[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 81 из 93«1279808182839293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Вторник, 18-Мар-2014, 03:34:27 | Сообщение # 1201    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Крыжовник усилиями обоих голодающих был сметен подчистую очень быстро. Спасибо доброй старушке, что посчитала нужным дополнительно отблагодарить своего доктора едой.
А потом начался сеанс чтения. Сийрин вывалил перед Радой на кровать имеющиеся у него книжки, ведьма с интересом их полистала, "страшных картинок" действительно не испугалась, напротив, ими заинтересовалась. Но читать вслух решили все-таки томик по ботанике, потому что там в отличие от других имеющихся в наличии книг было намного больше живых слов, чем наборов терминов.
Открыли страницу наугад. Иронией судьбы там писали о стеклянных розах, с которыми Раде уже довелось быть знакомой, и которые пришлось потерять. Следующим чудесным растением был горький мак, потом веерный пушель, потом собачья прицепка. К каждому растению помимо описания его леченых свойств и условий обитания прилагалась народная легенда о его возникновении, так что читать удавалось даже с выражением. Картинок было много, и на каждой новой странице Сийрин разворачивал книжку к Раде, чтобы та полюбовалась иллюстрациями.
Идеалистичная картина развлечения больной продолжалась до того момента, пока у Сийрина не заболело горло от непрерывного говорения. Но занять по крайней мере два часа Рады у орка получилось.
И эти два часа были приятными, по крайней мере для Сийрина. Читать вместе с кем-то книжку намного лучше, чем пытаться чем-то занять себя в этом доме. Ничего тут не было интересного, с хозяйкой пересекаться хотелось как можно меньше, по деревне тоже гулять не хотелось. Все улицы орк обошел еще вчера, ну деревня и деревня, ничего особенного. Люди здесь не самые приятные, четко делятся на две категории: те, кому доктор не нужен — косятся вслед чужаку с откровенной неприязнью во взгляде, деток к себе поближе подтягивают, двери закрывают; и меньшинство, которым доктор нужен — вот с ними только и удается общаться, потому что они в помощи чужака нуждаются и не кочевряжатся.
Странная какая-то деревня. Но не единственная. Наблюдалась такая тенденция: чем дальше деревня от города, тем менее приветливые и дружелюбно настроенные живущие в ней люди. Эта конкретно деревня была от Витемска совсем не за семью горами, но все равно выглядела очень замкнутой и обособленной.
В общем, единственными здесь занятиями для Сийрина были староста и Рада. Староста больше спал, за его состоянием орк внимательно следил, но не более. А вот Раду можно и нужно было помимо всего прочего еще и развлекать. Сийрин, к слову, не был уверен, кто кого больше развлекает: он Раду или она его.

— Я хочу всё-всё! Мне, если честно, не очень нравится читать о трупах, я их боюсь, но мне всё равно интересно. А ещё я вычитал, что с помощью флейты можно...как я понял, вроде как рассудка людей лишать, душу у них забирать. Это правда, как думаешь? — Арм ну просто фонтанировал энтузиазмом.
— Да, можно, — согласился Вайд. Он уже успел изучить Армову флейту вдоль и поперек, и об этих ее свойствах знал совершенно точно. — Эта флейта дает тебе власть над человеком, и живым, и мертвым. И тех, и других можно подчинить своей воле, живых — лишить души и рассудка. Но сам ты "душу" не получишь. Флейта заберет ее себе. Не стоит играть с этой вещью, Арм, она темная и опасная. Играть нельзя — изучить необходимо. В этом книги тебе не сильно помогут. Как насчет практики?
Вайду самому очень хотелось испробовать флейту на деле. Сам он этого сделать не мог: капризный артефакт выбрал себе в хозяева простого крестьянина, вроде бы ничем не примечательного. Так что все испытания — лишь в присутствии него и при его активном участии.
— Только не на живых людях. На мертвых, — поспешно уточнил Июль, на ком он хотел бы проводить испытания, — кстати, хочу предупредить, что если тебя поймают за использованием флейты во вред мирным людям, то накажут так же сурово, как и некроманта, переступившего грань. Добро пожаловать в наше общество, Арм. Ой, а это что там, компостная яма?
Парни подошли к яме поближе. Да, она была компостной. Куча всякой растительности в яме забивает ее доверху. То, что надо. Июль воровато оглянулся, убедился, что в этом пустынном районе деревни нет любопытных лиц, засунул мешок с перьями поглубже в листву и замаскировал его листьями.
Все, ура, дело сделано, можно возвращаться домой.
В животе от голода урчало знатно. Вайд очень хотел надеяться, что его кто-нибудь накормит.

Иттрий вернулся домой первый. С картошкой и огурцами — все, как обещала бабулька. Чуть погодя пришел Рейн, принес помидоров и целую корзинку черной смородины. Волчонок выглядел каким-то не таким, задумчивым и на диво миролюбивым, просто поставил на стол свою зарплату и вышел на крыльцо, лицезреть пейзаж.
С этим количеством пищи уже можно было как-то работать. Готовкой Иттрий занялся сам, вытребовав у хозяйки право работать на кухне. Та поджала губы, мысленно пожелала Иттрию скоропостижно умереть, но в его "просьбе" не отказала — просто боялась с воином спорить.
Иттрий варил картошку с довольно-таки мрачным видом, размышляя о том, что накормить всех досыта имеющимся количеством не получится.
Но когда картошка была разложена по тарелкам, к ней добавились резаные помидоры и огурцы, а центр стола возглавила смородина, то выглядело это не слишком печально. На перебить голод хватит всем.
Единственную тарелку с нормальной, полновесной порцией Иттрий подготовил для Рады. Позвал всех кушать (и Сийрина в том числе, чему орк был очень рад; но Вайд с Армом пока где-то задерживались), а сам пошел лично кормить свою жену.
Из-за тех хлопот, что потянулись от кур, Иттрий не заходил еще к Раде, и ему было от этого неловко. Дела делами, а уж к больной супруге надо было утром заглянуть обязательно.
— Привет, любимая. — Иттрий поставил Раде еду на тумбочку. — Как чувствуешь себя?
Выглядела ведьма точно лучше. И глаза ожили, и к досугу она потянулась — ставя тарелку на тумбочку, Иттрий не мог не обратить внимание на стопку книг там.

***

Лилия скептически осмотрела выданные ей плоды. На сливы они были не слишком похожи, но были очень мягкими и сочными.
"Хорошо бы притом не ядовитыми", — подумала знахарка, отправляя "сливу" в рот. Ничего, вкусная.
А минут через пятнадцать началось что-то странное. Сначала Лилии стало жарковато, но не физически, а скорее эмоционально. Ей очень захотелось каких-то действий, ей совершенно не стоялось на месте, и знахарка принялась мерить дно ямы шагами. Чуть погодя стали возникать странные желания. Рукоблудством Лилия никогда не страдала, но сейчас ей больше всего на свете хотелось ущипнуть себя за грудь. Засунуть пальцы туда, куда не следует. Оооооо... от этой пошлой мысли у Лилии приятно свело живот, хотя в обычное время она бы просто ужаснулась такому извращению. Голова при всем при этом была будто бы ясной, Лилия соображала четко, просто... желания странные появились и приоритеты поменялись.
Жажда действий все усиливалась, и из неопределенной жажда стала определенной.
Ямерт... Темные глаза, мягко мерцающие, ловящие отражение звезд. Густые волосы, прикосновение к которым пальцы еще помнят. Сильные, рабочие руки, рельефные мускулы, по которым так хочется пройтись языком. Шрам...? Хм, уже совсем привычный, под определенным углом даже может рассматриваться как сексуальный. Задница, о господи, какая же у Ямерта шикарная задница. И то, что спереди, должно быть не хуже.
— Жарко, — томно выдохнула Лилия, развязывая шнуровку спереди платья. Это действие сопровождали очень пошлые фантазии. Вот Ямерт обнимает сзади, целует в плечо, скользит рукой по бедрам, а потом мягко входит... Всего лишь мысли — а Лилия уже начала испытывать негу, на ее лоно снизошла сладкая истома, требующая немедленного контакта с чем-нибудь.
Лучше всего с Ямертом.
— А ты такой заводящий! — страстно шепнула Лилия, подходя к оборотню вплотную. Взяла его лицо в свои ладони. — Господи, как я могла раньше упускать твои губы...
С этими словами знахарка приблизила лицо Ямерта к себе и одарила его страстным до жгучести поцелуем.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 19-Мар-2014, 03:01:21 | Сообщение # 1202    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Среда, 19-Мар-2014, 16:59:44

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада сочувственно и виновато вздохнул, когда несчастный доктор уже охрип от чтения вслух. Она и так была ему безмерно благодарна за добровольно потраченное на неё время. К счастью или нет, но ведьма не ведала, сколько у Сийрина дел на самом деле и насколько охотно он готов был бы их исполнять. Она чувствовала бы себя спокойнее, если бы знала, что орк никуда не торопится, и вообще не прочь сам хоть как-то развлечься.
Как Сийрин читает Раде нравилось слушать. Как-будто сказку на ночь, с оговоркой, что читаемая книга носила более высокую для рады ценность, как источник интересных данных. Картинки она тоже рассматривала с удовольствием. Сама, к сожалению, была немногословна. Говорить всё ещё было довольно неприятно, иначе бы она непременно поделилась парочкой историй.
Сийрин ушёл, А Рада осталась одна, но в куда более лучшем настроении, чем могла бы быть. Вспомнив, что орк разрешил ей выглядывать даже на крыльцо, пусть и ненадолго, Рада позволила себе подняться. Нет, на крыльцо она и не думала выходить сейчас, но просто походить по комнате. Это оказалось сложнее, чем могло бы показаться. Ослабленный организм трясло и шатало, ноги были словно пластилиновые. Голова закружилась уже тогда, когда Рада просто села на кровати свесив ноги вниз. Когда же она встала, пол и потолок едва местами не поменялись. В итоге всех манипуляций, ведьме только и удалось, что постоять несколько секунд над кроватью, и снова в неё рухнуть. Хватит на сегодня. Ложиться она, впрочем, тоже не стала пока. Поджала под себя ноги, накрылась простынкой и взялась по новому кругу рассматривать картинки в оставленных книгах.
А вечером случилось приятное — пришёл Иттрий. Рада радостно, как девочка, встретившая папу, протянула к нему ручки.
— Привет, любимая. — Иттрий поставил Раде еду на тумбочку. — Как чувствуешь себя?
Еда была очень кстати. И ещё более кстати было то, что в тарелке не было не единой лодки лягушачьей каши. Ужин ведьма сразу принялась поглощать — ягодами особенно не насытишься.
— Ничего, жива. И жить точно буду. - улыбнулась ведьма и предложила иттрию угоститься из собственной тарелки. Хотя бы помидор пусть возьмёт.
— Сийрин сегодня приходил, книги мне читал, - призналась ведьма, заметив взгляд воина на тумбочке, — А ты чем весь день занят был?

Арм едва не прыгал от радости и возбуждения, так ему всё было интересно, так хотелось поскорее всё попробовать! Очень хорошо, впрочем, что Июль высказал вслух предостережения относительно тестирования флейты на живых людях. А то ведь опробовал бы. Сейчас было уже не до того, но крестьянин чувствовал, что поход на ближайшее кладбище в компании с Вайдом совсем недалеко. А сейчас был ужин.
— Я устроился нянькой, - с набитым ртом сообщил крестьянин присутствующим, — Рейн, ты ешь детей? А то вдруг они будут очень непослушные.

***

Если Лилии стало жарко, то Ямерта бросило в холод. Он тоже поднялся, и, чувствуя смутное возбуждение, тупо уставился на небо. Только всё равно не помогало. Ямерт своим стихийным желаниям не удивлялся, правда. Женщины у него не было очень давно, а потому с ним время от времени случались ситуации известного толка. А тем более сейчас, когда он оказался один на один в яме с красивой женщиной, ночью. Что тут удивительного.
Тем не менее, в такие минуты оборотень обычно умел держать себя в руках, и не набрасываться насиловать всё, что двигается поблизости, но сейчас мысли были какими-то мутными, а желания очень уж острыми. И поэтому Ямерт на всякий случай старался не шевелиться, хотя в тайне опасался, что если так пойдёт и дальше, то ему придётся как-то уединяться в яме и скрывать свои сугубо мужские дела подальше от глаз Лилии.
А Лилия, как на зло, покоя ему не давала. Сперва ей стало жарко, и она принялась мерить шагами яму. Оборотень старался вообще не смотреть на неё, опасаясь самого ужасного, хотя сердце у него уже колотилось как сумасшедшее. А потом знахарка совершила просто роковую ошибку.
— А ты такой заводящий! - зашептала она, неминуемо приближаясь к оборотню так близко, что отдельные его части моментально среагировали и пришли в полнейшую готовность. Тем не менее, кузнец слегка опешил.
— Чего? Я?! - от неожиданности он повернул голову и увидел глаза Лилии, которые полыхали воистину дьявольским огнём. Ямерт почувствовал, что ещё немного, и он точно не выдержит. Сейчас же пришлось сжать кулаки, чтобы не наброситься на женщину как оголодавший без самки кролик.
— Лилия, тут дело такое. Ты не могла бы пока в сторонке постоять немного, а лучше даже... - ну, что сказать, он попытался. Но его попытки были прерваны таким поцелуем, что крышу ему окончательно сорвало. Будь Ямерт в трезвом уме, то непременно бы поостерёгся таких ярких знаков внимания. Хотя бы потому, что поведение для знахарки было ну очень нетипичное. Хотя, кто его знает, может бедная женщина просто всё время терпела, да теперь не выдержала. В любом случае, кузнец попытался бы, и очень настойчиво, образумить её. Но не в том они были положении и не в тех отношениях, чтобы без предисловий продеваться плотским утехам.
Но не сейчас. Затуманенное сладкими плодами сознание требовало продолжения с феерическим концом. И если бы какая мысль и могла протиснуться сейчас в голову Ямерта, сквозь рой образов, то только: "Дурак я, отказываться?".
Оборотень ответил на поцелуй с не меньшей пылкостью, моментально пустив руки в ход. Лилию он крепко прижал к себе, и от губ перешёл к шее, зверея от заводящего запаха. Знахарка ему и без всяких плодов казалась чертовски привлекательной, а особенно в новом образе, так что уж говорить сейчас. Кузнец ощутил тепло и податливую мягкость её тела, одна рука легла на спину, а вторая крепко сжала грудь. Оборотень опомнился и чуть ослабил хватку, но зато сильнее и крепче прижал тело женщины к себе. Губы и язык спустились ниже к свободной шнуровке платья. Зубами Ямерт освободил себе больше пространства, развязав тесёмки, и коснулся языком мягкой груди. Самого его колотило от невероятных ощущений, Лилию бы он теперь ни за что не выпустил. Рука со спины скользнула ниже к бедру, мягко погладила его и вот уже рука оказалась под платьем, касаясь тёплой кожи бедра и ягодиц. Сквозь занятые грудью язык и губы послышался тихий, но вполне различимый рык, больше похожий на мурчание большой кошки. Мужчина приподнял Лилию и, развернувшись вместе с ней, прижал её спиной к стене, перекрывая всякие пути к отступлению. Впрочем, знахарка и не собиралась отступать.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 19-Мар-2014, 23:28:00 | Сообщение # 1203    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада протянула к Иттрию ручки, и воин с большим удовольствием упал в объятия, поцеловал ласково жену в висок. Иттрий успел соскучиться по ней. Жаль, что долго сидеть с Радой нельзя, но если это условие нарушить, то всем потом будет только хуже.
— Ничего, жива. И жить точно буду. — с улыбкой ответила на вопрос о самочувствии Рада и предложила угоститься из своей тарелки. Иттрий угостился — скушал из рук супруги помидорку, считая, что этим малодушным перекусом (сам-то еще не обедал) он больную не объест.
— Сийрин сегодня приходил, книги мне читал, — поделилась Рада, когда поймала взгляд Иттрия на книги.
— Хорошо, что не скучаешь, — немного вяло отозвался Иттрий. Его одновременно кольнули совесть (надо тоже придумать что-то интересное для Рады!) и ревность (с каких пор доктора стали заниматься досугом пациентов?). Раде Иттрий доверял, жена еще ни разу не давала ему ни малейшего повода для сомнений, но все равно подумал, что хорошо бы было, если орки не в ее вкусе, особенно одноглазые.
— А ты чем весь день занят был? — поинтересовалась Рада, как, в свою очередь, проводил этот день Иттрий.
— Разгребал ту кучу, что оставил под собой Рейн! — пожаловался воин на волчонка, — представляешь, он, гад такой, ночью загрыз двух кур, и притащил туши в комнату. Потрясающее безрассудство, ну я ему выговорил... и не только выговорил. Впрочем, кажется, это нам все-таки не аукнется: куриная хозяйка подозревает, что ее несушек съела ласка, и в розыск душегубов не объявила. Кстати, твой доктор в этой истории тоже засветился, правда случайно. В нашу комнату заглянул какой-то человек (а куры-то на столе!), попросил найти ему Сийрина, я и отправил Арма за ним. А Арм напутал и зачем-то притащил Сийрина к нам, вместо того, чтобы отправить его к потенциальному пациенту. Так вместо одного свидетеля у нас стало два. Не знаю, что там первый, но второй обещал ночью по-тихому вывести нас в лес и устроить костерок. Так что жди, Рада, ночью жареной курочки!
А больше ничего интересного сегодня не было. Знаешь, эта деревня мне совсем не нравится: все люди смотрят на меня так, будто я серийный убийца. Косятся, от любого разговора уходят. Даже самую простую работу оказалось непросто найти. С другой стороны, хорошая возможность... отдохнуть, разобраться, что сейчас с нами вообще происходит.

Тем временем на кухне все собрались, и все кушали, кроме собственно того, кто это кушанье приготовил. Но ничего, Иттрий для себя тарелку с едой припрятал, чтобы Рейн, как бывало раньше, ее не стянул.
Было тихо, пока Арм не решил поболтать с набитым ртом.
— Я устроился нянькой, - прошамкал крестьянин и повернулся к Рейну, — Рейн, ты ешь детей? А то вдруг они будут очень непослушные.
— Нянькой устроился? А где тогда зарплата? Ну-ка выкладывай! — Рейн протянул к Арму руки в жесте, каким годовалые дети просят мамкину сиську. — Или уже один сожрал паек, скотина, в укромном уголке, а теперь зубы мне детьми заговариваешь? Нет, не буду есть детей! Потому что ты их уже испортил, находясь рядом с ними! Обратись-ка лучше к одноглазому, я слышал, орки жрут детей. Эй, верно?
Вайд хотел пнуть Рейна под столом, но попал по Арму. А Рейн, безнаказанный (чудо! Рады и Иттрия рядом нет, никто не даст по уху, так что можно выставляться), смотрел на Сийрина пристально, ожидая реакции.
Однако если орк и обиделся на "одноглазого" или на "жрут детей", то виду не подал.
— Неверно, — просто отозвался он, как будто отвечал на вопрос уровня "нравится ли тебе синий цвет?".
— Жаль, — с непонятным разочарованием в голосе ответил Рейн. Будто бы и правда рассчитывал на кровавое шоу. Повернулся к Арму, — ну так что, Армило, где жратва? Или, как лох, забесплатно весь день провозился? Или ты...? Хы, хы.
Рейн очень красноречиво, со злорадным оттеночком во взгляде посмотрел Арму в глаза. Да, кровавое шоу вечером все-таки будет: Иттрий же обещал не церемониться с теми, кто на сегодня так и не найдет себе занятие.

***

Ямерт много размышлял, ну а Лилия нет, она как будто просто утоляла жажду. Пить захотелось, так ты же просто берешь воду и пьешь, да? Вот и тут так же — захотелось секса (причем неистово), а вот как раз и мужчина рядом.
Если бы Лилия допустила в свою голову мысли, а что же будет потом, когда желание схлынет, и как она будет общаться с Ямертом, то наверняка заставила бы себя удержать порыв и перебесилась бы где-нибудь тихонько в уголке. Но нет, знахарка не подумала, и отчасти здесь была вина "слив".
И еще то, что у Лилии очень давно не было мужчины. А от присутствия наконец рядом оного в совокупности с большим желанием просто крышу сносило.
Ямерт оказался чуть более терпеливым и сдержанным кроликом, чем Лилия. Он даже попытался что-то сказать, отстраниться, но не вышло: поцелуй и сливы зарубили позывы к благоразумию на корню. Ямерт набросился на предложенный ему плод с жаждой заплутавшего в пустыне, и плод был откровенно этим счастлив. Когда оборотень крепко сжал грудь Лилии (выполнил потаенное желание!), она издала сладостный вздох, опустила руки на Ямертовы ягодицы, причем сразу за штаны, без всяких предисловий. Ямерт тем временем развязывал тесемки на платье при помощи зубов, добрался до груди и тронул оную языком. Руки Лилии тут же выскользнули из штанов Ямерта, чтобы переместиться на переднюю их часть. Пояс был безжалостно выдран и откинут в сторону, пуговицы брюк сорваны с корнем, и — вот он, да, да, сладкий герой дня. Но облобызать, и даже потрогать оный знахарка не успела: оборотень прижал ее спиной к стене, навалившись своим разгоряченным телом, лишив Лилию всякой маневренности.
Почти всякой. Знахарка обняла Ямерта и с силой вонзила ногти ему в спину, дернула руки вниз, притягивая оборотня еще ближе к себе, хотя, казалось бы, ближе уже некуда. Изогнулась, как похотливая кошка, выбирая самую удобную позу для скорейшего глубокого физического контакта, и помурчала с ласковым призывом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 24-Мар-2014, 02:56:38 | Сообщение # 1204    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 24-Мар-2014, 04:31:51

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада нисколько не удивилась новости о том, что Рейн успел где-то нашкодить. Новость её даже развеселила, особенно приправленная рассказом об Арме-Пустой -Голове. Чего ещё можно ожидать. Да и новость о предстоящей курятине вселяла только радужные надежды и мечты.
— А что сейчас с нами происходит? - спросила она, когда Иттрий закончил, — И что мы будем делать дальше? Куда отправимся?
Этот вопрос волновал её очень сильно. Как минимум потому, что Рада терпеть не могла неопределённость. Ей хорошо жилось, когда в планах на будущее была хоть какая-то ясность. Сейчас ясности не было как таковой, в принципе. Встать на ноги, отыскать одежду, разжиться деньгами — это всё ясно. А потом?
С тех пор, как ведьма ввязалась в поход за спасение государства, на которое ей всегда было плевать, ей постоянно нужна была цель, к которой она бы двигалась. Как Рада раньше умудрялась годами ходить по миру не имея никакой конкретной цели, сейчас она себе ответить бы не смогла. Но теперь в груди надёжно поселилось зудящее чувство, и оно двигало вперёд, не давало сидеть на месте.

Не было ничего удивительного в том, что Рейн ни с того ни с сего сорвался с цепи и принялся кидаться на всех вокруг, на Арма в особенности. А крестьянин всё ещё не мог привыкнуть к его внезапным нападкам, а потому каждый раз закономерно обижался и терялся.
— Нянькой устроился? А где тогда зарплата? Ну-ка выкладывай!
— Вообще-то, я ещё не... - крестьянин попытался было оправдаться, но Рейн договорить ему не дал, продолжив свою пламенную речь. Даже к Сийрину успел прицепиться, неизвестно за что.
— Это ты без старших такой смелый? - буркнул надутый Арм себе под нос, исподлобья сверля взглядом Рейна, но тот не слышал, продолжал. И сложно было сказать, то ли правда он чем-то раздражён, то ли это в порядке вещей.
— Ну так что, Армило, где жратва? Или, как лох, забесплатно весь день провозился? Или ты...? Хы, хы. - Рейнгольд снова обратился к Арму. И Арм вспыхнул. Он, конечно, не понял истинное значение этой недоговорки, этого загадочного "Хы, хы", но за время проведённое в публичном доме успел наслушаться пошлых намёков, насмотреться на заискивающе прыгающие бровки и хитренький взгляд. И это "Хы, хы" интерпретировал для себя так, как сумел.
— Чтобы тебе собственным языком подавиться, тварь безобразная. - Арм не кричал. Он густо покраснел, потом побагровел, и казалось, что вот-вот из ушей его повалит густой пар. Задетый за живое крестьянин поднялся из-за стола, отряхнул руки, не торопясь направился к выходу. Но сделав пару шагов словно бы решился на что-то, эдак молодецки махнул плечами, развернулся и опустив ладонь на затылок Рейнгольда резко опустил его голову вниз, лицом в стол. Совершив это, он ощутил невероятное облегчение, которое очень скоро сменил страх. Вряд ли Рейн ему это простит.
Арм скрестил руки на груди, и стараясь не сводить испуганного взгляда, стал ожидать своей участи. Готовый, впрочем, защищаться.

***

Оборотень с каждой минутой терял рассудок все стремительнее. Вскоре он уже практически перестал соображать, и думать за него стал полностью Ямерт-младший. Именно он требовал активного действия, чем скорее, тем лучше. А то хуже будет.
Прижав Лилию к стенке, кузнец одной рукой обхватил её за талию, а вторую тут же запустил под юбку, ощутив на пальцах липкую влагу. Знахарка выгнулась, замурчала, и впилась ногтями в спину оборотню. Ямерт с трудом удержался от того, чтобы вцепиться укусом в плечо женщины, тем более что от напряжения клыки удлинились, а глаза сверкали как у безумного. Брюки, лишённые всякой поддержки, сами сползли с ног, освобождая проход главному событию ночи, и вскоре это главное событие наконец сменило пальцы, утонувшие в горячем и таком немыслимо желанном женском естестве.
Первые пара движений были не быстрыми, как-будто пробными, но потом, словно освоившись, кузнец задвигался быстро, грубо, едва не разрываемый от взрыва чувств в первые несколько секунд. Кода наваждение немного схлынуло, Ямерт отпустил Лилию, но только для того, чтобы развернуть её от себя лицом, к себе задом. Лилию уговаривать не пришлось, она немедленно приняла максимально удобное для обоих положение, вытянувшись словно мартовская кошка. Юбка тут же взлетела вверх, на спину, а Ямерт сжал в ладонях белые ягодицы, провёл по одной из них языком и выпрямившись принял нужную позицию, снова глубоко вторгнувшись в знахарку. И всё пошло по новой, только теперь кузнец несколько раз менял темп, то отстранялся, то наклонялся ниже и дышал Лилии в спину, касаясь руками груди, и то крепко сжимая её, то едва поглаживая. Когда дело приблизилось к финалу, оборотень набрал максимальный темп, а после резко вышел из Лилии, испустив итог всего происходящего вниз. Как только последняя капля коснулась земли, Ямерт поймал знахарку и словно желая поставить точку, крепко поцеловал её.
Всё это время запуганный детёныш удивлённо наблюдал за двуногими. Странно они себя вели. Ох как странно.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 24-Мар-2014, 16:45:02 | Сообщение # 1205    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
На рассказ про приключения пустоголовых Арма и Рейна Рада лишь посмеялась. Иттрий с легкой укоризной глянул на жену: ему было совсем не весело. Куриная история могла кончиться очень плохо. Например, принудительной депортацией всей честной компании, и больной Рады в том числе, в лес, к волкам. А город-то далеко.
— А что сейчас с нами происходит? - поинтересовалась потом Рада, — И что мы будем делать дальше? Куда отправимся?
Иттрий призадумался, как бы ответить хотя бы на первый вопрос. Лично с ним сейчас происходило очень много всего. Самое меньшее — что он теперь находится среди людей, вроде как обычных, хотя и неадекватно-настороженных. Пусть тайник Дейви в воспоминаниях терялся, но ощущение пустоты за собой оставил; воспоминания пыток и скитаний по лесам не терялись же никуда. Впервые за долгое время Иттрий мог находиться в обитаемом селении, не опасаясь чего-то плохого, но расслабиться никак не мог.
Дальше по нарастающей. Вернувшаяся магия, которая так и зудела, требовала применения; какая-та новая неизвестная способность, отголоски которой доставляли неудобства. Поддерживать барьер вокруг себя почти постоянно было делом непростым, надо было все время об этом думать, но барахтаться в сумбурном океане чужих мыслей — еще хуже, и к тому же очень энергозатратно. Как разрешить эту ситуацию с меньшими потерями или вовсе без оных, Иттрий пока не придумал.
И не с ним одним странности. Вон как быстро заболела Рада. Что-то было здесь неправильно, и слава богам, что в деревне оказался целитель, иначе кто знает, что могло бы случиться. Но, главное, почему так вышло? Будут ли еще подобные казусы?
В общем, на вопрос "что с нами происходит" Иттрий пока не ответил. Разговор бы вышел очень путанным, по большей части философским и малоконструктивным.
— Никак не могу вжиться в нормальный мир, — лишь сделал лаконичную заметку воин и перешел к ответам на следующие вопросы. — А дальше ты поправишься, и мы поедем в Витемск. Там узнаем, что вообще происходит в Стерлинге, и тогда...
Что "тогда", Иттрий не договорил. Со стороны кухни послышался грохот, будто что-то тяжелое упало на пол, а потом и крики.
— Так, я разберусь. — Иттрий вскочил с табуретки и резвым галопом отправился на кухню, разгребать новую беду.

Рейн не то чтобы злился, он просто так общался. Поковырять Арма, проверить на прочность Сийрина — это ж от чистейшего сердца, с добротою душевной!
Правда, когда на такое "общение" "жертвы" злились, Рейну на душе становилось тепло. Он любил, когда на его заковырки отвечают с чувством.
Но на сей раз чувства было явно перебор.
— Это ты без старших такой смелый? — буркнул Арм. Рейн услышал, обиделся сам (потому что крестьянин угадал), но виду не показал и стал непринужденно щебетать дальше. Вот еще, чтобы всякие Армы могли Великих Рейнов цеплять.
Монолог для Рейна вышел обычным, но почему-то его конец очень сильно зацепил Арма.
— Чтобы тебе собственным языком подавиться, тварь безобразная. — четко выговорил он, поднялся с лавки и пошел к выходу. Рейн даже на одну секундочку почувствовал себя виноватым.
"Что, я сказал что-то не так?" — ничего исключительно обидного Рейн в своих словах не видел и недоумевал, почему Арм среагировал так остро, как никогда раньше.
Быть может, он потом бы даже дал Арму денек спокойствия в виде извинения. Но нет.
Совершенно неожиданно для Рейна, на его голову бухнулась тяжелая рука и с силой толкнула на столешницу. Оборотень смачно впечатался носом в деревянную поверхность.
— Ну все, ты попал. — Злобно прошипел Рейн, мигом взбеленившись. Сплюнув на пол слюну с кровью из разбитой губы и разбитого носа, волчонок юлой кинулся на Арма, сбив при этом лавку, и та упала на пол с большим грохотом.
Арм полетел на пол вслед за лавкой. Но крестьянин был готов к нападению, и лидирующую позицию сверху волчонок занимал недолго.

Когда Иттрий прибежал на кухню, основные действия уже были закончены. Арм немного ошибся, "старшие" в комнате все-таки были. Сийрин держал обоих драчунов за вороты рубах, разведя их подальше друг от друга, насколько это возможно. Но Арм и Рейн все равно пытались друг до друга дорваться, махали кулаками в стороны друг к другу и иногда даже попадали. Орк едва удерживал драчунов от более тесного сближения, и то лишь потому, что догадался схватить обоих за ворот: ткань тем больше душила парней, чем больше те рыпались.
Иттрий поспешил на помощь, перехватил в свои руки Рейна и оттащил его подальше. Рейн дергался и рвался продолжить бой. Иттрий, с которого на сегодня уже хватило всяких выходок, с чувством прошелся Рейну кулаком по ребрам. Действенно: тот ахнул и сразу успокоился.
Сийрин успокоил своего рыпающегося клиента более ласково. Он перехватил Арма одной рукой за шею, чтобы тот не вырвался, а второй взял со стола графин и медленно, спокойно вылил всю воду крестьянину на голову, будто цветы на окне поливал.
Душ оказался таким же эффективным, как и кулак под ребра. Арм и Рейн успокоились, и их отпустили.
— Либо вы мне объясните, какого ляду вы тут устроили, либо, ... ! — Гневно выдохнул Иттрий, так и не докончив тираду.
Парни здорово потрепали друг друга, хоть их поединок и занял меньше минуты. У Рейна все лицо было в крови, и, кажется, у него был сломан нос. Волосы торчат во все стороны, одежда порвана. Арм остался без рукава новой рубахи, но зато приобрел здоровенный фонарь под глазом, и морщился, поглаживая одной рукой бок. Оба "героя дня" тяжело и хрипло дышат.
— Спасибо, — с чувством сказал Иттрий Сийрину за то, что тот растащил парней, иначе те бы еще больше покалечили друг друга, пока бы Иттрий сам не подоспел. Только сейчас воин обратил внимание, что целителю тоже досталось: кто-то из драчунов в азарте боя вмазал по лицу и ему, и теперь на скуле Сийрина наливался большой синяк.
Новый взгляд, которым Иттрий вновь окинул Арма и Рейна, стал не то что гневным, но как сталь: острым, холодным, безжалостным и тяжелым.
— Он первый на меня напал, — фыркнул Рейн, опустив глаза в пол.

***

Ямерт взял Лилию дважды. Знахарка была абсолютно счастлива и довольна итогами своих приставаний.
Нахлынувший во время секса экстаз, затмевающий собою все вокруг, стал потихоньку стихать к концу сношений. Лилия физически устала, удовлетворилась, но все равно не хотела выпускать из себя Ямерта, сжала лоно, обхватывая упругими мышцами член оборотня. Но не удержала: желанный агрегат легко выскользнул из женского тела во тьму пещеры, и излился фонтаном на холодные, и без того сырые стены. Закончив с излиянием, Ямерт притянул Лилию к себе и завершил дело крепким поцелуем.
Сливы еще действовали, мозги еще не включились. Но даже если бы и было наоборот (сливы не включились, а мозги действовали), то Лилия вела бы себя так же.
Знахарка нежно обняла Ямерта, стала целовать ему шею и подбородок — куда дотягивалась, высок был оборотень. Потом повернулась к нему спиной и прижалась к его груди, прикрыла глаза, чуть откинула голову назад. Вот так стоять сейчас было очень хорошо. В яме холодно, но рядом теплый Ямерт, который ухитрился сделать сидение в ловушке занятием безумно приятным.
Но по мере того, как отходили сливы, приходила неловкость. Лилия продолжала стоять спиной к Ямерту, но уже не потому, что ей нравилось, а потому, что боялась развернуться и заглянуть оборотню в глаза. Господи, стыд-то какой! Повела себя как последняя шлюха, перепихнулась в темном месте с боевым товарищем, которого и не целовала-то до сего дня и ни разу. Лилия бы сейчас охотнее под землю провалилась, чем повернулась к Ямерту. Даже от мыслей таких грудь холод прошибал.
Но среди мыслей разумных плутала одна коварная, которая над Лилией откровенно ехидничала.
"Ну, признайся, тебе же понравилось?"



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 24-Мар-2014, 21:33:35 | Сообщение # 1206    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Иттрий так и не ответил ничего утвердительного. Рада прекрасно видела, как ему тяжело отвечать на поставленный вопрос, наверное от того, что сам он ещё ничего не знал, как и она. И кто угодно вокруг. Глупо было надеяться на чудо. Тем не менее, ответ воина слегка её успокоил. Всегда радостно, когда от неопределённости страдаешь не ты один, а ещё кто-то с тобой. Значит, можно ещё потерпеть, значит, всё наладится. Так всегда бывает.
А что в случится, когда они окажутся в Стерлинге, Иттрий не договорил. Послышался грохот и воин тут же поспешил выяснить природу его возникновения. Вариантов было не так уж много. Когда где-то рядом находится неуклюжий Арм, то вероятность падения чего-угодно просто случайно сводится практически в нулю. Рада даже дёрнулась и собралась следовать за Иттрием, но супруг смерил её строгим взглядом, и рада осталась. Крайне недовольная, надо признать, но деваться от своего положения ей всё равно было некуда.

Арм и не ждал, что Рейн вдруг спасует, или расплачется, или просто не станет отвечать, он знал, что вспыльчивый товарищ обязательно ответит. Так и случилось. Только он вскочил из-за стола, как тут же оказался верхом на Арме. Впрочем, там он тоже был недолго, крестьянин больше от волнения, страха и обиды сумел заехать ему локтём по уже пострадавшему лицу и сбросить Рейна. Ничего больше они сделать не успел, его, как и противника, схватили за шкирку, и с этого момента лучше сего у обоих получалось только сверлить друг друга взглядом и душить себя собственными рубахами.
И конечно прибежал Иттрий. Прилетел, практически, гонимый раздражением и гневом на обоих. Только Арм себя виноватом ну никак не ощущал. Это была вторая в его жизни драка, и первая, которую он чала сам, и первый раз за всю свою жизнь он на все сто процентов чувствовал, что поступил правильно. А Иттрий уже гневно разбрызгивал слюну вокруг, пока Арм остывал и испытывал умиротворение. Только жгучая обида всё равно никуда не девалась.
— Он первый на меня напал, — это Рейн подал голос. Весьма неожиданно подал, надо сказать, Арм чего угодно ожидал, но не ябедничества.
— Да, я, - подтвердил Арм, — И нисколько об этом не сожалею. И объяснять никому ничего не собираюсь. Меня всегда учили, что за языком нужно следить. Я был уверен, что этому учили всех.
И замолчал. И сам себя в этих словах не услышал. Где тот запуганный мальчишка, который всегда первым лез под стол, в случае опасности? А, в прочем, не важно, где он. Наверное, его просто всё достало и он подал голос. Нельзя сказать, что неудачно. Подбитый глаз и ребро, конечно, ныли, и завтра всё будет ещё хуже, но это совершенно не важно.
Арм так же знал, что завтра или послезавтра ему очень захочется увидеть Лилию. Потому что только с ней он всегда мог поговорить, и она бы его поняла, выслушала. Кроме неё была ещё Рада и Грог, но пса парень не воспринимал всерьёз, а Раду слегка опасался. Но так или иначе. а поговорить о произошедшем ему нужно будет с кем-то спокойным и понимающим, кто обязательно скажет ему, что он не сошёл с ума.

***

Не успел Ямерт отыскать где-то внизу свои брюки и кое-как заставить их держаться на поясе, как Лилия прижалась к нему и осыпала нежными поцелуями. Оборотень тихо млел под ними, покорно позволяя Лилии делать с собой всё, что ей захочется, и боясь лишний раз шевельнуться — вдруг спугнёт и всё кончится. А Лилия, тем временем, прижалась к Ямертовой груди спиной, откинула голову назад и застыла. Кузнец в ответ крепко обнял женщину за плечи, опустив голову ниже, к её шее, и путаясь в мягких волосах касался губами то плеча, то уха, то скулы, всего, до чего мог дотянуться. Давненько не бывало так хорошо. Было даже что-то романтичное в том, что оба находились в охотничьей яме, из которой сами выбраться не могли. И разомлевший Ямерт, абсолютно счастливый сейчас, тёрся как большой кот о щёку Лилии, ласкался к ней как мог и совсем не хотел отпускать. До поры.
Глаза Ямерта были совсем не привычны лезть на лоб от изумления, страха или удивления. Для них, прямо сказать, действие это было очень редким и из ряда вон выходящим. И сейчас был как раз такой случай. Сперва он ощутил, как до того совершенно ничему не протестующая знахарка вдруг напряглась в его руках. А после напрягся сам. Нельзя было точно сказать, что случилось. Как будто все время до этого Ямерт был пьян. а теперь вдруг протрезвел, резко и с очень неприятными для себя последствиями. Теперь он заново переосмысливал всё, что происходило всего несколько минут назад и глаза его медленно, но верно стремились вылезти из орбит. Да что говорить, оборотень весь оцепенел, и не мог даже пошевелиться первые несколько секунд. Только продолжал сжимать знахарку в напряжённых от волнения руках и сопел ей в затылок. Появилось первое желание: если не вылезти из ямы, то хоть закопаться в неё ещё глубже, или занять место мёртвого грифона. Ему что, он дохлый, никаких проблем не знает, и Ямертовы терзания ему совсем неведомы. И дело было вовсе не в том, что Лилия была какая-то не такая, или что ему совсем не понравилось, нет. Дело было в том, что Лилия была как раз очень такая. ну и ещё, конечно, в том, что так себя Ямерт обычно не вёл. Особенно со знакомыми. Будь на её месте незнакомая ему, совершенно обычная женщина, он, конечно, тоже не избежал бы терзаний, но куда более меньших, чем те, что испытывал сейчас. А теперь что? Куда бежать? Что делать? Что говорить? Как смотреть Лилии в глаза?! В голове у оборотня и мысли не было, что во всём виновата подруга. Всю вину он привычно валил на себя.
Но что-то делать нужно было. Срочно.
— А-а-э-эм... - это первое, что смог выдавить из себя оборотень, — Слушай, а-а-а, а ты не, м-м-м...- Ямерт нахмурился и заткнулся, устремив взгляд в пол. Неудачная вышла оправдательная речь, что тут скажешь. Помощь пришла откуда не ждали.
Притомившийся детёныш выбрался из сумки и теперь со смесью страха и интереса разглядывал незнакомых двуногих, заинтересованно попискивая. Кажется, был готов к знакомству. Или был голоден и клянчил ещё плодов.
— О, тут вот...смотри, - оборотень сглотнул, снова выругав себя за красноречие и наконец нашёл в себе силы разжать руки и выпустив Лилию, склониться к птенцу. Тот щёлкал клювом, шипел, но прятаться не торопился. Ямерт протянул ему найденную на земле рядом проклятую сливу и поторопился скормить. Ощутил себя так, будто улики уничтожает.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 25-Мар-2014, 00:27:44 | Сообщение # 1207    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Из скупых полуобъяснений Рейна-Арма стало очевидно, что Рейн опять сказал какую-ту колкость, но Арм на этот раз отомстил кулаками. Колкость удалась особенно: на крестьянском лице красными чернилами было написано, что он очень обижен, и что искренне считает, что драку затеял правильно.
Тем не менее, все равно более виноватым со стороны казался Арм.
— А вот это зря. — Холодно сказал Иттрий на его "и нисколько об этом не сожалею", а также на "и объяснять никому ничего не собираюсь". — Рейн, ты нанес ему такое смертельное оскорбление?
Ну а Рейн молчать не желал, язык-то без костей. Тем более, почувствовав, что весы переклонились в его пользу, поспешил накидать еще камней на Армову чашу:
— Он так выбесился после того, как я назвал его Армилой и спросил, не работал ли он весь день бесплатно, как лох какой-то, — быстро высказал Рейнгольд. Что уж, он тоже чувствовал себя правым, как и Арм. Правда же ничего плохого не сказал, так что сразу в драку лезть?! — Потом намекнул, что ты ему вставишь за прошляпленный рабочий день. И все! Всего-то!! Этого хватило, чтобы кролик обезумел и напал на меня.
Рейн, сам не зная того, сделал все правильно. Иначе Арм до конца жизни был бы уверен, что волчонок делал намеки о его проститутском прошлом. Так хоть червячка сомнения крестьянин в душе поселит, а еще лучше, если поверит.
Для Иттрия же ситуация окрасилась примерно так: два мальчика поссорились в песочнице, один назвал другого "бякой", второй тут же двинул обидчика лопаткой по голове, и вот началось. Очень захотелось выпороть обоих мальчиков розгами и закончить на этом деле. Только вот незадача: мальчикам-то уже около двадцати, таких розгами пороть не пристало.
Следующим позывом было запретить Сийрину лечить драчунов, но и его Иттрий быстро подавил, рассудив, что за такое сам бы заслужил фингал под глазом от целителя. Здесь его правила. А еще, по крайней мере Рейну, действительно нужна помощь: парень болезненно морщился, часто сглатывал, а кровь из слегка изменившего свой вид носа текла обильно.
— Вот чтобы я таких "разборок" больше не видел, — ограничился строгим внушением Иттрий. Никаких угроз воин не сделал, но было понятно, что на следующей драке он точно что-нибудь придумает, как минимум самолично наподдаст каждому из "пострадавших" по самое не балуй. — Сийрин, ты займешься ими?
Целитель кивнул. Сам он собой уже занялся, сидел вольготно на лавке и прижимал к щеке стакан с бывшим чаем, а ныне коричневым льдом.
— А вы, — Иттрий глазами обвел Рейна и Арма, — уберете этот бардак, который устроили.
Вроде бы как новых драк не намечалось. Иттрий покинул комнату, вернулся к Раде и спрятал голову на ее груди, надеясь, что его приласкают и пожалеют. Себя воин чувствовал более несчастным, чем оскорбленный Арм или побитый Рейн. Им-то сейчас весело, но если из деревни за такое веселье выставят, то разгребать последствия придется уже не им.

— Рейн, иди ко мне. Июль, будь добр, принеси таз с водой и полотенца, эти вещи отыщешь на заднем дворе. Арм, тебя я тоже посмотрю, ну а пока бери швабру и вытри пол, пока паркет не вспучился. — Попытался внести порядок в хаос Сийрин.
Июль первым сорвался с места. Всю драку он статуей просидел за столом, мечтая слиться с оным, и сейчас был очень рад покинуть, хоть и временно, это помещение. Некромант словил много стресса, испугался не за себя — за Рейна с Армом, но помочь делом во время драки не смог: просто стормозил.
— Арм? — пока крестьянин не ушел за шваброй, Сийрин перекатил ему по столу свой стакан со льдом. Пусть крестьянин пока облегчит свое состояние, а махать шваброй и одной рукой можно.
Рейн тяжело плюхнулся напротив целителя, признав, что помощь ему правда нужна, уж очень болит нос. И, кажется, в сторону смещен: это совсем плохо. Очень бы хотелось вернуть его на место. Тем не менее, озлобленный волчонок сейчас не мог удержаться от хамства. Пока целитель отмывал ему от крови лицо, чтобы что-то увидеть, агрессия во взгляде Рейна все усиливалась, злость требовала выход наружу. К чему прицепиться, нашлось легко.
— Что, жить буду, но с носом кривым? — недобро поинтересовался Рейн, — ты ж даже с собой так и не справился.
Рейн намекал на шрамы, что были видны на лице Сийрина при ближайшем рассмотрении: короткий "хвост", вылезающий за повязку, и еще пара коротких, светлых росчерков на крыле носа с той же стороны.
Вспомнился Ямерт. И пусть Рейн с ним никогда не ладил, и кузнец считался общепризнанным предателем, все равно волчонку было немного грустно, что оборотень исчез из компании.
Его тоже легко было подкалывать на шрамы. И вообще, занятный типчик был, хотя одновременно с этим Рейну по-человечески не шибко симпатичный.
— Ну ты и джигит, парень, — фыркнул Сийрин. Всякое бывало, но на откровенное хамство по отношению к целителю во время лечения не у многих мозгов хватало.
Да, нос волчонка требовал вправления, чем орк немедленно и занялся. Взялся двумя пальцами за искривленное место, потянул вниз и вбок — и, вуаля, с негромким щелчком нос вправился и стал выглядеть почти таким же как и раньше, только слегка опухшим и красным. И кровь еще текла.
Рейну было и больно, и неприятно. Но боль стала уходить почти сразу. Волчонок аккуратно потрогал нос и убедился, что тот в порядке.
— Иди пока, посиди спокойно, чуть голову назад откинь, пока кровь не остановится. — посоветовал Сийрин и тут же добавил, — потом вытри за собой стол, пожалуйста.
Рейн ушел в буквальном смысле задирать нос на крыльцо. Видеть никого не хотелось. Но Вайд увязался следом, с чем волчонок, немного поворчав, смирился.

***

Лилия, несмотря на собственное напряжение, почувствовала, как изменилось поведение и Ямертова тела. Кажется, он тоже был несколько шокирован произошедшим: тоже будто одеревенел, прекратил поглаживания и только сопел в макушку.
— А-а-э-эм... Слушай, а-а-а, а ты не, м-м-м... — невнятно промычал он через какое-то время.
— Я не... а-эмммм. — С такой же четкой ясностью отозвалась Лилия. На месте Ямертова "м-м-м" точно должно было стоять слово "шлюха", но знахарка не была уверена, что тут стоит обижаться. Как себя вела, так и получила. Но все равно стало совсем стыдно, кровь прилила к лицу, и из мертвенно-бледного оно стало нежно-красным.
Неизвестно, как бы голубки выпутывались из щекотливой ситуации дальше, если бы на невольную выручку не пришел грифоненок. Он вылез из своей сумки, пищал и хотел общения.
Оборотень разжал руки, наклонился к птенчику и стал кормить его сливой. Лилия, воспользовавшись ситуацией, натянула юбку со спины на то место, где ей быть полагается, нашарила ногой на земле белье и аккуратненько его под юбку поддела, пока Ямерт не смотрит. Оказавшись вновь одетой, Лилия почувствовала себя слегка увереннее.
— О, а он... такой... — поддержала Лилия "разговор" после слишком затянувшийся паузы. Под "он" она имела ввиду грифоненка, а не, скажем, член Ямерта.
Хотя последний тоже был еще какой.
Лилия покраснела еще больше (интересно, а оборотни красноту лица во тьме видят?), наклонилась к птичке и аккуратно тронула ее пальцем по перьям. Грифоненок немедленно нахохлился, раздулся, как шарик, и встряхнулся.
Лилия нервно хихикнула.
"Скорее бы охотники пришли. Может, повезет, они посчитают нас за добычу, проткнут копьями и избавят от стыда," — грустно подумала она и посмотрела наверх.
А рассвет-то уже начинался. Скоро охотников действительно можно ждать. Яма вроде все-таки не кажется заброшенной.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 25-Мар-2014, 15:53:19 | Сообщение # 1208    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 25-Мар-2014, 19:49:34

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
От Рейновых объяснений Арма не отпустило. Он, конечно, выяснил истинную причину его хмыканий, но раскаяния за ошибку не ощутил. Арму давно нужно было это сделать, и в свой поступок он вложил все причинённые ранее обиды.
— А вы, — Иттрий глазами обвел Рейна и Арма, — уберете этот бардак, который устроили.
Арм пожал пле5чами. Хорошо, уберёт. Он был как раз не против устранения бардака, который сам же учинил. Куда больше он был бы возмущён, если бы его заставили убирать за кем-то. А тут всё честно, справедливо. И голова другим занята.
Крестьянин взял стакан со льдом, приложил к лицу и отправился на поиски швабры. Швабру он отыскал даже без посторонней помощи, она стояла прямо за дверью, вместе с ведром. Воды можно было набрать на улице из бочки.
В темноте сложно было разглядеть своё отражение в воде, лицо расплывалось тёмным пятном, и Арм не стал в него вглядываться, просто набрал воды. Когда он поднимался на крыльцо его догнал Грог. Судя по тому, как тщательно пёс облизывал морду. охота более-менее удалась. В темноте пёс тоже не рассмотрел фингала на лице парня, зато когда вошёл в комнату вслед за ним....
— Кого тут убили? - удивлённо спросил он, осматривая поле боя. Нельзя сказать, что оно было залито кровью, но кровотечение из сломанного носа всегда было обильным, и на пол накапало прилично. Рейн уже сидел рядом с лекарем с расквашенным в кашу лицом, а Арм покорно вытирал пол. Теперь Грог видел синеву под его глазом.
— Молодчина, Арм. - коротко прокомментировал Грог, который совершенно не собирался разбираться в ситуации. И так было очевидно, что парни подрались, и Рейнгольду досталось сильнее. Мытью полов Грог мешать не стал, быстро удалился в прихожую.

А Рада как голодная пантера ерзала на кровати, а даже поднялась и начала переминаться с ноги на ногу. Что-то там за дверью происходило. Она слышала, как ругался Иттрий, слышала сдавленные голоса Арма и Рейнгольда и просто сгорала от любопытства. Но когда в комнату вернулся подавленный Иттрий и молча уронил голову ей на грудь, рада была озадачена. Мужа она обняла, мягко принялась гладить по буйной, настрадавшейся голове, давая ему успокоиться, прежде чем приставать с расспросами. А когда Иттрий всё ей вкратце рассказал, только хмыкнула.
— Арм, конечно, не прав, но молодец. Вырос парень. Будь мне лет шестнадцать, я сама не удержаться бы рано или поздно от того, чтобы огреть Рейна по голове чем-то тяжёлым. И вообще хорошо, что ему досталось от Арма, а не от кого-то постороннего. И вообще. Мужские драки залог крепкой дружбы. Вроде бы, - Рада улыбнулась, — Так что всё будет хорошо.
Ведьма погладила Иттрию по щеке и не рискуя его целовать, потерлась щекой о его плечо, как кошка.
— Только Арма не трогай. Сам всё понимает. Захочет — сам придёт поговорить. Ему и так сейчас не сладко.

***

Лилия красноречием тоже не отличилась, но Ямерт и не стремился её понять или провести непринуждённую беседу под звёздами. Птенчиком он заинтересовался ещё больше, только чтобы не упаси боги не смотреть на знахарку вообще и ещё лучше находиться от неё на расстоянии метров десяти. Или километров. Десяти тысяч километров. Вот так было бы отлично. Но разве ж можно сбежать от того, что творилось в голове?
Так что когда Лилия вдруг склонилась к птенцу, Ямерт отпрыгнул от него, словно на его месте вдруг возникла кобра. А змей оборотень очень не любил. Хорошо, что рассвет уже занялся, небо начало светлеть, первые птицы запели. Скоро и охотники придут.
А пока Ямерт просто уселся на землю и прижался головой к стенке. Она была прохладной, прекрасно охлаждала разгорячённый лоб. Чем там занималась Лилия оборотень предпочитал не видеть и не слышать. Он чувствовал, что ему нужно извиниться, но не знал даже, как вообще начать разговор. Больше всего его страшило предстоящее, и, скорее всего неминуемое обсуждение произошедшего здесь. Конечно, можно было бы просто об этом забыть, но так не бывает, не-е-т. Если Лилия сегодня же не уйдёт навсегда, то поговорить им рано или поздно придётся, если они хотят сохранить рассудок и хорошие отношения, позволяющие работать в паре. И кузней не хотел ни портить с Лилией отношения, ни чтобы она уходила. И разговаривать тоже не хотел.
Как это всё сложно. Всего лишь секс, который, кстати, принёс обоим только удовольствие, и столько проблем теперь. Ужас.
Оборотень вздрогнул, когда нечто коснулось его ноги. Оказалось, это птенец осмелел настолько, что сам приполз к нему, и теперь чего-то требовал. Кормить его было уже нечем, и оборотень только виновато развёл руками. Но птенчик не расстроился, ловко запрыгнул оборотню на колени, свернулся клубком и вскоре мирно засопел. Ямерт попытался накрыть его ладонью, но тут же был отогнан щелчком клюва и угрожающим шипением.
— Понял, не дурак. - проворчал он.

Охотники пришли рано утром, но Ямерт уже успел задремать. Он ожидал каких угодно проблем с этими людьми, но их не оказалось. Двое мужчин, сын и отец, судя по всему, сперва вытянули Лилию, а после и сам оборотень выбрался по скинутой верёвке. Спрашивали немного, только как упали, да сколько тут просидели. Ямерт, в свою очередь, спросил, действительно ли мужчины планировали поймать грифона. Из ответа понял, что нет, и сами удивлены его наличием в яме. Детёныш из ямы выбрался верхом на оборотне, крепко вцепившись ему в плечи коготками и бесполезно хлопая неокрепшими крыльями. Ямерт было предложил птенца охотникам, но те открестились от него как от чудища, вытаращив глаза в ужасе.
— Где ж я его поселю? - спрашивал Ямерта старший охотник. Ну да, действительно, где. Придётся забрать его с собой. А там уж как получится. Может за ним папа прилетит.
— Наверное, в библиотеку сходим в другой раз, - пробурчал оборотень Лилии, когда они немного отошли от охотников — Умыться бы. - и подтянув спадающие штаны, спрятав голову в плечи побрёл в сторону дома.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 25-Мар-2014, 23:47:19 | Сообщение # 1209    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий действительно успокоился благодаря Радиным ласкам. Не то чтобы он до того был на взводе, но чувствовал себя уставшим и никак не мог изгнать из головы желание выпороть хулиганов. Но теперь вроде отпустило.
— Только Арма не трогай. Сам всё понимает. Захочет — сам придёт поговорить. Ему и так сейчас не сладко. — Сказала Рада.
— В том-то и беда, что не понимает. По крайней мере, вовремя. И Рейн такой же остолоп, — вздохнул Иттрий. — Мне, в общем-то, все равно, пусть они хоть дерутся, хоть на брудершафт пьют и целуются, это все их право, их тело, пускай сами за него решают. Но надо же думать, где волю можно себе давать, а где нельзя! Хоть иногда голову надо включать. Нас и так в этой деревне откровенно недолюбливают, и если найдут повод отсюда выставить, то сделают это. Сийрин не будет вечно вступаться, у него и своих забот хватает. Нам же пока необходимо удержаться здесь. Всего-то несколько дней вести себя тихо, все разборки и фокусы отложить на потом, неужели это требует неимоверных усилий и запредельного понимания? Хм, кстати, в пылу боя я Арму и Рейну вообще драться запретил. Может так даже и лучше, тем более что я не сомневаюсь, что эффект от внушения не продлится долго. Горячие наши парни.

У Арма вроде бы ничего серьезного не было, но все равно на всякий случай Сийрин его осмотрел. Рейн напрыгнул на крестьянина и всей массой врезал ему по ребрам, тут вполне могли бы получиться какие-нибудь трещины. Пришлось немного поколдовать, потому что, увы, треснутые кости на ощупь не определяются.
Оказалось, что нету у Арма никаких трещин, одни синяки. Поболят и перестанут, пройдут прекрасно сами. Впрочем, памятуя о том, что Арм устроился нянькой и ему надо будет завтра играть с детьми (а прежде - получить на то допуск от их родителей), Сийрин навел на крестьянский фонарь легкие чары и пообещал, что к утру синяк рассосется.
Чуть позже пришел Рейнгольд с тряпкой в руках и принялся оттирать стол. Небрежно, неторопливо, но до тех пор, пока столешница не стала вновь чистой. Сам Рейнгольд, кстати, тоже стал чистым за время отсутствия: помылся. Кровь смыл, грязь смыл, волосы в порядок привел. Сальными они выглядели не слишком презентабельно, но теперь блестели, были расчесаны, вились немного. Шевелюра волчонка и раньше всегда курчавилась недолгое время после помывки, и довольно мило было видеть эту особенность на уже взрослом Рейне. Как-то намного легче он узнавался.
Только припухший нос и разбитая губа портили общую картину. Виновника этих апгрейдов Рейн лишь единожды окинул презрительным взглядом, пока находился с ним один на кухне.

Сийрин ушел в Радину комнату. Рядом с ведьмой сидел Иттрий, держал ее за руку, они о чем- то негромко переговаривались. Целитель вежливо попросил воина отдать ему Раду на целебные вечерние процедуры, и тому пришлось согласиться и помещение от себя очистить.
К счастью, на крылечке, излюбленном месте всей честной компании, сейчас никого не было. Иттрий там и остался, смотрел, как люди расходятся по домам, как постепенно темнеет, как зажигаются, а затем гаснут в домах огни, как зажигаются и подмигивают первые звезды на пока еще сумрачном небе.
"Интересно, как проводят вечер остальные?" — подумалось Иттрию. — "Ну, с Радой все понятно, и наверное с ней опять доктор засиделся. Грог прогуливается. Арм, Рейн — как кошки по разным углам разбегаются, в одном доме навряд ли оба сидят. Вот Вайд, наверное, в комнате, читает при свече какую-нибудь свою толстую книгу".
Вечер выходил очень разобщенным.
Но зато дальше — ночью — предстояло очень вкусное событие, которое вполне способно внести тепло и свет в души оскорбленных и униженных, а так же любителей посидеть в углу в одиночестве.

***

Лилии ночь вечностью казалась. Она с птенчиком играла, плесень на стенах изучала, землю ногтями ковыряла — чем угодно себя занимала, лишь бы с Ямертом не говорить и на него не смотреть. Знахарке сейчас больше всего на свете хотелось забыть о произошедшем эпизоде, как о страшном сне, и больше никогда не вспоминать о нем.
Избавители-охотники пришли утром, вытащили из ямы, никаких проблем не доставили. Только вот грифоненка брать не пожелали, так что пришлось взять его с собой — ну не выкидывать же в лес, в самом деле, птенчик еще совсем маленький, о себе позаботиться не сможет. А что потом с ним делать, когда он подрастет, видно будет. Хорошо бы не баловать, учить охоте, а потом на волю выпустить.
Поход в библиотеку не состоялся. Лилия и Ямерт отправились назад, в избушку.
— А где помыться? — робко спросила Лилия, когда парочка нечаянно перепихнувшихся добралась до места. Знахарка предпочла бы какой-нибудь природный резервуар, но есть ли такой поблизости, не знала.
А еще к природному резервуару было жизненно необходимо полное уединение.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 27-Мар-2014, 08:24:21 | Сообщение # 1210    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
В комнату заглянул Сийрин и своим появлением поставил точку на уединении Иттрия с Радой. Ведьма вздохнула и выпустила руку воина, проводив его любящим взглядом. Она видела его так мало, что каждая секунда была ценной. Но тешила себя надеждой о скором выздоровлении, и тогда Иттрия от себя как минимум сутки не отпустит. После возвращения она не успела ещё им толком насладиться.
Но пришёл Сийрин. Лечение тоже было необходимо. Рада вдруг поймала себя на мысли, как ужасно выглядит. Наверняка бледная, лохматая, с опухшими глазами, осунувшаяся, с грязными волосами, как солома разбросанными по голове. Хорошо, что поблизости не было зеркала.
Сийрин сел на кровать и ведьма заметила, что его скула тоже отведала чьего-то кулака. Без церемоний она ловко цапнула орка за подбородок и развернула к себе, получше рассмотреть. Нахмурилась.
— А вот это плохо. Ты на парней не злись, они вообще-то хорошие. Просто иногда с ними нужно построже. С Рейном особенно.

Арм с Рейном так словом и не перекинулись. Да и о чём было говорить? Крестьянин домыл полы, поблагодарил лекаря за оказанную его глазу услугу, вышел во двор выплеснуть воду, поставил на место швабру и ведро и...дальше не знал, куда себя применить. На улице было приятно, чуть прохладно, на небе мягко мерцали звёзды. Арм некоторое время стоял задрав голову вверх, тупо уставившись в небо, ощущая, как лечебный звездный свет проникает в душу и мягко обволакивает её, даря покой и умиротворение. От чего-то вспомнился Юлар. Вместе с ним и с его подачи Арм начал было хоть как-то подтягивать физуху, даже ответственно занимался каждое утро, но потом произошло ужасное. С тех пор парень очень твёрдо понял одно: от дури в голове спасает физический труд. Любой, в общем. И, пожалуй, вновь попытаться заняться собой, хоть немного, не помешало бы. Ему ведь невероятно везло всё время до пленения, он практически всегда чудом избегал травм, хотя остальным доставалось по полной программе. особенно тем, кто активно участвовал в обороне. И теперь, в случае стычки, отсиживаться в тылу Арму не хотелось. Но с чего начать? Нужно с кем-то посоветоваться. Первая мысль была об Иттрие, но крестьянин тут же вспомнил давний разговор в таверне и Иттриев отказ, и тут же передумал разговаривать с Иттрием. А вот с Радой, пожалуй, поговорить стоило. Всё равно вариантов больше не оставалось.

***

— Помыться? - Ямерт с трудом оторвал взгляд от покосившейся, наполненной не самой чистой водой бочки, и с ещё большим усилием смог сообразить суть вопроса.
— Там. Полчаса примерно. Озерцо. - ответил он и вытянув руку указал направление. Как только Лилия скрылась, оборотень выдохнул, опустил на землю птенца, который тут же принялся подбирать с неё осыпавшиеся с лески ягоды и грибы. Сам, не мудрствуя, стянул рубаху и глубоко окунулся в бочку по пояс, застыв в ней на несколько секунд и вынырнув. Вода была холодная и бодрила, смывала часть дурных ощущений и мыслей. Когда он выпрямился, сразу обнаружилась проблема, которую нужно было срочно решить, пока знахарка отсутствует. Штаны, державшиеся на одном только ремне, неумолимо сползали. Пуговица из них была вырвана с корнем. Предстояло совершить целый квест, поскольку у Ямерта, во-первых, не было ниток с иголкой, во-вторых, не было пуговиц, а в-третьих, шить он не умел от слова совсем. Запасные брюки были, но такого вида, что в них только подачку клянчить.
Ямерт вернулся в дом. У него была леска — отлично, сойдёт за нить. Есть шило, тонкое и ржавое. А что делать с пуговицей? Оборотень взял в руку один из не обработанных кусков дерева, заготовка для будущей поделки. Повертел в руках, взял нож и отрезал небольшой бросок. Минут пятнадцать оборотень обрабатывал дерева, придавал ему форму, срезал излишки, пока не получил на тонкий небольшой брусок с двумя дырками посередине.
Стянув с себя штаны, кузнец осмотрел фронт работ, вздохнул и принялся за дело.
Результат оказался кривым, но крепким. Застёгивалось и ладно. Зато пальцы были исколоты шилом вдоль и поперёк. Но теперь жить дальше стало чуть легче.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 27-Мар-2014, 13:43:53 | Сообщение # 1211    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Сийрин вздрогнул от неожиданности, когда Рада цапнула его за подбородок (уж больно неожиданный от ведьмы жест: сама-то она явно чужих прикосновений не любит), но быстро расслабился и покорно дал девушке себя осмотреть.
— А вот это плохо. Ты на парней не злись, они вообще-то хорошие. Просто иногда с ними нужно построже. С Рейном особенно. — Сказала она, нахмурившись.
— Да я и не злюсь, — серьезно ответил Сийрин. Чуть усмехнулся. — Со мной вообще подобные ситуации часто случаются.
Истинно так. Получать травмы, можно сказать, случайно, ему конкретно не предназначенные, у орка будто бы в книге судьбы красными чернилами было записано. Неудивительно, с таким-то характером. Ему проще было подставиться под опасность самому, чем остаться в стороне, когда кому-то плохо.
Рада отпустила его подбородок. Жаль. Прикосновение теплых пальцев было приятным. К тому же, пусть Рада действительно была сейчас лохматой, бледной и припухшей, но все равно целитель находил ее привлекательной. Однако же заметил сегодня тот взгляд, которым ведьма проводила Иттрия. Слишком теплый для простого дружеского. Да и воин к ней часто заходит, кормит, за ручку держит... Что уж там, он единственный из всей компании, кто к ней вообще заходит, кроме Грога. Немного странный у них коллектив.
— А, м-м.. — Сийрин чуть замялся. Задать один простой вопрос с оттенком интимности в его сути очень хотелось, но с его формулировкой неожиданно возникли проблемы. "Пара", "вы вместе", "встречаетесь", "просто друзья", "не брат ли", все как-то не звучит, что-то смущает... Ладно, можно пойти окольными путями. — Вы с Иттрием давно знаете друг друга?

***

По наводке Ямерта Лилия без проблем нашла озеро. Небольшое, чистое, с камышами у берега. Но если зайти подальше, то ил сменялся песком, и стоять на нем в прохладной воде было очень приятно.
Знахарка очень бы хотела иметь с собой мочалку, да желательно погрубее, но ее не было. Вместо нее Лилия стала яростно оттирать свое тело руками, каждую его клетку, аккомпанируя себе резкими выдохами, когда сама делала себе больно. Но отмыться очень хотелось. Руки, ноги, все пальцы, грудь, сокровенное место — все до чистоты.
Лилия не мучилась совестью по поводу измен супругу, который уже более чем век мертв. "Измена" с Ямертом — далеко не первая. Нерегулярно, но сношения с мужчинами у знахарки все-таки случались, простые человеческие желания давали о себе знать.
Но не думать о Лучезаре Лилия все равно не могла.
Озерная вода холодная. Пока Лилия отмывалась, она замерзла, у нее окоченели пальцы рук и ног. Знахарка вылезла на берег и устроилась обсыхать на солнышке: полотенце-то с собой не прихватила, голова совсем другими мыслями занята была. Которые, к слову, начали возвращаться.
"И я опасалась, что непристойно просто жить в одном доме с мужчиной. Ха-ха-ха", — мрачно подумала Лилия, подставляя теплому солнышку руки. — "Ну, теперь уж такой проблемы точно нет. Хоть в одной кровати спать можно, какая уж теперь разница. Но, наверное, поговорить с Ямертом о случившемся все-таки придется. Иначе так мы и будем отскакивать друг от друга, а это совершенно неприемлемо, если мы собираемся дальше работать вместе.
Да ладно, ладно. В конце концов, ничего страшного не случилось. Ну, сорвало крышу, не справились с собой... Возможно, в этом виноваты те самые странные плоды, "сливы". В конце концом, мы с Ямертом взрослые люди, свободные, и на молву людскую не должны внимания большого обращать".
Лилия постепенно успокаивалась, событие в яме уже не казалось ей таким ужасным, как еще полчаса назад.
Солнышко высушило влагу. Лилия оделась, но домой не спешила — уж очень хорошо сиделось на полянке, среди ароматных лесных трав. Вначале сиделось, потом лежалось. Так знахарка и уснула крепко, глубоко, и просыпаться в ближайшие часы без какого-либо влияния извне ее организм не желал бы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 30-Мар-2014, 00:24:13 | Сообщение # 1212    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 30-Мар-2014, 10:19:28

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— А, м-м...Вы с Иттрием давно знаете друг друга? - спросил орк как бы между прочим. Рада чуть заметно улыбнулась краем губ. Вопрос её нравился одним фактом своего звучания.
— Давно, - коротко ответила она, не собираясь пока ничего более прояснять, — Так посчитать, то уже лет пять, не меньше. Чуть меньше с Армом. Ещё меньше с Рейном. А больше всех — с Грогом. С ним с самого детства. А почему ты спрашиваешь? - Рада хитро прищурилась и улыбнулась, как лисица, что обвела глупого волка вокруг пальца. Хоть сама Рада никого и не обводила вокруг пальца, но настроение отчего-то вдруг взлетело и стало каким-то игривым. Находись она в более крепком здравии, да будь Рядом Иттрий, обязательно полезла бы приставать, кусаться и дразнить, но позволить такое поведение с Сийрином она себе никак не могла. Хоть и поймала себя на мысли, что если бы не живой муж, то, может быть, учудила бы что-то посерьёзнее хитрых улыбок.

Арм простоял глядя в небо и остывая минут пятнадцать, а потом выдохнул и ощутил себя свежим. Полегчало. Сильно полегчало. Где-то он даже был готов извиниться перед Рейном, но твёрдо решил, что делать этого не станет. Рейн перед ним всё равно ни разу не извинялся, так с чего бы? Вместо этого парень вспомнил о важном деле.
Иттрия долго искать не пришлось, он был на крыльце.
— Как там наш коварный план, будет приведён в действие? - спросил крестьянин у воина, немного опасаясь вообще не получить ответа, а вместо него тяжёлый, усталый взгляд, или грубость в ответ.

***

Ямерт тоже уснул, но прежде, чем ему удалось это сделать, пришлось решить ещё одну проблему. Птенец. Он пищал и требовал то ли внимание, то ли, что ещё более вероятно, еды. Ямерт долго не мог разобраться, и то брал его на руки, за что получал клювом, то пытался играть с ним, то сажал в разные места. Ничего не помогало. До тех пор, пока кузнец, устав, не усадил его на стол, на котором остались остатки прошлого пиршества. Грифонёнок походил по столу, тронул лапой блюдо, сунул нос в горшок и...там и остался, пока не доел всё, что в нём было. Пока ребёнок ел, Ямерт сооружал для него гнездо из старых тряпок, ваты и веток. Вышла такая лежанка, от которой оборотень и сам бы не отказался. Птенчик ей тоже оказался рад и с радостью устроился на сон, свернувшись клубком. А кузнец, поставив гнездо поближе к постели, сам рухнул на неё и быстро уснул.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 30-Мар-2014, 12:45:08 | Сообщение # 1213    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада ответила на вопрос прямо, не расширившись на те самые окольные темы. Зато сама задала вопрос, к ним подводящий.
— А почему ты спрашиваешь? — и заулыбалась с хитрым видом. Глазки Радины блестели, на игру она была совершенно расположена.
Такое поднятие Радиного настроения Сийрин воспринял, как зеленый свет. Если бы он был сейчас павлином, то расправил бы свой хвост; собакой — завилял бы хвостом и упал на спину, подставляя брюхо; котом — распушился бы и гортанно замурлыкал. В общем, явил бы собою образец бравого мужчины при виде прекрасной женщины.
— Хочу разузнать, если ли у меня шансы на то, что ты согласишься прогуляться со мной, — вместо нового вопроса Сийрин обозначил их глобальную цель. Глаз целителя искрился огоньками воодушевления, на губах появилась игривая улыбка. Орк подался вперед, поближе к Раде, яки античный мислитель подпер рукой подбородок, заглянул в карие ведьмины глаза, и продолжил описывать свое предложение: — скажем, на рассвете, по пшеничному полю. Будем идти к солнцу, за нами колосья будут серыми, а впереди — золотыми, даже до огненно-красного. Никого больше нет, только злаки поют на ветру. Что, Рада, есть у меня шансы?

Уединение Иттрия нарушил Арм.
— Как там наш коварный план, будет приведён в действие? — поинтересовался он.
Иттрий окинул задумчивым взглядом открывающуюся перед ним деревенскую панораму. Уже темно, люди разошлись, никто по улицам не шастает. Еще не за полночь, но в принципе уже можно выдвигаться. Ладно, так тому и быть. Пора собираться.
— Надеюсь, отыскать Июля и Сийрина, и позвать их сейчас вот сюда, на крыльцо, ты сможешь? — Иттрий не язвил, он правда опасался, что Арм и с таким элементарным поручением может где-то не справиться. — Они оба дома. Я же Рейна поищу.
И еще кое-что. Не след доктору знать, что оборотень есть в компании, кто знает, как он на это отреагирует. Так что надо подрезать курам шейки, чтобы они не были явно обкусанными здоровой пастью. На Грога это можно было бы свалить, но.. но как-то очень нехорошо. Лучше обрезать.
На самом деле предосторожности уже были излишни. Сийрин повидал множество покушенных оборотнями людей, а Рейн свои характерные шрамы на шее никогда не закрывал, даже и не думал никогда это делать. Ну царапины да покусы, кому какое дело, кто их нанес. И абсолютное большинство людей действительно никогда их верно не идентифицировало.

***

Лилия проснулась уже ближе в вечеру. Солнце уже клонилось к горизонту, убрало лучи со знахаркиной лежанки, вдобавок подул ветерок. В общем, стало прохладно.
Дорогу до дома Ямерта Лилия нашла, пусть и с небольшими затруднениями в виде периодических сомнений "а тут ли поворачивать налево, или моя тропка — чуть дальше?". Но, к счастью, путь обошелся без приключений, и где-то через полчаса Лилия уже заходила в дом Ямерта, где обнаружила весьма умильную картину: крепко спящий оборотень, и так же крепко спящий птенчик в самодельном гнезде на полу у постели.
"Спят, ну и отлично", — подумала Лилия и отправилась хозяйничать на кухню, надеясь, что на нее за это не обидятся.
Продуктов у Ямерта оказалось не сильно больше, чем он вчера выставлял на стол, но и с этим количеством можно поработать. Например, нажарить блинчиков, сварить ягодное повидло, достать недоеденную рыбку на случай, если кое-кто не шибко жалует сладкое в сочетании с мучными изделиями.
Когда за стенкой послышалась возня, у Лилии уже все было готово и расставлено на столе, а сама знахарка сидела напротив входа, подперев руками подбородок, и выжидательно смотрела на входной проем в ожидании "героя дня". Ну вот сейчас, за едой, она скажет несколько слов о недавнем прошествии, тут же сменит тему, и снова будет все хорошо.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 30-Мар-2014, 20:35:53 | Сообщение # 1214    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Рада такого натиска не ожидала. Она в принципе-то не предполагала, что орк может быть заинтересован в ней больше, чем просто в пациентке. Это оказалось одновременно и страшно, и как-то очень уж неожиданно. А ещё ведьма ощутила лёгкий укол совести. Может быть, если бы она ему не улыбалась, как идиотка, он и не решил бы, что можно на что-то надеяться. Хотя, в сущности, что такого? Ну прогулка. Ну по полю. Ну на рассвете. Мало ли сколько людей шатаются по полю утром, и в каких они находятся отношениях?
Тем не менее, игривая улыбка медленно сползла с лица. И почему-то вспомнился Юлар. Во всяком случае, ситуация была по сути очень похожая.
— Шансы-то есть, конечно, - со вздохом ответила Рада и поспешила поправиться, — на прогулку, в смысле. Но, пожалуй, мне нужно тебя предупредить, что я замужем. И ты наверняка даже знаешь, за кем именно. На всякий случай скажу, что это не Арм и не Рейн.
Рада замолчала, опусти в глаза. Стыдно было, ужас просто. Перед собой, перед Сийрином, перед Иттрием. Но в конце концов, она же не планировала Иттрию изменять, даже гипотетически, так что же? В прогулке по прежнему ничего плохого не было. Но возникала дилемма: стоит ли вообще на неё соглашаться, как всё это воспримет орк, и что из этого получится. А то так всегда бывает: хочешь с мальчиком дружить, а получается не пойми что. И ведьма решила предоставить выбор Сийрину. Дураком он не выглядел, разберётся, что к чему.
— Но поле — это правда хорошо. Тем более, туда нам всё равно придётся сходить, так или иначе.
Придётся, да. Уговор никто не расторгал, а значит, Раде придётся прогуливаться с Сийрином не единожды, как только она встанет на ноги.

— Смогу. - ответил Арм, не обидевшись и даже не углядев повода для обиды, и прошёл мимо Иттрия, зайдя в дом. Как только отворил дверь, тут же наступил на что-то мягкое и покатое, что шевелилось под ногой. Оказ0ался Грог. Он спал под самым крыльцом.
— Ты чего тут? - отходя от минутного испуга спросил Арм.
— А ты чего? - в тон ему ответил Грог.
— Да просто, - пояснил парень, ну, я пошёл.
Грог дальновидно лёг подальше от порога, провожая крестьянина недовольным взглядом. Арм заглянул в комнату и отыскал там Июля. Тот, кажетися, так и сидел за столом с момента драки.
— Там Иттрий на крыльце. - коротко сказал парень. Вайд всё понял. По крайней мере, встал из-за стола. А Арм уже стучался в комнату, где болела ведьма, логично решив, что орк именно там.
— Извините, - парень сунул нос, давая понять о своём присутствии, — Привет, Рада! - Арм во всю ширь улыбнулся ведьме. Рада улыбнулась в ответ и помахала рукой, — Сийрин, я за тобой. Ты выходи. - и скрылся за закрытой дверью.

***

Ямерт проснулся поздно вечером. Выспался. Птенец всё ещё мирно спал рядом. Оборотень только подивился длительности его сна. Ямерт поднялся, потянулся, тряхнул головой, сделал шаг к двери, чтобы умыться на улице, но боковым зрением заметил что-то в соседней комнате. Обернулся и чуть вздрогнул. Он не Лилии испугался, просто на него вдруг снова и разом свалилось всё, о чем он успел за время сна позабыть.
Лилия сидела за накрытым столом и подпирала рукой подбородок. Ямерт недоуменно смотрел то на неё, то на стол. Делать было нечего, пришлось идти к столу.
— Доброе... - Ямерт выгляну в окно, не уверенный во времени суток, — вечер или ночь. - мужчина сел за стол, помолчал, собираясь духом.
— Ты, смотрю, вернулась давно, да?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 30-Мар-2014, 23:42:42 | Сообщение # 1215    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Тучка нашла на Раду. И она объяснила, в чем есть сложность.
— Шансы-то есть, конечно, - со вздохом ответила Рада и поспешила поправиться, — на прогулку, в смысле. Но, пожалуй, мне нужно тебя предупредить, что я замужем.
— Уоу, — только и смог сказать Сийрин, и мягко откатился назад, на свое прежнее место. Новость о замужестве была совсем уж неожиданной. Тут уже губу закатать придется, Рада и Иттрий выглядели союзом устойчивым (правда, до сего момента целитель не был уверен, что романтическим), а не парой, в которой партнеры друг другу неинтересны и/или хотят разбежаться. Кроме удивления, Сийрин испытал смущение, но последнего было совсем немного. Ситуация вышла малость неловкой, да, но не фатальной.
— Все равно зову на прогулку, — Сийрин непринужденно улыбнулся Раде, но ореол заигрывания с себя сбросил.
Пусть прогулка и обычная, не-романтичная, что жаль, но все же лучше, чем ничего. Рада интересный собеседник.
К тому же, всякие в жизни перемены случаются...
— К тому же, действительно, нам еще там травки собирать. Совместим приятное с полезным и выйдем на рассвете. Если, мм.. у вас с Иттрием из-за этого не возникнут сложности, конечно.
От обсуждения гипотетической прогулки и в первую очередь ее возможности Сийрина и Раду оторвал Арм. Сунул нос в дверь, поприветствовал Раду, позвал Сийрина.
Целитель спохватился, что еще выполнил не все свои первоочередные обязанности. Поколдовать-то поколдовал, а "чаем" Раду пока не напоил. Ну это несложно исправить. Уже через несколько минут у Рады на тумбочке стояла кружка с дымящимся "чаем", а еще полный графин с водой на ночь, опять тайно позаимствованный у негостеприимной хозяйки дома.
Дела сделаны: Рада в порядке, староста в порядке. Значит, можно уже дом покинуть. Брать ли оружие? Ну, в компании, что пойдет в лес, есть оборотень, возможно, еще будет метаморф. Некромант тоже должен что-то уметь. При таком раскладе остальные вполне могут позволить себе быть безоружными: все равно хуже волков тут никого не водится, а для них в общем-то и одного оборотнического запаха будет достаточно.
На крылечный сбор Сийрин пошел прямо из Радиной комнаты, без дополнительных приготовлений. Перед уходом помахал рукой Раде и пожелал ей не скучать.

На крыльце все уже собрались. Вайд пришел первый, потом подтянулся Арм; Рейн пришел по наводке Иттрия, и Грога воин тоже пригласил. Сам Иттрий тут тоже был, только Сийрина ждали. И вот наконец и он.
— Пойдем? — орк окинул взглядом компанию. Вроде все в сборе. И кур не забыли, если это конечно они в мешке, закинутом у Иттрия на плече.
Компания гуськом пошла за Сийрином. Орк прошел по небольшой улочке, потом уверенно свернул к забору и пошел вдоль него. Скоро дома стали подступать ближе к забору, один из них подступил к ограде почти вплотную, и вот именно там и оказался искомый проход в лес: большая дырка, образованная отсутствующими несколькими штакетинами. Последние, кстати, валялись под ногами, уже основательно подгнившие.
— А дальше куда? — Рейн повертел головой. Ни черта он не видел в этом темном лесу, очень хотел бы включить "волчье зрение", но когда попробовал, то почувствовал на своем плече предостерегающую руку Иттрия. Ну ладно, скрытничать так скрытничать, не в первый раз.
— Куда-нибудь подальше. Вряд ли тут можно найти кострище, так что сами свое устроим. — сказал Иттрий. Ему тоже хотелось как-нибудь подсветить себе дорогу, и он мог бы это сделать с помощью магии, но сейчас даже не подумал о такой возможности: так сжился с потерей дара.
А Сийрину хоть бы хны. Орк бодро шел вперед, как будто бы знал дорогу. На самом деле не знал, просто лес ночной для него не был окутан темной пеленой, мешающей ориентироваться.
Через некоторое время коллективно было решено, что углубление в лес произведено на достаточном уровне, и теперь можно остановиться и обжить место, какое приглянется.
Внезапно послышался глухой "бум" и сдавленное ругательство.
— Вот тут вроде место ничего, — сказал Вайд, когда поднялся с земли. Поваленный ствол, о который он только что споткнулся, прекрасно бы подошел для того, чтобы на нем разместилась вся компания.
— Отлично. За дровами кто? Вайд, ты подсветить можешь? — обратился Сийрин к некроманту.
— Я могу, — спохватился Иттрий и тут же вызвал на ладони голубой огонь. Яркое, мертвенно-голубое пламя осветило всех рядом собравшихся. Сийрин зашипел, прикрыл глаз рукой. Он не думал, что огонь будет так быстро, так ярко и со стороны Иттрия, не отвернулся вовремя, и перестроенный в ночной режим зрачок отозвался на нежданную подсветку очень негативно.
— Какого..?!?! — вскрикнул Рейн, отскакивая от орка. Оборотень успел увидеть, что у Сийрина сейчас узкий вертикальный зрачок. На фоне пусть и темной, но все же не черной радужной оболочки он выделялся отчетливо. — Ты что, оборотень?!
Оборотня Рейн, конечно, не чувствовал, но это было единственное объяснение странному феномену, которое быстро пришло в голову. А вдруг Сийрин — какой-нибудь особенный, сильный оборотень, и способен маскироваться? Завел всех в лес и теперь начнет убивать? Рейн напрягся, его горло начало вибрировать, издавая тихий рык.
— Расслабься, Рейн, — Сийрин отошел на шаг назад, убрал руку от лица, — я не оборотень. У всех орков такие глаза, перестраиваются в темноте, мы потому ночью хорошо видим. Не волнуйся, через минуту-другую при таком свете мой зрачок вернется в прежнее состояние, будет все "по-человечески".
— Ну-ну, — пробурчал Рейн, но объяснением вполне удовлетворился и успокоился.
Иттрий тоже впервые услышал о такой особенности орков, как ночное зрение со всеми физиологическими вытекающими, и лишь молча позавидовал такой способности.
— Ну так что, Вайд, светить можешь? — повторил свой вопрос Сийрин.
Июль вздохнул.
— Вообще да, — неохотно сказал он, — но сейчас конкретно нет. Я, видишь ли, свой резерв на днях здорово сжег, теперь должен восстановиться.
— А, ясно. Значит, это ты был? Пару дней назад в этом районе так шарахнуло отдачей от какого-то супермощного заклинания, что всех магов скрутило. Если тут и были другие, кроме меня, — легко поделился недавними ощущениями Сийрин.
Орк не заметил, как сразу же напрягся Июль. Очень плохо. Некромант предпочел бы, чтобы никто и никогда не узнал о том, что он здесь ворочал какими-то энергиями. Если история всплывет, то исполнителя ритуала ревоплощения хуже, чем просто убьют.
"Вот бы ты все-таки орка съел, Рейн", — тоскливо подумал Вайд.
А через минуту Рейнова природа была публично признана, после переглядок Иттрия и собственно Рейна. Под настойчивым взглядом волчонка Иттрий пожал плечами и поднял глаза кверху, мол, делай как знаешь. Шейки обрезанные, ущемление Рейновых способностей... Иттрий уже начал чувствовать себя параноиком, новый знакомый вроде как не давал поводов к тому, чтобы сразу ему так не доверять. Напротив, вроде адекватный.
Хотя и с Юларом так же было.
Тут же, как было получено добро на снятие конспирации, глаза Рейна тускло засветились. Волчонок довольно улыбнулся, когда темень лесная немного прояснилась, и он теперь тоже стал способен к ночному ориентированию.
— Эй, а где же крик "ты что, оборотень?!" — с легкой обидой поинтересовался Рейн у Сийрина. Волчонок бы хотел какой-то реакции.
— А я это знал, — беззаботно ответил Сийрин. Иттрий почувствовал себя дураком, а Рейн удивился очень сильно.
— Как так знал? — спросил Рейн, выдав удивление голосом.
— У тебя шрамы очень специфические. Если хочешь гарантированно оставаться инкогнито, носи высокий воротник или шарф, — ответил орк, коснувшись своей шеи в том месте, где у Рейна были шрамы.
— А-аа... — с неопределенной интонацией в голосе протянул Рейн. — Понял.
Теперь, когда наконец было выяснено, кто в темноте оиентироваться может, а кто нет, можно было распределить роли. Арм и Вайд остались сидеть у бревна и готовить курицу к копчению. Не совсем на ощупь: Вайд все-таки разорился на малюсенький световой шарик. Остальные, кто мог себе нормально подсветить дорогу или просто видел в темноте, разошлись за дровами.

***

— Где-то часа два назад вернулась, — ответила Лилия, принужденно улыбнулась. — Садись, Ямерт, покушаем.
Лилия подвинула оборотню тарелку, заботливо налила ему в кружку квас.
— Я вот чего сказать хочу, — Лилия пыталась придать голосу максимальную легкость, и выходило у нее это на оценку "хорошо". Можно поверить, если не вслушиваться. — Там, в яме, нам с тобой снесло крышу. Думаю, виноваты "веселящие сливы", а мы — не очень, вроде как ни за тобой, ни за мной подобного поведения обычно не водится. В любом случае, мы взрослые, свободные люди и ничего плохого не совершили. И мне ж понравилось. В общем, нет проблемы, Ямерт? Друзья?
Лилия улыбнулась и протянула оборотню руку через стол.
Увы, но у знахарки в голове ситуация решалась тяжелее, чем на словах. Но жила надежда, что если вслух объявить перемирие и установиться отношения, то и эмоции скоро улягутся, успокоятся, и проблема в конце концов действительно исчезнет.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 81 из 93«1279808182839293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк