[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 73 из 93«1271727374759293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Понедельник, 09-Дек-2013, 19:18:51 | Сообщение # 1081    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Ритуал прошел без сучка без задоринки, можно сказать, что технику Рада и Лилия уже отработали до совершенства.
Едва только Лилия надела на себя амулет с активированными рунами, как она тут же почувствовала волка Ямерта. Ощущения были схожими с тем, когда она начала чувствовать волка Рейнгольда, только вот волк в данном случае был другим. Если волк Рейнгольда был беспокойным, яростным, презирающим оковы и буквально пышущий своей силой, то волк Ямерта был спокойным, терпеливым, а мощь его была спрятана где-то в глубине — до поры до времени. Ямерт, не смотря на молодые годы, был волком матерым, ну а Рейнгольд — совсем юным, как ему и подобает. Почти волчонком.
Ямерт ушел, Лилия проводила его долгим взглядом.
"Посмотрим, к чему эта проверка приведет." — нерадостно подумала она.
Справа послышался вздох-выдох.
— Пройтись не хочешь? — спросила Рада, повернув голову к Иттрию.
Лилия отошла к своей крайней кровати и принялась копаться в сумке, перебирая всякие склянки и мешочки, что-то бормоча себе под нос. Будто бы ее здесь нет, а заодно и дело полезное можно сделать: ревизию имеющегося навести. Знахарка могла бы и выйти, но надеялась, что Иттрий скажет "да", и выйдут-таки они с Радой.
И понадеялась правильно.
— Давай. — после короткой паузы согласился Иттрий. Причина заминки была не в том, что он все еще злился на Раду, хотя тень от этого все еще осталась. Дело было в одном обстоятельстве, которое эту тень обрамляло:
"Она права. Я действительно хочу выпить." — в момент, когда руны пыхнули багровым, это желание проявилось до горечи во рту. В мыслях четко предстал стеклянный, запотевший сосуд в мутноватной жидкость, и, как ореол, окаймляющий его, резкий спиртной запах с едва угадываемыми оттенками каких-то трав, на которых напиток настаивался. — "И об этом я никогда не скажу ей".
В какой-то момент Иттрию стало действительно страшно, ему даже показалось, что он вышел на маленькую войну, чтобы отогнать эти навязчивые образы, и запрятать желание подальше в сундук, и запереть его на большой замок. "Не скажу". — и, как у мастера каменной физиономии, шансы того, что главная причина навешивания на лицо непробиваемого выражения на этот раз действительно останется тайной.
Несмотря на ожидаемый всплеск эмоций в связи с лицезрением магического ритуала, Иттрий не жалел, что настоял на своем. Он сам, своими ушами услышал точную клятву, а так же убедился в том, что ритуал пошел точно по плану, оговоренному в таверне. В свете последних событий второй пункт оказался для воина важным. Можно даже сказать, бальзамом на душу.
Одевшись, на этот раз потеплее, Иттрий и Рада вышли на улицу. Не за руку, но рядом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 10-Дек-2013, 18:26:40 | Сообщение # 1082    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Не смотря на не слишком поздний ещё вечер, за окном было уже ощутимо смеркалось. Погода была безветренной, но холодны воздух ощущался кожей лица, и руки без перчаток тоже мёрзли.
Рядом с Иттрием Рада шла молча, опустив взгляд себе под ноги, изредка украдкой глядя на спутника. Иттрий хмурился, едва уловимо, как всегда невозможно было определить, о чём он размышляет сейчас. Рада больше всего боялась, что после того, что она наговорила, их отношения неуловимо поменяются. Наверняка так и было бы, если оставить сейчас всё в голове, просто молча пересечь улицу и вернувшись в комнату лечь спать. Но оставлять этого нельзя было, и Рада решилась. Ведьма мягко взяла Иттрия под локоть, добавляя себе уверенности и сил:
— Прости меня, - негромко, но твёрдо сказала она. Пожалуй, сейчас девушка больше всего походила на нашкодившего Грога. Она бы и хвост поджала, если бы только был.
— Пожалуйста, не думай, что для меня это не важно. Очень важно, Иттрий. И я очень сожалею о том, что тебе наговорила. Прости меня, если это возможно, - что говорить дальше Рада не знала, Иттрий молчал, и она замолчала тоже. Молчание это было ужасной пыткой, и ведьма не знала, куда себя деть.
— Ко мне сегодня...Какой-то парень сегодня пытался со мной познакомиться, - поделилась Рада, — И, знаешь, это бы на руку, потому что я выскочила толком не одевшись, а он одолжил мне своё пальто. Иначе бы я, наверное, простудилась. Ещё он меня обнимал, но недолго, - эту фразу Рада произнесла аккуратно, — по дружески. Извини, мне это тогда было нужно.
Рада вновь посмотрела на Иттрия, надеясь хоть на какую-то реакцию.
— Скажи мене хоть что-то? - ведьма остановилась и высвободила руку из-под Иттриева локтя.
— Хотя бы "Я не хочу тебя больше видеть", мне и то станет легче, - нервно попросила она, изнервничавшись окончательно.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 11-Дек-2013, 00:50:55 | Сообщение # 1083    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Извини. Я сегодня дурной какой-то. — Иттрий провел ладонью по лбу, будто стирая из головы какие-то мешающие мысли. Воин прекрасно понимал, что молчание изводит больше всего, и сам больше всего нервничал ,если натыкался на молчание — но сейчас ему слова давались туго, Иттрий всего себя ощущал каким-то приторможенным.
Иттрий посмотрел Раде в глаза, постарался улыбнуться ей. Глазами, не губами. Получилось плохо, мешали посторонние примеси иных чувств, но тем не менее склонение к позитиву прочитать можно было.
— И ты меня прости. Я... на самом деле не думаю так, как сказал. Дурной мой язык. Мне очень гадко за мои слова.
Слова про незнакомого парня, который пытался познакомиться с Радой и даже обнимал ее недолго, Иттрий воспринял совершенно спокойно. Он безоговорочно верил Раде, и если она говорит, что ее отношение к объятию — дружеское, нужное, то значит так оно и было. Что при этом думал себе тот парень, было менее важно, если эти его мысли не изливались наружу.
Хотя некоторую грусть рассказ все-таки дал. Способностью читать чужие души Иттрий наделен не был, и не всегда знал, как ему подступиться к Раде: примет ли она с радостью его заботу, или же оттолкнет, отвергнет. И то, и другое уже случалось, а что произойдет в какой-нибудь определенной ситуации, Иттрий не всегда мог сказать наверняка.
— Я сам тебя всегда обниму, когда захочешь. — только и сказал Иттрий, ласково коснулся Радиной щеки, убрал с ведьминого лица за ухо черную прядь. На обратном пути его рука на секунду замерла.
— Подожди, ты сказала, что выскочила, не одевшись? А что, Рейнгольд не нашел тебя, не отдал кофту? Вот поганец... — надо сказать, что Иттрий совершенно не предполагал такой вариант, что Рейнгольд либо положит болт на его просьбу, либо ему надоедят попытки разыскивать Раду и он бросит это дело, либо он просто не сумеет ее отыскать. Волчонок, со всеми его недостатками, отличался одним очень важным достоинством: если он сказал, что что-то сделает, то он это сделает. Почему в этот раз вышло по-другому, Иттрий не знал.
— Так... А ты его сегодня вообще видела? — плохих подозрений было много. Рейн мог убить кого-то за сущий пустяк, показавшийся ему оскорбительным, и теперь был вынужден скрываться в лесу от расправы; он мог упасть на наледи и сломать себе ногу, или вообще расшибить голову; мог по каким-то причинам не удержать своего волка и теперь бегать где-то далеко, возможно, совершая ужасные дела.
Его могли пленить служители Короля.
Он мог оказаться хуже, чем думал о нем Иттрий, и просто-напросто он может сидеть сейчас в таверне и распивать чай, наплевав на все.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 11-Дек-2013, 14:51:17 | Сообщение # 1084    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада выдохнула с облегчением, когда Иттрий наконец-то заговорил. Значит, услышал, а это уже хорошо. После его немногословного монолога ведьма поняла, что не только услышал, но ещё и принял, и от этого стало намного легче.
На извинения Иттрия Рада ничего не ответила, только заглянула ему в глаза. Она успела переосмыслить всё, что он сказал ей, и теперь была с ним отчасти согласна: глупо было отрицать, что ведьма становилась с каждым днём всё уязвимей. Живот рос и уже был заметен, и девушка с ужасом понимала, что он будет становиться только больше, и настанет момент, когда она даже верхом быстрее чем шагом ехать не сумеет. Что они будут делать тогда, было неизвестно. Но пока ещё Рада могла за себя постоять. Аккуратно, но пока ещё могла, и старалась использовать эту возможность в полной мере при надобности. А сможет ли она хотя бы из лука стрелять на девятом месяце, ведьма не знала.
А ещё Раде подумалось, что и она достаточно холодна по отношению к воину. То есть, конечно, ни одного человека она никогда так не любила, но, наверное, могла бы быть поласковее и повнимательнее по отношению к нему. Мысленно ведьма пообещала себе, что постарается что-то с этим сделать.
Речь зашла о Рейне, совершенно внезапно, для такого разговора.
— Так... А ты его сегодня вообще видела? - спросил Иттрий, кажется, чем-то озадаченный.
— Рейна? Нет. Кажется, последний раз я видела его вчера вечером. А ты что, отправил его ко мне?
Ведьма тоже не могла поверить, что волчонок так просто мог исчезнуть, не выполнив просьбу. У него было множество недостатков, но среди них блистало одно неоспоримое достоинство: Рейн был очень надёжным товарищем. И тем страннее выглядела его пропажа.
— Как бы не случилось чего, - мрачновато протянула Рада. Мысли её мигом стали заняты положением бедовой головы волчонка прямо сейчас. Рада взяла Иттрия за руку.
— Идём. Спросим у Грога.
Грог мирно спал, когда его счастливый собачий сон прервала чья-то рука, опустившаяся на его голову. Ещё не открыв глаза он понял, что рядом с ним на корточках сидит Рада, а кроме неё рядом находятся ещё Арм, Иттрий, Лилия. И все эти люди были чем-то обеспокоены.
— Грог, ты видел Рейна?
— Сегодня с утра, - сладко потянулся пёс, отряхиваясь ото сна.
— С утра его все видели. Нам нужно его отыскать. Ты поможешь?
— Спрашиваешь, - простодушно фыркнул пёс. Конечно он поможет.
Однако, Грога и всю компанию ожидал сюрприз. Ещё когда Рада с Иттрием возвращались на постоялый двор, вместе с вечером с неба начал валить с неба снег. А пока компания разыскивала Рейна внутри, пока решались вопросы, кто и когда видел его последний раз, снегопад разошёлся не на шутку и застелил свежим снегом все дороги, скрыв все ранее существующие запахи. Грог отчаянно рыл носом снег, чихал, тёр лапами нос и морду, снова окунался в снег, но всё тщетно — учуять Рейна было невозможно. То же самое происходило и с Ямертом. Он сразу понял, что даже в волчьем облике не сумеет отыскать следов волчонка. Рада отвела всех к месту своего дневного уединения, разделённое с Юларом, но и там тщательный обыск не дал никаких результатов.
— И где нам его искать? - спросила Рада у присутствующих, — Есть идеи?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 12-Дек-2013, 17:37:58 | Сообщение # 1085    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Все указывало на то, что Рейн действительно попал в беду, а не ушел в самоволку. Во-первых, ни в комнате Рейна, ни в комнате Рады не удалось отыскать ведьминой кофты. То есть волчонок домой не заходил. Не пошел же он на долгую прогулку, прихватив с собой немаленькую, ненужную ему вещь. Выкинуть Радину вещь в сугроб он тоже не мог. Впрочем, так же как и не мог просто наплевать на свое обещание и уйти развлекаться. Едва появившись в числе возможных, эта версия очень скоро исчезла по причине своей наиминимальнейшей вероятности.
Никто не видел Рейна с утра. К делу привлекли Грога, однако из-за выпавшего снега чуткий собачий нос оказался бесполезен.
— И где нам его искать? Есть идеи? — озвучила Рада терзающий всех вопрос, когда выяснилось окончательно, что Грог совершенно никак не может помочь.
Дело было щекотливое. Рейн действительно мог не попасть в какую-то беду, а сам натворить ее. Так же нельзя было исключать вариант, что его отловили королевские прихвостни, и собирались выманить на Рейна всю компанию, как когда-то на Рунику. Прежде чем поднимать тревогу, надо было постараться узнать хоть какие-то свежие деревенские новости.
К сожалению, вызнать их можно было только у старосты. На то, что он не является участником возможного сговора против компании, если в пропаже Рейна виноват Король, можно было только надеяться.
Бесцеремонно постучавшись в ближайший дом, путники узнали, где обитает староста, и немедленно направились к нему.
Стоит ли говорить, что старик Шавель был совершенно не рад открывать свой дом чужакам глубокой ночью, но делать было нечего: таковы обязанности главы деревни. Старик встречал гостей в ночной рубашке в цветочек, в широких разношенных тапочках и с гримасой бесконечного раздражения на лице.
— Сегодня никто не находил трупов? — с наскоку спросил Иттрий, пока что-нибудь не спросил староста.
— О боже, нет! — Шавель едва ли руки к небесам не возвел, — вы что, разбудили меня, чтобы задать такой нелепый вопрос? У вас что, кто-то умер?
— Не знаю. Мальчик пропал. — «Так, значит рядом с деревней Рейн никого не выпотрошил, иначе староста вел бы себя не так».
— И давно? — с мукой в голосе спросил Шавель.
— Утром исчез.
—Кхе. Эка невидаль. — фыркнул староста, — да шалопай наверняка Дунькины сиськи тискает на сеновале или пивка попробовать вышел, да не рассчитал. Все они такие, малолетки, безответственные разгильдяи, а родители потом мучаются и добрых людей почем зря из кровати вынимают. Ладно, подождем денек-другой, и если малец не найдется, заполним форму, и…
Терпение Иттрия лопнуло. Резко шагнув по направлению к Шавелю (тот инстинктивно отпрыгнул назад), воин выкинул вперед руку, над самым плечом старика, и упер ладонь в стену. Старик оказался между Иттрием и стеной и был вынужден со страхом смотреть в глаза воина, задирая свою голову кверху.
— Вы что себе… — неуверенно запищал он, но Иттрий его перебил.
— Пропал ребенок. Исчез, испарился. Тот, который НЕ пьет пиво, НЕ тискает сиськи и НЕ имеет манеры безответственно исчезать так надолго, бросив все дела. Случилась беда, ты меня понимаешь? И что ты будешь делать по этому поводу прямо сейчас, а?
Старик что-то залопотал, тихонько так и путанно, даже Иттрий не мог разобрать что, хотя стоял к Шавелю совсем впритык.
— Люди, ммбр, хвылли… еи. — и еще с полминуты в таком духе, пока старик наконец не совладал с собой. — Людей, говорю, нет! Стражника всего два, они и с воротами-то не справляются, спать им тоже когда-то надо. А остальные селяне — люд простой, и ночью не могу я никого за ворота отправить, волки тама… А домой вашего мальчика никто не прибрал, на ночлег там или еще что, мне о таких вещах всегда отчитываются.
Иттрию вспомнилась прошлая деревня, где стражник, едва заслышав о том, что мальчик всего как час потерялся за воротами, хотел сразу же поднимать людей на поиски. А тут… Тьфу. Не будь Шавелю хорошо за восемьдесят, Иттрий непременно разукрасил бы своим кулаком его лицо.
Воин отступил на шаг назад, высвободив Шавеля. От этого человека никакого толку не было, это было совершенно очевидно.
Покинув жалобно постанывающего от испуга и недосыпу старосту, компания вышла из его дома.
— Вы правда думаете, что ему отчитываются, когда приглашают на ночь к себе домой чужака? — с огромным сомнением в голосе спросила Мира. Ей бы очень хотелось, чтобы в пропаже Рейна была виновата относительно мелочь, и менее всего ее расстраивала версия, в которой Рейн ломал ногу на наледи и сидел сейчас у кого-нибудь дома, его бы там забинтовывали и поили чаем, и говорили не уходить никуда на ночь глядя, а подождать до завтра.
К сожалению, верить в эту версию она не могла. Рейн был настолько упрям, что на зубах бы и вопреки всем до дому дополз. Куда правдоподобнее казались жуткие версии о встрече Рейна с бандой хулиганов, о его сломанной на лестнице шее, да даже о живущем в деревне безумном маньяке.
— Нет, конечно. Сомневаюсь, что у этого Шавеля есть хоть какой-то авторитет в деревне. — молвил Иттрий, — а людей мы поднимем сами. Не может быть, чтобы никто не откликнулся. Возьмем факелы, прочешем все закоулки, все подвалы, и ближайший лес с другой стороны забора.
Сделав так, компания будто бы по мегафону объявила в деревне о своем наличии, что было в их положении совсем нежелательно. Но на кону стояла жизнь Рейнгольда, и больше ничего не оставалось.

…Тем же числом, через час после рассвета.
— Юлар. Юююю-лааар. Юлик, Юлик, лапушка, открой глазки. Ю-лаар.
Застонав, Юлар отнял от подушки взлохмаченную голову и одним глазом посмотрел в сторону монотонно призывающего его голоса.
— Ты такой милый, когда спишь. — хихикнула Адда. Сестренка стояла с обратной стороны зеркала, приложив ладони к поверхности стекла, и видеть ее было можно почти в полный рост. Несмотря на то, что рассвело только час как от силы (а поздней осенью такие часы уже были очень рабочими), Адда была при параде. Тонкие брюки, обтягивающие стройные ноги, блузка с глубоким вырезом, совершенно беспардонно приоткрывая ложбинку между большими, безумно аппетитными грудями, и приталенный коричневый кардиган. Воспитывать сестру по поводу одевания было совершенно бесполезно, тем более младшему брату, и Юлару ничего не оставалось, кроме как смириться и смотреть Адде только в глаза.
—Я тебя тоже очень люблю. — хмуро сказал Юлар, вылез из-под теплого одеяла и подошел к зеркалу, в чем был, то есть в одних панталонах. Адда захихикала. — Что случилось, Адда? Что за срочный вызов?
Для Адды, пусть даже и довольно сильного теневого мага, совсем непросто было заглядывать в чужое, незнакомое зеркало, точно неизвестно где расположенное, ориентируясь лишь на рядом спящего хозяина. Чтобы вначале создать, а потом поддержать такую связь, Адде требовался как минимум вместительный энергетический амулет. Просто так такие вещи не тратятся, а, значит, повод визита Адды был очень серьезным.
— К нам тут часа три назад твой ворон прилетел. — сказала Адда, небрежно поправив почти белые, с легким золотистым оттенком, как у брата, волосы. — отец переполошился, и как только рассвело, побежал показывать совету твое письмо. Они явно были взволнованны, и дали много инструкций, ты все их прочитаешь в письме. Эдгар вылетит сразу, как проспится. А я здесь по папиной категоричной просьбе. Он очень боится, как бы ты не наломал дров, как в тот раз. И совет боялся, но отец за тебя поручился. В итоге на ближайшее время это полностью твои преступнички. Очень важное требование, Юлик, умоляю! Они должны быть взяты живыми. Большая часть — по возможности, а Рада и Иттрий — обязательно. Да, а Иттрий — это же мой Иттрий, правда? Хи-хи, передай ему чмоки, лапочке. Вот так. Пока просто не упускай их из виду, клином всадись в их группу, а что потом делать, в письме прочтешь. Ладно, солнышко, амулет уже дохнет, не смогу с тобой поболтать. Спать меньше надо было. Целую.
Адда приложилась лицом к стеклу, оставила на нем алый поцелуй и испарилась. След от ее губ испаряться не спешил, и Юлар, вздохнув, потер зеркало ладонью. Да что толку — след-то оставили с обратной стороны.
«Ладно. Вклинюсь как-нибудь. Наверное, надо придумать какую-нибудь жалостливую легенду, что мне здесь плохо, никто меня не ценит и мне тут совсем нечего делать. Вот только досплю, поем, и тут же пойду и вклинюсь.» — сумбурно подумал Юлар, лицом вниз упав на свою кровать. Знал, впрочем, что уже не уснет: у юноши еще с детства были серьезные проблемы со сном, после того самого дня, когда на его глазах оборотень разорвал его мать. Юлар часто подолгу не засыпал, вот как сегодня, а если его кто-то будил, то он почти никогда не мог заснуть снова. К слову, заснуть сегодня ему помогло только сильное снотворное, которое вырубало быстро, глубоко и надежно. Потому Юлар и не слышал никаких криков, что стояли сегодня ночью на улице, когда полдеревни бегало и разыскивало Рейнгольда. Конюшонок бы мог растолкать парня, неся свою важную весть, а вот крики за окном — никак нет. Вот и Адда его долго будила, и то много позже активных розысков волчонка.
Но сейчас Юлар чувствовал себя измотанным, и, несмотря на то, что уже было утро, хотел хотя бы полчасика еще поваляться.
А Рада и Иттрий навряд ли куда уедут сегодня. У Юлара все было на мази: еще вчера он вышел на лошадей компании, и договорился с конюхом, довольно дорого договорился, чтобы тот немедленно послал сюда мальчишку, как только лошадей запросят, а самих лошадей на полчасика где-то подзадержал. Мальчишка не прибегал, а, значит, лошади в конюшне еще стоят и никуда не собираются, равно как и их обладатели. Пешком отсюда никуда не уйдешь.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 15-Дек-2013, 03:25:28 | Сообщение # 1086    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Отлично, - ворчала недовольная всей этой ситуацией Рада, — Прощу было сразу отправить весточку в Столицу, где мы есть и в каком мы положении.
Грог молчаливо покосился на подругу, но ничего не ответил. Сам прекрасно понимал, что ворчит она исключительно потому, что нервничает не на шутку. Иного выхода у компании всё равно не было.
Не вся деревня поднялась на поиски пропавшего мальчика, но активисты отыскались, и с каждым часом становилось их всё больше. Отправили всадников прочесать лес вблизи, пустили собак по следу, но те натыкались на то же препятствие, на которое наткнулся Грог ранее. Кто-то просто сочувствовал, но в поисках не участвовал, а кто-то пустил слух, что мальчика уволок какой-то страшный зверь, который охотится за детками.
Проблема заключалась в том, что пропорционально нарастающим оборотам поисков росли и препятствия. Рада озябла и вернулась в комнату, накинуть лишний свитер. Но только она ступила на порог, её взору открылась странная картина: внутри находился Арм, которому велели ждать волчонка и вестей о нём именно тут, а напротив Арма стояла потрёпанная худая женщина в возрасте, цепко держала за запястье худого темноволосого подростка. Подросток молчал, понуро опустив голову, а женщина что-то пылко доказывала Арму.
— Но это не Рейн! - первая фраза, которую услышала Рада из уст крестьянина, зайдя внутрь.
— Ну как же нет? Волосы тёмные, рост подходит, берите!
— Да что же я, не узнаю того, кто мне нужен?
— Да что ты перечишь, дурень, бери, говорю, ваш пацан! - уверяла женщина. Видимо, она уже долгое время зачем-то пыталась впихнуть Арму вместо пропавшего волчонка какого-то неизвестного пацана.
— Да зачем он мне? Мне этот не нужен! - отпирался Арм, чуть ли не суеверно открещиваясь.
— Да какая тебе разница вообще, - заорала баба так, что стёкла задрожали, — Нужен вам пацан, так вот, берите!
— Да ты чокнутая!
Рада не стала вмешиваться, быстро поднялась на верх, забрала свитер и снова вышла на улицу.
Вся ночь прошла в поисках, а результатов никаких. Рейна как след простыл. С каждым часом нарастало волнение и в голову лезли самые страшные мысли, но отступать не хотелось. Ближе к утру люд разошёлся по домам, пообещав продолжить поиски завтра. Большая часть компании тоже решила, что искать Рейнгольда в плохом самочувствии — идея дурная, а значит, лучше поспать.
Рада уснуть так и не могла. Слишком тяжёлые мысли были по вискам и не давали заснуть. Как стало светлеть, девушка решилась ещё разок - другой пройтись вдоль домов, найти хоть какую-то зацепку. Не было никакой уверенности, что что-то отыщется, но слабая надежда оставалась. Чёрт побери, до хоть бы кости уже отыскать, так и этого нет.
Ведьма тихонько оделась и выскользнула прочь, прихватив с собой сонного Грога, и вместе они пошли вдоль домов. Грог, хоть знал, что это бессмысленно, то и дело нюхал всё кругом, в надежде уловить хоть намёк на запах волчонка.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 15-Дек-2013, 13:18:46 | Сообщение # 1087    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Ночь прошла быстро и сумасбродно. Иттрий пытался руководить толпой крестьян, чтобы поиски охватили как можно большую площадь, и каждый не перепроверял по сто раз один и тот же куст и не обходил стороной какой-нибудь полуобвалившийся погреб. Крестьяне, в общем, слушались, и их действия имели какой-то лад. Всю ночь деревню освещали факелы, по переулкам бегали люди, что-то кричали, кого-то звали, несколько всадников даже выехали осматривать лесные дороги. Но все было тщетно. Волчонка и след простыл.
Утро встретило путников на редкость недобро.
Та крошечная надежда, что Рейнгольд все-таки объявится сам, истаяла вместе с наступлением полудня. Крестьян-энтузиастов тоже больше не осталось, все разошлись по домам.
Лилия, зайдя в таверну выпить воды, придремала прямо за столом, сложив на столешницу руки и уткнувшись в них лбом. Она часто передергивалась во сне, и если бы не Арм, сидящий рядом и поддерживающий ее, она, возможно, упала бы куда-нибудь под стол.
Иттрий так и не заходил в дом. Когда последний из сельчан, хлопнув его по плечу и выразив свое сочувствие, ушел спать домой, воин продолжил медленно бродить по улицам, уже совершенно бессмысленно, непонятно на что надеясь. Возможно, на то, что в деревню срочно прибудет какой-нибудь сильный маг, способный отыскать Рейна по его вещи. Или некромант, что уж, уверит в том, что поиски бесполезны. На что угодно, лишь бы домой не возвращаться — ведь это значило бы признать поражение и признать, что шансов отыскать Рейна уже нет.
К часу дня кое-что все-таки произошло.
— Господин! Господин! — окрикнул кто-то Иттрия сзади. Воин обернулся, остановился. К нему спешил мужчина лет шестидесяти, рядом с которым в ногу поспевал очень пушистый, крупный белый пес.
— Вот... — пожилой мужчина протянул Иттрию какую-то скомканную, грязную тряпку. Воин не сразу узнал в ней Радину кофту, и не сразу разглядел на ней среди прочей грязи отчетливо кровавые пятна.
Пока Иттрий с пустым лицом вертел в руках кофту, хозяин белого пса пояснил свою находку.
— Я вывел Вовку погулять. Буквально полчаса назад, ночью же бегал вместе со всеми, искал вашего мальчика, не до пса было, ага. А зря. Вовка прямо от двери забеспокоился, прыгнул вперед и принялся снег копать. А там вот эта кофта, и кажется пятна на ней кровавые... Я стал Вас искать. Вашего мальчика кофта..?
— Да. — Иттрий рывком прижал к себе кофту, закрыв глаза. Порыв был мимолетный, уже спустя секунду-другую воин открыл глаза, перехватил кофту одной рукой, отстранил ее от себя. Очень больно ударила мысль, что теперь уже почти нет надежды найти Рейнгольда живым. — покажи мне это место.
— Сын ваш, а? — сочувственно спросил хозяин Вовки. Иттрий ничего не ответил. — пойдемте, покажу...
Подворотня, в которой Вовка откопал Радину кофту, была совсем захолустной и убогой. И, к сожалению, люди уже осматривали ее и близлежащие подвалы. Польза Вовки кончилась у места находки кофты: дальше пес терялся, все следы засыпало, а кофту же он нашел только потому, что буквально прошелся по месту скопления крови. Снег вокруг раскопали, но больше ничего не нашли. По второму разу осмотрели подвалы вместе с Вовкой — но тоже ни малейших следов.
Иттрий поблагодарил селянина за все, рассеянно провел рукой по Вовкиной белой шерсти, и пошел куда-нибудь. На полпути "куда-нибудь" определилось к постоялому двору.
Почти перед самым домом Иттрий встретил Раду с Грогом, которые тоже уже возвращалась. Ведьма сразу поняла по лицу Иттрия, что он нашел что-то плохое, ну а Иттрий в свою очередь не стал скрывать, что именно, и протянул Раде грязную тряпку — ее кофту.
— Чья на ней кровь, Грог? — тихо спросил Иттрий у пса.
Рада сунула ему под нос кофту, и Грог, едва поднеся к ней нос, тут же определил:
— Рейнгольда.
— Где ты ее нашел? — тоже тихо спросила Рада у Иттрия.
Иттрий стал рассказывать. О том, как его нашел пожилой мужчина, как его пес ранее выкопал кофту, и как потом сызнова обследовались окрестности места находки.
За этим рассказом парочка как-то пропустила, что неподалеку от них замер в нерешительности недавний Радин знакомый. Юлар хотел было отыскать в таверне Раду, чтобы показать ей, где живет местный кудесник, однако же Рада отыскалась раньше. Она говорила с мужчиной, в котором несложно было узнать Иттрия, тем более что он стоял к Юлару, показывая приметный левый профиль. Рядом с парочкой еще стоял огромный черный пес. И вот у всех троих — да-да, и у пса, — были до того сбитые с толку, вымученные, скорбные лица, что Юлар сам сбился с толку и не знал, как ему теперь быть и что делать. Заболел чумой у них что ли кто-то?
Однако, пока Юлар переминался с ноги на ногу, его присутствие обнаружила Рада. Вдохнув, Юлар подошел к ней, как-то виновато заглянул в ее глаза.
— Здравствуй, Рада. И вам здравствуйте. — Юлар посмотрел на Иттрия. В глазах парня читалась совершенно искренняя растерянность.
"Ладно, стоит рискнуть".
— А... э... У вас что-то случилось? Я могу чем-то помочь?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 15-Дек-2013, 15:00:23 | Сообщение # 1088    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 16-Дек-2013, 07:32:20

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Одиночные Радины поиски, конечно, никакого результата не дали. Уставшая от волнения она уже возвращалась обратно, как встретила Иттрия. Воин был не один, а с новостями.
Наличие окровавленной кофты с одной стороны радовало тем, что это была хоть какая-то зацепка. С другой, наличие кровавых пятен не вселяло светлых надежд, а напротив, только укореняло мысль о том, что мальчик серьёзно пострадал или вовсе мёртв. Сжимая в руках находку ведьма уже мысленно перебирала в памяти возможные варианты магического вмешательства в поиски на крови. Вариантов, известных ей, было не так много, и почти все не подходили — требовалась свежая кровь, а эта уже засохла бурыми пятнами. Тем хуже, что найденная кофта хоть и была каким-то долгожданным следом Рейна, но только ещё больше путала карты, так как никакой конкретики в себе не несла, и можно было продолжать строить догадки, только теперь уже куда более страшные. Утешаться мыслью, что Рейнгольд просто загулял в лесу теперь уже было невозможно.
В какой-то момент краем глаза Рада заметила Юлара, он стоял чуть в стороне от них и смотрел слегка растерзанным взглядом. Как только ведьма обратила на него внимание, парень приблизился и поздоровался.
— Юлар...Иттрий, это...
— Я слышал, - ответил воин, глядя на незнакомца, в то время, как Грог аккуратно обнюхивал его, — Иттрий. - Протянул руку для знакомства. Юлар в ответ протянул свою ладонь и мужчины обменялись короткими рукопожатиями, после чего блондин вновь обратил взор на ведьму, с застывшим вопросом в глазах.
— А... э... У вас что-то случилось? Я могу чем-то помочь?
— Если бы только мог, - горько сказал ведьма, прижимая к себе кофту, — Наш друг пропал. Уже давно. Мы не знаем, где его искать и..
— Что это у тебя? Ну-ка, дай сюда, - Юлар мягко взял у Рады из рук окровавленную кофту, задумчиво помял её в руках.
— Это его кровь? - Рада кивнула, наблюдая за тем, что делает её новый знакомый. Взор Юлара на мгновение затуманился, после чего он поднял голову и пристально взглянул на ведьму, слегка нахмуренный, будто озадаченный какой-то сложной мыслью. Парень рассеяно огляделся, высматривая что-то в полуденном свете, а после уверенно указал пальцем куда-то в сторону.
— Туда. Идём со мной, - он взял ведьму за руку и уверенно повёл вперёд вдоль деревенских домов. Свой путь Юлар видел на несколько шагов вперёд, и знал, что вон из-за того поворота сейчас появиться высокий мужчина со шрамом на лице.
— Ямерт, - молвила Рада, когда оборотень выскользнул из-за поворота и непонимающе уставился на неё. Проводив взглядом блондина, он молча присоединился к Иттрию.
— Куда мы идём? - спросила ведьма, на что провидец только шикнул, уверенно продолжая путь и не выпуская из рук ни Радиной ладони, ни кофты. Где-то сворачивал, где-то шёл прямо, где-то ненадолго останавливался, а после снова продолжал путь. Так шли довольно долго, почти до самого конца деревни, пока наконец Юлар не остановился у старого дома, а точнее, у дверей погреба.
— Там, - парень кивнул на запертые двери, — Ещё живой. Но вам лучше поторопиться.
— Откуда ты знаешь? - ничего не понимая спросила Рада, отодвинувшись и давая возможность Ямерту и Иттрию снести хлипенький засов.
— У меня есть дар предвидения. Я уже пользовался им, общаясь с тобой, - Юлар слегка виновато улыбнулся и пожал плечами. Рада не успела ничего ответить, двери погреба открылись и мужчины спустились вниз, следом за ними нырнула и ведьма.
— Рейн! - мальчик лежал на холодном земляном полу без сознания и избитый. На лице запеклась кровь, и, если он так долго пролежал тут, наверняка уже застудил что-то. Это первая мысль, пришедшая в голову ведьмы, после радостной благодарности всем известным богам.
Ямерт склонился над волчонком, слушая его дыхание.
— Живой. Нужно отнести его в тепло, - и подхватил паренька на руки, выбираясь из погреба.
— Хотелось бы мне знать, кто это сделал, - тихо прошипела Рада осматривая помещение, которое, впрочем, никак не намекало на природу своего хозяина. Дома, судя по всему, тоже никого не было, иначе бы уже хозяева давно явились.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 15-Дек-2013, 20:40:16 | Сообщение # 1089    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Знакомство с Юларом получилось совершенно неожиданным. Вот он подошел, вот Рада представила его и Иттрия, вот мужчины пожали друг другу руки... а дальше случилось чудо, как если бы вдруг в деревню по спецзаказу явился маг вне категорий. Случившееся чудо было не хуже: Юлар оказался провидцем, Иттрий сразу узнал этот затуманенный взгляд, эти характерные действия для вызова нужного образа. Позже парень подтвердил догадку воина.
— Постой! Как ты мог быть не в курсе, что потерялся ребенок, если его ночью с криками вся деревня разыскивала? — спохватился Иттрий, когда Юлар начал идти по следу. Такое неведение было мягко говоря странным, шум поисковые команды поднимали адский.
Щеки Юлара заалели.
— Я снотворное пью. — признался он. — а теперь помолчите, пожалуйста, Иттрий, Вы мне мешаете.
Сколь бы Юлар благоразумным ни был, но от маленькой мести в виде "выканья" Иттрию он не удержался. Знал, что катастрофы не будет, и на плохой счет его за это никто не запишет, так что можно чуть-чуть и побезобразничать.
По пути к команде присоединился Ямерт.
Через какое-то время Юлар привел компанию в запрятанному в глубинах деревни погребу и уверенно сказал, что Рейн там, живой. Иттрий и Ямерт снесли дверь, и вместе с Радой побежали по лестнице вниз, где действительно обнаружился Рейнгольд, без движения лежащий на полу в неестественной позе. Первое, что бросалось в глаза — правая нога, неестественно согнутая в колене. Лучше бы это был вывих.
— Рейн! — Рада первая склонилась над мальчиком, но Иттрий и Ямерт припозднились не сильно. Вблизи стало видно, что Рейн избит целиком и полностью, весь в кровоподтеках, и дышит очень нехорошо: прерывисто, с глубокими грудными хрипами. Но дышит.
К вящему неудовольствию Иттрия, Ямерт поднял мальчика на руки и вынес его из погреба. Ясно, что это сделать надо было, но Иттрий предпочел бы сделать это сам. Все-таки Рейн ему как родной был, да и сам Рейн навряд ли обрадовался, если бы очнулся на руках едва знакомого человека.
— Хотелось бы мне знать, кто это сделал, — прошипела Рада. Иттрий бегло осмотрел помещение, но в нем вообще ничего не было: только пол, стены и потолок. Мебели никакой, да даже пуговицы никакой на полу не валялось, хотя разглядеть что-то настолько мелкое в темном погребе было сложно.
— Дом рядом — развалюха. Навряд ли в нем кто-то живет. — сказал Иттрий, — но не было бы лишним заглянуть туда. И соседей спросить, не приближался ли кто в последние дни к погребу.
Сказав это, Иттрий поспешил наверх, на улицу, и первым же делом потребовал Рейнгольда к себе.
— Так, Ямерт, давай его сюда. — очень осторожно Ямерт переложил Рейна на руки Иттрия. Иттрий дунул на лицо мальчику, убирая с его лица слипшуюся от крови прядь волос. В дневном свете лицо мальчика выглядело просто ужасно. А как, должно быть, болело его тело! Наверное, то, что Рейн был без сознания, было его спасением.
Юлар осторожно приблизился к мальчику.
— Я крайней удивлен, что он протянул до сих пор... — начал было он, ничего не зная об оборотнической природе мальчика. Пока.
В этот момент Рейн очнулся. Застонав, он приоткрыл один глаз — второй, опухший, был склеен гнойной коркой.
— Иттрий? — Рейн даже не поверил сначала. Произнести имя вслух далось ему с болью, и волчонок глухо застонал, снова крепко зажмурился. Вся боль накатилась на него, сжимала в тиски и рвала, и одновременно с этим на волчонка нахлынуло счастье. Он уже успел попрощаться с жизнью, когда приходил в себя в погребе, и не верил, что кто-то его здесь найдет. Сам он выбраться не мог никак — он даже пошевелиться едва мог.
Счастье, отхлынувший страх смерти, дикая боль — Иттрий успел заметить блеснувшие из-под век слезы, прежде чем волчонок дернулся и уткнулся лицом ему в грудь, одновременно выражая и любовь, и пряча ото всех свои слезы.
— Тшш. Спокойно лежи. Вообще не двигайся. — Иттрий постарался поудобнее перехватить Рейна, чтобы тому было комфортно.
— Я... Я пытался перекинуться. Но не мог. Они ударили меня сзади, и... — судорожно заговорил Рейн. Юлар очень внимательно это выслушал и сделал выводы.
— Тихо, тихо, не говори ничего. — остановил волчонка Иттрий. Дело было не в Юларе, а в том, что Рейну сейчас физиологически не стоило пытаться говорить.
— Я... черт, жжет.
Настолько быстро, насколько это было возможно, чтобы не растрясти Рейна, компания вместе с Юларом пошла к постоялому двору. Там была Лилия, там была Радина сумка с лекарствами — то, что было сейчас необходимо волчонку.
По пути тот провалился в полубредовое состояние и больше не осознавал, что находится вокруг него и где он вообще. Рейн пытался дергаться, бормотал что-то бессвязное, стонал и всхлипывал.
— Нам надо уходить отсюда, пусть даже и в ночь. — сказал Иттрий Раде. Юлар шел себе рядом и шел, не до него пока было. — мы устроили слишком шумные розыски. Но только как с Рейном..?
Тут вмешался Юлар.
— Вы на телеге не проедете никуда, дороги замело. А на лошади Рейн, кхм... В общем, старик Алонсон, которого вы искали, владеет лачугой в лесу. До нее часа три пешком идти. Обычно он живет в ней летом, но за некоторую сумму пустит вас там пожить сейчас. И сам останется с вами — я вижу, что вам по каким-то причинам это важно. — "И знаю, по каким: вы боитесь, что он останется в деревне и тут же сдаст вас Королю, если возникнет надобность". — Поможет с лечением, он кое-что умеет. Я тоже могу остаться, помочь, чем смогу.
"Пешком идти? То есть на лошадях не пройти? Отлично. Эта лачуга — западня. Но даже туда лучше уйти, чем остаться здесь, в самой деревне. А уехать пока не получится — Рейн совершенно нетранспортабельный. И, кстати, кто такой старик Алонсон?" — подумал Иттрий, а вслух сказал:
— Мы подумаем, Юлар. Спасибо, что помог найти Рейна. Мы в долгу перед тобой.
Юлар мило улыбнулся, чуть склонив голову к одному плечу.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 17-Дек-2013, 08:11:25 | Сообщение # 1090    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 17-Дек-2013, 15:11:50

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Юлар проводил компанию до постоялого двора, где, распрощавшись с Иттрием, уходить не поспешил. Глядел на Раду, уже зная, что она у него спросит.
— Спасибо, ты очень нам помог, - сказала ведьма коснувшись его руки, — Ты мог бы ещё кое что сделать?
— Да, я вас провожу, сами вы заплутаете в лесу, - кивнул он, слегка улыбнувшись. Рада благодарно заглянула ему в глаза и поторопилась внутрь, за Иттрием и Ямертом.
Рейна уже подняли наверх и уложили на кровать. Мальчик пришёл в сознание, но был слаб и едва мог разлепить глаз, единственный, который функционирует. Ведьма скинула куртку, бросила её куда попало и схватила свою сумку. На первый взгляд неясно было, за что вообще хвататься, мальчик был сильно покалечен. Из того, что сразу бросалось в глаза, это явно сломанный нос, синий и опухший, разбитые губы и ссадины на лице. Ведьма смочила салфетку и аккуратно стёрла кровь с лица. Кровь стиралась плохо, успела засохнуть, и Рейну было больно от одного прикосновения. Девушка порылась в сумке и достала оттуда какое-то неизвестное растение, длинный и почерневший без солнца и воды лист. Рада мягко коснулась щеки Рейна, затем губ, молча прося его открыть рот. Прежде чем мальчик принял из её рук временное обезболивающее, которое ведьма когда-то уже давала Мире, он слабо поднял руку и сжал её запястье.
— Жжёт, Рада, - еле различимо пожаловался он, и рука обмякла. Ведьма не поняла, что именно жжёт, коснулась рукой лба. Жар у Рейна был, это логично, но ведь не может его так жечь только из-за жара? Пока Рада соображала, стоявший рядом Ямерт хмуро потёр висок и молча отодвинул ведьма за плечо. Оборотень осторожно ощупал Рейнову одежду, засунул руки в карманы, бегло осмотрел голову, но ничего видимо важного не отыскал, пока не догадался заглянуть под ворот рубахи. Сунул руку внутрь, неглубоко, за что-то схватился и с силой дёрнул. Послышался треск ниток и тонкий противный писк, Ямерт извлёк на свет нечто, больше всего похожее на почерневшую круглую монету с лапками.
— Что это? - спросила Рада, вернувшись к Рейну, как только Ямерт отошёл.
— Паразит, - ответил он, без пояснений. Тварь в пальцах кузнеца отчаянно болтала лапками и противно пищала, а сам Ямерт отчего-то морщился и едва различимо шипел, пока не перехватил её поперек и с треском не сломал пополам.
Рада не стала вдаваться в подробности, сейчас было дело поважнее. Ведьма, сколько могла, освободила Рейна от одежды, сунула наконец лист ему на язык, и горько поцокала языком.
— Три ребра сломано и вывих колена, нужно вправлять, - даже при беглом взгляде на тело волчонка были видны неестественно выпирающие кости в районе грудины и ниже. Вообразив на секунду, как сейчас Рейну будет больно, девушка на зажмурилась. Но выбора всё равно не было, оставлять всё так, как есть, было нельзя. Рада мягко положила ладони на корпус волчонка, нашла нужное положение и резко надавила вниз. Послышался хруст и Рейн дёрнулся и застонал. Рада не останавливалась, продолжала, пока не довела всё до конца, стараясь делать всё быстро, чтобы не превращать процедуру в пытку. Последней стадией было больное колено, пожалуй, самая болезненная часть. Когда она закончила, мальчик последний раз дёрнулся, глаз сам собой широко раскрылся и веко медленно опустилось. Рейнгольд потерял сознание.
— Лилия! - позвала ведьма. Теперь был выход знахарки, умеющей невероятное.
Ямерт с интересом наблюдал за тем, что делала светловолосая знахарка, смотрел на её руки и лицо, то на Рейна, то снова на неё. То, что Лилия знахарка, он знал, а что она умеет был не в курсе, и теперь мог воочию наблюдать то, чего никогда не видел и относил к разряду чудес. Он не мог точно объяснить, что делает женщина, но было похоже, что она будто бы питает раненого мальчика собой, своей жизненной силой. Он был недалёк от истины.
Когда Лилия закончила, было видно, что она опустошена, лицо побледнело и глаза слегка потускнели. Оборотень, опасаясь, что она упадёт, мягко взял её под локоть и усадил на кровать.
Рейн не пришёл в сознание, но теперь дышал ровно и спокойно, это обнадёживало. Разбираться с мелкими травмами времени не было, нужно было скорее убираться, и Рада только и сделала, что крепко зафиксировала ему бинтами корпус. Этого тоже было недостаточно, нужно было фиксировать жестче, но сейчас не было ни времени, ни возможности сделать это.
— Рейна придётся нести, верхом он не уедет, — констатировала она, не теряя времени и собирая вещи. Ямерт коротко взглянул на Иттрия. Он не претендовал на роль героя-спасителя, но понимал, что Нести Рейна одному Иттрию будет тяжело, так что ему придётся помочь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 17-Дек-2013, 19:34:01 | Сообщение # 1091    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий встретил взгляд Ямерта, сразу понял причины невысказанного полувопроса в нем, коротко кивнул. Как там Юлар говорил? Часа три пешком идти? И это в холод, по рыхлому снегу, по лесной дороге? Даже если брать в помощь не только Ямерта, но и Арма, чьих крестьянских сил тоже должно хватить на какое-то время, будет очень тяжело. Придется меняться, передавать мальчика из рук в руки. Это уже было хорошо, правильно, рационально, и совсем иная ситуация, чем та, когда Иттрий перетянул инициативу героя на себя. Тогда он еще не знал, как пострадал Рейн, и выживет ли он вообще, Иттрий сильно переживал, чувствовал свою косвенную вину за то, что отправил Рейна с этой дурацкой кофтой, вместо того, чтобы пойти к Раде вместе в волчонком или вообще попробовать отыскать ведьму самому. Иттрию было важно самому позаботиться о Рейнгольде, доставить его в безопасное место. Ну и плюс ко всему нельзя было забывать, что Ямерт пока не входил в круг доверия, и то, что он один понес куда-то раненого волчонка, не могло не напрягать.
В дверь постучали, потом ее открыли, и на пороге комнаты возник Юлар. В его руках был небольшой коричневый чемоданчик, который парень скромно поставил у стенки.
— Надо пойти, договориться с Алонсоном. — негромко сказал он. — я покажу, где он живет.
— Пойдем. — на роль парламентера Иттрий вызвался добровольцем. — Постараюсь побыстрее, а вы пока сумки соберите.
Сумки было не разложены, однако компании стоило откопать из них теплые вещи и надеть их на себя, и тогда уже окончательно завязывать узлы. Зима уже начиналась.
Юлар вышел из комнаты, на секунду показав компании длинный шест за своей спиной. Иттрий, который пошел за юношей, смог разглядеть его оружие получше. На первый взгляд оно казалось простым посохом странника, но только на первый. Шест был укреплен металлическими вставками, на головке было какое-то тонкое, непонятное крепление. Возможно, замаскированный механизм. Да, за спиной у Юлара болталась явно не игрушка.
Мужчины вышли на улицу и двинулись в направлении, лишь Юлару известному.
— Давно занимаешься? — поинтересовался Иттрий, кивнув на шест Юлара.
— С пяти лет. — с ноткой гордости в голосе ответил Юлар. — и практикуюсь до сих пор, ни разу больших перерывов не делал. А Вы чем управляете? Я вижу, что чем-то. Нет-нет, не даром. Фигура, взгляд... не знаю. Вы похожи на воина.
С Юларом было как-то просто.
— Мечом. Ножи, кинжалы метаю. Это основное. — ответил Иттрий.
— А не основное? — живо заинтересовался Юлар. Про меч он знал, про метательные навыки Иттрия — нет.
— Ну, в принципе я со многими видами оружия знакомство имел, с какими-то менее продолжительное, с какими-то более. Учился быть готовым ко всему. Но сам понимаешь, что научиться основам это совсем не то, что оттачивать мастерство продолжительное время.
— Ага. — кивнул Юлар. — а я кроме шеста ничего особенно не пробовал. Только с кинжалом учился исполнять несколько гимнастических упражнений, но это так, баловство. А у Вас на щеке как будто от кинжала рана, а? Только, мм, не совсем стандартная.
— Края рваными были, вот широкий след и остался. — Иттрий потер щеку. — Кинжал, ага. Пятнадцать лет, и, так сказать, первые серьезные шаги в воинском искусстве. А ты, я думаю, не в этой деревеньке азы боя постигал. Откуда ты, Юлар?
Юлар на секунду задумался. Столицу назвать — провал операции подписать. Первое попавшееся селение брякнуть — и можно будет потом попасть впросак на какой-то мелочи, и не будет никакого доверия больше. Ага, точно. Надо назвать место, где бабушка жила, Юлар гостил там каждое лето и знал местность во всех мелочах.
— Троегорск. Это к северу отсюда. Ну, там еще скакунов классных выращивают. Город довольно большой, специалисты почти на любой вкус, и там меня учить начали. Потом... тренеру нечему стало учить меня, и отец отправил меня в Альп. Там главная военная база Сен-Дебольтэ, крепость на острове, и учат там всяким специфическим вещам, вот бою с шестом, например. Очень сложно поначалу было, и язык мне чужой, и люди какие-то странные, традиции чудные. Язык выучить пришлось, а в остальное вникать мне не давали: тренировки были жесткими, я до койки-то потом еле доползал, ни до каких прогулок и знакомств уже желаний и возможностей не было. Ну а потом... вручили мне рекомендации, отправили домой. А дома я как-то и не нужен оказался. С шестом у нас улицы никто не патрулирует, в особые места никто без связей не берет, меня, шпиона-то, на чужбине учившегося. Стал думать я, что еще я умею, что еще мне нравится. Так и оказался тут. Работаю теперь в загоне, за зверюшками ухаживаю.
Юлар удивительно мешал ложь с правдой, и правдой было не меньше половины. Соврал Юлар так: назвав свой родной город Троегорском; назвав причину отбытия в Сен-Дебольтэ; сказав, что он в родном Стерлинге не мог найти работу; назвав причину того, что он оказался работником загона в этой глухой деревушке . Но так это все вплеталось в его речь, что Юлар даже сам верил в то, что говорил. Да, юноша умел как никто другой создать себе новую шкуру и селиться в ней, как в родной, когда этого требовали обстоятельства. Сейчас — требовали.
Юлар говорил много, Иттрий — поменьше, но оба находили беседу интересной и полезной. Юлар впитывал новую информацию, ну а Иттрий отвлекал себя от очень тяжелых мыслей о Рейне и о западне, в которую сегодня придется добровольно пойти.
Так, за разговором, пара пришла к покосившемуся, старому домику. Что примечательно, краска на нем была свежая, окна чистые, и за крышей явно следили, это было видно даже под слоем снега: белое покрывало лежало ровно-ровно, отрицая присутствие каких-либо впадин.
Юлар подошел к двери (забора не было) и громко постучался.
— Ась? — дверь почти тут же открылась, и на порог вышла бабка в платке. Не то чтобы она была старая, но ее уже начинало клонить к земле, и морщин на лице много было. — Чего вам?
— Здравствуйте, тетя Лина! А где Алонсон? — спросил Юлар.
Бабка подслеповато прищурилась.
— А, Юларчик! — ласково заулыбалась она наполовину беззубым ртом, — Здравствуй, милый. А старик мой ушел в леса, в домик свой. Говорит, травки какие-то интересные у Зеленого Ручья под первым снегом вылазят, вот он и будет их собирать. Неделю не ждите. А что, что-то надо было? Может, я могу помочь?
— Нет, тетя Лина, спасибо. Я к вам просто еще попозже загляну, когда Алонсон вернется.
— Заходи, Юларчик, заходи.
Когда за бабкой закрылась дверь, а Юлар и Иттрий отошли немного от дома, провидец вздохнул и объяснил свое вранье:
— Она первая сплетница. Уже через час бы все село знало, что ее муженька отправилась навещать банда незнакомцев. Лучше мы сами , тихо к нему придем. А он не прогонит, совершенно точно, он поможет. Алонсон хороший человек.
"Да, тихо нам и надо." — подумал Иттрий. — "Что же, никто не знает, куда мы уходим, и это очень здорово. Хорошо бы еще, пока мы гостим у Алонсона, лошадей наших тут никто не продал, не отдал и не задержал из-за внезапно открывшегося преступного норова их хозяев."
Минут через пятнадцать Юлар с Иттрием вернулись на постоялый двор. Иттрий быстро переоделся в теплые вещи, заботливо выложенные для него Радой, Юлар просто поднял свой чемоданчик, и все теперь были готовы к долгому походу по лесам.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 18-Дек-2013, 06:41:03 | Сообщение # 1092    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Среда, 18-Дек-2013, 22:41:20

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Когда выдвинулись, уже вечерело, было ещё светло, но ночь быстро спускалась на землю. Ближе к вечеру на улице потеплело, а после градус снова начал понижаться, из-за чего подтаявший слегка снег превратился где в наст, где в наледь. Это делало перемещение ещё более сложным, но выбора всё равно не было.
Идти всем скопом не стали: не очень удобно. Первыми шли Юлар, Иттрий и Ямерт, следом за ними Лилия с Мирой и Армом, Рада с Грогом шли последние. Расстояние между каждой группой было небольшим, в пределах видимости. Самыми "открытыми" в случае засады получалась компания мужчин впереди и замыкающий, поэтому Рада не стала далеко убирать лук, и даже повесила на пояс приобретённые, но так и не испробованные метательные ножи. Иттрий был раскладом недоволен, но тасовать вариантов особенных не было, и аргументом к тому, чтобы уговорить его, явилось наличие Грога рядом. Плюс ко всему Рада пообещала, что в случае чего, обязательно даст сигнал тревоги и постарается не ввязываться в драку в одиночку.
Рейна тепло одели, как могли. Юлар принёс старый и тёплый овчинный тулуп, в который мальчика завернули и так вручили воину в руки. Сам волчонок будто бы спал, время от времени тихо постанывая и слабо двигаясь во сне. Жар немного спал, это радовало.
Стражник проводил поочерёдно покидавшую деревню компанию скучающим взглядом. Рада ненадолго задержалась около него, отсыпав несколько монет и попросив приглядеть за лошадьми. Пообещала, что через день-два кто-то из компании за ними (наверное) вернётся. Стражник уверил, что это в его силах, на постоялом дворе работал его дядя.
Сперва не меньше получаса, а то и все сорок минут уверенно шли по дороге вдоль леса, никуда не сворачивая. Она, к счастью, поскольку была активной в использовании, являлась вполне пригодна сейчас к долгим пешим прогулкам. Когда стало почти совсем темно широкая дорога ответвилась тропой в глубь леса, расстелившись среди деревьев просекой. Вот по ней идти было уже значительно тяжелей, нога то и дело проваливалась в некрепкий наст, или скользила на кочке.
Тем не менее дорога тянулась длинная, петляла среди деревьев и Юлар уверенно вёл друзей к лачуге старика.
Рада с лёгкой паникой слушала своё отяжелевшее дыхание. Раньше для неё не составляло труда преодолеть и более дальнее расстояние и по более сложной дороге, а теперь она шла всего два часа, в не слишком быстром темпе, но уже ощущала, что пусть и не устала, но идти тяжеловато. Понимала, почему, но не думала, что почти на пятом месяце с ней уже такое начнёт происходить.
Рада не видела, как менялись Иттрий с Ямертом, но пару раз замечала, что Арм уходит вперёд, а на его место возвращается оборотень и какое-то время идёт вместе с Мирой и Лилией. Пару раз он обернулся к ведьме и та кивнула ему: всё в порядке.
Лачуги достигли когда совсем стемнело. Рада очнулась, когда идущие впереди неё остановились, где-то ещё дальше от них показался жёлтый свет из окна и дверного проёма, фигура Юлара на крыльце, а после его оклик, приглашающий всех внутрь.
Ведьма облегчённо выдохнула: добрались наконец. Она всё с таким же стыдом для себя не могла не признать, что изрядно притомилась, и такой же путь ещё раз прошла бы с трудом. Ещё и ногу натёрла.
Рада сделала несколько неторопливых шагов вперёд и остановилась. Точнее, Грог её остановил. Пёс повернул голову вправо и теперь глухо рычал.
— Уходи, - коротко бросил он. Но Рада, конечно, взяла вот так вот, и ушла.
— Что там?
Грог не ответил, только громко залаял, работая вместо рога и призывая товарищей на помощь, и начал превращения в медведя, выдвигаясь вперёд и закрывая ведьма. Теперь и сама ведьма уже видела старых знакомых.
— Давно не виделись, - прокомментировала она и достала стрелу из колчана. Она, в общем, помнила, что это не слишком эффективно, но время выиграть можно. Грог пока не торопился, опасаясь пораниться и тем самым покалечить и ведьму тоже. Первая стрела оторвалась от тетивы и вонзилась ближней нелюди в лоб, отчего та упала на землю с противным урчанием.
— Иттрий! - теперь уже позвала ведьма, не на шутку начав нервничать: твари наступали пока с одной стороны, но их в пределах видимости уже был десяток.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 18-Дек-2013, 23:51:23 | Сообщение # 1093    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Небольшое это удовольствие, пусть даже и втроем, нести по снегу три с лишним часа мальчика четырнадцати лет. Усталости сполна хлебнули все, кто переносил мальчика, но никто не жаловался, даже Арм. Но вот наконец настал последний участок пути, уже стала видна избушка Алонсона. Иттрий с Рейном на руках и Юлар, в самой первой группе, соответственно, первые и взошли на порог.
— Эй, поспешите! Тут свет, тепло и еда! — весело крикнул Юлар, открыв дверь лесного домишки.
"Ура." — мрачно подумал Иттрий, поднимаясь по скрипучим ступенькам наверх. Ступеньки были очень-очень старые, и воин был искренне удивлен, что ни одна из них не проломилась под суммарным весом его и Рейна.
— Иттрий! — оклик ведьмы был слышен слабо, она находилось от избушки далеко. Но и такого звучания хватило, чтобы Иттрий уловил в Радином голосе интонации, говорящие, что случилось что-то очень серьезное.
— Рейна расположи, раздень. — воин передал Юлару на руки мальчика, спрыгнул со скрипучего крыльца и побежал на зов. По пути к Раде Иттрий пробежал мимо уже почти подходящей к домику второй группы, самой большой. Они тоже были все взмыленные, им пришлось тащить все вещи, и ничего, кроме усталости, на лицах второй группы не было. Кажется, они не знали, что именно происходит сзади. Только Ямерт, заслышав Радин голос, да увидев пробежавшего мимо Иттрия, решил на всякий случай тоже сбегать и посмотреть, что там в хвосте происходит.
Рада стояла, целясь из лука куда-то в кусты, а рядом с ней стоял на задних лапах Грог-медведь. Через секунду Иттрий увидел, как в кустах шевелятся их старые знакомые — нелюди, их было больше десятка, и были они уже метрах в двадцати от Рады и Грога. Иттрий на бегу обнажил меч и побежал к Раде еще быстрее, так быстро, как вообще было возможно бежать по снегу с непрочной ледяной коркой.
— Отступайте. Отступайте к дому. Грог, если как в прошлый раз полезешь к нелюдям, я тебе хвост отрублю. — отрывисто сказал Иттрий, учащенно дыша после только что оконченной пробежки. Воин стоял, спиной закрывая Раду от ближайшей к ней группы нелюдей, неуклонно приближающихся с пугающей медлительностью. Медленно, чтобы не спровоцировать нападение, Рада и Грог стали отступать к дому Алонсона. Иттрий отступал вместе с ними, и с такой же скоростью за троицей шествовала толпа нелюдей. Они были справа, они были сзади. Уже шевелились кусты слева.
Впереди послышались крики. Вторая группа, побросав вещи, бросилась назад: неожиданно нелюди появились со стороны Алонсоновой избушки, и резво бежали вперед.
Буквально через полминуты третья группа столкнулась со второй, да с Ямертом, и всем стало понятно, что нелюди взяли свои жертвы в кольцо. Очень скоро стало понятно, что кольцо плотное. Отступать стало некуда.
— В кучу все, и сядьте! — крикнул Иттрий. За толпой он не видел, с какой стороны нелюди близко, а с какой далеко, и куда ему бросаться. Так уж вышло, что сейчас Иттрий был единственной полноценной боеспособной единицей: против нелюдей Радин лук помогал очень плохо, а применить свою магию она сейчас не могла как минимум по одной причине: убив нелюдей, она так же убила бы и находившихся рядом друзей. Ямерт с голыми кулаками не мог поделать против ядовитых, безумно живучих тварей ничего. Волка своего он не мог привлечь из-за амулета, да даже если бы и мог, то ближний бой со смертельно ядовитыми нелюдьми с большой вероятностью мог бы закончится для Ямерта летальным исходом. По этой же причине не мог в бой лезть и Грог. Хотя кое-что Ямерт все-таки мог...
— Ямерт! — Иттрий окликнул оборотня, нагнулся, а секунду спустя бросил в сторону Ямерта ранее припрятанный в голенище сапога кинжал. Самый длинный, что был с собой. Кинжал воткнулся в дерево сантиметрах в тридцати от лица оборотня. Можно протянуть руку и вытащить. Оружие против нелюдей, мягко говоря, плохенькое, но и с ним было несравненно лучше, чем просто потрясать издалека разлагающимся тварям кулаками.
А твари, кстати, не ждали. Первые трое уже были метрах в десяти от кучи из своих жертв, и Иттрий сам вышел встретить их сталью. Повернувшись вокруг своей оси, Иттрий вложил всю силу инерции этого поворота в удар, и ближайшее подгнивающее тело нелюди просто распополамило. Верхняя часть отвалилась от нелюди, стала дрыгать руками, и нижняя часть, с ногами, деловито направилась куда-то в сторону леса. Иттрий пока, уперевшись ногой в живот второй нелюди, вытащил из нее свой меч, который окончил здесь свой путь после распополамивания первой нелюди. Пока Иттрий вытащил с противным чавком меч и отпихнул вторую нелюдь (она упала и тут же принялась неуклюже вставать снова), третья подошла близко к воину и царапнула его когтями по плечу. К счастью, удар пришелся вскользь, и ядовитые когти не коснулись кожи Иттрия, только его любимое пальто испортили. Взмахом меча снизу вверх Иттрий лишил нелюдя загребущей лапки, а последующим сразу же после того ударом — головы. Тело воин толкнул ногой, и оно упало, в лучших традициях продолжая судорожно корчиться на земле. Голова валялась где-то рядом, бессильно щелкая зубами.
— Они смертельно ядовиты. Не дай себя укусить, и оцарапаться лучше не стоит. — крикнул Иттрий Ямерту, который тоже уже расчленял своего первого нелюдя. Воин не знал, что Лилия про нелюдей уже много что поведала оборотню.
Начиналось хорошо, продолжалось плохо. Нелюди наступали со всех сторон, и Иттрию приходилось бегать и прыгать вокруг сидящей группы подзащитных, разить нежить, обильно опрыскивая все вокруг ее слизью. Воину даже дух перевести было некогда, он и так едва-едва успевал встречать нелюдей, прежде чем те подбирались к девушкам и Арму. Но пока Иттрий успевал вертеться, и помогали здесь три момента: во-первых, тупые нелюди наступали не строем, а подтягивались небольшими кучками, постепенно; во-вторых, Ямерт отвлекал на себя всех тварюшек с левой стороны, не давал им подойти к подзащитным и собирал их, так сказать, в удобноразрубаемые кучки, да и сам тоже кому-то что-то успевал отхватить, петляя между ними; ну и, наконец, Рада и Лилия осуществляли свою прекрасную задумку. Лилия колола себе палец Радиной стелой, заговаривала свою кровь таким образом, чтобы она ярко светилась, а Рада выпускала эту стрелу в тылы нелюдей. Те, как бабочки на свет, на какое-то время отвлекались, сбивались в более тесные группы, и это определенно работало против них.
Долго сказка сказывается, быстро дело делается. Довольно скоро Иттрий понял, что больше не может поддерживать такой темп. Он работал с максимальной скоростью, использовал все свои навыки и опыт, но этого было недостаточно. Скоро Иттрий пропустил пару нелюдей, и они прорвались к подзащитным. Один из нелюдей ухватил Миру за плечи и потащил к себе, намереваясь вгрызться зубами в ее плоть. Мира громко завизжала. Арм прыгнул вперед, ударил нелюдя под колени какой-то палкой, и тот упал, потеряв равновесие. Подоспел Ямерт, уже приноровившийся отрезать тварям ручки-ножки и топтать упавших. Только вот кинжальчик уже тупился, а сапоги, кажется, уже собирались стекать с ног оборотня, изрядно прохудившись под воздействием яда.
Остальные волны Иттрий пока сдерживал. Только вот видно было, что он уже сбавил темп, периодически сбивается с дыхания и в секундных перерывах стремится опустить меч вниз.
Лилия с мукой застонала, указывая рукой в сторону Алонсовой избушки. Оттуда шла целая толпа нелюдей, их было больше дюжины, и на этот раз они шли всем скопом, а не разобщенными группами. Это шла смерть. Медленно, будто бы знала, что жертвам никуда не деться от нее.
…и вдруг толпа распалась на две части. Трех нелюдей, что стояли в середине, как-то смяло, разорвало, они буквально осыпались на землю. В просвете возник Юлар, юлой крутящийся, прыгающий, приседающий со своим шестом, разящим всех нелюдей, оказавшихся в зоне поражения. Юлар походил на мельницу, так он был быстр, даже глазу за ним было неприятно следить.
Прорубив себе коридор, Юлар воссоединился с осажденными.
— Я прорублю проход, а вы идите за мной! На расстоянии, — а крутиться-то тяжело было. Юлар хватал ртом воздух.
— Я прикрою сзади! — крикнул Иттрий. И с возмущенным облегчением: — Где ты был так долго?
— Долго? Вовсе нет… — недоуменно пробормотал Юлар. На самом деле он успел только положить Рейна на кровать, раздеть его, напоить, а потом парень услышал Мирин вопль и сразу же поспешил на помощь. А для осажденных это время вечностью тянулось.
«Приведи их живыми по возможности.» — вспомнил Юлар слова сестры, — «А я могу. Я всех их приведу живыми.»
Юлар шел первым и вырубал просеку. Именно шел — для поредевшей толпы нелюдей и того хватало. За ним, на расстоянии, шли подзащитные. Последним шел Иттрий, отмахиваясь от нелюдей, которые продолжали пытаться нагнать компанию и сожрать хоть кого-нибудь.
— Дойдем до дома, а что дальше? — крикнул Иттрий.
Юлар ухитрился ответить.
— Алонсон, пройдоха! Живет здесь, знает методы. — крикнул провидец.
«Только вот я не слышал, чтобы нелюди ходили группами больше чем по пять тварей.» — подумал Юлар, — «но надеюсь старик все-таки справится, как-то отгонит их.»



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 19-Дек-2013, 09:38:53 | Сообщение # 1094    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Иттрий рысью промчался мимо второй группы, и Ямерт, тоже слышавший Радин клич, кинулся за ним. Чуял уже, что дело неладно, и на ходу было начал снимать куртку, но пальцы коснулись шнурка на шее и он вспомнил, что волком быть сейчас не сумеет. Это не радовало, Ямерт считал, что в волчьем облике принесёт больше пользы. Кузнец был уверен в этом до тех пор, пока не увидел неприятеля: не меньше десятка бледных, зубастых тварей неизвестного происхождения. Не долго ему пришлось гадать о том, что это. Куртку он всё же скинул, без неё было намного удобнее. Пока он не понимал, как вообще будет сражаться с ядовитыми тварями голыми руками, и подыскивал взглядом подходящую палку, хотя бы.
Грог готов был идти в бой, хоть и понимал, что должен быть осторожным, но Иттрий просто-напросто запретил ему это делать.
— Грог, если как в прошлый раз полезешь к нелюдям, я тебе хвост отрублю. - пообещал воин и его словам приходилось верить. Медведь обиженно взревел, но ослушаться не смел, прекрасно понимал, что если он ослушается и даст себя ранить, а вместе с собой и Раду, то Иттрий, скорее всего, ему не только хвост отрубит. Однако менять облик обратно Грог не торопился, на случай, если он будет просто вынужден бороться, если кольцо неприятеля пробьёт оборону. А это, учитывая безрадостное положение, было более чем вероятно.
Рада тоже не стала убирать лук. Она послушно села, как ей и всем прочим и велели, но нет-нет да выпускала стрелу туда, куда видела, стараясь максимально поразить тварь и хотя бы на время лишить её манёвренности. А потом Лилия предложила вариант поинтереснее и подейственнее, и ведьмы не теряя времени приступили к выполнению компании.
Ямерт всё ещё оставался безоружен первые минуты боя, когда деваться уже было некуда, и первой же подобравшейся к нему нелюди просто с размаху врезал в челюсть, с следующую за ней схватил за голову, чудом миновав попадания на кожу капающего с зубов яда, и с усилием просто отвернул ей голову, оттолкнул от себя сапогом тело.
— Ямерт! - оклик воина и в ствол дерева вонзился длинный кинжал. Оборотень не стал тратить времени на благодарности, выхватил кинжал и ринулся в бой.
Было тяжело. Ямерт не умел фехтовать, а о ножевом бое знал немного, потому с врученным ему кинжалом обращался неумело, и ему больше пока просто везло. По большей части он пинал нелюдей тяжёлыми сапогами и то и дело порывался пустить в ход кулаки, но помнил, что нельзя. В какой-то момент он пропустил удар и острые когти вскользь коснулись его плеча. Руку обожгло болью, оборотень едва не выронил кинжал, а из горла непроизвольно вырвался рык, глаза на секунду по-волчьи сверкнули. Рада и Лилия на мгновение ощутили дурноту и почувствовали отяжелевший на шее амулет, но кузнец уже взял себя в руки и продолжил битву, не смотря на боль.
Нелюди всё подступали, как солёная вода к горлу утопающего в океана. Грогу всё-таки пришлось нанести пару сокрушительных ударов по подобравшимся критично близко нелюдям, большего он себе не позволил. Рада продолжала выпускать стрелы, нервничала, то и дело кидала на воина взгляд. Он там был практически один и точно не справился бы со всеми. А когда новая партия появилась со стороны избушки, показалось, что это конец. Такой безрадостный и такой глупый.
А потом, к удивлению всех, среди неприятеля возник Юлар. Он двигался так быстро, что глаз с трудом мог уследить за ним. Его движения, казавшиеся хаотичными, были точны и выверены, ни одного лишнего взмаха пальцем, и каждое его действие приносила положительный результат. Он, казалось, с невероятной лёгкостью расчищает себе путь к лачуге, уводя за собой друзей.
Наконец все, и даже Грог, успевший обернуться крысой и вскочить Раде на плечо, чтобы не мешаться. оказались внутри и дверь за спиной закрылась.
— Тут уютно, но разве нас это спасёт? - тяжело дыша спросила ведьма, даже не отыскав ещё хозяина дома. А когда отыскала. увидела перед собой высокого, с на удивление прямой осанкой белобородого старика. Глаза были светлые, с хитринкой, а в уголках собрались морщинки. Старик, лукаво улыбаясь, стоял в углу рядом с каком-то массивным механизмом с рычагами. Дёрнул за один, и за дверью что-то скрипнуло, лязгнуло, тронул другой и послышалось урчание нелюдей и визгливый звук натянувшегося каната, третий — и лачуга громко скрипнула, дёрнулась и издала громкий звук, а пол на секунду задрожал. Алонсом выглянул прислушался, засмеялся, довольно потер сухие ладони.
— За малым дело осталось, - радостно сказал он и решительно двинулся к крыльцу, не опасаясь открыл дверь. Ведьма с опаской выглянула наружу, и увидела не меньше шести нелюдей, подвешенный высоко на дереве в огромной сети из толстого каната. Старик упёр руки в бока, довольно оглядел результат своих действий. Спустился со степени и заглянул в волчью яму, метрах в трёх от крыльца, ранее скрытую под снегом и прогнившими листьями. Яма была большая и глубокая, точно не на оборотня, и не на волка, а по меньшей мере на десяток разнообразной нечисти. Вокруг лачуги ещё шевелились живые твари, сбитые с ног и пришпиленные к земле стальными толстыми стрелами.
Алонсон вернулся на крыльцо, снова потёр ладони, повернул их вверх и немного вытянул руки. Закрыл глаза и тихонько затянул одну единственную ноту, низко, будто бы мантру пел. Спустя пол минуты по лесу прошёлся тёплый ветер, закачал деревья и завился вокруг рук старика, он он всё продолжал тянуть свою ноту и только медленно разводил ладони в стороны, пока с силой, согнувшись в спине, не свёл их вместе, издав хлопок. Вопреки всякой логике, хлопок вышел оглушающе громким, и как только одна ладонь деда встретилась с другой, по округе словно прокатилась золотистая волна. Лачуга вновь затряслась и заскрипела, а живительный магический огонь в мгновение обратил в пепел тела живых и мёртвых нелюдей, чудом не тронув ничего более.
Когда всё стихло, Алонсон вытер рукавом вспотевший лоб, и повернулся к гостям. Он заметно побледнел, но глаза сохранили ту же задоринку и улыбку.
— Ну вот, теперь порядок. Все живы? - спросил он, осматривая своих гостей. Рада кинулась к воину, но он, как оказалось, он был невредим, ведьму только зря напугало разодранное пальто. Зато сам воин кивнул ей на Ямерта, которого когтистая лапа не миновала, и его плечо было ранено. Не сильно, рана была неглубокой, Рейну когда-то досталось хуже, но кровь текла и пузырилась чёрной пеной у края раны. Оборотень только морщился, придерживая раненную руку, и, пожалуй, сам бы не стал просить помощи. Знал, что выкарабкается. Но коль уж помощь пришла сама, то и отказываться он не стал, позволив Раде заняться своим плечом. Грог, чтобы не мешаться, спрыгнул с плеча и принял собачий облик.
— Юларчик! Зачем ты привёл ко мне эту погань? - спросил старик, имея в виду нелюдей.
— Я не специально, Алонсон, - улыбнулся Юлар, — Спасибо, что выручил. - Старик махнул рукой, дескать, да что там, всякое бывает.
— Лучше поскорее познакомь меня с гостями, и будем ужинать, - попросил Алонсон, с интересом и добродушием в глазах осматривая каждого прибывшего.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 20-Дек-2013, 03:10:21 | Сообщение # 1095    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Когда Алонсон так красиво расправился с нелюдями, все поняли: по крайней мере здесь и сейчас, рядом со стариком, не надо ничего бояться. Не надо было проверять ближайшие кусты, выставлять часовых на случай, если кто-то из нежити уцелел. Могущество старика не оставляло никакого сомнения. Все могли теперь спокойно заняться своими важными делами, в первую очередь зализать полученные раны.
Рада первым делом кинулась к Иттрию, но тому лечение не требовалось. Вот Ямерту требовалось, и ведьма занялась им. Еще пострадала Мира: у нее на обоих плечах остались кровоточащие ямки от когтей нежити, из которых вяло сочилась черная пена. Мирой занялась Лилия. Она промыла ей ранки, потом попросила у Алонсона ведро с водой, чтобы вывести яд, попавший в кровь Миры. Лилия так уже делала с Рейном. Яд с когтей был не смертелен, но дискомфорту причинял много, и от него вполне можно было бы ожидать неприятных симптомов интоксикации. Одну руку Лилия положила Мире на плечо, вторую опустила в воду — и вода под рукой знахарки стала мутнеть, темнеть. В крови юной графини яду было не так много: после Рейна ведра были заполнены чернильно-черной жижей.
— Ямерт, давай сюда руку. — закончив с Мирой, Лилия проделала ту же операцию очищения с Ямертом.
Пока ведьмы лечили раненых, Юлар представил вслух всех, кто находился в этом доме. Старик внимательно смотрел на каждого, кого представляли, и улыбался ему.
— Натоплю-ка я вам баньку. — сказал он, когда представления закончились. В общем, банька была очень нужна: все были заляпаны слизью нелюдей с ног до головы, и в особенности Иттрий, который собирал на себя основную массу слизевых брызг. Кожа, куда попала слизь, уже начинала зудеть. Хорошо, что слизь хоть в глаза никому не попала, а то кто знает, чем бы это кончилось.
Банька, увы, была не для всех хороша. Мудрый старик сразу увидел, что Рада беременна. Специально для нее он добавил:
— Ну а кто жару не любит, есть предбанничек. Там можно будет просто облиться из ведра теплой водой. Я схожу, устрою все, а вы пока располагайтесь в избушке.
С этими словами старик вышел на улицу.
Иттрий подумал, что Рейнгольд, будь он в добром здравии, сейчас немедленно бы завопил: "а ужин?!". Да, ужин был бы кстати, но навряд ли Алонсон про него забыл.
О, Алонсон был большим удивлением до Иттрия. Раньше воин никогда не видел никого и ничего подобного. У старика была какая-то специфическая магия, может быть, даже и не совсем магия, и Иттрий совсем не был уверен, что смог бы разобраться в том, что это, даже если бы был способен почувствовать природу той золотой волны, что обратила нелюдей в тлен. Одно можно было точно сказать, без всяких чувствований: старик мощен неимоверно.
Для Юлара последние события тоже показались удивительными. В способностях Алонсона он уже имел случаи убедиться, но то, что делала компания, окруженная нелюдями, провидца заинтересовало. Он видел кое-что, что-то своими глазами, что-то даром, когда бежал на помощь, и это много о чем рассказало ему. Компания была очень крепко слаженной. Никто не паниковал, не бегал, не орал. Кто не мог помочь, сидел спокойно, а кто мог сделать хоть что-то, действовал рационально и правильно. Очень понравилось провидцу, как Лилия и Рада обстреливали нелюдей светящимися стрелами. К Иттрию же Юлар проникся уважением. Счет изрубленных воином нелюдей исчислялся десятками, и Иттрий ухитрялся быть, можно сказать, в нескольких местах одновременно, не подпуская нелюдей близко к сидящим на земле товарищам. Это зародившееся уважение, впрочем, ничего не меняло, даже будь Иттрий первым мечом Стерлинга, личная неприязнь к воину и намерения на его счет у Юлара бы не изменились.
Переменил Юлар и свое отношение к Арму: раньше провидец считал его вообще никем, так, приблудным любителем помарать бумагу для своего дневника. Но все оказалось не так просто. Крестьянин не забился в угол в сложный момент, а сделал то, что требовалось. Кажется, в этой группе каждый чего-нибудь да стоил.
Но самое, самое-самое большое впечатление у Юлара оставил Грог. Провидец знал из отчетов, что в группе есть метаморф, но одно дело — почитать об этом, а другое — встретить полумифическое существо своими глазами.
Медведь. Крыса. Снова собака.
— Метаморф! — с восхищением воскликнул Юлар, когда Грог опять преобразился, из крысы в собаку. — Первый раз в жизни вижу метаморфа! Грог, а собачья форма — твоя обычная, да? А тебя можно гладить?
Юноша присел напротив Грога, несмело коснулся его головы. Грог выразил явное удовольствие, и тогда Юлар осмелел: он и за обоими ушами пса почесал, и всю спинку погладил, и шею почесал, и лапы попросил и пожал. И это было Юлару по-настоящему приятно и радостно. Грог-таки собака, а от собак юноша был без ума, и способен был возиться с собаками часами. Юлар всех животных обожал, но собак все же больше всех.
Иттрий уже какое-то время поглядывал на Раду, и вот наконец ведьма поймала его взгляд.
— Рада-Рада. — нараспев позвал ее воин, улыбнулся любимой, подошел к ней, притянул к себе и крепко поцеловал в губы. Был момент в лесу, когда Иттрий уже успел мысленно похоронить и себя, и Раду, и сейчас так здорово было осознавать, что почти неминуемая смерть и на этот раз тоже обошла их стороной. А умирать ох как не хотелось. С тех пор, как Рада появилась рядом. Рада была жизнью.
А уж если бы с Радой что-то случилось...
Но сейчас Иттрий ни в какие такие мысли не погружался. Он просто был рад, что все хорошо и с Радой, и с ним.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 73 из 93«1271727374759293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк