[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 84 из 93«1282838485869293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Суббота, 26-Апр-2014, 22:04:04 | Сообщение # 1246    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Суббота, 26-Апр-2014, 23:58:36

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Замок выходил прямо-таки на славу. Раде было совершенно плевать на то, как вся их компания выглядит со стороны, зато занятие было совершенно увлекательным. В детстве Раде так и не довелось построить ни одного замка, и теперь она отрывалась по полной. Но результат выходил совсем не тем, что рисовался у неё в голове, и это слегка огорчало. Как минимум наблюдались проблемы с масштабом. Ведьма виделся огромный величественный дворец, а у неё выходил какой-то вшивый злодейский замок. Предприняв несколько попыток и получив один и тот же результата, ведьма просто украсила постройку камнями, выстроила что-то вроде частокола из поломанных палочек, на некоторые из которых, словно головы несчастных жертв, насадила подгнившие ягоды. Скептически осмотрев своё творение, Рада осталась довольна. Не получился замок, ну и что же? Зато вышло отличное ведьмино логово. Или даже логово людоеда. Мало ли у кого какие фантазии. Сийрин вон вообще "гостиницу" строил совершенно не стесняясь этого, и ничего.
Так или иначе, а забава оказалась довольно увлекательной, так что никто её не бросил даже когда Рейн вдруг очнулся. Рада не накинулась на него с воплями и обвинительными речами, она прямо сейчас была занята постройкой пещеры, в которой, по предположению, живёт чудовище. И у неё не очень получалось, но она терпеливо раз за разом предпринимала новые попытки. Но о своём обещании она всё равно не забыла.
— Иттрий, родной, ты не напомнишь мне, что я обещала сделать с Рейнгольдом, когда он вновь станет взрослым? - как бы между прочим проворковала она, — Кажется, что-то там было про отрезание лишних пальцев...или не пальцев? В любом случае, чего-то похожего. Да, точно. Ну, мы ещё вернёмся к этому, - Рада мечтательно улыбнулась, совсем беззлобно, и подмигнула хмурому волчонку.
Арм хихикнул, размашистым движением грязной ладони вытер нос, перемазав лицо, и продолжил строить свою постройку.
Примерно минут через десять за странным занятием друзей застал Грог. Он целый день шатался по деревне и носился по лесу, а вернувшись, совсем не ожидал обнаружить такую странную, но умилительную картину.
— Ничего себе. Вы чего это делаете? - спросил пёс, рассматривая внушительных масштабов сооружение.
— Замок строим, - ответил Арм, — Хочешь с нами?
Рада подозрительно посмотрела на крестьянина. Он так же увлечённо собирал грязь в кучку и что-то лепил из неё, что-то напевал себе под нос и шмыгал носом. Его лицо отражало абсолютное умиротворение и счастье, и по нему невозможно было понять, "вернулся" он или ещё нет. Но Грогу он ответил как-то слишком уж не по детски.
— Арм? - позвала ведьма, только затем, чтобы парень повернул голову, и она смогла бы заглянуть в его бесстыжие глаза.
— Чего? - спросил он повернув голову и вскинув брови, — Я там, кстати, еды принёс. В корзинке возле крыльца лежит.
Сомнений вообще не оставалось.
— И давно это ты вернул себе рассудок?
— Да минут десять-пятнадцать как, - пожал плечами парень.
— И чего молчишь? - возмутилась ведьма, совершенно не понимая, чего же это он молчал всё время. И где сокрушения и возмущения, где трагедия, где?
— А что, плохо сидим? Я думал так и надо, - простодушно ответил Арм и в качестве завершающего штриха воткнул в изголовье своего замка сухой лист вместо флага, — Отлично время провели, разве нет?
Рада внимательно всмотрелась в его лицо и ей стало смешно. Действительно, а чего ещё можно было ожидать от Арма? Арма, который когда-то с упоением давил жуков ногами; Арма, который обижался как ребёнок по пустякам (или делал вид, что обижался); Арма, который сам по себе был очень большим ребёнком.
— Я люблю тебя, Арм, - ещё не совсем просмеявшись сказала ведьма, похлопав парня по плечу. Тот в ответ улыбнулся и залился краской, смущённый.
— Я вас всех тоже люблю, - пробурчал он, — Пойдёмте ужинать.
— Кажется, я очень много пропустил, - протянул Грог.

***

Ямерт поморщился как от зубной боли, когда совсем рядом тренькнула струна. Сейчас ему не хотелось не то чтобы слышать никаких музыкальных инструментов, даже видеть живых людей рядом. Ямерту сейчас хотелось, только чтобы цыган хотя бы прекратил издавать эти адские звуки. И слава Лилии, она добилась этого.
Разговор оборотень слушал в пол уха, не особенно вникая в его суть. Что-то про танцы, песни, пляски и предсказания. Ничего интересного. Но последняя фраза цыгана зазвучала очень ясно и отчётливо.
— Сама суди, красавица, — белозубо улыбнулся цыган, кинул короткий оценивающий взгляд сначала на Лилию, потом на Ямерта, — вернешь ты смерть. А волк-красавец скоро крепко ухватит зубами свой собственный хвост. Одно с другим накрепко связано.
И ушёл. Ямерт приподнялся на локтях и увидел его удаляющуюся спину. Некоторое время он молчал, глядя то куда-то вдаль, то на знахарку. На самом деле у него возникали сомнения относительно "волка-красавца". Самого его можно было так обозвать только при наличии большой фантазии или при отсутствии зрения.
— А у тебя нету ещё каких-нибудь знакомых оборотней? - оборотень и так знал, что кроме него Лилия знала ещё Рейна, который сейчас был мёртв и никак не мог быть фигурантом предсказания. А среди прочих присутствующих никто кроме него не имел привычки превращаться в волка, не считая Бахт, которую Ямерт тоже не брал в расчёт.
— Очень интересно, - прокомментировал он и снова улёгся на землю, закинув руки за голову, — Не жди меня, иди спать в фургон, - сказал он зевая, — Я сегодня останусь здесь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 26-Апр-2014, 23:00:13 | Сообщение # 1247    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Нда. Пересаживать мандраскору будет Арм. Ему при укусе совершенно нечего терять. — мрачно прокомментировал Рейнгольд возвращение Арма. Он огорчился, что бурной реакции от Арма не было, но с другой стороны, действительно, чего еще можно было ожидать от крестьянина?
— Хорошо, хоть жратву в этот раз припёр.
И хорошо, что "жратвы" Арм "припёр" много, потому что к ужину больше никто ничего не принес. У Иттрия на фоне мандрагоры и едва не померевшей старушки о зарплате вообще все мысли улетучились; Рейн и Вайд вместо работы убирались в кнопкином доме; с Рады и с Сийрина спросу вообще никакого.
Строительство замка очень скоро пришлось завершить: во-первых, место за выложенным Радой частоколом уже кончилось, а во-вторых, пришел вечер и снизил освещение до неприятного для постройки минимума. Строители еще какое-то время постояли, полюбовались своим шикарным творением, пожалели об отсутствии художника, что мог бы запечатлеть такую красоту, а после гурьбой отправились на кухню, разбирать Армову корзинку с едой.
Яичница готовилась быстро, гречка — тоже, так что умаяться от голода никто не успел. Вся честная компания (впервые все в сборе!) еле-еле уместилась за небольшим столом и принялась трапезничать. Во время еды обсуждали в основном мандрагору: Рейн и Арм делились своими впечатлениями от возвращения в детство, Рада и Сийрин обсуждали, в какой земле лучше всего будет расти мандрагора, а Иттрий по обыкновению больше слушал, чем говорил. Вайд, который появился так же внезапно, как и исчез, вообще молчал, про себя жалея, что пропустил постройку замка.
Пересадку мандрагоры пришлось оставить на завтра: тару для нее пока не нашли, и земли подходящей не было. Зато с зельями Рада и Сийрин закончили: решили, что "кузнечиковое сонное" еще не безнадежно испорчено, завернули его пледом и поставили под кровать, где когда-то стояла сырая курятина, о которой у всех остались исключительно теплые воспоминания. Легкое лекарственное варево закупорили по склянкам, быстро доделали тонизирующее и тоже разлили его по баночкам. Вроде как дела несложные, но провозились зельевары до самой ночи. Все остальные уже спали.
— Ну что, Рада, готова завтра в поле выйти? — поинтересовался Сийрин у Рады. В общем-то и им тоже уже пора было расходиться, ведьме — в свою персональную комнату, целителю — на его дворовую лавочку. Оставалось только время завтрашнего подъема уточнить, и все.

***
— Не жди меня, иди спать в фургон. Я сегодня останусь здесь. — зевнув, сказал Ямерт.
— Ну, спокойной ночи, — пожелала Лилия. Ей бы тоже хотелось вот так уснуть, только от ночевки на земле знахарка наверняка бы заболела.
Лилия ушла, через минуту вернулась, на всякий случай дав Ямерту пледик, и ушла а фургон уже окончательно.
На этот раз грифончик подобрался к постели знахарки еще ближе. Определенно, он стал получать все больше и больше удовольствия от общения с людьми, что не могло не радовать.

Пробуждение Лилии вышло ранним. В этом виноваты были двое: Эйш и Тагар. Эйш потому что причитала, а Тагар потому, что заставил Эйш причитать. То ли у грифоненка чесался клюв, то ли ему просто стало скучно, но за ночь он нехило преобразил вид фургона: изгрыз все деревянные ножки и разорвал пуховую подушку. Теперь перья и щепки валялись по всей комнате. Что удивительно, но Тагар сделал это так тихо, что никто не проснулся.
Лилии пришлось убираться. Эйш ругалась. Когда в фургон на завтрак заглянул Ямерт, Лилия ему сказала:
— Знаешь, кажется Тагара придется на ночь запирать. Эйш об этом очень прямо намекала. Ты сможешь сделать клетку?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 28-Апр-2014, 14:02:54 | Сообщение # 1248    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада впервые за всё время ужинала со всеми и была этому событию так несказанно счастлива, что даже не стала воротить нос от гречки и с аппетитом съела всё предложенное. Было пусть и тесно, и вообще в в каком-то чужом доме, но всё равно как-то почти по семейному уютно.
Перед сном Сийрин задал Раде самый долгожданный вопрос:
— Ну что, Рада, готова завтра в поле выйти?
— А можно? - искренне обрадовалась барышня. Как-то не ожидала она, что в поле можно будет выйти так скоро. Мысленно заточила себя в своей мрачной келье ещё минимум на два дня, а тут такой подарок. Сийрин вместо ответа утвердительно кивнул.
— Тогда конечно пойдём. И Грога возьмём. Он тоже полей любитель.
Обсуждения о времени предстоящего похода были недолгими. Решено было выйти пораньше утром, но не на рассвете, а когда солнце уже покажется над землёй и ночная прохлада отступит. Поле полем, но ходить в прохладу по сырой траве Раде пока не рекомендовалось всё равно. На сим распрощались и отправились каждый по своим спальням.
Ничего сказать иттрию Рада, само собой, не успела, воин уже спал, когда был заключён договор. И утром тоже вряд ли успеет, наверняка воин ещё не проснётся. Ведьма только понадеялась, что он не бросится искать её по всей округе, рисуя в голове страшные картины и ища причины её внезапного исчезновения.
Уснула ведьма не сразу. Всё крутилась и вертелась на кровати, то вставала и проверяла, как там чувствует себя мандрагора в банке, не тесно ли ей. Мандрагора никаких признаков беспокойства не выражала, вскоре успокоилась и обладательница неоднозначного растеньица.
— Волнуешься? - спросил Грог, которого порядком утомили прыжки подруги по комнате. Пёс лежал под кроватью, дремал, и каждый раз, когда Рада куда-то вставала, она волей-неволей его беспокоила.
— Нет, - удивлённо ответила ведьма, — чего мне волноваться?
— Ты чаще всего нервничаешь только по одной причине, - туманно ответил пёс.
— Что ты имеешь в виду? - нахмурилась Рада. Она пока не понимала, о чём говорить метаморф.
— Иттрий после возвращения вернул себе очень многое. Так?
— Ну-у-у... - согласно протянула ведьма, понимающая, что Грог имеет в виду способность к магии.
— Мы ещё не всё знаем про Арма, но наверняка и в нём что-то поменялось. Как минимум, он внезапно ощутил сильную связь с флейтой, очень непростым артефактом.
— Ну и что?
— А мог такой артефакт выбрать себе в хозяева простого смертного?
— Да мало ли, поди разбери эти артефакты!
— Не хуже меня знаешь, что не мог. Значит, что-то там в нашем Арме тоже изменилось. Или просто пробудилось.
— Хорошо, что дальше? - уже раздражённо спросила ведьма, совсем запутавшаяся.
— А что с тобой?
— А что со мной?
— Всё по прежнему?
— Нет. Я теперь не связанна с тобой никакими проклятиями. Этого что, мало?
— Конечно нет. Но не думаю, что дело только в этом.
Грог замолчал. Рада тоже замолчала в ожидании, что он скажет. Но он ничего не говорил. Ведьма не стала уговаривать, просто цыкнула и отвернулась к стенке, спать.
— Хотя бы просто попробуй, - попросил Грог, когда Рада уже засыпала.

Не смотря на то, что уснула она довольно поздно, проснулась ведьма легко. Причесалась, наскоро собралась, по пути схватила пару слив из корзины и вышла на крыльцо. Сийрин уже ждал её там.
Поле оказалось за деревней, примерно в пятнадцати минутах ходьбы по тропе. Широкое, просторное, освещаемое низко висящим солнце, в лучах которого блестела роса.
— Давай сперва определимся, что нам сегодня нужно найти, - предложила ведьма.

***

Пледик Ямерт благодарно принял и положил под голову. К костру он подвинулся поближе и вскоре уснул под треск дров и стрёкот кузнечиков в траве. Ближе к утру стало ощутимо прохладно и костёр почти погас. Ямерту пришлось подкинуть дров и уже завернуться в плед, и так доспать до восхода солнца. Проснулся окончательно он уже вместе со всем табором. Тот не спеша, но собирался трогаться дальше в путь. На огне грелся котелок с чем-то по запаху очень похожим на травяной чай. Ямерту тоже выделили две кружки с чаем, с чем он и отправился в фургон.
А в фургоне всё было плохо. Тагар, что остался на ночь тут, перегрыз в нём всё, до чего только мог дотянуться. И, судя по всему, Эйш и Лилия были этим очень недовольны. Да и Ямерт тоже, чего скрывать.
— Знаешь, кажется Тагара придется на ночь запирать. Эйш об этом очень прямо намекала. Ты сможешь сделать клетку? - сообщила знахарка. Ямерт протянул ей кружку с чаем.
— Да я бы много кого тут на ночь запирал, - пробурчал он, — Смогу. Пока деревянную, а потом, если получится, стальную. А то деревянной надолго не хватит, чую.
Сейчас Тагар мирно спал, утомившийся за ночь. Проснётся, и придётся его кормить.
— Кстати, надо бы научить его охоте. А то так и будем всю жизнь кормить его со стола, - Ямерт подумал, что неплохо было бы наловить для малыша мышей и полёвок, и пусть он пока привыкает к живой пище, а как будет возможность, учиться охотиться сам. О грифонах оборотень знал немногое, но в том, что они всеядны, был уверен, так что не сильно беспокоился о том, что его нечем будет кормить. Не мышами, так хоть овощами, рыбой, фруктами. И Тагар даже кашу ел за милую душу.
— Зачем ты сказала своим цыганам, кто я? - вопрос был задан Эйш, которая сейчас, ворча, пыталась хоть как-то ликвидировать последствия бедствия. Старуха как-то странно на него посмотрела.
— Я ничего и никому не говорила о том, кто ты. Если ты был так не осторожен, что...
— Ладно, извини. - Ямерт не дал ей договорить. Ему и так уже было ясно, что ведьма в самом деле молчала, как они и договаривались. И эта новость его не очень обрадовала. Это означало, что вчерашний цыган не врал и в самом деле мог знать на много больше, чем можно было даже предположить.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 28-Апр-2014, 15:13:23 | Сообщение # 1249    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Сийрин проснулся, на несколько минут опередив рассвет. Засыпал целитель пусть и не всегда легко и сразу, но зато вставал легко и в хорошем настроении, пусть даже на сон перепадало всего несколько часов, вот как например сегодня. Орк неспешно привел себя в порядок, но прежде чем начать собираться, не отказал себе в одном небольшом удовольствии, тем более что спешить все равно было некуда: с Радой уговор был встретиться за час-полтора после рассвета.
Сийрин вытянулся на лавочке, заложив руки за голову, и наблюдал то, что было у него над головой: жесткие листья дуба, его темные, сильные ветви, образующие мощную и раскидистую крону; кусочек светлеющего с каждой минутой неба, по которому проплывало легкое перистое облачко; маленькая птичка, что ныряла в ветвях дуба в поисках жуков-червяков. И все это — в исключительно серых тонах. Ночь никогда не была для Сийрина темной и непроглядной, но всегда — черно-белой. Оттенки серого поражали разнообразием, описывались от серебра и до дорожной грязи, могли быть практически черными или практически белыми, но все равно в них чего-то не хватало.
Это что-то — цвет — возвращалось всегда, каждым утром. Сийрин никогда не мог сказать, в какой именно момент это произойдет, он не мог самостоятельно регулировать перестройку своего зрения, за это отвечал безусловный рефлекс. Границу, когда глаза перестраиваются в ночной режим, Сийрин знал — те сумерки, когда объекты на дальней дистанции начинали смазываться. Обратная перестройка же всегда приходила для орка несколько неожиданно, четких форшоков к ней не было, угадывать можно было только с точностью плюс-минус полчаса.
А вот и этот момент. Серебристые листья налились зеленью, древесина окрасилась благородной коричневой, небо нежно поголубело, а у птички оказалась яркая оранжевая грудка. Переход плавный, но короткий, занимал меньше минуты и завораживал Сийрина каждый раз. В следующей жизни он тоже хотел бы быть орком, лишь чтобы иметь возможность каждый день смотреть такое чудесное кино.
Лучик света, уже золотой, пробрался сквозь ветви и скользнул по лицу Сийрина, как бы говоря ему, что хватит лежать и предаваться неге, а пора уже собираться. Я, Солнце, вот уже приподнялось над горизонтом, сушу траву и грею воздух, скоро со своей работой справлюсь, и пора вам будет выходить.
Сборы вышли совсем короткими. Взять с собой для дела нужно было только мешок для трав, однако же на эту прогулку, помянуя об обитающих в районе волках и бешеных лисах, Сийрин повесил на спину арбалет. Нельзя сказать, что его тяжесть была приятной и успокаивающей, наоборот, с оружием орку всегда было чуть-чуть не по себе, однако же выходить далеко за пределы деревни с одними лишь голыми руками было очень глупым и опасным.
Рада скоро вышла на крыльцо, и юные искатели трав наконец-то отправились на долгожданную прогулку в поле.
— Давай сперва определимся, что нам сегодня нужно найти, - предложила ведьма.
— Ну, об этом ты мне должна рассказать, — Сийрин чуть улыбнулся, — ты по растениям босс, а я, можно сказать, твой стажер. Кого ищем, как узнать, где искать? О, гляди-ка!
Целитель нагнулся и сорвал измененный каким-то грибком злак. Он походил на спорынью, только был не черным, а лимонно-желтым.
— Не первый раз такие вижу. Все интересно было, используется это для чего-то или нет. Не знаешь?

***

Только после вопроса Ямерта Лилия задумалась, что да, действительно, вчерашнему цыгану про оборотничество товарища было совершенно неоткуда узнать. Выходит, действительно предсказатель? Вот повезло так повезло! В отличие от Ямерта, Лилия такому соседству обрадовалась, и готова была простить за него даже вороватость и поцелуи вслед каждой женщине.
Впервые знахарка задумалась о словах цыгана всерьез.
— "Верну я смерть", — повторила она, — брр, не мог увидеть чего-то доброго и светлого. Кому верну? А про твой хвост, за который ты крепко зубами ухватишься — о чем это вообще может быть? Не о сумасшествии, надеюсь. А то была у меня на селе одна собака, она как свой хвост видела, сразу же начинала визжать, беситься, крутиться вокруг себя и хвост ловить. В конце концов поймала и наполовину отгрызла, но за обрубком продолжала гоняться до самой смерти. Уф-ф, не слушай меня, Ямерт. Эти предсказания никогда нельзя понимать буквально. Кажется, с тем цыганом мы еще пообщаемся. Если узнаем.
Лилия попыталась припомнить, что такого особенного было во внешнем виде вчерашнего цыгана, кроме балалайки. Ну, кожа, конечно, смуглая, глаза черные и волосы тоже. Курчавые. Нет, стоп! У того были прямые, в пучок убранные, только несколько прядей по бокам лица падали. Худой. Скулы очерчены очень резко. Постепенно в памяти Лилии всплыло лицо цыгана, и она обрела абсолютную уверенность, что узнает его при новой встрече.
Но то — вечером, когда табор остановится. А сейчас проблемой был Тагар.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 29-Апр-2014, 21:02:34 | Сообщение # 1250    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 29-Апр-2014, 21:07:34

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Не первый раз такие вижу. Все интересно было, используется это для чего-то или нет. Не знаешь?
— Знаю, - Рада отобрала у Сийрина злак и бросила себе под ноги, — Из них варят яд. Довольно бестолковый и сложный в приготовлении. А нам ведь не яды нужны, правда?
Рада посмотрела на солнце, приложив ладонь козырьком ко лбу, глубоко вдохнула пряный запах ещё не совсем разогретых солнцем трав в поле.
— Сейчас тут можно отыскать махровый портулак, белый и красный клевер, в низинах можно посмотреть звездчатку и смолёвку, можно посмотреть вербену, ромашку, что-то привычное и всегда полезное. Может быть, сможем найти мальву. Да, и крапиву с одуванчиками, мяту, зверобой, полынь, душицу, и прочие известные и привычные растения стороной не обходи. Что-то, что знакомо, собирай, пригодится всегда. Больше ничего особенного собрать, скорее всего, не сможем. За этим нужно приходить или на рассвете, или ночью, или в полнолуние, в общем, куча условий.
— Это, например, зачем? - с интересом спросил орк.
— Это, например, за золотистой нигеллой, паслёном, белым дурманом, болиголовом, ползущим корнем, драконьими слезами, аконитом, любистоком...Кстати, он бы мне не помешал. Есть у него одно замечательное свойство, которое может очень пригодиться одному моему хорошему другу. Но за ним нужно приходить рано утром, в сырой низине сидеть молча и не двигаясь ровно час, и если повезёт, с первым лучом солнца выкопать корень из земли, прежде, чем он умрёт и станет бесполезен. - распорядилась ведьма, — Время мы выбрали не самое удачное для ценных растений, но можно поживиться чем-то всегда надёжным и нужным. А потом придём ещё раз, - Рада улыбнулась, вполне довольная предстоящим фронтом работ и совсем не расстроенная отсутствием возможности отыскать нечто очень ценное.
— А что может этот любисток? - снова поинтересовался орк.
— Он снижает мышечные судороги, - теперь уже ответил Грог. Рада подтвердила его высказывание кивком головы.
— Давай не будем пока шататься друг за другом, лучше разделимся. Я буду недалеко, если что, позови меня, или Грога, он тоже может что-нибудь подсказать. Удачи! - ведьма снова улыбнулась орку и решительно двинулась вперёд вдоль зарослей растений.
Первые двадцать минут девушка даже не смотрела по сторонам. Ужасно хотелось просто упасть в самые густые заросли и спрятаться в их шумном запахе, но земля была холодной, а трава местами ещё сырой. Так что Рада просто медленно двигалась вглубь поля прикрыв глаза, дышала ветром и кончиками пальцев касалась верхушек растений. Когда она надышалась вдоволь, принялась за собирательство.
На окраине, у самой дороги, обнаружились густые заросли красного клевера. Среди буйных зарослей попадалась ромашка, совсем юный зверобой, который ведьма не стала срывать именно по причине незрелости. Так или иначе, а поле оказалось богатым, хоть и молодым пока, но это было обусловлено только временем года. Через пару недель выбор тут станет богаче.
Примерно через час Рада остановилась передохнуть. Сложила всё собранное у ног и довольно потянулась, подняв вверх руки. День уже разгорелся и близился к обеду, солнце стояло высоко, и лёгкий ветерок гулял по полю. Вспомнив разговор с Грогом сегодня ночью, ведьма задумалась. Оглянулась — Сийрин был довольно далеко от неё и рядом с ним крутился Грог. Так что если что-то пойдёт не так, то их, скорее всего, не заденет. Скорее всего.
Рада постаралась вспомнить все учения Юлара и Алонсона, прикрыла глаза и позволила ветру выдуть все мысли из её головы, оставив сознание чистым. За давностью событий, она не смогла сопоставить, как легко ей дался этот трюк в этот раз, хотя все прошлые разы проходили очень тяжело. через сложный внутренний конфликт с самой собой. А теперь девушка просто быстро и безболезненно растворилась в пространстве, став частицей окружающего. Рада открыла глаза. На раскрытой ладони без видимого труда прижился крохотный ураган. Потоки воздуха скручивались в спираль и не спешили распадаться. Ведьма повернулась вокруг своей оси, но ураган никуда не делся, оставаясь на её ладони, как ей того хотелось. Ветер завывал в ушах и путался в волосах, подсказывая, что делать дальше. И Рада сделала. Резкое движение сделанное по наитию. Широкий взмах руки, словно крылом, и с ладони сорвался резкий порыв ветра, в мгновение ока разросся, пронёсся по полю несокрушимой стеной, раскачал деревья и примял травы к земле, а после растворился, будто бы его и не было.
Рада не испугалась. Не удивилась и не расстроилась, не впала в истерику, в приступ самобичевания, нет. Рада смеялась, впервые ощутив себя могущий делать так, как она хочет и иметь силу себе подвластную.

***

Ямерт скептически взглянул на Лилию.
— Мне мой хвост дорог как память, и я точно не стану сам себе его отгрызать. И не советую вообще кому-то притрагиваться к нему.
История ему не понравилась. Что он, в самом деле, так поход на спятившего пса со чьего-то двора? Нет, вроде, не похож. И хвостом своим правда очень дорожит.
— Пойдёшь к нему, прихватить меня не забудь, - попросил оборотень. То, что Лилия очень заинтересовалась пророчеством было совершенно очевидно. Ямерт о пророчество когда-то уже обжёгся, и просто на всякий случай заранее не был в восторге. Но сходить стоило. Мало ли, всякое бывает.
А пока мужчина занялся сооружением клетки для Тагара. Для этого пришлось пройтись по телегам в поисках материала и кое-каких инструментов. Как и ожидалось, железа ни у кого не обнаружилось, да и условий для ковки не было никаких. Так что клетка должны была быть деревянной.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 30-Апр-2014, 05:52:55 | Сообщение # 1251    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий обнаружил отсутствие Рады утром ранним, перед уходом на работу. Проверил наличие остальных домочадцев и обнаружил пропажу также Сийрина и Грога.
"Ну, пусть гуляют," — панику и поиски Иттрий разводить не стал, повода не видел. Рада не маленькая девочка, себя в обиду не даст, и пусть у нее сейчас даже лука с собой не было, но зато был Грог. — "Хотя вообще-то могли бы и предупредить меня".

Молодое поле пахнет совершенно по-особенному. Злаки молочной зрелости еще не выбелены солнцем, не выжжены до соломы, и имеют нежный, слегка сладковатый аромат раннего лета. Меж злаками растут полевые цветы, привнося в общий фон свои ноты: горечь ромашки, свежесть мяты, сладость клевера. Более яркие — медовый донник и едкая полынь. Васильки, как драгоценные вкрапления в серой руде, яркой россыпью украшают полевой союз. Бабочки, жуки — тоже здесь; полевые птицы скользят у земли, ныряют в небесах вьюрки.
Сийрин больше гулял, чем собирал растения, однако за несколько часов, проведенных на поле, он набил сумку всякими полезными травами. Ничего редкого орку не попалось, но свои запасы трав целебных обыкновенных, необходимых совершенно, он существенно пополнил.
А потом случилось кое-что странное. Завыл ветер, запели колосья, неожиданный порыв взметнул волосы. Сийрин обернулся и увидел, что сам попал лишь в область тени: настоящий, пусть и маленький ураган прошел сильно в стороне от него. Он смял колосья, пригнул невыкорчеванные деревца, разбросал по сторонам всю живность. И причиной урагана была Рада. Ведьма стояла, вытянув руку вперед, а счастливо смеялась, подставив лицо солнечным лучам. Было, пожалуй, в этом что-то безумное: ведьма, просто так наславшая ураган, теперь счастливо смеется, позабыв все на свете.
Наверное, это маленькое событие значило для Рады очень многое. Сийрин вопросительно посмотрел на Грога, что бегал рядом с ним, однако пес ничего не сказал: судя по его виду, он сам сейчас был весь с Радой и только с ней, и был счастлив не меньше ее.
Ураган действительно был чем-то важным. Чем именно, Сийрин не мог себе представить, и хотел бы, конечно, узнать, с чем ему стоит поздравить Раду, но что-то подсказывало ему, что сейчас к ведьме лучше не подходить и "нос в руки" ей не совать. Пусть нарадуется, делясь эмоциями лишь с природой.
Однако скоро к Раде все равно пришлось прийти.
В правом ухе появилось тянущее ощущение, почти сразу сменившееся давящим холодом. Сийрин поморщился и потер мочку уха. Ну, раньше было хуже: в первоначальном варианте серьга наливалась жаром, и когда она начинала исполнять свои амулетские обязанности, хотелось больше вырвать ее из уха и забросить куда подальше, чем искать источник тревоги. Долго орк не маялся, попросил заменить накал чем-то более гуманным. Холод, пришедший на смену, был вполне терпимым.
Сейчас холод был не жгущим, просто тянущим. Что значило одно: рядом нежить. Не в смертельно опасной близости (пока!), но все равно рядом. Орк огляделся, но никого в просторном поле не увидел.
— Пойдем-ка к Раде, — и Сийрин, с Грогом вместе, поспешили к одиноко разгуливающей по полю ведьме.
Ощущение холода не изменилось, когда целитель подошел к Раде. Будто бы опасность была равномерно размазана по просторам поля.
— Не хочу вносить разлад в нашу чудесную прогулку, но придется, — со вздохом сообщил Сийрин, — скоро мы повстречаем кого-то из местной нежити. Я даже знаю, кого.
Ну, выбор, кого можно встретить из нежити в поле, в жару, слегка за полдень, был крайне скуден.
— Рождаются на пике дня, из струящегося от земли марева, печали, и пота пахаря. Заблудшие в полях души, которые исчезают лишь с ночной прохладой, — Сийрин говорил так, будто читал ребенку вслух увлекательную книгу, — Убивают тех, кто подглядывает за их танцами. Остальных заставляют танцевать вместе с ними до изнеможения и почти всегда до крайней печального исхода. Но духа самого можно завлечь, заговорить, и продержать до сумерек.
Как раз в концу монолога в ухо стрельнуло холодом уже по-настоящему, резко и жгуче. За спиной Рады никого не появилось, так что...
Сийрин обернулся и увидел полуденницу за собой. Он стояла метрах в двадцати, и со спины напоминала простую крестьянскую девушку. Худая до ломкости, в мешковатом белом платье, с бьющимися по ветру идеально белыми волосами. Полуденница медленно обернулась, показав свою суть: сильно загоревшая, иссушенная кожа, обтягивающая лицо, как череп; просевший нос; почти отсутствующие губы и черные, но все равно очевидно слепые глаза, совершенно пустые, кажется, из одних зрачков состоящие.
Мягким, танцующим шагом полуденница подошла к юным травникам.
— Я обронила где-то здесь свой венок из клевера. — дух говорил, но его губы не двигались. Голос звучал не как у живого человека, а будто бы отражался эхом от невидимых стен. Однако тембр голоса и его мелодия звучали чарующе. — Вы не поможете мне найти его? Я хотела короновать им моего суженого.
Есть вещи, которые делать точно нельзя. Например, соглашаться на игры, предложенные мертвецом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 30-Апр-2014, 17:09:42 | Сообщение # 1252    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Конечно, Радин трюк не остался незамеченным. Да она и не старалась скрыть. Сийрин с Грогом обернулись синхронно, но каждый отреагировал на поведение ведьмы по разному. Целитель явно недоумевал, а вот Грог отлично понимал всё ведьмино счастье, и у самого него душа пела. И хоть он стоял от Рады достаточно далеко, и ладе проклятие было разорвано, всё равно сейчас ощутил себя с ней единым, неразрывным целым. Проклятие проклятием, а за столько лет Грог отлично научился чувствовать вместе с ведьмой, а она вместе с ним.
А Рада не находила предела своему счастью, улыбалась солнцу и ветру, и всё внутри сладко сжималось от невозможного чувства. Казалось, что омрачить её состояние сейчас ничто не способно. Была какая-то злая ирония в том. что произошло дальше.
— Не хочу вносить разлад в нашу чудесную прогулку, но придется, — со вздохом сообщил Сийрин, — скоро мы повстречаем кого-то из местной нежити. Я даже знаю, кого.
Ведьма удивлённо посмотрела на Сийрина. Она даже не заметила, как он подошёл, просто возник рядом. Нежить? Какая нежить? Что за вздор? Да чёрт с ней с нежитью, какой пустяк! Рада ничего не хотела слышать ни о какой нежити и больше всего ей сейчас хотелось поделиться раздирающей её радостью. Но Сийрин её чувств не разделял.
— Рождаются на пике дня, из струящегося от земли марева, печали, и пота пахаря. Заблудшие в полях души, которые исчезают лишь с ночной прохладой, — Сийрин говорил так, будто читал ребенку вслух увлекательную книгу.
— Что? - девушка непонимающе тряхнула головой, с большим трудом соображая, что тут вообще происходит и с чего вдруг орк вздумал читать ей лекции по нежитеведенью.
— Убивают тех, кто подглядывает за их танцами. Остальных заставляют танцевать вместе с ними до изнеможения и почти всегда до крайней печального исхода. Но духа самого можно завлечь, заговорить, и продержать до сумерек.
— Полуденница? - догадалась ведьма, всё ещё не могущая связать воедино происходящие события. Но через секунду всё встало на свои места. Рада перевела взгляд куда-то за плечо целителя, и он тоже обернулся.
Когда и как она возникла нельзя было сказать. Словно сплелась из пряного травянистого запаха, злая душа поля. Худая девушка в белых одеждах с ужасающим лицом. Улыбка наконец сползла с Радиного лица окончательно, теперь она в полной мере осознала всю серьёзность ситуации. Полуденница. Раньше с ними ведьма никогда не сталкивалась, но слышала о них достаточно для того, чтобы осознать, что встреча с духом поля ничего хорошего не сулит. И теперь уже поздно куда-то бежать. Теперь уже нужно изворачиваться куда более хитрым способом, в противном случае на поле останется три трупа, и, может быть, станет на сколько-то полуденниц больше.
— Я обронила где-то здесь свой венок из клевера. Вы не поможете мне найти его? Я хотела короновать им моего суженого, - нежно запел призрак, завлекая пленников в игру, на которую ни в коем случае нельзя было соглашаться. На всякий случай ведьма мягко взяла Сийрина за запястье, прося его не торопиться и обдумать каждый ответ. На всякий случай, потому как знать не знала, насколько правильно поведёт себя орк. Хотя, сильных опасений не было, поскольку саму полуденницу он опознал совершенно без труда, а значит, что и в теме вопроса хоть сколько-то разбирался. За Грога же и вовсе не приходилось беспокоиться. Он вообще не склонен был разговаривать с нежитью.
— Извини, мы не можем тебе помочь, - ответила Рада девушке. Призрак плавным движением повернул голову и взглянул на ведьму.
— Почему? Мне нужна помощь. Как вы можете отказать бедной девушке?
— Мы не можем тебе помочь, - снова ответила ведьма, — Свой венок ты должна отыскать сама.
Девушка в белых одеждах склонила голову на бок и шагнула ближе к ведьме.
— А где твой суженный? Ты сплела ему венок?
Рада растерялась. Отвечать на такие вопросы было опасно. Врать было нельзя, дух это сразу учует и накажет смертью за ложь. Отвечать прямо тоже нельзя, полуденница как минимум заставит ведьму плести иттрию венок до тех самых пор, пока не упадёт замертво посреди поля. Или ещё чего похуже. Рада мысленно вознесла хвалу известным ей богам за то, что Иттрий сейчас не был тут с ней. Совершенно неизвестно, насколько остро среагировала бы мёртвая девица на наличие влюблённых друг в друга на своём поле.
— Мой суженный без рук, без ног по свету рыщет. Поёт, танцует, свищет, - когда ведьма совсем было отчаялась найти ответ на вопрос, её вдруг посетила безумная, но может быть вполне спасительная мысль. И она загадала духу загадку на свой страх и риск, ответ на которую и был ответом на вопрос полуденницы. И, самое главное, ответ был честным.
В чёрных глазах девушки мелькнула азартная искорка. Она явно согласилась на игру, что было сейчас как нельзя кстати.
— Я люблю загадки, - нежно пропела она, — Но твоя загадка слишком простая. Твой суженный — ветер.
— Верно, - ответила ведьма. Она и не ожидала, что призрак будет терзаться догадками.
— А теперь моя очередь. Отгадаешь загадку, и тогда сможешь загадать мне. Не отгадаешь — станцуешь со мной, - изрекла мёртвая. Рада согласно кивнула. Больше ей ничего и не оставалось.
— Оно длиннее всего на свете — и короче. Быстрее всего — и медленнее. Самое дробное — и самое неразрывное. Его меньше всего ценят, но больше всего сожалеют о его отсутствии. Без него ничего не может быть сделано. Когда его мало, оно пожирает всех и вся без следа, а когда много — дает возможность вздохнуть спокойно. Что это?
— Время, - сразу ответила Рада и очень пожалела об этом, дух зло взглянул на неё, недовольный такой быстрой разгадкой.
— Загадывай, - тем не менее попросила полуденница.
А теперь ведьма умоляюще взглянула на Сийрина, в надежде на то, что у него на примете есть загадки посложнее.

***

С клеткой Ямерт провозился почти весь день. Эйш была крайне недовольна тем, что всё это оборотень делала в её фургоне, шумел и мусорил, но деваться было некуда совсем. Обоз остановился только один раз и совсем ненадолго, цыгане ходили к роднику набрать воды. За это время оборотень успел частично прибрать за собой, вымести опилки на землю.
Тем не менее, к вечеру клетка была готова. Деревянная, из крепких, толстых прутьев с деревянной щеколдой снаружи. Внутрь оборотень набил сухой травы, чтобы птенцу было помягче, и запустил Тагара внутрь. Грифонёнок покрутился, порылся в траве, что-то сам себе пропищал и на радость оборотню свернулся уютным клубком на полу.
— Это он пока не до конца осознал, что тут ему придётся проводить все ночи напролёт, - задумчиво изрёк оборотень и наконец принялся за капитальную уборку последствий.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 30-Апр-2014, 21:39:08 | Сообщение # 1253    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рада решила на всякий случай предупредить Сийрина об осторожности, мягко взяв его за запястье. В этом орк, в общем-то, не нуждался: он встречался с полуночницей, а это практически то же самое, что полуденница, только с заменой в уравнении "солнца" на "луну". Тогда с духом удалось просто станцевать: до рассвета оставалось всего около часа.
Что делать теперь, когда до спасительных сумерек почти целый день? Рада решила попробовать загадки. Сийрин сомневался в этом методе, поскольку загадки были как раз-таки коньком духа, но игру пришлось принять, поскольку ничего лучше и, главное, быстрее Сийрин придумать не успел.
Рада и полуденница обменялись загадками, а потом пришла пора загадывать Сийрину.
— Серебряные нити, что сшивают черный лоскут с голубым. Что это?
Дух думала недолго.
— Дождь, — изрекла мертвая девица. — Скажи, что всегда терпит, хоть его рвут, режут и сжигают, и добром всегда на зло платит?
Загадки полуденницы пошли сложнее. Но и к этой нашлась отгадка. Благо, подсказка была везде вокруг.
— Поле. Пашня. Земля. — варианта у Сийрина было сразу три. Дух качнулась взад-вперед, выражая согласие.
...Загадок было загадано много, несколько десятков. Рада и Сийрин старались тянуть время, думать подольше, говорить помедленнее, но все равно Солнце как будто бы прилипло к небосводу и не желало начинать склоняться, отсчитывать время до вечера.
— Невидимый, но всем знакомый. Легче воздуха, меча острее. Одним касанием может убить целый город. Он — пустой, из ничего рожденный. Что это? — загадал Сийрин, не зная вовсе, что у отгадки и у полуденницы личные счеты.
— Голод, — спустя минуту, или две, или три ответила полуденница. Она шагнула вперед и ухватила орка за подбородок, сильным движением приподняла его голову (покойная была девушкой весьма высокой, а в нынешнем состоянии еще и слегка над землей парила) и уставилась пустыми глазами в его лицо.
Странный контраст: горячие-горячие руки, сухие и мертвые, и ледяной взгляд, такой же мертвый, от которого душа в пятки уходит. Целитель малость поддался панике: вместо того, чтобы придумать, как отвлечь духа, в его голове стали метаться мысли, как его можно было бы уничтожить. Мысли может бегали и правильные, но на данный момент абсолютно бесполезные.
"Серебро! Серебро ее ослабило бы, возможно даже уничтожило. Но у меня нет серебряных болтов, даже кинжала нет... Хотя на такую нужен как минимум меч! А может, попробовать ее заморозить, как курятину недавно? Не-ет, бесполезно же".
— Голод. — повторила полуденница. — А ты вкусный.
Рука духа резким рывком, со скоростью, человеку недоступной, переместилась с подбородка Сийрина на его горло.
— А... ты что бы сейчас хотела съесть? — прохрипел Сийрин, которому в голову волной адреналина занесло новую мысль, более толковую, чем предыдущие: попытаться отвлечь духа от себя, дав ей поговорить о своем сокровенном.
"Главное, чтобы она сейчас не ответила, что меня", — подумал целитель. Все его инстинкты уже вопили, что надо вырываться и убегать, но разум подсказывал: стой спокойно, или тебя прикончат. На этот раз орк последовал путем разума и был абсолютно прав.
Полуденница снова думала долго, потом вдруг отпустила Сийрина и отступила на шаг назад, в свое прежнее положение.
— Клубничный пирог. — заговорила полуденница, — на песочном тесте, с крупными свежими ягодами, и с пленочкой желе наверху. Оно должно быть обязательно из погреба, холодное настолько, чтобы даже тесто твердым казалось. Вы пробовали клубничный пирог? Чего бы сейчас хотела скушать ваша плоть?
Отвечать на этот вопрос Сийрин предоставил Раде. Он еще от захвата полуденницы до конца в себя не пришел, как морально (страшно было), так и физически (придушить она успела).

***

Тагар воспринял клетку очень лояльно. Но только поначалу. Когда он захотел выйти, но не получилось, грифоненок очень расстроился, сначала поплакался, а потом начал предпринимать попытки борьбы с несправедливым, по его мнению, заточением.
Скрип-скрап. Звук совсем тихий. Лилия обернулась и увидела, как Тагар елозит клювом по одной из палок, желая ее сточить. И у него получалось: по обе стороны клюва сыпались опилки.
— Фу, Тагар! — прикрикнула Лилия. Но звереныш не унимался. Тогда знахарка подошла к нему и щелкнула ногтем по клюву. Тагар перестал грызть, ошалело посмотрел на знахарку, но скоро снова принялся за грызню.
— Фу! — и щелчок, уже сильнее. Тагар похныкал и отполз в угол клетки. Знахарка уже подумала, что он успокоился, но через полчаса снова послышался "скрип-скрап!".
— Фу!!! — на этот раз хватило только команды. Грифоненок учился быстро.
— Вот и умничка. — Лилия подошла к клетке, сунула между прутьев орешек. Грифоненок аккуратно взял его, уже не пытаясь укусить за пальцы.
— Что же, он учится. — негромко сказала знахарка, — отлично, Тагар... Воспитаю еще из тебя человека...
Тагар чихнул, очень к месту. Лилия посмеялась.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 04-Май-2014, 03:30:22 | Сообщение # 1254    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 04-Май-2014, 03:36:30

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада очень быстро поняла, что идея с загадками — далеко не самая удачная. Хотя бы потому что конкретно она загадок знала немного, и всё они были относительно лёгкими, Сийрин, допустим, знал больше неё, но полуденницу всё равно никто из них переплюнуть не мог. Так или иначе, а вскоре ресурсы подойдут к нулю и что тогда? Но дело повернулось круто много раньше того, чем предполагала ведьма.
— Голод, - ответил дух и, похоже, разозлился. Во всяком случае, девица стала вести себя как-то совсем недружелюбно и давать обещания неиллюзорнго сожрать орка прямо сейчас. Не смотря на всю остроту ситуации, и на то, что рядом с ней хрипел целитель, горло которого было сжато крепкой рукой полуденницы, Рада нахмурилась. Она много знала о полуденницах и ни на секунду не сомневалась в том, что она может не оставить их в живых. Но чтобы съесть живого человека? ну пусть орка, ладно. Но съесть?! Это что-то новое. Либо конкретно эта полуденница спятила и стала питаться человечиной, что было в принципе невозможно, либо она блефовала. Так или иначе, но Рада была почти на сто процентов уверена, что уж не съест она никого точно. Если прямо сейчас не окажется, что папа у неё — людоед, что очень вряд ли. Ведьме едва хватило выдержки, чтобы не вскрикнуть: "Да ладно, прямо съешь? Целиком?". После такого дух точно бы расправился сперва с орком, в качестве демонстрации, а потом и с Радой. И Грогу бы наверняка не повезло тоже. Ведьма пока ждала, что будет дальше, не вмешиваясь. И снова не прогадала. Сийрин выкрутился очень ловко.
— А... ты что бы сейчас хотела съесть?
— Клубничный пирог. — заговорила полуденница, — на песочном тесте, с крупными свежими ягодами, и с пленочкой желе наверху. Оно должно быть обязательно из погреба, холодное настолько, чтобы даже тесто твердым казалось. Вы пробовали клубничный пирог? Чего бы сейчас хотела скушать ваша плоть?
— Мясо!
— Мясо.
— И кружку холодного пива.
Грог и Рада ответили почти одновременно, сразу же включившись в диалог и пустившись по волнам гастрономических мечтаний.
— Нет, можно без пива. Просто сырого мяса молодого телёнка, - подхватил пёс и облизнулся.
— Нет, свинину. Хорошо прожаренную, с грибами. И с пивом, - Рада тоже мечтательно закатила глаза.
— Мясо с кровью, ещё тёплое. А на десерт большую кость. И чистой колодезной воды запить.
— Нет, на десерт яблочный пирог, с корочкой, слегка подсушенный с краёв. Мятный чай без сахара. Горячий. Или холодный, но тогда с мятой, земляникой и чабрецом. М-м-м-м..., - Грог, хоть и не разделял желание пирога с чаем, тоже заскулил и засучил хвостом.
— А потом...потом спать. Крепко, у тёплой печи.
— Да. С Иттрием. Только сначала не спать, а долго целоваться, а потом... - Радины во всех смыслах голодные излияния прервал очень громкий и грозный рык. Это рычал Грог. Так рычал, что даже шерсть на холке дыбом встала. Рык был не угрожающим, а предупреждающим. Мечты мечтами, а кое о чём в присутствии мёртвой девушки, когда-то потерявшей своего жениха, лучше даже не упоминать.
Рада опомнилась. Как она могла так забыться? А с другой стороны, что удивительного? Иттрия, да и вообще никакого мужчины она не знала уже, почитай, пятый год. Не шутки, вообще-то. И то, что время в тайнике текло быстрее, ничего не значит. Рада очень остро ощутила, что окажись воин рядом, она плюнув на всё повалила бы его в траву и жестоко изнасиловала. Опыт подсказывал, что супруг был бы не против.
Тем не менее, Рада опомнилась. И теперь с ужасным подозрением смотрела на полуденницу. Та нисколько не изменилась в лице и пока не кинулась ведьму душить, но молчала. И это как-то настораживало. Ещё больше настораживало то, что призрак не сводил с ведьмы внимательных глаз.
— А клубничный пирог и правда ничего, - нашлась Рада, — Но по-моему, яблочный лучше. А яблочный сидр? Тебе нравится?
— Квас, - ответила полуденница.
— Тоже ничего. Но вдруг забродит или ещё что?
Девица не ответила. Снова молчала и смотрела на Раду.
— Станцуй со мной, - снова начала она свою старую песню.
— Я не умею, - честно ответила ведьма. Правда не умела.
— Все умеют.
— Только не я.
— Это просто. Ты только повторяй за мной, - и девица медленно и плавно начала двигаться. Но Рада не торопилась повторять.
— Я умею стрелять из лука. Метать ножи. Могу больно драться. Могу неумело обращаться с саблей или мечом. Могу даже с оглоблей, если потребуется. А танцевать не умею.
— Стрелять из лука? - остановившись, спросила полуденница, — Как это?
— О очень просто и очень приятно! Тебе нужен лук и стрелы. Лук нужно подбирать себе по росту а тетиву натягивать себе по силам. Стрелы подбирать к тетиве, луку, и в соответствии с мишенью, которую хочешь поразить. Без наручей стрелять нельзя, особенно неумеючи....
К изумлению ведьмы, призрак слушала. А девушка и рада была говорить.

***

Ямерт снисходительно наблюдал за дрессировкой Тагара.
— Не нужно говорить соб...м-м-м - поскольку Тагар не был собакой и Ямерт, оговорившись, сбился, то начал сначала, — Не нужно говорить грифону "Фу". Плохое слово для команды. Лучше говори "Нельзя", - лениво изрёк он, — А вообще заняться его воспитанием — идея богатая. одобряю.
Вечером обоз снова остановился. Ямерт сразу же ушёл в лес вместе с Бахт, оставив Лилию в этот раз на попечительство Эйш и пообещав знахарке быстро вернуться. Вернулся правда быстро, примерно через час и принёс несколько дохлых и одну живую мышь. Сперва он предложил Тагару падаль, чему грифон был несказанно рад и без труда расправился с добычей. А после Ямерт запустил в клетку живую мышь. Тагар не растерялся и принялся неумело охотиться. Стучал клювом и лапами по полу, бестолково пищал, а мышь всё ускользала от него. Так продолжалось не меньше десяти минут, пока Тагар не притомился и просто не лёг, сложив лапы.
— Сдался, - разочаровано прогудел Ямерт, — проиграл раунд какой-то там мыши. Ай-ай-ай.
И будто бы услышав его речи, Тагар вдруг резко двинул головой и в его пасти оказалась пресловутая мышь. Ямерт улыбнулся.
— Хорошо, хорошо...


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 04-Май-2014, 17:44:36 | Сообщение # 1255    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Раде удалось найти очень интересную тему для полуденницы. Ведьма начала рассказывать о том, как стрелять из лука, как изготавливать стрелы, и какой у нее раньше был прекрасный лук. Сийрин быстро подключился к беседе и тоже стал делиться своими знаниями о жизни лучника, знаниями вовсе не понаслышке полученными: сам орк еще с ранних лет учился стрелять из лука, и во взрослой жизни навыки совершенствовал, пока не сменил лук на арбалет. И, когда про лук было рассказано все, что можно, орк стал рассказывать полуденнице про арбалет.
— В отличие от лука, из арбалета просто научиться стрелять, здесь не нужны годы тренировок. Как и луки, арбалеты бывают очень разные, и по размеру, и по требованиям к стрелку, и по типу снарядов...
Дух внимал. После теоретической части ему даже была показана практическая: с некоторой осторожностью Сийрин продемонстрировал духу свой арбалет, но полуденница не приняла это за знак агрессии, а, напротив, заинтересовалась еще больше. Тогда Сийрин подробно рассказал ей, что да как тут устроено, что для чего присобачено, и почему сделано именно из этого материала, а не из какого-нибудь другого.
— А у тебя, дèвица, какие в жизни.. увлечения? — спросил Сийрин, вешая арбалет обратно за спину. После слова "жизни" очень хотелось добавить слово "были", орк едва удержал его на языке, но дух, кажется, запинки не заметила.
— А я люблю шить. Такие платьшки делаю, вы бы видели! Вся деревня ко мне в очередь выстраивается за ними.
Полуденница рассказывала о своем увлечении едва ли не дольше, чем Рада и Сийрин рассказывали ей о луках и арбалетах, вместе взятых. Да, будь тут Велигорий, они бы наверняка без проблем проговорили с полуденницей не то что до этого заката, но и до следующего.
А этот закат, между прочим, уже подходил, к несказанному облегчению Рады и Сийрина. Но облегчение оказалось преждевременным: дух никуда не спешил убираться. Юные травники начали нервничать и нетерпеливо поглядывать на солнышко, что с каждой минутой все больше погружалось за горизонт.
— М-мм.. А ты спать не хочешь? — как бы невзначай поинтересовался Сийрин у полуденницы.
— Ах, сон! Я уже забыла, что это такое! — полуденница кокетливо хихикнула, впервые проявив вполне живую эмоцию, — Я не могу уйти, коли повстречала таких интересных людей. Мы еще столько интересного можем обсудить. Ой, давайте вернемся к оружию. Луки, арбалеты... А ножики кидать вы умеете?
Пришлось рассказывать про ножики. Много и нудно, высасывая информацию из пальца, ибо, во-первых, рассказать тут в принципе можно было не очень много, а во-вторых, ни для Рады, ни для Сийрина такие "игры" родными и привычными не являлись, хотя тоже немного практиковались.
Солнце скрылось за горизонтом. Полуденница — нет, и маячила перед горе-травниками, подсвечиваемая слабым, мистическим золотистым сиянием. За золотым сиянием появился кто-то с голубым, и стал медленно приближаться к компании. Сийрин тут же узнал старую знакомую. Полуночница. Выглядит как полуденница, только с волосами черными-черными, и кожей не загорелой, а мертвенно бледной.
Не успели Рада и Сийрин поужасаться, как они будут выкручиваться теперь, когда духов целых два, и один из них уйдет не раньше чем наступит рассвет, да и то не факт, как духи сами решили эту проблему. Полуночница, подойдя к полуденнице, без видимой на то причины ее атаковала: полоснула рукой по боку мертвой любительницы клубничных пирогов, да так, что из нее посыпалась золотая пыль. Подхваченная порывом ветра, пыль осела на близлежащих злаках, и светилась теперь на них золотыми блестками.
Полуденница обернулась, зашипела, толкнула полуночницу, и вот уже мертвые девы сцепились в драке.
Драгоценного времени, пока духи отвлеклись, терять было нельзя. Сийрин быстро сорвал для чего-то озолоченный злак, что перед ним рос, потом схватил Раду за руку и потянул ведьму к отступлению. Вначале Рада и Сийрин пятились спиной вперед, но быстро убедились, что духам сейчас действительно нет до них никакого дела, развернулись и побежали прочь как можно быстрее, все еще держась за руки. Орк, пользуясь своим ночным зрением, выбирал наименее колдобистый и кочковитый путь, и не давал Раде упасть на какой-нибудь спрятавшейся во тьме палке.
Наконец поле кончилось, сменившись спасительным леском. Амулет в ухе Сийрина наконец тоже перестал стрелять холодом и успокоился, убедив орка, что опасность, по крайней мере связанная с нежитью, осталась позади.
— Уф. — Сийрин провел рукой по своему лбу, усмехнулся, — прогулка получилась очень познавательной. Держи-ка, Рада, цветочек, тропинку себе подсветишь. Не знаю, что дает эта пыльца в алхимическом плане, но в простом бытовом — свет и тепло.
С этими словами орк вручил Раде позолоченный полуденницей злак, а сам пошел вперед, задавая довольно быстрый темп к дому.
— Наверное, там уже волнуются, что вас с Грогом так долго нет.

И действительно, Иттрий начал волноваться с поры сумерек. Вот куда только-только выздоровевшая Рада на целый день ушла? Да если бы на день, вот уже ночь близится, а тут в окрестностях странные зверушки водятся. А Сийрин куда смотрит, о чем вообще думает? Он же воочию "лисок" наблюдал! А если таких целая стая будет, то что? Или даже кого похуже, чем лисок. Нелюдей, например.
Проблема была в том, что никто не знал, куда пошли Рада, Сийрин и Грог, и в каком направлении их можно искать. Рейн вяло сказал, что теоретически мог бы взять след, но во-первых с утра он уже остыл, а во-вторых, что надо идти на помощь не Раде и ее сопровожатым, а тем несчастным, кто Раду на своею беду случайно на пути повстречает.
Несмотря на слова свои, Рейн тоже немного тревожился. Уж он-то знал, как легко Рада влипает во всякие неприятности. Однако же для серьезных тревог пока причин было все-таки маловато, и с поисками пропавших решили подождать до часу после полуночи. Иттрий вполне допускал, что Рада могла задержаться до полуночи, чтобы сорвать какой-нибудь редкий цветочек, что в это время лишь на глаза показывается.

***

— А мне нравится "фу", — Лилия показала Ямерту язык, — сам бы и начал дрессировать своим "нельзя", раз такой умный.
Ямерт и начал, но на свой лад: он стал учить Тагара охотится. Лилия немало развлеклась, глядя, как грифоненок гоняется за живой мышкой.
— Его бы еще как-то летать научить. Мамы-птицы же детей своих учат, — заметила знахарка, когда урок охоты закончился. — Но это наверное надо начать чуть позже, крылья у Тагара пока какие-то дохленькие.
После был нехитрый ужин, а после пора было готовиться ко сну. Перед сном Лилия отошла в лесок, совершить традиционный акт перед сном. Оглядевшись и убедившись, что рядом никого нет, знахарка присела за кустиком, задрав платье и приготовившись совершить весьма конкретное действие.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 04-Май-2014, 21:27:17 | Сообщение # 1256    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Невозможно было даже предположить, как всё в итоге обернётся. Пока Сийрин и Рада болтали с полуденницей об особенностях разнообразного вооружения, солнце понемногу клонилось к закату. Но даже не смотря на это, мёртвая девушка совсем не спешила покидать поле. А терпение, тем временем, подходило к концу. Невозможно было травить байки бесконечно. Когда Рада начала уже всерьёз переживать, появилась полуночница, и она поняла, что все её переживания до этого — сущий пустяк. Одну полуденницу-то заговорить сложно, а двух мёртвых барышень и того невозможно.
Но потом случилось невероятное. Барышни ни с того ни с сего повздорили и учинили меж собой настоящую женскую драку. Драку! Ведьма не могла поверить ни своим глазам, ни своей удаче. Полуденницы были не самыми тупыми представителями нежити, так что то, что происходило сейчас на поле, смешило, пугало, и удивляло одновременно.
Воспользовавш8ись тем, что призраки отвлеклись друг на друга и напрочь позабыли о пленниках, Сийрин, Рада и Грог под шумок сбежали с поля и поспешили домой. В руках ведьма держала зачарованный магической пылью злак, который светился в темноте и грел, но больше его функции пока были неизвестны. А может быть, что на этом его функции и заканчивались. Следовало это ещё выяснить. Кроме волшебного злака ведьма так же тащила наскоро схваченную охапку трав, которые успела собрать.
Вернулась троица домой уже заполночь. Возбуждённые, ещё не отошедшие от пережитого, бурно обсуждающее события прошедшего дня. Домочадцы ждали, но встретили без восторгов.
— Я вообще-то собиралась тебя предупредить, - повинилась Рада перед Иттрием, — Но не успела. Зато прямо сейчас расскажу тебе нечто удивительное! Только покормите нас, мы ужасно голодные. Правда? - Рада взглянула на орка, совершенно не сомневаясь в том. что тот тоже изрядно проголодался. А еда, на счастье, была. Остатки принесённой Армом провизии с прошлого раза, и пакет спелых яблок притащенных им сегодня.

***

— Интересно, кто этим будет заниматься. Из меня летун не очень, - хмуро заметил Ямерт, но, в общем, был совершенно согласен. Что толку от этой твари и от её крыльев, если летать она не умеет ни черта. Так что учить придётся. И оборотень понадеялся, что в этом совершенно непостижимом для него деле грифонёнку помогут инстинкты.
После ужина начали готовиться ко сну. Лилия отлучилась в ближайший лесок. Ямерт с ней, конечно, не пошёл и желания такого вслух не высказал, но поскольку в до сих пор не мог находиться в состоянии покоя, пока знахарка была не рядом с ним, то только Лилия ушла, выждал с минуту и тоже вышел из фургона. Просто так, подождать Лилию, как сможет проводить её взглядом и убедиться, что всё в порядке. Он видел удаляющуюся спину знахарки и то, как она скрылась в лесу. За ней никто следом не пошёл и мужчина слегка успокоился, но с места не двинулся. Зато отвлёкся на секунду, а когда снова посмотрел в сторону леса, то увидел только чью-то спину, скрывшуюся в тени деревьев в том же направлении, где минутой назад скрылась Лилия. Ямерт сорвался с места как застоявшийся без работы жеребец и помчался всё в тот же лесок. разбавить компанию из двух ещё и своим наличием.
А за знахаркой по пятам следовал Март. Он был сегодня весь день в совершенно ужасном настроен6ии по неизвестно каким причинам. То ли лошадь его лягнула, то ли собака укусила. Так или иначе, а был цыган просто мрачнее тучи. Так что когда он увидел шагающую в лес Лилию, то решительно двинулся за ней следом с очень конкретным намерением, прихватив с собой удачно подвернувшуюся под руку каменную ступку для перетирания трав. Март, в общем, даже не скрывался, а шёл за знахаркой совершенно в открытую. Никто бы ему и слова не сказал, Лилия была не из табора и на неё было всем совершенно пополам. Да и встал обоз в довольно глухой местности, так что и лишних глаз тут нет.
Лилия как раз успела доделать все свои дела и поправить юбку, как словно из под земли вырос мужчина и первым делом с размаху ударил знахарку по голову чем-то твёрдым. Удар пришёлся в лоб. У Марта не было цели лишить ведьму сознания, но оглушить. От удара Лилия потеряла ориентацию в пространстве и Март моментально воспользовался этим, схватив женщину, прижав её спиной к дереву и принявшись задирать на ней юбку. Второй удар пришёлся по лицу, сильная пощёчина открытой ладонью. Ступку Март из рук тоже не выпускал, как орудие подчинения. Но ничего кроме рукоприкладства Март совершить так и не успел.
Ямерт видел всё: как цыган ударил подругу, как прижал её к дереву и ударил ещё раз, как задрал на ней платье. Вся эта картина моментально привела оборотня в бешенство и вызвала безудержную ярость. Ямерт в принципе не терпел насилия, а тем более насилия над теми, кто был ему хоть сколько-то дорог.
Он схватил Марта за ворот рубахи, дёрнул к себе и с размаху врезал ему по челюсти. Да так, что голова цыгана дёрнулась словно голова курёнка, которому свернули шею, и сам он пошатнулся, но не упал — спасло от падения ближайшее дерево. То ли от неожиданного нападения, то ли от того, что Ямертов удар мало кто мог вынести стойко, но цыгана повело а из разбитой губы потекла кровь. Он тряхнул головой и сфокусировал зрение на оборотне.
— Опять ты, - только и сказал он, и совершил губительную ошибку — бросился с кулаками вперёд, надеясь выместить на Ямерте все обиды за сегодняшний день и за отнятую возможность расслабиться с женщиной. Но ударить мужчину ему так и не удалось, напротив, вместо этого Март получил ещё один удар, а затем ещё два, и теперь уже не могущий оставаться на ногах, упал. На этом всё не закончилось. Взбешённый оборотень, разозлённый ещё больше, с размаху пнул его по рёбрам сапогом, а потом схватил за ворот и дёрнул вверх, прижав к дереву так же, ка кон недавно прижил Лилию.
Ямерт так злился редко. Но когда это случалось, остановить себя ему всегда было очень и очень тяжело, а контролировать ещё сложнее. В такие моменты трансформация происходила непроизвольно, как и сейчас. Глаза загорелись жёлтым огнём, в них сверкала сущая ненависть и желание убивать, лицо вытянулось и стало напоминать морду, клыки удлинились и с пасти закапала горячая слюна. Волк всегда остро реагировал на настроения хозяина и острее всего на гнев. Сам Ямерт давным давно бы остановился, но только не волк.
А тем временен на крик уже сбегались люди и делали это очень некстати. Сразу несколько человек увидели сущность приглашённого Эйш в табор гостя и были этому совсем рады. Но всё очевидно: мужчина оказался оборотнем и прямо сейчас собирался сожрать одного из постоянных участников табора. Предшествующие события никого, совершенно никого не волновали.
Ямерта скрутили очень быстро, что-то плеснули в лицо-морду, и поволокли к обозу. Лилию скрутили тоже и тоже поволокли. Приходя в себя Ямерт слышал крики цыган и среди них громкий вопль Эйш. Она что-то кричала громче всех остальных, а цыгане вокруг возмущались и спорили.
Ямертс и Лилию связали и закинули в повозку старухи. Фуогон снаружи заперли и собрались на общий совет. Что-то подсказывало оборотню, что ничего хорошего они там не решат.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 04-Май-2014, 23:21:47 | Сообщение # 1257    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Ага, голодные, — вяло подтвердил Сийрин. Спать ему хотелось не меньше, чем есть, а быть может даже и больше. Шутка ли, весь день топтаться на ногах, с тяжелым арбалетом на спине, ублажать словесно привередливого духа, а потом еще и спринтерский забег через поле отмахать. Тогда-то все более-менее нормально было, на адреналине, а теперь, когда возбуждение от пережитого улеглось, усталость обрушилась на плечи сразу всем своим накопившимся весом.
Иттрий молча разлил по кружкам горячего чаю и придвинул одну Раде, одну Сийрину. Еда, вся, что была, и так уже лежала на середине стола: бери, что хочу.
— Тебе, милая, я готов поверить в чем угодно, — Иттрий чуть улыбнулся жене, — но предупреждать все-таки надо. Оставила бы мне записку, в конце концов, ты же не Рейн, писать умеешь.
Рейн не ответил словесно на шпильку в свою сторону, только побурел и поспешно уткнулся в стакан с чаем.
— Как, так и не научился за эти годы? — Иттрий фыркнул, — ну ты даешь.
— А на что мне? — фыркнул в ответ чаем Рейнгольд, — у меня зубы есть, когти есть, мечом, если надо, вдарить могу. Бумагомарание для слабаков.
— Ла-ла, — отмахнулся от Рейнгольда Иттрий и повернулся к сидящим рядом горе-травникам. Сийрин откровенно клевал носом, Рада выглядела куда как бодрее, так что и рассказ воин у нее попросил, — ну, так что такого удивительного вы сегодня повстречали?

***

Март подкрался внезапно. Лилия даже сообразить не успела, что происходит, как получила по голове чем-то увесистым (опять!!) и была прижата спиной к дереву. Акта насилия цыган совершить не успел: в дело вмешался Ямерт. Он, появившись будто бы из ниоткуда, оттащил Марта от Лилия и стал его избивать.
У Лилии звенело в голове, она сама пошатывалась, картинка перед глазами расплывалась, но что сейчас происходит, она более-менее понимала. И больше всего разозлилась, кто бы мог подумать, на Ямерта.
— Эй, ты что, все время за мной по пятам ходишь? — крикнула знахарка. Но Ямерт не слышал. Он бил Марта, все больше входя в раж. Лилия поняла, что что-то не так еще до того, как лицо Ямерта стало вытягивать в подобие волчьей морды.
— Эй-эй-эй, Ямерт, Ямерт, успокойся, — забормотала Лилия, подошла к оборотню и положила руки ему на плечи. Ямерт огрызнулся в ответ, попытки достучаться к себе не услышал и продолжил бить неудавшегося насильника.
Послышались крики цыган. Они бежали на выручку Марту.
— Ну Ямерт! — Лилия, почти плача, потрясла оборотня за плечи. Дело пахло очень жареным, но до Ямерта сейчас было не достучаться: волк взял над ним верх.
Подоспели цыгане, скрутили Ямерта, а заодно и Лилию, связали их обоих и закинули в повозку к Эйш. Сами цыгане собрали консилиум на улице и о чем-то жарко спорили, кричали, пытаясь решить судьбу своих гостей. До Лилии долетали отдельные фразы, и они не сулили ничего хорошего.
Звон в голове все никак не проходил, только усиливался. Вдобавок появилось неприятное чувство тошноты.
— По голове меня точно больше нельзя бить... — пробормотала Лилия, с грустью находя у себя все признаки легкого сотрясения мозга. Не смертельно, но болеть еще будет.
А на улице, меж тем, крики притихли. И решение цыган как раз-таки уже могло бы стать и смертельным.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 05-Май-2014, 20:49:09 | Сообщение # 1258    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Прости, - ответила ведьма и тоже улыбнулась мужу, крайне довольная тем, каким он оказался понимающим. Она на секунду вообразила, что было бы, если бы вдруг вот так до полуночи с самого утра пропал Иттрий. Никак её не предупредив. Да она бы ему глаза выцарапала за его отсутствие. А если бы узнала ещё, что что весь день он провёл в компании мертвеца, который легко мог бы его убить, так и вовсе бы закатила истерику. Потому что страшно потерять. И вообще, что это такое, сваливать неизвестно куда больше, чем на двенадцать часов, без предупреждения? Не-е-ет, это никуда не годится. Так что ведьма только поразилась глубине терпения и понимания своего супруга и устыдилась самой себе.
— Ты видел когда-то двух дерущихся женщин? - начала Рада своё радостное повествование, — А двух мёртвых дерущихся женщин?
Рассказ получился бурным и долгим, ведьма описывала всё в красках. Мало по малу народ, не дослушав, расползался спать по комнатам. Арм устал и клевал носом, Сийрин тоже был еле жив, Рейну было не слишком интересно, и вскоре Рада и Иттрий остались вдвоём. Рассудив, что сидеть на кухне не так удобно, как в спальне, плавно перекочевали туда.
Уже когда ведьма уселась на кровать скрестив ноги, её довольно сильно клонило в сон, но рассказать всё в мельчайших подробностях хотелось ещё больше. Через какое-то время рассказ стал прерываться сильными сладкими зевками, сопровождаемыми одинокими усталыми слезами из уголков глаз. Рада уютно устроилась на коленях воина, делая всё более долгие паузы в рассказе, и сама не заметила, как уснула. Просто глаза сами закрылись и сон, словно паук в паутину, мгновенно затащил Раду к себе.

***

Ямерт начал приходить в себя уже когда его волокли к фургону. Оказавшись связанным внутри он и вовсе обрёл чистое сознание и ясность рассудка, и был этому ужасно не рад. Все предшествующие события прокручивались в памяти как плохое кино, всплывали в памяти островками то одни, то другие эпизоды. Сперва он вспомнил невозможное желание убить человека перед ним, разорвать его в клочья. желание какое-то чужеродное, но очень сильное. Затем вспышку слепой ярости, снова увидел, как цыган бьёт Лилию по лицу и скрипнул зубами. вспомнил все наносимые удары и как пытался, но не мог себя остановить. Вспомнил полный возмущения вопль Лилии за его спиной, сразу после того, как он нанёс Марту первый удар. Сразу стало как-то больно и обидно. Обидно по-детски, а больно вполне по-настоящему. Что, неужели было бы лучше, если бы Ямерт не вмешался? Точнее, лучше бы, наверное, было, но для кого? Или Лилия справилась бы сама? Один раз Март уже без особенного труда уволок её в табор за собой, так что оборотень не сомневался, что при желании он сумел бы сделать всё, что пожелает. В любом случае, желание в ближайшее время разговаривать со знахаркой резко отпало. Ямерт понимал, что это как раз совсем глупо, но ничего поделать не мог.
А цыгане тем временем о чём-то шумно спорили снаружи. Ямерт почти не вслушивался, но и без того слышал, что громче всех среди всех голосов звучал голос Эйш. Март, как ни странно, помалкивал. Он по ряду причин говорить сейчас вообще не мог и даже соображал с большим трудом.
Сколько длилось собрание, Ямерт так и не понял, но замок кто-то снял и в фургон вошла Эйш и Бахт. Старуха закурила, даже не потрудившись развязать "гостей", уселась где-то в углу.
— Ты дурак, волк, - злобно выплюнула она через какое-то время.
— Я знаю, - честно ответил Ямерт, — Лилия не при чём. Не трогайте её.
— Замолчи, - снова не сказала, выплюнула Эйш, — Не хочу тебя слышать.
— Придётся. Хоть немного, прежде чем вы меня повесите. Что будет?
Старуха молчала и чадила трубкой. Нервно, громко, шумно втягивая в себя дым и так же шумно выпуская его из лёгких.
— Никто никого не убьёт. По крайней мере пока. Сегодня вы останетесь ночевать тут, но потом вам придётся спать на улице. Тебе — точно, насчёт женщины может ещё все решится.
— Это что, всё? - искренне удивился Ямерт.
— Нет, - ответила ведьма, — Теперь каждая собака будет следить за тобой, и не думай даже косо посмотреть на кого-то, сразу получишь стрелу в грудь. Лучше молчи и ни на кого не смотри.
— Угу, - согласился Ямерт, — это всё?
— Нет. С завтрашнего дня каждый в таборе сможет использовать вас обоих как бесплатную рабочую силу. Придётся делать всё, о чём только попросят, при чём успевать угодить каждому. Особенно этим придётся заниматься тебе. Мне удалось выпросить скидку для женщины, она будет находиться в лично моём распоряжении. И не думай, что не придётся работать. А ещё тебе, волк, всё ещё придётся учить Бахт.
— Ага, - совсем грустно прокомментировал Ямерт, на секунду вообразив, что его ожидает.
— И имей в виду, чуть что, тебя разорвут на части и я уже ничем не смогу помочь.
— Я понял. Спасибо.
Ямерт благодарил искренне. Прекрасно понимал, что без Эйш их с Лилией разорвали бы прямо сейчас. Так что то, что у них ещё был шанс уйти живыми, была заслуга исключительно ведьмина.
— Сколько будет длиться это рабство?
— Пока решили, что месяц. Не спрашивай меня об этом, я ничего не знаю. Спи.
И Эйш легла спать. Развязать пленников она так же даже не попыталась.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 05-Май-2014, 22:27:19 | Сообщение # 1259    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Радин рассказ действительно удивил Иттрия, но и попугал немного. Рада и Сийрин выкрутились просто чудом. Нда, район здесь явно неблагополучный, и гулять, выходит, тут можно только большой компанией. Причем гулять как можно меньше. Вот как можно уничтожить полуденницу или полуночницу, если нужда будет, а? Отделение головы, быть может, и помогло бы, но даже меча нет, и достать его тут негде.
Мало-помалу народ стал расползаться из-за стола по своим комнатам. Иттрий остался с Радой, а потом как-то плавно перекочевал в ее комнату. Там супруги устроились на кровати, где Рада дорассказала свои сегодняшние приключения, и под конец сама же задремала в объятиях Иттрия. Иттрий поцеловал жену в макушку, осторожно, чтобы не разбудить, переложил ее под одеяло, и, недолго думая, юркнул туда и сам.
— Ррррада... — тихо промурчал он, обнимая Раду и зарываясь лицом в ее волосы. Как же пахнет!
Иттрий долго не мог уснуть, но эта прелюдия перед сном была для него огромным наслаждением. Рада рядом, наконец-то, и только от одного этого на душе было так светло и сладко, как в райских кущах.

Радиной болтовни Рейн избежал и отправился к себе в комнату, долго провалялся на кровати, но ему что-то не спалось. День вышел скучным и паршивым. Вся работа — пол в доме у старой бабки подметать, и грустно, и унизительно, хоть и в физическом плане напряга никакого. За эту работенку "бабушка" подарила "мальчику" шоколадку, и на этом ограничилась. Шоколадку Рейн зажилил ото всех и подумал, что сейчас самое время ее наконец съесть. Ночь, никто не увидит, в жадности не обвинит.
Рейн тихо поднялся, тихо вытащил из кармана ношенной днем рубашки слегка подтаявшее лакомство, тихо вышел из дома, завернул за угол дома, сел на пенек, развернул обертку, и...
— Хомячишь? — несмотря на усталость, в глубокий сон Сийрин упасть еще не успел, а из дремоты Рейн его и своими тихими шагами легко вывел.
От неожиданности Рейн подпрыгнул и с возмущением уставился на лавочку, с которой исходил голос.
— А ты чего не спишь? — спросил Рейн с таким вызовом, как будто бы спрашивал что-то вроде "а зачем ты бил ногами старушку?"
— Я спал. Почти. — Сийрин принял сидячее положение, потянулся. Все равно уже разбудили. А спина на жесткой лавочке уже начала затекать.
— Здесь? — поразился Рейнгольд, — и давно ты тут ночуешь?
— Несколько дней.
— И как? Нравится?
— Свежий воздух, — аккуратно назвал Сийрин единственное достоинство ночевки на лавочке.
Тут даже Рейну стало неудобно, немножко, совсем чуть-чуть. Все-таки это они по факту вытурили Сийрина из его законной комнаты на улицу, сами устроились в комфорте и в ус не дуют. Хотя комфорт — понятие относительное... Вайд вот на сундуке спит, вряд ли там намного мягче. Хотя нет, мягче, он хоть плед как подкладку использует.
Рейн уже был почти готов задушить мимолетный порыв доброты, но...
— Можешь переезжать к нам в комнату. В твою, точнее. Иттрий сегодня к Раде пошел, будет ее... — Рейн причмокнул губами и сделал руками непристойный жест типа "сунь-вынь", — ... чпокать.
Чтобы донести о интимной жизни друзей постороннему человеку, используя пошлые жесты, Рейн был готов даже сделать немного добра.
А вот Сийрин бы с удовольствием обошелся без таких подробностей, тем более что он сам был бы не против Раду — как там Рейн сказал? — чпокнуть. Да-да, помним-помним, дама замужем и на сердце своем повесила большой амбарный замок. Но все равно дама же привлекательная.
— Лишь бы они тихо были. А то иногда такую оргию устраивают, что заснуть... — ничего такого Рада и Иттрий не устраивали, но Рейну захотелось про них посочинять гадостей.
— Все-все, я понял-понял, — перебил Сийрин, таких подробностей слушать не желая. Как-то это было уже совсем некрасиво. — Есть место. Отлично, я пошел.
Прихватив плед, Сийрин отправился было к дому, но его на полпути остановил Рейн.
— Эй, Сийрин. — орк обернулся, — А у тебя есть, кого чпокать?
— А ты что, себя как вариант предлагаешь? — с сарказмом поинтересовался Сийрин. Ну да, конечно, щас он выдаст нахалу полный список своих романтических интересов.
Рейнгольд не растерялся.
— Да нет, мне просто интересно, есть ли у таких, с мордой драной и замотанной, личная жизнь, — насмешливо протянул волчонок.
Сийрин натянул у невидимого лука тетиву и выпустил Рейнгольду в грудь воображаемую стрелу. Волчонок подыграл, схватился за "рану", захрипел и завалился набок. На том и разошлись, один разговором довольный, а другой — не очень.

***

Добрая тенденция продолжалась. Лилия снова почувствовала себя безмолвной табуреткой, но в этот раз тоже не сильно тяготилась такой ролью. Все равно сказать было нечего. Разве что "Ямерт добрый, хороший волк, обычно он на людей не огрызается". Конечно, все сразу поверят и отпустят их.
На ночь пленников никто не развязал, пледа не дал, воды не дал. В общем, ночка у Ямерта и Лилии выдалась очень неприятной, а утро и того хуже.
Знахарка проснулась от того, как кто-то больно дернул ее за волосы. Взмах ножом — и нет пряди, она осталась в руках у Бахт.
— Что это вы делаете? — возмутилась и одновременно испугалась Лилия. Теперь, имея ее волосы, цыганская ведьма могла творить практически что угодно.
— Так надо. — отрезала Эйш, подошла к Ямерту и тоже срезала у него прядь волос. Потом цыганка переместилась за стол и стала связывать полученные пряди как-то по особому, черной толстой нитью.
— Мы поедем к селу Янтарное. — через некоторое время заговорила Эйш, от своей работы не отрываясь, — и вы поедете с нами. Будете работать на нас, как я говорила вчера, и только попробуйте оступиться хоть сколь-нибудь. Теперь вы никуда не денетесь, и если что-то пойдет не так, то самая страшная кара будет ожидать вас. Но если в конце нашего общего пути я и мои люди останемся довольны, то мы вас отпустим с миром, а волосы ваши я уничтожу. Вам все понятно?
Ответом Эйш была гробовая, но очень говорящая тишина.

Через час пленников накормили. Как и положено кормить пленников, кушанье им дали так себе: холодную и слипшуюся овсянку, но и на том спасибо. Особую пикантность придавал тот факт, что есть приходилось языком, из тарелки, на полу стоящей, руки-то связаны. Зато как только завтрак кончился, пленников от пут освободили и нагрузили работой.
— Ты, зверь. — Эйш ткнула пальцем в Ямерта, — сегодня должен выбить все ковры. Все, что есть в таборе, и чтобы ни пылинки не осталось! Ты, женщина, — Эйш теперь ткнула в Лилию, — переберешь вон тот мешок с крупой. Выбери все черные зернышки, от них каша горчит.
Лилия с тоской посмотрела на мешок. Он был очень большим, работы на целый день, не меньше. Но спорить нельзя. Заранее ощущая себя Золушкой из сказки, Лилия подошла к мешку, приволокла его к столу, подготовила свежий мешок, куда ссыпать отборное просо, и принялась за работу.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 06-Май-2014, 09:33:57 | Сообщение # 1260    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 06-Май-2014, 17:26:49

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада ка уснула так больше и не просыпалась и не проснулась бы, пожалуй, даже если бы Иттрий вдруг устроил концерт посреди ночи с использованием разнообразного толка и разнообразной же громкости духовых инструментов. Так замоталась за день. что хоть куски от неё отрезать можно было. Сказалось всё: и физическая усталость, и нервное потрясение, и выброс адреналина в кровь. Крепче всего спится всегда, когда ноги уже не держат, а голова не способна воспринимать какую-угодно информацию.
Однако же и проснулась ведьма довольно рано, чуть-чуть позже рассвета. В постели ведьму ожидал приятный сюрприз — любимый муж рядом. Прямо как в старые добрые. Рада мягко поцеловала спящего воина в небритую щеку и, промурлыкав что-то себе под нос, прижалась к нему поближе, наслаждаясь его запахом и теплом тела. Спать уже не хотелось, но и просто так полежать пусть с даже спящим любимым было очень хорошо. Правда, просто лежать без дела Рада тоже так и не сумела, полуосознанно поглаживала Иттрия свободной рукой по плечам и рукам, изредка аккуратно касаясь лица.

***

Это была одна из самых неприятных ночей в жизни оборотня. К утру болело, кажется, всё. Руки затекли, спину ломило, шею, кажется, и вовсе продуло. Тем не менее, ему даже удалось задремать. Не видел он смысла злиться и закатывать истерики, все равно уже всё неизбежно, так зачем зря дёргаться?
Проснулся он тоже весьма неприятным образом — кто-то довольно грубо отрезал с его головы прядь чёрных волос. Тоже самое проделали ещё и с Лилией, и теперь это был залог их свободы. Ямерт бы так не переживал, пожалуй, если бы не знал, пусть и весьма приблизительно, на что способна цыганская магия. И тот факт, что у цыганской ведьмы была прядь его волос автоматически ставило его существование, благополучие и жизнь под угрозу, а так же делало его рабом. Впрочем, это он понял ещё вчера вечером.
Не смотря на все проблемы, которые возникли по причине Ямертова гнева, вспоминая всё и анализируя события, которые привели к такому безрадостному результату, кузнец всё равно не мог проникнуться чувством вины по отношению к больно уж своевольному цыгану. Переборщил, да, это Ямерт в полной мере осознавал. Но что поделать. Такое лютое бешенство поведением Марта было вполне себе закономерно по многим причинам, таким как: некоторые события в жизни оборотня четырьмя годами ранее, когда он так и не смог защитить дорогих ему людей, и к чему это привело? Или общим довольно нервным в последние дни настроем. находиться среди цыган и пребывать в состоянии безмятежного покоя не мог даже действительно весьма и весьма терпеливый и флегматичный оборотень. Само собой, всё это слабо тянуло на оправдания, но виноватым себя Ямерт всё равно не ощущал. Напротив, был даже рад, что успел вовремя и ничего действительно жуткого и случилось. В противном случае он ощущал бы себя куда хуже, чем сейчас.
Быть рабом, конечно, не самая приятная перспектива, и даже по меркам кузнеца чертовски унизительная, но от сильно взыгравшей гордости он не страдал и, в общем. умел стойко принимать все тягости, даже несправедливые. Куда обиднее было за Лилию. Уж она-то действительно совершенно не при чём была, а выходит, что своими действиями мужчина втянул подругу во всю эту нехорошую историю.
Впрочем, пуститься в страну самобичевания и самотерзания Ямерту никто не дал, с самого утра наградив почти каторжным трудом — выбить все ковры, которых у цыган, конечно, было не меньше сотни. Где они только не висели, где только не были расстелены. Сложности добавляло и то, что дело приходилось делать во время движения обоза, отвлекаться на мелкие поручения остальных и никак не реагировать на словесные уколы и даже временами рукоприкладству. Точнее, как раз руками трогать оборотня никто не рисковал, но камнями кидали, и плетью один раз огрели. Вскользь, несильно, но всё равно ужасно неприятно. Ямерт сразу вернулся в душную каменную комнатку с изувером-палачом и хрупкой жестокой женщиной с плетью в руке.

Шли дни, а гнёт цыганский не упразднялся. Ямерт весь день работал то там то здесь. Иногда ему приходилось заниматься лошадьми, и он был рад, потому что дело это было привычное и приятное. Лилию Эйш, как и обещала, тоже загоняла, но по большей части знахарка постоянно находилась при старухе и работала с ней, что Ямерта утешало и успокаивало. Лучше так. чем быть в услужении у нескольких мужчин и их женщин и детей. Зато и ночевала знахарка в фургоне, правда, прикованная на ночь цепью, но хотя бы в тепле.
Ночами оборотню так же приходилось ходить с Бах в лес. Несколько раз он брал с собой ещё и Тагара, пусть зверёныш разомнётся и поучиться охоте. Возвращался из леса он каждый раз уже едва живой и почти замертво падал спать под фургоном, вход в который на ночь был всё ещё закрыт. А ночи, тем временем, не всегда были тёплыми, и рано или поздно это должно было случиться — Ямерт простыл. Само собой, это не укрылось ни от кого. Несколько дней никто никаких действий не предпринимал, пока в одну из ночей какая-то из цыганских женщин не принесла оборотню оделяло. Ещё через пару дней среди цыган наметилась небольшая революция. Нет, жалеть и отпускать никто никого не собирался, но большинством своём женщины, дети, и не особенно агрессивные, или просто идейно левые мужчины стали вяло высказываться относительно отношения к волку. Того, что он волк и опасен, никто не отменял, но за две недели он не проявил себя хоть сколько-то агрессивно и работал исправно и на совесть, так что гайки можно было бы чуть и ослабить. Под натиском сдались и особенные противники каких-то послаблений и просто поутихли. Ямерт теперь ночевал в фургоне Эйш на прежнем месте, но тоже прикованный, кормить стали чуть лучше и изредка приглашали к костру, а у костра наливали чего-то горячего. Всё это подавалось, конечно, в весьма грубой форме и как бы так, что всем всё равно совершенно плевать, но тем не менее, у Ямерта и Лилии стали появляться часы свободной жизни, как правило вечерами, когда можно было даже погреться у костра и отведать от общего стола. Говорить с Ямертом по прежнему никто не собирался, кроме того самого Михэя-предсказателя. Он тоже, в общем, в разговоры не пускался, но единственный из всех справлялся о самочувствии, угощал чем-то и мог просто посидеть рядом, создавая видимость дружелюбного отношения. Однако даже с Лилией Ямерт по прежнему почти не разговаривал, обмениваясь иногда общими фразами.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 84 из 93«1282838485869293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк