[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 59 из 93«1257585960619293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 01:54:21 | Сообщение # 871    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Лилия спокойно поднималась наверх, чтобы разбудить мужчин к завтраку, как вдруг сзади нее раздался срывающийся от переизбытка эмоций голос.
— Лилия, можно тебя на минуту? - выглядела Рада не лучше, чем говорила. Ведьма была в откровенной панике, у нее лихорадочно блестели глаза, лоб был влажный, и она не могла стоять ровно и спокойно на месте. Лилию холодный пот прошиб - да что случилось?! Может быть, за ту минуту, что она недодежурила, в их комнату ворвались преследователи, задушили сонную Миру, попытались поймать и Раду, и теперь вот-вот возобновят свои попытки? Знахарка, мигом проникшись паническим Радиным настроением, побежала к ведьме вниз, прыгая через ступеньки. Та сразу схватила Лилию за руку и повела куда-то из здания.
"Ну точно, на нас напали", - укрепилась было в этой мысли Лилия, но Рада ее быстро разуверила.
— Со мной что-то не в порядке. - заговорила Рада, остановившись. - - Мне кажется, что я...в общем, ты можешь просто сказать, что со мной?
Лилия нахмурилась. "И все?" - хотелось ей спросить. Знахарка успела уже понапридумывать ужасов, когда у ведьмы, возможно, просто что-то непонятное на коже выскочило. Во всяком случае, умирающей Рада явно не выглядела, передвигалась шустро, и Лилия не чувствовала волн боли, когда Рада брала ее за руку - только панику.
- Куда смотреть? - поинтересовалась Лилия. Рада не ответила.
"Хорошо, поищу сама." - закрыв глаза, Лилия прильнула к Раде, тесно прижавшись к ее груди, мягко обхватила талию девушки руками и застыла так на полминуты.
То, что видела сейчас знахарка, невозможно описать словами. Рада как будто бы расширилась в пространстве, потеряла четкий облик и рассыпалась на миллиарды нитей, окрашенных в светло-голубые тона. Большинство нитей шли рядом друг с другом, часть - переплетались, еще часть выходила наружу и загибалась к земле. Каждая из нитей двигалась в своем темпе, но общий их ритм был очевидно виден. Лилия слышала эти пульсации кончиками пальцев, бедрами, грудью - всем тем, что находилось в тесном физическом контакте с Радиной телесной оболочкой. Знахарка внимательно слушала кожей, смотрела сквозь закрытые веки на синхронно поющие потоки, пока не нашла среди них дисбаланс. Впрочем, дисбалансом назвать это было сложно, скорее в хор вливалось что-то еще, не полностью принадлежащее системе, маленькое, и пока не четко определенное. Найти конкретное расположение этого источника было уже делом секунды, и диагноз сразу стал очевиден.
- Ты носишь ребенка. - ровным голосом сказала Лилия, отстранившись от Рады. Несколько секунд знахарке потребовалось, чтобы вернуться из мира энергии в реальный мир, и тогда она смогла по-настоящему осознать, что сказала. Лилия подняла на Раду сияющие глаза - когда говоришь женщине, что она беременна, на секунду и сама чувствуешь себя матерью. - уже два-три месяца. Два.. да, скорее два.
Слова поздравления застряли у знахарки в горле - судя по виду, ведьма вовсе не собиралась прыгать от радости и кричать от счастья. Напротив, кажется всю панику она устроила только потому, что сама догадывалась о своей беременности и очень боялась ее. Очевидно, почему: более неудачное время для беременности выбрать было сложно. Однако теперь уже было ничего не изменить (как верила и надеялась Лилия, ничего изменить Рада не попросит, избавление от плода очень черное дело, к тому же ставящее под угрозу последующее материнство).
- М-мм... облегчить токсикоз я помогу. - неуверенно сказала Лилия, не знающая, как ей сейчас себя вести.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 02:33:36 | Сообщение # 872    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
- Ты носишь ребенка - сказала Лилия как бы между прочим, совершенно спокойно и легко. А для Рады...одна фраза — и мир взорвался в голове. Ведьма едва мелкой дрожью вся не пошла, переживать такие потрясения ей, наверное, еще не приходилось. Что-то в груди дрогнуло и сжалось в крохотный, твёрдый комочек, ноги стали ватными, а звуки исчезли из мира, оставив лишь белый шум в ушах. Рада в ужасе, неосознанно прижала ладони к лицу, спустя какое-то время опустила их на свой живот и...ничего не почувствовала. Ничего, никакого намека на то, что где-то там внутри происходят сложные биологические процессы. Ведьму это немного, самую малость успокоило.
- М-мм... облегчить токсикоз я помогу - до Радиных ушей донёсся голос Лилии. Ведьма подняла на неё глаза, с удивлением обнаружив в очах знахарки блеск.
— Лилия, ты сошла с ума? - истерично вскрикнула ведьма, и одернул себя, заставив понизить голос — Что ты светишься? Мы не можем допустить такого, нужно что-то сделать, ты же можешь? - ведьма говорила "мы" вовсе не имея в виду себя и Иттрия, а скорее себя и Лилию, первую, с кем она теперь делила свое событие, опасаясь назвать его своим, не имеющим отношения к Лилии ни коим образом. По лицу женщины Рада отлично видела, что та не собирается радостно с ней соглашаться и немедленно приступать к утилизации нежелательной жизни.
— Нет, это совершенно невозможно, ты же не хуже меня это понимаешь. Сделай что-нибудь, пока никто кроме меня и тебя об этом не знает. И пусть никто не узнает больше, да? - Рада в панике и едва ли не в бреду умоляюще схватила Лилию за руку, сама до конца не понимая, о чем её просит.
— Поздно, я уже в курсе - знакомый голос Грога раздался совсем рядом. Рада повернула голову и увидела пса, сидящего от неё в двух метрах. От чутких ушей его не укрылось то, с какой конкордовской скоростью его подруга вела знахарку по заднему двору. Подслушивать всегда было нехорошо, но Грог, не обделенный собачьим чутьём, на этот раз не мог сдержаться. К тому же, у Рады не бывало от него секретов, так с чего бы им появляться теперь?
— И если тебе интересно моё мнение, то я против того, что ты собираешься сделать - серьезно ответил пёс.
— Ты-то что можешь об этом знать? - взорвалась Рада. Вмешательство Грога в это дело мало того что раздражало, так еще и казалось совершенно абсурдным.
— Немного. Но кое-что совершенно точно — не тебе одной принимать решение - логично ответил пёс.
— Почему не мне? - ведьма снова начала повышать голос.
— Разве это не очевидно? - пёс произнёс фразу так выразительно, что ведьма вынуждена была замолчать. Иттрий. И как она скажет об этом Иттрию? И ЧТО она скажет? "Знаешь, милый, тут такая неприятность небольшая, я беременна, но ты не переживай, я уже решила его убить"? И что воин ответит ей? Что он вообще ответит, просто на вырвавшуюся из уст фразу "Я беременна, угадай от кого"? Раде почему-то показалось, что если он её и не убьёт, то обязательно посмотрит с таким осуждением, будто она одна во всём виновата. Стоило только себе это представить, как сразу же поднялась волна безудержного возмущения. Впрочем, девушка быстро отвлеклась от внутренних диалогов и вернулась к прошлой теме.
— Грог, пошёл вон. Ты мне сейчас как советчик совершенно не нужен - грубо и резко сказала она псу, на что тот даже глазом не моргнул, показывая, что мнения своего менять не собирается.
— Ты хочешь, чтобы я сам обрадовал второго виновника торжества? - поинтересовался пёс как бы между прочим. И Рада впервые захотелось по настоящему задушить Грога, от осознания того, в какую ловушку он её загоняет. А еще друг. Сволочь неблагодарная.
Она не стала ничего говорить Грогу, а обратилась к оплоту своей последней надежды.
— Лилия? Ведь ты понимаешь, что избавиться от этого сейчас будет правильным поступком?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 03:35:33 | Сообщение # 873    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
- Нет. - Лилия отрицательно помотала головой. - ты конечно извини, но Грог совершенно прав. Ты не можешь сама принимать такое решение, потому что это в такой же мере ребенок Иттрия, как и твой. И будет намного лучше, если он узнает об этом от тебя и как можно быстрее. Я не имею ввиду выливать на него такие новости спросонья... но думаю ты меня поняла, лучше не затягивать. Вы должны вместе с ним обсудить произошедшее. Но послушай мои слова: выкинь эту дурь про избавление от ребенка из головы, и уж точно не начинай разговор с этого. Я не буду распинаться о том, что дите - это подарок жизни, ее смысл, это все и так прекрасно знают. Я лучше расскажу о том, о чем знают не все. Чтобы прервать беременность, на раннем сроке дают выпить особое зелье, которое растворяет ребенка прямо в утробе. На более позднем - вынимает малыша наружу по частям при помощи спиц и длинных щипцов. Оба способа оставляют большие шансы на то, что матка будет повреждена слишком сильно и нового ребенка больше никогда не сможет взрастить. Это не лечится. Может, это звучит абстрактно, "шансы-шансы", так что обращу твое внимание на конкретную проблему. Кто тебе поможет избавиться от ребенка, где ты найдешь специалиста? Обратишься к первой встречной бабке-гадалке? Я ведь этим заниматься не буду. Я знахарь, я лечу людей, а не убиваю их.
Лично Лилии казалось, что самый первый аргумент, озвученный еще Грогом, должен был заставить ведьму как минимум отложить мысли об избавлении от плода до разговора с Иттрием. Однако Рада только разозлилась на него, и знахарке ничего не оставалось, кроме как залить чувства ведьмы рассказом о способах убийства нерожденного младенца, и после обрисовать ей реальный риск и четко обозначить свою позицию неучаствования в этой безумной идее.
Лилия вообще не могла понять и разделить взгляды Рады на ее беременность. Да, чертовски невовремя. Да, это обещает плохое самочувствие и потерю трудоспособности на ближайший год. Да, это осложняет все очень и очень сильно. А в итоге получается все одно. Убить ребенка, чтобы облегчить себе жизнь, как можно?!
Кроме общих рассуждений, у Лилии еще были личные, глубокие причины не принять вариант с избавлением от ребенка. Она бы все отдала, чтобы оказаться сейчас на месте Рады - быть рядом с любимым человеком, ожидать ребенка, но это было совершенно невозможно. Конечно, неправильно переносить свои чувства на других людей, но это случалось сплошь и рядом и не обошло стороной Лилию. Она была уверена, что избавившись от ребенка сейчас и даже чудом избежав всех негативных последствий, Рада никогда потом себе этого не простит, и знахарка была намерена уберечь подругу от самой страшной ошибки в ее жизни.
Наверное, был только один человек, чье мнение по поводу ребенка что-то реально значило для Рады, и Лилия повторила:
- Просто скажи Иттрию, что ждешь ребенка. Вдвоем вы поймете, как быть дальше.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 11:36:22 | Сообщение # 874    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 26-Мар-2013, 17:54:41

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
- Просто скажи Иттрию, что ждешь ребенка - "просто". О, если бы это было так просто. На словах-то, конечно, нет ничего сложнее, просто сказать, произнести, озвучить, но от одной мыли от этого Раде становилось дурно. Она вообще никогда не допускала даже мысли о том, что у неё, возможно, будет свой ребенок. И сейчас её раздирали до крайности противоречивые чувства. С одной стороны, она так перепугалась, что даже в пала в плохо контролируемую панику. И это понятно, новость ошарашила её молотом по голове, да и более удачного времени для такого подарка мироздание не способно было подобрать. С другой, стоило Лилии в красках рассказать о том, как именно будет извлекаться плод, ведьма на мгновение совершенно точно ощутила, что не имеет ни малейшего желания отдавать его. Более того, она даже почувствовала смутное желание отрубить руки по локоть каждому, кто протянет посмеет посягнуть на её чудо.
Вдвоем Грог и Лилия убедили ведьму пока хотя бы повременить с решением об утилизации. Тем более, что Раде совсем не хотелось, чтобы какая-то неизвестная, дряхлая старуха с треугольными зубами, которая ночами наверняка потрошит кошек и ест их сердца, лишала её первой жизни, которую ведьма способна была подарить, более того, лишала возможности в дальнейшем возобновить попытки произвести на свет еще одну.
Ужаса, однако, не убавилось. Тем не менее, имея привычку не затягивать с подобного рода шокирующими новостями, чтобы самой не сойти с ума, ведьма решила уже сегодня вечером сказать обо всем Иттрию, и будь что будет.
За завтраком ведьма не меньше трех раз роняла вилку на пол, руки тряслись словно после сильного похмелья. При этом она жила предстоящим вечерним разговором, и поэтому нервничала не на шутку. Иттрия она весь день как могла избегала, за столом сидела от него по диагонали, боясь даже поднять взгляд, а на все вопросы отвечала односложно, скорее отмахиваясь, и, кажется, вообще его не слушала. Ей совершенно точно жизненно необходимо было побыть одной. После завтрака девушка никому ничего не сказав, понадеявшись, что Лилия в случае чего остановит Иттрия от преследования, молча взяла Грога и ушла в город. Бесцельно, просто побродить.
Проницательный пёс, как никто ощущавший Рдино состояние молчал, просто бежал рядом, куда бы ведьма не пошла. Не забывал внимательно следить за проходящими мимо людьми, Рада сейчас явно не способна была заботиться о собственной безопасности. Одного такого шустрого Грог поймал буквально за руку, сжав его ладонь в челюсти так сильно, что вор сразу же отказался от мысли грабить молодую, одинокую девушку.
Бесцельно шляясь по городу ведьма забрела на небольшую, густо заросшую деревьями аллею, вдоль которой стояли каменные лавки. Присев на одну из них, и не желаю больше никуда двигаться, девушка увидела ту самую женщину с сыном из их постоялого двора. Мать сидя напортив терпеливо вязала что-то, пока её сын кормил птиц хлебными крошками и пытался их поймать. Но вот мальчик споткнулся о неудачно подвернувшийся камешек и растянулся на мостовой. Да так сильно упал, что ободрал ладони, колени, да еще и подбородок. Смех сразу сменился слезами, такими горькими и настоящими, что никто бы не сомневался глядя на мальчика — с ним произошло настоящее горе. Женщина тут же отложила свое вязание и поспешила в своему чаду, присев рядом с ним, помогла ему подняться и шепча какие-то ласковые слова обняла, гладя по голове, успокаивая и вытирая слёзы. И мальчик, ощутивший рядом с собой единственного человека, который был для него всем миром, маленькими ручками обнял маму за шею, прижался к ней тесно-тесно, прячась в её объятиях от всего мира, быстро успокаиваясь.
Рада наблюдала всю картину от начала до конца. Нельзя сказать, что она её растрогала, что что-то в ведьме щелкнуло. Она поднялась, подошла к женщине, которая уже перебралась обратно на скамейку, усадив сына на колени.
— Оно того стоит? - без каких либо пояснений и предисловий спросила девушка. Оба, женщина и мальчик посмотрели на ведьму. Женщина смотрела с непониманием, а её сын с интересом, изучая девушку своими пронзительно синими глазами. Непонимание во взгляде женщины очень скоро исчезло без объяснений. Женщина мягко посмотрела на Раду и улыбнулась ей.
— Конечно. Это же истинное счастье - ответила она. Ведьме больше не требовалось никаких ответов.
Вернувшись домой к ужину, девушка едва дождалась его окончания, и после него сразу же подошла к Иттрию и взяла его за руку.
— Идём погуляем. Ничего не говори, просто идём со мной - попросил она ничего не объясняя, после повела воина в город. Шли они достаточно долго, молча, быстро, пока не пришли снова на ту самую аллею, где уже почти не было людей, ушли в самый её конец, пока Рада наконец не остановилась и не присела на лавку.
— Сядь - попросил она воина, и как только он сел, сама тут же встала, не в силах усидеть на месте. Собиралась с духом она тоже не меньше двух минут, не представляя, как начать, но наткнувшись на непонимающий взгляд любимого, заговорила, слова сразу же нашлись.
— Вчера, когда мы с Лилией ходили к местному знахарю за покупками, в лавке встретили старого скрюченного как знак вопроса старика Симуса. Не смотря на очевидную дряхлость он вед себя очень активно и даже странно. В какой-то момент он оторвался от рассказа об ассортименте и подошел ко мне, коснулся моего животу, и сказал, что любит женщину, что дарит жизнь. После этого он дал мне какой-то эльфийский настой, не взяв за него денег, пояснив, что это будет полезно и мне и ему. Я тогда решила, что он сумасшедший, мало ли, что ему там в приступе маразма могло показаться. А ночью я видела сон. Такой сон, Иттрий, такой сон, сложно было поверить, что это не реальность. Такое чувство, что мир уже давно обо всем знает, а я по какой-то роковой случайности прозябаю в неведении, и все вокруг пытается до меня докричаться - голос ведьмы звучал выше и пронзительнее чем обычно, готовый сорваться в любую минуту. На воина она при этом не смотрела, полуотвернувшись от него, боясь не выдержать его пытливого взгляда.
— Утром мне стало плохо. Я пошла умыться и внезапно вспомнила всё: и сон, и странные слова Симуса, и лёгкое недомогание, которое я списывала на переутомление. И мне стало страшно, так жутко, я сразу пошла к Лилии. И то, что она мне сказала сегодня утром, кажется, перевернуло всю мою жизнь до этого - Рада не выдержала и всхлипнула. Слёз не было, но тугой комок уже обосновался где-то под горлом. Теперь оставалось сказать самое страшное, но самое главное. Ведьма сделала долгую паузу, прежде чем смогла снова заговорить.
— Я беременна - наконец вырвалось из её уст. Впервые за время разговора посмотрела на воина, всего секунду, но этого хватило для того, чтобы довести всё до крайней точки. Глаза защипало и крупные капли слёз выступили на глазах, во взгляде сквозил живой страх и одновременно с этим мольба о поддержке. Ведьма зажала рот рукой, стараясь унять в себе слёзы, они были совершенно ни к чему. С ужасом она ожидала ответа воина и его реакции. О том, что она всерьез планировала убить ребенка еще утром ведьма пока не говорила, хотя бы потому, что сейчас уже не была так уверена в своем скором решении.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 17:13:05 | Сообщение # 875    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Что-то странное сегодня творилось. Рада совершенно определенно избегала Иттрия, даже взглядом с ним избегала встречаться, а позавтракав, сразу сбежала из-за стола, никому не сказав ни слова. Иттрий понять никак не мог, что такое случилось, то ли у Рады серьезные проблемы, то ли он отчего-то впал в немилость. Оставаться в неведении ему хотелось меньше всего, и как только Рада вышла из-за стола и направилась к выходу, воин рванул за ней, но его кто-то остановил, крепко ухватив за пояс, как собаку за ошейник. С немалым раздражением Иттрий перевел взгляд вниз, чтобы увидеть, что это Лилия пытается его удержать на месте таким способом. Воин уже открыл было рот, чтобы возмутиться, но Лилия опередила его, прижав палец к губам и покачав головой. В глазах у знахарки была настороженность - ей было важно, чтобы Иттрий ее послушал, и воин сдался. Сев обратно за стол, он обхватил голову руками.
"Лилия вот знает, что случилась. Я что, один не в курсе чего-то важного?" - убрав руки, Иттрий не выдержал и обратился к знахарке.
- Лилия, да что происходит, в конце концов? - но знахарка и теперь не сильно прояснила ситуацию, однако все же немного успокоила.
- Скоро узнаешь. Просто дай Раде немного побыть одной. Не волнуйся, ничего страшного ни с ней, ни с вами не случилось. - говорила Лилия твердо, хотя вовсе не была уверена, что Иттрий не посчитает ребенка страшным событием. Об отношении воина к взращиванию потомства в экстремальных условиях она могла только догадываться.
Стоит ли говорить, что целый день Иттрий не мог ни на чем сосредоточиться и ничего толкового не сделал, а когда наконец к вечеру Рада нашла его и повела на разговор, он был уже готов принять от нее практически все, что она скажет, лишь бы ситуация наконец прояснилась.
Ведьма увела воина куда-то вглубь города, усадила на лавочку, сама села рядом и тут же вскочила, и еще несколько минут молчала, собираясь с силами. Иттрий едва сдерживался, чтобы не поторопить ведьму и вовсе не ласковыми словами, но вот наконец пытка кончилась и Рада заговорила. Вначале Иттрий вообще не понимал, к чему она рассказывает ему про эпизод из магазина зелий, про ее сон. Потом ведьма добралась до плохого самочувствия, про поход к Лилии, и наконец...
- Я беременна. - наконец произнесла она, впервые за все время разговора коротко посмотрела на Иттрия, но тут же снова отвела глаза, в которых воин заметил блеснувшие слезы.
Слова Рады не сразу уложились у Иттрия в голове.
- Ты - что? - непонимающе переспросил он. "Беременна." - тут же услужливо повторила ему его память, и в этот момент воина прямо-таки оглоушило свалившейся на него информацией. - о, небо...
Первая реакция была совершенно импульсивной. Иттрий вскочил с лавки и крепко-крепко прижал Раду к себе, гладил ее волосы, старался успокоить и утешить ее, а сам пока в спешке пытался собрать свои мысли, которые разбегались, как тараканы. Разбирался с ними Иттрий долго, действительно долго. Объятия не давали Раде увидеть лица Иттрия, и он был этому очень рад, не хотелось выказывать ей абсолютную дезориентацию, которая была крупными буквами написана у него на лице. Впрочем, Рада вполне могла ощутить, как рука Иттрия, гладящая ее волосы, подрагивала.
"Беременна. О Господи. Как, когда?!" - если с "как" было понятно, то "когда" пришло не сразу. Иттрий не был намерен обзаводиться потомством и всегда старался не вливать свое семя внутрь. Ну а для остальных случаев существовали разнообразные зелья, пользоваться которыми умела каждая крестьянка. Пила ли эти зелья Рада, Иттрий никогда не спрашивал, ему это казалось очевидным, но ведьме, как выяснилось - нет. Или она пила зелья, но случилась осечка? А сколько еще таких осечек могло быть в жизни Иттрия? Может, из его детей уже и армию собирать можно? Силой воли Иттрий загнал в клетку разбушевавшиеся мысли. Какая там армия, случайных связей у воина было совсем немного, а в остальных случаях он был полностью уверен, что избежал участи отцовства. Сейчас это все не важно, важно, то, что происходит сейчас, в настоящий момент: его возлюбленная носит его ребенка.
Это было чертовски невовремя, это очень сильно осложняло положение компании, и так висящей на волоске, и Иттрий соврал бы, если бы сказал, что в этот момент ему не приходила в голову мысль избавиться от ребенка.
Но - это же его ребенок, которого носит горячо любимая им женщина! Она сейчас в его объятиях, так же пытается справиться со своими чувствами, хочет найти поддержку, а он сейчас предложит ей убить ребенка? Ребенка, которого...
...о котором он никогда всерьез не задумывался. О котором только несколько раз в жизни пролетали мысли в голове, в периоды особенно тяжелые, и этим мыслям никогда не было позволено развиться во что-то большее. Который теперь стал реальностью, результатом беспечности, невнимательности и настоящей любви. У Иттрия сердце пустилось в легкий пляс, когда в голове с быстротой ветра пролетели моменты, которые он провел рядом с Радой, и в этот момент все решилось.
- Я люблю тебя. - Иттрий наклонился, зарываясь лицом в Радины волосы. - и мы будем любить нашего ребенка.
И этими двумя фразами все было сказано. Сейчас сердце Иттрия колотилось так, будто мечтало пробить себе путь на волю. О господи, какое же это все-таки безумие! У них нет своего дома, они вне закона и, черт побери, даже не женаты. Вместе с тем Иттрий видел эпизоды из будущего: Рада, на последнем сроке, сидящая у очага на постоялом дворе; вот она едет на лошади, бережно держа перед собой маленький кулек; вот она кормит ребенка грудью. Иттрия был везде рядом: читал ей вслух перед огнем, вел лошадь под уздцы, держал толстый плед, укрывая Раду и ребенка от ветра и снега.
Где-то далеко на фоне были шпионы, бои и постоянные бега.
Истинное безумие, желанное безумие.
Нельзя сказать, что Иттрий был счастлив от известия, потому что его щедро приправлял ужас от того, насколько ближе к пропасти они теперь подойдут, а ведь и до того была видна ее грань. Но никак иначе теперь нельзя, он был уверен в этом абсолютно точно.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 26-Мар-2013, 18:48:36 | Сообщение # 876    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 26-Мар-2013, 19:07:15

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
- Ты - что? - повторить второй раз Рада бы уже точно не смогла. По какой-то неясной причине произносить это второй раз казалось куда более невыносимым. Но при этом оставалось неясным, понял ли Иттрий, то, о чем ему только что сообщили, расслышал ли, а если расслышал, то как вообще воспринял. Вместо ответа воин вдруг так крепко прижал к себе ведьму, что той стало немного больно от его сильных рук. Он с такой силой прижимал её себе, что, казалось, то ли боялся, что Рада прямо сейчас куда-то исчезнет, то ли находил в этом простом, привычном действии какую-то поддержку и успокоение для себя самого. Рука его, тем временем, дрожала, Рада чувствовала её неуверенное движение по своим волосам. Сложно было трактовать поведение воина в какую-то сторону, оно пока ничего не объясняло.
Рада уткнулась воину в плечо, спрятавшись в его объятиях от себя, от него, от всего мира вокруг. Затянутое молчание было истиной мукой. Ей нужно было, чтобы Иттрий озвучил хоть какое-то свое решение. Он уже не погнал Раду прочь, не одарил её тонной осуждений, это уже обнадеживало и успокаивало. Но что если он сейчас скажет тоже самое, что она еще сегодня утром? Что, если сейчас он понимающе заглянет ей в глаза, погладит по щеке, и ласково скажет, что дети сейчас не нужны ни ему, ни ей, и вообще никому из их везучей на врагов компании? От этих мыслей вдруг стало так невыносимо больно, сердце в миг облилось кровью и захлебнулось в ней. Девушка непроизвольно стиснула зубы и сжала кулак так, что ногти вонзились ей в ладонь. Сможет она после таких его слов быть с ним? Сможет ли вообще узнать в человеке, который так просто подводил итог тому, что сам создал, узнать в нём того, кого так любит? А что, если Иттрий и вовсе откажется прямо сейчас и от неё и от ребенка? Одна она не сможет протянуть и двух месяцев, тем более в положении. Наверное, тогда правильней всего будет просто добровольно прийти в Столицу.
Рада отогнала эти мерзкие, ужасные мысли. Она не верила сейчас, что Иттрий сможет так поступить с ней. Боялась, но не позволяла себе верить.
Прижимаясь к груди воина, она слышала, в каком бешеном ритме колотится его сердце, будто бы оно стремилось выйти из костяной клетки и лечь ведьме в руку. И вот воин наклонился к ней.
- Я люблю тебя - и хоть пауза между этой и следующей фразой была недолгой, совсем мимолетной, Раде показалось, что она длится вечность - и мы будем любить нашего ребенка - это был ответ. Тот, который ведьма желала услышать. Словно скала свалилась с плеч в этот момент. Девушка сильнее прижалась к любимому, обняв его и опасаясь отпускать.
— Безумие... - прошептала она. Прошептала, и сразу же вспомнила, что ровно тоже самое говорил воин, когда вместо того, чтобы добить худого, раненного мальчика, ведьма напротив, никого не слушая взялась за его срочную реабилитацию, не задумываясь о том, какие от этого возможны последствия. Но не смотря на все "против", не смотря на совершенную невозможность вынашивать сейчас ребенка, ведьма почувствовала, что они приняли верное решение.
Тихий, мурчащий звук донёсся снизу. У ног Иттрия и Рады выгибал спину ободранный дворовый кот, с грязно-белой шкурой. Кот хрипло мяукал, наверное. выпрашивая ласки или угощения, и смотрел на смятенную пару мистически-голубыми глазами. Рада, глядя на него, впервые за день улыбнулась. Спокойно и легко, отразив на лице свое облегчение и счастье. Она понимала, прекрасно понимала, каким вирусом заражена. И как этот вирус будет развиваться, с какой скоростью растить в ней безумную любовь к себе, если всего за один день она уже умудрилась диаметрально изменить свое мнение, и то, чего она так желала утром. под вечер вдруг стало казаться совершенно невозможным, страшным, бездушным.
Рада перевела взгляд на воина, заглянув ему в глаза. Как приятно было снова окунуться с головой в его глубокие, серые омуты, захлебываясь в них и не имея никакой возможности выбраться.
— Душа моя - прошептала она едва слышно, мягко коснувшись губами подбородка отца своего ребенка.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 28-Мар-2013, 03:22:20 | Сообщение # 877    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Иттрий приподнял за подбородок Радину голову и нежно поцеловал ведьму в губы. Как-то странно он себя сейчас чувствовал, растерянно. Воин не ощущал в себе никакой внезапно проснувшейся любви к своему будущему ребенку, не умилялся, вспоминая ребятишек своих знакомых, и вообще не представлял себе, что ему потом делать с этим маленьким, быстро растущим созданием. Когда их там пора начинать учить ходить? А пеленки как менять? А колыбель ему как в пути обустроить? А пока он не родился, как ухаживать за мамой? Может, ей продукты какие-то особые нужны, витаминчики? А когда ей уже нельзя будет садиться на лошадь? Обо всем этом Иттрий не имел никакого представления, но одно знал точно: Рада теперь как хрустальная ваза, и беречь он ее будет, как хрустальную вазу, пускай даже эта ваза будет артачиться и притворяться чугунным котелком, которому все ни по чем.
Иттрий чуть отстранился от Рады, не удержавшись, скользнув взглядом по ее животу, приобнял ведьму за талию и повел ее домой.
"Она беременна, а я даже не заметил", - подумал он. Вины воина в этом не было, живот ведьмы пока даже не начал округляться. - "какой же у нее срок? Уфф.. надо будет спросить."
В мыслях о ребенке и о беременности Иттрий и провел весь путь домой. Хорошо, что Рада была рядом. От ведьмы исходили почти осязаемые лучи спокойного счастья, это отражалось в ее движениях, коротких фразах, которыми она иногда обменивалась с Иттрием, и от этого успокаивался и воин. Вот же она, его возлюбленная, идет рядом, она - та же, что и была раньше, с ней все в порядке и она счастлива. А с мелкими проблемами типа витаминок, а после - пеленок, они вдвоем уж как-нибудь разберутся.
- Надо было попросить у мадам Жоржетты отдельную комнату для нас. - сказал Иттрий, остановившись у ворот гостевого дома. При том эпизоде, когда Рада пыталась это сделать и получила отказ, он не присутствовал. Мягко притянув Раду к себе, воин наконец оставил мысли о ребенке и теперь был только с ней. - Не хочу тебя никуда отпускать.
Иттрий перевел глаза с Радиных губ, форму которых он так любил, выше, чтобы встретиться с любимой взглядом. Иттрий не улыбался, но в его глазах были тепло и любовь, пока не к ребенку, но к его матери. Все мысли о будущих сложностях отступили в сторону - пока, и сейчас во всем мире для Иттрия существовали только темные Радины глаза, длинные ресницы, и ощущение ее теплого дыхания на своей коже.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 29-Мар-2013, 19:40:12 | Сообщение # 878    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Рада и Иттрий уже не торопясь шли обратно к гостевому дому. Странное, смазанное и слегка смятенное было состояние ведьмы, и судя по Иттрию, он ощущал что-то похожее. Можно было понять, новость, которую она ему принесла, в условиях сегодняшних дней, сложно было назвать радостной. Тем не менее, решение он свое озвучил, и наверняка не принял бы его, будь хоть в чем-то не уверен.
- Надо было попросить у мадам Жоржетты отдельную комнату для нас - изрёк воин. Рада словно очнулась, посмотрела на него, и запоздало покачала головой.
— Не получится. Потому что "приличной девушке не пристало жить в одной комнате с мужчиной, если их чувства не связаны клятвой" и всё в таком духе. Я уже пыталась. Можешь попробовать сам, но наша хозяйка крепче кремня и упрямей барана - Рада остановилась на крыльце, не желая пока заходить внутрь. В последнее время ей редко удавалось побыть наедине только с Иттрием.
— Мы задержались тут. Нужно купить завтра лошадей и уходить, если не хотим, чтобы нс схватили - говоря, Рада смотрела на яркую россыпь звёзд на почти черном небе. Впервые в жизни от осознания того, что скоро предстоит очередная дорога, ей стало грустно. Ведьма почти всю жизнь проводила в пути, и когда долго где-то задерживалась, в какой-то момент начинала ощущать сильную тягу вновь выйти на тропу и долго идти в неизвестность. А тут — ничего. Совсем. Внезапно захотелось спокойной жизни. Впрочем, это было мимолётно. Рада тихо нырнула внутрь.

Где-то в поселке...
Поздним вечером послышался тревожный лай собак, топот лошадиных копыт и голоса мужчин во дворе. Руника укрыла дочь, поцеловала её в лоб, велев закрыть глаза и отправиться по странствию по мирам Морфея. Она слышала, как её пожилая мать открывает кому-то дверь, пытается вежливо что-то узнать, и в её голосе слышится лёгкий страх. Вот несколько мужчин, оттолкнув её в сторону, входят в дом и натыкаются на Рунику.
— Что вам нужно? - спокойно сращивает женщина, скрестив руки на груди стоя у дверей комнаты, в которой спит её дочь. Вошедших было четверо, и еще несколько человек стояли на улице. Один высокий, ужасно худощавый мужчина, с самоуверенным лицом, на котором давно стояла печать службы государству, держал в руках свиток. Недолгое время оценивая Рунику, он ухмыльнулся и развернул свиток.
— Руника Велидарская, вы обвиняетесь в измене государству и Его Величеству Королю. Вас надлежит арестовать и после справедливого суда будет вынесен приговор - мужчина свернул свиток — Но я уверен, что это будет смертный приговор, так что если вам есть с кем попрощаться, сделайте это сейчас - пришедший прекрасно знал, что обвинять Рунику не в чем, но не мог отказать себе в удовольствии вновь донести весть о скорейшей смерти кого-то.
Никто и не надеялся. что женщина пойдёт добровольною. и именно для этих целей взяли с собой мага. Тот просто бросил под ноги Руники небольшую склянку из тонкого стекла. Разбившись, содержимое её разлилось и задымилось густым, искрящимся дымом, и как только тот коснулся лёгких - Руника впала в глубокий сон.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 31-Мар-2013, 02:35:51 | Сообщение # 879    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Ни спать, ни дежурить Иттрию сейчас не хотелось. Рада ушла в дом, и теперь ему нужно было только одно: побыть одному, пройтись по темным пустым улицам, купаясь в звездном свете, и передумать о многом. Однако прежде чем отправиться в вольную прогулку, следовало бы позаботиться о безопасности. Единственному, кому Иттрий был готов доверить в одиночку нести вахту на весь гостевой дом, был Рейнгольд. Воин отправился на третий этаж, чтобы "порадовать" волчонка двойной сменой.
Рейнгольд, мягко говоря, был не в восторге. Перечить Иттрию он прекратил еще с того дня, как воин на деле стал его учителем, однако отказаться от острых реплик был неспособен. Фантазия на ночь глядя у волчонка работала плохо, и он ничего не успел придумать до того, как Иттрий вышел из комнаты. Пришлось отыграться на Раде, которую Иттрий просил предупредить о том, что она сегодня может спать спокойно.
- Я сегодня дежурю за Раду с Иттрием, - оповестил мальчик, бесцеремонно ввалившийся в женскую комнату без стука, – и я хочу, дорогие дамы, чтобы вы все сегодня видели во сне оторванные головы.
Любовно прихлопнув дверь о косяк, Рейнгольд удалился дежурить. Вахту нести мальчик решил на улице, прохаживаясь вокруг дома, чтобы пресечь любую попытку незаконного проникновения. Для того, чтобы ориентироваться в темноте, мальчик изменил свои глаза, превратив их в узкие щели с желтой радужкой.

К тому времени, как Рейнгольд, пугая своими глазами бродячих кошек, заступил на вахту, Иттрий уже успел углубиться во дворы и теперь шел куда-то, не зная куда, и не особенно примечая дорогу. Вопреки всем планам, ни о чем конкретном Иттрий сейчас думать не мог, и просто бродил по маленьким темным улочкам, избегая улицы крупнее. Ночной Карград был куда оживленнее Столицы, и довольно много людей, по большей части нетрезвых, выползали на улицы и после захода Солнца. Иттрию же сейчас нужно было одиночество.
Тишина и темнота. Тишина оглаживала душу, как море берег, и так же как и море окатывает резкие грани песчинок, делая их округлыми, так же и тишина сейчас поступала с переживаниями воина. Принять тот факт, что Рада беременна, было куда проще, тем разобраться с сопровождающими это эмоциями. Иттрий бы ни за что не отказался от тех слов, что сказал недавно Раде, и сам в них верил, однако изнутри воина грызло чувство какой-то неправильности, и, что уж греха таить, глубоко сидящего страха. Иттрий сам не вполне этого осознавал, однако в глубине души он боялся не справиться с ролью отца. Он представлял себе эту роль довольно расплывчато, ведь его собственный отец бросил семью, когда Иттрию было только пять лет, и не оставил в памяти своего сына никакого следа. Находясь в положении безотцовщины, Иттрий как никто другой понимал, как важно для ребенка наличие полноценной семьи и внимание каждого родителя. Раз уж угораздило стать отцом, то надо дать ребенку все, что должно - но что именно должно?
Подсознание не делалась со своим братом сознанием всем этим, но зато в обилии пичкало его тяжелыми ощущениями. Спасибо тихой ночи, лунному свету и мерцанию звезд, настраивающих каждого своего ребенка на умиротворенный лад, они помогали гасить в зародыше все зарождающиеся панические нотки, оставляя на душе только непонятную тяжесть.
Тишина и темнота. Тишина умиротворяла, и темноту Иттрий не особенно любил. Так еще с детства повелось, и были тому причины совершенно нелирические. Он просто видел в темноте хуже многих людей. Эффект был несильным, реальных проблем никогда не доставлял, однако некоторый дискомфорт все равно ощущался.
Несколько лет назад Иттрию нравилась ночь чуть больше, чем сейчас. Он имел власть над ее покровом, мог разорвать ее черный кокон в любой момент. Это была своего рода игра, к которой Иттрий относился как к чему-то простому и совершенно обычному, однако теперь ему этого сильно не хватало. Вот и сейчас Иттрий остановился, поднял правую руку на уровень глаз ладонью кверху и попробовал сделать то, что когда-то получалось у него едва ли не само собой. Когда-то, но не теперь - теперь пальцы воина не мог охватить голубой огонь. Неприятно покалывающий каждого, для Иттрия он становился мягким котенком, облизывающим его пальцы, нежным, и при том совершенно эфемерным существом. Огонь давал не только свет. Иттрий нередко баловался, вызывая его вот на таких ночных прогулках, а стоило воину задуматься и переставать его контролировать, как огонь разрастался, сжигая и без того маленький резерв Иттрия очень быстро. Один раз воин даже оказался в критической ситуации из-за такой игры и несвоевременно закончившейся маны, но все же куда чаще эта маленькая забава заканчивалась благополучно.
В глазах Иттрия стояла глубокая задумчивость. Опустив руку, он пошел по переулку дальше.
Что-то было раньше, а теперь этого нет, и тем не менее он живет дальше. Что-то есть теперь из того, чему раньше не было никакого эквивалента. И единственным таким новым событием из тех, что можно было назвать по меньшей мере не-негативным, был ребенок. У Иттрия теперь могла появиться своя семья, у него была бы любимая жена – самая лучшая женщина на свете, они вместе с ней воспитывали бы ребенка – сына или дочь, не важно. У них был бы свой дом, небольшой огород перед ним, где Рада выращивала бы редкие целебные растения, ну а Иттрий нашел бы себе почетную работу. Разве не о таком мечтают миллионы людей? Так почему же тогда его, Иттрия, такие мысли не заставляют петь и танцевать?
«Потому что я не забываю о реальности.» - напомнил себе Иттрий, - «потому что и я, и Рада сейчас вне закона, мы будем еще долгое время жить в пути, пугаясь каждой тени и обходя все более-менее цивилизованные места. Потому что будут погони, и если мы не сможем избегать стычек, то потери будут обязательно. У меня нет послужного списка, я – никто, ну а Рада мечтает жить отшельницей в глухом лесу. Наш ребенок родится в пути, принимать роды будет наша личная двухсотлетняя знахарка, помогать с воспитанием ребенка будет неряшливый социопат-оборотень, а с образованием – крестьянин, который умеет только сажать картошку и заливаться слезами по поводу и без. Но пусть меня сожрет преисподняя, если я позволю кому-нибудь – хоть кому-нибудь! – навредить моему ребенку или его матери. И несмотря на все условия, мы поможем ему вырасти нормальным человеком, который избежит хотя бы тех ошибок, что натворили его родители.»
Иттрий вернулся домой ближе к рассвету. У крыльца он столкнулся с Рейнгольдом, заканчивающим свою смену. Волчонок уже открыл было рот, чтобы сказать что-то нелестное, но увидев на лице воина особенно хмурое выражение, от комментариев воздержался. Помня поведение Рады и видя сейчас Иттрия, вернувшегося после бродяжничества, Рейн подумал, что они крепко поссорились. На примере своего дяди Джека Рейнгольд знал, что если в такой момент вякнуть что-нибудь не то, то можно оказаться сильно битым, потому и сейчас рисковать не стал.
До подъема оставалось часа три-четыре, но Иттрий все равно отправился в кровать. «С проблемой надо переспать», - говорил он себе в трудных случаях, сказал и сейчас. Даже в аккомпанементе тяжелых дум прогулка на полночи всегда действовала одинаково, и этот раз не стал исключением. Воин уснул очень быстро, а проснувшись к завтраку, понял, что проблема удовлетворена. Они с Радой уже решили, что делать дальше, так к чему сейчас все эти пустые рассуждения? Будут проблемы – будут переживания и поиски решений, ну а пока надо просто жить и разгребать проблемы реальные, а не надуманные.
Первой реальной проблемой были гонения со стороны короля-узурпатора. Как уже вчера заметила Рада, оставаться на одном месте было смертельно опасно, надо было покупать лошадей и снова отправляться в дорогу. Дорога, дорога… Иттрий за последние полгода пропутешествовал больше, чем за предыдущие сорок лет, и совершенно не был уверен, что рад этому обстоятельству, но выбора никакого у него не было. Сразу после завтрака компания в полном составе отправилась выбирать лошадей в место, еще позавчера примеченное Рейнгольдом.
- От этой конюшни пахнет меньше всех. – коротко пояснил Рейн по пути свой выбор, - я думаю и кони оттуда будут меньше пахнуть. – и поспешно добавил: - и здоровее, конечно же, тоже будут.
Облюбованная Рейнгольдом конюшня была довольно большой, хотя для города-перекрестка наверное таковой не считалась. В отдельных стойлах стояли несколько десятков лошадей всевозможных расцветок, и практически все из них были скаковыми. Иттрий заметил только одного тяжеловоза, старого мерина в яблоках, который уныло жевал сено на самом видном месте. Видимо, хозяин мечтал продать его уже очень давно.
Хозяин, к слову, не заставил себя ждать. Им оказался очень высокий, худой человек, напоминающий жука-палочника. Сходство прибавляли тонкие длинные руки, который мужчина будто бы не знал, куда деть, маленький плоский нос и совершенно лысая голова.
- Вы не на обмен лошадей, нет? Мой мальчик-посыльный сказал, что вы пришли пешком. – вдобавок к внешней красоте хозяин конюшни быстро тараторил писклявым голосом. – купить хотите лошадь? Для кого вам, для мужчины, для мальчика, или для дамы? Для прогулок ближних или дальних? В любом случае, обратите внимание на Джока, - хозяин указал на своего старого мерина, - он идеальный спутник для любых задач. Что, не понравился..? Жаль. Кстати, у меня не все лошади стоят здесь, в помещении. На заднем дворе у меня есть «обменные» лошади. Вы тоже можете их посмотреть, они все свежие, отдохнувшие с пути, их я тоже могу продать.
На заднем дворе Иттрия ждал большой сюрприз. Сюрприз не был привязан у коновязи на обозрение клиентам, а ютился в углу, чтобы никому не мешать, и с недоверием смотрел на новоприбывших сквозь коричневую гриву. Завидев толпу людей, каурая лошадь явно заволновалась.
- Мышка. – Иттрий даже не глянул на «обменных» лошадей, он сразу увидел свою старую знакомую. Воин подошел к ней, протянул руку, но лошадь отпрянула.
- Бесполезно. Какая-то дикая она, людей к себе подпускать не любит, и с ней никто возиться не хочет. Ты это, осторожно с ней – она даже своего хозяина цапнуть успела, прежде чем он ушел. – предупредил продавец.
- Он не был ее хозяин. – проговорил Иттрий, снова приблизился к Мышке. Та, поймав в голосе воина знакомые нотки, подошла ближе, настороженно обнюхала его руку, наконец узнала, и тут же доверчиво ткнулась в нее головой. Хозяин восторженно ахнул. Он-то уже на колбасу собрался лошадь отправлять, а тут совершеннейшим чудом появляется шанс ее продать! Только вот беда, если этот мужчина в щегольском пальто – ее настоящий хозяин, а каурая оказалась ворованной, то хозяин может потребовать ее бесплатно.
- Неужели? – аккуратно поинтересовался хозяин конюшни, - но того мужчину лошадь же подпускала к себе, хоть как-то… единственного, кроме Вас, а шансов ей давалось много, она уже два месяца у меня живет.
Историю о том, что он сам отбил Мышку у лесных бандитов, и только успел ее приручить, как потерял снова, Иттрий рассказывать и не думал.
- За один стерлинг я заберу ее. – сразу назвал воин цену, небрежно поглаживая гриву лошади. Цена была стандартной на среднестатистическую скаковую лошадь, но продавца не так просто было обмануть показным равнодушием. Он прекрасно видел, что клиент сел на крючок.
- Три. – человек-богомол предложил свою цену.
- Договорились. – Иттрий даже спорить не стал. Он бы и за десятку Мышку купил.
- Заметано. – продавец явно повеселел, сбагрив залежавшийся товар по тройной цене. – может, еще кому лошадь?
- Вообще-то, каждому из нас нужная лошадь. – вставил Иттрий. – и я свою уже выбрал.
Несмотря на не самого приятного продавца, выбор скакунов здесь был хороший и осмотреться стоило. Рейнгольд был прав – здесь за лошадьми ухаживали, и все они выглядели чистыми, здоровыми, имели ясные глаза и были подвижны. Ну, разве что кроме старого мерина при входе.

...В Столице
В Столице любовно готовился капкан для опасной шайки государственных преступников. С утра ворон принес Зилаху весть о поимке Руники, и эльф немедленно приступил к делу. Дел-то оставалось с гулькин нос: всего лишь приказать связисту связаться с каждым городом Стерлингского Королевства, по размеру крупнее деревни, и приказать развесить по людным местам приготовленные заранее бумаги, в которых всякий желающий приглашался посетить казнь Руники Велидорской, очень опасной преступницы, бунтовщицы, идущей против нового Короля.
Уже через час в каждом городе Стерлинга бегали мальчишки и расклеивали на видных местах яркие объявления. В Столице же да в Величах интриганам оставалось только ждать да надеяться, что Тень увидит объявления вовремя, до того, как пробьет указанная на бумаге дата казни. Времени конечно взяли с запасом - аж целых десять дней, но вдруг шайка все это время и носа не выкажет из какой-нибудь захудалой деревушки, коих тьма тьмущая в великом Королевстве Стерлигском? Компас Милеры указывал куда-то на запад, малонаселенных районов там было не то чтобы много, но они все же встречались.
Кроме того, из Столицы были отправлены в Величи некоторые предметы, способствующие успеху облавы и транспортировки преступников в Столицу: несколько амулетов против магии некой "Рады", для нее же и для "Лилии", целительницы, антимагические оковы. Метаморфа предполагали просто сковать цепями, над "Иттрием", Тенью, установить круглосуточный надзор, ну а с остальными вообще никаких проблем быть не могло.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 01-Апр-2013, 10:12:44 | Сообщение # 880    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Рада надеялась, что Иттрий пойдёт в дом вместе с ней, но воин так и не закрыл за собой дверь, видимо, желавший побыть в одиночестве. Ведьма не стала ему мешать, в конце концов, хоть и не в силах была предугадать, о чем именно тот размышлял, но отчасти вполне понимала его состояние. Девушке захотелось умыться, и она нырнула в свою комнату, тихо открыв дверь. в страхе разбудить уже наверняка спящих соседок. Спала, как оказалось, только Мира, Лилия разбилась в вещах, и когда Рада вошла, на время отложила своё занятие, с немым вопросом в глазах взглянув на ведьму. Та коротко, кивнула, а других объяснений Лилии и не требовалось.
Рада умыла лицо и подумала, что не лишним будет сразу собрать сумку, в случае, если завтра, после покупки лошадей путники сразу двинуться в путь. Вещей у ведьмы значительно прибавилось, стоило подумать, как бы поудобнее всё распаковать, да еще так, чтобы все самые нужные предметы легко извлекались. В ворохах одежды девушка наткнулась на довольно большой, холодный на ощупь предмет, завернутый в рубаху. Это оказалась та самая склянка с зельем, что дал ей Симус. На запах содержимое оказалось приятным, источающим лёгкий аромат, и не смотря на то, что не привыкла Рада доверять неизвестным старикам, отпила немного. Вкус сложно было разобрать, он казался совсем никаким и одновременно с этим очень богатым. Зелье было прохладным и приятно холодило горло.
Собрав все, Рада решила уже спуститься вниз, сейчас была её очередь стоять на часах. И даже если Иттрий не вернулся, ведьма не видела никакой проблемы в том, чтобы побыть на часах одной, вроде за время и пребывания тут никаких событий, которые могли бы вынудить усилить бдительность, не происходило, а понапрасну паниковать девушка не любила. Но все её планы разом перечеркнул бесцеремонно вошедший в комнату Рейнгольд.
- Я сегодня дежурю за Раду с Иттрием - оповестил он и пожелала на прощание "приятных сновидений". Рада с таким положением вещей была совершенно несогласна. С какой стати Рейн должен отдуваться за неё и за Иттрия, неся двойную вахту? Она догадалась, чья это могла быть идея, и не сказать, что была в восторге от такой скорой услуги. Хотела было пойти за Рейном и отдежурить свою часть ночи вместе с ним, но её остановила Лилия. Рада спорить не стала, подумав, что сегодня, наверное, так будет и правда лучше, но решать за себя в дальнейшем она не позволит никому, в том числе и Иттрию.
"Я пока рожать не собираюсь, да сильно беременной себя не особенно-то чувствую" - с раздражением думал она, ложась в постель. Не смотря на уязвлённую гордость, независимость и самостоятельность, уснула она быстро.
Утром ведьма никак не показала своего оскорблённого состояния и ничего не сказала Иттрию, решив, что разводить сейчас скандал на пустом месте было бы очень глупо, не говоря о том, что совершенно не вовремя. К тому же, предстоял поход на конюшню за покупкой новых лошадей, а это поднимало настроение, лошадей Рада любила.
Выбор скакунов оказался более чем богатым. Тут встречались и отменные восточные породы, невероятно утончённые и хрупкие с виду, которые, однако, славились горячим характером и первоклассной выносливостью, встречались и крепкие середнячки, не особенно нарядные, но с длинными, сильными ногами и статной конституцией. Били лошади и потяжелее и и неповоротливее, больше подходящие к повозке или крестьянской работе. А встречались и совсем редкие в этих краях, но невероятно красивые вороные гиганты, с великолепной длинны и густоты волнистой гривой, крутой шеей и грациозным ходом. Разнообразие мастей тоже соответствовало любому, самому привередливому покупателю. Гнедые от совсем тёмных до светлых, вороные, серые в яблоках, гречку, и без отметин вовсе, соловые и буланые, бурые и чалые, пегие, чубарые, нарядные и не очень. Иттрий без труда отыскал тут свою старую подругу, Мышку, что наверняка оказалось для него приятным удивлением. Рада выбрала для себя среднего роста вороного мерина, с широкой белой проточиной на морде и белыми задними ногами. Хозяин уверял, что в крови этого коня течет благородная рысачья кровь, но даже без рекламы, ведьмы видела широкую, здоровую спину коня, крепкое плечо, характерно скошенный крестец, хорошо развитый путовый сустав. На правом бедре у коня виден был шрам, то ли от очень злой плети, то ли от раскалённого прута. Скорее от первого, так как при внимательном рассмотрении на шкуре и коже его можно было отыскать еще не одну отметину. Это намекало на возможно сложный характер мерина, на что ведьма и указала, вынудив хозяина сбросить цену.
Арм сразу нашел для себя лошадь. Только он вошел в помещение, как взгляд его упал на слегка тяжеловатую, но вполне красивую светло-серую кобылу в крупных яблоках. Больше ни на кого другого он и смотреть не стал, эта кобыла, по кличке Милада, так напоминала ему погибшего в бою Самарканда, что он потребовал купить ему именно её.
Для Рейнгольда выбрали простенького, флегматичного как улитка, рыжего мерина с лохматой гривой. Памятуя о том, как волчонок опасается ездить верхом, коня ему подобрали исключительно доброго, в возрасте, но еще способного преодолевать долгие расстояния. И имя у рыжего было подходящее его простому характеру — Добрый Джек.
Кроме покупки лошадей, нужно было так же купить сбрую, как минимум седла и уздечки. Хозяин проявил благоразумие и за большую оптовую покупку щедро сделала не слишком большую, но приятную скидку.
Теперь разве что и оставалось, вернуться в дом, расплатиться с мадам Жоржеттой, собраться и двинуться в путь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 01-Апр-2013, 14:08:22 | Сообщение # 881    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Процесс покупки лошадей понравился почти всем. Лилия почти сразу углядела для себя солового коня, среднего роста, слишком крепкого для классического скакуна сложения. Коня звали Хмелем, он с первой же минуты показал себя добрым, спокойным и покладистым. Однако конь уже распрощался со своими юными годами, и, хоть и старым его пока было назвать никак нельзя, все же его возраст сыграл свою роль в выторговывании скидки. Тяжелее всего с выбором пришлось Мире. Она умудрилась запасть на Гретторинского скакуна - высокого, изящного, идеально белого, голубоглазого, и сразу видно - перенявшего нрав вывевшей его расы. Конь был не покладистее Мышки, гордо поднимал голову и отходил прочь от презренных людишек. Времени на укрощение такого коня у компании не было, да даже если и было бы, то на него не хватило бы имеющихся в наличии денег. Гретторинские кони, по слухам, были самыми быстрыми лошадьми на свете, а выбрав себе хозяина, сохраняли ему и только ему безупречную верность на всю свою жизнь. Эти кони редко вывозились из эльфийских лесов, и цена их соответственно задиралась до небес. Пришлось Мире искать вариант попроще. Она долго ходила по конюшне, и в конце концов выбрала себе легкую высокую лошадь, светло-серую, с черной гривой. Лошадь казалась чересчур энергичной, но юную графиню это не смутило.
Только Рейнгольд ворчал. Лошадь выбрали за него, так как в них волчонок не понимал ничего и совершенно не желал просвещаться в этом вопросе. Ему не нравилось ехать верхом на большом живом создании, и он еще помнил, как болел его зад после последней поездки верхом, и совершенно не желал испытывать вновь эти ощущения. Однако, не смотря на все это, в глубине души рыжий мерин понравился Рейнгольду, хотя он, конечно же, этого не высказал. Наоборот, он продолжал ворчать.
- Вы, наверное, специально надо мной посмеялись. Как услышали имя коня, так и решили: ооо, это для Рейнгольда, мало ему было дяди-алкоголика, давайте ему еще и коня с именем Джек подберем. Я не удивлюсь, если этот Джек будет ночью воровать у вас выпивку. - в таком духе волчонок продолжал до строгого взгляда Иттрия, который на фоне вчерашних переживаний сегодня раздражался легко.
Наконец, за лошадей, снаряжение к ним да запас овса в дорогу было уплачено, и сильно разросшаяся компания отправилась к гостевому дому мадам Жоржетты. Вся женская компания осталась сторожить лошадей, а мужская пошла наверх спешно упаковывать свои вещи. После мадам Жоржетте было заплачено, женщины принесли свои сумки, каждый поудобнее обвесил свою лошадь и вот, наконец, можно было отправляться в дорогу.
Припустив вперед свою Мышку, Иттрий первый понесся по улицам Карграда, вынуждая прохожих спешно убираться к обочине дороги. Кто-то отходил спокойно, кто-то кричал вслед проклятия, и Иттрию это нравилось. Ребячество чистой воды, к которому воин совершенно не был склонен, сейчас доставило ему немало радости. Впервые за долгое время он снова почувствовал скорость, ощутил реальное движение вперед, и вез его совершенно чудесным образом найденный друг. От аккуратной прически Иттрия уже не осталось и следа, и ветер продолжал трепать его волосы, и полы пальто, вслед слышались возмущенные вопли и даже несколько - восторженных, и Иттрий упивался своими ощущениями и чужими криками, как пряным крепким вином.
"Держись за гриву, держись за воздух, держись за землю. Если не удержишься - всё равно держись," - Иттрий не помнил, откуда взяты эти строки, но они сейчас как нельзя соответствовали ситуации, и не только скачкам посреди города, но и внезапной вести о потенциальном ребенке, и о том капкане, куда угодила вся компания.
Город стен не имел, но граница "пустошь-Карград" прослеживалась совершенно четко. На этой границе Иттрий и подождал свою компанию, и когда те прибыли, воин уже сворачивал карту, разметив путь. Путь был прямым и простым, как стрела: двигаться дальше на запад по езженой дороге. Там путников будет ждать городок поменьше, и он будет последним перевалочным пунктам, прежде чем придется уходить в глушь и пускаться по маленьким деревенькам.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 01-Апр-2013, 16:45:08 | Сообщение # 882    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 01-Апр-2013, 17:15:58

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Первая проблема с вороным Сэфом - Радиным конём, обнаружилась очень скоро, при первой попытке седловки. Конь не шарахался от седла и уздечки, но как только настало время подпруг, окрысился, захрапел, затопал передним копытом и пусть и не пытался укусить, но хватанул ведьму за край свитера. Рада несильно шлепнула его по животу, а когда он окрысился вновь, шлепнула сильнее и показала кулак перед его мордой. Конь хлестнул её хвостом, но больше не покушался на неё. Теперь ведьма поняла, почему продавец так настаивал на строгом пеляме для Сефа и на уздечке с тугим капсюлем. Предлагал ей еще и короткий хлыст, но от него ведьма категорически отказалась. Прежде чем сесть в седло, девушка забежала последний раз в комнату и завязала волосы в высокий, тугой хвост, зная, как будут мешаться её длинные локоны при быстрой езде. На всякий случай сразу одела перчатки и повесила за спину лук с колчаном.
Только оседлав свою Мышку, Иттрий тут же погнал её по широкой улице Карграда. Раде пришлось удержать желающего пуститься следом Сэфа — нестись по городу ей верхом таким табуном ей не казалось здравой идеей. Вороной был недоволен тем, что его сдерживают, весь подобрался, захрапел, замотал головой и затанцевал под ведьмой, намереваясь встать на дыбы и сбросить с себя седока. Рада подобрала повод, слегка "перепиливая" во рту коня железом, и двинула его вперёд строгим шенкелем. Конь, не смотря на сложный характер, был мягок на рот, с приятным, широким шагом и хорошо слушался. Иттрия догоняли лёгкой рысью, выстроившись по двое. Впереди Лилия на своем жеребце и Мира на высокой кобыле, сзади Рада и Рейн на Добром Джеке.
— Рейн, расслабься, выпрямись, что ты весь скрутился как знак вопроса - видя, как волчонок напряжен, и в какой скрюченной позе трясется на Джеке, обратилась она к нему. Иттрий когда-то уже учил парня сидеть верхом, но это, во-первых, было достаточно давно, а во-вторых, то была совсем хилая кобыла, которая почти всю дорогу шла шагом, а тут стареньких, но крепкий мерин, совсем непохожий на ту доходягу.
— Не твоего ума дело! - огрызнулся он, больше всего сейчас озабоченный тем, чтобы не свалиться с коня.
— Расслабься, говорю, опусти руки. Чем больше ты напряжен, тем сильнее колотишь коня своим скукоженным телом по спине, и он в ответ сильнее колотит тебя. Он же мягкий как кошка, почувствуй это, тебе понравится. Расслабь спину и откинься немного назад - проигнорировав такую привычную из уст Рейна грубость вновь сказала ведьма. Им предстоит много времени провести в седле, и лучше будет, если для волчонка это не будет пыткой. Рейн злобно посмотрел на Раду, но попробовал сделать то, о чем она говорит. Сперва опустил неестественно высоко задранные руки, глядя на то, как сама ведьма сидит в седле.
— Колени прижми - вспомнила ведьма, пока Рейн не скатился с седла, излишне расслабившись. Волчонок тут же последовал совету, прижал колени и попытался расслабить спину, немного отклонившись назад. И в самом деле, ощущения теперь были совсем иными.
— А с эти что делать? - Рейн показал ведьме повод, который никак не мог применить, он просто болтался руках волчонка, пока Джек бежал за остальными лошадьми.
— Набери его в руку, чтобы он не провисал. Но смотри, чтобы он и не был сильно натянут. Вот так, молодец. А теперь попробуй мягко потянуть правый повод, так, чтобы Джек сделал круг. Не разводи локти, держи кисти вместе, с поводом обращайся нежно, он ведет к куску железа во рту твоего коня, и ты можешь резким движением сделать ему больно. Попробуй - Рейн схватывал быстро. стоило ему подобрать повод, как Добрый Джек согнул голову в затылке, округлив шею, и пошел теперь совсем по другому. Казалось, он ощущал малейшие движения пальцев мальчика. Рейн мягко потянул на себя правый повод, и конь, согнувшись в корпусе, тут же повернул вправо, описав небольшой в диаметре круг и вернувшись в исходное положение. Рада проделала тоже самое вместе с Рейном, описав круг влево.
— Так, а что теперь? - начиная входить во вкус спросил волчонок — Что еще можно?
— А теперь прижми колени посильнее, подбери повод еще немного и давай догоним остальных, а то мы отстали - с этими словами ведьма подобрала повод Сэфа, едва коснулась пятками его боков, как конь тут же с готовностью поднялся в галоп. Джек тут же припустил за товарищем.
— С ума сошла! - заорал Рейн, вцепившись в гриву рыжего. Трясти перестало, теперь начало качать на спине коня.
— Рада, как его затормозить? - спохватился Рейн, когда вскоре увидел, что только его дожидаются остальные, остановив своих лошадей, и Добрый Джек, словно потерявший управление крейсер. несется прямо на Миладу. Врезавшись в её круп, конь остановился, толкнув серую кобылу, от чего та лишь коротко и недовольно взвизгнула, и хлестнула рыжего хвостом по морде, более никак не выразив своего недовольства.

Путники ехали верхом в течении дня, держась дороги на запад. Как начало темнеть, остановились на ночлег. Рада и Лилия занялись приготовлением ужина. Воды не поблизости не было, но и без него было чем поживиться: вино, хлеб, вяленые рыба и мясо, картошка. Картошку запекли в углях, мясо разогрели и выдали каждому вместе с ломтём хлеба.
Рада присела к воину, протянув ему яблоко в качестве десерта.
— Куда мы едем дальше?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 01-Апр-2013, 22:45:45 | Сообщение # 883    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
День мог бы закончиться хорошо и спокойно, если бы не одно маленькое происшествие. Косвенно виноват в нем был Верный, хотя какой спрос может быть с обыкновенной собаки?
Ни у какой собаки, тем более пожилой, нет ни малейшего шанса целый день поспевать за лошадьми, поэтому Верный ехал верхом. Непонятно как его уговорила Лилия, или же ее пес раньше уже участвовал в подобных странных мероприятиях вроде южной традиционной собачьей охоты с седла, но он всю дорогу смирно ехал в большой корзине, крепко приделанной к лошади с одной стороны. Верный весил килограмм тридцать, и для балансировки пришлось навесить коню с другой стороны столько же груза, и в итоге общий перевозимый им вес перевалил за центнер. Хмелю можно было только посочувствовать, однако он справлялся, бежал наравне со всеми, хотя к концу дня и выглядел более измотанным, чем остальные лошади. Верный тоже измаялся в своей корзине, и когда Лилия выпустила его, он тут же радостно рванул вперед, пробежал под ногами серой Мириной лошадки, вдобавок громко гавкнув от переизбытка собачьего счастья. Этого делать точно не следовало. Мирина лошадь, в пути совершенно несправедливо названная Тишей за то, что не пыталась никого укусить или лягнуть, взвилась на дыбы, испуганно заржала и ломанулась куда-то сквозь кусты, чудом не задавив Верного. Все это сопровождалось испуганным воплем Миры, которая не успела спешиться и теперь вкушала все радости по-настоящему быстрой езды. Сегодняшний день, видимо, был действительно чудесным и волшебным: в течении минуты бешеных плясок Тишы Мире удалось удержаться в седле. Когда Тиша наконец остановилась, к ней подбежал Иттрий, окончательно успокоил лошадь и помог слезть на землю юной графине. Воин объяснил ей, что все хорошо (имея ввиду про себя то, что все могло кончиться гораздо хуже: например, Мира могла упасть и сломать себе шею, или Тиша затоптала бы кого-нибудь из людей, или и то и другое сразу), Мира этих слов не услышала, зато услышала в голосе поддержку и порывисто обняла воина, крепко-крепко вцепившись пальцами ему в пальто. Иттрий, не особенно умевший утешать, просто погладил юную графиню по голове. Всплеск чувств у Миры скоро прошел, и она отстранилась, устыдившись своего совершенно неподобающего поведения, смешанно извинилась-поблагодарила, робко улыбнулась, показывая, что все уже в порядке, и отошла в сторону.
Мира во всем была отходчива, и страх свой она позабыла скоро, и уже минут через пятнадцать кормила свою Тишу яблоком с ладони. К девушке тут же подошел Хмель и стал клянчить свою долю, пришлось угостить и его. Остальные лошади находились в стороне и раздачу яблок пропустили.
Скормив пару яблок, Мира присоединилась к работающей бригаде. Надо было собрать хворост, развести костер, приготовить еду и соорудить ночлежье место. С хворостом проблем не было, с костром тоже, еды с собой путники взяли много, а вот с ночлежкой начинались проблемы. Земля сильно холодила, но и эту проблему решили, просто накидав под подстилки еловых ветвей. Немного неудобно, зато тепло.
Потом поспел сытный горячий ужин из мяса, картошки и хлеба. Иттрий, видимо вспомнив старые привычки, щедро приправлял свою трапезу вином, ну а для желающих в котелке кипел целебный чай из дедушкиных трав.
К концу трапезы к воину подсела Рада, угостила его яблоком и поинтересовалась:
— Куда мы едем дальше?
Идти за картой очень не хотелось, поэтому Иттрий попробовал объяснить на словах:
— Пока строго на запад. Еще три-четыре часа пути в прежнем темпе, и мы прибудем в Маквуд, это маленький городок, живущий охотой и выделкой шкур. Больше он ничем не интересен, мы через него проходим лишь потому, что он по пути и опасности не представляет. После мы начнем уклоняться к северу, будем идти через малонаселенный район, через маленькие редкие деревушки. Это плохо, потому что мы будем на виду, и если наш след там поймают, то смогут отследить без труда. Но у нас нет выбора, не все города такие как Карград, и в них нам путь заказан. Остается лишь надеяться, что в деревеньки, нами посещенные, не попадет нога королевского прихвостня. Возможно, это все зря и нас до сих пор отслеживают, и если это так, то мы проигрываем в любом случае. Если же нет, то у нас есть шансы. Через эти деревни мы подберемся к флавельской границе и, тщательно соблюдая дистанцию, пойдем вдоль нее на восток. Местность тяжелая, там близко горы, народу с нашей стороны мало - и это плюс. Если мы доберемся до самого востока Стерлинга, то мы сможем на границе с Сен-Дебольтэ раствориться в людской массе и залечь на дно на несколько лет. Или же перейти границу и начать новую жизнь с нуля в другом государстве. Граница с Сен-Дебольтэ не то что с Флавелем, она чисто формальная, перейти ее проблем не будет, ведь восточная часть Стерлинга состоит в крепкой дружбе с Сен-Дебольтэ. Еще прошлый Король сильно тревожился о том, что восток отколется и перейдет к соседу, но ничего с этим не сделал. А надо было бы послать туда своих людей, укрепить власть, сделать режим строже, но улучшив качество жизни, и тогда... э-э, Рада, извини, отвлекаюсь. В общем, наш единственный путь - избегая центральных частей и крупных городов, как огня, обойти больше половины нашего государства и окончательно отвязаться от погони на Востоке.
Договорив, Иттрий наконец смог съесть подаренное яблоко, пока Рада думала над его словами. И сам в который раз прогонял в голове то, как все выходило. Сейчас главная задача компании - не попасться, уйти как можно дальше и дать забыть о себе новому Королю. А что потом? А потом, наверное, уже и станут совершенно не важны странные дела в Столице. Иттрий по сути бросал свой родной город, в котором он много лет наводил порядок, на произвол судьбы, бежал прочь от опасности, но иначе поступить не мог, ведь не только его жизнь теперь на кону. Теперь есть еще Рада, Рейнгольд, Лилия, Грог, Арм, Мира... ребенок. И им всем точно нечего делать в этом конфликте. Сейчас надо было именно уходить и прятаться, чтобы сохранить все эти жизни, так говорил рассудок, а ему Иттрий привык верить, равно как и заглушать всякие иррациональные чувства, которые в нем громко возмущались и требовали заняться проблемой узурпаторства активно. Воину уже почти полностью удалось погасить его, хотя осадок на душе и остался.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 02-Апр-2013, 18:55:12 | Сообщение # 884    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5713
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Ответ Иттрия вышел более чем исчерпывающим. Ну что же, Восток так Восток. Рада до того на Востоке ни разу не бывала, и было как минимум интересно на него посмотреть. К тому же из тех мест исходило множество занятных легенд, вдруг не вымысел? Правда, какая-то часть ведьмы все же верила с трудом, что им так легко удастся уйти незамеченными. Всё-таки, компания у них была колоритная, большая, и оставляла вполне конкретный след. Сложно было его просто так упустить из виду, главное только определиться с направлением поиска. Но если магичка все еще может указывать направление, как в прошлый раз, то задача становилась втройне сложной.
Ночь прошла спокойно, хоть и зябко. Было совершенно очевидно, что еще месяц-полтора и ночевать на улице, даже на подстилке из еловых ветвей будет совершенно невозможно, придется искать какой-то более теплый ночлег каждый раз. Сомнительно очень, что на день пути к вечеру располагалось по деревне по их маршруту, а потому, скорее всего, иной раз придется ехать дольше светового дня, а иной раз дольше задерживаться на ночлеге. Благо, у Иттрия была карта, и гадать о том, что будет впереди не приходилось, можно было просто посмотреть и рассчитать своё время.
Утро пришлось начать с чистки лошадей. За ночь практически каждый из них успел изваляться в какой-то невообразимой грязи, и седлать их сразу было просто невозможно. И вовсе не из эстетических соображений, как по началу решил Рейн, разворчавшись, а потому, что не счищенная грязь под седлом способствовала натиранию спины и приводила к неприятным последствиям. Лошадей следовало держать здоровыми, без них путникам придётся намного тяжелее.
Радино утро, ко всему прочему, началось еще и с очередного приступа тошноты. Хорошо, она успела проснуться пораньше и отбежать в кусты прежде, чем её кто-то увидел. Во-первых, в принципе не особенно хотелось, чтобы кто-то видел в таком состоянии, а во-вторых. пока не хотелось оповещать всех о своём положении. Рано или поздно, конечно, всё станет и так очевидно, и Рада не будет до этого доводить, но пока был не самый подходящий момент.
А еще ведьме не хотелось впадать в приступ паранойи и строить из себя щекотливую истеричную самку. Срок был небольшим, ведьма еще могла вовсю ездить верхом, бегать, прыгать, и всё тому подобное, разве что, пожалуй, нужно было избегать тяжестей и следить за тем, что потребляется в пищу. Впрочем, в плане пищи выбора особенного не было, разве что от вина она теперь отказалась.
Мысли о беременности до сих пор не покинули её головы. Было столько вопросов, на которые пока невозможно было получить ответ. Скоро у не начнет появляться живот, и что тогда? Ведьме не слишком-то хотелось быть похожей на каракатицу, еще больше не хотелось тормозить всю компанию, тем самым удваивая их шансы на скорую поимку. Но даже если опустить эти относительные мелочи, оставалась еще масса куда более серьезных вопросов: сумеют ли они к моменту родов добраться туда, где найти их будет намного сложнее и осесть на одном месте? И как это вообще — рожать? Больно? И кто будет роды принимать? А как воспитывать ребенка, учитывая Радину нестандартную, в последние полгода богатую на опасности жизнь?
От всех этих вопросов неуловимо болела голова, хоть ведьма и пыталась пока не думать об этом, а решать проблемы по мере поступления. Как минимум еще пара месяцев у нее в запасе было.
Путники двинулись в сторону Маквуда, намереваясь проехать его мимо, но уже на подходе к городу появилась потребность ненадолго остановиться в городе: Милада потеряла подкову с правой передней, и требовала срочной перековки, в противном случае кобыла бы захромала. Впрочем, ещё час пути серая бы выдержала, а там уже и город был виден.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 04-Апр-2013, 08:30:36 | Сообщение # 885    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Макувуд оказался чем-то большим, чем просто "ничего из себя не представляющим городком, специализирующемся на выделке шкур", и это стало понятно еще под городской стеной. У входных ворот стояли два стражника, но никакого досмотра они не проводили, даже не особенно всматривались в лица, просто взяли положенную плату за вход, пожелали путникам хорошего времяпровождения и распахнули перед ними ворота.
С первых же минут Маквуд показал себя чистым, уютным городком. Дома здесь строились просто, роскошь не была в почете, но с первого взгляда было видно, что горожане здесь нужды не знают. В каждом доме, даже в лачужках с окраины, в окнах было вставлено стекло, нигде не было покосившихся или сильно облупившихся домов, дерево для постройки использовалось качественное, на ставнях и дверях нередко украшалось замысловатой резьбой. Торговля шкурами определенно давала Маквуду хороший стабильный доход, но не достигала таких высот, чтобы привлечь внимание разбойников или толпы желающих лучшей жизни людей, чем и объяснялся простой пропускной режим.
Размеренная сытая жизнь в городе придавала гражданам особый менталитет. Они были спокойными, никуда не спешили, паранойей не страдали и встречали путников вполне приветливыми взглядами. Доброжелательность их проявилась и на деле, когда Иттрий справился о ближайшей кузнице у случайного прохожего, тот подробно и обстоятельно объяснил дорогу.
Наверное, все ожидали увидеть в кузнице большого мужчину с фирменной маквудской улыбкой на лице, желающего мира во всем мире, но эти ожидания не оправдались. Кузницей управлял слишком сухой на вид для кузнеца мужчина, вел он себя очень по-деловому и не болтал ничего лишнего. Услышав свою задачу, он внимательно осмотрел ноги Милады, сразу же назвал цену работы и ее сроки. Кузнец обещал выполнить работу только к вечеру. Понятно, что путь сегодня продолжить уже бы не получилось, поэтому Милада была оставлена кузнецу на сутки, а сами путники отправились гулять по городу в поисках жилья.
Городок на отшибе не наводняли приезжие, в связи с чем постоялых дворов здесь было мало. Пришлось снова обращаться к прохожим, и все они советовали "Маквудский Дворик", куда в итоге и отправились путники. Посоветованный постоялый двор находился почти что в центре города, занимал просторное двухэтажное здание и простаивал полупустым. Хозяйка, мадам Бонн, очень обрадовалась большому количеству клиентов и даже выделила им своего мальчика, чтобы тот за грошик определил всех лошадей в ближайшую конюшню. Предупредив, что с конюхом клиенты будут расплачиваться сами, мадам Бонн сразу взяла деньги за сутки человеческого простоя, выделила на всех две комнаты (предлагала даже дать каждому по отдельной, но какой смысл так сильно переплачивать, если нужно всего-то переночевать?), запретив приводить туда собак. Впрочем, оставить их во дворе она согласилась и даже обещала кормить их остатками с человеческих трапез.
Тихие улицы Маквуда манили на прогулку. Путники даже не стали распределяться по комнатам, просто покидали вещи и тут же разошлись, сговорившись встретиться на ужине. Первой ускакала Лилия, которая мечтала пообщаться с местными жителями и, возможно, приметить себе здесь жилье на очень отдаленное будущее, за ней ушел Арм, после Рейнгольд пригласил Миру на прогулку с формулировкой "хоть кто-то же должен не дать мне сожрать этих жалких людишек". В комнате остались только Рада и Иттрий.
Рада что-то искала в сумке на полу, а Иттрий тихонько наблюдал за ней. Были мысли о том, что можно сделать кое-что, куда более интересное, чем прогулки по местным улицам с непривычно медлительными и слишком много улыбающимися людьми.
Иттрий повернул голову налево, повернул направо. Обстановка вполне располагала. Занавесок разве что на окнах не было, ну да кто будет поглядывать, что делается на втором этаже полупустой гостиницы.
Подойдя к Раде сзади, воин опустился на одно колено, наклонился вперед и шепнул на ухо своей возлюбленной:
— А ведь мы здесь совсем одни. — и с этими словами приобнял девушку, положив ладони ей на грудь слегка сжав их.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 59 из 93«1257585960619293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк