[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 56 из 93«1254555657589293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Вторник, 05-Мар-2013, 18:28:35 | Сообщение # 826    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 05-Мар-2013, 19:08:34

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Давай спросим у Грога - улыбнулась ведьма. Сразу навещать пса не стали, дождались, когда все вокруг утихнет и уснёт, во избежании риска быть замеченными.
Где отыскать друга Рада знала, тот за заднем дворе постигал все прелести жизни домашней собаки. По началу он был даже рад: его три раза в день кормили, принося ему большую миску наваристой каши с мясом, а все остальное время особенно никто его не трогал. Грог своими размерами внушал невольный страх, и даже любящий собак человек слегка опасался просто так подходить к нему. Охранять на территории храма было ровным счетом нечего. Пёс вообще не представлял, что тут может такого произойти, чтобы можно было действительно придавать этому значение. А просто так гавкать без повода и без Грог считал ниже своего достоинства.
Метаморф учуял приближение Рады и Иттрия еще когда они не появились из-за поворота, лениво выполз из будки и потянулся, позвякивая цепью, слабо завиляв хвостом, когда друзья предстали пред его очами.
— А я уж думал, что вы про меня забыли - с лёгким укором сказал он, хотя на самом деле вовсе так не думал, но за все время нахождения внутри стен храма никто из компании к нему даже не подошел. Нельзя сказать, что пёс обиделся, но сказать об этом считал необходимым. Рада сделала вид, что ей стыдно и потрепала пса по мохнатой голове, и Грог ей сразу все простил.
В суть дела он вник сразу, не выказывая внешне беспокойства по поводу пропажи Арма. К тому же, был очень рад возможности наконец-то размять лапы, не говоря уже о немалой заинтересованности в спасении нерадивого, но доброго друга.
Решив не откладывать это дело в долгий ящик, ведьма отстегнула цепь и все трое отправились на рыночную площадь. Начинать поиски следовало оттуда. Никто точно не знал, в какой части базарной площади это произошло, но Грог быстро сориентировался, уверенно ведя товарищей вдоль прилавков, иногда останавливаясь. Вскоре он вышел к той самой скамье, где произошла драка, и где, о счастье, еще остались следы крови. Ориентируясь на запах крови взять след было еще проще, и Грог не торопясь потрусил вдоль площади, пройдя немного, остановился, поднял голову и навострил уши.
— Не ходите за мной. По городу ходит стража, вы оба будете выглядеть подозрительно среди ночи, идущие к вполне конкретному месту. Идите обратно, я скоро вернусь - пёс продолжил путь, не оборачиваясь. Раде как всегда не хотелось отпускать друга одного, но замечание было здравое — бегущая по своим делам бродячая собака привлекает к себе намного меньше внимания, чем два священослужителя посреди ночи.
Рада с Иттрием вернулись обратно в храм и стали ждать пса возле его будки, по большей части сохраняя молчание. Каждый находился в схожих, но тяжелых раздумьях.

Грог вернулся к утру, когда небо на горизонте уже посерело и солнце вот-вот должно было показаться. Рада успела задремать на плече Иттрия, но сразу проснулась, только услышала характерное собачье дыхание. Выглядел пёс вполне довольным прошедшим ночным шпионажем. Он сперва выпил много воды, а затем сел напротив друзей, высунув язык. Молча.
— Ну? - нетерпеливо спросила ведьма. Пёс с удовольствием выдержал некоторую паузу.
— Нашёл - ответил он кивнув головой — Но там держат не только Арма. И место само по себе странное. Это больше всего похоже на темницу, находящуюся в подземелье. Расположена она на окраине города, у самых стен. Насколько я понял, там же неподалеку есть еще один выход из Столицы, о котором мало кому известно - больше Грогу ничего не узнать особенно не удалось. Он лишь сообщил, что Арм совершенно точно пока жив, как и остальные человек сорок, заключенных в этом месте. У входа стоит стража из двух человек. Вероятно, ставить больше людей не имеет смысла, поскольку об этом месте знают только те, кто должен знать.
— И еще кое что. Я уже собирался уходить, как услышал, о чем говорят стражники. Вы не поверите, они ждут прихода священника. Я не понял зачем, но примерно предполагаю. Завтра днём священник должен должен быть там, и насколько я понял из разговора, священник этот, один и тот же, ходит туда постоянно. Думаю, поиски языка в любом случае проще начать среди наших. Кто может в этом помочь? - Рада с Иттрием переглянулись и их головы одновременно посетила одна и та же мысль.
— Дария - вместе произнесли они.
Таким образом, пребывание путников в храме подходило к концу. Оставалось предупредить Рейна и Лилию, поговорить с Дарией, скрывать перед которой свои личины уже не имело особенного смысла. Наверняка она и так уже догадывалась, что что-то тут нечисто. Однако, лишняя осторожность не помешает. В противном случае, можно было опоить девушку после разговора простым сонным зельем, добавив в него немного травы забвения. Та обладала легким наркотическим эффектом, но зато гарантировала полное очищение памяти и сознание. Возможно, Даше это бы только на пользу пошло.
Если друзьям повезет, то подставного монаха они возьмут уже сегодня, а завтра смогу вызволить Арма. С другой стороны, им не могло не повезти, выбора у них все равно не было.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 06-Мар-2013, 04:13:03 | Сообщение # 827    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Дария действительно не обрадовалась, когда к ней в келью вошла Рада, в упор разглядывая монашку. Никак, новые вопросы. Еще больше ей не понравилось, когда следом за Радой вошел Иттрий. Мужчина - в женской келье! Какое безобразие! Но с другой стороны, это не просто какой-то там мужчина... Дария вымученно улыбнулась и ему, и своей соседке.
- Вы не ночевали в храме. - не спросила, а утвердила она. - пытались парнишку того найти? И как?
Иттрий неопределенно пожал плечами.
- Придумали ко мне новые вопросы? - хмыкнула монашка, - я про Арма больше ничего не знаю. И теперь моя очередь спрашивать. Почему это вы оба, вместе, его так усердно разыскиваете?
Слово "вместе" девушка выделила особой интонацией, что Иттрия несколько покоробило. Какое ей дело?
- Ты могла бы заметить, что мы все появились в этом храме в один день. Я, Ра... Евфросиния, и Арм. - если Дария и заметила оговорку, то не подала виду. А она заметила, и утвердилась в мысли, что с новыми монахами тут не чисто. У соседки нашлось наверняка ворованное кольцо, "Святой отец" пропускает половину служб и гуляет где-то по ночам - эти люди явно не те, за кого себя выдают.
Дария не тараторила и не смеялась, а недовольно хмурилась, думая, что с этим знанием теперь делать.
- Вы здесь надолго? - наконец спросила она.
- Надеюсь, что нет. - не стал лукавить Иттрий, - нам нужна твоя помощь, Даша. Арм - наш друг, и похоже он вляпался в очень нехорошую историю.
Не симпатизируй Дария Иттрию, она бы ушла куда-нибудь и с этими двумя больше не общалась, и кто знает, что бы пришлось сделать Раде и Иттрию, чтобы быть уверенными, что та на них не донесет. Однако простодушная девушка пошла на контакт, надеясь хоть мимолетно завоевать расположение понравившегося ей мужчине. Знала, что потом, когда он исчезнет, будет долго мучиться совестью и замаливать грехи, но все равно решила помочь.
- Попробую. - неуверенно сказала она.
- Либо в нашем храме, либо в одном из ближайших есть монах, который слишком близко сошелся со стражниками. - Иттрий сразу начал говорить о деле, на печаль Дарии обойдясь без сантиментов, - этот монах регулярно ходит в какое-то здание, расположенное у самой стены, и делает это не с согласования церковного руководства. Есть подозрения, кто это может быть?
Регулярные отлучки кого-то из жителей храма острый глаз Дарии отметил бы точно, однако здесь ничего такого не происходило. Вообще коллектив был беден на сплетни, и охочей до них девушки приходилось черпать грязные подробности о жизни святых от своей подружки из соседнего храма, такой же молодой и сующий во все щели нос даме. Вот подружке жилось куда интереснее - у них там и Батюшка регулярно совокуплялся с молоденькими монахами, и настоятельница ругалась грязными словами, когда голуби гадили на статуи, и одна новенькая приспешница каждую ночь бегала погулять. И еще множество менее острых событий, среди которых было и то, которое могло оказаться полезным для Евпатия и Фроси... или как же их зовут на самом деле?
- Есть подозрения. - кивнула Дария, - отлучки происходят не из нашего храма совершенно точно. Из ближайших у меня есть только один кандидат, не помню точно его имени, то ли Дий, то ли Дим. Знаете храм Святого Крещения? - когда Рада и Иттрий покачали головами, Дария довольно четко обрисовала его местоположение и продолжила. - так вот этот Дим-Дий оттуда. Он вообще ни с кем не общается, у прихожан популярностью не пользуется, голос его раз в год кто слышит. Все чаще в келье своей сидит, или в библиотеке книги святые переписывает, за что храм его очень уважает. И недавно, может с месяц как, он действительно начал шастать куда-то с завидной регулярностью. Часа на два уходил, и никому не говорил, куда. Мы с подругой поначалу думали, что он книгами начал из-под полы торговать, но теперь я так не считаю. Никаких других историй про уходящих вникуда монахов не знаю.
- Этот подходит. - кивнул Иттрий. Сроки начала побегов подходят, место обитания подходит, да много ли еще надо. - ты нам здорово помогла.
Лицо Дарии украсила новая вымученная улыбка.
Однако реальных поводов для доверия она не давала, и для обсуждения своих планов Рада и Иттрий вышли в коридор.
- Надо выманить книжного червя сегодня на прогулку. - предложил Иттрий, - к вечеру ближе, чтобы на улицах народу лишнего не шастало. На что его вытащить - тут уже надо изощриться, но Рада, я в тебя свято верю, придумаешь ему вкусную сказочку. По описанию Дарии, чтобы попасть в храм нашего монаха, нам надо пройти через какой-то парк, и это вселяет определенного рода надежды. Позовешь того монаха к нам в гости для чего-нибудь, проведешь через парк, а я там буду его поджидать и оглушу - это без проблем. Проблемы после будут, куда и как везти тело. Отсюда где-то в получасе ходьбы промышленный квартал, один из самых нищих районов, там множество заброшенных домов, в одном из которых можно устроиться с нашим языком. Как его нести туда? Мм, угон тачки монастырь нам простит? Можно повезти его, как мешок с углем, но на время придется сменить рясы на чернорабочие наряды. Как мне не нравится новый цирковой фокус... Может, у тебя есть идеи получше, Рада? И еще одно. Как думаешь, что нам делать с Дарией? Не хотел бы я, чтобы она имела шансы донести на нас.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 06-Мар-2013, 16:09:10 | Сообщение # 828    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Фраза "Рада. я в тебя верю" всегда звучит очень настораживающие. Как это она, интересно, будет выманивать подставного священника их храма? Что ей, соблазнять его? Или может просто не церемонясь двинуть дубинкой по голове, и никаких проблем. В любом случае, на неё уже повесили эту обязанность, и хочешь не хочешь, а нужно было что-то придумывать. Не менее важным был вопрос, а как она вообще узнает этого священника, если в лицо его никогда не видела? Более того, даже имя его точно не было известно, Дария путалась, вспоминая его. Проще говоря, ситуация снова радовала своей понятностью и простотой исполнения. Впрочем, одна идея возникла.
— Дария говорила, что он уходит из храма по утрам? Если так, то мы можем просто подкараулить его, по пути к месту скрутить его, а там уже допросить и решить, что делать дальше. У нас будет мало времени, но, Иттрий, я верю, что ты справишься с допросом в самый короткий срок - язвительно отозвалась ведьма — Остается надеяться, что там никто не хватиться небольшой задержки святого отца, позже это можно будет каким-то образом объяснить, если мы сами туда пойдём. Что касается Дарии... - ведьма ненадолго задумалась - Я бы, конечно, предложила её убить, чтобы наверняка, но это слишком привлечет внимание. Можно подмешать ей в чай зелья. Она будет долго спать, а проснувшись ничего не будет помнить. В смысле, ничего из событий последних дней. Ещё её, конечно, можно подвергнуть гипнозу, но я такой техникой не владею. Ты, случаем, не умеешь людей гипнотизировать? Сомневаюсь, хотя было бы кстати. Надо поговорить с Лилией! - Рада не стала ждать, отправилась сразу в пристройку, найти Лилию и Арма. Оба вышли, и теперь все четверо отошли подальше от чужих глаз, стараясь внимания к себе не привлекать. Разговор вышел коротким. Было ясно, что в храм друзья уже больше не вернуться, а потому следовало собрать вещи и позже встретиться в условленном месте, при этом постараться уйти как можно тише, предварительно опоив Дарию. С этим ведьма и сама могла справиться. Лилия поделилась с ней необходимой травкой, оставалось только смешать её с уже имеющимся зельем. А дальше дело техники — подлить это в чай и дождаться, когда Дария это выпьет. Даша себя ждать не заставила. Рада еще в первый день запомнила, как любит монашка гонять чаи в неположенное время. На сей раз Рада сама вызвалась сделать чаю.
Когда Дария уснула, ведьма собрала сумку и выскользнула из кельи. По пути отцепив Грога, направилась в сторону аллеи, где её уже должны были ожидать.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 06-Мар-2013, 19:20:54 | Сообщение # 829    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Раду и ожидали, и первым делом Иттрий высказал ей давно вертевшиеся в голове возражения.
- О варианте поймать монаха по пути на "работу" я думал, но всерьез не рассматривал. Смотри, вот мы его хватаем - если повезет, то его, а не решившего прогуляться как не не надо монаха. И вот мы с ним в парке. Не будем же мы его прямо там пытать, верно? По словам Грога он ходит на работу днем, днем даже в парке люди гуляют. Допустим, удастся отыскать какой-нибудь овражек, где нас навряд ли увидят. Но и это не поможет - священник же от пыток наверняка орать будет. И ничего мы с этим не сделаем, не язык же его вырывать, он все равно сможет мычать, и вообще его язык нам очень нужен... Допустим, мы все-таки найдем чудесное место, где мы сможем пытать человека среди бела дня. Это надо будет уходить куда-нибудь на окраину, к пустырям, что не близко. Час туда, час обратно, плюс время на пытки - ты думаешь, такую большую задержку никто не сочтет подозрительной? Слишком много "довольно" в таком варианте развития событий. Рассмотрим мой вариант. Ты идешь в храм нашего монаха, пробуешь его отыскать. Не думаю, что это сложно - угрюмый, нелюдимый, при том уважаемый человек и все время торчит в библиотеке, переписывает книги. Подозреваю, такая личность уникальна и на нее тебе укажет любой обитатель храма. Даже примерное имя у нас есть, если что, чтобы сверить и удостовериться. Допустим все так, монаха ты находишь и завлекаешь. Я же не соблазнять его прошу, а придумать удобоваримую легенду, зачем ему надо в наш храм. Ну не знаю, раз он так любит книги, можно сказать про пострадавшую ночью часовню и выдумать плавающие в воде реликтовые книги, которые надо срочно спасти, подсластить ему уши и сказать что лучше умельца в этом деле нет, книги слишком ценные для проходимцев, они очень важны Господу, бла-бла, думаю от таких речей ни один книжник не устоит. Идете вы вечером - вечером! - в парк, когда безлюдно, и только я за деревом и с тележкой наизготове. У нас будет целая ночь, чтобы пытать его, и еще время, чтобы подготовиться самим, переодеться, и чинно, неспешно, вовремя отправиться на дело. Ну кто мне скажет, что этот вариант хуже или сложнее первого?! Почему я прошу тебя, Рада, поучаствовать - потому что я не могу сделать это сам. В нашей религии увы абсолютный патриархат, и никто не пошлет святого отца за мастером-книжником, а вот монашка не вызовет никаких подозрений. Даже если бы он ничего не заподозрил и спокойной со мной пошел, то мне странным видится сначала быть с ним в рясе, потом бить его по голове, потом спешно переодеваться в рабочего, пихать в телегу рясу под оглушенное тело и вот так ехать до промышленной зоны.
Рейнгольда не особенно интересовало, как именно Иттрий и Рада поймают монаха, его куда больше интересовало участие в деле его самого, о чем он тут же и справился, едва Иттрий закончил говорить.
- Ну а я как? Вы говорили, и мне в деле место найдется.
- Да, Рейн. - отозвался Иттрий, не сводя при этом выжидательного взгляда с Рады, надеясь, что та все-таки согласится с ним. - ты понадобишься, когда мы уже пойдем за Армом. На кофейной гуще гадать не надо, и так ясно, что прорываться из тюрьмы с Армом придется с боем. Будешь стоять на стреме, пока мы внутри, чтобы никакого подкрепления не подошло. А нам внутри совсем туго придется... мы позовем.
Рейнгольд кивнул со всей серьезностью.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 08-Мар-2013, 02:15:46 | Сообщение # 830    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 10-Мар-2013, 05:23:40

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Хорошо-хорошо, мне все предельно ясно и понятно - спорить Рада в самом деле не видела смысла, Иттрий всё был куда опытнее чем она в подобного толка вопросах. В конце концов, похищать людей Раде до того никогда не приходилось, а потому она не особенно верила в то, что у нее вообще что-то получится. Но должно было получиться любой ценой, Арма надо было как-то вытаскивать, и желательно так, чтобы пролить как можно меньше крови и самим при этом не попасться. Уж местная страда вряд ли упустит возможность словить их и представить на суд злобному новоиспеченному правителю.
До вечера было еще немного времени, как раз для того, чтобы продумать все детали. Ведьме следовало отвести монаха чуть подальше в парк, где под раскидистым дубом, в тени от лишних глаз он и будет настигнут Иттрием. Задача, вроде, не такая уж и сложная. Находящегося без сознания монаха нужно было отволочь в тот самый промышленный район и заперевшись в каком-то подвале немного на него надавить.
Как начало темнеть Рада, получив последние инструкции, направилась в храм Святого Крещения. Пройти внутрь труда не составило, хоть на неё и поглядывали так, словно как раз пытаются понять, знакома им конопатая монахиня или нет. Ведьма отыскала взглядом Святого отца с массивным, явно драгоценным крестом на массивной цепи на шее.
— Здравствуйте, Святой Отец - ведьма чуть склонилась, смиренно пряча взгляд и дожидаясь, когда монах обратит на неё внимание. Протянутая рука, унизанная перстнями была нужным знаком.
— Что тебе нужно, сестра? Ты не из нашего храма.
— Да, я пришла отыскать Отца Дия.. - Рада сделала паузу, наблюдая за реакцией. Священник слегка непонимающе нахмурился.
— То есть, Диса, или...
— Ах, так тебе нужен Отец Дик! - догадался оплот духовенства.
— Да, именно он - рассеянно улыбнулась ведьма — Где мне можно его отыскать?
Священник емко и лаконично объяснил ведьме, как она может пройти к библиотеке и на прощание ободряюще улыбнувшись ей, скрылся, удаляясь по делам. Не забыл, конечно, напомнить ей про вечернюю службу на которой она непременно должна побывать.
Библиотеку девушка отыскала без труда. Она была весьма обширной, заставленной стеллажами и длинными дубовыми столами. В глубине слышался шелест страниц, чье-то сосредоточенное сопение и тихий поскрёб пера по шершавой бумаге. За одним из дальних столов, ссутулившись сидел монах в темно-коричневой рясе. Голова его была украшена короткими, стриженными " под горшок" темно-каштановыми волосами Лица пока не было видно, но то, что монах довольно молод было заметно.
— Отец Дик? - тихо окликнула ведьма. Тот поднял голову и Рада увидела неестественного, бледно-голубого цвета глаза. Лицо монаха было украшено шрамом касающегося уголка губ и изуродовавшим всю правую щеку, похоже, давним ожогом. Взгляд был внимательный, цепкий, монах был явно недоволен тем, что его потревожили. Да и вообще, откровенного говоря, лицо его совсем не отражало высокой духовности и веры в Бога.
— Чего тебе, сестра? - спросил он сиплым голосом.
— Я пришла к вам из соседнего храма, меня послали за помощью. Из-за налетевшего урагана вчера пострадала некоторая часть зданий и того, что находилось в них. Вот и некоторые Священные писания теперь находятся при смерти. Только вы сумеете нам помочь - Рада заметила как монах заинтересовался и немного заколебался. В задумчивости он даже отложил перо, побарабанил пальцами по столу, но потом снова взял перо в руки.
— У меня нет на это времени, завтра утром мне предстоит заняться своими обязанностями. Боюсь, что я не сумею вам помочь - с этими словами Святой Дик, будто бы поставив точку, вновь уткнулся в книгу.
— Но как же так! - картинно ужаснулась ведьма — Вас так ждут там, что же, ничего святого в вас нет? Прошу вас, просто пойдемте со мной, быть может, вы сумеете хоть что-то сделать. Ну, или скажете, что Святые писания уже не спасти, и тогда нам всем предстоит долго вымаливать у Господа прощения.
Взглянув на Раду священник будто бы понял, что просто так она не уйдёт.
— Вы сможете обеспечить мне лошадь или телегу завтра утру?
— Конечно, вы никуда не опоздаете.
Рада ожидала, что святой отец будет долго собираться, быть может, зайдёт в келье, но нет, все необходимое у него было при себе. Он молча покидал все нужное в холщовый мешок и направился прочь их храма, Рада только поспешила за ним. Проходя по парку Святой Дик явно сворачивал с нужной ведьме дороге, и таким образом миновал бы роковой дуб.
— Святой Дик, ту дорогу затопило, испачкаете рясу. Давайте пройдём здесь? - ведьма пригласительным жестом указала на узкую, выложенную камнем тропинку. В десяти метров вдоль нее и находилось то вековое дерево с толстым стволом, где её и должен был ожидать воин. Спорить Дик не стал, однако развил такую пешую скорость, что разом ломал все планы.
— Ой! громко вскрикнула ведьма, немного согнувшись и приподняв правую ногу. Священник обернулся.
— Что случилось?
— Я кажется подвернула ногу...Святой отец, помогите мне дойти до скамьи, она под деревом. Это не займет и пяти минут, я только перетяну сустав - Священник быстро понял, что куда проще будет действительно помочь неуклюжей монахине, чем добираться с ней хромой, что отнимет гораздо больше времени. Больше делая вид, чем помогая на самом деле Дик помог Рада зайти под обширную тень дуба и подвёл её к самому стволу, где в самом деле стояла небольшая скамья.
— Ну, давай скорее - поторопил он.
— Терпение, Святой отец, немного терпения - нараспев отозвалась ведьма, ожидая только выхода воина.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 08-Мар-2013, 22:29:24 | Сообщение # 831    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий появился ровно тогда, когда ему было положено, бесшумной тенью вырос за Святым Диком и от души ударил его кулаком по голове - в твердую кость, чтобы не убить, но оглушить. Монах послушно свалился на землю и никакой активности больше не подавал. Иттрий довольно грубо затолкал бесчувственное тело в телегу, для чего его пришлось сложить его в даже глазу неприятную позу, и накрыл грязным мешком из-под картошки. Иттрий, к слову, сам сейчас выглядел под стать мешку, облачившись в рабочую рваную одежду, неумело собрав волосы в небрежный хвост, и то ли в порыве вдохновения, то ли просто нечаянно затер одну щеку грязью, которая судя по всему происходила от того же самого картофельного мешка.
И слава всем богам, что Иттрий не побрезговал маскарадом, поскольку на пути компания столкнулась с ночным патрулем. Повезло, что до промышленного квартала оставалось уже недалеко.
- Вы что по ночам шастаете? - очень хмуро спросил страж, которого группа отослала проведать подозрительную парочку с телегой. - что, дня для работы мало?
- Мало. - Иттрий устремил взгляд на мостовую. Сейчас очень уместно было бы обращение господин, но назвать так обыкновенного патрульного у бывшей "тени" просто язык не поворачивался. - хозяин сроку нам дал до завтрего, а мы... того... самогону достали, ну и работа встала. Опять плетьми быть нас будет... Вот ночью и решили мы наверстать. Я уголь вожу для растопки, Аш ткани кипятит...
Может, и зря Иттрий так чурался актерского ремесла, окающий и гыкающий рабоче-крестьянский говор у него получился на ура. Стражник даже проверять не стал, правда ли у "рабочего" в телеге уголь, и счастье огромное, что не стал. Стражник был в кольчуге и не один, а у Иттрия был только кинжал и пара ножей, ну и Рада как оружие массового поражения, чью ведьминскую суть в Столице проявлять было никак нельзя, это ведь все равно что крикнуть "вот мы, те люди с плаката, вяжите нас". Стражники бы конечно донести уже не смогли, но вероятность любопытных глаз за каким-нибудь окном всегда была.
Про монашку страж тоже не стал спрашивать, только паскудно заухмылся. Ясно же, для чего в пригород ночью к рабочим идет девица... и ясно, как нынче в храме с дисциплиной.
- Смотрите, и этой ночью не увлекитесь. - гоготнул страж, развернулся и ушел, даже не подозревая, что его от смерти в ту секунду только волосинка отделяла.
Больше приключений не было. Рада и Иттрий добрались до промышленного района, вышли к заброшенной части и облюбовали там себе полуразваленный домик с подвалом. В подвале когда-то был цех резьбы по камню, и кое-что из инструментов еще валялось, давая возможность пытке выйти за рамки простого мордобая.
Впрочем, больным воображением маньяка Иттрий не обладал и встретил пробуждение монаха только с диском для резьбы в руках. Хотя и неравномерно ржавый, по краям диск был очень острым и смотрелся жутко.
Первые секунды Дик вообще не понимал, что происходит, а сфокусировав свой взгляд на сидящим напротив него человеке с устрашающим орудием в руке, забился в судорогах. Но тщетно - до того Иттрий старательно примотал проволокой щиколотки, запястье и грудь монаха к стулу, так что каждое лишнее движение приносило тому много боли. Монах довольно скоро это понял и затих.
- Быстро сообразил. - одобрил Иттрий. Монах смотрел на него с ужасом. - ты можешь избавить себя от лишней боли, если будешь отвечать на мои вопросы. Вопрос первый - куда ты должен был пойти завтра днем?
Дик молчал с минуту.
- На рынок. За крупой. - сказал, как выплюнул, и за такой ответ получил урок. Иттрий медленно провел по щеке монаха диском, оставляя на лице мужчины глубокий след.
- Ты прекрасно понимаешь, о чем именно я спрашиваю. - ровным тоном продолжил воин, когда монах прекратил очередные судорожные подергивания.
- Нет. - теперь в голосе Дика слышалась паника. - кто вы вообще такие?! Что вам от меня надо?!
- Не ты задаешь вопросы. Я задаю. Итак..? Помогу. В том месте пленников человек сорок. И ты ходишь к ним, чтобы...
Чтобы монах заговорил, потребовался удар кулаком в челюсть.
- Преступники там сидят! - прошипел священник, - смертники. Я принимаю у них последнюю исповедь.
- Смертники, говоришь? И что же они такого совершили?
- Вот уж об этом мне не докладывают. Мне говорят - делай, я делаю.
Чтобы понять, что священник знает больше, чем хочет сказать, пришлось его еще помучить. На его другой щеке появился разрез, симметричный первому, кажется ребро от удара оказалось сломанным, и нос теперь смотрел набекрень. Иттрий уже начал перебирать в голове изощренные и не калячащие пытки, чтобы Дик оставался в форме, но тот оборвал его фантазию, начав говорить.
- Я правда не знаю, за что их забрали. - монах старался говорить быстро, но порою выл и шипел от боли, дергался, желая отереть истекающее кровью лицо. - но знаю, что в один прекрасный день все они умирают. Не знаю как, я видел однажды как на телеги кучами грузили трупы - иссохшие, скорее на мумий, чем на людей похожие, не иначе это колдовство какое. Не знаю - мне платили очень много, чтобы я не задавал вопросов. Я должен был их всех просто успокаивать перед неизбежным. И завтра должен был успокоить новую порцию смертников...
- Кто стоит за этим?
Битие не помогало. Имя заказчика монах назвал, только когда Иттрий вложил ему в руку его же ухо. Очень удобным оказалось отрезать диском уши - оттянул, провел, не напрягаясь - и вот можно дарить раковину ее законному владельцу.
- Мне платил сир Эдельбах! - Дик начал верещать, как девчонка. - он теперь командир нового королевского отряда.
Теперь стало очевидно, что ноги росли от Короля, и его сошка повышенного любопытства не вызвала.
Новой боли монах не терпел. Он без выкрутасов рассказал, что должен был прийти к тюрьме завтра в десять часов утра, назвать при входе кодовую фразу - "багрянцем озарен твой день пусть будет", войти внутрь, пообщаться с каждым из сорока кандидатов, на каждого затрачивая не больше нескольких минут, и тихо уйти, не оборачиваясь. После Дик больше ничего не мог сказать, потому что уже не был нужен, и Иттрий быстро и легко перерезал ему горло.
Против убийства Дарии Иттрий бы воспротивился. Девушка не сделала ничего, чем заслужила бы смерть, а Дик заслужил право на смерть неоднократно своим участием в столь грязной деле. О нем не было даже и тени сожалений.
Оставив мертвое тело в подвале, Иттрий и Рада вышли на свежий воздух. Это было благо, здесь никто не кричал и здесь не пахло сыростью, плесенью и каменной пылью.
Кодовая фраза оставляла надежду, что в лицо монаха охранники тюрьмы не знали и вообще не старались запомнить, ведь даже телосложением Иттрий на него не слишком смахивал. А еще в этот раз "монах" придет, возможно, не один.
- Ты пойдешь внутрь, Рада? - задумчиво поинтересовался Иттрий. - а я был бы рад, если бы ты снимала подходящую к тюрьме подмогу стрелами. И тех, кто выходит оттуда - из врагов, разумеется.
Такая позиция казалась воину более выгодной. Рада, прекрасно стреляющая, но не очень дружащая с мечом, была бы хороша снаружи, разящая из укрытия и издалека, оберегающая от неприятных неожиданностей. А Рейн, в случае чего, кинулся бы на подмогу туда, где было бы совсем тяжко.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 09-Мар-2013, 18:18:28 | Сообщение # 832    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Всё прошло как нельзя гладко, даже не смотря на то, что для того, чтобы разговорить монаха его пришлось изрядно покоцать и даже отрезать ухо. В процесс допроса Рала не вмешивалась, видела, что Иттрий и сам прекрасно справляется, она будет только мешать. Да и в способах пыток она не была особенно искушена, и никогда подобного не практиковала, а вот Иттрий, учитывая его прошлое, вероятно уже сталкивался с похожей деятельностью.Зато ведьма обогатилась способом ведения диалога в экстремальной ситуации. Скорее всего, сама Рада не придумала бы ничего более действенного, чем воздействовать, например, ногой или прочими инструментами на самую мужскую часть монаха. Может быть, это было не так действенно, а может быть Иттрий не прибежал к этому только из мужской солидарности.
Зато у ведьмы на миг все похолодело внутри, когда Дик рассказал про множество иссохших человеческих трупов. С подобной смертью друзья уже сталкивались, и Рейн об этом когда-то говорил. Означало это только одно — бедолаг, томящихся в заключении рано или поздно отправляют на корм этой адской твари, и Арма, очевидно, ожидала такая же участь. Зато общая картина происходящего существенно прояснилась: монах подтвердил, что неведомая тварь вскармливалась собственноручно новым королем. Оставалось выяснить зачем, но это было уже не так важно.

После ликвидации языка друзья не мешкая еще раз обговорила план действий, и занялись непосредственной подготовкой. Лилию решено было отправить за ворота Города, к месту их первого лагеря, чтобы та успела подготовить все к возможно быстрому отбытию от стен. Нужно было так же позаботиться о вооружении и безопасности Иттрия, поскольку он лез в самое пекло. Отправлять его в одной рясе было нецелесообразно, он был бы практически без зашиты, поэтому воина переодели в его обычную одежду, прицепив на пояс меч, кинжал, расположив там же метательные ножи. Сверху надели рясу. Воин благодаря такому маскараду получился на вид куда более неповоротливым и упитанным, чем был на самом деле. В любой момент он теоретически мог избавиться от мешающей ему рясы. Наблюдая за приготовлениями, Рада подумала, что при случае, учитывая то, как стремительно развиваются события, неплохо было бы отыскать где-то кузнеца и обзавестись у него хотя бы легким доспехом. Латы никому не были нужны, но легкая кольчуга, кожаная кираса, элементарные перчатки, может быть бармица точно бы не помешали, особенно Иттрию. Да и Рада была бы не прочь обновить свое вооружение, прикупить новых стрел, чуть подправить лук и так далее. Об этом стоило поговорить попозже, но сильно откладывать не нужно.
Рада тоже целиком оделась. Натягивать тетиву на лук пока не стала, в разобранном состоянии его было бы проще спрятать. Ведьма просто обмотала его и колчан со стрелами найденной грязной тряпкой. При взгляде на ворох, можно было много нафантазировать на тему того, что там скрывалось.
Когда друзья вышли на улицах уже стояло раннее утро. Время было удачным, не слишком рано для того, чтобы все спали, но и не слишком поздно чтобы на улицах былго много людей. Грог показывая дорогу бежал впереди. Минут за сорок все добрались до места. Сложно было сказать, что это окраина города, но темница в самом деле находилась неподалеку от городской стены. Вход был невзрачным, было видно, что вниз еще вела крутая лестница. Рядом со входом стояло двое зевающих стражника, у чуть в стороне располагалась небольшая сторожка. Сложно было точно сказать, сколько внутри нее еще людей и есть ли они там вообще, но никто не сомневался, что скорое это выяснится.
Грог больше был не нужен, и его отправили на помощь Лилии. Пёс не скрываясь обогнул стены темницы и скрылся за ними, явно отыскав иной выход.
Вокруг находилось довольно много деревьев и кустов, что было для Рады как нельзя кстати. Она с Рейном расположилась метрах в пятнадцати от входя в темницу, чуть в стороне, скрывшись под одним из больших деревьев. Там она могла спокойно натянуть тетиву на лук и приготовиться, чтобы в случае чего снимать стражу еще на подходе. Рейн же рвался в бой уже прямо сейчас, и ведьме приходилось на него шикать, чтобы он вел себя тихо. Она не сомневалась, его час сегодня еще настанет.

Арм сидел на холодном полу тесной камеры, где вместе с ним сидело еще штук восемь таких же бедолаг. Все они в основном были молодые люди. не старше тридцати лет, а иные и вовсе дети, лет по пятнадцать. Девушки тут встречались тоже, и их складный предсмертный, отчаянный вой разносился легким гулом по всей темнице. Лицо крестьянина болело, никогда и не думал заняться его сломанным носом, от чего тот распух до невероятных размеров и приобрел сине-багровый цвет. Как было жаль, что Рады или Лилии не было рядом, они не дали бы такому случиться. Как вообще было ужасно, что он сидит тут совсем один, обреченный, это уже очевидно, на смерть. Арм не отличался самооценкой, и для себя уже даже смирился с тем, что путники не станут создавать себе лишних проблем и оставят его тут одного. В конце концов, он только крестьянин, который только мешался под ногами большую часть времени и нередко своими действиями подвергал всю компанию опасности. Но всё же, внутри него теплилась надежда, что за ним обязательно придут. Арм за долгое время путешествия успел неплохо узнать своих друзей, и мог точно сказать, что людей ближе, чем они у него никогда не было. И другой его, более сознательной части сложно было поверить в то, что его просто так оставят здесь.
Внутри было не так много стражи. Один из них расхаживал вдоль темниц и временами стучал латным кулаков по решеткам, прикрикивая на заключенных и пугая их еще больше, насмехаясь. Когда такое произошло с решеткой, за которой находился Арм, он не сдержал порыв:
— Скоро сюда придет мой друг и ты пожалеешь обо всем, что делаешь! Покайся, пока у тебя есть время! - Арм сказал это не столько стражнику, сколько себе самому и всем, кто сидел в его камере. Стражник на мгновение замер, с интересом посмотрел на Арма и рассмеялся, пройдя дальше. И пока звучал его смех, парень видел, как угасает последняя надежда в глазах его сокамерников.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 09-Мар-2013, 21:06:11 | Сообщение # 833    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
К тюрьме компания подошла порядочно раньше, чем туда должен был наведаться монах, но посовещавшись, друзья решили, что ждать не стоит и ничего страшного в приходе раньше нету. Раньше - не позже.
Рада и Рейнгольд заранее расползлись по кустам, чтобы Иттрий мог презентовать себя страже в одиночестве. Выдавая себя за Дика, воин как можно глубже натянул капюшон, ссутулился и степенной походкой монаха отправился ко входу в тюрьму. У входа стояли два полусонных стражника, которые при подходе священника в слишком ранний час на всякий случай скрестили пики перед дверным проемом.
- Багрянцем озарен твой день пусть будет. - Дик не обманул. Полушепотом произнесенная кодовая фраза оказала желаемое воздействие, и стражники расступились, мигом потеряв к Иттрию всякий интерес.
Практически от самого входа вниз уходила винтовая лестница. Ступени ее были высокими и располагались под крутым наклоном, и Иттрий так и не смог определиться, сыграет ли это обстоятельство против него или за него в случае, если по каким-то причинам придется отсюда бежать. Ситуация сыграла бы против Иттрия, если бы сторожить узников отрядили молодых энтузиастов, и за, если бы внизу оказались грузные люди или латники.
Но вот лестница кончилась, и увидев сторожей, Иттрий убедился, что сценарий быстрого освобождения Арма, героического задержания вооруженной толпы и последующего бегства можно вычеркнуть. Сторожить корм отрядили всего троих людей. В открытую разглядывать стражей Иттрий не мог, но того, что он зацепил краем глаза, было достаточно, чтобы поумерить первородную радость от малого числа стражей. На каждом из них была стальная кираса, у каждого защищена голова, у двоих из трех были щиты. Если стражам это все выдано не просто для красоты, то придется изощряться. Сейчас Иттрий почувствовал себя откровенно голым - в замкнутом пространстве прыгать от ударов особенно негде, а словив один более-менее серьезный, который смягчать было совершенно нечем, можно было сразу покупать билеты на тот свет или кое-куда похуже, например в царскую темницу.
Где-то здесь среди узников был Арм. Иттрий не хотел перед ним открываться, крестьянин мог нечаянно от радости воина выдать, и тот бы лишился преимущества неожиданности. Начать свои беседы с приговоренными Иттрий решил с самой крайней девушки, держащейся особняком. С такой позиции воин мог отыскать Арма, чтобы к нему случайно не подойти.
Девушка была не рада священнику, ей было вообще все равно, и это было Иттрию на руку. Воин, что-то монотонно бормоча, пробежался глазами по залу. Издалека казалось, что стену огибает клетка-вольер, но сейчас стало видно несколько перегородок. Узников держали человек по пять запертыми в продолговатых клетках, дверь каждой из которых венчал небольшой аккуратный замочек. Это успокаивало - такой замок можно просто сбить, а вот если бы замки были амбарными и у стражей не было ключей, то тогда вся операция спасения пошла бы коту под хвост.
Девушка отошла в сторону, и Иттрий заговорил со следующим обреченным. В глазах того стояла тоска, и только сейчас воин понял истинное назначение визитов Дика. Монах должен был приносить вовсе не успокоение, а доламывать каждого узника, внушая ему, что бороться уже бесполезно и судьба каждого уже подписана.
Арм нашелся в средней клетке. Крестьянин, нахохлившись, сидел у стенки, на лицо был сильно бит, но вроде бы в остальном здоров.
Теперь можно было ненавязчиво изучить стражников. Они беспечно стояли к монаху спиной, иногда обменивались репликами, позевывали, в общем являли собой воплощение беспечности.
"Очень удачно." - Иттрий определил для себя самого опасного - того, что с щитом и в самом глухом шлеме, переместился поближе к нему и стал общаться с заключенными там. Когда страж прекратил обращать на него внимание, Иттрий встряхнул рукой, мягко перехватил выпавший из рукава кинжал, тенью метнулся к ничего не подозревающему стражу и ударил его в единственное уязвимое место - в лицо. Раньше Иттрий не практиковал удар "воткни из-за спины человеку кинжал в глаз", но проблем не встретил, попал сразу в нужное место, сильно надавил. Стражник даже вскрикнуть не успел, и Иттрий уложил его на землю мягко, однако это не сильно помогло - другой стражник возжелал пообщаться с товарищем, обернулся, увидел труп, монаха с окровавленным кинжалом над ним, и завопил, предупреждая товарища. Открытого столкновения уже было не избежать. Иттрий скинул мешавшую ему рясу и с внутренними благодарствиями выхватил из-за пояса меч. Таскать там полуторник было очень неудобно, он все грозил царапнуть по какому-нибудь выступу в полу, и вообще место для меча было непривычное и воина смущало.
Противники тоже уже были готовы и, не медля, бросились на Иттрия. Тот, который с щитом, пошел на таран, надеясь прижать Иттрия к стене. Будь Иттрий и впрямь неповоротливым упитанным монахом, каким казался поначалу, такой прием бы сработал, но отпрыгнуть от ничего не видящего стража для бывало воина было детской игрой. Более того, воин, не упуская момента, послал вслед таранщику пинок ногой, придав ему дополнительное ускорение. Страж смачно врезался в стенку, и пока соображал что происходит, остался без головы. В очередной раз убедившись, что к шлему также необходимы мозги и кольчужная сетка, Иттрий резко развернулся, готовясь ко встрече с последним оставшимся противником. Противник подходил медленно, не спешил, выставив перед собой меч. Молодого парня с крайне сосредоточенным взглядом Иттрию было даже жаль убивать, и сделать это оказалось чуть труднее, чем он предполагал. Юноша владел мечом замечательно и дополнял умение прекрасной реакцией. Однако опыта ему явно не хватало, и он принял неверную тактику. Имея меч раза в полтора короче Иттриева, юноше стоило бы как можно больше двигаться, стремиться зайти воину за спину, или, поднырнув под замах, бить снизу. Но парень не сообразил этого, и просто с безупречной техникой парировал каждый удар Иттрия, надеясь выкроить время для своего ответа. Иттрий играть не хотел и начал сыпать ударами в быстром темпе, в один прекрасным момент резко изменил направление ударов, и парнишка попался. В удар с двух рук Иттрий вложил много силы, и кираса разошлась под лезвием, как бумажная обертка. Не будь ее вовсе, парень был бы уже мертв, но железо смягчило удар, оставив на боку владельца глубокую, но совместимую с жизнью рану. Однако она так морально подорвала настрой молодого человека, что тот даже не стал уклоняться от добивающего удара.
Довольный тем, как легко и быстро прошел бой, Иттрий уже почти расслабился, но успел-таки не то ухватить краем глаза, не то почувствовать за собой движение и отклониться в сторону. Это спасло воину жизнь, но удар все же не пропал зазря. У Иттрия едва ли искры из глаз не посыпались от боли, когда топор ударил его в бедро, глубоко рассекая плоть.
"Откуда только он вырос?!" - появление четвертого стражника проморгал не только Иттрий, но и большинство узников, часть из которых вжалось в стены, и другой частью упоенно следящей за схваткой. Стражник тихо спустился с лестницы, скользя под прикрытием стен, и так же тихо скользнул к Иттрию. На такое воин в обиде не был, потому как сам любил не по-рыцарски выводить противников со спины, но зато в обиде был на себя за потерю бдительности и слив такого эффектного в своей кратости боя.
В этот раз пришлось порубиться. Рана сковывала движения Иттрия, ну а противник был довольно шустрым. Тем не менее и ему пришел конец. К сожалению, похвалиться этой победой Иттрий не мог, потому как страж совершенно по-дурацки споткнулся о вытянутую руку своего мертвого предшественника, полетел на землю и немедленно был пригвожден к ней клинком.
Иттрий не был в настроении разыскивать по телам ключи и потом подбирать каждый ключик к каждому замочку, и потому просто грубо сбил рукоятью меча все замки, высвобождая узников на волю. Кто-то благодарил его, кто-то проклинал, кто-то хлопал по плечу, одна девушка даже расцеловала, однако никто внизу задерживаться не стал и все поспешили наверх, к выходу.
"А если там стражи..?" - мрачно подумал Иттрий, но криков сверху не раздавалось. Значит, Рада с Рейном справились со своей задачей и уложили всех.
Все пленные ушли, кроме, конечно, Арма.
- Ну, здравствуй. - хмуро поприветствовал Иттрий крестьянина. - а нос-то у тебя под хохлому.
Несмотря на тон, воин был рад, что крестьянин жив, здоров и теперь свободен, но ему было так больно, что выразить радость встречи он просто не мог. Напротив, Иттрий нахмурился и в одиночку отправился к лестнице, сильно хромая и оставляя за собой пятна крови на каждой ступеньке и украшая стену кровавыми отпечатками ладони, которой прежде зажимал рану. Иттрий проклял каждую ступеньку, и ближе к середине лестницы все же был вынужден принять помощь Арма и опереться о его плечо. Воин старался не сильно виснуть на крестьянине, однако с каждой ступенькой подъем давался ему все тяжелее, и все тяжелее приходилось Арму в смысле возлагающегося на него веса.
Но вот ступеньки кончились, и мир приветствовал освободившегося пленника и раненого освободителя ярким солнечным светом. И вместе с тем - большим изобилием трупов на улице.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 09-Мар-2013, 22:23:58 | Сообщение # 834    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 10-Мар-2013, 05:35:24

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Больше всего Раду беспокоила вовсе не предстоящая битва, а не перестающий нудеть Рейн. Как только Иттрий крылся в полутьме темницы, Рейнгольд едва не выдал их место положение, двинувшись к стражникам. Рада только и успела поймать его за ворот. Короткий спор шипящим шепотом ни к чему не привел, и ведьма пришлось буквально заставить горячего волчонка, которому не терпелось наконец поживиться человеческой, зайти за ствол дерева и сидеть там тихо. Рейн нахмурился, обиделся, затаил злобу, но спорить не стал, помнил — с Радой шутки плохи. Он еще придумает, как ей это припомнить.
Прохлаждаться однако тоже не следовало, в любой момент все могло пойти очень круто. Ведьма достала лук и натянула тетиву. Подумав, что стрелять в рясе будет совершенно неудобно, решила её снять, но успела стянуть только ненавистный головной убор и кинув его под ноги даже с удовольствием потоптать его немного. Больше она ничего не успела, стражники у входа услыхав внизу шум засуетились и подняли шум. Один подбежал к сторожке и несколько раз ударил кулаком в дверь, второй начал спускаться вниз. Рада отвлеклась и проморгала его исчезновение, увидела только как тот взял топор и тихо скрылся во тьме. Выругав себя, и понадеявшись что этот стражник не решит исход битвы внизу в пользу врага, ведьма переключила внимание на воинов выходящих из сторожки. Тех на первый взгляд было человек восемь. До входа в темницу бежать было метра четыре-пять, времени было мало. Давно ведьме не приходилось стрелять из любимого лука, и она явственно ощутила, как соскучилась по этому занятию. Первые два стражника упали замертво с небольшой разницей, один со стрелой вошедшей в незащищенную голову, второй со стрелой прошившей горло насквозь. Такое событие слегка сбило стражников, быть отстреленными из кустов никому не хотелось и наступление на темницу немного замедлилось. Однако, воины поступили достаточно спонтанно, что спутало ведьме карты. Впрочем, она и так не надеялась, что они будут покорно стоять на месте, пока она их будет убивать. Часть стражей скрылась за сторожкой, часть отошла куда-то в сторону. Пытаясь уследить за разделившимся отрядом ведьма пропустила, как один из них тенью проскользнул мимо и скрылся в буйных зарослях. Теперь Раде пришлось немного выйти из своего укрытия и отстреливать только тех, кто проявил неосторожность высунуть нос из укрытия. Она успела уложить еще двоих, прежде чем произошло непредвиденное.
В отличие от ведьмы Рейн прекрасно видела, как один из воинов с разбойничьего вида рожей тихо обошел сторожку, деревья, и оказался у ведьмы за спиной, с кинжалом направляясь к ней. Но предупреждать ведьмы даже не думал, преспокойно сидя в своем укрытии. Рада ведь сказала, чтобы он носа не высовывал, пока она не позовет? Вот он и не высунет.
Уличив момент, когда ведьма будет доставать стрелу из колчана, стражник быстро подошел к ней и приставил кинжал к горлу, сильно прижав лезвие к коже. Ведьма вынуждена была опустить руки и замереть.
— Так-так, надо же, кто бы мог подумать, что такая очаровательная монахиня будет уменьшать число людей в доверенном мне отряде. Как же ты будешь замаливать грехи? - судя по тому, что он говорил, был командиром отряда. Хорош командир, дрыхнуть на посту. Рада ожидала чего угодно, логично предполагая, что он просто избавиться от неё, проведя лезвием кинжала по горлу, но точно не того, что начал делать воин. Она с омерзением ощутила, как он вдохнул запах её волос, прижал её к себе ближе, обхватив рукой за живот.
— А давай мы возьмем тебя в плен? Искупишь все свои грехи перед нами, в первую очередь передо мной, но и ребята будут не против - стражник говорил в самое ухо Рады, оторвав лезвие от шеи и играясь проводя им по щеке ведьмы. Рука его тем временем ползала где ей только вздумается, будто бы изучая представленный объект и готовясь дать ему оценку. Рада молчала, и когда стражник беззастенчиво ощупывал её грудь, и когда переместилась на бедро. В какой-то момент он заигравшись, а может, для того чтобы продемонстрировать остроту лезвия, отрезал прядь её волос, а ведьма в это время соображала, как ей выбрать момент и что вообще предпринять. Краем глаза Рада заметила мелькнувшую тень за деревом, и сразу поняла, кому она принадлежит. Стражник тоже услышал едва различимое рычание у себя за спиной, но предпринять ничего не успел, и даже осознать, что за его спиной стоит самый настоящий оборотень. Рада воспользовалась тем, что начальник стражи отвлекся и пнула его ногой по голени. Удар вышел не сильным, но достаточным для того, чтобы воин отшатнулся, выпустил ведьма и угодил прямо в объятия ожидавшего его Рейнгольда. Волчонок разделался с добычей в считанные минуты, просто с громким рычание откусив ему голову.
Скрываться уже не имело смысла, ведьма и Рейн вышли из своего укрытия, намереваясь уничтожить оставшихся троих. Сделав первый же выстрел ведьма наконец не выдержала и стянула с себя рясу. Пока она это делала, немного запутавшись в складках ткани, Рейн успел успешно ликвидировать оставшихся двоих стражников, без труда вскрыв латы словно консервным ножом и нанеся на живую плоть несовместимые с жизнью раны.

Арм нсразу узнал Иттрия, еще когда воин вел короткий бой. Он успел выучить, то как Иттрия владеет мечом, как двигается, и спутать его ни с кем другим не мог. Однако, обрадованный таким событием проморгал стражника с топором и не успел предупредить друга. Из темницы иттрий выходил уже раненый, по началу даже гордо не принимая помощи парня. Но в итоге сдался и оперся о плечо крестьянина.
Рада позабыв обо всем кинулась к воину, как только тот появился из подземелья. Рана не скрылась от глаз ведьмы, и своим видом не внушала ни одной светлой мысли, была глубокой и серьезной. Нужно было перетянуть ногу, пока воин не потерял слишком много крови. И вот наконец-то ряса послужила на благое дело. Оторвав приличный кусок ткани ведьма перетянула ногу воина. Сейчас заниматься его ранением более серьезно не было ни времени, ни возможности, нужно было скорее уходить.
С помощью Арма и Рейнгольда Иттрия повели за темницу, туда, куда скрылся ранее Грог. Весь освобожденный люд последовал следом. Чуть поодаль в самом деле обнаружилась старая, покосившаяся калитка, заросшая кустами, через которую виднелся узкий проход. Пролезть тут мог только один человек, в противном случае надо было разрубать кусты. Но хлынувшая счастливая толпа без труда разширила проход для того, чтобы можно было провести через него раненого Иттрия.
Лилия и грог были уже на подходе. Запряженный в телегу конь двигался на встречу вышедшим путникам.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 10-Мар-2013, 01:57:18 | Сообщение # 835    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрию очень не нравилось, как его ведут. Сам факт неприятен, а тут аж двое поводырей сразу, и эта печальная сцена разворачивается на глазах его любимой, перед которой надо было петушить хвост, а не являть собою прискорбное зрелище. И ладно бы впервые - так и прошлое сражение короновалось травмами. С такими успехами и кризис среднего возраста заработать недолго. Едва в голове Иттрия мелькнула мысль "неужто я старею", как он встал на месте, пихнул плечом Рейнгольда, остаток пути до телеги прошел, опираясь лишь на Арма, подсаживать себя не позволил и залез внутрь самостоятельно, благо прыгнуть на одной ноге и, оперевшись на руки, переместить всего себя внутрь телеги силы изыскались. Внутри телеги Иттрий устроился в самом углу, постаравшись вытянуть ногу так, чтобы та причиняла ему как можно меньше дискомфорта, однако это помогало слабо, на каждой кочке воин морщился, на самых больших и неожиданных аккомпанируя мимике шипением.
Радина перевязка промокла очень быстро, пришлось накладывать новую, максимально тугую. Сложно в полутьме было рассмотреть повреждения, но судя по тому, что Иттрий был до сих пор жив, топор миновал бедренную артерию, однако разорвал достаточно тканей, чтобы создавать реальные причины для беспокойства. Во время перевязки Лилия плеснула на рану какой-то обжигающей жидкостью, уверяя, что это убережет от заражения.
Вроде кровь остановилась, но когда пришло время ослабить повязку, она снова начала пропитывать ткани, и рану надо было все время прижимать. До землянки Дедушки Иттрий доехал совершенно никакой, но в сознании, и вроде как отбывать на тот свет не очень спешил. В телеге воин и остался, она свято выполняла свою роль лазарета, привечая в себе сначала Рейнгольда, а вот теперь Иттрия.
Прибыли путники к Деду поздно, и тот уже спал, но телегу встретила Мира. Кровь уже не могла испугать юную графиню, и та, в свете лампы увидев первую вылезшую из телеги - Лилию - с подолом, перепачканным несомненно кровью, просто молча пошла греть воду, не разводя панику и поняв все без слов. Какая теперь может быть паника, когда мама и папа почти что горели на ее глазах...

...Столица, несколькими часами ранее
У опустошенной темницы, меж валяющихся трупов, стоял, прислонившись к стеночке, человек лет пятидесяти с крайне скучающим выражением на лице. Кто его уже видел хоть раз, тот непременно бы узнал - сир Эдельбах обладал запоминающейся внешностью. У него был большой нос с выраженной горбинкой, глубоко посаженные глаза с опущенными уголками, плотно сжатые бледные губы. Русые волосы рыцаря были коротко стрижены, спереди изъедены залысинами, щеки и подбородок чисто выбриты. То, что этот человек - рыцарь, сомнений не оставляло, это выдавало то, как он держался, и куда более явно - то, как он одет. Наверное, только в спальне сир Эдельбах снимал свои сверкающие латы с золотистым отливом, местами немного примятые и поцарапанные. На нагруднике был отчеканен герб в виде оскалившегося шакала, что было сродни высеченному имени. Сир Эдельбах был последним из рода Альтарионов.
Когда из темницы на свет вышел другой человек, рыцарь оживился. Видимо, долго приходилось ему пришлось ждать.
- Ну как, нашел что-нибудь? - голос рыцаря больше походил на свистящее шипение. Лет двадцать назад он получил тяжелый удар в горло, от которого едва отправился, отдав за жизнь лишь голос. Обычно люди вздрагивали, когда сир Эдельбах начинал говорить, и детектив Раннель не стал исключением, хотя со спецификой речевого аппарата рыцаря он уже успел познакомиться.
- Нашел. Я думаю, это заинтересует Милеру. - детектив потряс перед носом у рыцаря пробиркой, на дне которой находилась субстанция, судя по виду свернувшаяся кровь. Сир Эдельбах вопросительно изогнул бровь, и Раннель пустился в объяснения. - очевидно, это принадлежит тому, кто устроил весь этот бардак внизу, раскидал четырех твоих стражников и выпустил всех пленников. Ему самому здорово досталось, один из твоих людей здорово зацепил его, и наш незнакомец оставил кровавые следы буквально на каждой ступеньке. Ему то ли бедро, то ли бок пропороли с левой стороны, не уверен, но хлестало оттуда здорово. Скорее бедро. Не знаю, жив ли он еще, загадывать бесполезно. Я тут уже погулял по территории, и могу сказать, что действительно полезно и интересно: следы совершенно неожиданно обрываются за стеной, и дальше на неезженной дороге в пыли остались следы от колес. У таинственного незнакомца были сообщники - кроме того, о которой ты уже знаешь - то есть кроме лучника. Кстати, лучник тоже кое-что о себе оставил. - Раннель дернул ртом, изображая улыбку, и показал сиру Эдельбаху длинную прядь черных волос. - это было совсем рядом с местом, откуда стрелял лучник, и нашлось в руке одного из твоих мертвых людей - у того, у которого голова оторвана. Это, кстати, тоже интересно! Голова именно оторвана или откушена, а не срублена, и латников вскрыли будто клыками. Тут поработала какая-то огромна тварь, вроде ручного волка. Огромного волка.
Детектив задумчиво почесал подбородок. Сир Эдельбах усмехнулся. Раннель ему нравился - он был самый молодой в Совете, едва ли справивший двадцатилетие, и тем не менее единственный, кто смел "тыкать" пугающему рыцарю, совсем недавно помилованному и восстановившему свое звание. Раннель, конечно, порою прыгал от него, но через секунду забывал об этом и снова начинал тараторить. Настроение детектива вообще менялось быстро - он мог увлеченно сыпать фактами, и изложив последний, глубоко уйти в себя. Вот как сейчас.
- Думаю, здесь больше нечего ловить. Пойдем докладывать Совету. - рыцарь тяжело хлопнул детектива по плечу, и ушел вперед первым, сопровождая свои шаги ритмичным постукиванием металла об металл. Раннель, ссутулившись, засунув руки в карманы и с видом нахохленной птицы пошел следом за рыцарем.

Когда Раннель и сир Эдельбах вошли в тронный зал, все члены совета уже были в сборе. Ситуация вылилась неожиданная, никто не мог ожидать сопротивления со стороны опоенной толпы, и уж тем более успешного сопротивления. Пропажа пленников не должна было случиться, ему надо было регулярно питаться. Ситуация требовала срочного разбора.
Новый Король сидел на троне, расслабленно откинувшись назад и задумчиво перебирая свои волосы. Едва только двое вернулись с места происшествия, он кивнул им в сторону стола, за которым уже сидели остальные члены Совета. Прекрасная и смотрящая на всех свысока правая рука Короля, советник по финансам, глава гильдии разведчиков, глава сообщества магов, и в самом углу - самая темная лошадка, мастер дел тайных. Уединение его тут же нарушили новоприбывшие: главнокомандующий королевской армии, громыхая латами, сел по правую руку от него, а юный хранитель закона - по левую. Секунд на десять над столом повисла тишина. Король нетерпеливо кашлянул, и только тогда детектив Раннель вскочил с места и принялся обрисовывать место происшествия и демонстрировать улики.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 10-Мар-2013, 03:19:53 | Сообщение # 836    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада понимала, почему Иттрий так резко отказывается от помощи, не смотря на то, что она ему очевидно была нужна, а потому просто молчала, не ставя его гордость под угрозу. Ну и отчасти она могла это понять. Странное, парадоксальное было чувство: с одной стороны ты совершенно четко осознаешь, что твоя героическая смерть сейчас совершенно ни к чему и повлечет за собой намного больше проблем, чем кажется. Тоже самое к5асается и серьезного ранения, которое способно вывести из строя, что было совершенно некстати, тем более теперь, когда жизни каждого из компании очень вероятно могли оборваться в любую секунду. Да и вообще, принимать помощь — это совершенно не стыдно. Все прекрасно понимают, что даже вековые ледники со временем тают, и даже самый ловкий воин никогда не защищен от стрелы или предательского удара. Это ни в чьих глазах не роняет его достоинства, и мудр тот воин, что не позволит себе умереть или своими не загонит себя в могилу, вознаградившись героической смертью. Да, все это прекрасно понимала и Рада, как и то, что есть и другая сторона, которая не позволяет так просто давать понять всем окружающим свою беспомощность, и просит безрассудно стоять насмерть, вызывая уважительные, с примесью суеверия взгляды. Ведь в первую очередь ты падаешь в собственных глазах, а этого допустить никак нельзя. Ведьма и сама не жаловала излишнего внимания к себе, даже когда это, казалось бы, было необходимо. Она прекрасно понимала, что Иттрий даст ей и Лилии себя залатать, но ему будет намного комфортнее, если при этом его будет видеть как можно меньше лишних глаз.
Освобожденным заключенным не пришлось ничего долго объяснять, те самостоятельно сориентировались и разбрелись по разным сторонам, не привлекая к себе лишнего внимания городской стражи, не забыв на прощание поблагодарить каждого из участников диверсии. Иттрий в их глазах был абсолютным героем.
До землянки Старика путники добрались уже затемно, где их встретила Мира, сразу все понявшая без лишних объяснений. Стараниями знахарки рана Иттрия могла ждать, поэтому пока его оставили наедине с Грогом, который мог просто быть рядом, не выказывая сопливого сочувствия, но своим наличием поддерживая моральный дух. Собака же.
Пока можно было заняться Армом. Во время пути у путников не было особенно времени на переговоры, зато теперь все могли более-менее выдохнуть. Крестьянин сидел на бревне, отходя от легкого шока и никлому не мешал.
— Эй, Арм - окликнул его Рейнгольд. Парень обернулся, ожидая продолжения фразы, но волчонок просто молчал, глядя на крестьянина, будто бы сам с собой о чем-то беседуя.
— Не попадайся больше - наконец бросил он и удалился. Арм лишь слегка улыбнулся. Он тоже был рад Рейну.
К парню подсела Рада с Мирой. Юная графиня держала в руках лампу, пока ведьма осматривала нос крестьянина. Результаты были неутешительные: нос был явно сломан, кость искривлена и не вправлена, из-за чего могло вот-вот пойти серьезное заражение.
— Сейчас будет очень больно - предупредила ведьма и не мешкая схватила парня за нос и резко дернула в сторону, пока тот не опомнился. Арм вскрикнул, послышался хруст кости и из носа снова хлынул поток крови, заливая подбородок и шею. Мира тут же протянула парню смоченную в холодной воде тряпку, велев приложить её к носу. Льда в лесу все равно было не достать, так хоть холодная озёрная вода пусть поможет. Больше тут особенно ничего сделать нельзя было, перемотать не перемотаешь, разве что что-то простенькое, но действенное пошептать, что Рада и сделала, обхватив голову Арма и прильнув к его лбу своим. Вскоре и кровь унялась и боль понемногу стихла. Теперь можно было идти заниматься Иттрием. Но только попыталась ведьма встать, как Арм, сам от себя того не ожидая, обхватил её плечи, как-то совсем по детски ей обняв, и, похоже, сам испугавшись того, что делает.
— Спасибо вам, я бы пропал без вас, спасибо - бормотал расчувствовавшийся крестьянин, едва не проливая слёзы. Ведьме пришлось мягко отстранить его от себя, ободряюще ему улыбнувшись. По её глазам Арм видел, что для неё Армово спасение было само собой разумеющимся моментом, и за это не стоило благодарить, ведь Арм их друг, а друзей в беде бросать нельзя. На сим оставив парня на утешение Миры, Рада направилась в телегу.
Иттрий находился в то ли полусонном, то ли бессознательном состоянии, что позволило наконец заняться его ногой. Напоив воина каким-то зельем, которое подарило ему глубокий сон, вместе с тем обезболивающий эффект, ведьма Довольно быстро управилась с задачей, зашив рану и перевязав её, пока Грог держал лампу в пасти. Спать Рада и Грог остались с Иттрием в телеге, уснув уже почти под утро. Прежде Рада подложила под голову воина свою сумку и накрыла его же походным плащом.

...Столица, несколькими часами ранее
Новоприбывшие сир Эдельбах и молодой детектив не принесли ни одной хоть сколько-нибудь хорошей вести. Кажется, что никто из присутствующих в полной мере не осознавал тяжести случившейся катастрофы: у него увели еду! И как — прямо из под носа, практически не затратив на это сил. Конечно, собрать новый корм не составит труда, но сама ситуация не то что возмущала, а приводила едва ли не в ярость. Непонятная шайка бродяг практически обвела всю королевскую стражу, да что там, весь Совет и самого нового Короля вокруг пальца. Вероятно, они и сами не подозревают, какую беду на себя накликали. Если уничтожение Нелюдей король еще мог спустить, то только не такого масштаба оскорбление, которое компания нанесла ему лично.
Однако, молодой монарх никак не показал своего гнева, продолжая так же чинно сидеть в кресле и задумчиво перебирать свои волосы. Лишь Элеонора могла с точностью сейчас понимать его настроение.
— У вас есть сутки на то, чтобы с помощью находок узнать все о наших внезапных гостях. А после этого, Аргог, я хочу, чтобы ты выследил их и привел их к моим ногам живыми. Узнайте, что они делали в Городе. Наверняка они находились тут несколько дней, и мне очень интересно, каким образом вы и ваши люди сумели их проморгать - молодой правитель вцепился недобрым взглядом в главу гильдии шпионов — средних лет темноволосого, невзрачного с виду, совсем щуплого мужчину. Он сейчас ощущал себя неуютно, ведь те двое были объявлены в розыск уже давно, но тем не менее до сих пор находились на свободе, и это в том числе была его вина.
— Я поручу это Зилаху. Он справиться. Он всегда справляется - ответил Аргог. Правитель кивнул и продолжил.
— Соберите людей на корм, усильте стражу. Хотя, конечно, наши друзья в ближайшее время не вернуться в город. Исправляйте свои ошибки, господа, пока вам не пришлось за них расплачиваться. Меня не беспокоить, все вопросы к Элеоноре - монарх кивнул на свою верную спутницу, и помедлив немного, удалился предположительно в свои покои.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 10-Мар-2013, 11:47:20 | Сообщение # 837    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
...Столица, несколькими часами ранее

- Дай. - прозвучал голос, принадлежащий будто бы бесплотному существу, до такого совершенства он был лишен эмоций. Раннель покосился на его обладательницу. Да, погорячился он, когда сказал, что Милере будет что-то интересно. Складывалось впечатление, что мадам вообще ничего на этом свете не было интересно: говорила она всегда так, как сейчас, никто не видел и тени эмоций на ее лице, а большие водянисто-голубые глаза никогда не смотрели в упор, все как будто бы сквозь собеседника. Про Милеру вообще никто ничего не знал, даже возраст невозможно было на вид определить - ей могло быть хоть двадцать, хоть сорок лет, если верить одной лишь внешности и забыть про то, что она сильный маг. Единственная деталь, которая читалась по Милере - это то, что родом она из другого государства, о чем говорил легкий иностранный акцент.
- Дай. - повторила она, протянув руку. Раннель мотнул головой, отгоняя совершенно лишние сейчас мысли, и вложил в руку магессы свои находки - пробирку с кровью и прядь волос. Милера взвесила их на руке, отложила на время волосы, сжала в руке пробирку и посмотрела сквозь нее своим обычным пустующим взглядом.
- Ее обладатель жив. - констатировала она. - это человек... обычный человек. Не молод, но и не стар, здоровьем крепок, не чувствует ни мира, ни согласия с собою в душе. Не могу сказать про личность больше, прошло много времени, аура истаяла. Вот если бы он там умер, тогда другое дело, тогда бы и через неделю...
- Если бы он там умер, твои услуги были бы не нужны. - перебил ее сир Эдельбах. А вот Милера ему нравилась меньше всех. Рыцарь вообще недолюбливал магов, особенно - занимавшихся темным искусством, и из всех них особенно Милеру за ее непонятное поведение и внешний отстраненный вид.
- Я могу примерно увидеть этого человека. Мне нужен художник, и портрет будет готов. - магесса легко и бесстрастно перешла к сути. - это для вас, а мне он не нужен. Дайте мне время на подготовку, на заклинание, и я смогу выдавать вам направление, где находится этот человек.
- Лишь направление? Нужно конкретное место. - рыцарь нахмурился.
Милера, не ответив, отложила пробирку и взяла в руки волосы.
- Будет Вам место, сир Эдельбах, если эти двое движутся вместе. - спустя минуту заговорила магичка, - ваш лучник - женщина, молодая, крепкая, дикая, как кошка. Я чувствую, что эта вещь связана с предыдущей очень сильно. Была бы кровь - я бы сказала, как именно, но увы. Волосы мертвый материал, мне работать с ним тяжелее. Но они шепчут мне, что девушка - ведьма. Портрет ее я передать художнику не смогу.
Был бы в зале Король, он бы сказал, что это и не потребуется. Ведьма и воин, краткие описания соответствуют - с ними уже доводилось встречаться, и портреты их уже были известны. О внешности спасителей народа рассказал один из спасенных представителей народа, которого буквально час назад отловили и который под пытками подробно описал внешность избавителей. Ему показали портреты двоих давно разыскиваемых - и он подтвердил, что это были именно они. Но несмотря на то, что это уже было известно, никто не прерывал магессу - порою она давала интересные детали, как например психологические характеристики. К сожалению, в этот раз не было ничего, к чему прицепиться, только вода какая-то. Дикая кошка, тревоги какие-то, связь между сообщниками... Родственники они, что ли?
Почти так. Будь от Рады не волосы, а кровь, Милера первой бы открыла, что та понесла дитя.
Элеонора отдала последние распоряжения, поставила работать Милеру и Аргога вместе, остальным не дав конкретных распоряжений, но подчеркнув, что нужно участие каждого, и особенно выразительно глянула на информатора.
Магесса и разведчик первыми покинули тронный зал. Они не очень представляли, как будут работать вместе, но понимали, что так можно добиться больших результатов.
Облава началась.

Дед не будил в половину шестого утра раненых, но даже если бы и попробовал сделать это с Иттрием, у него бы ничего не вышло. Воин провалялся в глубоком, неестественном, полукоматозном сне до середины дня. Еще едва ли не час Иттрий собирал в своей голове события вчерашнего дня, и постепенно туман в его голове совершенно рассеялся. Бой в тюрьме, ранение, долгий путь домой, потом Рада дала ему что-то выпить - и все. Иттрий вспомнил, как однажды спал после какого-то лечебного зелья очень долго, больше суток, и очень хотел выяснить, сколько проспал на этот раз. Подобравшись к краю телеги, воин выглянул наружу и увидел умилительную картину: Рейнгольд и Мира сидели плечом к плечу и разбирали буквы. Даже отвлекать их не хотелось. Иттрий устроился у стенки, откинув полог, чтобы обозревать полянку перед землянкой. Самочувствие было паршивым, но явно лучшим, чем до погружения в сон.
Первым Иттрия заметил Дед, проворчал себе что-то под нос о мировых проблемах, но воина накормил и напоил, лично занявшись доставкой продуктов к телеге. От еды Иттрия чуть не вывернуло, аппетита не было никакого, но поесть было надо, и с кислой миной воин с задачей справился. Разлеживаться он вовсе не хотел, времена для компании неспокойные, и он был нужен всем на ногах, а не в телеге.
Да, пока было спокойно. Но кто знал, сколько спокойных дней осталось, и сколько еще возможно будет жить у Дедушки? И как вообще быть дальше?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 10-Мар-2013, 18:05:10 | Сообщение # 838    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Раде ночью снился какой-то нехороший. смазанный сон. В сознании он возникал какими-то неясными вспышками, суетливыми кадрами. И сложно было сказать, кошмар это, или нет. Ведьма то видела страшную бойню людей и мифических существ. Шла по засыпанному полю битвы, где на каждом шагу валялись раненные и трупы, повсюду слышались стоны и крики людей, вдали объятые огнем подыхали деревни. Взгляд ведьмы упал на бьющегося в агонии большого черного медведя с желтыми глазами. Он был изранен, на боку виднелась несовместимая с жизнью рана. Ведьма узнала в медведе Грога, который уже испускал последний вздох. А потом Раде стало больно. Она увидела пропитанные ненавистью глаза смотрящие на неё, и боль в животе пронзила её, так, что та не устояла на ногах. На руках была кровь, а где-то в ушах звучал надрывный плач младенца.
Снова вспышка, и теперь ведьма видела залитое солнцем глубокое озеро. На берегу его к ней спиной сидели два парня: оба темноволосые, у одного волосы были черные и короткие, у второго длинные и слегка волнистые. Парня о чем-то беседовали, смеялись, и швыряли камешки в водную гладь. Послышался задорный детский смех, и маленький, годов четырёх с виду мальчик со счастливым визгом радостно запрыгнул на плечи черноволосого. Тот засмеялся, хватая мальчугана на руки и поднимая его высоко вверх.
Затем все снова смазалось, и Рада вновь слышала чьи-то бесконечные крики, видела глубокую воду и жгучий огонь, чужую боль, смерть и страдания...Или свою смерть?

Проснулась ведьма от ощущения тошноты. Сон практически сразу забылся и смазался, уходя в сознание и выдвигая реальность на первый план. Рада едва успела добежать до ближайшего дерева, прежде чем её-таки вывернуло. Ощущение тошноты, тем не менее, не покинуло ведьму. Чего она, интересно, могла такого съесть? Кстати, о пропитании стоило позаботиться, так как Рада ощущала просто невыносимо волчий голод. Общее состояние было странным, ничем внешне не объяснимым: слабость во всем теле, раздражительность и довольно бледный цвет лица. Впрочем, что это еще могло быть, как не легкое отравление?

...Столица, несколькими часами ранее
Информации удалось узнать не так уж и много, как хотелось бы. Для поимки потенциальных врагов, которые все чаще вставали всему Совету как кость в горле нужно было явно больше сведений. Уже было и без того понятно, что компания провела в городе явно больше времени, чем просто один день, и наверняка их кто-то видел. Вопрос заключался только в том, где именно они скрывались.
Зилах был эльфом. Имел длинные светлые волосы до лопаток, тонкое телосложение, тихий шаг и характерные вытянутые уши. Глаза его были ярко-голубыми, а кода бледной. Он был лучшей ищейкой в отряде Аргога, и просто так по пустякам командир к нему никогда не обращался. Кроме того, что Зилах был первоклассным шпионом, способным бесшумно выслеживать жертву словно ищейка, он так же отлично владел стрельбой из лука. От его стрел погибло много существ, Зилах практически никогда не промахивался.
Получив задание, эльф первым же делом отправился на место недавнего происшествия и вовсе не зря. Недолгие поиски дали результат и эльфу удалось отыскать две монашеские рясы, что позволило точно определить, где именно могли скрываться враги в городе. Оставалось обойти все храмы в Столице, чтобы собрать информацию. Доложив обо всем Аргогу, Зилах по приказанию отправился со своими людьми в обход по храмам.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 10-Мар-2013, 22:58:04 | Сообщение # 839    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Весь день Дедушка ходил какой-то странный, сам в себе, старался общаться с людьми как можно меньше, а если его кто-то о чем-то спрашивал, то отвечал хмуро и минимальным набором слов. Со стороны могло показаться, что у него просто особенно плохое настроение, однако Лилия, которая знала Адика лучше других, понимала, где здесь собака зарыта, и тоже потихоньку начинала нервничать. Причина в отстраненности Деда была той же, по которой он до сих пор избегал Миры, и крылась в его даре. Мира, пережившая недавно огромный стресс, могла спровоцировать у старика очень красочные видения своего горя, чего Адику бы очень не хотелось. Конкретно этого он мог избежать, но постоянно сдерживать свои силы не мог, периодически они требовали выхода. Вот и сейчас, судя по всему, настало такое время, и старик пытался оттянуть неприятный для него момент как можно дольше. Это было очень по-детски, но Адик предпочитал не видеть никаких картин прошлого и будущего так долго, как только мог, хоть дать выход дару и снова какое-то время жить спокойно было бы куда разумнее.
Он даже спать не лег этой ночью, а бродил где-то по лесу, не взяв с собой даже свою волчицу. К утру пожилой человек совсем обессилел, вернулся к своей землянке, но к людям выходить не стал, а засел под деревом неподалеку, чтобы не быть у всех на виду, но иметь возможность урвать себе еды и воды, когда совсем приспичит. Пока старик держался, хоть и начинал мучиться жаждой, но сидел смиренно под своим деревом, закрыв глаза, и медленно раскачивался вперед-назад, стараясь ни о чем не думать и ввести себя в состояние медитативного транса.
Зато для Иттрия этот день начался веселее, чем предыдущий. Уже двое суток минуло после боя в тюрьме, потеря крови потихоньку восполнялась. До более-менее полного восстановления кровяных резервов требовалось еще дней десять, но уже сейчас воину хватало сил выбраться из телеги на расстояние, большее, чем просто отойти по нужде. Не очень полезно было тревожить недавно начавшую подживать рану, но Иттрий так заскучал в своей телеге, и так ему опостылела царившая вокруг него грязь, что ему уже было все равно. Рано утром, в предрассветный час - дед куда-то ушел, никого не разбудил, и все еще спали - Иттрий устроил себе мойку на заднем дворе, стараясь не мочить повязку, потом отстирал рубашку, выкопал в вещах последние резервы одежды и переоделся в чистое и свежее. Да, запасы одежды таяли, как снег летом - посетить торговцев находилось все больше и больше поводов. Следующим пунктом приведения себя в порядок Иттрий тщательно, скрупулезно отскоблил опостылевшую ему бороду. Так чисто воин даже к Королю на прием не брился. А как проснулась, умылась и была готова к общению Рада, Иттрий встретил ее с ножницами и гребнем в руках.
- Сможешь сделать, как раньше было? Только именно так, как было. - в голосе воина прозвучала искренняя озабоченность этим вопросом. Отдав Раде ножницы и гребень, Иттрий сел на бревно к ней спиной, выпрямился и тряхнул головой, разбрасывая волосы по плечам.

К этому времени проснулся Рейнгольд. Потянувшись, сладко зевнув, волчонок полез к выходу из землянки. Путь его лежал через тело Арма, и Рейнгольд конечно же не стал обходить его, а перелез через него, при этом намеренно кольнув крестьянина локтем в бок. Вот уж дудки, спать ему дольше всех.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 11-Мар-2013, 22:38:56 | Сообщение # 840    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
"Так, как было". Интересное заявление. Рада от предложения не отказалась, хоть и имела весьма небольшой опыт стрижки волос. Несколько раз она ровняла волосы себе, а один раз даже постригла Грога, чем тот был чрезвычайно недоволен. На первый взгляд тут задача была проще. Иттрий не был лохматым Грогом, равно как и не имел длинных, непослушных волос, как у ведьмы.
Вооружившись гребнем и ножницами, ведьма смочила кончики волос водой и аккуратно принялась за дело, каждую секунду внимательно сравнивая длину прядей. Вскоре ей надоело отрезать по миллиметру и она начала двигаться быстрее.
В общем все действо заняло явно больше времени, чем на это можно было бы потратить посетив самого бездарного цирюльника. Ведьма больше всего боялась что-то сделать не так или отрезать лишний сантиметр. Иттрий так особенно выделил своё "так, как раньше", что Рада не сомневалась — в случае чего он её просто придушит.
Наконец ведьма отложила ножницы и гребень в сторону. Длина вышла чуть более короткой, чем до стремительного роста, но зато волосы выглядели аккуратно подстриженными, нигде не было видно выделяющие длинных прядей, и линия была ровной. Однако, протягивая воину зеркало рада всё равно опасалась.

Арм проснулся не слишком приятно — от ощутимого укола в бок. Кто был обладателем предательского локтя стало ясно сразу, потому парень не стал возмущаться, а просто печально вздохнул, сетуя на неисправимость волчонка, и поднялся. Немало удивился он тому, что было уже вовсе не раннее утро, каким за время проживания с дедушкой привыкли встречать его друзья. Скорее время близилось к обеду, а значит, что либо Старик их не будил вовсе, либо, что возможно, не добудился одного только Арма. Парень испытал лёгкий укол совести и с повинной пошел искать хозяина землянки, на случай второго варианта проговаривая в голове оправдания и извинения.
Дедушка нашелся не сразу и весьма на непривычном для себя месте — сидя под деревом в глухом одиночестве. Такого поведения Арм раньше за ним не замечал, но не стал придавать этому значения. Подойдя к нему со спины, от недолго собирался с духом:
— Дедушка..Эй, Дедушка - шепотом обратился к нему Арм и вздрогнул отшатнувшись — Старик вдруг начал говорить. Неожиданно и совсем непохоже на себя.

...Столица, несколькими часами ранее
Нужный храм был найден за каких-то несколько часов просто по счастливой случайности. Монахи сразу же узнали в лицо Иттрию и Раду, стоило им только показать своеобразные фотороботы. Святой Отец ужаснулся настолько, что немедленно отправился замаливать грехи перед Господом, не в силах вынести того, что приютил в своем храме шайку преступников.
Гонца за Зилахом уже отправили, а вот Аргогу не спешили ничего пока докладывать. Начальник не любил недомолвок и предпочитал выслушивать полный доклад, в котором нет никаких белых пятен. В противном случае, зная круто нрав Аргога, можно было легко получить десяток плетей, а то и вовсе отправиться на корм. С Зилахом дела в этом плане обстояли намного проще. Впрочем, всё равно он лучше всех смог бы сейчас разобраться в ситуации.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 56 из 93«1254555657589293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк