[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 63 из 93«1261626364659293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Среда, 24-Апр-2013, 01:31:26 | Сообщение # 931    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
—Куда поедем? — спросила Рада, кинув долгий взгляд на Иттрия. Тот, прежде чем ответить, кинул не менее долгий взгляд на Арма, несущий в себе мысль: "жаль, что я все-таки не сломал твой нос вчера".
—На север. — лаконично отозвался Иттрий. Теперь для маскировки не надо было делать крюк запад-север-восток, а можно было официально объявить о небольшом изменении маршрута. Крюк был хоть и не большой, но все равно удлинял путь примерно на четыре часа пути. Теперь, с исчезновением его, это время пошло в плюс. Хотя спешить было совершенно некуда: казнь была только на четвертый день, начиная с нынешнего, а пути до Величей было не больше двух. С первого взгляда казалось, что приезжать на день раньше смысла нет, потому как если верить объявлению, ворота будут открыты для всех только в день казни. Однако с другой стороны, в день казни с Руники наверняка никто глаз не спустит. Всякие там последние завтраки, последние молитвы и прочая традиционная чушь. А вот в ночь до казни — другое дело. Оставалось только как-то пересечь городскую стену, ну да Величи не крупный город, наверняка его стена — простой деревянный частокол, с таким совладать — раз плюнуть. Найдется, где перелезть.
— Выезжаем завтра с утра. — сказал Иттрий. По его прикидкам, так компания успевала как раз к ночи до казни. Приезжать раньше и разбивать лагерь под стенами "на всякий случай" он не хотел, потому что помнил, как ловко их выследили у Дедушки королевские прихвостни. Прихвостни эти будут в Величах, и лучше держаться от них дальше как можно дольше.
— Тогда к концу вторых суток пути мы будем проходить совсем рядом с поселком Величи. — вкратце пояснил воин для остальных, — Я пойду туда, а остальные — кто как пожелает. Действовать необходимо ночью, тихо, желательно не привлекая вообще ничье внимание. Почти ничье... Захватить языка из стражников или местных дружинников все равно придется, иначе мы не узнаем, где держат Рунику. Потом — дело техники, просто выкрасть ее оттуда. Понятно, что чем меньшей толпой мы будем ходить, тем больше шансов сделать все тихо и незаметно.
Иттрий ненадолго замолчал. Почему ему так втемяшилось это "в день до казни"? Есть возможность совершить дело еще на день раньше. Кто сказал, что надо разбивать лагерь под стенами? Приезжать впритык имело бы смысл, если бы Рунику транспортировали в Величи откуда-то из другого места, ведь тогда ее привезли бы скорее всего близко к казни. Но Величи — деревня, а казни там устраивают только в двух случаях: либо по месту преступления, либо по месту жительства. Значит, Руника точно уже там, в деревне, и наведываться можно к ней в любую ночь.
— Нет, выезжаем сейчас. — внес коррективы в план Иттрий, — Остальное без изменений. Собирайте вещи, и думайте пока, кто хочет подождать меня на развилке... а кто не хочет.
— Я не хочу. — Лилия высказалась первой, потому как у нее были свои дополнения к плану. В кои-то веки она была способна показать свои атакующие навыки. — если не хочешь шума, то это ко мне. Одно прикосновение, совсем немного времени — и нежелательное лицо погрузится в глубокий сон. По крайней мере, с одиночками никаких проблем не будет.
"Да, это удобно," — подумал Иттрий и кивнул Лилии. Он не видел никакой радости перерезать гортани стражникам, ведь они лишь выполняют свой долг. И вторая, более практичная сторона — заметь кто из них Иттрия, он поднял бы шум, на который слетелись бы все стражи, что усложнило бы ситуацию. А если первой пойдет Лилия, то кто заорет, увидев одинокую мирную женщину ночью в каком-нибудь охраняемом подвале? Разве что от страха, если за привидение примет.
— Но должен отметить, что я вовсе не уверен, что боя избежать удастся, даже если действовать аккуратно. — новый взгляд достался Арму, в этот раз несущий: "на увеселительную прогулку это похоже мало", — Еще кто-то хочет что-то добавить?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 24-Апр-2013, 03:01:44 | Сообщение # 932    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— О, план отличный - иронично фыркнула Рада, прокомментировав и правда совершенно не пестрящий подробностями план предложенный Иттрием. "Я пойду, а вы как хотите. больше я ничего не скажу, но ведите себя тихо" - практически тоже самое сказал он. Захотелось свернуть воину шею, как куренку, чтобы не вел себя как упрямый мальчишка.
Раде уже даже было не столь важно, кто такая эта Руника, и почему Иттрий так безрассудно бросается ей на выручку, но его упертость раздражала до сих пор.
— Еще кто-то хочет что-то добавить? - как итог спросил воин, как-то очень нехорошо посмотрев на Арма.
— Конечно хочет, я, например - вклинилась Рада, стараясь понизить свой тон так, чтобы в голосе не слышалось плохо скрываемое раздражение. Ты и Лилия в дуете, без сомнения, являете невероятную боевую мощь, но я нстаи...м-м-м.. - Рада на секунду прикусила язык, решив вместо слова "настаиваю" подобрать другое, менее приказного характера — Я бы советовала вам взять с собой Грога в помощь. Он собака, подозрений вызвать не сможет, сомнительно, что наши враги знают его облик. если все-таки знают, то Грог его поменяет. А подстраховать в случае опасности он вас сумеет. Если наш отчаянный военачальник чуть более подробно опишет ситуацию, я смогу решить, стоит ли идти мне и какую роль на себя взять - ведьма коротко взглянула на Иттрия, но твердо, давая понять, что хочет он, или нет, но просто сидеть сложа руки она не будет.
— Я могу прикрыть ваш отход, если будет где засесть с луком так, чтобы не светиться. В гущу событий лезть не имею желания. Арм? - Рада посмотрела на крестьянина.
— А что я? - удивился парень — Я драться не умею, но могу поучаствовать в какой-нибудь диверсии, и вообще готов помочь чем угодно - ответил Арм. Рада кивнула. Он и правда мог помочь, например, вовремя подогнать лошадей куда нужно и тем самым обеспечить небольшую фору.
— Еще надо на месте разобраться. Тогда собираемся - распорядилась ведьма и первой вышла из-за стола. Собиралась она недолго, и наконец-то подвернулся случай примерить свое новое боевое обмундирование.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 26-Апр-2013, 21:03:47 | Сообщение # 933    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Я скажу больше только тогда, когда вы мне выделите личного прорицателя. — отрезал Иттрий, выслушав Радину тираду. — Или же если кто-то сможет нарисовать мне подробный план Величей вместе с маршрутами, по которым обычно ходят стражники или дружинники. Что, никто не может? Ну я так и думал.
Дело было не только в том, что Иттрий не хотел говорить с друзьями о своих планах. Все равно они уже в курсе всего и намерены поучаствовать, а сознательно подрывать боеспособность своего отряда воин не стал бы ни за что и никогда. Он кинул общий план, а действовать все равно придется по ситуации, потому как не было известно, насколько большая эта деревня, какой у нее забор, как ее охраняют ночью и охраняют ли вообще, держат ли Рунику в подвале в цепях или просто заперли в избушке — без этих важных мелочей невозможно мыслить о деле хоть сколь-нибудь конкретно.
Но все же и такой план лучше, чем ничего, и пришлось пока удовлетвориться им. Компания разошлась, собрала свои вещи, забрала лошадей, заплатила конюху, кузнецу и мадам Бонн сколько им полагалось, и отбыла из тихого, приветливого города Маквуда.
Путь предстоял несложный — в нужном направлении вела широкая, езженая дорога, компания особенно не спешила и делала регулярные привалы, чтобы дать лошадям и себе отдых. Можно даже было назвать это прогулкой, но только не языком Рейнгольда — волчонок, единственный в компании, кто еще лишь осваивался в седле, снова стер себе зад и теперь проклинал все на свете, никому не давая покоя своим ворчанием. Он так всех достал, что к вечеру Лилия коварно споила ему слабоконцетрированную вытяжку сонной травы, подарив Рейнгольду глубокий сон на всю ночь.
Рейнгольд довольно скоро задал храпака (действие травы, не иначе, волчонок обычно вел себя тихо), а вот Иттрию не спалось. Воин уютно развалился у костра, подперев голову рукой, и смотрел на пламя. Серые глаза Иттрия были будто бы подернуты прозрачной пеленой — он был сейчас не здесь и видел вовсе не огонь. Для него сейчас была...
...середина лета. За окном уже давно сгустилась ночь, однако в тесной для десяти человек комнате стоит жара. Друзья сидят за большим прямоугольным столом, играют в карты, пьют вино и о чем-то весело переговариваются. Вечер подходит к концу, алкоголя выпито достаточно, и за столом стоит особенный гвалт. Алек, обладатель зычного баса, громко хвалится перед женской компанией, как ловко он подстрелил вора, пытавшегося убежать от преследования по крышам. Лида, совершенно не замечая влюбленных глаз Нарка, с огромным энтузиазмом рассказывает ему о достоинствах и недостатках нового привезенного на склад оружия. Нарку все равно, что она говорит - лишь бы говорила, а он будет слушать и расплываться. Карен, конечно, развлекает девушку, и на этот раз объектом его внимания стала Агата, к Теням не имеющая никакого отношения, однако в свое время очень ловко и едва ли не случайно вошедшая в их компанию. В принципе таких "сторонних" людей было не то чтобы мало, и сегодня на вечеринке их присутствует трое - сама Агата, Вильт и Руника. Вильт был соседом и другом детства Алека, ну а Руника...
Иттрий поворачивает голову направо и по-кошачьи улыбается. Руника ловит этот знак и улыбается в ответ, не менее довольно и не менее многообещающе. Они вместе уже целых два года, и Иттрий не может представить на ее месте никакого другого человека. Руника есть воплощение дикой лисицы, она несет в себе свободу, к жизни относится легко, умеет найти общий язык практически с любым человеком, развеселить любого буку или же, если настроение не той стороной ляжет, разозлить любого добряка. Она порывиста, совершенно непредсказуема, и даже в ее облике есть что-то лисье: раскосые темные глаза с неиссякаемой хитринкой, острые черты лица, да у нее даже волосы отливают в рыжину.
С этой дикой лисицей Иттрию всегда было необыкновенно легко и хорошо. К ней можно прийти, остаться на ночь и уйти под утро, так же могла сделать и она. Совершенно спонтанно они могли вырваться за стены города или заняться внутри них какой-нибудь совершеннейшей ерундой, или же провести целомудренный вечер за книгами. С Руникой можно заниматься чем угодно, она и сама неистощима на фантазии, в том числе и в интимном плане, и, кажется, большего и желать нечего.
От выпитого вина в голове стоит легкий дурман, все вокруг кажется немного нереальным. Но одно было реальным точно: Руника рядом, и в Рунику Иттрий пламенно влюблен. Она должна быть рядом всегда, всегда-всегда...
- Друзья! - обратив на себя внимание, Иттрий взбирается на лавку и подает руку Рунике. Та с удовольствием принимает ее и следует примеру своего кавалера, и оба они оказываются как на пьедестале. Остальные гости задирают головы кверху, выкрикивают одобрительные фразы, ожидая представления.
- Мы собрались сегодня будто бы без повода, но повод я сейчас дам. - Иттрий делает паузу, вглядываясь в лицо Руники. Разгоряченная, она кажется ему особенно прекрасной, она улыбается, чуть приоткрыв губы, на лбу ее блестят мелкие капельки пота. Не от волнения - от жары. Иттрий тоже чувствует, что у него выпали на лоб несколько прядей и прилипли к коже, но сейчас ему плевать и на эстетическое сопровождение, и на отступление от некоторых традиций. Он просто хочет всегда быть с Руникой и знает, как высказать это всего несколькими фразами.
- По крайней мере я надеюсь, что дам повод, - Иттрий широко улыбается, опускается на одно колено перед Руникой, обхватывает двумя руками ее тонкую ладонь. - Руна, ты выйдешь за меня замуж?
Удивление, сомнение или какое-то другое непонятное чувство держится в глазах Руники лишь долю секунды.
- О боги, Иттрий, конечно да! - восторженно кричит она, и тянет Иттрия за руки, предлагая ему подняться. Иттрий вскакивает, излишне резко, прижимает к себе Рунику, скрепляя их договор сочным поцелуем. Друзья вокруг просто в восторге, они беснуют и кричат – еще бы, ведь не каждый день удается побывать на простой вечеринке, в конце которой их ветреный шеф наконец делает предложение своей даме сердца.
Лавка опасно раскачивается. Какое-то время Иттрию и Рунике удается балансировать на ней, но в один прекрасный момент они все же теряют равновесие, падают на стол и под общий хохот продолжают целоваться среди полупустых блюд и бутылок, прямо на дубовой столешнице.

Пожалуй, таким беспечно-счастливым, совершенно не думающим о будущем и бесконечно упивающимся настоящим моментом, как в тот вечер, Иттрий себя больше никогда не чувствовал.
Компания разошлась только под утро, и еще целые сутки новоиспеченные жених и невеста думали, что все сделали правильно.
Иттрий потихоньку вырывался из видений прошедшего. Это было так странно - давно минувший день заставил Иттрия вспомнить не только что он видел, но и что чувствовал, и почти что почувствовать это снова. Почти – потому что чувства шли от памяти, а не от сердца, хотя на последнем при воспоминаниях о былой любви очень потеплело.
От теплого огня и светлых мыслей Иттрия разморило, и довольно скоро он погрузился в сон. Который, к сожалению, свел на нет весь позитивный настрой.
Во сне Иттрия тоже была Руника. Она была в свадебном платье, почему-то грязном снизу, с оборванными рукавами. Но все же прозрачные камни на нем горели красным огнем, в фату были вплетены тонкие серебряные нити, на запястье невесты блестело металлическое украшение – словом, она была готова и ждала своего часа. Обернувшись на свое имя, Руника поспешила к Иттрию, она шла быстро, но прихрамывала. Видимо, запуталась – воин заметил хвост веревки, волочащийся за ней следом. Когда Руника подошла, Иттрия присел на корточки, аккуратно приподнял ее пышную юбку, чтобы распутать веревку, но не смог этого сделать – она ни к чему не цеплялась, а просто уходила выше. Следуя за ней рукой, Иттрий коснулся ноги Руники – холодной, как лед. Она простудится и заболеет, надо скорее распутать ее, снять с нее это платье и согреть в горячей ванне, подумал воин.
Сверху раздался невнятный хрип. Не похоже на обычную простуду – у Иттрия от этого звука кровь застыла в жилах. Оставив юбку Руники в покое, воин поднялся на ноги и откинул фату с лица невесты, чтобы понять, что она говорит.
Поднял – и отшатнулся. Рунике не могла помочь уже ни горячая ванна, ни поцелуи, ни целители – она совершенно точно была мертва. Ее лицо было бледно, губы распухли и посинели едва ли не до черноты, глаза едва ли не вываливались из глазниц, были сухими и неподвижными, точно стеклянные. Но самым ужасным был язык – раздутый и темный, как тряпка, болтающийся ниже подбородка.
Куда вела веревка, гадать больше не стоило.
Иттрий привскочил на локти, хватая ртом воздух, и не сразу смог понять, что все это – лишь дурной сон, что мертвые невесты не преследуют бывших женихов, и вообще что они, вероятнее всего, все еще не мертвые.
Стоит ли говорить, что после такого видения решительность Иттрия спасти Рунику от ужасной участи выросла многократно. Глубоко вдохнув в легкие свежий ночной воздух, Иттрий опустился на свое импровизированное ложе и постарался снова уснуть, желая себе не видеть вообще никаких сновидений.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 28-Апр-2013, 22:28:15 | Сообщение # 934    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 29-Апр-2013, 01:36:35

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рано утром стало зябко и из посеревшего, невеселого неба пролился короткий, но от этого не менее противный и холодный дождь. Даже близость костра уже не спасала от капель, затекающих за воротник, и заставляющих проснуться.
В связи с этим событием компания двинулась в путь рано, даже не удостоив себя завтраком. Словно откликаясь погоде, как сами путники так и их лошади были молчаливы, сохраняли сонное, неприветливое выражение лиц, и не имели совершенно никакого желания разговаривать. Только Арм тихо шептал что-то своему новому другу, который, кажется, единственный не растерял позитивного настроя и активно путешествовал по плечам парня, перебираясь с одного на другое, заинтересованно поглядывая вдаль.
В пути не особенно торопились, но и шаг не сбавляли, держась по возможности ближе деревьев, на случай очередного дождя — какое-никакое, а укрытие. Ближе ко второй половине дня все-таки остановились перевести дух и коротко отобедать.
Кто-то просто был недоволен погодой и ранним пробуждением, а иные ко всему прочему находились не в лучшем настроении по вполне конкретной причине. Рада, например. Ей до сих пор совершенно не нравилась затея со спасением этой Руники.Никакого энтузиазма для спасения она за собой не испытывала, и думала, что ей было бы проще это сделать, знай она о женщине больше, чем просто имя. Хотя, конечно, Раде просто очень чесалось разузнать, что ж это за Руника такая, ради которой Иттрий сломя голову мчит черт-те куда рискуя жизнью. Очень интересно. Но воин молчал, пока ведьма умирала от ревности, пока еще неосознанной, но вполне себе тяжелой — очень уж она грызла все изнутри.
К вечеру ближе на горизонте появился частокол,который скрывал за собой поселок Величи. Пора было думать, как попасть внутрь так, чтобы не навлечь на себя всю стражу — в том, что уж там-то их обязательно узнают в лицо, Рада не сомневалась. Было бы здорово, если бы у них был кто-то такой, который смог бы пройтись по городу не опасаясь быть узнанным или подозрительным, а вернувшись смог обрисовать всю картину. Ведьма не сразу сообразила, что такой человек был, и даже не один. Рейн и Арм однажды отлично справились со шпионским заданием, почему не привлечь их еще раз? Немного переодеть, и...
— Арм, Рейн, вы с Грогом первые пойдете в город - ведьма первая остановила коня и спешилась. Только после этого подумала, что приказной и утвердительный тон сейчас неуместен.
— Пусть они втроем все разведают в городе, и вернувшись доложат, где можно сесть в засаде, как далеко держат эту...Рунику, и где она вообще сидит, сколько там стражи и так далее. Их обоих никто не знает в лицо, для верности можно переодеть - объяснила ведьма больше специально для Иттрия, чем для остальных.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 29-Апр-2013, 01:30:03 | Сообщение # 935    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий посмотрел на садящееся Солнце, потом — на городские ворота, которые издалека имела счастье обозревать вся компания.
— У вас не больше часа, прежде чем ворота закроют и вы окажетесь запертыми изнутри на всю ночь. — сказал он, — причем как минимум один из вас нужен мне с этой стороны, следить за лошадьми. Хорошо, если вы что-то успеете разузнать, но даже если и нет — не задерживайтесь и возвращайтесь к нам в срок. Ясно? Стоять на месте и мы не будем, но думаю не будет для Грога или Рейна никаких проблем отыскать нас по запаху.
Миновав Арма, Иттрий высыпал Рейнгольду немного мелочи — должно было хватить на вход в деревню. Лишь бы только ребята сумели объяснить цель своего прибытия как полагается, версия с просмотром казни годилась не очень хорошо, ведь до нее было еще два дня, и в последний из этих дней был обещан бесплатный и простой вход.
На этой ноте группа разделилась. Арм, Рейнгольд и Грог пошли к воротам Величей, а все остальные с Иттрием во главе пошли вдоль частокола, в области никем не заселенные. Более того, в области, где не то что жить, но и гулять не любили: вокруг частокола было чисто, а никакой тропки и не было вовсе. Это характеризовало Величи как деревню, стоящую в стороне от цивилизованных пунктов: люди здесь старались не отступать от уже проложенных дорог, справедливо опасаясь многочисленного лесного зверья.
Группе пришлось на треть обойти частокол, прежде чем выяснилась цель этого обхода. Завидев большой дуб, растущий почти что впритык к частоколу, Иттрий спешился, отдал поводья Мышки Лилии, подошел к дереву и залез на него с ловкостью десятилетнего сорванца. На верхушку лезть было не надо, Иттрий поднялся только на метр выше частокола и обозрел окрестности, в первую очередь то, что было прямо под ним с другой стороны забора. А был там задний двор какого-то старого домика, в окнах которого не было видно никакого движения — была надежда, что хозяев у дома не было или они куда-то ушли или же уже спят.
В высоту частокол набирал около двух метров, может чуть больше, плюс еще полметра до ближайшей удобной ветки, с которой можно было прыгать. К сожалению, горожане оказались не совсем дураками и ветви дуба с внутренней стороны подпилили, так что повиснуть на руках и легко спуститься на землю не представлялось возможным.
Для Иттрия прыжок на землю с высоты двух с половиной метров сложным не казался. Но как это понравится Лилии и еще кому-нибудь, если кто-то еще захочет пойти внутрь Величей? И стоило принять во внимание, что в случае неправильного прыжка с такой высоты можно было, например, вывихнуть ногу, а любая травма сейчас была абсолютно нежелательна.
Ничего особенно интересного касательно деревни Иттрий с дерева не углядел, с доступной ему высоты обзор сильно ограничивали дома.
— Наш билет в Величи. Как вам это нравится? — спросил Иттрий первым делом, когда покинул свой дуб и подошел к компании, — с другой стороны участок перед покосившейся лачугой, в которой явно не живет активная большая семья. Очень высоки шансы, что наши ночные акробатические трюки никто не заметит. Однако обратно, вероятнее всего, придется выбираться через ворота и вероятно, что с боем. Но об этом будем думать после, данных не хватает. Ну а пока, — Иттрий посмотрел на Раду, — ты желаешь пойти в деревню или остаться здесь? Время на подумать есть немного, пока Рейн с Грогом да сыном крестьянским не вернулись. Сомневаюсь, что они успеют разузнать что-то ценное и кардинально меняющее ситуацию, так что лучше прикинуть уже сейчас.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 29-Апр-2013, 18:31:19 | Сообщение # 936    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Среда, 01-Май-2013, 11:33:59

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Грогу вообще ничего не пришлось объяснять, он и так все понимал. Арму — тому пришлось растолковать еще разок, парень очень волновался, но от возложенной миссии не отказывался. Благословлённые товарищами, трое отправились прямиком к воротам, у которых стояли двое стражников. Грог, так и не изменив облика, шел рядом с крестьянским сыном, который придерживал его за ошейник. Арм понятия не имел, разводят ли кто-=нибудь в Величи собак, и вообще есть ли там они, но больше никакой мысли ему в голову не пришло.
Стражники преградили пусть двоим парням алебардой, слегка толкнув Рейна в грудь древком, как бы обозначая его место. Рейн стерпел и молча протянул стражнику мелочь, отсыпанную Иттрием. Служитель правопорядка позвенел ею в ладони и ссыпал в карман.
— Зачем пожаловали? - не торопясь пропускать путников в поселок спросил он. Было видно, что денег он уже не отдаст, но и внутрь может при этом не пустить.
— Пса ведем на случку - пояснил Арм, кивнув на Грога. Стражник опустил взгляд, с интересом изучая необычайно крупного, лохматого пса.
— Породистый? Не видел таких раньше. Не кусается? - мужчина с легкой опаской протянул Грогу руку, дав ему её обнюхать,а затем поднял ладонь вверх и строго сказал:
— Сидеть! - Грог навострил уши и немедленно, на радость дрессировщику, исполнил команду. Следующая команда звучала как "Дай лапу!" и пёс, изображая из себя счастливую болонку-переростка, протянул правую лапу, радостно высунув язык и чуть вильнув хвостом. Хранитель входа в Величи захохотал и продолжило испытывать га Гроге все известные ему команды.
— Простите - прервал его Аом, почуявший, что это может надолго затянуться — Мы спешим. Пожалуйста, нас ждут уже - стражник недружелюбно и разочаровано посмотрел на крестьянина, вздохнул и отошел в сторону, пропуская троицу в город.
— Эй, парень! Я куплю у тебя самого крепкого кобеля в помете, никому не отдавай - на прощание попросил стражник. Арм улыбнулся и кивнул, направляясь дальше от ворот. Теперь они были внутри, и крестьянин больше надеялся на Рейна — сам совершенно не представлял, куда идти.

Рада оценила способ переправы через частокол. Это было еще серьезной удачей, хоть и прыгать пришлось бы с высока. Оставалось только дождаться возвращения шпионов.
— Ну а пока, — Иттрий посмотрел на Раду, — ты желаешь пойти в деревню или остаться здесь? Время на подумать есть немного, пока Рейн с Грогом да сыном крестьянским не вернулись. Сомневаюсь, что они успеют разузнать что-то ценное и кардинально меняющее ситуацию, так что лучше прикинуть уже сейчас - Рада в свою очередь посмотрела на Иттрия. Она-то как раз надеялась принять решение после возвращения ребят, когда те доложат обстановку. Там уже можно было понять, куда она сможет себя деть и сможет ли вообще. Лезть в самое пекло она изначально не планировала, ориентируясь на то, что будет снимать стражников стрелами из засады. Но Иттрию не терпелось услышать решение — что ж, нет проблем.
— Да, я иду внутрь. Арм останется с лошадьми - твердо ответила ведьма.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 01-Май-2013, 09:39:53 | Сообщение # 937    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Да, я иду внутрь. Арм останется с лошадьми - твердо ответила ведьма.
Иттрий молча кивнул. Арма рядом он точно видеть не хотел, так что с эти пунктом был абсолютно согласен. Что насчет Рады, то спокойнее и в какой-то мере проще было бы, если бы она осталась под стеной, но Иттрий сам сказал ей выбирать, так что спорить теперь было бы глупо. Да и не беда это все же: мобильность от прибавления одного человека страдает не катастрофически, а в случае, если все-таки придется прорываться с боем, лук или черные чары могут существенно облегчить отступление.
Пока внешняя группа ожидала внутреннюю, делать первой было нечего. Зато появилось немного времени на разговор, но Иттрий не то что был бы рад этому. Еще в пути в Величи он думал, а что будет, если в какой-то момент Руника кинется ему на шею и или прямо тогда, либо потом в разговоре упомянет их некогда слишком уж близкие отношения? Или, что куда более вероятно, Арм проболтается? Не лучше ли самому сказать об этом сейчас? Однако говорить не хотелось, в идеале Иттрий вообще предпочел бы, чтобы слово "невеста", "жених" и "помолвка" не звучали вообще, потому как вдруг Рада подумает, что предложение ей — это следствие былых воспоминаний, а вовсе не решение, принятое на рассмотрение, когда Руники и на горизонте еще не было.
Иттрий стиснул зубы. "Хватит думать глупости," — сказал он себе, — "сказать Раде будет честно. Правда, та история характеризует меня вовсе не как надежного и постоянного человека, но ведь это все давно в прошлом."
Может, надо было бы сказать совсем сразу. Но когда? Когда они с Радой видеть друг друга не желали? Или в пути кричать через обоз? Или на ночной стоянке, когда они ни единым словом не перемолвились? Какое-то подобие перемирия начало получаться только сейчас, соответственно только сейчас возникло желание дополнительно вводить Раду в курс дела.
— Я должен кое-что сказать, — Иттрий подвел Мышку совсем близко к Сэфу, посмотрел Раде в глаза и сказал: — мы с Руникой едва ли не обручились. Даже говорить неловко, но называть ее "невестой" я мог только двое суток, а после мы разошлись. Как пара разошлись — другом моим она оставалась еще несколько лет, пока я не ушел из Столицы. После, как ты понимаешь, мы ни разу не встречались. И если бы не обстоятельства, то не уверен, что хотел бы снова.... а, пустое.
Недоговоренная фраза снова возвращала Иттрия в его болезненно оставленную прошлую жизнь. Воин вообще никого бы не хотел из нее встречать, и Рунику в том числе. Однако же обстоятельства не позволяли ему пройти мимо намечавшейся "встречи", Руника была не только бывшим другом, но и символом. Прощанием, подарком, извинением. Потому Иттрий так к ней и рвался, закрыв глаза на все остальное, и надеялся в глубине души, что после этого отказаться от попавшей в беду Столицы будет проще.

Арм быстро сдулся. Рейна же светлые мысли и вовсе не посещали, и первые минут десять они с Армом просто бесцельно бродили по деревне, разглядывая дома и их обитателей. Пока даже никого похожего на дружинника или стражника на глаза не попадалось, и с каждой минутой все яснее становилось, что если ничего не делать, то разведка провалится.
Рейн успел навыдумывать операций начиная с драки и добровольного пленения и до руководства народным восстанием, однако все эти "планы" не выдерживали никакой критики. Чуть позже одна более стойкая все же появилась, когда волчонок увидел идущую в их сторону девушку, на вид ровесницу Арма, и тоже крестьянку.
— Давай, используй свои новые романтические навыки. Скажись, что приезжий, окручивай ее и вытягивай сплетни. — шепнул Рейнгольд, когда крестьянка была уже совсем близко. Мгновением позже Рейн вытолкнул плечом Арма ей навстречу, чтобы они почти что столкнулись, а сам с невозмутимым видом пошел дальше, мол он вовсе чужой человек.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 03-Май-2013, 02:16:10 | Сообщение # 938    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Хорошо, что Рада ничего не ела или не пила в момент Иттриева откровения — поперхнулась бы насмерть. Но тут у нее лишь на секунду перехватило дыхание, после чего оно снова возобновилось — нервное и частое. Сэф и мышка, будто бы иллюстрирую то, что на самом деле происходило в сознании обоих влюблённых, повели себя очень характерно. Сэф с интересом потянулся в кобыле мордой, навострив уши и с лёгкой опаской всхрапнув у самой Мышкиной морды, на что та в мгновение окрысилась, по кобылье взвизгнула, угрожающе щелкнула зубами перед носом мерина и грозно топнула задней ногой. Сэф в свою очередь окрысился на Мышку, даже попытался её укусить, но неуверенно, будто специально медлил или что-то останавливало его, и только широко разинув пасть, сильно прижав уши, чуть коснулся шеи кобылы. Зато та терпеть не стала, в ответ прихватив мерина за гриву, сопроводив своё действие очередным визгом.
Рада дальновидно отвела коня чуть подальше от нервной, гордой кобылы, успокаивающе погладив того по морде. Сэф, отыскав в ведьме союзника, жалуясь потерся мордой ей о плечо.
Но Рада этого даже не заметила. Она, впрочем, и без того догадывалась, что там за такая Руника. ради которой вроде всегда благоразумный Иттрий вдруг решает всё бросить и отправиться на верную смерть. Вряд ли просто подруга. Но лучше бы, все-таки, подруга.
— Ну, зато теперь все встало на свои места - стараясь держать себя в руках ответила ведьма, слишком активно счищая пыль с шкуры Сэфа. Это, впрочем, было сейчас совершенно без надобности, конь и без того был чистым, но просто смотреть на Иттрия девушка не могла, ей совсем не хотелось, чтобы он видел бушующую в её глазах ревность.
— А у тебя еще где-то нет брошенных невест, свадьба с которыми не состоялась по той или иной причине? Так, на всякий случай, чтобы знать, куда ты вдруг можешь исчезнуть. Ну и вообще, будет здорово, если мы всей нашей славной командой организуем спасательную операцию невест Иттрия. Почти как в сказке. Как там было-то? А, да: "И вырвал храбрый воин прекрасную принцессу из рук злодеев, и поклялись они в верности друг другу, и жили долго и счастливо. Конец!" - продекламировала Рада, заводясь все больше. Поймала себя на мысли, что это сейчас совершенно ни к чему, впереди еще бой, нужно быть максимально спокойной и собранной. Известие нисколько не разубедило её в желании отправиться за частокол вместе с воином. В конце концов, Иттрия она любила, и где-то там в глубине сознания понимала, вряд ли он спасает Рунику только для того, чтобы закончить когда-то начатое. Вот только легче от этой мысли не стало все равно. Впрочем, у ведьмы в голове мелькнула мыслишка самой, как бы ненароком пустить в Рунику стрелу. Мало ли, не разглядела в темноте. Но нет, эти мысли ведьма быстро отогнала, хоть они и были очень сладки.
Девушка наконец развернулась и посмотрела на воина, поджав губы.
— Иттрий, я тебя люблю. И пойду туда с тобой, хочешь ты этого или нет. Не ради твоей несостоявшейся невесты, а ради тебя. После можешь делать что хочешь. Главное, что ты останешься жив - отрезала ведьма, снова отвернувшись и продолжив своё занятие — чем еще заняться, чтобы успокоить нервы, она не знала. Почистить коня — неплохой вариант.

Арм не успел ничего даже возразить, как подлец-волчонок толкнул его плечом так, что крестьянин едва не налетел на молодую крестьянку и чуть не сбил её с ног. Теперь уже хочешь - не хочешь, а приходилось как-то объясняться.
— Простите. Я Арм - нашелся парень и улыбнулся девушке. Что говорить дальше он понятия не имел, и решил пуститься по волнам сознания — будь что будет. Крестьянин встал по правое плечо девушки и деликатно взял её под локоть, мягко и не настойчиво, немного сбавляя шаг так, чтобы идти вровень с незнакомкой, не спеша, как на прогулке.
— Хорошая ночь, да? А вас как зовут? Вы местная? Что так поздно делаете тут совсем одна? Слышали про казнь? Пойдёте? - завалить бедняжку вопросами было, конечно, не самой лучше тактикой, но ничего умнее в голову не приходило.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 06-Май-2013, 00:18:43 | Сообщение # 939    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада отреагировала на откровение по поводу Руники более бурно, чем в Иттриевых ожиданиях. Ведьма сразу отвела глаза и стала заниматься сторонним делом, попутно рассказывая сказку о многочисленных невестах Иттрия, распаляясь при этом все больше. Взгляд-то Рада спрятала, однако в ее голосе и речах ревность едва ли не звенела.
"Вот я наконец и узнал, ревнива моя Радость или нет," — слушая, отметил про себя Иттрий. Речи ему вовсе не нравились, и он уже хотел было напомнить Раде, что и у нее тоже раньше были другие любовные связи — стоило как минимум вспомнить этого таинственного Лиса. Приютил всеми отвергнутую девушку, многому научил ее, и сам при этом был юнцом. Не могло у них не завязаться отношений, и то, как Рада его вспоминала и как старалась говорить о нем мало, наличие былых любовных связей только подтверждало.
Однако оформить мысли в слова Иттрий не успел. Рада наконец закончила со сказками, повернулась к Иттрию и выдала:
— Иттрий, я тебя люблю. И пойду туда с тобой, хочешь ты этого или нет. Не ради твоей несостоявшейся невесты, а ради тебя. После можешь делать что хочешь. Главное, что ты останешься жив, — и снова продолжила чистить коня.
"Неужели она действительно думает, что я рванулся к Рунике в надежде на скорую с ней свадебку?" — с изумлением подумал Иттрий, именно так истрактовав слова "после можешь делать что хочешь". На это надо было что-то сказать, как и на самоуверенное Радино замечание, что ее присутствие избавит его от гибели. С последнего начать было проще.
— Ты меня от риска не избавишь. Просто теперь мы будем рисковать оба. — Иттрий обошел Сэфа так, чтобы говорить хотя бы со склоненной макушкой Рады, а не с ее спиной, — меньше ли? Не уверен. При самом плохом раскладе, если нас запрут внутри деревни и начнут облаву, нам несдобровать в любом случае, будь я один или с вами всеми. Простой люд ведь тоже на нас ополчится, и что будет с нами, представить легко, мне вот сразу вспоминается история о герое, который разил мечом и знаками ведьмачьими любого противника, а смерть свою нашел на вилах простого крестьянина во время народного восстания. При самом хорошем раскладе общей тревоги удается избежать, охранники устраняются по одному, а с такой задачей я и один прекрасно справлюсь. А может выйдет что-то среднее, где твое присутствие повысит шансы, и... в общем, ладно. Томиться в ожидании и неведении невыносимо, а рисковать веселее вместе.
Иттрий усмехнулся, правда вышло не очень весело. Он понимал Раду, и понимал, что так и надо — действовать вместе, коли задание заранее не обречено на провал. Это не было, однако из-за беременности Рады Иттрий слишком превышал ее риски и принижал свои, из-за чего и не хотел ведьминого участия в авантюре.
— Я тоже тебя люблю. Именно тебя и только тебя, понимаешь? Я хочу вытащить Рунику не потому, что хочу возобновить давно законченный роман. Но она была мне близким человеком, и кем бы я был, если бы смог пройти мимо ее беды? Зная практически наверняка, что приговор, по которому ее судят — лживый? Это дело совести и чести.

Рейнгольд очень сомневался в "романтических навыках" Арма, однако это была самая светлая идея из всех, посетивших его голову. В любом случае лично Рейн ничего не терял: в случае успеха Арма они бы справились с заданием, а в случае провала волчонок бы от души посмеялся. Дойдя до скамейки, Рейн устроился на ней и стал наблюдать за развитием событий.
Крестьяночка от такого напора со стороны незнакомца нос поворотила.
— Да, местная! — фыркнула она, вырвав свою руку у Арма, — а ты, значит, первый из стервятников, да? На казнь поглазеть пришел? О, так она еще нескоро, еще два дня есть. Можешь за это время переловить и попередушить всех котят в деревне, надуть соломинкой всех жаб и поотрубать лапы дворовым псам!
Крестьянка резко остановилась и больно тыкнула Арма пальцем в грудь.
— Публичные казни должны быть запрещены! Это не шоу, это — жестокость! Очень злое дело, которое губит людей и портит детей. Думаешь, полезно малым смотреть на корчи умирающего? Да некоторые заиками становятся! Уж я-то знаю, у меня один такой стал после того, как всего лишь пьяница за ним погнался. А коли человек на глазах умирает? А коли этот человек — родной? Кстати, ты знаешь, что у Руники здесь дочь есть? И мать? Чтоб ты рядом с ними на казни стоял, стервятник!
Говорила крестьянка очень импульсивно. Кажется, с этими казнями Арм попал ей на больную мозоль.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 07-Май-2013, 12:25:03 | Сообщение # 940    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Совести и чести - повторила ведьма, устав от разговора очень быстро — Я ведь не отказывалась от этой идеи, и ни в чем тебя не обвиняла - после этой фразы ведьма замолчала, задумавшись. Правда ни в чем? Не высказывала она, конечно, много чего из того, что могла бы сказать. Она не столько ревновала, сколько ей было обидно. Если Иттрий и дальше будет принимать важные решения, которые могут плохо для него кончится, самостоятельно, то рано или поздно она не выдержит и либо выскажет ему все, либо тоже молча уйдёт куда-то в опасное место, чтобы воин просто понял, как это страшно.
— Хватит уже об этом - попросила Рада — Я понимаю, чего ты боишься, обещаю не лезть на рожон. Удивительно, почему ты не понимаешь, чего боюсь я. Тебя и так не так давно ранили, и...В общем, ты меня понял.
Рада наконец смогла повернуться и посмотреть на Иттрия. Ни злости, ни ревности она сейчас не ощущала, обиду — да, а потому боялась показывать глаза. Пусть они у неё и темные, но и в них можно что-то прочесть. Поэтому девушка скоро отвела взгляд, принявшись подготавливать колчан. Все стрелы с собой брать было глупым, ведьма оставила полтора десятка тонких, длинных, самых старых её стрел, которые отлично ей служили. Идти в ближний бой она не планировала, но ничего нельзя было исключать, потому она спрятала кинжал в голенище сапога.

Крестьяночка вдруг накинулась на Арма будто изголодавшаяся фурия. Яростно прожигала его глазами, едва не плевалась ядом, и говорила громко, четко декламируя каждое слово с видом лидера оппозиции. Парень сперва опешил от такого напора, девица попалась, похоже, с норовом и нервная, смотрела на Арма гордо и с презрением. Срочно нужно было спасать положение, иначе парень потерял бы первого, и, возможно что последнего импровизированного информатора.
На выручку сразу же пришел Грог, который до этого отправился дальше с Рейном, но услыхав истерику девушки, развернулся. Что любит почти любая девчонка? Животных! Милых и ласковых.
— Гав! - позвал пёс Арма, виляя хвостом догоняя его, радостно подпрыгивая.
— Грог! Вот ты где. разбойник - парень обоими руками потрепал пса за мохнатую шею и немного с ним поборолся, издав неловкий рык. Пёс ответил тем же, только его рык был более убедительным.
— Это мой пёс, Грог. Познакомься - предложил Арм — А ну-ка, Грог, поздоровайся с дамой.
"Опять" - мелькнула усталая мысль в голове пса. Но всё-таки он, высунув язык, присел на задние лапы, подогнул передние и поднял тело вверх, ростом став едва ли не выше девушки. Арм победно улыбнулся, посмотрев на девушку.
— Погладь его, он хороший. И я хороший, не хуже, чем Грог. И мы не хотим злорадствовать на казни, честное слово. И ты совершенно права — это ужасно, казнить невинную женщину у всех на глазах. На самом деле... - Арм осмотрелся и придвинулся ближе, зашептав девушке на ухо — На самом деле мы с друзьями хотим прекратить эти безобразия. Мы устраиваем митинги и протесты, давим на власть, в нашей команде есть очень умные люди, которые могут оспорить любой приговор в пользу обвиняемого. Мы и теперь хотим остановить это безумие и вернуть женщине свободу - сказать о том, что он пришел сюда с весьма странной компанией, чтобы спасти Рунику и как спасти, он, конечно, не мог. Но немного исказить правду так, чтобы девушка поверила — это сколько угодно.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 08-Май-2013, 00:03:30 | Сообщение # 941    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Да, понял. И понимал. — Иттрий отошел от Рады, по ее совету прекратив все обсуждения. Действительно, обсуждать конкретную ситуацию больше не было смысла, и вообще Иттрию казалось, что он стал слишком говорливый в последнее время. Может, было бы проще, если бы он обходился лаконичными фразами только по существу, а не начинал думать вслух или пытался объяснять свои чувства.
Рада занялась подготовкой оружия, но Иттрию готовить было нечего. Меч за спиной, кинжал на поясе и несколько метательных ножей на обычных им местах — и больше ничего не надо, и так почти что арсенал на разные жизненные ситуации. Так и не найдя себе занятие, Иттрий прислонился спиной к широкому дубу и, скрестив руки на груди, просто стал ждать возвращения Рейнгольда и Арма, не особенно, впрочем, надеясь на то, что ребята принесут какие-то толковые новости.

— Ты что, совсем идиот? — спросила крестьянка, с подозрением косясь на Арма. Подозрение досталось и Грогу: девушка куда охотнее умилилась бы маленькой пушистой собачонке, чем огромному черному псу. Однако пса она явно предпочла человеку и все-таки аккуратно погладила Грога по морде, Арму же достались новые слова:
— Она вообще-то государственная преступница. Она покушалась на жизнь Его Величества. А ты хочешь отпустить ее на свободу? — девушка хмурилась. — ее поймали с поличными стражники, о какой невиновности тут может идти речь? Без сомнения, она должна быть уничтожена, об этом говорит закон. Но это должно пройти не как шоу, а как справедливое наказание: тихо, в специальном подвале, быстро и безболезненно, без всяких зрителей. И это не по отношению к преступнице гуманность, а по отношению к простому люду, которых приучают получать удовольствие от смерти. А ведь у приговоренной здесь есть мать... Мне так жаль ее. Я знаю Аделлу, она хорошая и добрая женщина, не понимаю, как у нее могла получиться такая дочь. Едва достигнув совершеннолетия, она упорхнула в Столицу, приезжала в родной дом лишь изредка, и теперь... вот. Такой сюрприз. А ребенок..? Совсем мозгов нет у этой Руники! Понятно же, что ее наверняка бы обнаружили при покушении, и она все равно пошла на риск оставить свою дочь без матери. Что же, уже, можно сказать, оставила.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 08-Май-2013, 17:13:11 | Сообщение # 942    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Четверг, 09-Май-2013, 02:33:08

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Арм едва не расплакался. Нет, всё-таки, с женщинами ему было сложно, особенно с настолько активными, истеричными особями. Он уже и не знал, как подойти и что сказать. Пригрозить, может? Схватить за локоть, прижать к стеночке: "Говори, крошка, всё, что тебе известно, или я вырву твой бойкий язычок". Арм фыркнул. Он даже заломать-то девушку вряд ли сумеет, хотя, вероятно, такой способ и помог бы. Ну, мили барышня еще громче бы разоралась. От воплей девицы у крестьянина разболелась голова и в какой-то момент он на минуту словно вынырнул из внешнего мира и погрузился в полный дзен, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Но громкие возмущения крестьянки вырвали его из кристально-чистого сознания.
— Да иди к черту, истеричка - наконец выплюнул он с обидой — Все вы девки, как с бесом под ребром. Каши с вами не сваришь - Арм махнул рукой, устало посмотрел на спутницу и свистнув Грога пошел догонять Рейна.
— Ещё раз сделаешь так, я отгрызу тебе ухо - пригрозил крестьянин, поравнявшись с волчонком. И впервые парень ощущал за собой не злость,не обиду, а решимость и уверенность в своих словах. Ухо бы он, конечно, не отгрыз, и вообще вряд ли бы что-то совершил, но ему самому понравилось, как спокойно и хладнокровно он это произнёс. Будто отгрызание ушей было для него обыденным делом.
— Грог, ты можешь отыскать Рунику по запаху? - спросил крестьянин. Грог посмотрел на него слегка раздраженно.
— Я не знаю её запаха, чтобы найти. Но девица говорила, что у Руники в деревне остались мать и дочь? В доме наверняка есть её запах. Найдём дом — найдём Рунику.
— Угу. Рейн, дружище. Нет ли в твоей светлой голове идей, как бы нам найти дом заключенной? - подняв бровь спросил Арм у волчонка.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 09-Май-2013, 00:17:16 | Сообщение # 943    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Есть, Арм, дружище! — Рейн хлопнул Арма по плечу. Волчонок получил большое удовольствие от спектакля и теперь прямо лучил радушие, — моя светлая голова уловила то, чего твоя, темная, заросшая паутиной и населенная дохлыми тараканами, упустила. Я даже со своей лавочки слушал, что орет твоя милая крестьяночка. Она прямо назвала имя матери Руники: Аделла. От него и надо плясать. Деревня она и есть деревня, здесь все друг друга знают, и наверняка первый встречный прохожий укажет нам дом, где живет искомая дама. Только не спеши радоваться, дружочек, у нас есть две проблемы. Первая: покинуть Величи нам надо в пределах получаса, или же мы подложим жирную свинью тетеньке Радочке и дяденьке Иттрию. Куда они без нас, горемычних, поедут, если нас тут запрут? А ведь когти из деревни надо будет рвать очень активно. Вторая проблема: вот положим нашли мы дом Аделлы. Зашли внутрь. А там - ооо... Я почему-то сомневаюсь, что Аделла монашка-затворница и никого в свой дом не пускает, кроме дочери. В доме наверняка будет куча других запахов, и лично я не смогу выделить нужный только на основе родства, даже если буду иметь свой волчий нос. Грог, полагаю, тоже. Можно, конечно, попросить Аделлу сунуть Грогу в нос тряпку Руники, чтобы решить эту проблему, но тогда появится новая. Как мы объясним эту странную просьбу? Теперь ты, Армушка, думай, разминай прах своих тараканов, а я пока опрошу местное население.
И действительно, в деревне все знали всех, и первый же прохожий без особого удивления показал Рейнгольду дом, в котором жила Аделла. Новой удачей было то, что дом разыскивать не надо было: прохожий прямо тыкнул пальцем в аккуратный маленький домик на другой стороне улицы. К дверям этого домика немедленно пошла вся троица разведчиков.
У двери висел молоточек. Рейнгольд громко постучал им по пластинке и стал ждать ответа. Дверь не открывали долго, но потом послышались шаркающие шаги, и на пороге возникла женщина не самого опрятного вида. Впрочем, женщиной ее назвать было сложно — скорее бабушкой, потому как на вид ей было за шестьдесят. Нечесаные седые волосы, падающие на лицо, заплаканные глаза и темные круги под ними, опухшее лицо — все выдавало то, что женщина переживала большое горе.
— Что вам надо? — спросила Аделла. Голос ее звучал тихо-тихо, но звучал мелодично, как колокольчик. Колокольчик с похоронной мелодией. А где-то в доме плакал ребенок.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 09-Май-2013, 03:12:20 | Сообщение # 944    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Четверг, 09-Май-2013, 10:34:34

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Здравствуйте - тихо ответил Арм, не в силах оторвать горького, сожалеющего взгляда от женщины. Только увидев её перед собой он осознал в полной мере, что происходит. И хоть Руника была ему совершенно незнакома, но зато ему частично было знакомо горе женщины. Смерть — это в принципе страшно, а тем более такая. Несправедливая, унизительная, у всех на виду. Мгновенно в голове у крестьянина сложилась картина последующих событий. Как убитая горем мать уже больше не может лить слёзы, но они всё равно текут из её глаз. Она старается прятать их, от самой себя в первую очередь. И люди кругом смотрят с суеверным страхом, осуждением, редко с состраданием. Стервятники, настоящие стервятники. Им ну нужно вдаваться в подробности, они проглотят любую наживку и готовы будут обвинить любого, дай только повод. А после до конца дней будут перемывать ему кости и избегать, словно прокаженного.
Женщина, казалось, смотрела не на Арма. сквозь него. Невидящим, уставшим, потухшим взглядом. Плач ребенка за стеной усиливал ощущение черного, всепоглощающего горя, исходившего от Аделлы.
— Можно мы войдём? - робко попросил Арм, видя, что Аделла не торопиться отвечать. Та лишь еле заметно пожала плечами и отошла в сторону, пропуская в дом всех троих — было уже всё равно. Женщина закуталась в старую, серого цвета шаль и присела на стул, который стоял рядом с небольшим, но крепким с виду деревянным столом. Кажется, до прихода гостей она сидела на этом же месте.
— Девочка плачет - снова подал голос крестьянин.
— Она теперь всё время плачет - безжизненным голосом ответила Аделла — Берите, что вам нужно и уходите- Арм слегка удивился, но быстро понял, что за кого приняла их женщина. После ареста в дом Руники наверняка еще не один раз наведывались, произвести обыск, или просто поиздеваться.
— Нет, мы пришли не за этим - парень присел рядом с женщиной на стул, попытался заглянуть ей в глаза. Женщина перевела на него встревоженный взгляд, явно напряглась.
— А зачем же? Что еще вы хотите разрушить в нашей жизни?
— Успокойтесь - Арм накрыл своей ладонью руку Аделлы, стараясь говорить как можно мягче. Впрочем, от переизбытка жалости его голос и так дрожал. Грог, всё это время сидевший у стены не сводил взгляда с приоткрытой двери, из-за которой доносились тихие всхлипы. Прижав уши, тихо и коротко заскулив, пёс направился к двери и толкнул её лапой, скрылся в темноте. Спустя несколько мгновений плач девочки усилился, сменившись на испуганный. Аделла резко поднялась со своего места. Арм тут же вскочил вместе с ней, положив руки на плечи, надавив на них, заставив опуститься обратно. Было видно, что женщина опасается худшего. Она и знать не могла, что Грог не сделает девочке ничего плохого. Плач вскоре стал тише. а после и вовсе смолк, но этого уже никто не заметил.
— Кто же вы? - уже не на шутку встревоженно спросила женщина. Арм, подумав, решил, что врать бесполезно. Разве что в деталях, не имеющих значения.
— Нас беспокоит судьба вашей дочери. Мы друзья. Давние... - Аделла с сомнением посмотрела сперва на Арма, а потом на Рейнгольда. Странная компания для её дочери. Как минимум слишком молодая. Арм понял это по её взгляду.
— Аделла, это не важно. Главное, что мы хотим помочь. Это правда, поверьте - убитая горем мать смотрела на крестьянина пустым взглядом, говоря: "Что ж, помогайте. Только это бесполезно". Но видела в глазах парня такую искренность...
— Расскажите, что произошло - попросил крестьянин.
И Аделла рассказала. Повествование вышло натянутым, прерываемым слезами, паузами, но всё-таки полным. Женщина так же сказала, где держат Рунику. Один раз её с дочерью пустили в камеру. Да, как выяснилось, это была всё-таки темница, но не в подземелье, а приземистое городское здание с несколькими камерами. Женщина так же рассказала, где оно находится, выходило, что не так уж далеко.
— Что-то еще вам нужно? - спросила несчастная, вытирая платком глаза.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 09-Май-2013, 23:41:33 | Сообщение # 945    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Ничего-ничего. Спасибо. — быстро сказал Рейн, едва Аделла закончила. Волчонок не прочувствовал в полной мере трагизм ситуации и сейчас мог думать только о времени и о воротах, которые очень скоро запрут. Доверять людям Рейнгольд не привык и вполне допускал возможность, что Иттрий и Рада могут его здесь бросить, если им самим прищучат хвост. Оставаться одному в этой дыре волчонку не хотелось, и потому он нервничал с каждой минутой все больше.
Отозвав из спальни ребенка Грога, Рейнгольд с Армом покинули бедную Аделлу, потом — Величи, за его пределами Грог взял след и вывел парней к основной части компании. Пока Арм с Рейном наперебой рассказывали о том, что им удалось узнать, Солнце окончательно склонилось к горизонту, отдав мир сумрачной пелене. В деревнях ложились спать рано, вместе с Солнцем, но для подстраховки было решено дождаться полуночи и только тогда проникать в Величи.
За стену пошли только Иттрий, Лилия и Рада. Довольно высокие прыжки с дерева, по счастью, обошлись без травм и остались незамеченными жителями Величей. Особых сложностей с поиском темницы не возникло, Аделла описала ее месторасположение очень четко, а Арм с Рейном донесли ее слова в сохранности и без искажений. Неподалеку от темницы с обзором на вход засела в кустах Рада, ну а Иттрий с Лилией пошли внутрь.
Входная дверь оказалась незапертой. Тихо-тихо Иттрий двинулся вперед по узкому коридору, касаясь рукой стены — была такая тьма, что и в шаге от себя ничего не видно, ну а Лилия тенью следовала за ним. Впереди постепенно становилось светлее, и в какой-то момент рука Иттрия потеряла опору, а света стало больше сразу на порядок. Коридор разветвлялся, и свет проникал из его правого хода. Там виднелась дверца с маленьким прозрачным окошком, за которой и таился источник света. Свет был слабым, желтым и лился неровно: его источником, очевидно, являлась керосиновая лампа или несколько обыкновенных свечей. За дверью слышался приглушенный разговор, периодически разбавляемый резкими звуками, характерными звонкими ударами. Иттрий сразу понял, что люди за дверью играют в домино. Заглянуть в узкое окно воин не рискнул, но зато подобрался поближе к двери, послушать разговоры. Как оказалось, не зря. Удалось даже подглядеть в щелку за игроками.
Их было двое, и они действительно играли в домино при свете трех свечей.
— Я сегодня к утру отлучиться часа на три хочу. — сказал стражник с пышными бакенбардами, прихлопывая на стол очередную костяшку.
— Нафига? — флегматично поинтересовался второй, личность и действия которого мешал установить обзор.
— В "Нимфу" поеду. — лицо бакенбардного озарила широкая ухмылка, — мне позавчера Вернон проигрался. Обещал оплатить любую девочку на мой выбор. Моя благоверная мне сегодня такой скандал закатила, что я теперь как глаза прикрою — так сразу шлюх и вижу. Неймется мне, ну ты понимаешь.
— А не выйдет. — все так же флегматично отозвался невиданный стражник. — "Нимфа" в Фокворде. Ты туда меньше чем за полтора часа не доедешь. Хочешь со всеми делами за три управиться..? Ну, таких скорострелов, как ты, свет еще не видывал.
Оба стражника паскудно загыкали.
— Ну за четыре. — обруганный супруг почесал свой широкий нос, — прикрой, будь другом, а?
— Не выйдет, — повторился флегматик, — потерпи немного, Акс. Всего-то две ночи до казни осталось. А там наконец повесят эту Рунику, мы загоним наших волков за флажки, сунем их в каталажку до Столицы и наконец снова заживем своей нормальной жизнью. Будут тебе там и шлюхи, и пьянки, а сейчас важно не оплошать, или о переводе в город нам можно будет навсегда забыть.
— Да брось, не будь занудой! — фыркнул бакенбардный, — ну что может случиться за каких-то четыре часа?!
— Ну не знаю. Например, сюда явится Иттрий и отделит мою красивую голову от тела. Куда же я тогда буду есть...?
Оба стражника громко загоготали, Иттрий же за дверью чуть не подпрыгнул, услыхав свое имя. За всю свою жизнь он не повстречал ни одного своего тезки и потому мысли о возможном совпадении ему даже в голову не пришли. Тем более что дело вертится вокруг Руники, а сколько Руника знает Иттриев..?
"А что там раньше стражники говорили? Волков за флажки заманить хотели? Уж не специально ли они мне ловушку заготовили?" — сразу выцепил главное воин. Как вскоре оказалось, не ему одному.
Стражники тем временем продолжали обсуждать его персону.
— Да он только послезавтра в деревню попасть сможет, сейчас проход охраняют очень серьезно и каждому монаху под юбку заглядывают. Да даже если он и проскочил чудом, то что его бояться? Говорят, в Столице его в бедро ранили, глубоко, он кровью все ступени Азартной Темницы перемазал. Небось сейчас с палкой еле ковыляет, если вообще от лихорадки не издох.
— Ага. — скептически отозвался флегматик, — вспомни, у него там целительница есть. Небось в первый же день его на ноги поставила.
— У, забыл. — огорчился бакенбардный. — целительница, да...
— И метаморф. И ведьма. — добавил флегматик, — последняя, впрочем, на свою магию может не рассчитывать. От нее из Столицы целый арсенал амулетов привезли. Погасят. Так что нам остается бояться только ее стрел... И ее бабских штучек. Говорят, Иттрий ее так в часовне отжарил, что они своей кончей все стены залили. Наверное у нее сиськи шестого размера.
— Фу. — поморщился бакенбардный, — фигня это все. Плевать на сиськи, лишь бы задница упругой и звонкой была, вот тогда я бы... уух!
Дальше разговор стражников окончательно ушел с дела на похабное обсуждение женских частей тела. Больше подслушивать Иттрию было нечего, но зато в голове у него наконец родился хороший план, как тихо нейтрализовать обоих стражников.
Воин отошел назад и несколько минут шептался с Лилией. После разговора знахарка стянула с себя шерстяную кофту, а после распустила половину шнуровки у себя на рубашке так, чтобы верхние части грудей аппетитно выглядывали наружу. Затем Лилия распустила волосы, придала им художественный беспорядок, глубоко вдохнула в себя воздух и громко постучалась в дверь.
— Можно, мальчики? — весело поинтересовалась она, — кто из вас Акс?
— Ну, я. — ответил очень удивленный стражник, — че тебе здесь надо?
— Я твой подарок. От Вернона. — прощебетала Лилия и вспорхнула на коленки бакенбардному, приобняла его за шею, и села так, чтобы открыть замечательный обзор на свои груди. Акс, конечно же, сразу на них уставился.
— Гыы! — протянул он, едва ли не слюни пуская Лилии под рубашку, — я просто обожаю Вернона!
Бакенбардный потянул руки к Лилиной рубашке. Та кокетливо отстранилось.
— Твой друг тоже может поиграть. — томно шепнула она, протянув руку второму стражнику, — иди сюда, сладенький.
— Я обожаю Вернона!! — оживился наконец и флегматик. Он подпрыгнул к Лилии, и та обняла его тоже за шею.
Вместе стражники принялись развязывать рубашку знахарки.
Иттрий за дверью еле удерживал себя на месте. "Мне нужно немного времени," — твердо сказала Лилия перед тем, как начать преображение в проститутку, — "я не допущу лишнего, уж поверь, а ты не вмешивайся". Только эти слова и помогали воину стоять на месте, а не вмешаться мечом за честь подруги, по его просьбе играющую роль шлюхи.
Лилия же откинула голову назад, крепко обнимая своих "клиентов" за плечи. Они уже избавили ее от рубашки, но и ведьма почти закончила. Работать одновременно с двумя сложно, поэтому это заняло куда больше времени, чем обычно. Но вот наконец подготовка закончилась, Лилия дернула за обнажившиеся струны, и оба стражника одновременно упали ей под ноги, потерявшись в глубоком сне.
Лилия не сразу прикрылась, и Иттрий не сразу отвернулся, что позволило ему в полной мере заценить прелести знахарки.
— С боевого настроя сбиваешь. — проворчал воин, когда отвернулся.
— А ты глазки-то не развешивай, — наигранно-ласково отозвалась Лилия, потуже зашнуровывая рубашку.
Этот маленький эпизод немного сбил парочку с толку, и потому кое-что они упустили. Лилия не глянула и вовсе, ну а Иттрий, скользнув взглядом по куче тряпья у стены, не признал в ней человека, испуганно поглядывающего на происходящее из-под шапки с козырьком.
Когда Иттрий и Лилия пошли дальше к камере Руники, третий стражник вышел из своего темного угла и быстренько побежал на выход. Там стражника быстренько уложила Радина стрела, не давшая ему распространить тревогу. И заодно спасла от гибели многие бутылки спиртного: от стражника так попахивало застойным алкоголем, что даже в Радины кусты этот запах доносило.
Иттрию и Лилии на пути попались еще двое стражников. Они несли вахту поодиночке, так что для них спектакля не требовалась, Иттрий просто хватал стражей и зажимал им рукой рот, а Лилия секунд за десять усыпляла свою жертву. Надежнее, чем оглушить, и гуманнее, чем убить.
В камеру Руники Иттрий вошел, сильно нервничая. Сколько они не виделись? Четыре года? Как она изменилась? У нее ведь теперь муж и ребенок... О боги, да кто бы мог подумать!? У нее — муж и ребенок! У него — почти ребенок и почти жена. А ведь каких-то пять или шесть лет назад они думали, что подобное ограничение свободы может испортить все. Как же сильно время меняет людей...
— Руна? — Иттрий тихонько окликнул одинокую узницу. Та шевельнулась, сразу узнав голос.
— Иттрий... — слабо прошелестела она. Секундой позже резко дернулась, и почти что крикнула: — Иттрий! Но я думала, ты...
— Тшш. — Иттрий присел перед узницей и довольно скоро освободил ее от оков. Помог ключик, найденный у последнего стража, а так же удача: Иттрий почти сразу попал ключом в замок, вслепую, почти в полной темноте. — ничего не говори и ничему не удивляйся, ладно?
Руника кивнула, поднялась на ноги и тут же упала назад со стоном: от долгого сидения на одном месте у нее сильно затекли конечности. Иттрий помог ей подняться, Руника оперлась на его плечо и, с трудом переставляя ноги, пошла вместе с ним к выходу.
Лилию она пока даже и не заметила, знахарка тенью шла за бывшими обрученными.
Наконец темница была оставлена позади. Вышла из своего укрытия Рада, Руника отметила присутствие Лилии, уже сама более-менее оклеймалась, горделиво отстранилась от Иттрия и пошла дальше сама.
— Мы должны забрать мою дочь! — быстро сказала Руника своим спасителям, — и сообщить матери.
Иттрий покачал головой.
— Нет. Тебя будут искать. Вместе с маленьким ребенком у тебя почти нет шансов спрятаться, кроме того, забрав его, ты подставишь свою мать: ведь она сейчас следит за ним. Ее будут допрашивать. Но не волнуйся насчет нее: мой товарищ сказал ей, что мы хотим отвезти тебя в безопасное место.
— Как же я могу не волноваться! — горько сказала Руника. Не признать правоту Иттрия она не могла, и не могла подвергать опасности свою дочь и мать. От разлуки с ними на душе становилось непередаваемо горько, но Руника была сильной женщиной и не собиралась плакать в присутствии бывшего друга и двух незнакомых женщин.
Величи компания покидала примерно так же, как Лилия и Иттрий проникали в камеру. Единственного стражника Иттрий подержал, Лилия усыпила, потом у него изъяли ключ и отперли тяжелые ворота.
Времени на разговоры не было совершенно, даже на то, чтобы переброситься парой слов. Едва собравшись, вся компания немедленно уселась на лошадей (Рунике Рейнгольд отдал свою лошадь, заблаговременно перекинувшись в волка) и погнала их во весь отпор, на север, все дальше и дальше от Величей.
Путники остановились только тогда, когда рассвело, а лошади уже были в мыле и продолжать путь означало пойти на риск потерять по крайней мере часть скакунов. Привал устроили на берегу речки. Арм пошел за хворостом, Рейн отбежал в надежде поймать какую-нибудь дичь, ну а Иттрий и Руника молча сели друг напротив друга, пристально вглядываясь друг другу в лица.
Руника смотрела — и терялась все больше. С их последней встречи Иттрий сильно изменился. Тогда в его темных волосах не было ни намека на седину, а сейчас по ним проходились серебряные нити, виски и вовсе побелели. Годы оставили свои отметки и на лице, и будто их не четыре прошло, а вдвое больше. В глазах появилось какое-то тяжелое выражение, которое Руника раньше никогда не видела. На губах не было и тени улыбки, которая раньше не являлась редкостью.
Кто это? Друг? Бывший возлюбленный? Оживший мертвец?
Иттрий чуть склонил голову набок, провел рукой по волосам, приглаживая их после долгой езды. Не зная что сказать, он пожал плечами, скривив губы в полуулыбке.
Этого хватило, чтобы Руника окончательно осознала, кто перед ней. Иттрий, и никто иной, хоть и сильно изменившийся, но в то же время все тот же самый. Руника сразу расслабилась, легко улыбнулась и немедленно влепила звонкую пощечину совершенно не ожидавшему этого Иттрию.
— Ау! — воин приложил ладонь к горящей щеке, — это теперь в Столице так говорят "спасибо"?
— Я думала, ты умер! — выпалила Руника, — почему ты исчез, не сказав мне ни слова? А потом я узнала, что погиб Алек. И Нарк. И подумала...
Коротко всхлипнув, Руника спрятала лицо в ладонях.
— Не только тебе. Я никому не сказал. Поверь, больше всего на свете я не хочу говорить об этой истории.
Руника выпрямилась и подняла на Иттрия глаза. Его взгляд говорил о том, что действительно, задавать вопросы на эту тему не стоит.
— Ты совсем не изменилась. — с легкой полуусмешкой признал Иттрий, переводя тему. В общем он почти и не льстил, четыре года не подпортили приятное глазу лицо Руники и ее густые рыжеватые волосы. Женщина осунулась, конечно, но в этом была виновата темница, а не время.
— У, врешь! — рассмеялась Руна, — но я очень рада снова тебя увидеть. И очень рада, что это пришлось так... своевременно. Как ты нашел меня?
И Иттрий рассказал ей об объявлении. Потом — о том, как проходила спасательная операция. Также он очень подробно пересказал для Рады разговоры бакенбардчатого и флегматичного стражников.
— В общем, ловушку с Руникой готовили специально для меня, и были уверены, что вы меня не оставите и они смогут взять всех нас легко и сразу. Натаскали амулетов от магии, пригласили кучу столичных стражников, каждого входящего в деревню осматривали тщательно и проверяли на магию. Однако просчитались. Я еле удержался от того, чтобы не оставить вместо Руники записку со своим автографом и подписью "С любовью, Иттрий". Они ведь уже знают мое имя. И они знают имя Рады. И знают...
Иттрий осекся. Ну уж нет, не будет он продолжать, не хватало только чтобы его компания знала об его с Радой играх в часовне. Довольно и всей Столицы.
— В общем, никто не может мне этого объяснить? — Иттрий упер суровый взгляд в Арма. Все подозрения об утечке информации сводились к крестьянину: в конце концов, только его держали в плену.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 63 из 93«1261626364659293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк