у нее были красивые - не формой, но цветом, зеленые, как изумруды.
- Вот так гораздо лучше. Гляди-ка. - закончив с убором, монахиня подтолкнула Раду к стенке, на которой висело маленькое зеркальце. - ты не болтай особо, что у меня зеркало висит, это в принципе не запрещено, но и не поощряется, а у меня и так репутация не очень. Кстати, маня зовут Дария, но можно и просто - Даша. А тебя как зовут? Откуда ты прибыла? Ты извини, что я не могу посидеть с тобой, поговорить, чаю налить - а водички кстати можешь и сама налить, у меня банка и посуда за сундуком припрятаны, пользуйся на здоровье. Мне убегать пора, храм к вечерней службе подготовить - свечки новые поставить, страницы нужные для Батюшки найти, пол протереть, еще чего по мелочам. До вечера целого меня не будет, работы много, и на службу я должна остаться, а уж потом я тебя привечаю, как полагается.
Не прерывая словесного потока, Дария поспешно завершала свой туалет - одежу поправила, поаккуратнее убрала под убор волосы, даже носик слегка напудрила. Но вот с этими мелочами было покончено, и монахиня не побежала - аж полетела к дверям, но на пороге остановилась, полуобернулась.
- Добро пожаловать, и хорошо тебе устроиться, эээ... - "эээ" Даша протянула очень красноречиво. Имя своей соседки и ее место рождения она все еще хотела узнать.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 27-Фев-2013, 22:44:53 | Сообщение # 794    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада даже в самых страшных кошмарах не могла предположить, что её ожидает за дверями кельи, к которой её привели. Стоило ей войти в комнату, на неё тут же обрушился поток эмоций и слов незнакомой монахини.Ведьма даже обернулась, в надежде, что её на самом деле хотели поселить в другой келье, но ошиблись, но судя потому, как быстро захлопнулась за провожающей дверь, девушка поняла — не ошиблись.
Незнакомая монахиня являла собой всё, что терпеть не могла ведьма. Они еще даже не были знакомы, а та уже вывалила на Раду такой поток информации, что у ведьмы закружилась голова. Она, конечно, не сомневалась в том, что от пребывания в храме будет далеко не в восторге, но и не подозревала, что так скоро захочет отсюда сбежать.
Рыжеволосая, казалось, была сплошным сгустком энергии. Складывалось ощущение, что говорить она перестанет только тогда, когда у нее отвалиться язык, а бегать и суетиться тогда, когда у нее мышцы атрофируются.
Одно было безусловно хорошо — Дария, как она представилась, собиралась уходить, и Рада надеялась, что в подготовке к вечерней службе на нее свалиться массивный светильник с потолка и дарует всем местным обитателям истинное счастье. Рада даже заулыбалась от такой мысли, и начала мягко подталкивать монахиню к двери, пока та не прервала её попытки вопросом:
- Добро пожаловать, и хорошо тебе устроиться, эээ... - спросила Даша.
— Рада-Рада - на автомате отмахнулась ведьма, но вовремя заметила, как Дария удивленно смотрит на неё и уже набирает воздуха в грудь, чтобы разразиться пулеметной очередью новых слов.
— Рада знакомству! - заулыбалась ведьма, продолжая подталкивать девушку к двери — А зовут меня...ээ...Ефросиния - выпалила девушка, мысленно проклиная Иттрия — А теперь давай, скорее-скорее, там без тебя не смогут справиться! - ведьма уже просто бесцеремонно вытолкала Дарию за порог, захлопнула дверь, прижавшись к ней спиной, но услыхав удаляющиеся шаги расслабленно выдохнула и сползла по двери вниз.

Дария, находясь в приподнятом настроении из-за недавнего события быстро двигалась по храму, едва сдерживаясь, чтобы не начать припрыгивать. Под нос себе она по обыкновению бурчала какую-то задорную детскую песенку, и шла так до тех пор, пока не столкнулась в забытьи с Батюшкой храма.
— Ой! Ах, апростите меня, Святой Отец, не искупить мне оплошность свою, я буду молиться всю ночь нашему Богу, чтобы он покарал меня... - упав на колени начала причитать Даша. Святой Отец, осознав, кто перед ним. сперва немного запаниковал, но после расслабился.
— Встать, сестра. Будь внимательнее впредь - терпеливо рёк он.
— А я вообще-то вас и ищу - засияла Даша, не различив, как во взгляде Батюшки снова мелькнуло лёгкое опасение.
— Меня? А зачем же?
— Помогать иду. готовиться к вечерней службе!
— Ах, что ж похвально... - обреченно начала Святой Отец затравленно осматриваясь, но на удачу взгляд его наткнулся на новоприбывшего монаха, который сейчас молился у хрустального гроба.
— А знаешь, мы справимся сами. Для тебя у меня есть более важное задание - Святой Отец наклонился к Дарии и заговорил чуть тише. Та сперва замерла, внимательно слушая, а потом так просияла, что едва ли не захлопала в ладоши.

— Здравствуйте, Святой Отец - молитву Иттрия прервал приглушенный девичий голосок — Я Дария. Меня послали к вам в помощь, мне велено показать вам все в этом храме. Идёмте же - Дария не особенно церемонясь схватила Иттрия под локоть и потащила за собой, заметив осуждающие взгляды коллег отцепившись от руки воина. Начать она решила с самого дальнего двора, а потому повела Иттрия прямиком на часовню.
— Вот тут наша часовня. Каждое воскресенье Батюшка читает тут проповеди, иногда к нему приходят горожане. В остальное время люди приходят сюда, чтобы побыть наедине с Богом. А как вас зовут? А откуда Вы пришли? - не прекращая тараторила Даша, стараясь поглубже заглянуть в лицо нового монаха. Иттрий приглянулся ей сразу, было в его фигуре что-то такое, слегка не монашеское, что возбуждало в рыжеволосой интерес. Теперь же, когда ей удалось разглядеть его получше, она едва сдерживалась от кокетливых смешков, но зато точно не могла контролировать аппетитный румянец, заливающий её щеки, и совсем не смиренные взгляды, бросаемые на Иттрия.

— Кыш пошел! А ну, уходи, кому говорю! - одна из монахинь безуспешно пыталась отогнать метлой очень крупного черного паса, который игриво прыгал вокруг неё и таскал её за край рясы. Грог немного поотстал от компании, засмотревшись на прекрасный, породистых сук бернской овчарки, которых какой-то парень продавал на базаре. Вскоре он нагнал компанию, но упустить случая погонять монашек просто не мог.
— Простите, это наш пёс. Бродяга, прибился к нам, вот теперь таскается - объяснил на счастье подоспевший Арм, оттаскивающий Грога за шкирку.
— А что ж он невоспитанный такой? Никак всех кур у нас перегрызет, чудище зубастое! - справедливо возмущалась монашка.
— Нет, он добрый. Вам нужен сторож? Он будет охранять - предложил крестьянин. Монахиня вздохнула, еще раз посмотрела на умилительную мордаху пса и сдалась.
— Там, на заднем дворе конура осталась от прошлого пса. Там же и цепь - Арм кивнул и повел Грога по указанному направлению.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 28-Фев-2013, 00:19:10 | Сообщение # 795    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Какое-то время Иттрий вообще не понимал, что происходит, в каком измерении он находится и не крепкой ли наркотой окуривают храм вместо ладана. Развивающиеся события явно не могли происходить в реальном мире.
Вначале звонкий девичий голосок довольно бесцеремонно прервал "молитву" новоиспеченного монаха. Иттрий даже среагировать не успел, как обладательница этого голоска схватила его за локоть, рывком поставила на ноги и потащила за собой. Впрочем, конвой длился недолго, заметив удивленные и осуждающие взгляды коллег, бойкая монашка отпустила его руку и просто засеменила рядом, продолжая тараторить.
Ах, если бы на этом дело ограничилось. Монашка, назвавшаяся Дарией, буквально поедала Иттрия глазами - не сводила с него сияющего взгляда, румянилась, один раз даже на носочках потянулась, чтобы его лицо получше разглядеть.
"Да что происходит, черт побери?!" - потоки информации проходили сквозь Иттрия, он был совершенно дезориентирован. Это что, бордель или все-таки храм? Что за странное внимание к его персоне? Уже несколько лет Иттрий перестал ловить на себе заинтересованные женские взгляды, приобретя тяжелое и мрачное амплуа после одного прискорбного события, и от внимания со стороны успел отвыкнуть. И надо же такому случиться, что после этих лет он вдруг заинтересовал женщину, надев рясу и находясь в храме в облике монаха?! И да, женщина тоже была монахиней. Да какая там женщина, молодая девушка - еще одно удивляющее обстоятельство, все же обычно люди в делах любовных отдают свое внимание более-менее сверстникам. Ко всем этим рассуждениям Иттрий Раду не относил, ведь они подарили друг другу симпатию отнюдь не с первого взгляда. А эта, как ее, Дария, прямо прыгает вокруг и светится. Больше всего на свете Иттрию сейчас хотелось под землю провалиться от неловкости - что делать в такой ситуации он даже и не представлял. Ну зачем ему сдалась эта Дария (хотя чисто по-мужски Иттрий не мог не оценить ее высокую, не сказать чтобы маленькую грудь), как от нее помягче отвязаться? Ряса монаха сильно осложняла дело, запрещая высказаться напрямик. И еще Дария, к сожалению, выполняла очень нужную работу, а именно знакомила его с храмом. Ну, по крайней мере водила по его территории, а ее слова Иттрий смог начать слушать только сейчас.
- Вы слушаете меня, Святой Отец? - в голосе Дарии явственно звучала обида, - я уже третий раз пытаюсь узнать ваше имя. Если вы дали обет молчания, то хотя бы головой кивните.
Очень хотелось так и сделать, но к сожалению как минимум один монах в этом храме уже знал, что подобного обета Иттрий не имеет.
- Отец Евпатий. - представился выдуманным Радой псевдонимом Иттрий. Дария аж просветлела и снова засияла улыбкой, услышав долгожданный ответ.
- Очень приятно, слушайте дальше. - затараторила монашка дальше. - здесь у нас скотный двор. Каждое утро монахини...
Это длилось долго, и даже успело стемнеть. Дария таскала Иттрия по всей территории храма, тараторила без умолку, ну а Иттрий больше всего на свете хотел удалиться в свою келью, сжаться к клубок, накрыть голову подушкой и больше ничего и никогда не слышать. Раньше воин даже представить себе не мог, насколько может утомить неугомонная болтовня. Хотя нельзя сказать, что время было потрачено впустую - ценой ужасных мучений Иттрий узнал о распорядках храма и расположениях жизненно важных мест, таких как столовая и туалет. Зачитала Дария так же и время служб, которые Иттрий постарался запомнить.
Колокол, созывающий на вечернюю службу, для Иттрия был колоколом освобождения. Нет, Дария его не оставила и всю службу простояла рядом, но хотя бы молчала. Все время службы Иттрий стоял на коленях чуть в стороне от прихожан и молился - действительно молился о тишине, покое и о том, чтобы Дария исчезла. Едва священник пропел последние слова, как воин смешался с толпой и улизнул к себе в келью. Отдыхать сегодня он мог с полным правом, ну а завтра - на утреннюю службу, а после уже и прихожан принимать в личном порядке.

Заметив исчезновение новенького, Дария не сильно огорчилась. Не испарился же он, ну а у нее еще имеется еще одно очень интересное дело, а именно знакомство в соседкой.
Новые сплетни Даша вывалила Раде прямо с порога.
- О, привет, все сидишь тут? - задав вопрос вежливости, Дария начала щедро делиться своими впечатлениями, - а я сегодня с монахом новеньким познакомилась. Евпатием кличут. Ты его уже видела? Ну, если видела, то точно поймешь о ком речь. Все наши - уоооо! - с басовитым ревом Даша очертила перед собой большое пузо, - по большей части кушают и в кельях сидят, а этот наверное путешествует много, фигура у него получше любого местного будет. На лицо вроде тоже ничего... Хотя бороду я б ему подкрасила, и волосы быть может тоже. Он такой набожный, ты даже не представляешь! Все время молится, и одухотворенно так, искренне. За весь день только два-три слова сказал, все больше слушал меня и о вечном думал, иногда печально так на меня смотрел - за весь мир наверное душой болеет, такой добрый.
На Раду Дария во время своего монолога не смотрела, и видимо к лучшему. Переодевшись в спальный халат, монашка сидела вполоборота на сундуке и яро расчесывала волосы щербатой расческой, не переставая говорить ни на секунду.
- Он мне очень напомнил Святого Архиппа. Он тоже был очень набожным и тихим. Все молился себе в келье, не разговаривал ни с кем, а потом - раз! - и помер. Оказалось, затащила его Манька в постель, не смог свою плоть Архипп сдержать и после двадцатилетнего воздержания попробовал накрыть девицу, да сердце у него не выдержало, Боженька увидел вовремя безобразие и покарал. Маньку за это из монашек отлучили, так она чисто назло всем в бордель подалась и часто приходит сюда, к храму, клиентов ловить. Увидишь белесую синеглазую девку в коротком кожаном платице - так вот это она. И ведь ходят к ней из храма люди, шлюхи порою утешить лучше могут, чем слово святое... Ух, грех-то какой, прости Господи.
На Раду вывалилось еще несколько подобных сплетен о неизвестных ей людях, прежде чем Дария наконец перевела дыхание.
- Что-то я все о храме да о храме. - улыбнулась она. Сложно было назвать сплетни разговорами о божьем доме, но Дарию это вовсе не смутило. - а что же ты, Фросечка? Ты ведь недавно себя Господу на служение отдала, да? А почему?
Наконец наступила блаженная тишина. Видимо, Раде не оставалось ничего другого, кроме как либо слушать, либо говорить самой. Можно было впрочем сослаться на сон, и последнего варианта Даша побаивалась - понимала, что человеку с дороги болтать много вряд ли захочется, но все равно ничего с собой поделать не могла.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 53 из 93«1251525354559293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк