[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 64 из 93«1262636465669293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Пятница, 10-Май-2013, 07:18:19 | Сообщение # 946    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада не на секунду не пожалела о том, что пошла в Величи. Хоть и наскучило ведьме сидеть в кустах, но в качестве награды за ожидание ей удалось снять стрелой одного стражника. Наверняка Иттрий с одним-то воякой справился бы и сам, но если бы второй поднял шум, то жарко пришлось бы всей компании. По конец операции ведьме так осточертело её временное укрытие, что она рада была покинуть его. Рассматривать Рунику прямо в Величи времени не было, нужно было поскорее уносить ноги. Арм и Рейн не подвели, вовремя подвели лошадей куда нужно и снизили задержку на месте коварного похищения.
Остановились путники только на рассвете, добравшись до реки. Гнать лошадей дальше было уже просто опасно. Воспользовавшись случаем, Рада сняла сапоги и завела взмыленного, широко раздувающего раскрасневшиеся ноздри Сефа воду, чтобы остудить суставы и отмыть плечи и грудь коня от липкой пеня. Поить его пока было нельзя, а вот если не уделить внимания ногам, но к полудню суставы бы отекли и дальше Сеф двигаться бы уже не смог. К тому же, из воды у ведьмы наконец появилась прекрасная возможность украдкой рассмотреть Рунику. Невысокая, статно сложенная, с рыжеватыми волосами. Красивая. Она сидела напротив Иттрия и о чем-то с ним говорила. О чем именно ведьма не слышала. Но зато когда женщина влепила воину звонкую пощечину. Рада не сдержала торжествующей улыбки.
"Поделом тебе" - мелькнула злорадная мыслишка. У неё самой хоть и возникало желание иногда сделать тоже самое, но она могла себе представить, как это может быть унизительно для мужчины, а потому сдерживалась. Но зато была совершенно не против, чтобы это сделал кто-то другой.
Девушка совершенно не ощущала за собой желания общаться с Руной. Держалась от неё на расстоянии, но зато безустанно пожирала глазами, изредка отводя взгляд. Будто бы силилась рассмотреть в фигуре Руники что-то важное, но никак не могла. Когда Арм принес дрова и Руна было начала заниматься костром и готовкой, ведьма ревниво, но молча потеснила её, взяв все в свои руки.
Вскоре вся компания собралась на очередной консилиум. Иттрий в подробностях пересказал разговор стражников. Оказывается преследователям известны такие имена, как Иттрий и Рада. Возможно и другие, но в разговоре они их не помянули. Скверно. Еще более скверно было то, что враги знали, что в разношерстном отряде есть ведьма, знахарка и метаморф. Мало лик, конечно, сколько по свету бродит ведьм и знахарок, но вот часто ли они ходят вместе?
При упоминании об амулетах, блокирующих магию, ведьма тихо, странно рассмеялась. Ей это известие как минимум польстило. Более того, было очень интересно, смогут ли амулеты в самом деле сдержать мощь её гнева. С подобного рода амулетами она никогда не сталкивалась, и вообще сильно сомневалась в их действенности. Куда больше она верила в руны и заговоры, а амулеты что — всего лишь побрякушку полоумных магов. Впрочем, Рада не была так уж уверена в своих рассуждениях, что еще больше подогревало её интерес.
— В общем, никто не может мне этого объяснить? - подытожил Иттрий, устремив пытливый взгляд на Арма. Парень от возмущения аж испариной покрылся.
— Я?! Я по вашему совсем идиот? - ткнул он себя пальцем в грудь и заорал так, что наверняка перебудил бы всех, кто спал поблизости — Я не самый сильный и умный представитель отряда, но мне хватает мозгов на то, чтобы не называть ваши имена. Я вообще вас нигде кроме своего дневника не поминал - возмущенно отфыркивался жертва подозрений.
— А где дневник? - спокойно спросила Рада.
— Ты что же это думаешь? - вскочил Арм, словно пчелой укушенный. Вскочил и потянулся к сумке, чтобы ткнуть ведьму носом в доказательство своей невиновности. Порылся в сумке. Замер, нахмурился. Порылся еще, уже энергичнее. Перевернул сумку и вывалил её содержимое на траву, сам упал на колени и принялся перебирать каждую вещь. Наконец побледнел, похолодел, с ужасом уставился на Раду.
— Нету дневника - девушка развела руками в стороны и пожала плечами — Потерял.
— У Дедушки забыл. Н-наверное - пролепетал бедный крестьянин — Что теперь со мной будет? - Рада вновь пожала плечами.
— Ничего. Что уже с тобой делать. Давайте двигаться дальше, лошади немного отдохнули. Если будет сидеть, нас скоро настигнут. Арм, по дороге расскажешь, что ты еще писал в дневнике - так вот откуда государственный крысам было все известно — дневник Арма. Было бы здорово, чтобы знания их ограничились лишь незначительной информацией и именами. Хуже, если они будут знать больше.
По разумению ведьмы, пропажу не обнаружили бы раньше смены караула утром, или пока не пришло бы время кормить пленницу. Значит, небольшая фора у их компании была. Однако, зная силы врага, не стоило его недооценивать и расслабляться.

Чуть позже в Величи...
Стражник проснулся от тяжелого удара по ребрам. Кто-то со всей силы пнул его сапогом. Бакенбардный захрипел и разлепил глаза, узрев перед собой высокую, худощавую фигуру Трайна, посланного Зилаха, которому было ввелено дело Руники. О том, что пленница сбедала он узнал не более десяти минут назад, ему доложил об этом пришедший на смену стражник. Трайн сразу же отправил ворона к Зилазу и снарядил своими силами погоню. Позже эльф даст четкие указания, пока было главным не упустить след. В том, кто именно вызволил Рунику, Трайн не сомневался.
— Где пленница? - ледяным голосом спросил мужчина, опустив презрительный взгляд на стражника. Тот что-то промычал и Трайн снова пнул его ногой, в этот раз по челюсти. Пнув тело бакенбардного еще пару раз, он плюнул ему на лицо, развернулся и вышел из сторожки.
— В пыточную - отдал он распоряжение побледневшему от увиденной картины товарищу избиваемых — Пусть выложат все, что видели, прежде чем сдохнут.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 12-Май-2013, 02:11:41 | Сообщение # 947    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Сложно передать, как зол был Иттрий. Не конкретно на Арма, а на ситуацию вообще. Это надо же было так попасть! Совсем маленькая, вроде бы, оплошность — забыть жалкую тетрадку впопыхах. Однако эта оплошность привела к тому, что враги получили в свои руки могучий инструмент управления. Они узнали имена всей группы, имеют общее представление об умениях каждого, и на этом враги не остановились, а стали разматывать клубок дальше. Проще всего было раскрыть личность Иттрия, что и было сделано. Но как? Иттрий знал, что в дворцовых архивах валяется папка с его личным делом, он даже сам ее когда-то листал, однако там никогда ни строчки не писалось о его личной жизни. Для Теней никаких ограничений по женитьбам не устанавливалось, поэтому данный пункт никого не интересовал. Но откуда же тогда разузнали про Рунику? Ответ был очевиден: вытянули по контактам. Через папку можно было выйти только на двух достаточно проинформированных людей: на Лиду и на Карена. Только они могли дать такие сведения, потому что кого попало Иттрий со своими дамами не знакомил, и его знакомые-соработники по дворцу такой информации дать не могли. Так кто, Лида ли, Карен у них в руках? Под пытками они молчали бы оба, в этом Иттрий был свято уверен, однако легко расстались бы с информацией другими путями: с Лидой можно было просто "по-человечески" поговорить, а Карен, как уже показал случай, за звонкую монету был готов продать кого угодно.
"Под пытками молчать, ха." — остановил себя Иттрий, — "все куда проще, они же должны оба меня ненавидеть."
Несмотря на душевные терзания, рвать в Столицу и выяснять обстоятельства Иттрий не желал. Своего брата он из жизни вычеркнул и слышать ничего о нем не хотел, ну а увидеть Лиду было до того страшно, что воин был готов до последнего оставаться в стороне. Нет же объявлений, что ее хотят казнить? И вообще... жива ли она до сих пор? Когда Иттрий видел Лиду в последний раз, в ее глазах читалось лишь желание умереть.
От размышлений воина отвлек холодный нос, ткнувшийся ему в ладонь. Опустив глаза, Иттрий увидел черного волка, который сидел напротив него, понурившись. Очевидно, с добычей у Рейнгольда не заладилось. Воин рассеянно потрепал оборотня за загривок, будто домашнюю собачку, и отвернулся. Рейнгольд фыркнул и отполз к костру.
Долго задерживаться на одном месте компания не стала, а собрала вещи, оседлала лошадей и снова отправилась в путь. Никакой конкретно цели не было, группа просто двигалась прочь от Величей, в надежде, что дороги приведут их к месту, где наконец можно будет спокойно заночевать.
— А со мной что? — через час пути Руника, которая больше не могла выносить неопределенности, догнала Иттрия и поехала наравне с ним, — куда вы вообще едете? Как мне передать весточку родным?
Воин мрачно покосился на женщину. Разговаривать он не хотел сейчас ни о чем и ни с кем, однако слишком хорошо знал Рунику, чтобы наивно полагать, что она от него отстанет раньше, чем добьется ответа.
— О весточке забудь на ближайшие несколько лет. — прямо рубанул он, — или и ты, и адресат вместе сгниете либо в тюрьме, либо в земле. Мы найдем для тебя безопасное место, где ты сможешь переждать бурю. Тебе это совершенно не понравится, но я не вижу других вариантов, кроме как монастырь или лазарет, причем далеко отсюда. Только там никто не будет интересоваться твоим прошлым, и тебе удастся спрятаться.
У Руники было такое лицо, будто бы она увидела свидетельство собственной кончины. И действительно, она чувствовала себя так, будто умирала на несколько лет: еще бы, оказаться в незнакомом месте, на неприятной ей работе, и все это время ничего не слышать ни об обожаемой дочке, ни о любимой маме, ни о родном и тоже любимом муже. Когда Иттрий увидел лицо женщины, ему стало очень совестно, что он так вывалил на нее такие тяжелые вещи. Накатило осознание, что если бы не он, то она бы вообще не попала с такую передрягу.
— Господи, Руна, прости меня. — Иттрий ссутулился, закрыл рукой глаза. — я вообще сейчас не понимаю, что происходит.
— Да уж я вижу. Ты сам не свой. — негромко отозвалась Руника.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 13-Май-2013, 01:53:56 | Сообщение # 948    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 13-Май-2013, 02:29:51

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
В пути Рада сперва вполуха слушала, о чем ругаются Иттрий с Руникой, не желая встревать, но чем дело закончилось так и не узнала — к ней подъехал Арм. Глядя на него ведьме сразу вспомнился нашкодивший Грог: уши поджаты, голова опущено вниз, к лапам, хвост и вовсе спрятался, как у трусливой болонки. Арм выглядел примерно так же, и кроме Рады боялся вообще к кому-то приблизиться, особенно к Иттрию, видя его гнев. А Рада пообещала, что ничего ему не сделает, значит, была сейчас самым безопасным союзником. На самом деле же ведьме сейчас было просто не до крестьянина.
— Ну, рассказывай - Рада переключила внимание на Арма. Тот от напряжения позабыл все, что только мог, едва помнил собственно имя, и первое время молчал и печально глядел на ведьму.
— Арм...- устало вздохнула ведьма, закатив глаза. Хотя она того и не хотела, но действие произвело нужный эффект, парень встрепенулся.
— Я писал...о том, как вас нашел..Как Рейнгольда...где мы были, что делали...Рада, честно, я больше описывал свои впечатления, чем местность или диалоги. Но имена указывал. Не думал же я, что...
— Ладно, Арм - успокоила его ведьма — Ничего уже не поделать. Выкрутимся как-нибудь - Рада слегка улыбнулась краем губ и пришпорила мерина, оставив крестьянина в смятении.
Двигались путники не останавливаясь в течении всего дня, меняя темп и давая лошадям перевести дух. Важно было как можно дальше отойти от Величей, чтобы увеличить расстояние. Хорошо бы, конечно, было бы еще продумать маршрут, попетлять среди сёл и деревень, чтобы сбить преследование со следа, но заранее об этом никто не подумал, а сейчас было уже поздно. Как начало смеркаться показался впереди с виду неглубокий лесок. При въезде оказалось, что только опушка у леса довольна редкая, а сам он тянется вглубь и учащается вековыми деревьями. Поплутав с полчаса по лесным тропам (точнее, почти полному их отсутствию), путники вышли к небольшой поляне среди деревьев, на невысоком холме. Тут и было решено разбить ночлег, двигаться дальше было просто опасно, не говоря о том, что все устали.
Лагерь разбили быстро, побросали вещи и быстренько распределили обязанности. Рейна и Миру отправили собирать хворост, Рада вместе с Грогом, прихватив лук, отправилась за добычей, Иттрий и Руника, прихватив котелок, отправились за водой. Небольшую речушку компания проезжала в поисках поляны, осталось только её отыскать.
Сторожить лошадей и вещи остался Арм. Совсем один, в темном лесу. Чтобы принести хоть какую-то пользу, а заодно снизить страх одиночества, крестьянин быстренько собрал по округе мелкие сухие ветки и развел небольшой костерок. Приготовить на нем ничего нельзя было, но погреть руки — вполне. К тому же, теперь не пришлось бы разводить костер с нуля.
Хотелось есть, живот требовательно урчал, а товарищи все не возвращались. Арм решил украдкой стащить кусок мяса и втихаря умять его с хлебом, пока не вернутся друзья. Пошарился в сумках, отыскал что нужно. Боясь обжечься немного подержал кусок мяса над огнем, чтобы то слегка нагрелось, положил на ломоть хлеба и пока отложит кушанье в сторону. Очень уж ему приспичило в ближайшие кусты. Терпел он давно, но идти одному в темный лес было страшно, а теперь уже выбирать не приходилось. Или мочиться прямо на месте, или сделать это как цивилизованный крестьянин.
Паренек быстренько отбежал подальше в кустики, еле дотерпев, приспустил штаны и с блаженным вздохом испустил всю накопившуюся жидкость на заросли черники. Тело благодарно расслабилось, Арм блаженно повздыхал и не торопясь развернулся обратно — запах подогретого мяса в воображении щекотал ноздри.
Но как оказалось, за время его отсутствия на поляне появился незваный гость. Арм в темноте и слабом свете костра не сразу смог опознать в мохнатом нечто Грога, почему-то принявшего медвежий облик.
Если бы только парень чаще наблюдал за метаморфозами ведьминого друга, то запомнил бы, что в медвежьем облике Грог куда крупнее, обладает черной, густой шерстью, и самой отличительной его чертой были пронзительно желтые глаза.
— Грог, а где Рада? - громко спросил крестьянин — Вы что-то забыли? - медведь беззастенчиво ворошил сумки и уже добрался до мяса, но пока не успел его уничтожить. Да и увидев кое-что повкуснее мигом потерял к нему интерес.
— Грог? - крестьянин явно начал что-то подозревать. Обычно метаморф не рычал, а говорил. И не кидался на него с такой скоростью.
Арм едва успел сделать шаг назад, осознав, что перед ним настоящий медведь. Даже крик из горла не вырвался, как хищник, грозно рыча, достигнув добычи поднялся на задние лапы и силой сжал крестьянина в смертельных объятиях. Острыми когтями медведь с первого же удара оставил на спине парня три глубоких, кровоточащих царапины. В ход сразу же пошли зубы, не совсем удачно нацелясь на голову. Хотя, "неудачно" слово не совсем правильное. Прокусив клыком кожу зверюга в одночасье едва не сняла скальп бедному парню. Тут бы и пришел ему конец, если бы он, в попытках спастись, не попытался оттолкнуть медведя руками. Но это действие сыграло с ним еще более злую шутку — Арм оступился и упал чем хищник сразу же воспользовался, вцепившись в ногу ниже колена. Арм закричал от боли и ужаса, теряя сознание попытался ударить зверя свободной ногой по морде. Получилось у него это не сразу, но вышло, медведь на секунду отвлекся. Правда, толку от этого не было, парень уже не мог сражаться и едва двигался. Одурманенный запахом крови голодный хищник зарычал и капканом сжал челюсть на предплечье. Послышалось, как треснула кость, непередаваемый звук раздираемой когтями плоти — медведь лапами рвал Арму бок, двумя рывками распоров живот до внутренних органов так, что все кишки полезли нарушу и показалась печень. Именно на нее и нацелилась зверюга, уже порывшись в распоротом животе Арма и испачкав морду в крови. Но рев другого, не менее большого и грозного зверя отвлек его от желанной трапезы.
Грог первым почуял неладное, прислушался и сорвался с места в сторону поляны, на ходу меняя облик. Опоздал, Арм вряд ли уже был жив. Но позволить медведю доедать его труп он бы не позволил, и с разбегу накинулся на противника, с яростью вгрызаясь в мохнатое тело. Лесной хищник сильно уступал Грогу в размерах, плюс на стороне метаморфа был эффект неожиданности и тот почти сразу повалил врага на спину, нависнув сверху. Медведь отчаянно боролся, но все, что ему удалось — это задней лапой оставить на бедре громадного противника несколько царапин. Грог их даже не заметил, чего нельзя сказать о Раде, которая уже подходила к поляне, когда ногу обожгло болью.
Грог быстро покончил с противником, клыками разодрав ему горло. После чего немедленно кинулся к Арму. Удивительно, но крестьянин еще дышал, слабо, едва-едва. Но одного взгляда на раны было достаточно, чтобы понять, что дышать он будет недолго. Кожа с головы снята и повисла рваными лохмотьями, залив лицо кровью и оголив череп. В боку зияла здоровенная дыра, сквозь которую можно было изучить весь "внутренний мир" бедолаги. Правая лодыжка, побывавшая в пасти медведя, была раздроблена, и тоже самое творилось с правой рукой, сквозь ткани которой проглядывали обломки желтоватой кости. Кроме очевидных, было еще множество глубоких царапин по всему телу.
— Рада, он еще жив! -крикнул Грог, но видя, что ведьма стоя на коленях, морщится и прижимает руку к бедру, поспешил к ней. Царапины ведьмы были не серьезными по большому счету, а Арму...только боги могли сейчас помочь Арму.
Грог помог ведьме добраться до крестьянина, где та, упав на колени рядом, с ужасом рассматривала ранения.
— Сделай что-нибудь - потребовал Грог.
— Что? - возмутилась ведьма — Сонным зельем его напоить? - трясущимися руками девушка, не зная, что еще делать, начала складывать кишки обратно в рану, из которой они торчали.
— Дедушка ошибся - тихо сказал она сама себе. В иной ситуации эта новость была бы радостной, но только не теперь. Арм умрет, это было совершенно очевидно. Но вовсе не так, как предсказал вещий Дед.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 13-Май-2013, 03:01:47 | Сообщение # 949    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Ненамного от Рады отстала Лилия. Плюхнувшись на колени перед Армом и с ужасом осматривая его ранения, она была вынуждена признать, что в данной ситуации абсолютно бессильна. Срастить такое количество поврежденных тканей она не могла из-за особенностей своего дара, такое колоссальное перераспределение энергии убило бы Арма так же верно, как и раны. Помочь в его ситуации мог только настоящий целитель, маг как минимум первой категории, но найти такое сокровище в глухом лесу было абсолютно невозможно. В общем, Арм был обречен и доживал свои последние минуты, мучимый неописуемой болью и вряд ли соображающий, что вокруг творится. Куда гуманнее было бы сейчас добить его, чем продолжать смотреть на предсмертные корчи или складывать кишки обратно в тело. Совершенно классическим образом добить, то есть кинжалом, Лилии даже в голову не пришла идея самолично оборвать жизнь крестьянина одним своим прикосновением. И слава небесам за стереотипы, иначе Арма бы уже не спас никто и никогда. А так у него еще был шанс, о котором из всех догадывался только Иттрий.
— Иттрий? — жалобно позвала Лилия воина, в надежде, что тот быстро прекратит мучения Арма. Ответа не последовало. Знахарка обернулась и обнаружила, что воин, вместо того чтобы скорбеть со всеми, лихорадочно роется в своих вещах. Такому пренебрежению к смерти друга Лилия возмутилась и спросила дрожащим одновременно и от боли, и от ярости голосом: — Иттрий, что ты там делаешь?
Вместо ответа Иттрий, прихватив одну из своих рубашек, рванул к Арму и компании скорбящих. На ходу воин выковыривал что-то из нагрудного кармана рубашки, и когда это что-то оказалось у него в ладони на всеобщем обозрении, у Лилии от восторга дух перехватило.
"Драконьи слезы!" — сразу же поняла она, — "никогда не надеялась увидеть их вживую, даже думала, что это миф. А тут вижу, и так своевременно.... Но откуда они у Иттрия?"
Иттрий уже держал раньше на ладони драгоценную траву — тогда, когда они везли из леса найденную Миру. Тогда еще девочка для него вообще ничего не значила, и непонятно была, умрет она или нет, так что воин повременил с применением драконьих слез, оставляя их на другой случай. И этот случай настал. Арм чужим не был, и с самого первого взгляда было очевидно, что он умирал.
Не мешкая ни одной лишней секунды, Иттрий открыл шире рот Арма, наверняка причинив ему при этом кучу дополнительной боли, касаясь голого мяса на подбородке, и вложил в открытый рот чудесную траву. Хотел попросить воду, чтобы трава проскочила внутрь крестьянина, но этого не потребовалось. Едва драконьи слезы коснулись языка Арма, как тут же рассыпались в прах и впитались в плоть крестьянина с жутким шипением, оставляя за собой черное выжженное пятно неровной формы. Мгновением позже начало происходить что-то странное: тело крестьянина потеряло четкие очертания, стало размытым, будто бы наблюдалось глазами близорукого человека. Причем злоупотреблявшего наркотиками: смазавшееся тело Арма стало полупрозрачным и изредка мигало, будто бы на доли секунды вообще исчезало из этого мира. Странный эффект продолжался около минуты, потом мерцание исчезло, полупрозрачность сошла на нет, а когда вернулась четкость изображения, то она поразило куда глубже предшествующих эффектов. Арм был цел, совершенно цел, на нем не было не то что глубокой раны, но и вообще ни единой царапины. О недавнем сражении напоминала только его одежда, порванная и насквозь пропитанная кровью.
Над поляной стояла немая тишина. Только ворчание Верного на труп медведя разрывало тишину.
Первым пришел в себя Иттрий.
— Ха, сработало. — буркнул он, отряхивая руки над землей. Остатки травы, потерявшие свою главную часть, начали распадаться и как-то неприятно щекотать ладони. — ты снова с нами, Арм? Скажи что-нибудь.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 13-Май-2013, 03:43:24 | Сообщение # 950    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 13-Май-2013, 03:44:01

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Арм потерял сознание намного раньше того момента, как медведь прогрыз ему бок и принялся выедать внутренности. И слава богу, такой жуткой боли никому не хотелось желать. Чудо, что когда на поляне появился Грог, крестьянин еще не был мертв. Не был он и в сознании, в агонии метался в глубинах своего я, но дышал, пока еще дышал.
Рада напрочь позабыла о волшебной траве, которую припас воин. И теперь, когда увидела её в руках Иттрия, сразу же воспрянула духом. Только бы сработало, только бы миф оказался реальностью. Ведьма про себя взмолилась всем известным богам, никогда раньше так не надеявшись на чудо.
И чудо случилось. Что-то странное произошло с растерзанным телом крестьянина, после чего он предстал перед изумленной публикой внешне в полном здравии. Только все еще с закрытыми глазами, но зато дыхание было ровным и сильным. Глядя на него, можно было решить, что он просто спит.
— Ты снова с нами, Арм? Скажи что-нибудь - словно сквозь вату крестьянин услышал голос Иттрия, открыл глаза и первое, что увидел, это медвежью морду, испачканную в крови.
— О господи, нет! Не трогай меня! Лилия! Иттрий! Помогите! - закричал он во всю мощь обновленных легких, отползая назад, в ужасе не сводя глаз с Грога.
— Арм, Арм..- позвала его ведьма, но крестьянин её даже не видел. Хорошо, что врезался спиной в дерево, не ровен час умчался бы в лес, словно заяц от охотника. Но вопить он перестал только когда увидел, что медведь не гонится за ним, более того, меняет облик, превращаясь в пса.
— Грог? Это что, был ты? З-зачем? Рада? Иттрий? Что случилось? - парень наконец увидел всю честную компанию, окружавшую его, а потом еще и труп медведя. И всё понял. Почти всё.
— К-к-ак? - дрожащим голосом спросил он, осматривая себя. Кровь он увидел, что мигом его напугало, но ведь ничего не болело! Кроме языка, который странно пощипывало. Тогда чья это кровь?
— Драконьи слёзы - просто пояснила Рада.
— Легенда? - тяжело дыша удивился крестьянин.
— Ты только что своим примером доказал, что не такая уж это легенда - со вздохом ответила ведьма. Удивительно, как всего за десять минут можно перенервничать на десять лет вперед. Зато теперь полный релакс. Который, впрочем, еще не наступил, шок отходил долго.
— Ты в порядке?
— Конечно. В полном! - похвалился Арм — Спасибо...это не стоило...
— Стоило - оборвал Грог и развернувшись, похромал к почти погасшему костру. Проходя мимо убитого медведя остановился, обнюхав труп.
— Рада, ты когда-то читала мне сказку, в которой дети, попав в волшебную страну через шкаф, убили дикого медведя и еще несколько дней питались его мясом. Хороший повод проверить, съедобен ли он. Арм, дружище, ты обеспечил нам сытный ужин - парень задумчиво посмотрел на Грога, издав нервный смешок. Следом за ним устало и явно нервно рассмеялась и ведьма, чувствуя облегчение. От смеха на глазах даже выступили скупые слезы. Только от смеха ли?
— Займитесь медведем - попросила она, отсмеявшись — Грог, идём со мной - ведьме не хотелось показывать Иттрию ранение. Оно в самом деле не было очень серьезным, просто глубокие царапины, которые следовало просто перебинтовать, предварительно промыв. И лучше сделать это сейчас. Поднявшись, хромая чуть больше Грога, ведьма взяла сумку и вместе с псом отправилась в поисках речки.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 13-Май-2013, 12:32:35 | Сообщение # 951    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий проводил взглядом ухромавшую прочь Раду. Ничего не сказал — пока что, хотя сказать было что. У воина все отчетливее становилось впечатление, что Рада сторонится его, как минимум с того самого дня, как к их отряду примкнула спасенная Руника. Можно было понять, отчего Рада не желает общаться с ней, но Иттрий-то тут причем? Руне не ходит за ним постоянно, не наступает на пятки. А может все же и не в ней дело, может быть, такая отстраненность началась еще со времен их последней ссоры.
От новых невеселых дум Иттрия отвлекла Лилия, которой не терпелось узнать, как же у воина оказались драконьи слезы. Это был неплохой повод отвлечься и занять чем-нибудь перевозбужденную в свете последних событий компанию, и Иттрий рассказал про тот поход в лес, а заодно и про их первую встречу с Мирой, стараясь рассказывать как можно более подробно. Рассказал он даже и о том эпизоде, как ловил дыхание Миры, подмечал любые перемены в ней, готовый, в случае явного ухудшения состояния девушки, отдать слезы ей. После его рассказ продолжила Мира, делясь своими впечатлениями, каково это — очнуться в незнакомом месте среди незнакомых людей со странными ощущениями после магии Лилии. По словам юной графини выходило, что страшно и неловко было только первые часы, а потом, в первую очередь благодаря игривому и ласковому Грогу, удалось взглянуть на компанию с другой стороны и найти в ней свое место.
На время рассказов медведь был позабыт, а после им занялись Лилия и Руника. У девушек были опасения в связи с тем, что медвежье мясо малопригодно в пищу и сгодится только в исключительных случаях, поэтому они не стали обрабатывать тушу целиком, что заняло бы всю ночь, а решили для начала сготовить что-нибудь медвежье прямо сейчас. Почему нет? Все равно сейчас вряд ли кому-нибудь удалось бы уснуть, после всего пережитого. Разве что Арму, который, кажется, вообще не помнил историю своих ранений, что несомненно было к лучшему.
Через час-другой компания уселась перед новообновленным костром. Каждому в миску было выдано по нескольку кусков отварного медвежьего мяса, в которые женщины от души насыпали специй, чтобы замаскировать возможный привкус. В качестве гарнира предполагалось небольшое количество картошки.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 13-Май-2013, 14:49:41 | Сообщение # 952    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Отыскать речку Раде как всегда помог Грог. В потемках сама она еще долго бы её искала. Речушка была чистой, неглубокой и при этом не широкой совсем, протекала в небольшой низинке. Грога ведьма тут же загнала в воду. Псу давно следовало бы отмыться, тем более сейчас, когда шкура безнадежно запылилась, а морда перепачкалась в крови. Пёс возражать не стал, не взирая на холодную воду, с брызгами вошел вошел в речку. Окунулся пару раз, отряхнулся, рассыпав обжигающе холодные брызги, окунулся снова и вылез на берег.
Рада за это время успела обнажить бедро и как смогла рассмотреть ранение. Точнее сказать, нащупать, поскольку взять с собой лампу она не догадалась. Три царапины на внутренней стороне бедра, две из которых длиннее и глубже последней. Уже успели покрыться вязкой корочкой едва сгустившейся крови. Однако, все равно неприятно пощипывали. Но зато не задето ни вен, ни мышц, ничего важного, по большому с чету просто порвана кожа. Это радовало. При правильном подходе заживет через неделю.
Девушка на ощупь кое-как промыла царапины, и пока искала в сумке чистый бинт и подходящую мазь, Грог подобрался ближе и гонимый искренним сочувствием и ощущением вины лизнул царапины. Рада дернулась от неприятных ощущений, заверила друга, что она в порядке и попросила больше так не делать. Мазью покрыла густо, наугад наляпав её, и так же практически на ощупь перебинтовала бедро. Однозначно нужно было проделать процедуру при свете дня или хотя бы костра. Черт знает, что она сейчас там понаделывала. Грог тоже удостоился повязки, чем был крайне недоволен. Считал это совершенно лишним, раны не особенно-то его беспокоили, а свободное время он мог и сам себя полечить чисто собачьими методами. Но спорить с ведьмой все равно не стал, мстительно решив, что все равно сорвет бинт рано или поздно.
К костру оба вернулись уже хромающими не так явно. Лилия и Руника за время отсутствия успели разделать часть медведя и теперь его мясо, распространяя странный запах, варилось в котелке. Чуть позже выяснилось, что медведь очень даже съедобен. Мясо хоть и было жестким, словно подошва Иттриева сапога, обладало специфическим вкусом, но зато не было жирным. Правда, брать сырое мясо с собой не стали, оно все равно не пережило бы долгого хранения в сумках.
Вздремнуть удалось совсем немного, пару часов перед рассветом, прежде чем почти вся компания не сговариваясь проснулась и начала собираться в путь. Один только Арм крепко спал, сжавшись в комок. Уставший от перенапряжения мозг старался сохранить сознание крестьянина безболезненным, и автоматически перешел в режим крепкого спасительного сна. Тем не менее. крестьянина пришлось разбудить.
Когда небо стало стремительно сереть, путники выдвинулись через чащу.

Где-то чуть дальше от леса...
Зилах как всегда не повел и бровью на известие о пропаже пленницы. Упустили. А такой хороший был шанс поймать всех и сразу. Трайн снарядил погоню, и несколько всадников уже двигались в направлении от Величей, куда предположительно скрылись беглецы. Судя по редко встречающимся конским следам, двигались они в верном направлении. Зилах отдал распоряжение укрепить погоню едва ли не небольшим отрядом из разношерстных представителей рас и профессий, каждый из которых был подкреплен немалым боевым арсеналом. Тем не менее распоряжение оставалось все там же — привести живыми. Сам же Зилах не откладывая направился к магичке, просить её помощи в указании направления.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 14-Май-2013, 00:45:42 | Сообщение # 953    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Сейчас для путников важно было лишь одно: уйти как можно дальше от Величей. В том, что погоню отрядят, никто не сомневался, однако были небольшие надежды на то, что от нее удастся уйти. Компания двигалась настолько быстро, насколько позволяли лошади, делала минимальные привалы, несколько раз меняла ведущую дорогу, в целом по-прежнему держась северного направления. Привал на сон взяли уже глубокой ночью, ужин делать не стали, удовлетворились сухарями с вяленым мясом и немедленно легли спать, в качестве борьбы с холодом пользуясь проверенным методом подстилки из еловых веток.
Несмотря на тяжелый день и поздний отбой, Иттрий проснулся очень рано, еще до рассвета. Для того, чтобы не выказывать свое местоположение за километры вокруг, компания не разводила больше костер, посему эта ночь показалась особенно холодной. Иттрий выбрался из-под одеяла, стуча зубами от холода.
– Ты чего это? – сонно поинтересовалась Лилия, которой сегодня выпало дежурить под утро. Зябко кутаясь сразу в два одеяла, знахарка походила сейчас на разбуженную утром сову.
– Не спится. – негромко отозвался Иттрий. – я схожу умоюсь, а потом, если хочешь, тебя подменю.
– Ага… – отозвалась Лилия, проводила Иттрия взглядом, пока тот не скрылся в темноте среди деревьев, и продолжила клевать носом дальше.
Небо уже заметно посветлело на востоке, и утро уже начало отвоевывать свои права у ночи. Большинство звезд погасло, Солнце же еще и края из-за горизонта не высунуло, и сейчас стоял короткий период тихих утренних сумерек. Несмотря на присутствие рядом небольшой речки, стояла абсолютная тишина. Речка не звучала, потому что ее движение было до того пассивным, что подходило в грани стоячей воды. И все же Иттрий отыскал ее, не сразу, но отыскал, присел на корточки на ее берегу и тронул пальцами тонкую корочку льда. Касание было очень аккуратным, но и его хватило, чтобы проломить тончайший лед.
Зима неумолимо приближалась. Уже совсем скоро ночевать вот так посреди леса станет опасным для жизни, и волей-неволей придется искать приют в деревнях, в каждой из них оставляя свои следы преследователям. Пока что найти деревню-ночлежку было теоретически возможно, но когда компания основательно углубится на север, по расчетам Иттрия уже через месяца полтора-два, по маршруту будут простираться совсем малонаселенные районы, где путь от одной деревни до другой будет составлять несколько суток. На каждый такой переход требовался бы как минимум такой же срок отсидки в деревне, что давало бы преследователям удобные шансы на сближение и последующее нападение. По всему выходило, что хитрить и сбивать со следа преследователей надо было именно сейчас, пока еще есть возможности для маневра. Ну или просто двигаться как можно быстрее, чтобы оторваться и потеряться.
Иттрий надавил рукой на лед, и тот, разойдясь трещинами, ушел под воду. Оббив образовавшуюся лунку еще немного по краям, Иттрий зачерпнул в ладони холодной воды и умыл лицо. Негромко фыркнул: в этот раз водные процедуры не доставили ему никакого удовольствия, и без них было холодно. Иттрий занес было руки для второго захода, но замер на полпути: за спиной, относительно близко, послышался отчетливый человеческий голос.
«Люди? Здесь?» – судя по карте, здесь был глухой лес, прореженный лишь несколькими маленькими дорогами регионального значения. Голос, видимо, шел по одной из них, как раз по той, по которой вчера приехала вся компания, но теперь сошел с нее и двигался к реке, прямо к тому месту, где сидел Иттрий.
Воин отполз к облетевшему кусту. Укрытие, мягко говоря, никакое, но хотя бы он не будет так бросаться в глаза. Фигуру обладателя голоса тем временем уже было видно, равно как и фигуру его напарника. Это были два молодых мужчины, одетые в одинаковые длинные плащи.
– Надо было все-таки идти ночью. – зевнув, сказал первый голос, – а теперь я на ходу засыпаю.
– Ничего, быстро взбодришься. – весело отозвался второй, – в рассветные часы самый сладкий сон не только у тебя, но вообще у всех людей, и притом уже есть какая-то видимость. Подойдем к ним близко, даже осмотреться успеем, пока остальные олухи нас догонят. А там и повяжем всю компашку подчистую, еще тепленькими из-под одеял достанем. Только вот метаморф меня беспокоит, ему-то выискивать свое оружие не надо, он всегда готов.
– Ничего, справимся. – эти двое были уже совсем близко, метрах в пятнадцати от Иттрия, и подходили ближе, направляясь к воде. Вздумай кто-нибудь из них повернуть голову налево, как Иттрий был бы немедленно обнаружен. Отступать было некуда, надеяться на то, что его чудом не обнаружат и дальше – глупо, оставалось только нападать первым. Одна беда: Иттрий, отходя из лагеря на десять минут умыться, не брал с собой оружия, кроме неизменных двух ножей на непредвиденный случай, а у каждого из противников было как минимум по мечу.
Нож тихо скользнул из рукава в ладонь. То ли уловив это ничтожное движение, но скорее просто проинтуичив, ближайший преследователь повернул голову налево. Глаза его расширились, рот приоткрылся, рука потянулась к мечу – но едва лишь Иттрий понял, что обнаружен, как послал в полет свой нож. Преследователь страшно захрипел и схватился обеими руками за горло, пробитое сталью.
– Ты что же это..? – запаниковал второй, подхватил падающего первого на руки. Голова умирающего запрокинулась, и второй увидел глубоко засевший в шее первого клинок. Тут же умирающий был отброшен на землю, а невредимый вскочил на ноги, выхватывая из ножен свой меч. Такого резкого рывка Иттрий не ожидал, а нож уже в полете перестраивать свою траекторию не умел, так что вместо того, чтобы пробить висок, он просто оцарапал плечо, ну а Иттрий остался без оружия. Противник, не теряя ни секунды, рванул на него, надеясь мечом пригвоздить к земле, как бабочку на картон. Иттрий успел откатиться к сторону, а пока его противник вытаскивал глубоко ушедший к землю меч, смог вскочить на ноги и прихватить с собой первую попавшуюся под руки палку. Смешно было пытаться бороться с ней против меча, но других вариантов не было, противник накинулся на Иттрия при первой же возможности. Против первых нескольких бешеных и плохонаправленных выпадов Иттрий смог легко увернуться, однако следующий пришелся слишком близко, и единственным выходом было подставить палку и надеяться, что она хоть немного замедлит и смягчит удар. Вопреки всем ожиданиям палка удар выдержала, и второй тоже, но на третьем сломалась, оставив в руках Иттрия короткий острый обломок. Вошедший в раж противник действовал очень грубо, благодаря чему Иттрий мог продолжать свои маневры на отскоки и уклонения, однако слишком яро, чтобы дать воину хоть мгновение на передышку и оценку ситуации. Иттрий хорошо понимал, что если наткнется спиной на дерево, среагирует недостаточно быстро или неверно истолкует движения противника, то его порубят, как капусту на рассол. Необходимо было действовать как-то по-другому, но как?
Вылучить момент и атаковать самому. Изображавший из себя мельницу противник двигался уже чуть медленнее, чем в самом начале, и Иттрий смог поймать подходящий момент уже через два замаха после пришедшей ему на ум идеи. Поднырнув под удар со стороны руки с мечом, Иттрий рванул не от противника, а к нему, и с размаху всадил деревянный кол ему в грудь. Меч выпал из ослабевшей руки молодого мужчины, сам он как-то обмяк, но еще держался на ногах и неверящими, полными ужаса глазами смотрел на Иттрия. Тот, отвечая ему прямым взглядом, с усилием надавил на кол, вдавливая его еще глубже, и еще глубже, ощущая, как бежит по рукам горячая человеческая кровь.
Неожиданно в стороне раздался короткий вскрик. Дернувшись на звук, Иттрий увидел, что со стороны дороги к нему бегут три человека с оголенными мечами – видимо, те самые «отставшие олухи». Иттрий оттолкнул от себя сипящее тело, подхватил с земли его меч и со всей мочи припустил прочь, к лагерю. Один из преследователей, совсем еще мальчишка с горящими от азарта глазами, сильно вырывался вперед и уже через минуту почти настиг Иттрия. Иттрий отмахнулся от него почти не глядя, зарубив мальчишку прямо на ходу. Оставшиеся двое такой прытью не обладали, и Иттрий даже немного увеличил разрыв между ними.
– К оружию, все, быстро! – едва подбежав к лагерю, заорал Иттрий, срывая горло. Метнувшись к своим сумкам, он поднял свой меч, а трофейный отбросил в сторону – по сравнению с родным полуторником он казался Иттрию каким-то игрушечным.
Двое преследователей тем временем уже выскочили на поляну. Иттрий рванул наперерез к ним, не позволяя им приблизится ни к кому из только вскакивающих и по большей части безоружных товарищей. С лязгом встретились клинки, добавив резко наступившему утру особенной перчинки.
Без особого труда Иттрий удерживал двоих, однако тревогу забил не зря. Опасения воина оправдались: преследователей было куда больше, просто, ожидая легкой добычи, они забыли о дисциплине и позволили себе размазаться по дороге. Вдалеке были слышны людские крики, мелькали силуэты среди деревьев, и некоторые из них уже выпрыгивали на полянку. Один из них небрежным жестом перекрыл путь к отступлению: пар раз махнув мечом, обрезал перевязи и распустил испуганных лошадей по окрестностям.

... В Столице
В ту минуту, когда Зилах навестил Милеру, она поприветствовала его кивком головы. Выслушав его просьбу, она заметила:
– Не надеешься, что погоня на них выйдет? Как бы то ни было, я считаю, что ты правильно пришел, всегда лучше перестраховаться.
Заветный компас снова сняли с полки и выложили на стол. Милера, переводя взгляд то на него, то на карту, то обратно, выдала вердикт:
– Относительно Величей они ушли на север. Больше ничего не могу сказать, они уже ушли слишком далеко. Но в пределах нескольких километров могу направлять и дальше, никуда они от нас не денутся. Еще что-нибудь?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 15-Май-2013, 02:07:04 | Сообщение # 954    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Среда, 15-Май-2013, 08:55:35

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Верный с Грогом по долгу службы спали чутко, и первыми почуяли неладное. Но Верный только и успел, что басовито, слегка непонимающе гавкнуть, навострив уши в сторону леса, как оттуда выскочил Иттрий, громогласно призывая к оружию всех без исключений.
Первым среагировал Грог, тут же вскочив на лапы и без лишних колебаний двинувшийся на противника, пока еще не меняясь в облике. Следом за ним, словно на пружине подпрыгнула Рада. Трех секунд хватило ведьме для того, чтобы осознать — на лагерь напали. Ах, как это коварно — вырезать спящих. Хотя, сомнительно, что у преследователей бы это вышло, псы почуяли бы их раньше. Но сейчас была куда большая фора.
Рада сбросила с себя остатки сна, схватив лук и колчан, который лежал под щекой.
— Уведите Миру и Рунику. Арм - не задумываясь распорядилась девушка. Двоих Иттрий уже взял на себя и успешно с ними справился. Последнего, который отпустил лошадей, добил Грог, просто прыгнув с разбегу ему на грудь и разорвал горло. Быстро, болезненно, и эффективно. Но ведьма прекрасно слышала топот ног, крики уже не скрывавшихся людей, спешащих к поляне. Светиться на открытом месте с луком было очень идиотской тактикой, и ведьма плавно отошла чуть назад и вправо, не слишком удачно спрятавшись за стволом дерева, которое едва скрывало её покрывалом редкой листвы. Не укрытие сейчас было важно, главное, чтобы лучница не находилась прямо по курсу.
Потенциальные обидчики еще не достигли поляны, но очень старались сделать это как можно скорее. Грог стоял рядом с Иттрием, без тени страха предвкушая битву. Первого своего противника Грог сразил грозным и громкими рыком практически в самое лицо. Еще не завершивший превращение, но уже мощный зверь резко подался впереди распахнув пасть взревел во всю мощь легких. Противник от неожиданности инстинктивно дернулся назад, слишком резко, неуклюже махнув рукой завалился на спину, крепко приложившись затылком к выпирающему из земли толстому корню. Дальше бело дело техники. Учитывая размер челюсти медведя, достаточно было всего один раз сжать их, и с противником было покончено.
Но если бы все шло так легко.
Противники рассосались и наступали не плотным строем, а разреженно, кто откуда. В какой-то степени это был выигрышный вариант для команды отступников. Но вот на Иттрия сперва налетел один, а спустя пару секунд и второй противник, при чем со спины, воин чудом успел среагировать. Помочь ему Грог не мог, у самого хватало. Как минимум один из головорезов повел себя неожиданно смело и даже безрассудно. Увидев несущегося на себя медведя, мужчина припал на одно колено и резко вытянул вперед руку с полуторным клинком, будто собирался насадить на копьё вражеского коня. Метаморф едва успел затормозить, взрыв землю, прежде чем острие клинка уткнулось ему повыше груди. Хорошо, что героизма находчивого парня не хватило на то, чтобы не сводить глаз с цели. Зажмурившись, он упустил прекрасный шанс ранить медведя, а вместе с тем и драгоценные секунды и в результате потерпел поражение — это был едва ли не единственный раз, когда Грог быстро сменил ипостась на совсем непривычную, приняв облик крупной черной кошки, тут же тонкими, острыми как бритва когтями вцепившейся в лицо противнику, повиснув на нем, и буквально отделяя кожу от костей, разрывая её на мелкие лоскуты.
А вот Раде пока не везло капитально. Первая же стрела пролетела мимо цели, едва не выдав местоположение ведьмы. А дальше она просто растерялась, противники появлялись со всех сторон. Одному она удачно пробила стрелой бедро, и уже потянулась за второй, но тут кто-то резко налетел на неё сзади и схватив за волосы с силой дернул на себя, лишая прицела. Стрела круто забрала вверх и скрылась в сереющем небе.
Противником ведьмы оказался сильный мужчина в плаще и с прямой, длинной и толстой палкой в руках из крепкого дерева. Бесцеремонно оттянув ведьму за волосы к себе, он тут же перехватил посох через её горло и принялся с силой прижимать её к своей груди, сдавливая шею. Спасло девушку то, что инстинктивно она успела подставить ладонь между посохом и собственным горлом, что снижало давление, но увеличивало шанс переломать пальцы. Повернувшись корпусом вправо, а затем резко влево и подавшись вперед, Раде удалось сбить противника с равновесия, и вместе с ним она по инерции вылетела к костру. Впрочем, от посоха у горла это её не избавило, только теперь она стояла на коленях, пытаясь собрать силы, а мужчина продолжал сдавливать ей шею. Убить он её не хотел, ему было достаточно, чтобы ведьма потеряла сознание.
На выручку совершенно внезапно пришел Арм. Он единственный, кто пока не предпринимал никаких действий, начисто растерявшись, но помня наставление Рады держался поближе к девушкам, прикрывал их своей спиной. Увидев, как какой-то хлыщ методично лишает Раду дыхания, он принял единственно верное решение — не задумываясь выхватил из костра палку потолще, которая с одного конца почернела, а с другого алела красноватыми зародышами пламени, и с разбегу с силой ударил ею по затылку мужчины. Полетели во все стороны искры, к которым, кажется, примешались искры из глаз душителя. Дальше Рада справилась сама, стихийно и очень неожиданно для себя. Резко поднялась, развернулась, инстинктивно чуть вытянула руку, и неизвестно откуда взявшийся сильнейший порыв ветра ударил душителю в лицо, а усилившись, уронил его наземь полностью и словно опавший лист играючи покатил в сторону леса, пока обладатель посоха не затормозил о дерево, да с такого размаху, что расколол череп.
Удивляться было некогда. Ведьма только бегло оглядела поле боя. Кажется, разбушевавшаяся стихия никого больше не задела. Рада сунула Арму посох, перехватила в ладони метательный нож и отправила его в стремительный полет до вражеского горла. Подобрала лук и снова включилась в битву, теперь уже орудуя луком в ближнем бою.

...В Столице
— Еще что-нибудь? - спросила Милера. Зилах помолчал, после молча развернулся и покинул покои магички. За дверь его ожидал один из подданных.
— Север. Свяжись с отрядом, пусть движутся по меткам и следам конских копыт. Готовьте химер - коротко и как всегда сухо распорядился он. Подданный тут же поспешил исполнить волю хозяина, телепатически связавшись с братом-близнецом и передав ему указания.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 15-Май-2013, 12:51:20 | Сообщение # 955    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Противники обновлялись с завидной регулярностью. Едва Иттрий успел снести буйную голову самого первого из тех, кто напал на него полянке, с помощью ножной подсечки докончить второго, как сразу пришлось принимать пополнение. Причем сражаться снова пришлось сразу с двумя: один, как молния, налетел на Иттрия из ожидаемого места, а второй подло попытался напасть со спины. Но последний пренебрег аккуратностью, считая, что его и так хорошо замаскируют звуки боя, и потому затею свою провалил: Иттрий в бою голову не терял и, будучи собранным и внимательным, засек подбирающегося к нему со спины врага еще на подходе. Однако уложить бойца на месте не получилось, он был вовсе не зеленым мальчишкой, и тот, кто уже бился с Иттрием, тоже был вовсе не пальцем пиханный, так что Иттрию пришлось потанцевать. Парировать удары одновременно двух противников воину было не в новинку, он даже успевал урывать время для своих выпадов, однако когда появился третий противник, пришлось худо. О нападении уже можно было забыть, Иттрий едва-едва успевал парировать сыплющиеся на него с трех сторон удары. Долго так продолжать не могло, но и не продолжалось: к воину подошла помощь в совершенно неожиданной форме.
По иронии судьбы, от коварного удара в спину погиб тот противник, который пытался таким образом уложить Иттрия. Через освободившуюся прореху тут же юркнул Рейнгольд, и прижался спиной к спине Иттрия, больше от страха, чем от желания держать круговую оборону.
— Ты чего творишь? — прошипел Иттрий, активно отмахиваясь от оставшихся двух противников. Рейнгольд пока только старался двигаться за Иттрием, высоко подняв свой окровавленный меч — тот самый меч, который Иттрий прихватил трофеем от речки.
— Практикуюсь. — быстро шепнул Рейнгольд. По его разумению, два месяца тренировок уже должны были научить его простому бою. Так-то оно и было, однако соваться сразу в настоящий бой со многими противниками после домашних тренировок было большим безрассудством.
— Не дури. Уходи к кустам и меняй облик. — бросил Иттрий. Теперь, когда приходилось следить не только за собой, но и за Рейнгольдом, бой резко потяжелел для него в моральном плане.
— Нет! — выкрикнул Рейнгольд, выставляя перед собой меч навстречу своему первому настоящему противнику по фехтованию, который скользящей походкой двигался к нему на встречу. — ты слышал разговоры. Чудом они не знаю о моем "облике". Надо оставить его сюрпризом на непредвиденный случай.
Рейнгольд не только строил хитрые планы ну будущее. Главная причина боя в человеческом виде была проста, как молоток: у волчонка так сильно болело тело от долгой конной езды, да от тренировок Иттрия, на которые тот урывал любой кусок свободного времени, что ему казалось, что если добавить сюда боль перевоплощения, то он просто не выдержит и умрет. А вот после нежелания терпеть дополнительную боль уже шла и рациональная причина, только что озвученная вслух.
— Уходи в тень при первой же возможности. — для споров сейчас не было времени, лишь для приказов. Иттрий решил, что потом все выскажет Рейнгольду — если они оба останутся живы.
Обижаться Рейнгольду было некогда: именно сейчас он впервые в жизни поймал на свой клинок удар настоящего врага — врага, который желал ему смерти. Ответное движение волчонка было скупым, немного неуверенным, но все же успешным. Лезвие врага, проскользив до эфеса, снова поднялось воздух, снова готовое к атаке. С каждым последующим отраженным ударом Рейнгольд смелел все больше, работал все четче, и вскоре он даже начал получать настоящее удовольствие от процесса. Небольшой опыт противника (худого парня лет восемнадцати на вид) по сравнению со своим отсутствующим Рейнгольд компенсировал реакцией, превосходящей человеческую, так что бой получился почти на равных. Основная его часть была не особо зрелищной, потому как Рейнгольд успел освоить только стандартные простые приемы, его противник — не намного больше, зато финал получился с изюминкой. Рейн вытянул голову вперед и издал низкий злобный рык, частично изменив свое горло, и дополнил его эффектом желтых звериных глаз. Худой парень моментально впал в панику, и когда начал разворачиваться, чтобы дать деру, получил в своем теле две новые дырки для вентиляции от прошедшего насквозь меча Рейна.
Практически в это же время Иттрий отправил в лучший мир второго из своих соперников. Первый некоторое время назад пропустил боковой удар воина и теперь валялся на земле с пробитым на треть торсом, распространял вокруг непередаваемый запах кишочных экскрементов и неумолимо холодел. Второй пережил товарища ненамного. То ли болевой порог у него был слишком низкий, то ли он был чересчур привязан к своей руке, но когда Иттрий, резко изменив направление и траекторию движения своего меча, отсек ему кисть с зажатым в ней оружием, мужчина замер столбом и громко заорал, ухватившись уцелевшей рукой за культю. Прервать крики было уже чисто делом техники.
У воина и его ученика выдались несколько секунд на отдых и тактический обзор. Несколькими людьми был занят Грог, недалеко от него орудовала-таки в ближнем бою Рада, нововыбежавшего на полянку мужчину скосил в грудь арбалетный болт. Лилия тоже по мере сил принимала участие в битве, однако это была только первая ее жертва. Арбалет перезаряжался долго, стреляла знахарка очень посредственно и в связи с этим пускала болты только в тех соперников, что были далеко от ее товарищей. Но вот наконец хоть немного облегчить бой друзьям удалось, и такая небольшая победа очень порадовала и воодушевила Лилию.
Арм тем временем на собственном примере узнал, что высовываясь в бою, непременно привлекаешь к себе внимание. Недолго он наблюдал из кустов за боем, но скоро и сам стал его непосредственной жертвой. Видимо, из тех же соображений, что и Лилия, неведомый вражеский лучник первым делом решил снять обособленно стоящего противника. Неизвестно каким злым юмором руководствовался лучник, или же он просто плохо стрелял, но его стрела застряла у Арма в левой ягодице. Крестьянин издал громкий звук и закрутился на месте.
С момента того, как Рейнгольд уложил своего первого настоящего противника, прошло не больше двадцати секунд, и теперь он получал задание на второго.
—Уходи в лесок и отыщи лучника. — направил волчонка Иттрий, когда Арм внес свои пять копеек в шумовой фон, обращая на себя внимание. Рейнгольд серьезно кивнул и ускользнул под укрытие деревьев. Иттрию сразу дышать свободнее стало: волчонок был еще не готов для боя в массовом замесе, а вот выследить укрывшегося лучника и уничтожить его был вполне в состоянии — при условии, конечно, что лучник не заметит его слишком рано.
Сам же Иттрий бросился на помощь Раде, чье оружие в ближнем бою было далеко не самым лучшим вариантом. Внося с собой элемент неожиданности, Иттрий ураганом смел очередного противника, перетянул на себя с Рады другого, а когда стал искать следующего, обнаружил, что противники кончились. На полянке валялось больше десятка убитых и умирающих, чья-то спина мелькала среди деревьев, давая деру с поля боя, и больше никого чужеродного не наблюдалось.
Иттрий пробежался взглядом по Раде, проверяя, цела бы она. Вроде да. Потом, перехватив ее взгляд, дал короткий комментарий по поводу собственных окровавленных рук:
— Не моя.
Из всех медицинская помощь требовалась только Арму. Рейнгольд, весь лучащийся от того, что убил сегодня мечом аж целых трех противников, вел крестьянина под локоток к Раде и вылезшей уже из укрытия Лилии.
— Так он в седле ездить не сможет. — скептически сказала Лилия, увидев, из какого места у Арма торчит стрела. — Рада, обработай его, а после я немного помогу, стяну часть тканей.
— И кто-нибудь добейте раненых. — Иттрий бросил взгляд на Рейна, зная, кому больше всех понравится эта работа. — а я вернусь к реке. Там тоже, вероятно, есть кого добить. И, Грог? Проверь, не сидят ли в кустах сюрпризы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 18-Май-2013, 03:18:15 | Сообщение # 956    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
В горячем пылу боя Арм не сразу понял, что с ним произошло. Что-то или кто-то укусило его в зад, да, но останавливаться и рассматривать, а так же искать виновного времени всё равно не было. А теперь, когда выяснилось, что прямо в ягодицу крестьянина по самый наконечник вошла стрела, бедняга испытал странную смесь ужаса. удивления и стыда. Не говоря уже о том, что стрела в заду — это действительно больно, а лишнее движение ногой вынуждает едва ли не хныкать.
Ведьма подошла к крестьянину и стараясь не заглядывать в его полные смущения глаза, деликатно развернула его к себе филейной частью, осматривая ранение.
— Глубоко - констатировала она. Сказать откровенно, Рада и сама была не восторге от процедур подобного рода, но как могла старалась от них абстрагироваться. Не смотря на весь смех, парною было в самом деле больно, и дело могло обернуться много хуже, если все оставить как есть.
— Ты можешь лечь? - наконец спросила она. Арм страдальчески хныкнул и медленно, ойкая, исполнил просьбу. Грог уже успел вернуться с разведки и сообщил, что в кустах никого, кроме трупов, нету. А значит, можно спокойно заняться оздоровительными процедурами.
— Я вытащу стрелу. Наконечник сел глубоко, так что это будет больно. А еще будет много крови, но ты её все равно не увидишь. А сейчас расслабься, подумай о чем-то хорошем - Рада избрала тактику доктора Айболита, который заботливо успокаивает униженного пациента сказками и байками, рассказывая, что делает, чтобы не пугать неизвестностью. Арм горестно молчал, только слезы досады давил. А ведьма слегка поглаживала его по спине и что-то говорила, заставляя крестьянина вспоминать моменты своей жизни и рассказывать ей.Мало помалу парень слегка успокоился и расслабился, и тогда ведьма покрепче перехватила оперение стрелы и резко дернула на себя. Бедняга-раненый отчаянно и пронзительно закричал, едва сдерживаясь от того, чтобы не схватить себя за больной зад рукой. Вслед за стрелой из множества капилляров тут же брызнула невысоким, но бойким фонтаном кровь, каплями рассыпавшись на подбородке и губах ведьмы.
— Извини, Арм - извинилась ведьма, но вовсе не потому, что только что вынуждена была причинить ему боль, а за то, что ей пришлось стянуть с него штаны, дабы иметь возможность обработать дыру в ягодице и остановить кровь. На всякий случай она кинула хмурый взгляд на Рейна, чтобы тот и думать не мог сейчас ляпнуть что-то эдакое.
Остановить поток кровотечения помог легкий раствор, заодно еще и продезинфицировать. Накладывать повязку ведьма пока не торопилась. Да и как, не понимала.
— Лилия? Твой ход - пригласила Рада, демонстрируя в заднице крестьянина дыру с палец.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 20-Май-2013, 03:03:21 | Сообщение # 957    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Когда Рада закончила, к делу приступила Лилия. Заглянув в солидную дыру в заднице крестьянина, знахарка убедилась, что наконечник нигде не обломался в ране, а сама рана хорошо очищена. Это было важно, и лучше было перестраховаться, чем недостраховаться, потому что зарощенный кусочек металла или другого мусора в филейной части потом всю жизнь "радовал" бы Арма, или в самом худшем случае быстро свел его в могилу.
Сопровождающие лечение Лилии эффекты как обычно были скромны и не лишены изящества. Знахарка с минуту-другую мягко поглаживала кожу вокруг раны Арма, едва скользя по ней ногтями, и наблюдала, как мышечная ткань внутри раны наращивается и соединяется. Процесс поднимался все выше и выше, пока наконец в него не оказалась вовлечена и кожа. Дырка от наконечника растаяла секунд за десять, оставив на своем месте гладкий розовый рубец.
— Твою попу украсит шрам на память. — прокомментировала Лилия, критическим взглядом осматривая свою руку. Длинные ногти женщины на концах опалились черной корочкой, будто бы от огня. Укорачивать ногти Лилии не хотелось, но теперь ей это сделать придется. — пластические вмешательства самые сложные и энергоемкие, потому что все должно быть сделано идеально. Мое вмешательство не полезно, а я и так в тебе покопалась, так что... оставим все как есть.

Иттрий ушел сразу же, как Грог осмотрел кусты и уверил, что в них никто не засел. Экспедиция воина к речке имела большой смысл, так как во-первых он вытащил из мертвого тела один из своих ножей (а второй так бесследно и пропал где-то в пожухлой траве), во-вторых прекратил муки другого тела, которое впрочем и так еле дышало — деревянный кол в близости к сердцу не дарит долгую и счастливую жизнь, в-третьих отмыл у воды свои руки и лицо от чужой крови, и насколько это возможно, отстирал заляпанные рукава пальто. Лучше уж пусть несколько часов ему будет холодить кисти, чем потом много дней ловить терпкий медный кровавый запах и постоянно касаться огрубевшей от крови ткани одежды. С отдельными пятнами по всему пальто, увы, в походных условиях на холоде ничего поделать было нельзя.
Вынимая нож из холодного горла, обрывая муки проткнутого, убеждаясь, что мертв и пацан возрастом чуть старше Рейна, Иттрий в полной мере осознал, каким чудом он сегодня выбрался живым и, более того, невредимым. Его застали одного, практически безоружного, двое мечников, по крайней мере один из которых неплохо владел своим клинком, хотя и позволил ярости затмить свой разум. А если бы не эта его слабость? Много ли шансов у Иттрия снова выбраться целым из такого расклада? А у других его спутников?
Когда Иттрий вернулся в лагерь, то сразу же озвучил свои мысли и навеянные ими новые распорядки:
— Пока наш след не затерян, придется все время быть начеку. Не ходить поодиночке никуда, где хоть на секунду теряется зрительный контакт с лагерем, даже по нужде в кусты. И даже по нужде в кусты брать с собой оружие. Звучит может и параноидально, но если бы на "пятиминутную" прогулку к реке я взял меч, все было бы намного проще.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 21-Май-2013, 04:08:45 | Сообщение # 958    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Так точно, командир - охотно отозвалась Рада, вяленько отдав честь — приложив расслабленную кисть ко лбу так, словно смахивала с него каплю пота. Впрочем, её ирония была напрасна. И она и все прекрасно понимали, как компании методично закручивают гайки, и теперь расслабляться уже точно не придется.
Самым идиотским, с одной стороны, было то, что двигались они в таком количестве. Это и затормаживало, и привлекало к себе внимание, и лишало возможности затеряться. Но разделиться сейчас было бы просто самоубийством. Если Иттрий, Рада, Лилия и Рейн сумели бы оторваться от погони и в случае чего постоять за себя, то того же нельзя было сказать про Арма, Миру и Рунику.
Впрочем, про Миру враги вероятнее всего ничего не знали, а значит, был шанс хоть на одного человека облегчить отряд.
— Мы такой толпой долго не протянем - задумчиво начала ведьма, цепко уставившись на Руну, но заставив себя отвести взгляд. Говорить было больно и голос сипел. Не так давно грубо сдавливаемое горло возмущенно сипело от такого с собой обращения, внешне покраснело и обещало разойтись по шее синяком. Рада аккуратно прочистила его голосом, нахмурилась, но это не помогло.
— Мира, у тебя где-то есть родственники, которые смогли бы приютить тебя и Руну? - в лоб спросила ведьма и на всякий случай поспешила пояснить — Чем дольше вы с ними путешествуете. тем большей опасности подвергаетесь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 22-Май-2013, 03:09:40 | Сообщение # 959    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Услышав вопрос Рады, Руника заметно оживилась и мигом нацелила свой взгляд на Миру. Перекинуться с этой девушкой даже парой слов она еще не успела, о том, кто она такая, не имела ни малейшего представления, но теперь выяснилось, что эта юная леди способна заметно облегчить судьбу Руники. Если у нее и впрямь где-то есть родственники, и они согласны принять к себе ее, Рунику, то в любом случае это будет лучше, чем монастырь или лазарет.
Мира же задумалась, и внимательного взгляда Руны совсем не замечала.
— Большинство друзей моей семьи жили в Столице, и в Столице и погибли. — через некоторое время изрекла она, — но есть два других варианта. Первый — это близкий друг моего отца, даже более, чем друг — побратим. Вы знакомы с ним, я говорю о князе Абигор ли Тьене. Он и его спутница гостили в нашем доме одновременно с вами. Беда только в том, что... что мсье Абигор происходит из Бронского Королевства, он там живет и сейчас он должен быть там. Бронское Королевство, а именно нужный нам западный городок Оксбург, отсюда не так далеко, по крайней мере через всю нашу страну ехать не надо, но преодолеть границу будет не так просто. Зато если мы это сделаем, то наш король-самозванец не посмеет уже протянуть за нее свои руки. Другой вариант раза в два ближе и по пути. Двоюродная сестра моей матери, живет одна на окраине маленькой деревеньки. Сама туда уехала, мы пытались уговорить ее не уединяться. Но кто может перечить баронессе! Никто. Одна беда. Она, ээ.. сумасшедшая. Настоящая сумасшедшая.
В глазах Миры никакой радости не было. Умом она понимала, что от группы ей надо отделиться — и не от веры Радиным речам о "подвергании себя опасности" — после смерти родителей Мира о таких мелочах не заботилась. Но юная графиня хорошо понимала, что для группы она — балласт, и что им было бы легче, будь она, Руника и Арм где-нибудь в другом месте. Но с Армом, по крайней мере Раду и Лилию, связывали особо теплые отношения, и никуда "ссылать" крестьянина они не станут, чего нельзя ожидать Мире и Рунике. Особенно Мире, а у Руники хоть и был Иттрий, но он не желал оставлять ее рядом с собой, как бы не хотелось, потому что прекрасно понимал, как это для опасно и для нее и для него.
— В каком смысле "настоящая сумасшедшая?" — уточнил Иттрий. Вариант с Бронским Королевством он отбросил сразу — во-первых, чтобы попасть туда, пришлось бы разворачиваться и снова ехать на юг, на встречу новым облавам, и сильно сбиваться с курса. Во-вторых, как Мира уже сказала, граница была большой сложностью. Преступников соседних государств там отлавливают на ура, никому не хочется развязывать войну. И Руника, между прочим, теперь в числе преступников, так что ей к границе приближаться тоже было нельзя.
—В прямом. — Мира опустила глаза в землю, будто о чем-то стыдном говорила. — иногда она нормальная. А иногда, вдруг резко и неожиданно, становится очень импульсивной особой, подверженной нескольким фобиям, у нее совершенно мутится в голове и она не признает, что она — это она. Говорит, что Леди Дана. Ха. Имя ведьмы детской сказки, что она мне читала давным-давно, когда еще нормальной была. Колдовать она, кстати, совсем не умеет.
О подобной симптоматике Иттрию слышать доводилось, как доводилось по долгу службы побывать в доме умалишенных и пообщаться со счастливым обладателем синдрома раздвоения личности. Тот больной вел себя смирно, но лекарь сказал, что стоит быть осторожным, потому что у подобных людей бывают приступы агрессии. Отправлять Миру одну к больной тетушке он бы точно не стал, но с Руникой — почему нет, неужто не справятся? ...Если только эта тетушка не имеет привычки во сне душить людей, как эта Леди Дана. Что за Леди Дана...? Иттрий никогда такой сказки не слышал.
— Где живет тетушка? — спросил он у Миры, не решив пока, впрочем, что разумно отправлять к ней женщин. — что за деревенька?
— Малые Пни. — ответила Мира, — если достанешь карту, я покажу, где это.
Иттрий достал. Мира показала. Не то к счастью, не то к сожалению, но Малые Пни очень удачно располагались: находились вдалеке от крупных поселений, но в округе с множеством таких же захудалых деревушек, да вдобавок лежали почти что на намеченном пути компании, отклоняясь от него всего на дня три-четыре езды в обычном темпе.
"Но сумасшедшая одинокая женщина! Мало ли, что ей в голову придет," — думал Иттрий, убирая карту, —"хотя прикинуть можно".
— Никогда не слышал об этой Леди Дане. — вслух признался воин и попросил, — не расскажет кто-нибудь, что за персонаж такой, пока мы все равно здесь вещи собираем и арсенал пополняем?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 23-Май-2013, 08:24:41 | Сообщение # 960    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Детская страшилка - Рада пожала плечами, отзываясь на вопрос Иттрия. Что за внезапный интерес такой — Обычная женщина, крестьянка. Росла в религиозной семье, где никто не спрашивал её мнения. Так её и выдали замуж за купца. По приданию, она родила ему трёх сыновей, и с виду они были счастливой семьёй, но никто не знал, как страдает бедная женщина под гнётом супруга. И вот однажды утром нашли купца на заднем дворе зарубленного топором, а сыновей повешенных в сарае. С тех пор, исходя из легенды, Леди Дана ночами крадёт и убивает мальчиков, колдует, разрушая семейные пары. Дурацкая история - пояснила ведьма — Давайте двигаться дальше, пока нас снова не накрыли - предложила она и осеклась, оглядевшись. Как-то от неё ускользнул момент, когда один из нападавших спустил лошадей с привязи и те разбежались по округе. Неподалеку она видела только мирно пасущегося Сефа и Иттриеву Мышку. Больше по близости лошадей не было видно.
— У нас проблема, - сказала Рада совершенно очевидную вещь, — Предположим, что Арм и Мира, или Рейн и Мира могут разделить Сефа. Кто-то вместе со мной — Грога...Еще троих оставшаяся лошадь не утащит. И Рейн тоже не может постоянно двигаться в волчьем облике. Итого: нам нужно отыскать еще хотя бы одну сбежавшую лошадь - закончила Рада сложные подсчеты и направилась в сторону леса, куда предположительно могли убежать верховые звери.
— Иттрий? - ведьма вопросительно посмотрела на воина, приглашая его за собой. Воин ждать себя не заставил. На деле же у Рады возникла идея, которую следовало бы обсудить.
— По поводу графа Абигора - начала она, только они отошли чуть дальше. Не забывала оглядываться по сторонам и смотреть под ноги в поисках улик, — Мира не говорила, в курсе ли почтенный граф, что произошло с его побратимом? Если там настолько братские чувства, то вряд ли граф оставит это просто так. Святое мщение, всё такое - Рада замолчала на несколько секунд, вглядываясь сквозь ветви, а затем снова заговорила: — Веду к тому, что граф мог бы оказать нам содействие. Попросить Миру отправить ему весточку с приветом?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 64 из 93«1262636465669293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк