[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 72 из 93«1270717273749293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Вторник, 03-Дек-2013, 22:50:52 | Сообщение # 1066    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Ну как же не ковал, - слегка улыбнулся Ямерт, — ковал, конечно, - о лошадиных копытах оборотень знал достаточно. Знал, как подогнать подкову, какой формы должно быть копыто, как должно выглядеть здоровое, а как больное, аккуратно расчищал, не срезая много, но убирая всё лишнее, и хорошо ковал. Однако, это явно не укладывалось в умения общения с лошадью. потому как во время ковки коня ставили к специальному коновязу, его хозяин всегда был рядом, и если лошадь и дёргалась, но вяло и не долго.
А вот всё прочее для него была наука. Мышки он даже слегка испугался, и подумал, что чем иметь дело с таким свирепым зверем, лучше уж идти пешком. Но другие собраться агрессивной и недоверчивой кобылы оказались куда сговорчивее. Первый, кого Ямерт погладил, оказался Хмель. С лёгкой опаской он аккуратно опустил руку на бархатный нос, а после вошёл во вкус и во всю чесал доброго коня. Ему нравилась мягкая, тёплая шкура, и в то же время могучие мышцы, ощущавшиеся под ней.
А вот Джек ему понравился куда меньше. Хоть конь и был единственным, кто вообще не обратил на кузнеца внимания, но и сам кузнец интерес к нему быстро потерял. Словно чучело. Кажется, он вообще дремал, пока Лилия показывала, как одевать седло, чистить, расчёсывать гриву и всё прочее.
Последним этапом было знакомство с Радиным Сэфом. Конь уже автоматически пришёлся Ямерту по нраву мастью и статностью. Не зря говорят, подумал он, что питомцы и хозяева между собой похожи.
Лилия открыла дверь стойла и сделала рукой пригласительный жест, давая кузнецу возможность применить все полученные знания на практике. Ямерт вздохнул и сделал шаг. Начинать всё равно когда-то следовало.
А вот Сэфу новый гость категорически не понравился. При том, что конь был не самым агрессивным, но волчий запах вынуждал его защищаться. Грозно фыркая на незнакомца, Сэф попятился в угол стойла, а когда упёрся в него крупом, скрысился так, что уши перестали быть видны и принялся бить копытом, высоко поднимая ногу. Однако, гость не уходил, и тогда Сэф поднялся на дыбы и размахивая передними двинулся на человека с волчьим запахом, прогоняя его от себя подальше. Ямерт просто сделал шаг в сторону, пропуская удар мимо своего плеча, и коснулся рукой крутого плеча ещё не опустившегося на землю коня. Вторую руку он вытянул вперёд и чуть вверх, давай Сэфу рассмотреть на ладони горсть сухих яблок. Вороной, конечно, яблоки заметил. И тёплую руку мужчины на своём плече почувствовал. Не долго он бушевал, в конце концов успокоился, но и к гостю близко не подходил. Вытянул шею, собрал губами яблоки с ладони, и тут же снова скрысился, прогоняя гостя. Ямерт хмыкнул и вышел.
— По крайней мере он меня не убил, - сказал он Лилии, задвигая щеколду, — Надеюсь, ты нагулялась, потому что время движется к ужину. Твои друзья наверняка проголодались.

Когда Иттрий усадил Раду на наковальню, она поняла, что воин правила игры не принял, но сдаваться не собиралась. Не хотела она сегодня давать Иттрию волю, а хотела всё взять только в свои руки.
— Ну нет уж, - смеясь сказала ведьма и несколько грубовато оттолкнула воина от себя, тут же спрыгнув с наковальни. Глазами рада уже зацепила подходящую цепь. Она была не слишком толстой, но достаточно длинной. Для чего она была нужно оборотню было неизвестно, а вот Раде она сейчас очень пригодилась, она идеально подошла для того, чтобы скрутить воину запястья, крепко, но не сильно.
Рада обернулась, убедилась, что дверь в кузню закрыта, и продолжила, теперь уже свободно освободив нужный ей орган, и прильнула к нему губами.
Вопреки ожиданиям, процесс длился не очень долго, или просто ведьма потеряла счёт времени. Так или иначе, но процесс дошел до логического конца и излился результатов в горло девушки. Рада поднялась, облизала губы, медленно распутывая Иттриевы запястья.
— С первым снегом, - с улыбкой сказала она. По лицу было видно, что ведьма крайне довольна пришествием, настолько, что даже глаза горели.

Ямерт с Лилией вскоре вернулись в дом. Оборотень не медля отправился на кухню, намереваясь заняться ужином, и застал там Арма и Грога. Когда они вернулись было неизвестно, но ужин был уже почти готов: Арм уже сварил гречки, теперь резал хлеб и складывал его в плошку.
— Хэй, привет, - Арм улыбнулся Ямерту, — надеюсь, ты не против, что я тут немного похозяйничал?
— Да...нет, - оборотень был не против, но удивлён прыткостью парня. Ему в голову не пришла мысль о том, что так Арм пытается реабилитироваться за истерику.
— Давай в кашу добавим мяса. Оно там, его лучше порезать потоньше и опустить в крупу, тогда оно станет тёплым, и каша будет вкуснее, - предложил кузнец, показав Арму, где он может найти залежи вяленого мяса. Крестьянин идею поддержал. А пока он заканчивал с ужином, оборотень накрывал на стол.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 03-Дек-2013, 23:50:56 | Сообщение # 1067    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Второй способ Иттрий принял, правда опять-таки неожиданно. Он ожидал какую-то ролевую игру, быть может чистое садо-мазо, и потому с радостью отдал Раде свои руки для связывания. Однако же ведьма продолжила практику того, чему они положили начало на ночном берегу озера.
В общем, такой способ принимался целиком и полностью. Удовольствия было получено сполна, ну а в качестве бонуса — фраза "С первым снегом" теперь никогда не будет восприниматься парочкой адекватно.
— С первым снегом. — повторил Иттрий Раде, улыбнувшись ей широко, до оскала, и машинально потирая немного затекшие за короткий срок заточения в цепях запястья. — только вот у нас проблема. Снегопад бурный... И я могу еще. И я хочу еще.
Последняя фраза была произнесена с особенной интонацией, вкрадчивой такой, такой мурчащей.
Шаг вперед, немного подсадить — и вот Рада, еще не до конца опомнившаяся от снега, все-таки оказалась спиной на гладкой, холодной поверхности наковальни.
Иттрию много времени на реабилитацию не потребовалось. Подтянув к себе Радины бедра (ведьма же обхватила его бедра ногами), Иттрий немедленно внедрился в сокровенные женские кущи и стал проводить древнейший ритуал любви. Ритмичная мелодия ритуала медленно и верно вводила почти в транс, неминуемо приближая парочку к экстазу. Впрочем, для Иттрия экстаз был ближе, чем для Рады. Воин зажмурил глаза и едва ли не язык свешивал от удовольствия, и ничего не соображал, только ловил блаженство — когда вдруг его из неги выдернули, и он обнаружил у себя на руках Раду, совершившую по-змеиному ловкий прыжок. Ведьма крепко обнимала воина за плечи, хищно улыбалась сквозь падающие на лицо черные пряди, отчего она была похожа на дикую амазонку.
Так, значит? Отлично!
Иттрий легко вернул Раде ее сегодняшнюю доминантную позицию, повернулся на полкруга и сам лег на наковальню спиной. Рада резко прыгнула вперед, остановив свое лицо в нескольких сантиметрах от лица Иттрия, уперлась коленями в поверхность наковальни, и теперь уже танцем руководила она.
Нега обернулась бурным восторгом, и можно было снова поздравить всех с первым снегом.
Покинув волшебную кузницу, Иттрий и Рада еще немного погуляли, как дети забавляясь с настоящим первым снегом, который холодный и пушистый, а потом вернулись домой к Ямерту — как раз к ужину.

Рейнгольд, как чувствовал, подтянулся к тому времени, когда готовка уже была окончена и можно было начинать кушать.
— Где гулял? — поинтересовалась Лилия.
— Где гулял, тебя там не было. — огрызнулся он. Да, малыш Рейнгольд определенно вернулся в свое обычное угрюмо-одиночное настроение.
— Угу. — не среагировала Лилия, — тащи вон те тарелки в столовую, надо расставить на всех.
Даже без ворчания, но с лицом "вам тут сам бог прислуживает", Рейн выполнил просьбу и уселся на стуле, который стоял ближе всех к кастрюле с мясной кашей.
Когда стол был накрыт, все сели ужинать. Почти все. Не хватало двоих.
— А где... — начала было Лилия, но шумно распахнувшаяся дверь ее прервала. За дверью как раз оказались "эти двое": какие-то мятые, как пугала растрепанные, но при этом счастливые-счастливые, едва ли не буквально светящиеся.
— О, каша. Отлично! — Иттрий сел на свободное место, быстренько наложил еду себе и Раде, и вот наконец большой семейный ужин начался.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 04-Дек-2013, 22:01:26 | Сообщение # 1068    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Ужин по своей атмосфере получился и правда почти семейным, даже не смотря на то, что Арм напрочь забыл посолить кашу. Про утреннее пришествие никто и не вспомнил, к его облегчению. За столом смеялись, рассказывали друг другу истории, аккуратно, но посвящали Ямерта в некоторые пережитые приключения, и каждый норовил рассказать историю так, как он её видел.
После того, как с кашей покончили, оборотень поставил на стол большое блюдо с поздними, сладкими яблоками, и застолье ещё затянулось. В конце-концов и сам хозяин дома разговорился, рассказал пару смешных историй из жизни, поделился соображениями и откровениями. Опомнились, уже когда время было совсем поздним. Точнее, опомнилась Рада: завтра у неё была тьма дел. Посуду мыть не стали, просто свалили всё на кухне, оставив эту заботу на утро.
Ямерт проводил гостей в спальную комнату. Девушек предложено было разместить на кроватях, а мужчин на перинах. Хоть Раде и непривычно было спать с тремя барышнями на одной кровати, никто против не был, в том числе и она. Сам же оборотень в комнате с гостями не лёг, пожелал спокойной ночи и вышел прочь, а спустя несколько минут уже волком улёгся у входной двери, на манер сторожевого пса. Грог, заметив, пришёл к нему и лёг рядом — теплее. Да и в случае чего, Грог сумел бы хотя бы Ямерта задержать, если он всё-таки предатель.
Уснуть Рада долго не могла, вертелась до тех пор, пока подруги не начали на неё шикать. Благо, спала Рада на краю, и, плюнув на всё, змеёй сползла с кровати и залезла к иттрию под одеяло. Чёрт с ним, что на полу, зато вместе.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 06-Дек-2013, 00:44:32 | Сообщение # 1069    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Вот это уже наглость! — громко возмутился Рейнгольд на Радины перемещения, ибо ему пришлось немного потесниться, — может, вы с Иттрием вообще сейчас на всю перину раскинетесь и второго ребенка наваляете?
— Ты можешь уйти на крыльцо. В волчьей шкуре не замерзнешь. — обманчиво-миролюбиво сказал Иттрий. Рейнгольд, который уже научился улавливать вариации интонаций своих друзей, мгновенно заткнулся и всю ночь больше не говорил ничего, хотя сразу после комментария Иттрия не удержался и пнул в отместку Арма ногой, якобы случайно.
А в остальном ночь прошла спокойно. Иттрию, впрочем, спалось некрепко, и он просыпался от любых шорохов, коих было много в такой тесной компании — но воин знал, что так будет, и, более того, сознательно настроил себя на чуткий лад, ночуя в чужом доме.
Да, с Верным под боком и с Грогом на пороге остальные предосторожности были излишни. Но на одного охранника теперь стало меньше, и кому-то приходилось его замещать, ратуя за безопасность.

На завтраке Иттрий выразил надежду, что сегодня все закончат свои дела, а завтра прямо с утра можно будет снова отправляться в путь. Рада предложила завернуть в деревню, где продавали чудесных, необычных животных, и большая часть компании с радостью поддержала эту идею, тем более что крюк в эту деревню получался совсем небольшой. Можно было бы быть там к завтрашнему вечеру, заночевать, провести целый день, любуясь пернатыми, лохматыми и кожистыми созданиями со всех концов света, заночевать снова, а на рассвете продолжить путь по плану на северо-запад.
Итак, поев, компания стала разбредаться по своим делам. Лилия уходила с Радой, Мира — с Иттрием, а Руника и Арм оставались неприкаянными. За остальных можно было не беспокоиться, но тех двоих Иттрию не хотелось оставлять бродить в одиночку по дому Ямерта. Ни взять с собой, ни отправить с Радой Рунику Иттрий по понятным причинам не мог, но быстро придумал, как убить одним выстрелом двух зайцев.
— Арм, присмотри за Руной. — подойдя к крестьянину, тихо попросил Иттрий, — я не могу ее взять с собой, а одну не хочу оставлять здесь.
"И тебя, Арм, тоже. Но если вы будете ходить вдвоем, а тем более где-то по улице, то это будет очень хорошо".
Арм, простодушно польщенный таким доверием, согласился, а Иттрий со спокойной душой пошел к Шальве вместе с Мирой.
Женщина-муха сделала столько, сколько могла за такой короткий срок, однако ей требовалась примерка до того, как наметочные швы можно будет скреплять набело. Иттрий образцово продемонстрировал из себя манекена, после убедительно попросил Шальву закончить работу к сегодняшнему вечеру. Та помялась-помялась, но согласилась, даже не взяла плату за сверхурочные.
А следующим был кузнец Врей. И он уже полностью закончил свою работу.
Иттрий восхищенно выдохнул, когда ему на ладонь лег его заказ. Серебряный кулон был немаленьким, наполовину его ладони... нет, неправильно было бы называть это кулоном. Это был лист, выращенный на серебряном дереве, бережно сорванный и сохраненный неизменным. Материнским деревом была рябина; лист же не был симметричный, какие-то его листочки находились ближе друг к другу, какие-то дальше; на краях листочков были слегка варьирующие по величине зубчики; два из (тринадцати) листочков были надорваны. Может быть кулон надорван? Нет! Только лист. И у этого листа были самые настоящие, совершенно живые прожилки, по которым просто не мог не течь серебряный сок. Набросок Иттрия был выполнен не просто точно, но и с некоторыми жизненными дополнениями.
—Вы просто волшебник. — искренний комплимент получился сам собой. Врей счастливо улыбнулся, а затем немедленно напомнил об оплате.
Иттрий заплатил, даже с бонусом за свое восхищение, а после спросил, где кулон... нет, лист, можно зачаровать по свадебной традиции.
Врей почесал гладкий подбородок.
— С этим непросто, — наконец, признал он, — у нас нет на селе своего мага. Но у нас очень много проезжих магов — выбирают себе украшения для зачарования. А недели три назад проезжал мастер, старый, со своим учеником. Мастер помер, а ученик остался, без гроша в кармане. Он парнишка хороший, руки золотые, умеет предметы зачаровывать, да вот только нам-то этого не надо. Приезжие маги сами все умеют. А парнишку можешь найти у Дарреса, это один из ювелиров, у него мальчик подрабатывает, на место в обозе себе копит, чтобы домой уехать.
Ювелирная Дарреса нашлась легко: Врей дорогу объяснил подробно. Только вот в самой лавке явно были какие-то неприятности: Иттрий учуял это каким-то шестым чувством. И действительно. Первое, что бросилось в глаза на пороге лавки — это то, что там не было клиентов, коих в остальных ювелирных лавках пруд пруди было. Второе — сразу же обнаружился мальчик-маг, лет пятнадцати, очень грустно подметающий пол и сгребающий на совок осколки стекла. Третья странность — это непосредственно источник неприятностей и, кажется, все-таки клиент.
Да, клиент.
Напротив скукожившегося хозяина лавки, очевидно Дарреса, перегибаясь через прилавок и опираясь на его гладкую поверхность руками, стоял эльф, которого Иттрий уже видел как-то в таверне. Такую шикарную копну светлых волос сложно было с чем-то спутать.
Эльф стоял, перегибаясь вперед, и с жестоким, холодным прищуром смотрел на хозяина лавки. Даже в такой позе он был выше колобка-Дарреса почти на голову.
— Это не изумруд. — четко, выделяя интонацией каждую букву (как возможно? У эльфа получалось), выговорил эльф, не меняя своей позы. — то, что ты засунул в мое кольцо, самый обыкновенный ширпотребный берилл, который я лично способен выкопать в любой канаве.
От таких слов хозяин пришел в священный ужас. Да даже если просто берилл — как в любой канаве?!
— Какой берилл, господин? — округлив глаза, возмущенно залопотал Даррес, — вы посмотрите! Камень зеленый! Камень прозрачный! Состав вы сами признали!
— Да? — эльф ткнул горе-ювелиру в лицо руку с зажатым в пальцах кольцом, — это зеленый? Да сухой салатный лист зеленее, чем этот твой зеленый! Да в этом твоем прозрачном камне включений столько, что на нем впору до тысячи считать учиться! Ты можешь через камень символ какой разглядеть? Нет! Не можешь!
— Но зеленый же. И прозрачный — по краям. Господин заказывал изумруд, и вот изумруд. — тихо, насупившись, выговорил продавец. Видимо, к придиркам клиентов у него выработался иммунитет.
— На оговоренную сумму можно было вставить камень вдвое больше и в миллиард раз чище! — голос эльфа едва ли не срывался от злости.
— Количество включений оговорено не было. Цвет.. да что, черт возьми, не так?! — держался Даррес.
— Ювелир-дальтоник — вот что не так! — взорвался наконец эльф. Он уже понял прекрасно, что этот человечишка ловко обвел его, перворожденного, вокруг пальца. Формально изумруд? Изумруд! Ну кто мог подумать, что в таком известном месте, как ювелирная деревня, необходимо было обговаривать с мастером, какой камень подходит для создания амулетов, а какой — нет? — Чтобы сгорела твоя чертова лавочка, ты, ***.
Тут эльф произнес такое ругательство, какое не любой пьяный сапожник сможет выдумать. Мальчик-маг согнулся и ускоренно замел метлой по чистому месту, Даррес покраснел и привалился к стене, хватая круглым ртом воздух.
Резко развернувшись, эльф стремительными шагами направился к выходу. Перед Иттрием он, неожиданно для последнего, остановился, и посмотрел на него своим ледяным взглядом.
— Он твое украшение расплавит и скажет, что так и надо. — быстро сказал эльф, — давай-ка мне его сюда.
Иттрий, пребывающий немного в замешательстве от развернувшихся и еще продолжающихся действий, протянул светловолосому эльфу драгоценное украшение. Прежде чем взять его, эльф пристально глянул на Иттрия, и воин был готов поклясться, что почти что почувствовал, как тот залез ему в голову.
Эльф даже не взял украшение в руки. Быстрое движение пальцами сверху вниз вдоль лепестков — и листок рябины засветился серебряным светом — точь-в-точь таким по интенсивности, как хотел Иттрий, мягко, ровно, неярко.
— Век работы гарантирую — можешь никогда его не подзаряжать. Счастья Раде. — сказав это, эльф почти вылетел из ювелирного магазина, не забыв посильнее хлопнуть дверью. С полки что-то упало, послышался звон, и печальный мальчик-маг понуро пошел подметать в новозагаженное место.
"Нда". — другой оценки событий у Иттрия пока не было. Бережно спрятав во внутренний карман пальто рябиновый листок с Идеальным Свечением, воин развернулся и пошел делать последнее дело — получать палатки.
С этим проблема была только одна: Мира, которая все просила подержать "волшебную штучку", и не хотела принимать отказов Иттрия. Однако все-таки пришлось, и юная графиня изрядно надулась на воина.
А самими палатками все было хорошо: они были сделаны толково и вовремя. Расплатившись и забрав груз, Иттрий и Мира вернулись в Ямертовый дом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 06-Дек-2013, 19:11:50 | Сообщение # 1070    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
В отличие от иттрия Рада первым делом посетила ювелиров. К молодым мастерам она должна было зайти ещё пару дней назад, но всё было недосуг. И теперь ведьма нервничала, что если изделие ещё не готово? Уезжать-то им уже завтра.
От Ямертового дома лавка была в двух шагах, и вскоре Рада уже поднималась по лестнице. На пороге лавки её встретил тот самый молодой мастер, который принял её заказ. Раду он сразу узнал.
— Оу. Я думал, вы уже и не придёте. Я собирался уходить, но время вам ещё уделить успею.
Ведьма извинилась и проследовала за мастером. Оставив её у стойки парень скрылся на несколько минут и вернулся уже с готовым свадебным подарком.
— Я взял на себя смелость закончить его без вас. Было несколько вопросов, но, кажется, я разобрался.
Парень вытянул руку и с его пальцев свесилась тонкая серебряная цепочка. Завершалась она кулоном, точной копией Иттриева меча, только в несколько раз меньше. Работа была выполнена безупречно, тонко, чисто, профессионально, ничего лишнего, все гармонично и логически завершено.
— Цепочка крепкая, просто так не порвётся, я сам её выковал. Подвеска вышла несколько тяжеловатой..., - парень ожидал хоть какой-то реакции, но девушка только разглядывала изделие. и невозможно было понять, довольна она или нет. Наконец девушка робко протянула руку и едва коснулась изделия, сразу отдёрнув пальцы, будто бы боясь обжечься.
— Это прекрасно. Спасибо, - ответила ведьма, видя, как рад мастер её похвале. Ведьма не задержала с долгом, отдав все причитающиеся деньги. Когда же она уже развернулась к выходу, мастер снова окликнул её.
— Это для свадьбы?
— Что? - переспросила Рада.
— Подарок свадебный? У нас его некому зачаровать, но есть тут недалеко деревня, там разводят редких животных, вот там живёт старик Алонсон. Найдите его, он поможет вам завершить подарок.
Рада улыбнулась и поблагодарила парня, на прощание пожав ему руку.
Теперь предстоял финальный поход к Ланеге. Рада зашла за Лилией и вместе они от правились в ателье.

Ямерт времени тоже даром не терял. Первым делом он отправился на самый край деревни, к человеку, который мог бы ему помочь. Единственный, из всей деревни.
— Эй, Рыжий, - позвал он, не пересекая калитки. На крыльцо вышел средних лет мужчина. Действительно рыжий, с лохматой, кустистой бородой и богатыми бакенбардами. Нос его был большой и кривой, будто его когда-то перерубили.
— Чего тебе?
— Мне бы лошадь. Продай?
Человек с сомнением посмотрел на оборотня.
— Ты что, оголодал? Иди в лес, я не стану продавать тебе коня, чтобы...
— Рыжий, я уезжаю. Продай мне лошадь, - перебил Ямерт, совершенно недовольный предположением знакомого. Когда это он вообще ел лошадей?
Рыжий хмыкнул и скрылся за домом. Спустя несколько минут он вывел пыльного пегого мерина. Мерин был не очень высок, но крепок, с явной тяжеловозной кровью, о чем говорил раздвоенный круп. Толстый, но, кажется, добрый. Голову держал высоко.
— Вот. Хороший конь, молодой, сильный и работящий. Лучшее, что я тебе сейчас могу предложить.
— Хорошо. А седло?
Рыжий вместе с конём продал Ямерту старенькое, но крепкое седло, уздечку, вальтрап. Не прощаясь оборотень взял коня под уздцы и пошёл домой. Конь шёл спокойно, шлёпая по снегу большими копытами, изредка кося глазом на нового знакомого.
— Удачи! И не возвращайся сюда никогда! - крикнул на прощание Рыжий.
Коня Ямерт поставил в саду, навалив ему целое ведро яблок: сена у него не было. А пока конь угощался, взялся за чистку шкуры, вспоминая, чему учила его Лилия. Справлялся неплохо. После и Арм с Руной присоединились помочь, так что через час работы мерин был чист и даже шкура заблестела.
— А как ты его назовёшь? - спросил крестьянин. Оборотень задумался.
— А просто "конь" не подойдёт? - Арм поморщился, показывая, что нет, не подойдёт.
— Назови его Кляксой. Смотри, они весь в пятнах, - кузнец поджал плечами. Клякса так клякса. ему было всё равно.
Клякса был без подков, да и копыта его были в довольно запущенном состоянии. Арм с Руной ещё некоторое время наблюдали, как кузнец расчищает копыта и подгоняет подковы, пока не ушли гулять.
Ближе к вечеру Ямерт закончил с подготовкой транспорта для себя, устало выдохнул, разогнувшись. Оставалось только собрать вещи, коих у него самого было немного. Набор подков, ковочные инструменты по минимуму: клещи, нож для расчистки, рашпель, набор гвоздей да молоток. Кое-какая одежда, еда, да и по мелочи ещё. Когда закончил, уже стемнело и время близилось к ужину.

У Ланеге рада недолго задерживалась. Женщина выдала ей готовое платье, перчатки, обувь и накидку. Всё было готово и выполнено безупречно. С женщиной расплатились и тепло попрощались, поблагодарив друг друга на прощание. Вернулась к Ямерту Рада, на своё счастье, раньше Иттрия, и поторопилась упаковать поскорее вещи, чтобы воин ничего раньше времени не отыскал. А после пошла помогать оборотню с ужином.
Рано или поздно в дом вернулись все, и, после трапезы, легли спать, вставать было рано. Утренние сборы тоже были недолгими. Ямерт без сожаления покидал Янтарную, разве что с лёгкой тоской расставался с домом, но надеялся, что больше никогда сюда не вернётся. Солнце ещё не поднялось, небо только начало светлеть, а компания уже выехала за ворота, взяв курс на Радину деревню с диковинными зверями.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 00:18:13 | Сообщение # 1071    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Последней вечер Янтарной деревни прошел как-то суматошно. Перед тем, как запаковать вещи, Иттрию еще пришлось сбегать к Шальве, чтобы получить от нее готовенький комплект своего свадебного наряда. Потом надо было сбегать на конюшню и убедиться, что все лошади в порядке, у них все есть и завтра с утра можно будет ехать сразу же, а не спешно поправлять недоработки конюхов. Недоработок, впрочем, не оказалось, все было хорошо, так что Иттрий вернулся домой и смог наконец собрать свои вещи. Полноценного ужина не получилось, все уже поели, так что пришлось довольствоваться остатками на кухне, но этого вполне хватило.

На следующее утро, не теряя времени, компания в полном составе выдвинулась к конюшне. Там же всплыло, что Ямерт уже пообщался с лошадьми с Лилиной подачи. Вроде ничего плохого, даже хорошо, но Иттрий, зная Лилию, насторожился.
— Не советую привыкать к людям так быстро. — шепнул он на ухо знахарке, подойдя к ней сзади, когда та седлала своего Хмеля. Лилия вздрогнула, обернулась, посмотрела Иттрию в глаза и неопределенно развела руками. Она прекрасно поняла, что именно воин имел ввиду, но ничего поделать не могла. Она сильно отличалась от Иттрия, да в общем-то и от Рады тем, что очень быстро считала новых товарищем "своими", почти что друзьями, и не считала, что это ее черта — порок.
Впрочем, такое расположение совершенно не мешало знахарке быть осторожной и не выдавать Ямерту секретной информации. Это Иттрий тоже понимал, и потому, дав знахарке дружеский совет, просто кивнул и ушел седлать Мышку.
Когда компания выехала из ворот Янтарной деревни, небо только начало светать. Ровным темпом, который несколько снижало присутствие сразу двоих всадников на Миладе (проблему с лошадью для Руники так и не решили), лошадиная колонна уверенно двигалась к необычной звериной деревне.
Ничего необычного в пути не было, а разговоры если и были, то только мысленные сами с собой. Как у Иттрия, например. Не то чтобы он вел внутренние диалоги, но завести неприятных дум успел. Виной всему был рябиновый листок, лежащий во внутреннем кармане пальто. Вообще зачарованное украшение не могло не вызвать всплеск негатива у Иттрия, и хорошо, что это произошло сейчас, а не на самой свадебной церемонии.
Началось все обычно: с осознания того, что магическая вещь, находящаяся можно сказать под сердцем, совершенно не ощущается. Далее пошли мысли о собственной слепоте, ущербности, которые по определению не могли привести ни к чему хорошему. Волевым усилием выдернув себя из глубин этого болота, Иттрий весь путь до диковинной деревни уговаривал самого себя, что все равно вот уже совсем скоро он будет носить зачарованное украшение до конца жизни, что надо с этим смириться, и более того, это надо будет принимать с радостью, как символ любви и счастья, а не памятник невозвращаемому.
Сегодняшний день тек особенно долго наверняка не только для Иттрия, но вот наконец закончился и он. Уже по темени компания въехала в гостеприимно открытые ворота чудо-деревни, а приворотный стражник направил ее к конюшне. Оставив лошадей на попечение местных конюхов, усталая компания вызнала про постоялый двор и, загрузившись пожитками, перекочевала туда. Комнаты полагались на четверых, но на сей раз делиться на мужскую и женскую половины никто не пожелал. Иттрий и Рада решили провести ночь в компании с Лилией и Ямертом, а младая часть компании получила свою собственную комнату. Арм был, мягко говоря, не рад был ночевать с Рейнгольдом в одной комнате, но это противостояние уже порядком всем надоело, поэтому в воспитательных целях их как раз и оставили в одном помещении.
День был тяжелым, однако ж Иттрий пока спать не ложился: знал, что все равно не уснет, а еще знал, с кем он должен был поговорить еще очень давно. И об этом ему сказали почти прямо при игре в бутылочку день назад.
— Рада, я немного прогуляюсь. И я хочу пригласить Рунику. Мы так нормально и не поговорили со встречи. — предупредил Иттрий Раду. Вот уж чего точно нельзя было делать накануне свадьбы, так это исчезать ночью с бывшей любовницей в неизвестном направлении.
Когда Иттрий зашел в соседнюю комнату, Руника, к его облегчению, сидела у окна и спать ложиться пока не собиралась.
— Руна, позвольте пригласить Вас на ночную прогулку. — Иттрий на манер придворного кавалера в полупоклное протянул Рунике руку. Та, мягко улыбнувшись, приняла ее.
— Ну наконец-то. Я уже думала, что этого никогда не случится.
На улице снова шел снег. Под ногами чавкала нелицеприятная каша, но если не опускать глаза вниз, то на улице было красиво. Безлюдно. Ярко светила луна, а с неба падали белые снежинки, подсвечиваемые звездами и редкими светящимися окнами.
Начать разговор было несложно. С Руной всегда так было.
— Расскажи мне про мужа. — попросил Иттрий. Руна печально улыбнулась, взяла воина под локоть, и вместе они пошли по одной из темных деревенских улочек.
— Его зовут Грегори. — начала Руника, смотря вверх, на ночное небо. То, что она не падала, не глядя себе под ноги, было заслугой исключительно Иттрия-поводыря. — мы познакомились года два спустя после того, как ты пропал. Он обычный столяр, но добрый, житейски умный. Надежный. Мы были знакомы буквально неделю, а я уже воспринимала его как часть себя. Я его полюбила, мягко так, нежно. Спустя какое-то время я переехала к нему, и мы жили... не скучали. — Руника хмыкнула, — порою случались масштабные ссоры по сущим мелочам, я даже несколько раз уезжала к маме, но всегда возвращалась, когда страсти утихали, и я понимала, что была не права так же, как и он. А он всегда встречал меня цветами. Потом у нас появилась доченька. О, Иттрий, дети — это такое бесконечное счастье! Совсем скоро ты поймешь меня. Счастье сложное, да, но это точно того стоит. Ничто не сравнится с тем, когда ты приходишь после трудного дня домой, а малышка с кровати тянет к тебе маленькие ручки, улыбается и лепечет что-то на своем языке.
Руника приумолкла. Она дико скучала по своей дочери, беспокоилась, каждую ночь видела ее во сне, но никогда на это не жаловалась. Все равно ситуацию не изменишь.
— Руна. Ты еще к ней вернешься. — негромко, но твердо сказал Иттрий.
— Да. — Руника слабо улыбнулась. Что ей еще оставалось делать, кроме как надеяться?
— Надо сказать, семьей ты меня удивила. — Иттрий позволил себе легкую усмешку, — и я тебя, видимо, не меньше. У нас же с тобой... все на этом закончилось. На свободе, жажде горячей жизни и страхом какого-либо семейного постоянства.
— Грегори был моим оплотом. — просто сказал Руника, — мне тогда было нужно именно это. Люди меняются, я изменилась. Грегори счастье мое. Если бы я его не встретила, я бы наверное уже никогда не имела бы ребенка, и умерла одинокой, никому не нужной старухой. Просто я в какой-то момент это поняла, представила... и не захотела.
Чуть помолчав, Руника добавила с чувством:
— А уж ты, подлец, меня куда круче изумил! Вообще, можно сказать, восстал из мертвых.
С этими словами Руника выдернула свою руку и, играясь, сильно пихнула Иттрия плечом в бок. Тот еле на ногах удержался, в долгу не остался, соскреб с поверхности рядом стоящей скамейки снег, скатал из него ком и метко запустил его в Руну. Та уклонилась неудачно, посмеялась, отряхнулась и снова взяла Иттрия под локоть. Прогулка по ночным улицам чудо-деревни возобновилась.
Гуляя вместе, первый раз с долгих пор, Иттрий и Руника просто не могли не вспомнить прошлое. Причем романтические приключения занимали сильно подчиненное положение, им было много чего вспомнить и без этого. Бег наперегонки по городской стене, с предварительным обезвреживанием бутылкой водки дозорного; нелегальный и очень успешный проход на слушание чужеземного арфиста, приехавшего к самому Королю; участие в самых разнообразнейших конкурсов на ярмарке; огромная куча забавных бытовых происшествий, как, например, попытки сделать торт без печи.
Вспомнили ушедших. Коллективный выход в лес на озеро с ночевкой, и... и больше сил на такие воспоминания не хватило, они резали.
— Как ты держался после того, как..? — тихо спросила Руника, остановилась, повернула к себе Иттрия и заглянула ему в глаза.
И тут Иттрия прорвало. Он рассказал о том, как пытался шататься по свету, зарабатывая на жизнь наемным трудом; как у него ничего не получилось, и он осел в жалкой деревушке, пропивая привезенные из Столицы деньги; как в голову приходили мысли, чтобы разом покончить с этим всем, жестко и радикально. Что он приложил руку к тому, что их друзей больше нет — как факт, без подробностей. Что Карен еще жив, и что он — чудовище, предавшее все. Почти все. Минимум подробностей — насколько сил хватило.
Руника слушала, не перебивая. Она ничего не говорила, только внимательно смотрела Иттрию в глаза. Когда тот попытался отвернуться, она положила руку ему на щеку и мягко повернула лицом к себе.
Иттрий рассказал, что его лишили магии, и сейчас он не способен в этом плане ни на что. Даже просто почувствовать зачарованный предмет. Как сильно это его жжет. Как, черт побери, он будет носить зачарованное свадебное украшение, если ему только от этой мысли становится плохо?
И Руника ответила, как. С этим она могла помочь — по крайней мере, надеялась.
— Иттрий, твой меч исписан активными рунами. Но ты же его не выкинул, правда?
Иттрий отступил на шаг назад, оглушенный этим. Он закрыл рукой глаза, постоял так немного, приходя в себя, потом резко отдернул руку от лица и посмотрел на Рунику прояснившимся взором:
— Руна, ты чудо. Можно я тебя расцелую? — и не дожидаясь ответа, прижал к себе Рунику и крепко поцеловал ее в щеку. Руника засмеялась.
Какого черта он сам никогда не вспоминал про меч? Какого черта он решил, никак нельзя привыкнуть к кусочку магии в металле?
Иттрию даже самому себе было сложно объяснить, каким образом у него мозги встали на место. Просто пришла четкая граница. Меч — это меч, он не предмет магического происхождения, с которым Иттрий больше не сможет напрямую работать. Это оружие, которым Иттрий прекрасно владеет. Свадебное украшение — это не талисман, из которого когда-нибудь придется извлекать силу. Это — клятва любить, в которой Иттрий уверен. Ему не надо ничего с ним делать. Украшение никогда не уличит Иттрия в несостоятельности и не упрекнет, что он не может что-то сделать с ним или не сможет что-то сказать про него. Ничего такого от него не надо.
Так просто на душе стало, так замечательно. О том, не возникнет ли потом конфликта между нынешними рассуждениями и реальными ощущениями, Иттрий загадывать не хотел. Все равно бесполезно.
Иттрий и Руника уже здорово загулялись. Пора было возвращаться. И они вернулись, как ушли, под ручку, и расстались в коридоре между их разными комнатами в легком настроении, почти одухотворенном. С нотами другого, темного, конечно, но его было неожиданно мало.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 14:35:03 | Сообщение # 1072    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Суббота, 07-Дек-2013, 17:06:42

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Когда к деревне подъехали, было уже темно и с неба украдкой начинал сыпать свежий снег, обещая к утру застелить одеялом всю округу. С дороги устали, быстренько распределились по комнатам. Более свежая часть компании в лице Арма, Рейна и Миры практически сразу завалилась спать. Иттрий же спать и не думал, как, впрочем, и Рада с лилией. Ямерт пока тоже не выражал особенного желания ложиться. Он ходил по комнате туда-сюда странной походкой, то и дело вздыхал. С непривычки, от целого дня проведённого в седле у него ужасно болели ноги. С коня же он вообще еле сполз, и первые пять секунд думал, что ходить вообще разучился. Но ничего, ноги двигались и теперь кузнец испытывал смутное желание идти куда угодно всю ночь, только бы на своих ногах.
— Рада, я немного прогуляюсь. И я хочу пригласить Рунику. Мы так нормально и не поговорили со встречи, - сообщил воин. Рада кивнула, в зародыше задушив в себе порыв ревности. Хватит. в конце концов. Хочет гулять, пусть гуляет. Точнее, не так, а скорее: "Нет ничего плохого в том, что Иттрий прогуляется со старой знакомой". Этой мыслью ведьма себя утихомирила. В конце концов воине она была уверена, да и поводов для сомнений он ей не давал ещё ни разу.
Ямерт, Лилия и Рада остались в комнате втроём. Ведьма сидела на кровати скрестив ноги и расчёсывала волосы, подумывая, что пора бы их немного укоротить. Только вот кто бы этим занялся — вопрос. Рада боялась, что её обкорнают как мальчишку, и тогда она станет совсем уродливой. За длинными волосами хоть спрятаться можно, от себя и от кого угодно ещё.
Паровозное пыхтение Ямерта и его непрекращающиеся курсирование с одного конца комнаты в другую начинали раздражать. Рада надеялась, что он остановится десять минут назад, но, кажется, он и не думал заканчивать.
— Ямерт, сядь, - чуть более резковато, чем требовалось, попросила ведьма, когда топот его сапогов ей окончательно надоел, — И сними сапоги.
Оборотень остановился, взглянул на ведьму и послушно стянул сапоги, поставив их в углу. А после вопросительно взглянул на девушку, спрашивая, мол, куда сесть? Просить-просила, а куда не сказала. Ведьма чуть подвинулась и хлопнула ладонью по простыне — сюда садись. Кузнец так же послушно сел рядом, откинувшись и прислонившись спиной к стене.
— Поговорить надо, - сказала ведьма. Вспомнив кое-что, о чём оборотень пока не догадывался. Но так сразу начинать с новости: "Ты знаешь, мы тебе не верим, придётся тебя проверить, так что давай сюда кровь" не хотелось. Ведьме хотелось и просто потрепаться, да и вопросы к оборотню у неё были. Она повернулась корпусом к нему, оценивающе разглядывая. Как ни крути, но негатива и сильного недоверия к мужчине она не ощущала. Из того, что было ей известно и что она успела пронаблюдать, она могла сделать смелый вывод: Ямерт ей нравится и даже был в чём-то близок. Сейчас хотелось понять, насколько он замкнут и готов ли идти на контакт, что будет совершенно необходимо, если в будущем он станет проверенным и надёжным товарищем их компании.
— Позволь мне задать тебе несколько личных и не очень деликатных вопросов, - аккуратно попросила ведьма. Ямерт в лице нисколько не изменился.
— Хорошо. Но тогда я тоже спрошу у тебя что-то. Обещаю, что вопрос будет касаться только тебя, - кузнец был не против откровений, потому как не видел смысла таить что-то от этих людей, но ему хотелось честности: откровение за откровение. Раде это тоже казалось справедливым и она без колебаний кивнула.
— Шрам у тебя на лице. Откуда он? - начала Рада, первая в очереди с вопросами. Шрам оборотня её давно интересовал. Наверняка в нём крылась какая-то важная жизненная история, что-то, что сделало самого кузнеца именно таким, какой он есть.
— Помнишь, я говорил, что мне приходилось убивать? Это как раз один из тех случаев, - сам кузнец давно ждал этого вопроса. Прекрасно понимал, что рано или поздно без него не обойдётся, а потому был готов и принял его легко. И был рад, что делится этим с Радой и Лилией, а не с Рейном или Иттрием.
— Лесник и кузнец уже умерли, я остался один. Кузнец, обучавший меня, тоже был одинок, а потому и от него, и от лесника мне досталось жильё. У моего учителя когда-то была большая семья, но все они погибли. Я не помню как. Дом отца я продал, вырученные деньги сохранил, а в доме кузнеца поселился. Как только я остался один, практически все жители деревни отвернулись от меня. А кто-то даже ополчился. На меня даже охота велась, когда я уходил в лес. Кто-то приносил в деревню мёртвого волка, говоря, что наконец убил меня. Очень удивился тогда парень, когда я вернулся спустя три дня целёхонький.
Не смотря на то, что вёл я себя тихо и старался носа наружу не высовывать, находились жители, которые упорно старались выжить меня из деревни. Однажды я застал какого-то молодого оболтуса, вроде того, что ты видела тогда в таверне, за поджиганием моего дома. Успел вовремя, пламя ещё не разгорелось. Тогда я, слегка потеряв контроль, несколько раз ударил вредителя, что для его лица оказалось фатально. До этого момента мне не приходилось так открыто конфликтовать с кем-то, так что этот вечер стал контрольной точкой. Спустя несколько дней я запозднился с работой в кузнице, увлёкся и пропустил момент, когда ко мне ворвались люди, человек шесть. Меня ударили чем-то тяжёлым по голове и скрутили. Я плохо помню, что они говорили, но общий смысл заключался в том, что я не имею права жить в этой деревне, а тем более трогать кого-то пальцем, и что теперь я должен за всё ответить. Тот, что говорил, взял нож и приставил мне его к виску, придержав второй рукой голову, говоря, что прямо сейчас снимет с меня скальп и повесит как трофей на стену. Я сейчас уверен, что ничего бы он не сделал, но тогда всё было по-другому, я дёрнулся, острый нож соскользнул вниз, до ключицы и разорвал мне щеку. Парень от волнения так сжимал нож, что сам не ожидал, чем всё обернётся. А после кто-то из них приложил раскалённый до красна кусок железа к порванной щеке, сказав, что так быстрее заживёт. Я от боли потерял рассудок и какой-то период помню как в тумане. Когда очнулся, двое с разорванным горлом лежали на полу, остальные с ужасом смотрели на меня. Пользуясь моим замешательством они убежали, а вскоре в кузне уже была толпа, во главе со старостой. Староста тоже не любил меня, но мужик был всегда справедливый. В деле разбирались долго. Как итог, глядя на меня староста сказал, что я уже и так наказан, и оставил в деревне, с условием, что я не буду нигде появляться. Выбора у меня не было, я не мог никуда уйти, и остался, хотя после этого случая прошло ещё много времени, пока страсти поутихли, - Ямерт закончил. Рассказ он вёл спокойно, никак не выказывая волнения или других чувств. И на Раду теперь смотрел спокойно. Ведьма смотрела на него так же, никак больше не выражая своего отношения к истории. Что тут было говорить?
— Задавай свой вопрос, - попросила она.
— Ты ведьма, это я понял. А что ты можешь?
— Убивать могу, - резко ответила Рада, как всегда разозлившись на такой вопрос, но почти сразу взяла себя в руки, — Прости. Просто это сложно.
Рада несколько сумбурно рассказала Ямерту о том, во что может вылиться её гнев. Упомянула несколько случаев, фатальных для врагов, рассказала и о случаях успеха, когда она могла хоть немного себя контролировать. Оборотень слушал внимательно, не показывая ни страха, ни отвращения, ни презрения, только интерес. После ещё немного расспросил об умении варить зелья и накладывать проклятия, и успокоился.
— Об этом ты хотела поговорить? - подытожил он. Рада покачала головой и коротко взглянула на Лилию. Теперь, когда она только что рассказала кузнецу, что может и практикует всякие заговоры разной степени сложности, следующий этап разговора казался более логичным.
— Ямерт, когда мы нашли Рейна, на первое время изготовили для него амулет, чтобы в случае чего обезопасить себя не столько от него, сколько от его волка. Ты — новый член нашей команды, и нам не помешало бы проверить и тебя. Надеюсь, ты понимаешь.
— Понимаю, - кивнул Ямерт, — Но я не Рейнгольд, и со мной не может случиться..
— Я знаю, перебила Рада, — Но это необходимо. На какое-то время. А после мы расскажем тебе всё, что тебе захочется узнать, если ты выдержишь тест.
— Ладно, - легко согласился оборотень, — Что от меня нужно? - Рада достала кинжал и склянку из сумки.
— Дай мне руку, - попросила она. Оборотень протянул ей ладонь и ведьма аккуратно надрезала её. Ярко-алая кровь струйкой побежала вниз, и ведьма поспешила собрать её в тару. После приложила кусок бинта к ранке, она была неглубокой.
— Спасибо. Как будет готов амулет, тебе просто нужно будет надеть его на шею, - о том, что в случае предательства амулет на шее превратится в удавку и задушит его, Рада не упомянула, как и было оговорено, — Сперва нужно кое-что сделать, а завершить амулет придётся вместе с тобой. Но это потом. Теперь спать.
Рада молча передала склянку с кровью Ямерта Лилии, и поторопилась поскорее улечься в постель, чтобы скрыть волнение в глазах. Не смотря на то, что идею с амулетом она предложила сама, теперь эта идея ей не нравилась и казалась какой-то нечестной. Но с другой стороны, в оборотне она была уверена больше, чем когда-то в Ренгольде.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 16:14:03 | Сообщение # 1073    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Когда Рада заговорила о необходимости сделать амулет, то встретила очень удивленный взгляд Лилии. "Зачем"? — спросила та без звука, шевельнув губами и округлив глаза. "Надо" — точно так же без звука прочиталось по лицу Рады. "Делай, как знаешь" — Лилия слегка пожала плечами и опустила веки в знак согласия. Тогда, в таверне, она легко приняла предложение связать Ямерта талисманом, хотя ей это не особо нравилось. Сейчас ей это нравилось еще меньше, и талисман делать совсем не хотелось, хотя в голове все еще жила мысль о том, то лучше это все-таки сделать, на всякий случай.
Ведь если Ямерт такой, какой ей показалось, то хуже от талисмана ему не будет. Плюс, некоторый повод сделать его в своих откровениях Ямерт все-таки дал.
Рада собрала немного крови Ямерта в небольшую склянку и отдала ее Лилии. Знахарка немного поколдовала над ней, чтобы кровь до завтра не свернулась, и убрала склянку к себе в сумку.

Когда Иттрий вернулся в свою комнату, все уже спали. Воин тоже последовал такой доброй традиции, как сон ночью, разделся и лег в свою постель.
Ночь "порадовала" его на редкость неприятным сном.
Начиналось все хорошо. Иттрий гулял по летнему саду, в котором в изобилии произрастали самые разнообразные растения, от родных и знакомых елей до диковинных цветов, растущих прямо на стволах деревьев и свешивающих вниз свои толстые корни. Несмотря на очевидное лето, в саду было холодно и очень влажно, можно даже сказать туманно. В центре сада находилась высокая скала, на которой тоже был выращен цветник, а посередине ее на землю с шумом падал небольшой, живописный водопад.
Обойдя скалу, диаметрально совсем небольшую, Иттрий пошел в обратном направлении, через ели, через сосны, через осины. Удивительно, но потом снова начались деревья с цветами ядовитых окрасок на чужих древесных стволах.
А потом из тумана выросла скала. Та же самая. С тем же водопадом, с теми же мясистыми растениями на склонах, с теми же диковинными и никогда не виданными цветами.
Не обходя скалу, Иттрий пошел мимо нее, прямо. От сырости волосы стали мокрыми и прилипали к лицу, одежда облегала и холодила кожу — он все это чувствовал едва ли не ярче, чем если бы вместо сна была явь.
Скала. Иттрий понял, что двигаясь прямо, ходит по кругу. Ускорив шаг, он направился в другую сторону. Скала. Побежал.
Каждый раз он проходил меньшее расстояние до того, прежде чем снова утыкался в скалу с водопадом. Сад становился меньше, как будто бы неуловимо для глаза сжимался, и в какой-то момент его практически не осталось — Иттрий стоял перед скалой, которую окружало не больше метра растительной полосы, а дальше была абсолютная пустота. Совершенная пустота. Иттрий подошел к краю растительности, протянул вперед руку к пустоте и нащупал что-то твердое. Как будто бы участок сада накрыли куполом.
Иттрий почувствовал, как его руку толкнули. Купол сжимался. Рывками, он толкал Иттрия назад, пока воин не почувствовал, что уперся спиной в холодные, скользкие камни. Невидимая стена все приближалась, и вот уже невозможно стало держать перед собой прямо руки, вот незримая стена коснулась груди, вот наступил момент, когда стало невозможно дышать, вот хрустнули запястья и обожгли руки болью — и теперь даже тщетной надежды остановить давящий пресс не осталось.
Скала оказалась фантомной. Когда пресс надавил достаточно сильно, Иттрий провалился в нее и полетел вниз, в пустоту, в абсолютной темноте, где не было совершенно ничего.

Иттрий дернулся на кровати, резко открыл глаза.
"Сон. Слава небесам, просто сон".
Действительно страшный сон. Иттрий не сразу поймал себя на том, что сцепил руки на запястьях, которые во сне раздавило стеной.
— С добрый утром. Или недобрым..? — сонно спросила Лилия, ворочаясь на кровати.
— Пока не знаю. — фыркнул Иттрий, рывком поднялся с постели и отправился к умывальнику, плеснуть на себя побольше холодной воды, и попутно привести себя в порядок.
Лилия, зевая, села на постели, достала откуда-то расческу и стала расчесывать свои волосы. Это заняло какое-то время, волос было немало.
— Мы вчера взяли у Ямерта крови для амулета. — оповестила она Иттрия, заплетая косу.
Иттрий, который сейчас как раз очищал до безобразия заросший щетиной подбородок, дернулся от такого известия. Лезвие дернулось вместе с рукой, и по щеке воина побежала тонкая струйка крови, капнула в ведро и расплылась на его стенке живописной кляксой.
— Что это вдруг? — оценив в зеркале порез и продолжив бриться, поинтересовался Иттрий.
"Решили поспешить. Ямерт дал какой-то повод? Навряд ли серьезный, раз Лилия и Рада спокойно спали с ним в одной комнате. Он разозлился на что-то и хватил кулаком по стене? Или рассказал какой-то не очень приятный эпизод из своего прошлого? Или мои дорогие ведьмы вняли гласу паранойи и решили не мучиться сомнениями, а на всякий случай обезопасить себя от новичка так жестко и надежно?" — думал воин. Изначально идея с амулетом была ему симпатична, и сейчас кардинально тоже ничего не поменялось. Однако кое-что воину не нравилось, а именно то, что, вместе договорившись отложить такое важное решение до лучших времен, решили все-таки без него.
— Он что-то сделал? — довольно резко спросил Иттрий. Если так, то это очень плохо, но в то же время и хорошо — железное оправдание тому, что с Иттрием в этом вопросе никто не посоветовался.
Разговор вообще тек так, будто бы Ямерта в комнате не было.
— Ну... так, наверное, будет лучше. — аккуратно произнесла Лилия, завязывая косу темной веревочкой, — в конце концов, ты сам говорил, что Ямерту от амулета плохо не будет, если он действительно наш союзник и полностью держит себя в руках. Выяснилось, что когда-то... — если бы в комнате не было Ямерта, Лилия говорила бы куда четче, а так было неудобно. — ...когда-то, пусть и по делу, но разозлившись, он потерял себя и разорвал двух людей.
— Ага. — Иттрий умылся, провел тыльной стороной ладони по щеке, результатом бритья остался доволен. Взял с полочки под зеркалом на вид новую расческу, расчесался, пальцами вспушил волосы, зачесал их назад.
Лилия внимательно наблюдала за воином, но он никак не дал своим видом понять, что же это его "ага" значило.
— Я поприсутствую на ритуале. — Иттрий повернулся к Лилии, скрестил на груди руки. — когда вы собирались его начать?
— Когда Рада и Ямерт встанут. Еще надо вырезать амулет. — ответила Лилия, — затягивать точно не стоит.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 17:25:02 | Сообщение # 1074    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Иттрий говорил особенно не стесняясь ни присутствия Рады, ни Ямерта в комнате. Оборотень проснулся примерно на середине короткого разговора, быстро уловил, о чём идёт речь и деликатно удалился прочь. Рада тоже проснулась на фразе "Я поприсутствую на ритуале".
— Зачем тебе на нём присутствовать? - с ходу спросила она. Вот уж чего-чего, а того, чтобы воин присутствовал при изготовлении амулета она не хотела от слова совсем. Во-первых, по самым понятным причинам, из-за которых Рада вообще старалась оградить иттрия от всего магического. Во-вторых, она вообще не хотела бы, чтобы в это дело вмешивался кто-то ещё, тем более Иттрий. Ну и в-третьих, ей не понравился тон, с которым Иттрий высказывался.
— Не надо, Иттрий, мы сами справимся, - девушка поднялась с кровати, оделась и по примеру Лилии принялась причёсываться. Толку, что она делала это вечером, волосы за ночь спутались.
Решение изготовить амулет сейчас Рада приняла только по той причине, что хотела поскорее с этим покончить. Мысль о том. что рано или поздно ей придётся это сделать не давала ей покоя, так если это необходимо, лучше сразу всё решить.
— Как прогулка? - с чего-то вдруг дёрнуло ведьму, и она ласково прощебетала вопрос, из под спадающих на лицо волос глядя на воина. То ли она заразилась витающем в воздухе раздражением, то ли встала не с той ноги, но настроение было довольно мерзкое, и поведение и реплики иттрия его не улучшали.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 18:33:22 | Сообщение # 1075    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Справитесь, не сомневаюсь. Но я на нем поприсутствую. — твердо ответил Иттрий на возражения Рады. В принципе, он предполагал что такая ситуация может возникнуть, и было очень неприятно, что предположения оказались правильными. Было похоже на то, как будто его за дверь пытаются вытолкнуть. — Человеческое присутствие в вашей тонкой сети заклинаний бреши не пробьет, уж это я знаю. Формулировки условий, клятвы Ямерта — я все это сам должен услышать, слово в слово. Считай, мне так будет спокойнее. И вообще, помнится, когда мы придумывали, как совладать с Рейнгольдом, я даже присутствовал, говорил что-то. За ритуалом наблюдал, никто и не думал меня прогонять. Что-то изменилось? И вообще, почему ты вдруг на ночь глядя решила "обрадовать" Ямерта необходимостью такой проверки? Только ли после того, как он рассказал, что разорвал кому-то горло, потеряв рассудок? Или я чего-то не знаю?
Говорил Иттрий ровно, и глазами молнии не метал, но его застывшая поза со скрещенными на груди руками не оставляла сомнений в том, что Иттрию очень, ОЧЕНЬ не понравилась Радина быстрая реплика "Зачем тебе на нём присутствовать" и все, что было дальше.
— Как прогулка? — наигранно-ласковый вопрос весьма нелепо увенчал Радины фразы. Иттрию сразу стало понятно, что ведьма уже на взводе, и ничем хорошим их разговор сегодня не кончится.
— Блестяще! — нахмурился Иттрий, — Ночь, снег, слякоть.
Вот как отвечать на такие вопросы, когда ответ задающему их не интересен? Несмотря на неприятную ситуацию, которую необходимо было прояснить, Иттрий предпочел бы обойтись без ссор, просто поговорить. Но что-то не задавалось, напряжение как будто висело в воздухе.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 20:03:11 | Сообщение # 1076    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Суббота, 07-Дек-2013, 21:05:09

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада цепко уставилась на Иттрия с нехорошим выражением лица. Ей само по себе не нравилось, когда Иттрий разговаривал с ней в таком тоне, а сейчас особенно. В конце концов, она хотела как лучше, ибо смысла затягивать с убийственной проверкой не было никакого. Вообще. Она на то и проверка, чтобы сразу быть уверенным во всём. А тут её отчитывали как маленькую нашкодившую девочку.
— С каких пор я должна перед тобой отчитываться? - понизив голос, весьма резко спросила она.
— Лучше бы постоянно, - так же неосторожно бросил Иттрий.
— Пра-а-авда? - взорвалась ведьма, — И с чего бы вдруг? - Рада, конечно, понимала прекрасно, что не права капитально, и Иттрий. хоть и бросил фразу довольно резко, в чём-то прав: лучше бы она ничего от него не скрывала. Ведьма и не стремилась этого делать, и утром обязательно бы всё рассказала воину, но не успела, а он отчего-то изначально был настроен не самым миролюбивым образом. Впрочем, сейчас говорили только эмоции.
— Что я, не знаю, чем всё кончится? У тебя случится очередная истерика и ты напьёшься от горя и впадёшь в меланхолию, - фыркнула она, плохо соображая, что говорит. Впрочем, она и сейчас допускала, что ещё пожалеет о своих словах.
— Рада, не надо, - аккуратно попросила Лилия, но ведьма и слышать не хотела.
— Не лезь, - огрызнулась она и продолжила, — Что там не видел, Иттрий? Я всё тебе в подробностях расскажу, как мы закончим.
— Ты бы лучше за собой последила! - парировал воин, задетый болезненным высказыванием своей будущей жены, — И за словами, и за делами! Ты что, думаешь, что вокруг тебя весь мир вертится, и по щучьему велению - твоему хотению все будет строиться? Нет. Ты уязвима, а сейчас — ОЧЕНЬ уязвима, и проводить кровавый ритуал над здоровенным, незнакомым оборотнем — точно так же глупо, как гулять с ним по ночам! А если Ямерт в последний момент передумает и на тебя набросится? Что вы с Лилией сможете сделать? Да ничего!
Начав говорить, Иттрий уже не мог остановиться. Вообще-то он не думал, что Ямерт действительно вдруг нападет на ведьм, а так же что ведьмы в случае беды не смогут его обуздать, но сейчас ему хотелось обидеть Раду в ответ на ее слова. Как лучше обидеть гордого, любящего самостоятельность человека? Правильно, ткнуть в его слабость и обвинить в несостоятельности какого-то прошлого решения.
У Рады аж челюсть отвисла. Вот так вот, значит?
— Раз так, то делай всё сам, у тебя выйдет намного лучше, чем у кого-то ещё, - не сказала, выплюнула она. Схватила куртку и пулей вылетела из комнаты. В дверях столкнулась с оборотнем, который видя, что ведьма чем-то раздражена, попытался её остановить.
— Уйди с дороги, - рыкнула Рада, так толкнув Ямерта, что тот едва не свалился с лестницы. Зато он явственно осознал — трогать ведьму сейчас не строило. Он просто вошёл в комнату и окинул присутствующих взглядом.
— Я не буду спрашивать, что случилось, - молвил он, — Лилия, мы когда начнём?

Рада вышла с постоялого двора и крайне раздражённая направилась, куда глаза глядят. Грог было двинулся за ней, заметив её, но почуяв что-то, решил оставить её в покое. Ведьма наматывала круги по незнакомой деревне, поскальзываясь на мокром снегу время от времени, пока хоть немного не остыла. Когда это случилось, ноги привели её к отдельной, но открытой части деревни: здесь были вольеры, хлевы и многочисленные стойла, несколько зданий, амбары с сеном и овсом. В самом конце ряда зданий и вольеров виднелся просторный загон, в котором кто-то гулял. Ведьма дошла до него и увидела то, ради чего сюда так рвалась: в загоне гуляли диковинные звери. С виду лошади, но тела их были будто бы сотканы из искристо-голубого тумана, а глаза горели синими сапфирами, без зрачков, что выглядело завораживающие, но жутковато. Из ноздрей лошадей вырывался вихрь холодного воздуха с колючими снежинками, а рядом с их загоном было ощутимо холоднее.
Как оказалось, загон был не один. В следующем понуро жевал сено большой, тяжёлый и массивный зверь, неизвестный Раде. У него был большой рог на носу, массивные, устрашающего вида рога, а сам он был покрыт непробиваемым панцирем. А далее гулял по свежему снегу и с интересом осматривался красивый, элегантный олень, рога которого сияли чистым золотом, а копыта будто бы выполнены были из чистого хрусталя. Ведьма протянула зверю руку, но он так и не рискнул подойти к ней, но смотрел с интересом. Погрузившись в тяжкие раздумья, Рада осталось рядом с оленем, не отрывая от него глаз и понемногу успокаиваясь. Чувство вины уже точило её душу, словно червяк гнилое яблоко.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 07-Дек-2013, 23:06:03 | Сообщение # 1077    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада выскочила из комнаты, а заместо нее практически сразу вошел Ямерт.
— Я не буду спрашивать, что случилось, - молвил оборотень, — Лилия, мы когда начнём?
Иттрий кинул на Ямерта взгляд "лучше бы ты сейчас вообще молчал", но от каких-либо комментариев удержался. Возникло мимолетное желание засадить кулаком по стене, или схватить куртку и убежать полуодетым куда-нибудь на улицу, но эти порывы тоже легко одолелись. Сев на свою кровать спиной к Ямерту и Лилии, Иттрий натянул сапоги, оправил рубашку, нагнулся за своей сумкой и стал разыскивать в ней свитер потеплее. В комнате оставаться сейчас никак не хотелось, надо было куда-то выйти, но мерзнуть при этом было необязательно.
"А Рада, беременная, сейчас на улице, и ей наверняка холодно." — подумал Иттрий, — "и дал повод выскочить неодетой ей именно я."
Воин уже раскаивался за то, что наговорил. Особенно гадко он себя чувствовал потому, что обидел Раду совершенно сознательно. Однако все еще очень остры были обида и злость на то, что наговорила Рада.
"Но она беременна". — повторил себе Иттрий, встал, сдернул с Радиной кровати ее теплый свитер и почти что бегом пустился вниз, на улицу.
А на улице уже не было никого. Иттрий стоял на пороге, сам неодетый, с Радиным свитером, и совершенно не знал, в какую сторону ему теперь идти.
— Чего, на старости лет решил начать закаляться? — развязно послышалось сзади.
Несмотря на хамство, Иттрий очень обрадовался появлению Рейнгольда. Волчонок сейчас очень мог помочь ему, избавив от неприятной необходимости доставлять Раде кофту неизвестно куда.
— Так, Рейн, найди Раду и отдай ей это. — Иттрий всунул Рейну в руки ведьмину кофту, — это очень важно. Ну же.
— Что, довел-таки нашу брюхатую своим вечный ворчанием до истерики? Надеюсь, что весь свой яд она уже впрыснула в тебя, и на меня ничего не останется. — оценив ситуацию, недовольно фыркнул Рейнгольд. Не хотелось ему искать Раду по всей деревне, но похоже действительно надо было.
"Хотя что по всей? Я же волчок." — сосредоточившись, Рейнгольд частично изменил себя. Его ноздри слегка расширились, что-то изменилось внутри, и он стал четче чуять запахи — не так, как волк, но определенно лучше, чем человек. И глаза стали волчьми.
Иттрий этих метаморфоз не видел — он уже ушел обратно в комнату с намерением поучаствовать в создании амулета с самого начала, чтобы потом не говорили, что он тут ни при чем. Кое-что мог и он, что магии не требовало.
Лилия и Ямерт как раз сейчас собирались уходить.
— Вы куда? — поинтересовался Иттрий, поспешно одевая свитер, потом пальто. Поинтересовался совершенно нормальным тоном, ни на кого неприятных взглядов не кидал — уже взял себя в руки.
— К лесу. Я рассказала Ямерту, что надо сделать три амулета, лучше из сосновой коры. В общем, все как в тот раз. — ответила Лилия. — а ты как, отдал Раде кофту?
— Рейну передал. — неохотно ответил Иттрий, — ладно. Надеюсь, хотя бы вы не будете возражать против того, чтобы я участвовал в чем-то магическом?
— Иттрий, успокойся. Рада уже наверняка жалеет о том, что наговорила. — вздохнула Лилия. — Пойдем. У всех ножи есть? Когда найдем подходящую кору, я покажу, какую форму амулету придать и какие руны на нем вырезать.

На совсем свежий след Рейнова слегка усовершенствованного носа более чем хватало. Он уверенно шел за ведьмой, ну разве что медленнее, на всякий случай выверяя ее путь, чтобы случайно от него не отклониться. Еще он надолго застопорился на перекрестке, где смешалось очень много запахов, и выцепить направление Радиного удалось не сразу. Но все-таки Рейн выследил Раду довольно скоро. Ее след упирался в загон, от которого очень сильно пахло разными запахами, которые Рейнгольд не мог идентифицировать. Тихонько заглянув в дверь, Рейнгольд шагнул было вперед, но... остолбенел. На Раде был уже чей-то чужой теплый плащ, и этот кто-то увивался рядом. Невысокий блондинчик крайне смазливого вида. Рада ему улыбалась.
"Интересно девки пляшут". — ошалело подумал Рейнгольд, и тихонько отодвинулся от двери загона, пока его никто не заметил.
Как-то призадумавшись, волчонок шел по улице, размахивая Радиной кофтой, пока не оказался случайно в каком-то закутке. Развернулся обратно и почти что уткнулся носом в какую-то странную компанию.
— Вы что привязались? — неприязненно заметил Рейнгольд, который собственно совершенно не обратил внимание, что его уже довольно давно преследуют одни и те же люди.
Самый старший человек вышел вперед, ухватил Рейна за подбородок и поднял его голову наверх.
— Да, так и есть. Зенки блудливые. — констатировал он.
Рейн, охреневший от такой наглости, среагировал с запозданием. Перехватив руку старшего, он заломил ее. Одновременно послышались хруст костей и приглушенный вскрик.
Остальные люди мгновенно окружили Рейна. Ближайшего он ударил ногой под колено со всем усилением, на которое он был способен в человеческом теле. Закричав, человек упал на мостовую и принялся оглаживать серьезно пострадавшее колено.
Рейнгольд резко развернулся, намереваясь разорвать рукой, на которой уже отросли когти, горло того, кто дышит ему в затылок, но не успел. На затылок с размаху опустилось что-то очень тяжелое. Больно даже не было. Рейн мигом ослеп, оглох, зашатался, долей секунды позже окончательно потерял сознание и кулем осел на мостовую.
— Готов. — сказал старший, с ненавистью пнув бессознательного мальчика под ребра. Сломанная рука жутко болела, поэтому пинок получился очень сильным. — Вяжите его, ребята.

...немногим ранее...
— Я смотрю, тебе Чейн понравился. — послышался сзади Рады мягкий голос. Ведьма обернулась и увидела за собой невысокого юношу, лет двадцати-двадцати трех. У него были ярко-синие глаза, и смотрел он на Раду с теплотой.
Юлар и раньше был в загоне, сидел в углу и кормил вареным мясом зубатого кролика. Рада просто не заметила юношу, погруженная в свои думы, ну а он за ведьмой наблюдал. У Юлара искреннюю симпатию вызывали люди, которые любят животных, а эта девушка, очевидно, к ним относилась. Еще она была очень хороша собой и вполне во вкусе Юлара. Ему всегда нравились брюнетки, особенно те, которые не выше его ростом. А еще у этой брюнетки был красивый профиль, который Юлар успел оценить. Только вот одевалась сия красота как-то по мужски. Юлара это не слишком трогало, но про себя он этот факт отметил, подкорректировав фразы, с которыми можно заигрывать с брюнеткой.
Юлар мило улыбнулся Раде и протянул ей кусок плавленого сахара.
— Держи. Чейн это просто обожает! Душу за сахарок кому угодно продаст.
И действительно, едва в Радиных руках оказался сахар, как олень с золотыми рогами подошел к ней близко, осторожно приблизил морду к лакомству и в конце концов слямзил его. Ничего плохого не произошло, так что Чейн успокоился и даже позволил Раде погладить его морду. Юлар присоединился к ласканию, а Чейн совершенно явно балдел от такого обилия ласки.
— Его привезли всего неделю как. Он лесной, к людям редко подходит. Встречала таких зверей ранее, нет? — уловив в глазах Рады интерес, Юлар снова улыбнулся своей неповторимой улыбкой и продолжил: — это лунный олень. Они живут далеко на севере, за горами, даже за границами Флавельского Королевства. По горам очень ловко прыгают. Питаются всяким подснежным мхом, а по ночам — лунным светом. Никогда не спят. Если долго стоит пасмурная погода и нет луны, то олени впадают в спячку, и в этом состоянии кто угодно может их отловить. Силы легко определить по рогам. Видишь, у этого рога сияют? Значит, он здоров, доволен и полон энергии. Лунных оленей иногда используют вместо лошадей... но я не советую. У них очень слабые кости, под массивным всадником они ложатся, и вообще большое расстояние с ездоком пройти не могут.
Юлар сам увлекся лекцией, потому не сразу заметил то, что должен был заметить в первую очередь.
— Э, да ты замерзла совсем, бедная! — спохватился он, — держи-ка. Оно теплое.
Скинув свое черное пальто, Юлар набросил его на плечи Рады. Рада держалась как-то хмуро, видимо, смущенная натиском незнакомого человека. Юлар постарался ее склонить на контакт комплиментом.
Снова окинув взглядом мужскую одежду, Юлар понял, что словами про красивое лицо или чувственные губы брюнетку ему не взять. Тут надо было что-то пооригинальнее. Что, зоркие глаза Юлара отыскали очень быстро. Он поначалу усомнился, можно ли говорить о таком девушке, потому даже привлек свой провидческий дар, что в обычных разговорах делал нечасто. Дар сказал, что негативной реакции на странный комплимент не будет. Даже наоборот.
— Ух ты. Как росчерк. — сказал Юлар, пристально глядя на левую щеку Рады. Там, от виска и немного по щеке, проходил едва заметный глазу шрам, оставленный нелюдем и подлеченный Лилией. Он продолжил истончаться и через месяц-другой обещал исчезнуть совсем, но пока его еще можно было разглядеть. — Откуда такой необычный шрам? Ой, извини, я говорю-говорю, а так и не представился. Я Юлар.
Он уже знал, что девушка ответит "Рада". Мелкие озарения приходили сами собой довольно часто.
— И... ты чем-то расстроена? Я могу тебе помочь?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 08-Дек-2013, 05:21:52 | Сообщение # 1078    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 08-Дек-2013, 05:36:47

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Рада, - отозвалась ведьма, разглядывая нового знакомого. Этот человек появился внезапно, и обычно девушка не была расположена к заботе от чужих мужчин, а ещё более её раздражало их с ней заигрывание, но этот человек вел себя не так, как остальные. Во-первых, стоило заглянуть в его синие глаза, как стало будто бы теплее, а когда Юлар улыбнулся, всё вокруг словно светом озарилось. А ещё Раду подкупила его внимательность. Она тут же закуталась в предложенный плащ, ощутив, наконец, как замерзла. А уж то, что незнакомец разглядел на её лице шрам, да и высказал такой интерес, вообще сильно ей польстило. Ведьма едва улыбнулась, но не стала рассказывать, откуда он взялся, ограничившись неопределённы ответом в стиле: "Давно дело было".
— И... ты чем-то расстроена? Я могу тебе помочь? - в иной ситуации ведьма бы просто послала незнакомца к чёрту и на этом завершила знакомство, но только не сейчас. Юлар так чудовищно к себе располагал, что Раде в голову даже мысль не пришла дать ему отворот. К тому же, сейчас, из-за того, что она наговорила Иттрию, ощущала она себя очень паршиво. Да ещё и на Лилию огрызнулась, и даже Ямерта успела задеть.
"Дура ты, Рада. Непроходимая дура", - вертелась в голове одна и та же мысль. А идти к Иттрию было страшно, вдруг он не остыл ещё, да и обида от того, что он ей сказал была ещё свежей. В общем, ситуация крайне неприятная.
— Да я..., - начала ведьма, не до конца уверенная, что можно говорить об этом с незнакомым человеком, пусть и таким, кажется, внимательным. Но слова сами полились из горла, — Я наговорила нехорошего очень дорогому человеку. Мне не хотелось его обижать, но иногда я себя с трудом контролирую, и могу сделать очень больно, - Рада поникла ещё больше, опустив голову. Пряди упали на глаза и Юлар, наблюдая за ней, поспешил вытащить её из болота уныния.
— Ну-ну, что ты расстраиваешься, - в его голосе звучали такие волшебные, такие нежные нотки, что Рада просто таяла, опасаясь, как бы ей не раскиснуть перед ним. Парень придвинулся ближе, мягко поймал ведьмин подбородок, повернул к себе и заглянул в глаза. Рада тоже заглянула в его, и столько там увидела, что мигом в сознании перенеслась на много лет назад, к самым тёплым своим воспоминаниям.
— Иди сюда, - пригласил юноша и мягко приобнял ведьму, завлекая её в утешительные объятия. Рада сдалась и аккуратно прильнула к Юлару, уткнувшись лбом ему в плечо, и почти сразу ощутила, как его рука ласково касается волос на её затылке. И растаяла окончательно. Где-то в голове отчаянно билась мысль, что она делает что-то не так, что это — неправильно, что лучше уйти, пока не поздно, но, поддавшись слабости было трудно вырываться, и больше всего сейчас ведьме хотелось, чтобы её просто кто-то пожалел. Именно так, как ребёнка, как самое слабое и самое беззащитное существо на свете. Девушка не была мямлей, и большую часть своего существования не допускала к себе подобного отношения, но иногда очень уставала от своего всегда сурового и воинственного положения, и ей, как и любому человеку, нужно было немного детской, человеческой ласки. И Юлар был сейчас очень кстати. Тем не менее в руках Рада себя держала, лишнего ни себе, ни Юлару не позволяла и слёз не допускала. Просто грелась об него, пока это было нужно и можно.
— Как же теперь всё исправить, - тихо спросила ведьма саму себя. Юлар услышал и ответил.
— Ну, хочешь, я пойду с тобой и мы вместе поговорим с твоим человеком? Я скажу ему, какая ты хорошая и как сильно переживаешь, и он тебя простит, - парень снова улыбнулся, по его лицу было неясно, шутит он, или всерьёз. Рада резко отпрянула, внезапно и неприятно очнувшись.
— С ума сошёл! - с ужасом проговорила она, теперь глядя на Юлара по-новому. Недолго ведьма нежилась в сладкой неге, и теперь ей стало стыдно за такую слабость. Однако, непонимающий взгляд парня слегка утихомирил её.
— Прости, наверное, нужно было сказать сразу, - повинилась она, снимая пальто с плеч, — Обычно я так и делаю, вообще-то. Спасибо тебе, но...
— Ты поссорилась с любимым? - догадался, Юлар, хотя на деле просто предвидел ответ. По лицу скользнуло лёгкое разочарование. Но он быстро оправился.
— Твой любимый не будет против, если я провожу тебя и одолжу плащ, пока ты не замёрзла и не заболела? - он снова протянул ведьме пальто и она, подумав, взяла его. В ту же секунду она решила, что всё расскажет Иттрию.

Рейну на голову натянули мешок, руки и ноги связали и в таком виде понесли через всю деревню. Путь закончился у одного из крайних домов с покосившимся забором. Один открыл двери погреба, и Рейна, не сильно заботясь о его целостности, скинули вниз как бревно, а сами спустились следом.
— Растормоши его, пусть приходит в себя, - приказал мужчина со сломанной рукой и один из прихвостней тут же вылил на Рейна ушат ледяной воды. Помогло, тело зашевелилось и в мешке закашляли. Рейна подняли, усадили на стул и стянули с головы мешок.
— Вы кто? - тут же спросил волчонок и вместо ответа моментально получил кулаком в челюсть, а потом ещё раз. Рейн сплюнул кровь из разодранной о зубы щеки.
— Понятно, - отозвался он, — Говорить вы не умеете.
— Ты что забыл тут, выродок? - спросил кто-то обладающий даром речи, волчонок так и не понял, кто именно. Вопрос Рейна удивил.
— Это я бы хотел спросить. Я к вам в гости не напрашивался.
— Дерзит, щенок, - сказал кто-то и парня снова ударили, только теперь снизу в подбородок.
— Давайте вырвем ему клыки! - засмеялся кто-то, радостно лязгая здоровенными клещами для ковки, — Посмотрим, как он будет выть на луну без зубов.
— Язык себе вырви, придурок, - огрызнулся волчонок. Он уже несколько минут пытался перекинуться, но что-то явно ему мешало. То ли у похитителей был какой-то амулет, то ли ещё что-то, что не давало ему выпустить волка на волю, и уязвимое положение Рейна очень злило. Фраза оказалась фатальной.
— Заткни пасть! - взорвался, видимо, обладатель клещей и искромётного чувства юмора, и со всей силы ударил ногой по стулу. Стул покатился, покатился и Рейн. Он ещё не успел толком оправиться от падения, как на него налетели сразу несколько человек, и лежачего принялись пинать ногами. Кто-то стучал по рёбрам, и в какой-то момент волчонок ощутил, как в груди что-то сломалось и стало трудно дышать, кто-то методично опускал сапог Рейну на висок, и в голове звенело. Обернуться он так и не сумел, не смотря на титаническое усилие. Всё, что он смог, это только прорычать что-то невнятное.
— Что, не можешь обернуться? Конечно, и не сможешь, - сквозь вату услышал он. Его снова подняли, схватив за волосы, с размаху несколько раз приложили лицом к стене, от чего носом хлынула кровь, а зубы заныли ещё больше. Последний удар, который волчок запомнил, это прилетевший ему в висок тяжёлый кулак, после чего свет погас окончательно.
— Хватит с него, оставьте. Сам помрёт, - человек со сломанной рукой пнул бессознательно тело и с отвращением плюнул на него. Мужчины покинули погреб, оставив полумёртвого Рейна заканчивать жизнь на холодной земле.

— Слушай, ты местный? - спросила ведьма, вспомнив о чём-то. Юлар ответил не сразу.
— Ну, вообще-то нет, - нашёлся он, — А что?
— Думала, что ты знаешь как мне отыскать старика по имени Алонсон. Мне нужна кое-какая его помощь.
— Как отыскать знаю, - улыбнулся Юлар, — Он живёт вон в том доме. Заходить можно когда угодно, он всегда дома.
— Отлично! - Рада хотела пойти к старику прямо сейчас, но вспомнила, что нужного предмета у неё с собой нет. Значит, позже.
Тем временем уже виден был постоялый двор, в котором остановилась компания.
— Мы пришли. Спасибо тебе, - Рада повернулась к Юлару и отдала ему плащ, заглянув в бесконечно синие глаза. Он снова улыбнулся своей волшебной улыбкой и мягко сжал Радину руку.
— Не переживай, всё будет хорошо, - сказал он напоследок и на том они распрощались. Рада вернулась в комнату дожидаться возвращения друзей и слегка нервничая, а Юлар отправился своей дорогой, о чём то размышляя.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 08-Дек-2013, 14:58:41 | Сообщение # 1079    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада не давала Юлару покоя. Он думал о ней всю дорогу до своего дома, но совсем не как о потенциальном романтическом интересе.
"Где-то я ее видел. Где-то я ее точно видел!" — вертелось в голове у Юлара. Первое подозрение пришло, когда он рассматривал Радину щеку. После того, не меняя своего бесконечно благодушного настроя, внутренне парень собрался, и продолжал внимательно изучать лицо девушки, и сейчас оно твердо сидело в его памяти, вплоть до мельчайших подробностей.
Юлар примерно представлял, где мог видеть Раду, но не был в этом уверен. Верны ли его представления, надо было выяснить как можно скорее.
Вернувшись домой, Юлар, не раздевшись и не разувшись, сразу рванул в свой кабинет, к письменному столу. Лихорадочно выдернув средний ящик, парень вытащил оттуда стопку листов и, так и стоя, принялся их просматривать. Так, король воров Одноглазый Визирь, его не менее разыскиваемая супруга Джасира, сумасшедший потрошитель Данила, какой-то малоизвестный наемный убийца, ... ага, ага, ... вот оно.
На стол легла пара скрепленных листов — значит, преступники в одной команде. С верхнего листа на Юлара смотрела девушка с крайне озлобленным выражением лица, но совершенно бесспорно, что это была Рада. Даже ее имя было подписано. Сбоку давалась краткая информация о ней — так, выяснилось, что Рада хорошо стреляет из лука и является ведьмой. А еще она имеет регулярную половую связь с...
Имя "Иттрий" отозвалось в голове Юлара. Перевернув лист с Радой, Юлар увидел лицо, которое помнил из сводок хорошо. Иттрия он очень, очень хотел поймать — мало того, что вместе с Радой они были одними из самых разыскиваемых преступников, так еще и к этому мужчине у Юлара была личная, черная неприязнь.
"Этот самодовольный хер трогал мою сестру". — сжав зубы, подумал Юлар, смотря на Иттриев портрет. Никаких сомнений быть не могло. Во-первых, не каждого второго ребенка зовут Иттрий, во-вторых, не каждый из них командовал отрядом Королевских Гончих, а это было четко указано справа от портрета.
Свободный нрав Адды совсем не нравился Юлару. Он хотел бы, чтобы сестра наконец остепенилась, стала серьезной женщиной, нашла себе одного-единственного (!) любимого человека, вышла бы за него замуж, а не рыдала бы каждый раз в подушку, разочаровавшись в очередном избраннике. Но ничему ее жизнь не учила. Каждый новый месяц у нее был новый Стэн, новый Антоний, новый Джек... Иттрий вон чуть подольше задержался, Адда даже про него особые подробности рассказывала.
"О, он такой лапочка! Ничего не спрашивал, сразу все понял. Я встаю на ковер, оглядываюсь так, улыбаюсь, и он сзади..." — веселое щебетание Адды из прошлого.
"Отымел ее, как какую-то помойную суку". — с ненавистью подумал Юлар. Адда порою рассказывала ему про свои сексуальные забавы с мужчинами, не замечая, как ее брат каждый раз при этом перекашивается. Обычно все было более традиционно, такое извращение сестра творила только с этим Иттрием. И все равно, ни к чему это не привело, мужик этот оказался не лучше прочих, и Адда с ним разошлась. Вроде даже мирно, но это уже не важно. Главное что разошлись, ведь этот извращенец потом стал преступником.
Сзади портрета Иттрия оказалась дополнительная информация о его спутниках. Из важных только метаморф и целительница.
Вытянув губы трубочкой, Юлар завис над распорядками на Раду и Иттрия, кое-что обдумывая.
"Да. Железно. Я должен глаз с них не спускать. Если потребуется, я пойду за ними хоть к черту на рога, пока они не попадут туда, куда заслуживают. В темницу. Или на костер." — решив так, Юлар собрал в стопку все распорядки, достал из левого ящика чистый лист, сел, наконец, на стул, и начал писать доклад в Столицу, запрашивая рекомендации и уточняя границы дозволенного.
Юлар писал немного и по существу. Закончив, он обернулся и крикнул в комнату:
— Эдгар!
— Эдгар. — к юноше на плечо сел черный ворон, ласково клюнул его в ухо. Юлар осторожно погладил своего любимчика, ссадил его на стол и привязал скрученное трубочкой письмо к лапе.
— Отнеси это в Столицу, моему отцу. — сказал он. Глаза юноши на секунду затуманились. — а я... а я, когда ты вернешься, возможно, уже буду не здесь.

Когда Лилия, Иттрий и Ямерт вернулись в комнату, Рада их уже давно дожидалась. Прежде чем возлюбленные успели опять поругаться или демонстративно друг друга поигнорировать, Лилия направила всех на дело.
— Вот. — знахарка положила на кровать рядом с Радой три готовых сосновых амулета. Все уже были готовы, обточены, и с нанесенными наборами рун.
Для начала ритуала еще не хватало крови и клятвы. Полученную и собранную вчера в склянку кровь Лилия, покопавшись в своей сумке, поставила на кровать рядом с тремя амулетами.
Осталась только клятва, и можно напитывать амулеты кровью и силой. Возможность составить клятву Лилия оставила Раде: в прошлый раз у нее это получилось четко и хорошо.
— Давай, как договаривались. — на всякий случай напомнила Лилия Раде, — с подсветкой амулета за предательство.
То бишь без озвучивания вслух того, что кроме светового сопровождения, амулет Ямерта немедленно задушит его в случае предательства.
— И извини, Ямерт. Пока на тебе амулет, ты не сможешь трансформироваться в волка. — так же напомнила она Ямерту.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 09-Дек-2013, 05:59:18 | Сообщение # 1080    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 09-Дек-2013, 14:31:09

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Известие, что на время проверки Ямерт не сможет оборачиваться слегка его огорчило. Волка своего он любил, и старался давать ему волю почаще, а насколько затянется проверка было неизвестно. Впрочем, это был шанс проверить, начнёт ли Ямерта корчить в случае долгого отсутствия трансформаций.
— Хорошо, - согласно кивнул он, — Что теперь?
— Сейчас тебе нужно будет произнести своеобразную клятву. Мы узнаем, если ты нарушишь её. Следи за словами и за тем, что будешь говорить, потому как древние клятвы воспринимаются буквально, - пояснила ведьма, — А когда ты закончишь, нужно будет просто надеть амулет на шею.
— Что вы хотите от меня услышать? - оборотень сразу уловил, что ему практически придётся присягнуть сейчас на верность этим людям, и впервые за время их знакомства засомневался. Однако, был не в том положении, чтобы качать права. В конце концов, это он за ними увязался, самого его никто не приглашал, и в его интересах было поскорее дать компании убедиться в себе, как в надёжном товарище.
— Ты должен чётко и ясно сказать, что клянешься не предавать нас, (тут перечислишь имена), быть верным словом и делом. Поклянись, что не имеешь никаких посторонних контактов, враждующих нам. Мы должны убедиться в том, что тебе можно доверять, - Рада не стала просить Ямерта говорить что-то, что обяжет его оберегать всю компанию. У оборотня должна быть свобода выбора, чтобы, по желанию, он смог покинуть компанию, не завершив теста.
Оборотень кивнул, всё казалось предельно простым. Он не имел никаких посторонних контактов и вообще не был в курсе дел компании, так что говорить эти слова ему было совершенно не страшно.
— Хорошо, тогда начали, - Рада отдала один амулет Лилии, один Ямерту, третий оставила себе. Как и в прошлый раз она уколола себе палец и капнула крови на нужную руну, заодно показав Ямерту, как пользоваться данным ему предметом. Условие было такого, что кровь он должен был отдать добровольно, что уже сделал, но и своей рукой нанести её на амулет. Ведьма не зря попросила у него кровь заранее. Исходя из условий, окропить амулет можно было и свежей кровью, как в случае с Рейном, но тут был несколько иной расклад. Кровь Ямерта нужно было заговорить, и суть заговора заключалась в том, что, фактически, Ямерт приносил клятву на собственной крови, и она же его, в случае чего, и погубила бы. Кровь ведьма заговорила незадолго до начала ритуала, теперь она была готова.
Кузнец капнул своей крови себе на палец, задумчиво посмотрел на неё пару секунд и коснулся пальцем нужной руны.
— Клянусь, что не имею тёмных замыслов против Иттрия, Рады, Лилии, Рейнгольда, Арма, Руники, Миры и Грога. Клянусь, что намерено не причиню им вреда, и никто из них не пострадает по моей воле, если только мой рассудок не будет затуманен колдовством. Клянусь, что мой волк никогда не зарычит на этих людей, и не нападёт на них. Клянусь, что я честен перед Лилией, Радой, Иттрием, Грогом, Рейнгольдом, Мирой, Армом и Руникой и не имею за душой неприязни ни к кому из них, - Ямерт закончил. Рада кивнула. Он сказал не совсем то, о чём она его просила, но справился отлично, и клятвой она была удовлетворена. Одновременно она ощутила, что клятву он даёт не столько амулету, сколько самому себе и всем присутствующим, и делает это с лёгким сердцем и чистой душой, полностью уверенный в своих словах.
Руна жадно впитала кровь и на секунду вспыхнула багровым светом, после чего погасла. Тоже самое произошло и с амулетами у Рады и Лилии. Дело было сделано, амулеты оказались надетыми на обладателей.
Справившись о том, нужно ли ещё от него что-то, и получив отрицательный отказ, оборотень откланялся и прихватив свёрток с инструментами спустился в конюшню к лошадям. Ещё вчера он заметил, что добрый Джек слегка прихрамывает, а приглядевшись, увидел, что подкова на левой передней почти отлетела. Это было поправимо, только нужно было сделать это сейчас, пока конь не намял копыто.
Рада выдохнула и взглянула на Иттрия.
— Пройтись не хочешь?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 72 из 93«1270717273749293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк