[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 85 из 93«1283848586879293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Вторник, 06-Май-2014, 10:28:25 | Сообщение # 1261    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
От приятных ласк Иттрий проснулся, хоть и не сразу. И одно из первых, что он почувствовал, был ореол неги вокруг жены. В этой нежности и мягкости попадались обрывки мыслей, то о солнышке, то о нем, Иттрие, и в целом это все было очень приятно, но Иттрий все равно поспешил закрыться. Было что-то немного нечестное в этой новой открывшейся способности. Или, вернее, не способности, а как сказал Вайд, в ее тени, отголоске. А со способностью-то что? Надо с ней что-то делать, да и самому узнать очень хочется, что за сюрприз такой достался. В принципе, у Иттрия уже появились первые шаги в плане к заветной цели, и в них значилось немного пообщаться с Июлем и Сийрином и попросить их об одной нехитрой услуге.
— Здравствуй, радость. — Иттрий проявил себя не-спящим, погладил ласково Раду по щеке. — Я тебе, кстати, вчера две новости не донес. Первая — Велигорий закончил с твоей одежкой, он сложил ее в твою тумбочку, и сандалии где-то разыскал примерно твоего размера, под кровать запихнул. Второе — я отыскал ненужный горшок (и уточнил у хозяев, что он действительно ненужный!), достаточных размеров, чтобы пересадить туда мандрагору. Июль еще мешок земли притащил, уверил, что "мандрагоре точно понравится". Думаю, у него лучше ничего не уточнять насчет этой земли для своего же спокойствия, но выглядит она вполне нормально.

***

Последние две недели тянулись для Лилии как два года. Рутина-рутина-рутина, бесконечная нудная работа, сидение в одном и том же помещении сутки напролет. Новости со стороны как-то не доходили, и даже о болезни Ямерта Лилия узнала только к тому моменту, как оборотень уже простыл основательно, и его переселили на прежнее место, в вагончик Эйш. Лилии доступа к лечебным травам, конечно, никто не давал, цыгане лечили Ямерта сами, как умели, несмотря на довольно шумные протесты знахарки. Она справилась бы с хворью оборотня быстрее, сама прекрасно это знала, отчего и возмущалась.
Но и у цыган все получилось со временем. А потом пришли маленькие послабления. Лилию перестали привязывать на ночь, с Ямертом начали хоть как-то разговаривать цыгане, и обоим "рабам" стали давать чуть-чуть времени на себя. Можно хоть у костра посидеть, расслабиться немного, чаю попить и хоть часок о работе не думать.
Тагар менялся на глазах. Птенец за две недели подрос, даже на глаз заметно, разъелся на дармовых харчах и своим видом представлял образец того, как чахнет молодое существо без достаточного количества движения. Лилия придумала для него небольшое упражнение, которое и бодрости птенцу давало, и крылья его к полету укрепляло: она сажала Тагара на руку, опускала ее вверх-вниз, и Тагар был вынужден махать крыльями, чтобы не свалиться. Скоро дергать рукой от Лилии уже не требовалось, Тагар сам понял, чего от него хотят, и, более того, в процесс втянулся, и иногда тренировался даже без Лилии, сидя на какой-нибудь жердочке.
Явно теплее всех остальных цыган к Ямерту относился Михэй. Он мог посидеть с оборотнем у костра, поддержать его какими-то общими фразами, песенку помурлыкать под свою балалайку, угостить его чем-нибудь вкусным, разок даже выпить Эйшева самогона предложил.
Вот и сегодняшним вечером цыган устроился поуютнее на бревнышке у костра, с Ямертом рядом. Больше рядом никого не наблюдалось, все уже по вагончикам разошлись, ночка обещала быть прохладной.
— Ты опять простудишься, — констатировал Михэй. Предсказатель зашел за спину оборотня, скинул с себя плащ и бережно укутал им плечи оборотня, а после вернулся на свое место. — Не переживай, мне в скором времени болезнь не писана.
Цыган шумно хлебнул из кружки какого-то напитка.
— Маешься совсем, поди, а? — продолжил Михэй, — не хочешь ко мне в фургон переехать? Со мной сестра живет только, Рия. Певичка. Все привыкли, что мы позже других встаем, никто не дергает. Тебе тоже на час-полтора спать бы больше возможность была. Я бы попробовал с Эйш договориться, есть у меня шансы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 06-Май-2014, 17:22:58 | Сообщение # 1262    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
От Радиной ли активности, нет, но Иттрий вскоре проснулся и принялся сыпать лаской и приятными новостями. Во-первых, о счастье, была готова Радина одёжка и даже обувь. А во-вторых, внимательный супруг отыскал горшок для мандрагоры, а Июль принёс земли. Сомневаться в том, что некромант хорошо разбирался в земле, не приходилось нисколько.
Рада в ответ на всё улыбнулась, поцеловала мужа в лоб (всё ещё остаточно опасаясь заразить его, хотя, кажется, следов заболевания уже почти не было), и поползла через него примерять одежду. Та была аккуратно сложена в тумбочке, как и сказал воин, и ведьма сперва оценила её на глаз, а потом примерила. Оказалось не всё так плохо. Лучше, по крайней мере, чем было, хотя и настоящий наряд ведьму не слишком-то удовлетворял. Рубаху бы лучше из более прочного и мягкого материала, и штаны лучше из кожи или замши. И лучше бы всё тёмных цветов, чёрное — чудеснее всего. Но всем этим ведьма надеялась разжиться в относительно скором времени, а пока это была просто аккуратно сшитая рубаха из мешковины, которая отлично села на ведьмину фигуру, сандалии да брюки, несколько широковатые, но зато удобные.
— Как скоро мы можем наконец-то уйти отсюда? - серьёзно спросила девушка залезая обратно в кровать.

***

На плечи Ямерта, только-только переставшего чихать и кашлять, заботливо лёг предложенный Михээем плащ. Кузнец как всегда был довольно усталым сейчас, чтобы сопротивляться такому проявлению заботы. Да чего сопротивляться, собственно-то? В его положении как раз было совершенно волшебно, что кто-то о нём заботился. Пусть даже изредка. И пусть даже это был мужчина, то есть. Михэй.
Однако же предсказатель (а сомнений в этом почти не оставалось) был настолько любезен, что даже предложил Ямерту переехать в фургон к нему и его сестре. Обещал сна побольше и гнёта поменьше. Оборотень, за последние две недели замученный работой и бесконечными поручениями, согласился даже не раздумывая.
— Если я никому не помешаю там, был бы очень благодарен, - устало протянул он. Со всех сторон предложение выгодное, как ни крути. И Лилии не нужно было бы больше делить узкую лежанку с не очень-то узким кузнецом, и Ямерт сумел бы спать чуть больше, чем по три-четыре часа в сутки. Замечательно.
Михэй тоже тянуть не стал, а улыбнулся и перехватив свой музыкальный инструмент направился к фургону Эйш. О чём они там говорили со старухой оборотень не видел и не слышал, и не хотел ни того, ни другого, он конкретно сейчас хотел только спать. Когда Михэй вернулся, он уже почти дремал, разнежившись в тепле от костра.
— Эй, - ясновидец похлопал мужчину по плечу, — Идём со мной.
Ямерт тяжело поднялся и отправился вслед за цыганом.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 06-Май-2014, 18:55:01 | Сообщение # 1263    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий с удовольствием наблюдал за переодеваниями супруги. Вот ведьма скинула платье, более интимные слом одежды... Иттрий взглядом, как рукой, прошелся по сильным плечам супруги, по ее ровной спине с аппетитными ямочками у позвоночника, по тонкой талии, по широким бедрам, по стройным ногам. Каждый изгиб, каждая ложбинка на теле Рады уже была такой знакомой и любимой, что хоть статую с закрытыми глазами отливай.
За лирическими мыслями последовали куда менее лирические: снова пройтись по всем Радиным формам, но уже настоящей рукой, крепко прижать ее к себе спиной, да совершить супружеский долг. Желание прошлось волной по всему телу Иттрия, вызвав законную физиологическую реакцию, но... нет, нет, нет. Не сейчас. Не то время, не то место.
Рада меж тем одела новую одежду, скрыв свою совершенную наготу и тем самым умалив страдания супруга. Иттрий перевел дух и о делах теперь вполне мог снова говорить.
— Как скоро мы можем наконец-то уйти отсюда? — серьезно спросила Рада, возвращаясь обратно в кровать и там сразу же попав в Иттриевы объятия.
— Когда скажешь, — немного удивленно отозвался Иттрий. — В этой деревне нас держит только твое драгоценное здоровье. Но если оно снова в порядке, то хоть сегодня... нет, хоть завтра. Мандрагору пересадим, Рейна с Армом их одежду отстирать заставим, вы с Сийрином свои зелья доварите, и можно отправляться. Как, готова?
Иттрию лично казалось, что готова. Рада ночью дышала ровно, не кашляла, и вчера без проблем весь день прогуляла. Так что, если чует в себе силы на новый дневной переход, то прекрасно же, можно наконец отсюда уходить.

***

Михэй привел Ямерта в свой фургончик и показал оборотню его новое место. Тут в принципе не жаловали кроватей, и Ямерту предстояло угнездиться на полу, где были толстой стопкой наложены друг на друга разноцветные пледы и одеяла. Рядом была еще гора подушек, тоже разноцветных, немного кособоких, но к использованию вполне годных.
— Располагайся, родной. Не стесняйся, если видишь еду — ешь, если видишь воду — пей. — Михэй улыбнулся. — Только сестру мою не обижай.
Рия (кстати, девушка весьма красивая на свой лад) уперла руку в бок и строго посмотрела на Ямерта: мол, только попробуй. Но уже скоро она тоже улыбнулась, показав, что сердится не всерьез, а предупреждает, на всякий случай. Потом Рия глянула на брата, в глазах ее на миг мелькнула непонятная боль. Михэй виновато улыбнулся.
— Ночи спокойной. — Михэй самолично накрыл Ямертом одеялом и лег на свое ложе. Вагончик был маленьким, и спал Михэй с Ямертом совсем рядом: на широком сундуке, застеленном мягким мастрасом. Рия же спала в противоположном углу, на лежанке, подобной Ямертовой.
Как и обещал Михэй, утро наступило для Ямерта на час позже, чем обычно. Предсказатель быстренько накормил оборотня нехитрым завтраком, а потом отправил его на раздачу общественных работ.
В этот раз Ямерту и Лилии предстояло работать вместе. Почти все цыгане уходили в деревню, и к их возвращению надо было приготовить еду на весь табор.
О переезде Ямерта Лилия узнала от Эйш. За оборотня она была рада, но сама немного погрустила. Все-таки Ямерт был единственным своим здесь человеком, а теперь знахарка осталась жить с угрюмой старой цыганской ведьмой и маленькой непоседливой девочкой. Не общалась Лилия ни с одной из них. Только Тагар в своей клетке радовал.
— Как тебе Михэй? — между прочим поинтересовалась Лилия у Ямерта, промывая крупу водой. — Говорил еще что-нибудь... интересное?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 07-Май-2014, 01:59:52 | Сообщение # 1264    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Всегда готова! - молодецки подтвердила ведьма, обрадованная возможностью уже совсем скоро отправиться снова в путь.
— Нужно поговорить с Сийрином. Посмотрим, что он скажет. Если всё в порядке, то сегодня всё закончим, а завтра в путь, да?
— Да, - подтвердил воин и Рада ещё больше обрадовалась.
— Тогда я пойду искать Сийрина прямо сейчас! - воодушевилась она и в самом деле вновь вскочила с постели, обулась и пошла искать орка. Утро было довольно ранее, но ведьму это совсем не смущало. Если всё хорошо, то дел сегодня будет много, а значит, начать стоит пораньше.
К сожалению, целитель не обнаружился ни во дворе, ни в округе ближайшей к дому (Рада почему-то полагала, что орк давно на ногах). Решила было, что он отправился в поле без неё, но сразу эту мысль отмела. Только самоубийца отправился бы снова в то же поле один после пережитого.
В Итоге столкнулась с орком ведьма всё равно во дворе, когда он, проснувшись, вышел умыться. Умыться ведьма ему, конечно, не дала, и сразу начала приставать к нему с просьбой срочно её посмотреть. Вовремя заметив в глазах Сийрина тревогу, поспешила пояснить, что ничего не случилось, и вообще она пришла к нему как раз за тем, чтобы он дал добро на снятие якоря. Выслушав ведьма, орк облегчённо выдохнул и даже не стал проводить осмотр.
— Да, ты вполне поправилась.
Рала так обрадовалась, что от переизбытка чувств крепко обняла орка и помчалась срочно-срочно заниматься делами, будить товарищей и сообщать всем радостную новость.
дел и правда было много. По крайней мере у Рады. Пришлось заново справиться о том, что нужно из зелий было Велигорию Дмастовичу и заняться их готовкой. Какую-то часть можно было сварить за день, а какую-то старосте пришлось бы доваривать уже после ухода Рады, так что ещё немало времени она потратила на то, чтобы написать подробную инструкцию. Хорошо ещё, что ведьме помогал орк, сама бы она ни за что не успела.
Арм последний раз пошёл в дом, где проживали трое пацанят, и в этот раз Грог пошёл с ним. Крестьянин как раз рассказывал мальчишкам про волшебного паса, и напоследок решил их порадовать. Грог был не против. Так что эта парочка провела день, пожалуй, беззаботнее всех остальных. Но лично ведьме все заботы сейчас были ужасно приятны и радостны,так что мотор у неё как завёлся с утра, так до самой ночи и не утихал, пока почти все вещи не были собраны и можно было со спокойной душой ложиться спать. На этот раз ведьма снова утянула воина к себе в комнату, испытывая ужасающий соблазн не просто полежать рядышком, но и что-то более совершить, но чувствовала, что нельзя. Как-нибудь в другой раз.
Мандрагору пришлось пересаживать утром. Рада проснулась рано и вместе с растением ушла подальше от предполагаемых людей. Дело было хоть и нехитрое, но опасное. Однако, всё прошло как по маслу, мандрагора оказалась очень довольна и новым жильём, и землёй, зарылась глубоко и "уснула".
А когда ведьма вернулась, все уже были готовы. Оставалось только перекусить что-то перед дорогой и двигать вперёд. Так и сделали.
У Сийрина оказалась во владении невысокая игреневая лошадёнка, о которой, кажется, никто раньше и не подозревал. Привыкнув к высокими строптивым жеребцам, Раде казалось ужасным кощунством сажать на лошадь кого-то тяжелее ребёнка, и она предложила повесить на неё немногочисленные сумки, мандрагору в горшке и тем ограничиться. Спорить никто не стал.
Настроение у ведьмы было, ну лучше не придумать. Она то напевала себе что-то под нос, то лезла с разговорами ко всем подряд, то любопытно озиралась и что-то комментировала. Будто бы проснулась после долгого сна и проснулась совсем другим человеком. Все, кто знал ведьму даже более-менее неплохо мог бы поклясться, что случай был уникальным. Так и дорога протекала легко, без усталости и препятствий, пока не начало смеркаться не не было принято коллективное решение устроиться на ночлег. Для ночлега был выбран ближайший лесок, что маячил впереди. Лесок выглядел вполне себе пристойно и не зловеще.
Однако, не успели путники и как следует углубиться в лес, как движение прервал возмущённый и при этом полный боли и обиды вопль Арма. Как оказалось, его нога угодила прямо в капкан. Самый настоящий, с острыми зубьями, судя по размерам оставленным на лисицу. Капкан был старый и сжал ногу парня не так сильно, как мог бы, но всё равно порвал кожу до крови и вонзил стальные зубы в плоть. Хромота была обеспечена на неделю точно. И, возможно, шрам.
Никто не придал событию особенного значения. Ногу стали сразу извлекать из стального плена, коллективно то успокаивая парня, то шикая на него, чтобы не ныл почём зря. И даже когда в ближайших кустах послышался шорох, на него не сразу обратили внимание. Когда же из-за кустов вышли вооружённые люди, деваться уже было некуда.
— Здравствуйте, ребятки, - картаво сказал кто-то и друзей без особенных разговоров быстренько взяли в самый обычный, самый гнусный и банальный плен.

***

Ямерт ни на что не реагировал и на вопросы отвечал мычанием. Он был счастлив лечь спать на что-то более мягкое, чем земля, в месте куда более тёплом и уютном, чем улица. Проснулся он и правда позже того времени, чем просыпался обычно. Был накормлен и отправлен на привычную уже работу. На сей раз работать пришлось вместе со знахаркой, и не сказать, что Ямерта это не обрадовало. Всё ж-таки родная душа, родной человек.
— Как тебе Михэй? — между прочим поинтересовалась Лилия у Ямерта, промывая крупу водой. — Говорил еще что-нибудь... интересное?
— Только то, что болезнь ему в ближайшее время не грозит, - ответил оборотень, — А больше я не спрашивал. Очень хотел спать.
Ямерт помолчал, выполняя работу и думая о чём-то важном.
— Наверное, я могу попробовать спросить у него, окажет ли он тебе услугу и, может быть, подскажет что-то конкретное. Вроде он...м-м-м.., - оборотень замялся, пытаясь подобрать слова, которыми мог бы описать Михэя, — Добрый. И заботливый. Слишком уж. Да и мне самому было бы интересно с ним поговорить.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 07-Май-2014, 16:17:25 | Сообщение # 1265    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Ну конечно же, компания не могла просто взять и спокойно доехать до Витемска! Их угораздило попасть в плен. Арм угодил в ловушку, и, пока друзья над ним хлопотали, разбойники окружили всю честную компанию и наставила на них луки, так что рыпаться было абсолютно бесполезно.
Первым делом у Сийрина забрали арбалет, вторым — увели в сторону лошадку со всем грузом, а третьим устроили полноценный обыск всем пленникам. Обыском разбойники оказались очень расстроены: из оружия удалось найти только нож у Иттрия, и то кухонный, денег за него не выручишь. Самих денег тоже нашлось плачевно мало.
— Как же вы живете-то, с такой казной на всех? — скривился картавый главарь, подкидывая и ловя единственный мешочек с деньгами, срезанный у Сийрина. — А нам теперь как быть? Может, в рабство вас продать? Вы какое предпочитаете, физическое или сексуальное?
Разбойники засмеялись. Главарь посуровел, и смех мигом оборвался.
— Вот что, вяжите-ка их всех крепко. — распорядился он, — осмотрим их мешки, а там разберемся.
Осмотр мешков разбойников расстроил еще больше. Там оказалось лишь барахло, жалкое, и в малых количествах. И горшок с землей. Отличная пожива! Только лошадь чуть-чуть услаждала очи разбойников — вроде молодая, крепенькая, хоть и мелкая, ее продать можно. Амуниция, опять же, неплохая, тоже годно на продажу.
Немного взгрустнув, разбойнички развели костер, уселись полукругом вокруг него, откупорили бочонок самогона и стали жарить мяско. Пленники, прочно связанные и временно забытые, пока просто валялись под деревом на земле, все в кучку. Что с ними делать, разбойники пока не решили, и вариант "прирезать" был высказан, и вариант "просто выкинуть". В итоге окончательное решение отложили на потом, кому тут связанные мешают-то.
Но самогон, на который налегали все лихие ребята, потихоньку убывал, и пропорционально этому росло желание разбойничков повеселиться. Вначале они просто смеялись над старыми историями, травили жутко пошлые анекдоты, ссали в огонь, кто дальше, но потом и этого им стало недостаточно. Решили повеселиться "по-взрослому".
— Слушай, оттащи-ка казначея к дереву, привяжи спиной к нему хорошенько, чтобы рыпнуться не мог, — слегка заплетающимся языком предложил главарь. Его главный припевала тут же побежал исполнять приказ: выволок Сийрина из кучи пленников, подтащил к широкому дереву и накрепко примотал его к стволу.
Картавый ухмыльнулся, поднял вверх руки. В одной был зажат отобранный у Сийрина кошелек, во второй — отобранный у Иттрия нож.
— Кто отсюда попадет вот этим ножом казначею в глаз, или ухо отрежет, или подстрижет хотя бы, отдам весь кошелек в единоличное пользование! — громогласно объявил он, взойдя на пень, как на пьедестал, и пошатываясь слегка на нем.
— Я чур первый! — тут же вызвался самый бойкий разбойник, который подпевала.
Картавый с ухмылкой отдал ему нож.
Сийрин у своего дерева весь съежился, но деться никуда не мог. Целитель распрекрасно бы обошелся без ножа в глазу, в ухе, да и вообще где бы то ни было у себя в голове.
Подпевала прицелился — бросил нож — Сийрин зажмурился, мысленно со светом белым прощаясь, но судьба от печального исхода отвела. Нож просвистел рядом с ухом Сийрина, даже волосы не срезал, да так и улетел куда-то в лес.
Нож найти пытались, да так и не нашли.
— Вот незадача. Придется мне деньги себе оставить, — ухмыльнулся главарь, пряча мешочек себе в карман.
О "казначее" на этом, к большому счастью оного, на этом моменте позабыли и оставили спокойно наслаждаться обществом безобидного дерева.
Зато о других пленничках вспомнили, когда число все еще способных пить разбойников сократилось вдвое. Остальные уже валялись на земельке.
— Тащи сюда старшого, а! — главарь тыкнул пальцем в подпевалу. Тот все сделал в лучшем виде, вытащил из кучи Иттрия, усадил его рядышком со своим шефом. Шеф вручил ему стакан с самогоном и сказал простое:
— Пей.
Иттрий недолго думал. Судя по тенденции метания ножей в пленников, их все-таки теперь скорее убьют, чем отпустят. Но полшайки уже пьяно, остальные недалеко ушли, главарь навеселе. Если удастся напоить их еще больше, до отключки, то вдруг появится шанс сбежать? Рейнгольд, вероятно, выпутаться сможет, и остальным поможет. Его-то связали, как тщедушного мальчишку.
— Что я, алкоголик? — Иттрий прямо посмотрел в глаза главарю, поднял свой стакан на уровень глаз. — Давай с тостом.
Главарь усмехнулся. Это ему понравилось. Неужто собутыльник нашелся нормальный?
— А давай. За то, чтобы нажива у меня завтра была хорошая!
Чокнулись, выпили. Самогон был совсем недурственный, пошел легко, мягко и быстро. И себя Иттрий переоценил. Возможно потому, что тайник стер из его жизни годы практики хлебания алкоголя, а может просто потому, что пил воин на голодный желудок незнакомую ему, и потому лишь недооцененную вещь. Но и главарь догонялся вместе с Иттрием.
— У вас компания веселая, я смотрю, да! — икнул картавый. — от мала да велика, да еще одна бабенка.
Алкоголь помог Иттрию пропустить "бабенку" мимо ушей.
— Веселая, да! — подтвердил воин, — так давайте их сюда позовем.
— Тащи! — и подпевала притащил, усадил на бревнышко к главарю Раду, Арма и Вайда. Пробовал и Рейна, однако волчонок матюгнулся, послал подлизу, и подлиза минут пять забавлялся, тыкая волчонка мордой в грязь и заставляя ее жрать. По итогам так Рейн в луже и остался, но не шибко переживал. Уж пить-то он точно не желал, любая пытка лучше, чем вливание в себя алкоголя.
Новеньким раздали стаканы. Вайд хряпнул первым. Главарь подождал, пока остальные сольют в себя напиток, и свой стакан опустошил последним.
..некоторое время спустя
— ... Я же тебе говорю, плохие времена пошли! Кого на дороге не остановишь, все нищеброды! А нам, простым людям, уже и в бордель сходить не на что! — жаловался собутыльникам картавый. Сидел он в пьяную полуобнимочку с Иттрием с одной стороны, и с Вайдом с другой. Троице уже было очень хорошо вместе во всех смыслах.
— У, невезуха! — Иттрий сочувствовал уже совершенно искренне, — и как же вы выбираетесь?
— Да так, перебиваемся, — главарь махнул рукой, — то тут, то сям отожмем, без отдыха работаем, но хоть на еду наскребаем. Вчера вон самогончику отжали. Видите, бывают в жизни светлые полосы!
— А вы дома пригородные грабить не пробовали? — поинтересовался Вайд.
— Так стража же. Нам в лесах прятаться удобнее, когда окружить можно, луками пригрозить.
— Ага, с нами вообще круто вышло! — в голосе Июля послышалось восхищение. — Как лохов со своим капканом развели.
Главарь громко рассмеялся.
— Молодец, пацан! Панимаа-ешь....
— А что вам охрана-то? Главное, все тихо сделать. В час предрассветный, когда людям крепче всего спится. — Иттрий понизил голос до пьяного полушепота. — Слухайте сюда...
И все трое принялись пылко обсуждать план, как можно успешно грабить пригородные дома. Обсуждали до тех пор, пока самый пьяненький Июль не съехал с бревна на землю, утянув за собой остальных двоих. Остальные были практически такие же хорошенькие, так что так и остались лежать на земле, считать звезды, обмениваться редкими бессмысленными репликами и смешками.
Рейнгольд развязаться не смог, узлы для него оказались-таки туговаты. Будь он один, волчонок бы трансформировался, чтобы разорвать путы преображением, но рядом с разбойниками рисковать на стал. Пнет его ногой какой-нибудь пьяненький по хрупчашему в момент перестройки позвоночнику — и все, пиши пропало.
Зато Раде и Арму путы оставили только на руках. Остальное сняли. Правда, стеклянной трезвостью эти двое тоже похвастаться не могли.
На полянке уже стоял храп. Крепенький самогон убаюкал практически всех. Из разбойников на ногах не устоял вообще никто.

***

— Окажет ли мне услугу? — Лилия вопросительно изогнула одну бровь, — а что такое конкретное мне надо подсказать?
О Михэе она спросила в первую очередь лишь затем, чтобы хоть о чем-то поговорить с Ямертом. В последнее время что-то разговоры у них совсем не клеились. Во вторую — да, Лилию уже интересовал дар цыгана. Но ничего конкретного она от него не хотела, просто любопытничала.
— Прояснить все то, что он тогда сказал, что ли? Ох, бесполезно это, чую. Они как начинают говорить загадками, так уже и не остановить их.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 08-Май-2014, 00:03:34 | Сообщение # 1266    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Как это здорово, быть в плену у грязных разбойников. Свежий воздух и высокоинтеллектуальная компания головорезов. Что ж, посидим, - как-то подозрительно романтично провздыхала Рада. Естественно, что своим положением она была ужасно недовольна и на самом деле очень злилась. Хотя, с другой стороны, страшно почему-то не было. Как-то разучилась ведьма бояться простых разбойников, среди которых не было даже ни одного ни мага, ни даже полуорка. Обычные малоразвитые люди. Ну жестокие, да. Так и что же? Рада бы ещё поспорила, кто может быть более жесток: она или главарь банды, при условии определённых условий.
Тем не менее зазря рада не дёргалась. И никто не дёргался. Грог так и вовсе спал с верёвкой накинутой на шею, которую, при желании, мог без особенного труда порвать, просто поменяв форму. Но он спал. И эта безмятежность друга успокаивала и Раду тоже.
А разбойники, выпив, принялись развлекаться доступными способами, в том числе и при помощи пленников. Первым был Сийрин, в которого предполагалось метать нож, вторым Иттрий, которому невинно предложили выпить, а после воина и все остальные. кроме Рейна, который категорически отказался присоединяться к пьянке. Кроме Рейна к пьянке не присоединился только орк, так и оставшийся у дерева привязанным.
Всем налили. Все выпили. Рада оказалась совсем не в восторге от предложенного пойла, оно было ужасно жгучим и горьким, но выбирать не приходилось. Арм, подтверждая все её мысли относительно самогона, сдавленно прокашлялся после принятия на душу. Но пили все. И Иттрий тоже. И, как оказалось, позже, не зря.
Спустя какое-то время Иттрий, Июль и картавый главарь сидели изрядно готовые и сочувствовали другу другу. Рада и Арм всё время молчали и изредка только угрюмо чокались, продолжая употреблять внутрь сущую пакость, но стараясь хоть как-то контролировать количество поступаемого в кровь алкоголя. Выходило плохо, ибо уже после первого стакана в голове зашумело, а перед глазами поплыло. Однако даже это оказалось на руку.
Большая часть разбойников уже валялась по всей округе источая непередаваемый аромат перегара и вряд ли способная на какие-то активные действия. Та же часть отряда, что ещё как-то держалась на ногах, на этих самых ногах стояла довольно шатко и рисковала потерять опору при минимальном постороннем вмешательстве. Раде все эти посиделки уже откровенно надоели. И связанные руки, и противный самогон, и пьяные речи разбойников с мужем, всё. От скуки она привалилась головой к Армову плечу и попробовала заснуть, но ни черта не вышло. Как-то не располагало ко сну ни положение, ни время, ни место. И вообще они в плену. У разбойников. Э-эй, мы у разбойников! В плену!
Ведьма встрепенулась, помотала головой, пытаясь отогнать противное липкое чувство опьянения.
— Нам уже пора уходить, - капризно сказала она, — Давайте мы уже пойдём?
— К-куда? - едва выговорил ближайший к ведьме головорез, — Я т-тебя не отпщу, - и полез к ведьма трясущимися ручками.
— Буду я тебя спрашивать, - ответила ведьма тоже не самым трезвым голосом и с нотками обиды в голосе, — Гро-о-ог! Гр-гро-огушка!
Клич Радин прозвучал весьма капризно и требовательно. Пёс и без того уже давно не спал, а в полудрёме наблюдал за происходящим. Конечно, никто из разбойников и предположить не мог, что это не просто крупная и опасная собака, а ещё и тьма всяких зверей в одном флаконе. Так что метаморфа просто привязали веревкой за шею, даже не потрудившись скрутить лапы.
— Н-нет грога. С-с-самгон. Налить? - спросил всё тот же разбойник. никак не могущий связать монастырский напиток с именем чёрного пса. А Грог поднялся, отряхнулся, потянулся, оценил обстановку. А после обратился в медведя. Чего, в общем, никто кроме Рады-то и не заметил, ибо смотрела на друга только она одна. Медведь отряхнулся, осваиваясь в новой шкуре, не спеша перегрыз верёвки, связывающие Рейнгольда и в развалку пошёл к костру.
— Ух, ё! - только и вскрикнул разбойник, что был рядом с Радой, увидев медведя и попытался нашарить в темноте какое-то оружие, да хоть что-то. Ничего у него не вышло. медведь лениво рыкнул на головореза и тот испуганно пополз за ближайшее бревно.
— Иттрий. Иттрий! - позвала ведьма, — Идём уже, нам пора. Спасибо, друзья, за компанию. Она была ужасно неприятной. Мне было тошно рядом с вами быть. Вот, - пошатываясь на некрепко держащих её ногах говорила Рада всё, что так хотела сказать разбойникам, — Рейн, развяжи меня, пожалуйста. И Сийрина не забудьте с собой забрать. - попросила она оборотня, который уже был свободен от всех верёвок.

***

— Прояснить все то, что он тогда сказал, что ли? Ох, бесполезно это, чую. Они как начинают говорить загадками, так уже и не остановить их.
Ямерт в ответ только плечами пожал.
— Как знаешь. Я думал, может он хоть загадок ещё загадает пускай, раз ему так больше нравится. Всё одно не будет лишним. Терять-то нечего.
Так за работой и весь день понемногу истратился. К вечеру Ямерт по обыкновению отдыхал у костра и наблюдал за цыганами украдкой. Надоели они ему, сил уже нет. Скорее бы уже приехать к нужному месту.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 08-Май-2014, 01:08:12 | Сообщение # 1267    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Первым делом Рейнгольд привел в порядок себя: отер морду от грязи рукавом рубашки ближайшего пьяного головореза. Когда следов земли на лице не осталось, волчонок пошел освобождать друзей. Вытащив с пояса валяющегося на земле главаря ножик, Рейнгольд прошелся по очереди по всем товарищам, разрезая веревки. Совершенно молча, что удивительно, даже никакой гадости никому не сказал, не повредничал.
Сийрин совершил обход по территории, собирая свое добро: кошелек у главаря, арбалет у еще какого-то бандита, лошадку свою привел со всеми вещами.
Рада тем временем пыталась уговорить Иттрия встать и уйти. Он не хотел.
— Куда идти? Мне и тут х-ррошо, — вяло возражал Иттрий, лежа на земле. Рада попыталась его поднять, но у нее ничего не вышло. Иттрий из теплой компании бандитов уходить не желал. — З-мчательные люди.
— Эти "замечательные люди" в меня ножом кидали, — к Иттрию подошел Сийрин, и с нехорошим таким прищуром посмотрел на воина. — Вставай, нам надо идти.
— Они просто шутили.
— Шутили? — разозлился целитель. Его единственного из компании разбойники заставили понервничать, и воспринимать ту ситуацию у дерева как шуточку Сийрин совсем не мог, тем более что шуточкой она и впрямь не была. — Ну ты и напился, друг. А ну-ка иди сюда.
Орк наклонился и ухватил Иттрия за плечи, посылая по его телу магический импульс. Визуальных эффектов заклинание не дало, только по радужке Сийрина пробежала желтая искра, но это был отклик не на само примененное заклинание, а только побочный эффект от слишком резкого выброса силы.
Зато на Иттрие визуальный эффект проявился уже спустя несколько секунд. Воин резво перекатился набок, согнулся и мучительно вытошнил на землю то, что еще находилось в желудке. Вытер рот рукой, ругнулся, вскочил и побежал в кусты.
— О боже, что ты сделал? — простонал Иттрий, через минуту возвращаясь обратно и на ходу поправляя брючной ремень.
— Алкоголь из тебя вывел, — мрачно пояснил Сийрин, скрестив руки на груди, — ты, знаешь ли, был малость неадекватным. Уходить не хотел. Глупости болтал.
Иттрий и так все помнил, что он там делал и болтал. Стыдно и неловко не было потому, что воину сейчас было очень плохо физически. Голова просто раскалывалась на тысячу частей, в ушах жил звон, пить хотелось так, что хоть из грязной лужи лакай, тело сковывала неприятная слабость, не дающая видеть четко и полностью координировать движения. Эдакий десятикратный концентрат похмелья. Но зато мыслил Иттрий как трезвый человек и передвигаться мог самостоятельно.
— Больше никогда так не делай. В следующий раз лучше камнем по голове ударь и за ногу тащи, пока сам не очухаюсь, — пробормотал Иттрий, глазами выискивая, чего бы тут можно выпить безалкогольного. Тюк с водой нашелся у третьего обысканного разбойника.
Потом внимание было обращено на пострадавшую Армову ногу. Сийрин немного побормотал над раной, окутывая ее белым туманом, что был призван нести обезболивающий эффект. Развеялся туман сразу же, как орк перестал читать заклинание, а обезболивающий эффект должен был остаться еще на часа два-три. После Сийрин вылил остатки самогона на Армову рану, предварительно лизнув оный и решив, что в такой концентрации спирт рану не сожжет, а окажет лишь положительный обеззараживающий эффект. Остальное можно сделать позже.
Последним на очереди проблем стоял Вайд. Его Сийрин решил пожалеть и алкоголь из него форс-методом изгонять не стал, ибо Июль покорно встал и согласился идти, куда скажут. Правда, сам идти он все-таки не мог, косил в сторону и падал, так что некроманта посадили на лошадь, не съезжать из седла он в себе силы нашел. Горшок с мандрагорой Сийрин понес в руках.
Нестройным шагом компания поляну разбойников покинула. Уходя, Рейнгольд прихватил мешок с прошлой добычей разбойников.
— Моральная компенсация, — буркнул он. Мешок был большим, но легким. Скорее всего, какие-то тряпки, но если они из материала хорошего, то их продать можно.

***

Несмотря на отсутствие энтузиазма хоть у Ямерта, хоть у Лилии, к Михэю они вечером все-таки пошли. Предсказатель сидел в своем фургоне, наигрывая какие-то нежные мотивы на своем неизменном музыкальном инструменте.
— Девушка-красавица и волк-красавец. — Михэй улыбнулся. Так он называл Ямерта и Лилию, когда сделал им предыдущее предсказание. То есть, цыган прекрасно знал, зачем Ямерт и Лилия сейчас к нему пришли. — Сегодня хороший день. Спрашивайте, спрашивайте. Обещаю каждому по два вопроса. Лили?
Лилия присела напротив Михэя, скрестила руки под подбородком и смело глянула в темные цыганские глаза.
— Поясни, кому я верну смерть. И скажи, что принесет нам... древний, темный, бог, которого мы ищем?
— Понял, — Михэй ласково перебрал струны балалайки, — Ямерт, твои два желания?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 08-Май-2014, 16:55:14 | Сообщение # 1268    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Пока все собирались, пока спорили, проводили оздоровительные процедуры, Рада стояла облокотившись о Грога (так как самой держаться на ногах без опоры было тяжело) и со вселенским терпением наблюдала за происходящим. Про себя отметила чудесную способность орка отрезвлять практически моментально. Было очень удобно, если бы не тяжкие последствия. Но если вдруг Иттрий опять возьмётся за старое...В общем, коварные планы так и не утвердились в пьяной ведьминой голове.
Ожидаемо, никто не проявил осбенного рвения задержать беглецов. Во-первых, посреди поляны стоял огромный зверь и одним своим видом грозил откусить голову любому, а во-вторых, очень многие были просто не в состоянии даже твёрдо стоять на земле. Так что ушли друзья практически без проблем, собрав все пожитки и даже прихватив с собой плотно набитый чем-то, но по весу довольно лёгкий мешок.
Нога у Арма ныла и зудела даже под действием алкоголя, но стараниями умелого целителя и эта беда была временно ликвидирована.
Когда уходили уже светало, значит, и рассвет не за горами.
— Спать хочу, - хныкала ведьма сидя верхом на медведе-Гроге. который логично рассудил, что сейчас Раде самостоятельно лучше не передвигаться. В сон её и правда клонило изрядно, сказывалась и бессонная ночь, и целый день в дороге, и действие алкоголя на уставший организм.
— Давайте спать? - не унимаясь подстрекала она товарищей. В принципе, поспать был никто не против, но прежде чем провернуть это нехитрое дело, следовало бы отойти куда подальше от лагеря разбойников и найти место для ночлега.
И такое место отыскалось через час-полтора пути, когда сама ведьма уже дремала, разнежившись в тёплой шкуре. Из-за поворота вдруг выглянула река и теперь расстилалась далеко вперёд вдоль тропы. Берег был крутой. но после непродолжительных поисков удалось отыскать приличный спуск к воде. Там все наконец разложились и попадали спать на траву. Не спал только Грог, который успел выспаться за ночь, так что он решил заняться тем, чем обычно промышляют голодные медведи — ловлей рыбы на завтрак.

***

— Два? - переспросил оборотень, и чуть не сказал: "Есть и спать", но передумал.
— Что это ещё за...как это я ухвачу себя за хвост? И... - Ямерт задумался. Про бога Лилия уже спросила. Был ещё один важный вопрос, что волновал оборотня, — ...скажи, много ли у нас шансов, м-м-м, прибыть туда, куда нам нужно целыми и продолжить своё свободное существование?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 08-Май-2014, 20:28:26 | Сообщение # 1269    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Заспались друзья почти до полудня. Совсем не спал только Грог, и часа на два поменьше, чем все остальные — Рейнгольд. Просто Грог начал кушать рыбу вблизи лагеря, Рейнгольд запах учуял, и, вечно голодный, тоже захотел к трапезе немедленно присоединиться. Рыбы Грог наловил много, так что у Рейна были шансы не только унять свой голод, но и накормить всех остальных, чем волчонок и решил заняться. От костра остались горячие угли, и волчонок закопал в них рыбу. За пару часов та вполне дошла до нужной кондиции, получилась сочной, мягкой, вкусной и в меру прокопченной. Если Рейн чему-то и научился за последние четыре года, так это готовке — питался Рейн отнюдь не в ресторанах, и когда к нему присоединился Вайд, дело в корне не изменилось. Что парни ловили, то сами же себе и готовили.
— Бам-бам! — гаркнул Рейн, вытаскивая последнюю рыбину из углей и выкладывая ее на импровизированное блюдо из лопухов. — Вставайте, лодыри, жратва поспела.
Пришлось вставать. Нестройным ручейком свежепробуженные прошли к речке умыться, а потом расселись вокруг "стола", разбирая себе порции рыбы. Вчерашняя пьянка не сильно ударила по аппетиту компании, рыба разошлась быстро. Июль вообще вел себя так, будто вчера в рот не брал не капли — некромант еще пока не знал, что такое похмелье, а Иттрий отмучился еще вчера, и сегодня встал почти бодрым. Рада и Арм пили вчера меньше них, и тоже тяжелого похмелья не познали.
Потом был чай — а точнее, малиновые листья, заваренные в кипятке.
Во время чаепития Рейнгольд вспомнил , что вчера кое-что умыкнул у разбойников, и немедленно пошел разбираться, что же именно. Волчонок сунул нос в украденный мешок, покопался там рукой и разочарованно фыркнул. Да, действительно, там были тряпки, и больше ничего.
— На-ка. Есть тут что ценное? — Рейнгольд сунул мешок Раде. В тканях и одежках он совершенно не разбирался и классифицировал их в лучшем случае по цвету.
И почти сразу, в тихой, мирной обстановке, не предвещающей ничего плохого, прозвучал вопрос, который, в общем-то, назревал давно. Удивительно еще, что Рейнгольд так долго продержался. Быть может, хоть немножко повзрослел за эти годы.
— Сийрин. Кто глаз отковырял?
От такого нахрапа бедный целитель, еще не познавший до конца Рейнову везденососующую сущность, едва чаем не поперхнулся.
— Такие вопросы мне обычно задают шестилетние дети. Или барышни. — Сийрин прямо посмотрела на Рейна, аккуратно отставил в сторону чашку с чаем. — Ты из какой категории?
Оба сравнения Рейну, конечно, не понравились.
— Из простой, любопытной. — буркнул он, — Ну так что, расскажешь, нет?
— Ладно, расскажу, — согласился орк. Почему нет, история давняя, нехитрая, в которой травматичными для психики оказались лишь последствия. Но и те уже по большей части улеглись, дни переживаний и неприятия своего отражения в зеркале остались в прошлом, хотя некоторые разговоры — в зависимости от обстоятельств — на тему полученного уродства, комментарии, и в особенности всякие клички Сийрина задевали, чего он старался не показывать. Сейчас вот орку ответ давался в целом легко, хотя и немного неловко тоже было из-за того, что вопрос свалился совершенно неожиданно и без предисловий. — Битва за Колрун вам же ни о чем не скажет, верно?
Рейнгольд потряс головой.
— Это в Риохе было. Через море. Ну, неважно... В общем, была там трехмесячная осада, штурмом закончившаяся. Я в этой заварушке участвовал, на стороне осажденных. Какой тогда был хаос, вы даже представить себе не можете, жители с трудом понимали, что происходит, где свои, где чужие, резня была по всем улицам. Раненых было просто море, мы оттаскивали в госпиталь всех, кого возможно и откуда возможно, нередко с улиц, где еще боевые действия были не закончены. На такой улице все и произошло. Я на рожон не лез, но этого не потребовалось. У неприятелей оказался маг в строю, он и кинул в нашу сторону несколько шикарных файерболов. Попадает такой в латника — латник варится, поэтому их стараются ловить на щит. Латник рядом со мной и поймал. Файербол разбился на рой пылающих осколков, из которого мне, собственно, и перепало. Не только в лицо: хватило, чтобы очнулся я уже в больничке в качестве пациента. Все, конец истории. Удовлетворил любопытство?
— А ты отомстил? — тут же кинул Рейнгольд новый вопрос. По азартному тону было понятно, что да, ответ его вполне удовлетворил.
— Кому? — искренне удивился Сийрин, — Тут никто не виноват. В меня даже не целились.
— Ну, не знаю. Я бы потом еще долго охотился на тех воинов, что вас осаждали. — глаза Рейгольда хищно блеснули. — Они захватили, кстати, город?
— Ага. Захватили.
— Ну тогда бы я вообще...! — Рейнгольд потряс кулаком в воздухе.
— Рейн, ты всегда такой кровожадный? — хмыкнул Сийрин.
— А то! — Рейн задрал нос кверху, будто бы гордился этим. — У меня было тяжелое детство. А при первой встрече с Радой я ее сожрать пытался, честное слово. Эти чýдные истории я тебе тоже потом расскажу.
— Ну, про Раду ты уже рассказывал. Жуть.
— Тогда про детство потом напомни. Там было еще интересней.

***

— Ну слушайте, — Михэй наигрывал всю ту же мелодию. По нему вообще невозможно было сказать, что он сейчас как-то задействует свой дар, цыган как будто бы просто сочинял на ходу сказку. — Лилия. Себе ты смерть вернешь, вестимо.
При этих словах у знахарки все внутренности в комок сжались. Что это значит? Свою смерть она не теряла. В голову закрались неприятные мысли про самоубийство.
— Древний, темный бог принесет кое-что, да. — так же ровно продолжил Михэй, не глядя ни на кого, только на струны своей балалайки. — Вы поймаете его дыхание.
А вот и новая загадка, как и ожидала Лилия.
— Ямерт. Ухватишь себя за хвост. Зубами. — Михэй сделал небольшую паузу, как будто "зубами" — это весь ответ на вопрос. Но через короткое время предсказатель продолжил: — Потерянное прошлое найдешь и обрадуешься ты. Что же касается прибытия в ваш поселок целыми и свободными...
Михэй поднял голову, белозубо улыбнулся, отложил балалайку в сторону.
— Это вам надо спрашивать у Эйш, а не у меня. Этим событием она пока правит единолично, от ее прихотей и удовольствий слишком многое зависит. Ну а я бы не хотел вас отпускать. Чем вам наш табор не люб? Обжились бы, привыкли, отношения со всеми наладили. У нас жизнь веселая, не пыльная. Вы бы на себе познали, если бы не та ситуация с Мартом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 09-Май-2014, 15:31:41 | Сообщение # 1270    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— А при первой встрече с Радой я ее сожрать пытался, честное слово. Эти чýдные истории я тебе тоже потом расскажу.
— Вообще-то иногда мне кажется, следовало бы тебя там и добить. А повинуясь великой жалости сердца мы теперь нажили себе на голову целого тебя, - беззлобно проворчала ведьма, — Это тебе ещё за мандрагору от меня не влетело.
— Ой-ой, Рада, вот тебе грех жаловаться! - встрял Арм.
— Чего это? - с улыбкой спросила ведьма.
— Можно подумать, сильно ты от действий этого злодея в волчьей шкуре пострадала. Да я тут среди вас всех — ветеран. Если оценивать по степени нанесённого Рейном урона.
— Просто кому-то везёт в жизни меньше, Арм, - философски заметила ведьма
— Да просто кто-то может дать по уху, или ещё чего похуже, - парировал крестьянин.
Рада отвечать не стала. Она вывалила содержимое мешка на землю, придирчиво изучила и среди шмотья отыскала тёмно-зелёную мужскую рубаху неожиданно небольшого размера, но длинную, примерно до середины бедра. Рубаха была самого простоя кроя, ужасно мятая, с V-образным воротом и шнуровкой. Раде рубаха пришлась бы почти в пору даже на первый взгляд, была бы разве что чуть-чуть большая.
Кроме одной рубахи нашелся и старый и потертый кожаный ремень, который пришёлся бы очень кстати, какие-то драные перчатки и носки, несколько разного кроя и материала штанов, ещё какие-то рубахи и балахоны. Среди штанов ведьма так и не отыскала ничего подходящего,так5 что пришлось ограничиться только рубахой и поясом.
— Посмотрите, может тут есть что-то для вас полезное. Некоторые вещи тут не по сезону, но в нашем положении всё может сгодиться.

***
По всем ощущениям Ямертово предсказание оказалось самым конкретным. Во всяком случае было понятно, что ласково огреет по затылку оборотня его собственное прошлое. А вот какое конкретно — это вопрос. Ямерт вообще-то никакого своего прошлого не жаждал, а потому предсказанию страшно не обрадовался. Добавили впечатлений совершенно неясное предсказание Лилии, и "вы поймаете его дыхание". Это про ту тварь что уже много лет уничтожала вокруг себя всё живое. Вот эта новость не радовала совсем.
— Спасибо, Михэй, - поблагодарил оборотень сам будучи мрачнее тучи, — Теперь точно есть о чём думать и о чём беспокоиться.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 09-Май-2014, 19:24:54 | Сообщение # 1271    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Вначале в куче мятого белья копалась Рада, потом к не присоединились Иттрий и Арм. Чем-то друзья сейчас были похожи на нищих, раскапывающих мусорную коробку какого-то богача.
Рада первая выбрала годные себе вещи, следующим обновку приглядел себе Арм. Крестьянин выбрал себе заместо его старых, сильно коротких штанов нормальные, лишь только мятые, как и все в куче.
— Отличные штаны, Арм! — похвалили Рейнгольд, но не успел крестьянин обрадоваться, как волчонок добавил: — Они даже почти новые. В них всего двое умерли.
Иттрий раскопал для себя рубашку. По размеру она подходила идеально, вроде даже была неношеной, но смущала цветом. Яркая, тыквенно-оранжевая, она скорее подошла бы какому-нибудь торговцу. Иттрий такие не носил, но все равно на всякий случай рубашку себе взял. Все равно не было другой, кроме как уже надетой, так что тут не до привередства.
Больше одежда никому не была нужна. Уже хотели собрать ее в мешок, но тут Рейн увидел безразмерный черный балахон с глубоким капюшоном, выцепил его из кучи и бросил Вайду.
— Ха-а, дружище, это как раз для тебя. Во всех книжках некроманты в таких ходят, так что и ты соответствуй статусу.
Июль молча убрал балахон к себе в сумку. То ли некромант не понял иронии, то ли, несмотря на нее, посчитал-таки вещь полезной.
До города отсюда идти оставалось совсем немного, часа два от силы. Кажется, чем быстрее туда прийти, тем лучше, но компания сворачивала лагерь вяло и медленно. Причина крылась в том, что никто не знал, что они будут делать в городе, без знакомств, денег и чего-либо ценного. Ха, в город еще надо как-то попасть. Чем заплатить за проход? Ворованными носками? Хотя такая проблема стояла не у всех.
— Сийрин, а тебе куда дальше..? — поинтересовался Иттрий. В компании знали лишь, что целителю с ними по пути в город, а куда и с кем он пойдет дальше, не обсуждалось. Только сам Сийрин с Радой строили какие-то смутные планы на дальнейшее сотрудничество, зыбкие, неконкретные и никому не высказанные.
— Э... пока мне с вами, — аккуратно отозвался орк. У него у самого не было четких планов. Как получится, так и хорошо, но в силу любви к нормальному общению Сийрин предпочел бы странствовать с кем-то, а не один. Эта компания ему очень даже нравилась. Радушка, конечно, больше всех, и Грог ее удивительный. Арм, наивный и говорливый, часто попадающий в неприятности, вызывал желание о нем позаботиться. Рейнгольд, хоть и напрягал агрессивностью и хамил неприятно, обладал своеобразной харизмой, и общаться с ним было интересно. С Иттрием Сийрин контактировал меньше прочих, но и им тоже успел повосхищаться: не каждый сможет выискать и выкопать для супруги настоящую мандрагору.
— Отлично, — ровно сказал Иттрий. Несмотря на природную недоверчивость, воин не мог не признать, что целитель — очень полезное приобретение. Еще и слова Арма на ум пришли: "Я бы выбрал себе жену, которая не болеет", или что-то вроде того. Да что уж, с тем количеством ран, что сыплются на компанию, собственный доктор очень нужен. А Сийрин не только дело свое знает, но и благодаря положительным личным качествам в коллектив вписаться уже успел. Другой вопрос, будут ли совпадать в будущем его интересы и интересы остальной компании.
Был еще один неприятный момент. Совершенно непонятно было, как орк поведет себя, когда узнает о бурном "преступном" прошлом своих новых товарищей. Сдаст ли? Поддержит? Или ему вообще все равно?
— Нам надо решить, что делать в городе, и как вообще попасть туда. — Иттрий вернулся к ближайшей проблеме. — Нужно раздобыть денег, чтобы приобрести необходимое для дальнейших передвижений, и...
— Иттрий, тут ничего сложного! — фыркнул Рейнгольд, — можно вернуться к твоим "замечательным людям" и грабить людей вместе с ними. Помнишь, какие подробные планы по грабежу ты излагал?
— ...и я ничего легкого и приятного не надумал, — продолжил Иттрий, совершенно проигнорировав издевку Рейна, — Я в принципе готов вспомнить старую практику и продаться в наемники, платят за это много.
"Особенно за грязные делишки, коих большинство", — подумал про себя воин. Но как иначе заработать быстро и с чистого листа, он имел либо эту идею, либо куда более худшие, которые рассматривать вообще нельзя. Обнаружил в своей голове — и тут же выгнал с ужасом оттуда.
— ...Только для этого мне нужно раздобыть меч, желательно не самый паршивенький, — продолжил воин. — Рада, тебе, наверное, придется снова заняться варкой зелий. Арм и Рейн, а вас придется на работу в какую-нибудь таверну пристраивать, или на рынок, или в конюшню. Ну вы поняли.
— Вот только не в конюшню. Лучше гарсоном в бордель. — пробормотал себе под нос Рейн.
— Вайд, а ты что думаешь? — о способностях и увлечениях Июля Иттрий практически ничего не знал. — Где работал в последний раз?
— Нигде, — тихо ответил Июль, — меня обычно сами находят и нанимают бороться со... специфическими проблемами. Только мне еще недели две надо силы восстанавливать, чтобы в форму вернуться.
— Тогда тебе как Рейну и Арму работать придется.
Июль ничего не ответил. Будь он один, перебился бы эти две недели в какой-нибудь деревне, но на работу "простых смертных" ни за что бы ни пошел. Однако теперь он в компании, и надо слушаться.
— Это конечно все грандиозные планы, но конкретно сегодня-то нам что делать? — Рейн почесал в голове. — Через ворота ночью по веревкам полезем, а ночевать будем тайком на заднем дворе чужого дома?
— Мимо стражи я проведу, — подал голос Сийрин, мысленно уже разложив свой бюджет. На откуп стражникам его хватало, но на ночевку в таверне для всей компании — уже нет. — А с ночевкой что-то решить мы сможем только в городе. Всегда может повезти с какой-то старушкой, что пустит к себе за вскопанный огород. Или не повезти.
Иттрий согласно кивнул. Немного неловко было полагаться на чужой кошелек, однако все понимали, что проблема трудоустройства не стоит только перед Сийрином. Целители нужны всегда, везде, и платят им много. Иттрию сразу вспомнился шикарный дом прошлого знакомого целителя, что сдал всю компанию страже.
— Тогда пойдемте. — с этими словами воин пошел привязывать горшок с мандрагорой на ее прежнее место, на седло лошади.

***

— Всегда пожалуйста, — мурлыкнул Михэй, — ладно, ночка поздняя уже. Ко сну пора готовиться.
Лилия поняла намек и ушла в вагончик в Эйш. Ямерта же накормили здесь, а после спать уложили.
Михэй уснуть не мог долго, очень долго. Ямерт уже давно спал, а цыган — нет, он смотрел на безмятежное лицо оборотня и мягко улыбался. Потом цыгану пришла в голову очень сладкая идея, благо расстояние от его сундука до лежанки Ямерта позволяло. Михэй свесил руку вниз и аккуратно, едва касаясь, чтобы не разбудить, погладил Ямерта по волосам, потом более смелым жестом поправил ему одеяло, потом, снова очень аккуратно, коснулся пальцем теплых Ямертовых губ. Тихонько вздохнул и прекратил свои ласки, и просто лежал теперь, свесив руку вниз. Хотел бы Михэй заглянуть в свое будущее, узнать, светит ли ему когда-нибудь счастье, да не мог.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 25-Май-2014, 20:53:52 | Сообщение # 1272    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Тогда пойдемте. — с этими словами воин пошел привязывать горшок с мандрагорой на ее прежнее место, на седло лошади. И путники дружной компанией и прежним составом двинулись в путь. Рада успела переодеться прежде чем выдвигаться и чувствовала себя в мужской рубахе более уверено, чем в мешковатом одеянии, заботливо сшитом Велигорием. Труд старика она ценила, а потому бережно сложила рубаху и оставила до поры. Мало ли что случиться. Учитывая конкретно её везение и неоднозначную карму всех вместе взятых, случилось бы что-нибудь обязательно, даже сомневаться не приходилось.
А пока впереди дорога до города. И это пока единственное, что вообще известно. Пожалуй, человеку уверенном в завтрашнем дне было бы странно и неуютно оказаться на месте кого-то из путников. которые не были уверены даже в следующем часе, не то что в сутках. Но в том и разница, что каждый уже давно привык к такой жизни, и был ею, кажется, вполне доволен. Пусть даже не всегда готов был в этом сам себе признаться.
А пока под ногами тянулась дорога, солнце палило с небес и припекало головы, в высокой траве стрекотали кузнечики и где-то сквозь кусты полз уж. И тянулось бы оно, это мгновение, бесконечно долгою. Не важно, впрочем, было, где бы тянулось оно: на пути в город пешком, или верхом сквозь суровую вьюгу в поисках убежища, или на проклятом кладбище в ночь восстания — совершенно не важно. Главное, чтобы тем же составом. Единым сильным и бесстрашным своей сплочённостью организмом.
Дорога привела путников к воротам города, в который так стремился попасть Сийрин. И пусть ворота были открыты, но на вход толпился люд, и обозы, и телеги. и отдельные всадники, и даже кареты. А суровые стражи придирчиво исследовали каждого на предмет опасности и, конечно, денег. Участь не обошла и компанию. Ничего опасного при себе у друзей не было от слова совсем. Ни толкового оружия, ни каких-то механизмов, ни опасных артефактов. Точнее, было и оружие и артефакт, но на флейту вовсе никто не обратил внимания, а на Сийринов арбалет взглянули с лёгким сожалением и сочли нормой. Так или иначе, а особенных проблем с преодолением городских ворот не возникло, орк довольно быстро уладил все дела со стражей. Первые проблемы возникли уже за воротами.
— И так, мы пришли. А что дальше?
— Мы же решили. Будем искать работу. Вот прямо сейчас и начнём, да? - Рада первая заметила своеобразную доску объявлений и шагнула к ней. Разного толка объявлений на ней было пруд пруди, и среди них сложно было отыскать что-то нужное.
— Так-так...Продам...потерялся...куплю...Кривой, я найду тебя и вырежу тебе сердце, - бормотала ведьма вслух изучая написанное, и почти не удивлялась широте человеческой души и буйности фантазии, — В дом к господину Шегардэну требуется дегустатор. Условия...
— А ну-ка, ну-ка? - Арм заинтересовался и потеснил ведьму плечом, не сразу отыскал объявление, сорвал его, прочёл два раза, прижал к груди и загадочно заулыбался.
— Не знаю, как вы, а я нашёл работу своей мечты.
— Ага, до первого мышьяка в супе, - не отвлекаясь от изучение доски прокомментировала ведьма. Арма он всерьёз не восприняла, как и вакансию. Сама ведьма искала какое-то объявление, в котором кто-то искал бы себе лекаря. или какой-то знахарь искал помощника. Но как назло не было ничего подходящего, а вот предложений от разного рода лекарей, травников и целителей было сколько угодно. Это наталкивало на мысль, что себе Рада работу тут не найдёт.
— Ничего себе. собачьи бои, — Арм ткнул пальцем в клочок бумаги исписанный неровным почерком, — Давайте сходим? Я никогда не видел, интересно.
— Интересно как люди несчастных псов заставляют друг друга рвать на куски? - с презрением в голосе спросила ведьма. Арм смутился, ничего не ответил, но объявлением ещё раз перечитал. Любопытство — страшная вещь.
— Ничего путного не вижу, - подытожила расстроенная Рада, — Учителя, модели, портные, сапожники, фонарщики, родственники на час...черт-те что. Есть идеи, что делать и куда податься?
— Спешу напомнить, что себе работу я уже выбрал, - снова засиял Арм и потряс у Рады перед носом сорванным объявлением. Рада в ответ только скривилась, передразнивая Аормово счастье.
— И я тоже, - подал голос Грог, — На бои меня отведите.
— Даже не мечтай, - отмахнулась ведьма, — тут даже травники не нужны никому, судя по обилию предложений. Снова в таверну подаваться?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 26-Май-2014, 02:28:20 | Сообщение # 1273    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Иттрий вспомнил, как служил в таверне охранником, Рада и Лилия разносили там пищу, а Рейн пытался начать карьеру поваренка, но откровенно ленился и получал одни выговоры.
— Таверна была крайним вариантом. Но раз уж на доске мало чего подходящего... — Иттрий покачал головой. Для себя он знал, что если таки соберется предложить себя как наемника, то ему придется по этим тавернам вечерами ходить и разыскивать клиентов. Но пока об этом думать было рано: на данный момент необходимо найти работу попроще, чтобы хотя бы на оружие себе заработать.
Однако объявления на доске не сильно помогли решить проблему. Арм вот выбрал себе работу, да чуть погодя Июль протянул к доске руку, сорвал объявление про фонарщика и робко спрятал его в карман. Все равно работу придется искать, а эта, думал Июль, не самая худшая. В ней даже что-то романтическое есть: гулять по вечерам и огоньки зажигать. Главное, общаться с людьми при это не надо.
Ну а остальные ничего себе не нашли. Ремесленными навыками никто не обладал, учительскими тоже, а про "родственников на час" и подумать просто страшно было.
— Тогда куда ща? — Рейн стоял, сгорбившись, сунув руки в карманы. Он хотел скорей бы выяснить, на какой работе ему предстоит мучиться ближайшее время.
Однако первое предложение было не совсем по работе.
— Корицу отведем в конюшню, — Сийрин похлопал свою лошадку по шее. И пусть вещи придется таскать на себе. Очень неудобно с лошадью гулять по городу, заглядывать в разные заведения в поисках работы и крова.
— Как ее имя, ты сказал? — Рейн вздернул одну бровь.
— Корица, — повторил Сийрин. — Специя такая, пахнет вкусно.
— От лошади может пахнуть только дерьмом, — лицо Рейна выразило искреннее омерзение, — если тебе такой запах нравится, то ты болен.
— Рейнгольд, фу! — коротко закончил излияния волчонка Сийрин. Сказал он эти два слова с интонацией строгого хозяина, отчитывающего нашкодившего щенка. У Рейна даже слов не нашлось для ответа, он просто злобой подавился.
В общем, компания пошла искать пристанище для Корицы. С этим удалось справиться меньше, чем за полчаса. Вот бы и у людей все было так просто! Не успела такая мысль укорениться в головах злосчастных бездомных, как ее частично развеял хозяин конюшни, что сам лично вышел встречать игреневую клиентку.
— У вас случилось что-то? Мы не можем помочь? — вежливо поинтересовался Сийрин у хозяина. Мужик правда выглядел плачевно: усталый, насупленный, с черными мешками под глазами.
— А-ээ, — хозяин вяло махнул рукой, — мыши у меня в ангаре. С весны вытравить не могу. Ангар уже месяц как пустует, помещение пропадает. А мыши недавно начали и в дом лазить... Я и объявления вешал, и отраву раскладывал, но ничего не берет маленьких тварей! Чую, выселят они меня с моего участка.
— А большую награду вы в объявлении писали? — живо заинтересовался Иттрий, прежде чем кто-то успел еще что-то сказать. Уж мышей-то переловить для Рейна и Грога пара пустяков. Может, и Июль присоединится, разорится на какое-нибудь морное заклятие.
— Пятерку! — отчаянно вскрикнул хозяин, едва руки не заламывая. Да уж, цена немыслимая для ловли мышей. На пять золотых и лошадь можно купить, хоть и плохенькую. — За положительный результат. Много кто пытался, но не получилось. В последний месяц уже никто и не пытается. А мыши наступают все дальше...
— Ну, мы попытаемся. — сказал Иттрий, — показывайте амбар.
Хозяин порылся в кармане и выдал Иттрию большой ключ на желтой веревочке.
— Вон то здание, прямо за домом. Приходите вечером, когда мыши вылазить начнут, а то днем их из норок не вытащишь. Только это! Не жгите ничего.
— Не будем. — Иттрий спрятал ключ к карман, и спросил, как бы между прочим: — А если мы допоздна задержимся, то можно будет переночевать в амбаре?
Хозяин натянуто рассмеялся.
— Вы там не сможете переночевать. Мышей ОЧЕНЬ много. Но если прогоните — то хоть все лето живите, мне не жалко.
На том компания с хозяином конюшни и распрощалась.
Мышей разогнать — хорошо, пять золотых — отлично, но это заработок разовый. И, увы, только предстоящий (в успехе мышеловства Иттрий не сомневался).
Компания искала работу. Искала, искала и искала. Читала доски объявлений. Спрашивала на рынке. Спрашивала в магазинчиках. Даже в тавернах. Но нет — работники никому не были нужны.
— Да вон доска объявлений, все вакансии там, — уже в сотый, наверное, раз повторил Иттрию очередной неудавшийся работодатель.
В животе уже гудело у всех, и с каждым новым часом гул усиливался в геометрической прогрессии. А утолить гул было нечем. Запасы продовольственные компания не делала, а денежных на ужин на стольких человек бы не хватило. Финансов у Сийрина обычно было впритык, как сейчас, хотя в принципе он мог очень хорошо зарабатывать и, что уж там, зарабатывал при благоприятных условиях, но золото не копил, а спускал его на всяческие блага.
Очередная доска объявлений не дала ничего нового. Подошли к ней и то от безнадеги.
— Нам остался один вариант. — Иттрий сжал челюсти, так, что желваки заходили, глядя на объявление о "родственниках на час". Чем оно отличалось от прочих? Тем, что хвасталось, что аванс выдают сразу же по внесению в некий таинственный каталог.
— Что? — проследив за взглядом Иттрия, ужаснулся Арм. Его тут все страшило: и "на час", и "аванс" и, особенно, до боли знакомый "каталог". — Проституцией опять заняться? Нет, нет, нет, я так не согласен!
— Ты что возражаешь, тебе не привыкать! — огрызнулся Рейнгольд, — а я вот со всем основанием говорю, что я против. Я не хочу, чтобы меня трогали потными ручками и вставляли в меня всякие гадкие причиндалы. Я к этому не привычен, знаете ли.
Раде идея тоже не понравилась с самого начала, но когда Арм и Рейн заговорили о проституции, то не понравилась вдесятерне.
— Иттрий, ты что, спятил? — не сказала, выплюнула ведьма, — ты что, всерьез это предлагаешь?
— Абсолютно всерьез, — с каменным лицом сказал Иттрий. Он ожидал сопротивления. Даже собственное повстречал. Однако в отличие от остальных Иттрий знал, что тут, скорее всего, замешана не проституция. — Хватит тут чепуху молоть. Тут нет никакой проституции. У нас в Столице тоже такое заведение было, мы оттуда одного афериста выкуривали. Это просто... актерская игра. Клоунство. Циркачество. Нам не привыкать! Люди, которые одиноки, которым не с кем появится на дне рождении у заклятой подружки, нанимают себе "мужа" на время торжества. Кто-то "брата" хочет показать, кому-то "мама" нужна, "сын", ну и так далее. Плакальщицы нужны для похорон, группа поддержки на митинге, лже-посетители для новых магазинов.
Ответом Иттрию была тишина. Все обдумывали то, что сказал воин.
— Мы просто зайдем туда. И узнаем, что да как. Если там что-то худшее, чем циркачество — разворачиваемся и уходим. Если нет — то работаем. — продолжил гнуть свою линию Иттрий.
— Ну... ладно, — неохотно сдался Арм первым.
Запомнив адрес, компания пошла записываться на программу родственников.
Родственников нанимали в сером каменном здании. Там, посередине комнаты, за большим столом сидел седой дедушка и заполнял большой-большой каталог.
— О-оо, как вас много! — обрадовался он, и тут же перелистнул каталог до чистых страниц, чтобы заполнить их. — Ну, кто первый?
— Никто, пока вы нам все не расскажете. — вякнул Рейн, — Интим будет?
Старик строго погрозил парню пальцем, решив, что интима Рейн как раз-таки хочет.
— Никакого интима! — проворчал он, — у нас тут строгие правила. Вон, на стенке висят, почитайте. Все прилично, даже поцелуи строго по предварительной договоренности. Я вам сейчас плачу по тридцать сребров, заношу в каталог. Когда вас захочет клиент, я вам пришлю гонца, и он вас вызовет. Обычно за час работы дают ползолотого-золотой, но цена варьирует в зависимости от сложности.
Условия действительно оказались приемлемыми. Как сказал Иттрий, работа по сути заключалась лишь в циркачестве.
— Ну, кто первый? — повторил старик.
— Давайте я, — вздохнул Иттрий. Все-ж таки инициатор, а инициатива, как известно, наказуема.
Первый же вопрос старика поставил Иттрия в тупик.
— Тебе сколько лет?
А правда, сколько? Сорок один или сорок шесть?
— Да не бойся, у нас желающие не только на юнцов, — улыбнулся старик, по-своему истолковав заминку Иттрия.
— Сорок один, — решил Иттрий. Помня свое новое, оздоровившееся после тайника отражение в зеркале, воин решил, что этот возраст будет лучше соответствовать его внешним данным.
— Жена есть? Дети? Болеешь чем-то?
— Да. Нет. Нет.
— Особые условия? Например, аллергия на лилии, отказ одевать официальную одежду?
— Э... вроде нет.
— Отлично. Тогда стой и не дергайся, я тебя зарисую.
И старик зарисовал. Очень схематично, но вполне похоже, и затратил на это не больше чем пять минут.
— Последнее. Искать тебя где?
Иттрий назвал адрес конюшни, уверенный, что в том амбаре его компания сможет остаться на ближайшее время.
Следующим кандидатом в "мужья на час" выступил Сийрин. И у него тоже вышла проблема с возрастом. Когда целитель сказал, что ему тридцать четыре, старик отказался заносить эти данные в каталог, буркнув "ты на столько не выглядишь, нечего дезориентировать клиентов". Сийрин пожал плечами и сказал, что пусть старик пишет что хочет. Старик вывел свою цифру, которую Сийрин со своего места разглядел, и был одновременно польщен и мягко недоволен тем, что ему не дали даже тридцати. Хотя и без того знал, каков его "товарный вид".
Следующая заминка вышла на портрете.
— Полуорк, ага? — поинтересовался старик, рисуя иллюстрацию к мини-досье.
— Вот и нет! — возмутился Сийрин. Не то чтобы серьезно, но возмутился. — Целый орк перед тобой.
— Да ты не сердись, — мягко проворковал старик, — мало вас таких. Я только полукровок и видел.
Что же, это было правдой. Особенно для этой страны, в Риохе подобных Сийрину было больше.
Третьим "мужем" чудесным образом оказался Вайд. У него тоже не прошло все гладко. Пункт "особые условия".
— Я не хочу быть там, где будут собаки. Не надо сажать меня на лошадь. Не сажать на меня птиц. Вообще каких бы то ни было животных, кроме кошек, пожалуйста. У меня аллергия на лилии, да, еще на березу и ольху, но они сейчас не цветут, так что уберите из списка только лилии. Не надо меня выводить на балконы третьего этажа и выше. Не кормите меня козлятиной, свининой, и упаси боже от орехов. На солнцепеке целый день стоять я не согласен, уже падал пару раз в обморок. Прическу мою не трогайте! "Сваливать" ее я не согласен. И с одеждой аккуратнее, ...
К концу старик уже не писал, только постукивал карандашом по каталогу. Просто поставил у портрета крестик, что значит "особо вредный и не очень перспективный, пытаться сплавить в первую очередь".
Вот Рейн проблем не доставил, нет. Отказался только от "унижений", но расшифровывать это слово он не стал.
Остались теперь только Рада и Арм. Старик уже подготовил для них чистые листы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 26-Май-2014, 04:20:47 | Сообщение # 1274    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Понедельник, 26-Май-2014, 04:27:12

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Очень хорошо, очень. А что, нас много, разнообразия хоть отбавляй. Можно будет в будущем открыть свой свингер-клуб и зашибать огромные деньги. Да у нас тут на всякого любителя! И мужчины тебе, пожалуйста, разных возрастов, и орки, и женщина, и лошадка есть, и даже собачка. Вот повезло-то! - при упоминании о собачке Грог прижал уши и тихо заскулил. Не нравились ему Радины речи. Он, конечно, не думал, что "родственник на час" есть "отдающееся тело на полдня", но всё равно, под напором общего настроения, опасался.
— Ты чего разворчалась. Это я тут среди всех вас больше всех бояться должен, — Арм тоже был мрачнее тучи, предполагая самое ужасное.
— О, вот и отлично, ты-то нам все сокровенные таинства и раскроешь. Будешь наставником.
— Не нравится мне что-то твой юмор, Радонька, - желчно прошипел крестьянин ведьме на ухо, — Ты то что обо всём этом знаешь? И не ведаешь ведь, как это всё унизительно, как...
— Это я-то не ведаю? - так же желчно отозвалась ведьма, которая мигом вспомнила все случаи разом, с самого детства начиная и заканчивая мучительным не только морально, но и физически, насилием у Жека в пыточной, — Тебе бы так не знать, как мне! Да если бы тебя когда-то...
— ТИХО! - это был Грог. Которому уже изрядно надоело и ворчание, переросшее в ссору, и Радины попытки выставить себя самой изнасилованной женщиной на планете, а потому, конечно, в этом вопросе нечеловечески опытной, — Я вас обоих очень больно укушу, если вы не заткнётесь сию же минуту. Тебя, Рада, первую.
Ведьма только фыркнула. Какое-то время они с Армом и правда шли молча, но после всё равно стали шушукаться вполголоса, правда теперь вовсе не ссорились, а скорее стояли на одной стороне баррикады и осуждали Иттриево решение. Только так, чтобы Иттрий не очень слышал.
— А ну ш-ш-ш! - снова шикнул Грог, — пришли уже.
На первый взгляд всё казалось не таким ужасным. Во всяком случае Арм больше всего боялся увидеть за столом очередного "Котика", но там сидел вполне благовидного вида старик. Однако же раздражённая Рада и в старике видела акулу сутенёрства, но благоразумно помалкивала. Все сомнения (ну почти все, полностью доверять вся компания кому угодно давно уже разучилась) развеял первый же вопрос Рейна. Старик так резко среагировал на слово "интим", что ведьма с Армом сразу успокоились и выдохнули, быстро остывая. Однако же даже перспектива изображать пусть даже чью-то сестру, не говоря уже о супруге, была не самой радостной. Но то была работа, а работа сейчас была очень нужна, об этом явно намекал пустой желудок, в ближайшее время даже не питавший надежд обжиться внутри себя хоть чем-то.
А дальше рутина. Ряд вопросов, быстрая зарисовка и свободны. Когда очередь дошла до Рады, она была уже совершенно спокойна.
— Ну, голубушка, тебе годков сколько будет? - и тут Рада замялась, впервые после "восстания" осознав, что ей уже далеко не двадцать пять.
— Боги великие! Да мне же целых... - начала задыхаться Рада от ужаса осознания собственной старости и не способная озвучить страшную цифру "тридцать".
— Это сколько ж? - старик заинтересованно склонил голову, готовый после орка услышать очень интересную цифру.
— Двадцать пять, - твёрдо ответила ведьма, скосив взгляд на Иттрия, которому по всем прикидкам тоже был не сорок один.
— Ну хорошо, - старик едва улыбнулся краем губ и записал данные. Улыбочка не укрылась от внимательной ведьмы и совсем не понравилась ей, хотя и улыбался старик вовсе не Радиному возрасту, а скорее её поведению.
— Муж, дети?
— Муж. Детей нет. Не болею.
— Условия?
— Хм... - Рада крепко задумалась. Навскидку у неё была тьма условий: в платья не рядить, на светские рауты не таскать, танцевать не заставлять, кашей не кормить, в компанию к женщинам не совать...Но подумав хорошо, пусть и недолго, ответила:
— Нету. Только танцевать я не умею.
— Понял.
Старик сделала пометку и зарисовал Раду. Последним на очереди был Арм.
— Детей нет, жены нет, здоров как бык, готов на любые условия кроме интима, стою! Рисуйте! - отчеканил крестьянин громко и чётко, будто бы неделю репетировал.
— Ишь ты. А лет тебе сколько, бык?
— Двадцать шесть! - выкрикнул Арм как гусар на параде имя генерала. Он тоже осознал вдруг, что стал старше, при чём так ловко, махом упустив четыре года, и в отличие от ведьмы был этим фактом чрезвычайно горд.
— Свободны, друзья мои. Как что, гонцы за вами явятся. А пока можете спать спокойно.
На том со стариком распрощались и покинули каменное здание со смешанными чувствами и неясным ожиданием чего-то неизвестного, интригующего. Деваться сейчас было уже некуда, и решено было отправиться обратно к конюшне, осмотреть фронт работ да подготовиться к вечерней ловле.
— А вы знали, что мышей можно очень даже неплохо приготовить? - с какой-то тоской в голосе пропела Рада, уверенная, что ничего кроме мышей на ужин, а заодно завтрак и обед, она не получит ни сегодня, ни завтра.
— Я их и сырыми люблю, - самодовольно ответил Грог, которому какая-никакая трапеза как раз явно маячила на горизонте.
— Хотела бы я сегодня тоже побыть собакой.
День катился к вечеру, солнце понемногу опускалось за верхушки далёких гор, а с наступлением темноты уже и охоту можно было начинать. Раньше сумерек мыши всё равно из нор носа не покажут. А пока можно было просто оценить масштабы предстоящей работы. Хозяин амбара с радостью предоставил путникам все условия для изучения и удалился по делам.
— Я-а-амертовы клещи..., - вырвалось у Рады первое, когда она увидела этот амбар изнутри. Во-первых, сильно дохнуло запахом помёта. И мышиного, относительно свежего, и старого засохшего, коровьего и лошадиного. К запаху навоза примешивался запах прелой соломы, гнили и плесени. И последним аккордом во всей этой симфонии запахов был аромат давно проржавевшей железяки, которая ещё и валялась в луже, а от того издавала весьма сильный дух.
Амбар был пусть и большим, просторным, но зато до такой степени запущенным, что даже лошадь сюда ставить становилось как-то стыдно. Перед лошадью стыдно. Рада с нежностью вспомнила уютный, полный свежего, зелёного и душистого сена амбар Арма. С не меньшей любовью вспомнила она и амбар в деревне близ столицы. И с ещё большей скорбью в глазах осмотрела "новый дом".
— Зато окно есть, - заметила она, постаравшись, чтобы фраза прозвучала как можно оптимистичнее, — Предлагаю его прямо сейчас и открыть, пока мы не задохнулись.
Это пока всё, что могли сделать в этом амбаре новые жильцы. Потому что жильцами ещё, в общем, и не были. А вот как только станут, так тут простирался такой фронт работ, что в глазах уже заранее темнело от переутомления.
— Ребята, а я вам сейчас сильно нужен?
— Нет, Арм. Сейчас нам очень сильно нужно чудо. А что у тебя?
— Тогда с схожу по объявлению. Постараюсь поскорее.
Рада в ответ только махнула на крестьянина рукой, совершенно безразличная к тому, куда он направляется и так и не осознавшая это сквозь пережитое потрясение от созерцания внутренностей амбара. Зато за парнем с радостью увязался Грог.
Арм спросил всего у одного человека, как ему отыскать дом господина Шегардэна, как тут же получил ответ. Оказалось, что дорогу можно было и не спрашивать, а просто идти к самому богатому и высокому зданию в городе, которое было видно из каждой, кажется, точки. И вот Арм уже на пороге, дёргает дверное литое кольцо в форме головы гиены. Дверь тяжело, с тихим скрипом отворилась и на пороге оказался ряженный в камзол молодой, худой, высокий и очень похожий лицом на лошадь брюнет. Арм молча показал дворецкому объявление.
— Сэр, собака с вами?
— А? - переспросил "сэр".
— Пёс ваш? - дворецкий терпеливо повторил вопрос, но красноречиво опустил на крестьянина взгляд.
— А, ага.
— Прошу за мной. Вытрите ноги.
Арма провели через десяток комнат, усадили в одной из них на кресло и велели ждать. Чего ждать, Арм понял спустя три минуты, как в комнате возникли две женщины и один мужчина. Одна женщина держала таз с водой и полотенце, остальные вооружились гребнями, щётками и прочей утварью. Втроём они как коршуны накинулись на крестьянина, принявшись наспех его причёсывать, умывать, очищать одежду от лишней грязи и пыли, приводить его в какой-то мало-мальски приличный вид. Участи причёсывания и Грог не избежал, по нему тоже прошлись щёткой. Слуги едва успели закончить, как двери снова с грохотом распахнулись и в помещение ворвался богато одетый, но очень обеспокоенный мужчина в сопровождении целой свиты слуг.
— Наконец-то, мой спаситель, мой дорогой ангел-хранитель! - возрыдал мужчина, торопясь к Арму и простирая к нему руки. Арм от неожиданности поднялся и тоже протянул руку мужчине, но особа так и не тронула грязных крестьянских ладоней.
— Вы не представляете себе, как я вас ждал!
— Правда? - удивился парень и стал присматриваться к мужчине, не знал ли он его раньше. Нет, лицо было совсем незнакомым. Щуплый, худой мужчина невысокого роста средних лет. Седина едва тронула его и без того редкие волосы, но лицо было обрюзгшее, в морщинах.
— О да! - ответил господин, а в сторону, впрочем, не сильно скрываясь, спросил, — Обыскали? - Уже знакомый Арму дворецкий глянул на своего господина с плохо скрываемой усталостью человека, который очень утомился от чьей-то глупости. Арм этот взгляд знал очень хорошо.
— Да, сир. Совершенно чист, - соврал брюнет не моргнув глазом.
— Это чудесно, просто чудесно!
Богатый господин, пусть и путано, но вполне ясно обрисовал Арму его предстоящую работу. Оказалось, что нужно пробовать всё, что бы не вздумала откушать высокая особа прежде, чем особа откушает, дабы убедить особу, что яда в кушанье нет. Работа оказалась посменной, сутки через сутки. Выяснилось, что прошлый сменщик уволился, а один дегустатор справлялся тяжело.
— Ах, что говорить, мой дорогой, приходите ко мне завтра утром, вам всё покажут, со всем познакомят. Только пожалуйста, не берите с собой этого чёрного монстра, я очень брезгую собаками.
— Хорошо. А это Грог, он добрый.
Вельможа улыбнулся, но криво и неискренне, и не попрощавшись вышел прочь, вслух отдавая хвалу небесам. Арма проводили на выход и попросили явиться завтра к восьми утра. Вполне довольный прошедшим собеседованием, Арм отправился обратно к амбару, стараясь успеть до наступления темноты. Не столько он сам в амбаре нужен был, сколько Грог.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 26-Май-2014, 18:29:05 | Сообщение # 1275    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Амбар выглядел просто ужасно. Иттрий, как представил, сколько работы надо сделать, прежде чем в нем станет возможно жить, чуть за голову не схватился. Но делать нечего, других вариантов пока нет.
И денег... почти. Аванса, что выдал старичок за занесение в каталог, хватило бы на лишь на вечерний перекус. А почему нет..?
— На, — Иттрий протянул вырученные деньги Рейну, — сбегай, купи что-нибудь.
— Чего это я? Для посылок у нас Арм. — отрезал Рейн.
— Арма нет. Придется тебе пройтись.
Глаза Рейна сверкнули злобой, но деньги он взял, и за едой пошел. Как ни унизительно быть на посылках, но, во-первых, он действительно тут самый молодой и по всем традициям бегать обязан, а во-вторых все-таки не так плохо самому еду выбирать, на свой вкус, лучше, чем кому-то еще довериться.
Вернулся волчонок где-то через полчаса, неся в руках три больших бумажных пакета. На стенках проступали масляные пятна, а запах начал кричать уже с порога: "тут курочки! Жареные, сладкие курочки!".
Все так и оказалось. Голодная компания разорвала курочек на ножки-крылышки и поглотила их, перемазывая пальцы и немного одежду в восхитительно вкусном жиру. Только Арму немного мяска оставили. Сам крестьянин, к слову, появился относительно вовремя: к концу трапезы, так что курица ему досталась даже слегка теплая.
— У-у, вот это да! — обрадовался крестьянин, тут же налетая на еду.
— Ну как, взяли тебя на работу? — поинтересовался Иттрий.
— Ага. Завтра с утра выхожу, — отозвался Арм, не прерывая процесс пережевывания пищи.
Когда от куриц остались только кости, а жир с рук едоков был стерт листьями росших во дворе лопухов, было решено приступать к ловле мышей. Тем боле что последние уже начали потихоньку проявлять активность.
Когда компания заглянула в амбар, то поняла, что хозяин его ошибся. Мышей было не ОЧЕНЬ много. ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ много. Серые твари совсем не боялись людей, шмыгали по полу, как у себя дома, и громко попискивали.
— Ну я, как бы, внутрь. А вы можете отвернуться. — Рейн зашел в амбар, на ходу раздеваясь. Место конечно противное, но перекидываться лучше здесь, а не на улице, а то мало ли кто увидит.
Встать на четвереньки. Усилием воли запустить процесс. Перетерпеть. Готово.
— Р-рр! — позвал Рейн своих друзей на охоту, и сам первым прыгнул в самую гущу мышиного царства. Те разбегались неохотно, а зря. Рейн одним махом поймал две серые твари, раскусил их и швырнул в угол, уже мертвых.
Мышки, поняв, что все серьезно, стали бегать активнее и пищать громче. Но теперь за ними охотились двое: Грог задержался не сильно.
А потом и трое. Поначалу Сийрин думал, что просто поразвлекается и займет себя хоть чем-нибудь, стреляя в мышей из арбалета.
Бам! Первый болт пригвоздил мышь к земле, буквально нанизал всю ее на себя. Мышь покорчилась, как бабочка на булавке, но скора затихла. Рейн, от которого полет болта не укрылся и произошел метрах в трех от его носа, отпрыгнул в сторону и возмущенно залаял. Если бы он мог сейчас нормально говорить, то высказал бы орку пару ласковых. О своих сомнениях по поводу его меткости, о том, что пусть лучше у стены стоит, а работают профессионалы-мышеловы, о том, что ему вообще лучше просто уйти навсегда в лазарет, перевязывать там своих больных, а за серьезные дела и за оружие никогда не браться больше.
— Не боись, — беззлобно отмахнулся Сийрин, перезаряжая арбалет. Прицелился, выстрелил снова — и у одной из мышек снесло полбока. Она еще проползла сантиметров двадцать, прежде чем затихнуть.
Через какое-то время выяснилось, что от развлечения орка есть и реальная практическая польза. Во-первых, он мог истреблять мышей в недоступных для Рейна и Грога местах (со стен, например), а во-вторых, хоть и скорость перезарядки арбалета крайне ограничена, но за солидный промежуток времени все равно набегало солидное число мышей. Даже Рейн признал это и, когда совсем запыхался от беготни, в качестве перерыва прогулялся по амбару, собирая болты и возвращая их владельцу. Орк с сомнением поглядел на куски стали, кровавые, с налипшими на них шмотками мяса, шерсти, а то и кишок, но их принял.
Иттрий бы тоже хотел как-то поучаствовать, но не знал, как. Не с голыми же руками на мышей идти, не ногами же их топтать. Твари стали намного осторожнее, их даже Грогу и Рейну теперь было сложновато ловить.
Час минул, второй, третий, а количество мышей, хоть и сократилось, но к концу вовсе не подходило.
— Еще в норах куча прячется. Оттуда-то их как выкуривать? — проворчал Иттрий. Воин стоял, прислонившись спиной к дверному косяку, и лениво наблюдал за уже изрядно наскучившей мышиной бойней.
— Ну, в теории средство есть, — проговорил Сийрин, накручивая лебедку для очередного выстрела, — есть такой газ ядовитый, для дезинфекции помещений используется. Он спустился бы в мышиные норы и потравил всех. Хлор. Только у меня его нет.
Бам. Мышке, что сидела на стенке, снесло череп, и вниз упало только безголовое тельце.
— А ведь можно получить, — пробормотал Июль. Он, работающий часто в низинах, склепах и подвалах, про опасные газы знал довольно много. — Только мне соль нужна, много. И ваша сила, дорогие маги. Поделитесь?
— Ага, — за двоих ответил Иттрий. Как из соли можно получить хлор, он не имел ни малейшего понятия. Да какая тут, казалось бы, связь вообще?! Но Июль походу знает, о чем говорит, надо довериться.
— Арм, выпроси у хозяина побольше соли, — как и старые добрые времена, просить что-то у хозяев отправили Арма. — Думаю, он не обидится за разбужение, мы же его дело делаем.
— Только вот хлор нас тоже может потравить, — предупредил Сийрин, — ночевать сегодня тут мы не сможем. А чтобы смогли потом, помещение надо будет активно проветрить. Рада, сможешь тут погонять вихри?
"Вихри погонять?" — Иттрий долгим взглядом окинул Раду. Да, что-то она говорила о том, что в полях получилось проконтролировать силу... но без подробностей. Поздно тогда было, спать хотелось. А потом обсудить это такое важное для Рады событие так и не случилось. Хотелось бы воину очень-очень присутствовать тогда, в поле, рядом с Радой, но его там не было. Теперь вот выяснилось, что в отличие от родного мужа, об этом событии больше знает сей новый черноволосый товарищ.
"Ну ничего, наверстаем", — решил Иттрий. В конце концов, он и сам с Радой пока не обсудил и своих важных перемен тоже. Только с Вайдом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 85 из 93«1283848586879293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк