[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 69 из 93«1267686970719293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Четверг, 24-Окт-2013, 21:19:00 | Сообщение # 1021    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Весь день Иттрий провел, посещая ювелиров деревни Янтарной. Он познакомился практически со всеми и посетил все маленькие частные лавочки. Был он даже и на рынке, но смотреть там оказалось нечего: там был представлен ассортимент простой и недорогой, украшения были все скорее сувенирные, чем коллекционные.
Увы, но конечный результат прохода по частным лавкам оказался таким же. Одна половина мастеров была посредственная и делала вещи исключительно стандартные, а другая, как убедился Иттрий, и славила всю Янтарную деревню своим искусством. Воину демонстрировали искуснейшие вещи. Он видел брошь, золотую лилию, выполненную настолько детально, что ее практически невозможно было отличить от настоящей — на ней даже были серебряные росинки, и казалось, что цветок только-только просыпается после долгого сна. У другого мастера Иттрий держал в руках браслет, сотканный из сотни тончайших нитей, на каждой из которых были нанизаны по сотне мельчайших розоватых жемчужинок. Потом воин надевал на палец, насколько хватило слишком малого для него диаметра, медное кольцо в виде демоницы, которая крепилась на пальце, обвивая его хвостом. Рубиновые глаза мерцали при приглушенном свете лампад так, как будто демоница пыталась прямо сейчас выпить душу своего владельца, платя за нее наслаждением. Это были удивительные вещи, но они были не тем, что искал Иттрий. Только раз он с ехидной усмешкой подумал, что нашел украшение для злой коварной ведьмы: кулон в виде распятого освежеванного человека, выполненного с такими анатомическими подробностями, что даже Иттрию, покойников навидавшемуся, стало как-то не по себе.
На самом деле Иттрий уже держал в голове образ украшения, который отождествлялся у него с Радой. На главном месте обязательно должно было быть какое-то растение, но не роза или лилия, а что-то дикое, лесное. Скорее даже просто лист, без цветка, но обязательно как живой, сложный, чтобы можно было рассматривать украшение долгое время, играться с ним, а не одеть и забыть. Наличие или отсутствие камушков особой роли не играло, но металл обязательно должен был быть серебром — оно считалось полумистическим, и когда-то давно украшения из серебра дарили ворожеям, ведуньям, алхимикам, лекарям — тем людям, которым известны тайны, доступные немногим.
Но у ювелиров-искусников не было ничего даже отдаленно похожего. Иттрий интересовался, возможно ли сделать украшение на заказ, но во многих случаях получать отказ. Два ювелира согласились, но предупредили о невозможном сроке — о месяце. Третий согласился заняться заказом срочно, работать буквально не разгибая спины с утра и до вечера, но заломил за это такую цену, что можно было бы купить на нее и золотую лилию, и демоницу, и жемчужный браслет, и еще с десяток таких шедевров. У Иттрия просто не было таких денег, а продавать большую часть запрятанного золотого запаса из дома Лилиной родственницы было несуразным.
Дело было к вечеру, делать было нечего. Иттрий пошел к кузнецу, рассчитывая полюбоваться на оружейное искусство Янтарной деревни.
Любоваться можно было начинать еще во дворе кузнеца. Везде стояли предметы, украшенные элементами художественной ковки. Однако они затмевались перед картиной, украшавшей стену: огромны розовый куст, по ветвям которого ползли маленькие змейки. Бронза уже начала зеленеть, но это придавало картине-скульптуре только шарм. Иттрий подошел поближе, провел пальцами по телу одной из змеек. Ощущение было таким, будто трогаешь настоящую змею: пальцы скользили по холодной гладкой поверхности, и виртуозно вырезанные чешуйки скорее угадывались на ощупь, чем реально ощущались.
— Вы что-то хотите?
Увлекшийся Иттрий вздрогнул, обернулся на голос. Его обладателем оказался кузнец, которого Иттрий уже видел днем — высокий, мощный, с гладкой лысой головой, в характерном для его профессии фартуке.
— Вы Врей? — кузнец кивнул. Иттрий немного помедлил. Если Врей настолько искусно создал змеек, то, кто знает, вдруг он действительно кует и мелкие ювелирные вещицы. — мне о вас говорил ремесленник, с соседней улицы. Вы, мм... занимаетесь украшениями? Браслеты, бусы?
Врей добродушно улыбнулся. Вообще лицо кузнеца производило благоприятное ощущение, Врей казался добрым человеком.
— Пойдемте, я покажу вам. — и повел Иттрия в свою мастерскую, где продемонстрировал ему некоторые из своих работ.
Иттрий видел раньше кузнечные украшения. Это были простые бусы из шариков металла, грубые кольца и им подобные вещи — совсем не свадебные. Но Врей в корне изменил представления Иттрия о способностях кузнецов к тонкой ювелирной работе. Она отличалась от работы классических ювелиров, была не такой идеальной, но притом не была хуже. Она была просто другая, несколько специфичная. И эта специфичность нашла отклик в душе Иттрия. Однако набор уже готовых украшений был стандартен.
— А вы не делаете украшения на заказ? — не особенно надеясь на успех, спросил Иттрий. Наверняка и здесь будет очень дорого или очень долго.
— Вообще делаю. Вам бусы, браслеты?
— Хорошо бы кулон из серебра. Хорошо проработанный, как те змейки из сада.
Кузней назвал примерные сроки и цену на заказ, рассчитывая на стандартный размер и повышенную сложность, чем очень удивил Иттрия. И сроки, и цены были реальны. Долго гадать не надо было, почему: если у ювелиров было много клиентов, то у Врея Иттрий был сейчас один. Не за ковкой ездили люди в Янтарную деревню.
— А что именно вы бы хотели? — Врей искренне обрадовался потенциальному клиенту, и это слышалось в его голосе.
Иттрий уже заприметил на столе деревянный планшет, бумажные листы и отточенный графитовый стержень.
— А можно мне..? — Иттрий указал глазами на желанные предметы. Кузнец кивнул.
Взяв в руки грифель, Иттрий ненадолго задумался, и, прищурив глаза, смотрел на чистый желтоватый листок, прикрепленный к планшету. Яркий образ пришел неожиданно, как вспышка молнии, и воин немедленно начал выводить его на бумаге скуповатыми штрихами. Художником Иттрия назвать было сложно, но он технически был способен изобразить то, что видел. В Академии отдельная дисциплина была посвящена чтению и составлению карт, в нее входило черчение и азы изобразительного искусства. Едва ли Иттрий обращался потом к этим навыкам, но они не забылись.
Кузнец Врей терпеливо ждал, пока Иттрий закончит. Наконец Иттрий отложил стержень, машинально вытер испачканные пальцы о штаны и вручил свой рисунок Врею. Внимательно изучив его, кузнец хмыкнул:
— Сделаю.
Они еще немного пообсуждали детали, уточнили цену и сроки, а потом ударили по рукам, оба друг другом довольные.

Как выяснилось, Мира не зря встретилась с Радой и Грогом. Вместе они нашли удивительное место: павильон, полный невиданных созданий. Мира удивлялась не меньше Рады, своими глазами наблюдая живых зверей, которых раньше видела только на страницах книг, да и то не всех. Еще о редких животных любила рассказывать семемейная магесса. Мире стало грустно ,когда она вспомнила эту добрую женщину, которая вероятнее всего сгинула в огне вместе с четой де Селей. Мира старалась не концентрироваться на этих мыслях, но они все равно не уходили.
Насмотревшись на невиданных зверей, троица покинула волшебный павильончик и, прежде чем решила, куда идти дальше, была перехвачена Лилией.
— А я вас давно ищу! — обрадовалась знахарка, — я когда гуляла, наткнулась на прекрасное ателье. Там такие ткани, о боги, наверное их везли откуда-то из-за моря, я никогда раньше таких не видела. Рада, твое платье на свадьбу получится просто потрясающим. Пойдем туда быстрее, а то вдруг раскупят.
Энтузиазму Лилии сопротивляться было сложно, и никто не пытался этого делать. Вскоре выяснилось, что знахарка не соврала: в том ателье, куда она привела Раду и Миру (Грога попросили внутрь не впускать - шерсть, как никак, была совершенно лишней в швейной мастерской), предлагались действительно изумительные ткани. Рада и сказать-то толком ничего не успела, как ее посадили в кресло, дали чаю и сунули в руки каталог с примерами платьев, не забыв напомнить, что любая деталь может быть изменена по желанию ведьмы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 24-Окт-2013, 23:09:16 | Сообщение # 1022    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Пятница, 25-Окт-2013, 01:16:57

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Боже, у меня просто в глазах рябит! - наконец, едва не плача, сдалась ведьма, театрально плюхнув каталог с множеством платьем на колени. Уже битые полчаса она рассматривала платья разнообразных фасонов, цветов сложные и простые, пышные и без излишеств украшений, закрытые и до неприличного открытые, с короткой юбкой. Пока Лилия и Мира о чём-то оживлённо беседовали с хозяйкой ателье — женщиной, что называется "кровь с молоком", но меж тем необычайно красивой, аккуратной, с красивым, добрым лицом, Рада честно старалась сосредоточить все свои знания о моде и женской красоте на альманахе свадебных платьев, но спустя некоторое время отчетливо поняла и, главное, признала — в платьях она ни черта не понимает.
На полный отчаяния возглас ведьмы мигом отозвались работницы ателье и сама хозяйка, решив взять ситуацию в свои руки.
— Ну-ка, давай я тебе помогу, - женщина говорила мягко, добродушно, в голосе ощущалась едва ли не забота. Глаза её улыбались, ведьма чувствовала себя рядом с ней словно нерадивая дочь-подросток рядом с бесконечно терпеливой матерью.
— Наверное, я не первая в твоей практике, да? - спросила ведьма. Женщина рассмеялась, по-дружески опустила ладонь на плечо клиентки.
— Зови меня Ланеге. Не переживай, я помогу тебе выбрать такое платье, в котором ты будешь отлично выглядеть, и которое не будет тебя стеснять или смущать. У меня большой опыт, - Рада вздохнула и обречённо кивнула, отдавшись во власть женщины.
— Ланеге. Редкое имя, никогда мне не встречалось. Меня зовут Рада. - прокомментировала ведьма, пока Ланеге обходила её со всех сторон, заставляя то поднять руки, то выгнуть спину.
— Я не с этих краёв. Придётся тебе раздеться.
— К-как..совсем?! - Рада так опешила, что даже забыла поинтересоваться, с каких же краёв Ланеге. Собственно, этот вопрос вообще мигом вылетел из её головы.
— Нет, конечно, но посмотреть мне на тебя нужно. Давай-ка, иди вон туда, - Ланеге мягко направила обезволенную ведьму за ширму, раздеваться, сама осталась терпеливо ожидать её и в это время позаботилась о чае с малиной для Миры и Лилии.
А ведьма, тем временем, ощущала себя школьницей на первом свидании. Казалось бы, ничего такого в том, чтобы просто раздеться, нету, но почему-то всё равно не покидает чувство стыда. Поэтому ведьма медлила.
— Ты готова? - наконец спросила хозяйка, — Ну, выходи.
Из-за ширмы послышался обречённый вздох и странный звук, похожий на тот, который издавал Грог, когда в качестве наказания лишался лакомства. Но ведьма вышла.
— Ну вот, прекрасно. Повернись, руки подними. Не горбись, выпрями спину. Плечи широковаты, но это ничего. Фигура хорошая, только...детка, ты беременна?
— Ага, - пискнула ведьма, не в силах реагировать более многословно.
— Месяц четвёртый, не меньше? Свадьба когда?
— Чем скорее, тем лучше, в ближайший месяц, - Рада уже даже не удивлялась тому, что Ланеге знает причину, по которой ведьма явилась в ателье.
— Хорошо. Значит, живот ещё не будет большим, но платье нужно свободное, чтобы не стесняло движения. Что-то лёгкое...Но сейчас осень, на улице холодно, нужно ещё что-то, чтобы тебя согреть. Вот, давай посмотрим вот это.
Ланеге достала из сундука большой кусок сетло-фиолетового шифона, обмотала им Раду, где-то подхватила, где-то подколола булавками, где-то подвязала. Смотрела, хмурилась, хмыкала. Затем откинула в сторону ткань и тут же подхватила от помощницы тот же фиолетовый шифон, но уже более глубокого, более тёмного цвета и принялась проделывать те же трюки.
— Мне всё ясно. Можешь идти одеваться, - Рада выдохнула и юркнула за ширму. Ланеге обратилась к Лилии.
— С вашей барышней мне всё ясно, кажется, вы понимаете больше, чем она. Может, у вас есть какие-то особенные пожелания? Девушка ведь будет не против вашего активного участия? - последнюю фразу хозяйка изрекла громко, чтобы ведьма слышала.
— Нет, совсем не против! - мигом отозвалась девушка, счастливая, что ней её одной придётся нести эту тяжкую ношу.
— Чудесно. Я думаю, что это будет длинное, лёгкое платье из шифона, пока предполагаю два цвета, темно и светло-фиолетовые. Рукава длинные, свободные, платье летящее, свободно сидящее, но не слишком открытое. Я готова выслушать ваши предложения и пожелания.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 25-Окт-2013, 04:56:43 | Сообщение # 1023    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Мира, навидавшаяся самых модных платьев, тут же поспешила сделать предложение, не учтя при этом специфики Радиного положения:
— Я думаю, на корсете надо...
— Хей, никаких корсетов! — перебила юную графиню Лилия. Ленеге кивнула — она и сама не собиралась утягивать беременную клиентку, — ты забыла, что Рада беременна?
Мира густо покраснела и опустила глаза. Действительно не подумала.
— Максимум шнуровка на спине. Да, я думаю это можно позволить. Затягивать платье она не будет, но смотреться будет хорошо, и можно будет подрегулировать степень свободности платья в случае чего. Мало ли свадьба задержится... или наоборот. Нам надо платье, а не цветной мешок. — внесла альтернативное предложение Лилия и, чтобы подбодрить Миру, спросила: — а что насчет цвета, Мира? Как считаешь?
Вздохнув, Мира подняла глаза на образцы тканей.
— Светлый надо брать. — немного подумав, сказала она. — у Рады темные волосы, она не любит украшений, и темное платье будет теряться вместе с ней. Темно-фиолетовый, пожалуй, выглядит благороднее, но он совсем не для свадьбы. Светло-фиолетовый яркий, красочный, привлекает взгляд, и к тому же он недавно снова вошел в моду.
Наполовину Лилия была согласна: темное платье скорее подошло бы для не столь праздничного мероприятия, как свадьба. Однако же в нем брюнетка-Рада смотрелась бы изысканнее, и темный цвет визуально подправил бы ее слегка располневший живот. Знахарка немедленно высказал свои соображения.
— В принципе какой цвет ни выберешь, не проиграешь. — сказала она Раде, — светлое будет прекрасно само по себе, но к темному надо будет выбрать какое-нибудь яркое украшение. Не думаю что в деревне ювелиров с этим будет проблема.
— Под грудью можно сделать кружевную оторочку того же цвета, что и платье. — кинула новую идею Мира, — кружева в виде мелких цветов были бы лучше всего.
Эта идея приняла согласие. Юбка, просто отходящая от лифа, смотрелась не особенно красиво.
— Еще хорошо бы к платью меховую накидку. — предложила Лилия, — уже холодно, большую часть церемонии надо будет во что-то кутаться. Обидно будет, если этим "что-то" будет дорожная куртка. Ах да. Еще сапожки. Обычные дорожные напрочь убью всю картину. Только каблук не должен быть высоким.
— Сделаем накидку, подберем сапожки. — согласилась Ланеге и повернулась к Раде, — иди ко мне, милая, пока будешь думать, какого цвета заказывать платье, я сниму точные мерки. Нет-нет, снова раздеваться для этого не надо, все что мне надо я уже увидела.
Вооружившись сантиметровой лентой, Ланеге принялась по-всякому измерять Раду, а ее помощница в это время записывала называемые цифры.
— Я так понимаю, затягивать с платьем вы совсем не хотите. — говорила Ланеге, не прерывая своей работы, — думаю, у нас получится справиться дня за три, если напрячься. Уфф, это последняя мерка. Так что, детка, какой цвет ты выбираешь?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 26-Окт-2013, 09:35:40 | Сообщение # 1024    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Пусть будет светлый, - поспешно ответила Рада, быстро сообразив, что в этом случае ей, быть может, удастся избежать лишних аксессуаров. Ланеге удовлетворённо кивнула.
— Сапоги сделаем у платью, есть у меня знакомый сапожник. Оплата по факту. На всё про всё уйдёт около четырёх-пяти дней, может, меньше, но тогда цена будет выше.
— Лучше, конечно, поскорее, - решила ведьма. Цену Ланеге, подумав, назвала в обоих случаях приемлемую. Условились, что в следующий раз посетят ателье барышни через трое суток. а там будет видно.
Распрощавшись с радушной хозяйкой заведения, барышни подобрали скучающего у входа Грога и направились обратно в корчму. Время было уже около четырёх-пяти часов вечера, самое время отдохнуть, да и мужчины должны были вскоре вернуться.

Арм, которому делать было, в общем, нечего, всё это время бесцельно шлялся по местному парку со подаренным зверем на плече. Зверь с интересом всё нюхал, рвался спуститься вниз, переползала с одного плеча на другое, издавал тихие щёлкающие звуки, что свидетельствовало — доволен зверь.
— Хэй, дружок. А у тебя ведь и имени нет. Как бы мне тебя назвать? - Арм присел на скамью и снял своего зверя к себе на колени. Выбирать имена крестьянин был не мастак, даже всю домашнюю скотина так и звал: корова. кошка, коза. Исключение составлял лишь старый пёс, имя которому дал отец Арма.
— Как обычно выбирают имена? Хм...а как ты у меня появился...Но не назову же я тебя "День Рождения", - рассуждал парень вслух. Только вспомнил он о своем дне рождения, как в памяти всплыли все предшествующие ему события. Уединение с девушкой в комнате, таверна, пьяные речи Иттрия, и...
— Я назову его Шафран, - чётко всплыла в памяти Арма реплика пьяного воина, поведавшем о своём будущем сыне.
— Точно! Шафран. Будешь зваться Шафран. Как тебе? - зверь не выразил никакого особенного отношения к своему имени. Шафран и Шафран, ему всё равно.

— Как насчёт того, чтобы вечером во что-то поиграть? - скучая за пока пустым столом в ожидании остальных, спросила Рада у девушек, — Карты? Кости? Шарады?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 26-Окт-2013, 20:11:18 | Сообщение # 1025    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Оо, шарады! — обрадовалась Лилия, — сто лет в них не играла, без преувеличения. В кости тоже давненько. А в карты, мм...
В карты Лилия играла в последний раз дома у Миры с ее слугами. Тогда еще ее напарником был Арм, расхваливающий свое мастерство, но доказать его он тогда так и не успел. Лилии захотелось сейчас сыграть в карты с Армом, но Арма пока здесь не было.
— У нас такая забава семейная была. — негромко сказала Мира, — собирались вечером за столом и играли. Совсем нечасто, может раз в несколько месяцев, папа постоянно занят... был. Что же, я с удовольствием. Кто первый?
Игра потекла весело. Сначала, для разминки, загадывали совсем простые и всем известные слова — фасоль, коньяк и еще с пяток на том же уровне. Потом сложность стала постепенно нарастать, в ход пошли трехслоговые слова, а потом слова, значение которых в быту известны не были, которые могла знать, например, только Мира как дворянка, или же Рада и Лилия как травницы. Но все равно рано или поздно слова угадывались, а потом игра стала постепенно надоедать.
— Сныть! — выпалила Мира и глубоко задумалась. Теперь была ее очередь загадывать, но как назло, все составные слова в ее голове иссякли, даже самые классические для шарад. Проигрывать очень не хотелось — тем более что Мира уже нахвалилась, что в шарады ранее поигрывала. Внезапно в голову юной графини стукнула шарада, которую ей, пятилетней, загадал когда-то пьяный лошадник и получил за это наказание в десять ударов розгами. Находясь на азарте от игры, Миры решилась, глубоко вдохнула и выпалила:
— Мой первый слог летит с небес
Второй – над бородой завес.
Все вместе – это спросишь ты
Чтоб не напиться до ..... .
— Градус. — немедленно отозвался знакомый мужской голос. Иттрий как раз вовремя подошел к столику, чтобы услышать классический мат в исполнении девицы на выданье из благородного сословия. Усмехнувшись такому везению, воин поинтересовался: — дамы, чему вы Миру учите?
— Никто меня не... — Мира порозовела, однако никто кроме нее не принял последнюю фразу Иттрия всерьез. Осознав это, графиня порозовела еще сильнее.
— Подвинься, лапа.
Мира подвинулась, освобождая место для Иттрия. Тот немедленно сел за стол, отщипнул с большой тарелки уже почти остывшее мясо и поинтересовался:
— Мужчин в игорный вечер принимаете? И, кстати, где Арм с Рейнгольдом? Не заплутали бы. Арм точно может.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 28-Окт-2013, 22:10:41 | Сообщение # 1026    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Мужчинам в нашем обществе всегда рады, с неподдельной радостью отозвалась Рада, довольная, что Иттрий вернулся. Радость была связанна не только с появлением любимого, но и с тем, что ей уже порядком наскучило находиться в сугубо женском обществе. Не то чтобы Мира и Лилия были какими-то не такими, просто сама Рада с детства куда комфортные ощущала себя в компании мужчин. Как-то расслабление, что ли.
Арм появился практически сразу после Иттрия.
— Какого-то плохого вы обо мне мнение, - обиженно сказал он, стоя у стола с надутыми губами. Слышал, значит, как Иттрий о нём отозвался.
— Брось, Арм, мы тебя любим. Не смотря ни на что, - попыталась успокоить его Рада, хотя понимала, что обида эта сама исчезнет через пять минут.
— Ну тогда ладно, - сразу засиял Арм и занял своё место за столом.
— Э-э-э, а вот друга своего со стола убери, - снова попросила ведьма, недовольная тем, что крестьянин усадил своего питомца на стол и тот уже деловито подбирался к мясу.
— Почему ещё? Шафран полноценный член команды, - встрял упрямец, хозяин зверька.
— Шафран? - не поняла Рада, но оставила это, - Полноценный, конечно, но ведь я не сажаю Грога на стол.
— А я бы и сам не полез. Упаду ещё, - проворчал Грог из под стола. Он молча дремал у Рады в ногах.
— Но Грог большой, а Шафран маленький. Что такого? - снова встрял парень.
— Арм! Убери его со стола, иначе я сделаю из него меховые перчатки для тебя, - уже намного строже изрекла ведьма, понизив голос. Подействовало, Арм сразу же схватил Шафрана в охапку. И почему, чтобы кто-то выполнил просьбу, почти всегда приходится пугать? Упрямство, проклятое людское упрямство. Понятно, что Рада ничего бы не сделала с Шафраном, но вот Арм не был в этом уверен. Он вообще верил, что ведьма когда-то может и его ненароком убить за какую-то оплошность, и не сильно огорчится.
— А играем-то во что? - спросил притихший крестьянин.
— В шарады...Может, всё-таки дождёмся Рейна или найдём его? Вечереет, как бы он не нарвался на...как бы с ним что...В общем, вы же знаете Рейнгольда?! - ведьма и правда начала уже беспокоиться за бедовую голову волчонка.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 28-Окт-2013, 23:35:49 | Сообщение # 1027    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Сегодня выдался вечер неожиданных встреч и подслушанных мнений, не предназначенных для получивших их ушей.
— Что это вы про меня знаете? — надув губы, спросил Рейн, который появился практически сразу после Арма и стоял себе тихонько за Радиной спиной. — Что я сильный, умный, красивый и нахожу выход из любой ситуации? Ага, как же, дождешься от вас положительных отзывов. Какого-то плохого вы обо мне мнения.
Передразнив Арма, Рейнгольд сделал самому Арму страшные глаза, обошел столик, по пути толкнув крестьянина плечом, сел рядом с Иттрием, нескромно перетянул к себе остатки мясного блюда и принялся уплетать их единолично.
Лилия вздохнула.
"Как дети малые, что Рейн, что Арм", - подумала она без какой-то особой эмоциональной окраски, просто в который раз признавая очевидную вещь. Через Рейна взгляд знахарки перекочевал на Иттрия и на нем остановился. Воин выглядел немного странно: запустив пятерню в свою шевелюру, наморщив лоб и скептически скривив губы, он кидал на Арма взгляды, полные неясного подозрения.
— Эй, ты чего? — поинтересовалась она, в свою очередь устремив на воина взгляд-копье.
— Мм... ничего, все нормально. — Иттрий опустил руку и перестал коситься на Арма, по крайней мере так явно. Никаких конкретных претензий к крестьянину у него не было, но все равно никак не уходило из головы, что здесь что-то не так, что что-то здесь нечисто. Тот злополучный эпизод с придумыванием ребенку имя-специи крутился где-то в голове воина, но никак не желал выходить на поверхность, создавая своему обладателю муки памяти. После замечания Лилии Иттрий постарался вообще больше не думать о том, где Арм собаку зарыл, но все равно какая-то тревожность осталась. Сказал себе, что скорее всего стучащаяся в сознание мысль про Арма им самим же и придумана. Частично это помогло.
— Только давайте продолжим вечер игр другими играми. Мы уже давно в шарады играем. — попросила Лилия и посмотрела на Арма с хитрой улыбкой, — давайте-ка в картишки сыгранем. Можно в простого дурачка. Мм, я раздаю? А чтобы веселее было... ДЕВОЧКА, ПОДОЙДИ К НАМ!!
На крик официантка прибежала сразу.
— Чего будете? — расторопно поинтересовалась она.
— Принеси нам кувшин пива, да побольше. И морс ягодный. И колоду карт.
Кивнув, официантка умчалась выполнять заказ. Ждать ее не пришлось долго.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 30-Окт-2013, 13:09:08 | Сообщение # 1028    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Четверг, 31-Окт-2013, 03:32:01

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Морс, - вздохнула Рада и налила себе в стакан. Она была бы не прочь выпить пива вместе со прочими, но нельзя. Впрочем, и морс тоже был неплох весьма.
Ведьма перемешала колоду карт и сдала каждому по шесть. Перед этим она вытащилу случайную карту — пикового вальта и показала всем, обозначив козыря.
— Пиковая семёрка, - озвучила она и, глянув на свои карты, поникла. У неё на руках оказались все карты красной масти мелкого достоинства, кроме одной крестовой дамы, которая ей, в общем-то, никак бы не помогла, пожалуй.
— Кто ходит?
— Давайте сперва выпьем! - Арм с прытью скитавшегося по пустыне кочевника накинулся на кувшин с пивом и наполнил свою кружку, после наполнив ещё и кружку Иттрия.
— Не увлекайся только, - предупредила ведьма. Ей совсем не хотелось снова созерцать пьяного Арма.
Воин от выпивки не отказался, да и Рада в этот раз была не против. Надо же ему когда-то расслабляться.
— У меня шестёрка, - отпив, Арм продемонстрировал всем пиковую шестёрку, — Рада, хожу под тебя.
На стол легла крестовая восьмёрка. Рада грустно посмотрела на неё, скользнула взглядом по единственной даме, вздохнула и и забрала восьмёрку себе.
— Ходи, Рейн, твой ход.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 31-Окт-2013, 01:33:59 | Сообщение # 1029    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рейн почесал лохматый затылок.
— Ладно, на тебе по доброте душевной. — и шмякнул перед Иттрием на стол крестовую шестерку. Иттрий покрыл ее семеркой. Тут пригодилась Радина мелочь, а так же Рейн подкинул еще одну припасенную шестерку, и Иттрий оказался завален под этой грудой подкинутых карт. Отбиться от всего ни при каком раскладе не получалось, так что пришлось сгрести карты со стола в кучу и существенно пополнить ей свой веер.
— Давай, Мира. — с наигранным тяжким вздохом сказал Иттрий.
Мира была на позиции королевы. Ее веер мог похвастаться четырьмя козырьми и двумя крупными картами.
— Вальта держи. — и подсунула Лилии трефового вальта. Кто-то за столом присвистнул.
Конечно, Мира выиграла, побив на следующем ходу коллекцию Иттриевых семерок. Шестерки он подкинул Арму еще раньше. А вот Раде средние карты выкинуть не удалось, и следующим коном Рейн ходил из-под нее.
Арм продул.
Выпили, раздали снова. Ходил Арм из-под неудачливой на этот раз Лилии. Выпили, раздали снова. Выпили, раздали.
Кувшинчик пива уговорился на двоих активно пьющих и более умеренную Лилию очень быстро. Принесли второй, и где-то на середине его душистое, можно сказать парное нефильтрованное пиво начало требовать свою дань. Играть стало определенно сложнее.
— Нет. Червовая дама не побьет мою пиковую десятку. — возмутился Рейн, увидев, как отреагировал на его ход Иттрий.
— А разве червы не козыри? — медленно, удивленно спросил Иттрий.
— Нет! Червы были в прошлый раз! А у нас сейчас крести, ау.
— Ну ладно. — Иттрий убрал даму и принял Рейнову десятку в свою компанию.
Но это была не последняя промашка. Козыри снова путались, но последней каплей для Рейна стало то, что Иттрий перепутал девятку и восьмерку. Когда кувшинчик совсем кончился.
— Тебе уже хватит пить. — совершенно серьезным голосом, без капли злости или сарказма сказал Рейнгольд. Как там пил Арм, его не сильно волновало, но вот подвыпившего Иттрия он воспринял, как и всегда, очень болезненно. Навидался Дяди Джека.
На такой тон даже возмущаться и возражать было как-то сложно. Иттрий не стал уверять всех в своей трезвости, он всегда прекрасно отдавал себе отчет о своем состоянии, другое дело что остановиться с выпивкой вовремя почти никогда не мог.
Лилия зевнула и бросила на стол карты.
— Вообще действительно пора закругляться. — ей ее порции пива хватило на то, чтобы получить умиротворенное настроение и сильную сонливость. Арму кажется тоже уже было не до игры, так что решено было отправляться наверх, в комнаты. Иттрию с Армом предназначили крайние полки справа. Нетрезвости воина хватало как раз на то, чтобы, с полчаса поворочавшись, "наслаждаясь" чугунной головой и легкой мутностью в желудке, провалиться в глубокий сон без сновидений.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 01-Ноя-2013, 02:13:19 | Сообщение # 1030    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
За игрой быстро исчезало как время, так и пиво из кувшина. В конце концов Арм уже и лыка не вязал, но его, вместо буйства, безопасно для всех и для себя мирно потянуло в сон. Иттрий тоже не стал требовать продолжения банкета, повертелся и в итоге уснул крепким пьяным сном.
Рада не спалось. Второй день уже она не могла перестать думать о том, что ей нужно преподнести Иттрию на свадьбу что-то в знак своего согласия связать с ним свою жизнь. Сперва она просто терялась, не в силах выдумать ничего подходящего, но после у неё появилась одна идея, для которой нужно было провернуть одну небольшую операцию. И то, что Иттрий выпил, было только на руку.
Когда все уснули девушка тихо пробралась к вещам Иттрия и среди них отыскала меч. Теперь самое сложное: вытащить клинок из ножен с минимальным шумом, что было довольно сложно. Рада тихонько потянула на себя рукоять меча, тот со скрипом поддался и с тихим лязгом пополз вверх. Поздновато ведьма поняла, что вытаскивать его в таком положении будет неудобно, но выбора не оставалось. Или...
Рада вспомнила, как Иттрий несколько раз обнажал меч не совсем стандартным способом, как будто в бок. Попробовала проделать тоже самое, просто двинув рукоять в сторону. Вышло — меч почти беззвучно выскользнул из ножен через боковину. Теперь дело оставалось за малым.
Рада спустилась обратно в зал. Время позднее. посетителей уже почти не было, что было хорошо — вряд ли кто-то обрадовался бы девушке с мечом наголо. Сев за дальний стол, Рада попросила служанку принести ей лампу, бумагу и карандаш или что-то, чем можно было бы рисовать. Служанка кивнула и через минуту всё лежало перед Радой на столе.
Рисовать она начала с рукояти. Внимательно изучая каждый изгиб, стараясь точно передать его на бумаге. Рисовала один и тот же участок несколько раз с разных сторон. Когда дело дошло до лезвия, девушка разглядела на нём тонкую рунную вязь. Коснулась их пальцами и руны на секунду вспыхнули голубым светом и сразу потухли. До этого ведьма и не предполагала, что меч Иттрия исписан магическими рунами.
Ведьма за кропотливой работой и не заметила, как быстро пролетело время, не меньше трёх часов, пока она закончила, передав на бумаге всю стать меча с разных сторон и в разном масштабе. Плечи и шея затекли, девушка почувствовала усталость и желание поскорее лечь спать. Довольная работой, она сложила лист, сунула его себе в карман, и поблагодарив сонную официантку тихо поднялась обратно наверх. Вернуть меч на место оказалось проще, чем вынуть его.
Думая о том, что завтра весь день она потратит на поиски ювелира, ведьма с удовольствием провалилась в сон. Правда, в этот раз сон не принёс ей долгожданного удовольствия.
Глубокое озеро с синей водой у самых ног а за спиной бескрайнее поле с высокой травой. Рада сидит на самом берегу, солнце светит ей в лицо и ласково гладит своими лучами по щекам, путается солнечными зайчиками в волосах. В воздухе смесь из пряного, где-то слегка горьковатого аромата разогретой травы, в зарослях её стрекочут кузнечики. Всё так тихо и безмятежно вокруг. Но неясная тревога входит под ребро уколом раскалённой иглы. Ведьма ощущает неясный страх, но никакой опасности не видит. А после всё меняется, и вот уже сухая трава полыхает ярким пламенем, всё поле охвачено огнём. Солнце скрылось за тучами и с неба на голову ведьмы крупными хлопьями падает пепел. Огонь подбирается всё ближе, Рада ощущает жар на своём лице, чувствует мерзкий запах горящей плоти — не своей, но, кажется, она тоже сгинет в этом пожаре. Озеро пересохло и на его месте только растрескавшаяся, красная земля.
А после — резкая боль, надрывный детский плач в ушах и Рада видит, как из живота её торчит рукоять Иттриева меча. Руны на лезвии издевательски мерцают, руки в крови и боль, страшная, жуткая боль. Пламя подбирается всё ближе и накрывает ведьму с головой.
Рада проснулась, резко открыв глаза и сев на кровати. Лоб покрывал липкий пот. Сон, это просто сон. Но что-то не ушло из сна, просочившись в реальность. Боль. Рада положила руку на живот. Её тошнило, а живот немного болел странной, ранее неизвестной болью.
Тихо поднявшись с кровати, девушка оделась и спустилась вниз, успокоить себя и привести голову в порядок. Боль в животе немного утихала и даже тошнота отошла. Только сон никак не выходил из головы.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 02-Ноя-2013, 01:19:59 | Сообщение # 1031    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
После Рады проснулся Рейн. Он не очень хорошо себя чувствовал: с вечера у него начался насморк и мешал ему спать всю ночь. Волчонок не хотел валяться на кровати, все равно бы больше не заснул. Тихонько встав, Рейн оделся, спустился вниз умыться и покушать, а после стал думать, чем себя занять. Ответ нашелся быстро: тем, чем они обычно по утрам занимались с Иттрием, когда они оба они были способны к физическим нагрузкам и не находились в пути, спешно скрываясь от кого-то.
Рейн поднялся наверх, тихонько подошел к спящему Иттрию, но прежде чем разбудить его, постоял рядом с минуту, вглядываясь в лицо воина. Обычно Рейн не упирал ни в кого пристального взгляда, не смотрел долго на человека, даже на давно знакомого. Волчонок сам не знал, почему, просто как-то не получалось долго удерживать взгляд, да обычно и не хотелось.
"Быть может, если бы моя мамка продала меня ему, а не Джеку-алкоголику, то я бы сейчас читал уметь, и готовить умел, и уж точно прекрасно владел бы оружием. Не было бы тех безумно тоскливых одиноких вечеров. Я бы не прятался под столом, когда дядя Джек напьется. Я бы мог поговорить с кем-то когда мне было бы грустно, и я бы видел не только тень от мира, но и сам мир. Как все-таки важно..." - на этом месте Рейнгольд дернулся, как от пощечины, и прервал сентиментальные мысли. — "Так, все, я достаточно нафантазировался, идиот. Мне всего этого не надо, это все неправда, и вообще этот тип с покоцанной щекой тоже пьет."
— Вставай! — резко сказал Рейнгольд и требовательно потряс Иттрия за плечо. — Хватит валяться.
Не открывая глаз, Иттрий перевернулся на живот и закрыл голову подушкой.
— Ну нет! — Рейн немедленно отобрал подушку, — Солнце встало, день начался.
— Господи, Рейн, чего ты от меня хочешь? — проворчал Иттрий. Вставать ему не хотелось, хотелось если не спать, то хотя бы лежать с закрытыми глазами. До настоящего похмелья нынешнее состояние Иттрия сильно не дотягивало, но голова болела, и отрывать ее от подушки совершенно не хотелось.
— Чего хочу? Ты мой Учитель. Я твой ученик. Так учи меня! У нас впереди целый день. Черт побери, целый день, и мы никуда не едем, и можем провести день, как будто мы нормальные люди. — дрогнувший в неподходящий момент голос испортил всю тираду. Рейн круто развернулся, подбежал к вещевой куче, быстро отыскал там тренировочный меч, прицепил его к поясу и рванул по направлению к двери.
— Я внизу буду. — тихо сказал он прежде, чем закрыть дверь с обратной стороны.
В этот момент Иттрий остро осознал, насколько Рейнгольд нуждается во внимании, и даже не конкретно сейчас, а в принципе. Сколько там ему лет? Около четырнадцати? Ребенок, у которого не была детства. Который знал только отчима-алкоголика, наверняка побивающего своего пасынка в плохие минуты. Не нужен был ему пасынок: Рейна даже читать никто не научил. Он никому не был нужен. Только своему маленькому лисенку, заразившемуся бешенством. Совсем неудивительно, что Рейна отличают жестокость, эгоизм, неуравновешенность, замкнутость. А как он мог вырасти иным?
Но ведь он все еще растет.
Спустя пять минут Иттрий спустился вниз, с тренировочным мечом на поясе. Попросил стакан сока, быстро выпил его и пошел на улицу, где, как и обещал, стоял его волчонок.

Лилия давно не спала. Она слышала и как Рада встала, и как Рейн будил Иттрия, но своего бдения не выдала. Она не помнила, что ей снилась, но ей было очень тяжело и горько. Она даже плакала во сне — подушка оказалась влажной.
Когда за Иттрием хлопнула дверь, знахарка волевым усилием согнала себя с кровати. У нее и раньше порою случались такие депрессивные дни, но надо было просто занять себя работой, и тогда все проходило. Лилия оделась, расчесала свои длинные волосы, но завязывать сегодня их не стала. Любой жест для себя супротив обязательного казался ей сейчас неправильным и неприятным.
Есть не хотелось, людей видеть не хотелось. Хотелось побыть одной. За таверной был небольшой зеленый участок со скамейками, именно туда и отправилась Лилия.
Она ожидала, что будет одна, но нет. У скамейки сидел Верный. С первого взгляда на него Лилия поняла, что пес очень плох: он дрожал, тяжело дышал, свесив синеватый язык, и все время пытался завалиться набок.
"Простудился? Не надо было выпускать его, старого, спать на улице. Но он же так это любит... Если бы я только знала, что это плохо кончится." — Лилия бросилась к своему псу, обняла его за шею, крепко прижала к себе. В этом жесте крылась не только ласка: женщина хотела прочувствовать пса так, как она умеет, используя свою контактную магию.
Вначале она вообще не почувствовала Верного. Он был так слаб, что его энергетические линии едва различались, задушенные резкими колебаниями Лилии, разложением умирающей осенней травы, отголосками тех шумов, что производили ауры людей, находящихся в таверне.
— Подожди, милый. Я поделюсь... — поцеловав пса в рыжее ухо, Лилия направила в него мощный поток силы. Представила, как ее собственная энергия бежит по струнам Верного, как они светятся от этого ярче и ярче, пока не достигают своего нормального уровня, и Верный не перестает дрожать, и виляет хвостом, лижет ее лицо.
Но этого не происходит. Лилия предпринимает еще одну отчаянную попытку, но только выливает свою энергию в воздух: Верный уже не принимал жизнь. Он не был болен, не был ранен, но его срок вышел, неестественно долгий по собачьим меркам срок. Любое живое существо когда-нибудь перегорает. Даже искусные целители не могут обеспечить себе бессмертие. Только некроманты продвинулись к нему ближе всех, но для бессмертия им надо было умереть. А разве такая жизни — это жизнь?
Лилия обнимала Верного, пока он не обмяк, и пока его аура не исчезла. Удивительный момент: тонкие, слабые линии в какой-то момент взорвались, рассыпавшись в пространство перламутровым дождем, и растаяли навсегда. Говорят, сильный маг может чуять следы ауры еще несколько дней после смерти ее обладателя, но Лилия не могла.
Слез почему-то не было.
Верный был тяжелым. Мягко опустив пса на землю, Лилия вернулась в комнату, где все еще спала половина компании, и разбудила Арма. Жалко было привлекать под такую грустную миссию чувствительного крестьянина, но кроме него сейчас никто не мог помочь, а оставить Верного валяться в десяти метрах от проходного двора неизвестно на сколько часов Лилия не могла.
— Арм, мне нужна твоя помощь. — тихим голосом сказала она. — пойдем вниз. Ты ведь можешь поднять Верного, да..?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 03-Ноя-2013, 11:08:20 | Сообщение # 1032    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Арм, мне нужна твоя помощь. — тихим голосом сказала она. — пойдем вниз. Ты ведь можешь поднять Верного, да..? - услышал парень голос Лилии над ухом. Арм просыпался легко, да и уже успел выспаться, поэтому открыл глаза, улыбнулся и сладко потянулся.
— Доброе утро, Лилия! - довольный очень приятным и продуктивным сном, парень пока не замечал непривычно...озадаченное? Грустное? В общем, Лилия выглядела не как обычно.
— Да, я уже встаю и иду тебе помогать! - бодро объявил он и резко поднялся с кровати. Поднялся и тут же направился к столу, на котором стояло глубокое блюдо с водой и полотенце рядом. Ополоснул лицо, пофыркал, вытираться не стал.
— Ну что там? Куда идти? - Арм, вообще-то, как-то упустил момент про "поднять Верного". Пока он был уверен, что Лилия просила его помочь внизу, чем именно, он не догадывался.
Лилия повела Арма вниз, заем из здания и на задний двор, к скамейке. И вот теперь Арм увидел и понял всё на удивление быстро.
— Верный..., - выдохнул он, — Лилия..., - парень не совсем осознанно нашарил ладонь знахарки и некрепко сжал её в своей. Наверное, ему самому от этого было спокойнее, потому что слёзы так и норовили скатиться по щекам.
— Бедный мальчик, - Арм не выдержал и всхлипнул. Отпустил Лилию и присел на колени рядом с псом, немного неуверенно коснувшись его шкуры. Сразу вспомнилась весёлая драка в таверне, насмешливый вид рыжего паса. И, практически сразу, в памяти возник момент самого начала монументального похода крестьянина: он так же сидел на коленях в загоне собственного двора перед трупом серого коня и бесстыдно лил слёзы.
Сейчас столько слёз не было. Арм только протёр ладонью лицо, сдержав бурный поток и поднял пса на руки. Тяжело, но ничего, терпимо.
— Куда? - спросил он. Лицо парня, не смотря на отсутствие слёз, выражало глубокое сожаление.

Когда Иттрий и Рейн проснулись, Рады внутри уже не было. Немногим раньше она покинула её и направилась по деревне в поисках нужного ювелира. Где его искать она даже не представляла, но подумала, что пока просто пройдётся вдоль лавок и домов, наверняка на что-то наткнётся. Утро уже было не таким уж и ранним, около десяти часов утра. Деревня уже проснулась, редкие люди ещё нежились в постелях, в основном все уже как пару часов занимались привычной работой и хозяйством. Из какого-то дома сладко потянуло запахом свежего хлеба, так, что у ведьмы заурчало в желудке. Стоило сутра чего-то перекусить. Вернётся — обязательно поест. Тем более, что кормить ей теперь приходится не только себя.
Где-то замычала корова и тихий женский голос сперва успокаивал разнервничавшееся животное словами, а потом женщина затянула тихую, приятную песню. Пройдя чуть далее, Рада увидела молодую крестьянку. Она уже закончила доить корову и теперь гладила её по боку. На запах свежего молока прибежал среднего размера белый пёс с рыжим ухом, и девушка налила ему в миску.
Справа почувствовался кисловатый, горячий запах разогретого железа и послышался стук молотка по наковальне. Рада повернула голову и увидела молодого, высокого мужчину работающего во дворе с куском красной от жара стали. Невольно ведьма засмотрелась на работу. У мужчины были сильные руки, высокий рост. Весь он был погружён в работу, со лба капал пот и попадая на сталь шипел и испарялся. Наконец, мужчина опустил будущее изделие в ведро с водой, из которого немедленно повалил пар.
— Вы чего-то хотели? - заметив Раду спросил мужчина. Рада очнулась и оторвала взгляд от ведра.
— Да, я хотела спросить, оу.., мужчина повернулся к ведьме другим боком, положить инструменты на стоящий рядом табурет, и она, увидев другую сторону его лица, от неожиданности замолчала, издав неясный, тихий звук. Кузнец, услышав это, пристально и как-то недружелюбно уставился на неё.
— Что не так? - слегка с раздражением спросил он, явно недовольный её реакцией.
— Нет, всё хорошо. Просто вы мне напомнили..., - Рада так и не закончила. А глядя на лицо кузнеца сперва вскрикнула от неожиданности и почти сразу ей вспомнился Иттрий. А точнее, та сторона лица воина, на которой был шрам. Только на фоне шрама кузнеца Иттриев выглядел незначительным недостатком, а при должном уровне фантазии практически украшением. Всю правую щеку мужчины пересекал жуткий, глубокий рубец. Нельзя было определить, где он начинался и где заканчивался. Рубец уходил вниз на шею и скрывался под одеждой, вверх же доходил до самого виска, пряча там свой конец под густыми чёрными волосами. Щека казалась смятой, от рубца в стороны отходили небольшие ответвления, словно щека когда-то лопнула от жара, а потом неудачно срослась.
— Кого? - не выдержал обладатель шрама.
— Не важно. Мне нужен ювелир, - опомнилась девушка.
— Отлично. В этой деревне полно ювелиров. Но я — не он. Я кузнец. Зачем вы пришли ко мне?
— Считайте, что к вам меня принесли ног. Может быть, кого-то из ювелиров можете посоветовать именно вы? - девушке нужно было как-то оправдать своё зависание у дома кузнеца. Тот слегка с удивлением посмотрел на неё, тянул с ответом.
— Вы спрашиваете моего совета? - мужчина усмехнулся. Похоже, это его то ли удивило, то ли сильно позабавило.
— Что же, я могу посоветовать тебе кое-кого, - легко кузнец сокращал дистанцию с "вы" на "ты", - Иди прямо, возле во-он того дома свернёшь налево и практически упрёшься в лавку. Там вывеска, "Мастерская братьев Джилл". Молодые парни, но пусть тебя это не смущает, они талантливы, ответственны и трудолюбивы. Только скажи, что ты от Ямерта. Тогда тебя обслужат ещё лучше. Я помог тебе?
— Да. Спасибо. Ямерт? - мужчина, чуть помедлив, кивнул.
— Добро.
Рада развернулась и не оборачиваясь пошла вдоль домов в указанном направлении. Ямерт ещё некоторое время провожал её взглядом, затем подошёл к калитке, ближе к тому месту, где стояла Рада, и втянул носом воздух. Прикрыл на секунду глаза, хмыкнул и снова принялся за работу.

Мастерскую Рада нашла без труда. Небольшой домик, но выкрашенный в отвратительный голубой цвет. Ведьма никогда не зашла бы сюда просто так.
Тихо дзынькнул колокольчик, когда ведьма открыла дверь. Первым её встретил большой и толстый рыжий кот, сразу же с мурлыканьем бросившийся к ней и принявшейся тереться спиной о её ноги.
— Эй! Есть кто?
— Ох, простите, - на зов сразу прибежал заспанного вида субтильный молодой парень в очках и первым делом схватил кота, — он любит гостей. Я чем могу вам помочь?
Куда этот человек запихнул кота Рада разглядеть не успела.
— Я хочу сделать заказ.
— Без проблем. Кольцо, браслет, бусы, чего вы хотите?
— Нет, кое-что особенное. Но могу я сперва посмотреть ваши работы? Я от Ямерта, — вспомнила ведьма наставление кузнеца. Так и не поняла, насколько это подействовало, парень в лице не изменился, но сразу пригласил её пройти дальше.
В комнате в глубине лавки, рядом с самой мастерской, на полках были расставлены готовые изделия. Ничего особенного на первый взгляд: кольца, броши, браслеты, и кулоны. Но при близком рассмотрении было видно, что работа выполнена очень искусно, с большой отдачей. Тонкие переплетённые линии, где-то изделия инкрустированы драгоценными, полудрагоценными камнями, некоторыми видами твёрдых горных пород. Здесь было и оружие. Больше декоративное, но очень красивое. Тонко сделанные ножи с красивой, удобной рукоятью, с причудливой рунической вязью на лезвии.
Рада достала из кармана свой рисунок, показала мастеру и о чём-то долго с ним договаривалась. Мастер с интересом изучал эскиз будущего изделия и, было видно, глаза его загорелись о предстоящей работы.
— Это прототип настоящего меча? - спросил мастер. Рада кивнула.
— Прекрасно, - чуть улыбаясь ответил парень. Раде понравилось это качество, мастер явно предвкушал удовольствие от предстоящей работы и с радостью бы за неё взялся.
О цене и сроках договорились быстро. Обоих всё устроило. Зайти за изделием Раду попросили на следующий день, после планового посещения ателье.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 03-Ноя-2013, 16:10:10 | Сообщение # 1033    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Когда Арм некрепко сжал ладонь Лилии, Лилия тоже неуверенно сжала его ладонь в ответ. Непонято было, кто кого сейчас больше утешает — самого себя или друга.
— Бедный мальчик, — Арм всхлипнул, опустился на колени перед псом, коснулся его шкуры. Этот маленький эпизод запустил цепную реакцию, которая как обухом по голове ударила Лилию, введя ее в полутрансовое состояние.
"Бедный мальчик был старше тебя," — Лилия почти озвучила эту мысль, но тут ей вспомнился Дед и его пророчество касательно Арма о том, что он совсем скоро умрет, и что его кости будут объедать рыбы на речном дне. Дед раньше никогда не ошибался. Выходило так, что добрый крестьянин, ставший хорошим товарищем и другом, проживет меньше, чем ее пес? Разве это справедливо? И какими темпами будет уменьшаться их компания, которую Лилия воспринимала уже как семью? Они постоянно попадают в сложные ситуации, требующие силового решения, а ведь даже небольшая рана при неудачном лечении может стать смертельной. Иттрий уже не молод, имеет большой боевой опыт, но сколько ему еще будет так везти — платить за него царапинами, а не чем-то по-настоящему серьезным? Рада беременна, и ее беременность меньше чем через полгода должна будет кончится логическим завершением. Дети при родах умирали часто, матери — реже, но это все равно случалось. Грог — всегда с Радой. Рейну, с такой его верой в свою волчью ипостась и с таким наплевательским отношением на всех, любой обозленный горожанин в любой момент может разбить череп камнем. Мира, дворянская девочка, оказавшаяся среди бродяг-беглецов? Даже комментировать не хочется. Хуже, пожалуй, только Рунике, которая начала нюхать запах сражений вот едва ли не вчера.
И сама Лилия. Она же так похожа на Верного. Она излечивала своему псу все болезни еще на начальной стадии, у него не было никаких причин умирать, но он все-таки умер, достигнув своего предела. И Лилия так же. Она уже прожила жизнь, которую проживает обыкновенный маг — так сколько ей еще осталось? Она тоже может вдруг угаснуть вот так, совсем неожиданно и без всяких предпосылок?
Лилия знала, что да. Но пока она не увидела, каково это — перегореть в один момент, без всякого повода, мысль о собственной смерти ее не пугала настолько сильно, как испугала сейчас.
— Куда? — спросил Арм, подняв Верного на руки. Ему пришлось повторить свой вопрос, чтобы Лилия услышала его.
— Из деревни. Там большой красивый лес. — эхом отозвалась знахарка. Осень, холод, мерзлая земля. Даже похоронить пса не удастся, а придется оставить где-нибудь. Хорошо, если бы была речка.

— Не-а. Мы туда не пойдем. — сказал Иттрий, заметив, что Рейнгольд тянет его куда-то в сторону городских ворот.
— То есть как это? — искренне удивился Рейнгольд, — а где же тогда мы полянку найдем?
— Где-нибудь в деревне и найдем. Улицы большие. — Иттрий огляделся, чтобы оценить район, где они сейчас находились. В общем он подходил — людей по нему ходило не много, никаких торговых точек в пределах обозрения не было, дорога была относительно ровной, без выбоин, на которых ,увлекшись ,можно было бы сломать ногу.
Рейну такая идея не понравилась.
— А может, мы сразу на базарную площадь пойдем? — побурев, предложил он, — и шляпу рядом положим, чтобы нам монетки кидали?
— Брось острить. Ты должен уметь концентрироваться на бое и ни на что не отвлекаться, тем более на присутствие зевак. Отвлекаться не должен — но замечать их должен. Лучший способ начать правильно реагировать на зрителей — тренироваться при зрителях. Давай, Рейн, это весело, тем более что тебе уже есть что показать.
Похвала очень польстила Рейну, поэтому он не стал дальше ныть, а тут же приступил к делу — встал в стойку, обнажил меч и попытался приставить его к горлу Иттрия. Иттрий, разумеется, оказался быстрее, и клинок волчонка со звоном ударился о подставленную ему сталь.
— Ха! Любой ход должен быть неожиданным. — одним прыжком Иттрий оказался с левого бока от Рейна, свободной рукой ухватил его за плечо и резко толкнул назад. Рейн успел отреагировать, весьма неловко, но успешно перепрыгнул любезно подставленную ногу Иттрия и не только избежал падения, но и вывернулся из хвата.
— Да ну? — ехидно поинтересовался волчонок, попытался атаковать Иттрий сзади, но Иттрий, даже стоя к ученику спиной, без проблем отразил его любимый удар. Рейн почти каждый раз так делал и Иттрию казалось, что он мог на такое реагировать уже не только вслепую, но и с заткнутыми ушами, балансируя на тонкой балке.
Сегодня ничего нового Иттрий не показывал, и они с Рейнгольдом просто проводили тренировочный бой, где волчонок отрабатывал все то, что уже узнал. Мало-помалу вокруг фехтовальщиков собрался круг зрителей, которые что-то одобрительно кричали, хлопали в ладоши, свистели и всякими другими способами выражали свое внимание.
— Какого цвета берет у женщины, что стоит за моей спиной? — неожиданно поинтересовался Иттрий, проводя на Рейнгольда серию классических атакующих ударов.
— Эээ что? — опешил Рейнгольд и, отвлекшийся, тут же получил сталью по плечу. — Ау! Больно!
— Учись быть в двух местах сразу. А что, если у этой женщины в руках арбалет, и она только и ищет момент, чтобы я перестал тебя закрывать и она сможет в тебя выстрелить? Так какого цвета ее берет?
Рейн методично отражал удары, стараясь одновременно и замечать все вокруг, как наказывал Иттрий. Это было очень сложно, и вся степень сосредоточенности была красноречиво написано на лице мальчика.
— Фиолетовый. — спустя секунд тридцать сказал он.
Иттрий улыбнулся. Рейн, воодушевленный, перешел на атаку, и теперь от ударов закрывался учитель.
В таком же ритме они танцевали долго. Не прерывая боя, Иттрий продолжал задавать Рейну вопросы о публике, и тот отвечал с каждым разом все быстрее и отвлекался от боя все меньше. Что Рейн, что Иттрий были очень довольны тем, как все происходило и как хорошо все получалось.
Когда они наконец закончили, пот катился с обоих. Рейн сразу же опустил меч, уперев его в землю, сгорбился и дал волю судорожному тяжелому дыханию. Иттрий выглядел куда более бодро, не кукожился и не хватал ртом воздух, хотя на самом деле устал не меньше волчонка. Воин вообще часто удивлялся энергичности своего ученика и задавался вопросом, все ли подростки такие шустрые и неутомимые, или же в этом повинно влияние второй ипостаси Рейнгольда.
Толпа, кольцом окружавшая дуэлянтов, разразилась рукоплесканиями. На щеках Рейнгольда появился румянец: он только сейчас понял, что выступал на большой публике, и ему это нравилось. Вот только сейчас неловко стало.
— Пошли отсюда? — неуверенно спросил он Иттрия. Как через толпу-то прорываться?
—Ага.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 03-Ноя-2013, 18:30:12 | Сообщение # 1034    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Арм молча шёл за Лилией, туда, куда она его вела. Вдоль улиц, домов, людей, с остывающим телом доброго ласкового пса на руках. Ничего не говорил знахарке, ничего не видел вокруг, был глубоко погружён в собственные мысли. Сейчас перед его глазами был только Верный и Лилия.
Вскоре они вышли за ворота и зашли в лес. Прошли подальше, оставлять тело близко к дороге грозило тем, что местные собаки вытащат его прямо к воротам. Это вряд ли понравилось бы Лилии и кому угодно вообще.
Речек, рук, озёр и даже луж поблизости обнаружено не было. Наверняка они где-то были, но слишком глубоко в лесу. Они и так были уже далеко, за спиной смыкались деревья, дороги не было не видно, не слышно. Наконец, Лилия остановилась и жестом остановила Арма. Стояла она у небольшой, с болотистой почвой низины, по краям поросшей мхом. Знахарка кивнула, посмотрев на парня, и тот не замедляя аккуратно спустился вниз. Спускаться с Верным на руках было тяжело, крестьянин чуть не свалился вниз, но с правился, в какой-то момент уложив пса на плечо, освободив одну руку, второй придерживая тело. Арм аккуратно опустил тело на самое дно низины. Внизу почва была мягкой, парень, только ступив на неё, сразу провалился по щиколотку. Поэтому, оставив Верного, поторопился подняться обратно к Лилии, чтобы не остаться здесь похороненным вместе с псом.
— Надо что-то сказать? Сделать? - тихонько спросил он у знахарки. Хоронить собак ему приходилось впервые. Да и вообще кого-то более-менее близкого.

От мастера лавки братьев Джилл Рада вышла очень довольная. Ноги тут же погнали её обратно к корчме. Точнее, не ноги, а проснувшийся волчий голод. В последние дни она по обыкновению особенно не налегала на трапезу, ограничиваясь фруктами, овощами, когда-то чем-то более существенным, но в малых количествах. Наверное, стоило задуматься, почему раньше после такого количества еды она оставалась сыта, а теперь чувствовала явный неудовлетворённый голод. Поздновато до неё это дошло.
В корчму она влетела со скоростью крейсера, сразу уселась за стол и нетерпеливо принялась барабанить по столешнице пальцами. Официантка себя ждать не заставила.
— Чего желаете?
— Есть! Принесите мне чего-нибудь поесть, пожалуйста! - официантка слегка удивилась такой прыти и такому отсутствию конкретики. Но не растерялась.
— Суп или жаркое? Чего-то выпить?
Рада снова ничего не ответила, только активно закивала головой. девушка кивнула и скрылась на кухне. Вскоре перед ведьмой поставили тарелку полную горячих щей и два куска свежего хлеба.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 03-Ноя-2013, 20:25:55 | Сообщение # 1035    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Что хочешь. — ответила Лилия. Знахарка спустилась в низину, проваливаясь в мягкий влажный грунт, и провела рукой по телу Верного. Его бока были еще теплыми, а вот лапы — мертвенно-ледяными.
"Я так рада, что ты был у меня, мой друг," — подумала Лилия. Больше никакие слова ей не шли в голову, только образы. Вот она находит на улице маленького, рыжего плачущего щеночка, берет его на руки, осматривает. Он совсем истощавший, у него много блох, левый глаз слипся из-за выделений. "Тихо, сладкий, не скули." — сказала тогда Лилия и понесла его в дом. Налила молочка в блюдце, и щенок все выпил, а потом благодарно ткнулся маленьким носом ей в руку. Так и родилось его имя — Верный. Скоро Верный под тщательным уходом Лилии набрал вес, очистил шкурку, вылечил глаз, вырос и стал завидной собакой, полностью оправдывающей свое имя. Лилия всегда брала его в лес, и он каждую ночь нес службу во дворе ее дома, так что знахарка никогда не боялась оставаться одной. Крупная собака — хорошая защита. А сколько счастливых эпизодов с ним был связано! Он чувствовал, когда Лилии было грустно, и всегда подходил, чтобы побыть с ней, молчаливо разделял ее тоску. Он веселил и скрашивал одинокую жизнь знахарки. Летом они любили бегать по полю, пес чихал от обилия пыльцы и поднимал желтые облачка, летал кометой по полю, что только хлопающие уши показывались над цветами. Никто после смерти Лучика не доставлял Лилии такой искренней и беззаботной радости, как Верный, убегающий от нее по луговым цветам.
Еще одна страница жизни закончилась. Лилия не знала, сколько она просидела на коленях рядом с Верным, но предполагала, что меньше часа — собачье тело еще хранило остатки тепла.
"Прощай навсегда, сладкий, я всегда буду помнить тебя." — знахарка поднялась с колен и только сейчас обратила внимание, насколько промерзли ее ноги.
— Спасибо тебе, Арм. — искренне поблагодарила она крестьянина. То, что он был рядом, действительно помогло Лилии отпустить Верного, иначе она могла бы сидеть перед его телом еще сутки. А так ей напоминали, что у нее еще есть по крайней мере один друг, которому сейчас холодно и которому тоже может еще понадобиться ее забота.
Взяв крестьянина под локоть, Лилия месте с ним пошла по направлению к Янтарной деревне.

Рейнгольд и Иттрий шли в таверну — они были голодны. Особенно Иттрий, который в отличие от волчонка даже не позавтракал. Проходя через рад столиков, они заметили Раду, попросили ее что-нибудь заказать и им тоже. Наверху умылись, переоделись, разоружились и очень быстрым шагам отправились к своей еде.
Рейн почти подпрыгивал — он был на эмоциях.
— Вот это круто, а? — порадовался он, садясь рядом с Радой, — а что, ты тоже так учился? Устраивал баталии прямо на столичной площади?
— Не-а. — ответил Иттрий, садясь напротив Рады и сразу передвигая к себе поближе свою порцию щей, — в столице нельзя в людных местах обнажать оружие, даже тренировочное. Но желающие порою находились, мы таких иногда гоняли. В чем прелесть маленьких поселений — жить здесь свободнее. Специально на публике меня драться никто не учил. Самому потом пришлось учиться, когда жизнь заставила, но уже не в тренировочных, а реальных опасных ситуациях.
Рейн внимательно все выслушал и выцепил оговорку.
— "Мы таких гоняли"? — переспросил он, — что это значит? Ты что, стражником был?
Иттрий помолчал какое-то время. От тех воспоминаний сразу стало плохо. Рейн заметил это и уткнулся взглядом в тарелку. Сейчас он не хотел ни с кем ругаться, ни с кем спорить и даже никого расстраивать.
— Почти. — отозвался все-таки Иттрий. Сделала над собой усилие и пообещал: — Когда-нибудь я расскажу тебе об этом.
Рейнгольд несмело улыбнулся, придвинул к себе свои щи и принялся уплетать их за обе щеки.
— А твой день, Рада, как прошел? — поинтересовался Иттрий у ведьмы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 69 из 93«1267686970719293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк