[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 86 из 93«1284858687889293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Среда, 28-Май-2014, 03:04:53 | Сообщение # 1276    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Грог в игру "поймай мыша" включился с удовольствием и достаточно бодро. С рыком носился вдоль стен ангара, пересекал его по диагонали, загонял мышей лапами и то и дело хрустел в челюсти их тонкими косточками. Светлая мысль ловить мышей не в собачьем, в в более удобной для этого форме — кошачьей, пришла ему не сразу, а тогда, когда он уже запыхался и обнаружил, что из многих мест достать грызунов не может. Да ещё и заносит его, махину, на поворотах, неудобно, в общем. Форму он поменял быстро, и теперь, сверкая в темноте жёлтыми глазами, по амбару носились один волк и один большой чёрный кот. Почуяв вечного врага мыши забеспокоились сильнее и стали бегать шустрее, однако же и доставать их из труднодоступных мест более тонкими лапами оказалось проще. Иной раз почти случайно удавалось подцепить жертву на тонкий, острый коготь и тем самым лишить её маневренности. Добить было уже много проще.
Сийрин отстреливал мышей из арбалета. На первый взгляд занятие было совершенно глупым, но в последствии оказалось, что не такое уж оно и бесполезное. Свой вклад, и не малый, орк в кампанию вносил. Хотя Рада всё равно думала, что с луком отстреливать мышей она бы точно не сумела, а потому только дивилась меткости Сийрина. Сама она, как и Иттрий с Армом, никак применить себя не могла. Только и ной раз топала ногой по мимо пробегающей мыши. А вот крестьянин разошёлся не хуже Грога: бегал по амбару и гонял серые стайки от одного угла к другому.
Спустя какое-то время ловцы выдохлись, а мышей, кажется, не поубавилось. Вайд подсказал интересное решение и затребовал для осуществления плана соли, за которой и рванул тотчас Арм.
— Рада, сможешь тут погонять вихри? - спросил ведьму целитель, будучи в курсе уже её ветродуйских способностей.
— Пожалуй, - без заминки ответила ведьма, хоитя внутренне сжалась по привычке. А вдруг не выйдет, вдруг она просто спалит чёртов ангар, или сдует его к чертям. Вместе с ближайшим домом. Но попробовать свои новые силы всё равно хотелось, хоть и было боязно.
Арм поскрёбся во входную дверь дома, и ему никто не открыл. Не сразу он догадался постучать настойчивее, осознав, что свет в окнах не горит. Но даже настойчиво и громко ему пришлось стучаться довольно долго, прежде чем за дверью послышались шаги. Открыл ему заспанный хозяин дома. Высоко на вытянутой руке он держал тусклый фонарь и щурился на гостя.
— Ты кто? - тихо спросил мужчина.
— Мы у вас мышей ловим. Можно нам соли?
— А.. - протянулось в ответ, — Сколько соли-то? - зачем именно Арму нужна была соль он предпочёл не спрашивать. Мало ли, какие методы ловли открыли новые ловцы.
— А чем больше, тем лучше.
— Ох... - мужчина задумался, — Стоит у меня в сенцах пол мешка соли. Она отсырела и свалялась. Ещё есть несколько лошадиных кирпичей. Что возьмёшь?
— Всё!
Арм вернулся спустя пятнадцать минут, пыхтя тащил за собой пол мешка слежавшейся соли и несколько связанных соляных камней.
— Добытчика встречайте. Хватит вам столько?
Рада оценила масштабы добычи и хмыкнула.
— Мужик-то жив?
— Да, - удивился Арм, — а что?
— Да вот думаю, как это ты у него столько соли выпросил.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 28-Май-2014, 16:37:06 | Сообщение # 1277    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
К сожалению, алхимика в группе не было. А если бы и был, то он затребовал бы, помимо соли, и некоторые другие ингредиенты: примерно столько же серной кислоты, меньше — оксида марганца. Следовало бы день-другой посидеть в лаборатории, проводя реакции и синтезируя необходимые соединения из тех, что можно купить на рынке или у других алхимиков. Сложно! Может, лучше не стоит вообще этого делать, а лучше пойти каким-нибудь другим путем травли мышей?
Если бы алхимика-таки уговорили получить хлор, он бы это сделал. Поругиваясь тихонько, не одномоментно, но зато безопасно.
Июль алхимиком не был даже близко. Он только знал о свойствах искомого хлора, и помнил занимательный факт из какой-то книжки, что его много содержится в обыкновенной соли в связи с каким-то неиспользуемым в жизни металлом. Даже названия его Вайд не помнил, а о его свойствах (например, о воспламеняемости и даже взрывоопасности в присутствии воды) и вовсе не знал. Товарищи Вайда тоже этого знать не могли, потому некроманта никто не остановил в его дерзком эксперименте.
Июль вывалил на землю всю соль, что притащил Арм, аккурат в центре амбара. Соль слиплась, закаменела, и в половине случаев ее пришлось даже не высыпать, а выбивать и выковыривать, но Вайд с задачей справился. Когда на земле оказалась горка белой соли, лошадиные бруски по бокам, некромант кинул на это все довольный взгляд, отряхнул руки и отступил назад, к дверному проему.
Куча соли была большая. Сил на ее разложение потребовалось бы много.
— Рада, помоги тоже, — после недолгих колебаний попросил Вайд. Пусть Рада и ведьма, и ее сила иная, чем та, что привык использовать Вайд, но все равно сила есть сила. Иттрий и Сийрин же тоже обеспечат его не "родной" похлебкой, ну и пусть, тоже сгодится. — Возьмитесь втроем за руки, сделайте из себя маленький круг.
Иттрий, Сийрин и Рада сделали, как сказал Вайд. Внешне вроде бы просто взялись за руки, но каждый из них почувствовал легкое, немного странное чувство: как будто сошлись вместе кусочки мозаики. Вся сила троих на время стала общей. Этот небольшой толчок к началу ритуала сделал Сийрин, которому уже приходилось вставать в круг силы.
— Я буду осторожен, — пообещал Июль. Некромант прикрыл глаза, налаживая контакт с кругом, и почти мгновенно соединился с ним энергетическим каналом. Теперь он мог брать из круга столько силы, сколько хотел, даже находясь от него на некотором расстоянии без всякого физического контакта.
Июль начал тянуть силу мягко, уверенно, непрерывным потоком. Когда ее набралось достаточно, некромант вытянул руки к центру амбара и стал фактически раздирать соль на составные части, как будто бы разбирая конструктор. Вопреки ожиданиям Вайда, процесс пошел очень тяжело, энергии требовалось много. Вайд стал тянуть из круга больше.
Что-то зашипело, куча запузырилась, и от нее пластами стал расходиться тяжелый, желтовато-зеленый газ с характерным запахом. Он затапливал все помещения, заползал во все углы, падал в норы, затягивая с каждой секундой все больший и больший объем, пока...
Пока в остатке кучи не получилось достаточное количество натрия, который ну просто никак не мог проигнорировать повышенную влажность в амбаре и исходную влажность самой соли.
Июль почувствовал начало постороннего процесса (а, вернее, изменение энергетики в куче), и среагировал моментально и машинально, как боксер реагирует на летящий в лицо кулак. Если бы хоть чуть-чуть замедлился, то амбар разнесло бы на части, и Вайда, что стоял в его дверях — тоже. Некромант очень резко (и болезненно) выдернул из круга солидный кусок силы и накрыл сверху уже не соляную кучу мощным энергетическим щитом.
Легкий хлопок услышали все. Трясение земли ощутил весь участок.
Вайд прервал связь с кругом, трясущейся рукой вытер холодный пот со лба, отступил в сторону, и...

— Их в два раза больше, чем нас, — сказал Рейн Арму, тыча пальцем в новообразованный круг и стоящего перед ним Вайда. — Вот где справедливость, а?!
Метать молнии из пальцев Рейн все еще хотел, хотя и осознавал крепко, что никогда этого не сможет. Не родился магом.
Волчонок сел прямо на землю, и стал наблюдать за происходящим, как зритель в театре. Сидеть было здорово: и от охоты Рейн устал, и после перекидывания в человека все тело, как всегда, ныло, тревожить зря его не хотелось.

Иттрий взял за руку Раду и Сийрина, как попросил Июль. Щелк — и прикосновения перестали быть просто прикосновениями, сцепленные руки стали как будто проводниками, по которым циркулировала уже общая сила. Вся вместе она казалась правильной и гармоничной, но когда Иттрий попробовал прислушаться к отдельным элементам, то был удивлен трижды.
Слева была Рада. Ведьма, которая могла за полминуты утопить в порче, выжечь изнутри сразу целую толпу. Ее сила оказалась пусть и бушующей, но при этом легкой, свободной и прозрачной. Как ветер.
Справа стоял Сийрин. Целитель. Иттрий где-то в голове понимал, что целительство — это не врожденная склонность, а приобретенное умение, но все равно был удивлен, что исходная сила орка не имеет прямой ассоциации с врачеванием. Она была теплой — единственное свойство из всех имеющихся, что ожидалось от целителя. Но еще сила была густой, плотной, можно даже сказать, тяжелой. Совсем не прозрачной, не яркой, если приводить цветовые ассоциации — то скорее темной, чем светлой, но не серой. Коричневой? Темно-зеленой? Что-то такое, естественное и природное.
Третье удивление — своя собственная сила, Иттрий чувствовал в общем потоке и ее. Вроде своя, но одновременно чужая, незнакомая. Раньше Иттрий, как теперь Рада, являл собой воздух, но сейчас он изменился. Его сила стала холодной, жесткой, гладкой, и в качестве первой ассоциации к ней Иттрию на ум пришла сталь. И если Рада и Сийрин были в круге вездесущи, то Иттрий как будто бы пропитывал его корнями. Где-то он был, где-то нет — его сила была линейной, узконаправленной, как бич. Много бичей.
Только-только Иттрий успел распробовать все составляющие элементы круга, как Вайд стал из этого круга подпитываться. Начинал некромант мягко, осторожно, как и обещал, и неприятных ощущений это не приносило. Потом он стал брать больше, и у Иттрия в груди появилось легкое беспокойство. Он уже физически ощущал, как из него вытягивают силу. Появились легкое головокружение, приторно-сладкая слабость, вялость, сонливость.
А потом, совершенно неожиданно, Вайд дернул. Силу он выхватил очень резко и взял ее много, гораздо больше, чем раньше, и притом за короткий промежуток времени. Это было физически больно. Иттрий едва устоял на ногах. Остальные тоже — и лишь благодаря тому, что каждого поддерживали руки стоящих рядом.
Вайд разорвал контакт с кругом, вытер пот со лба, отступил в сторону, открывая вид на внутренности амбара.
— А говорил, что осторожно будешь... — тихо сказал Сийрин, опуская руки и разрывая круг. В голове у орка стоял неприятный звон, он, как и Иттрий, еле стоял на ногах, чувствовал себя выжатым, как лимон, в физическом и энергетическом состояниях.
Вайд обернулся. Он был бледнее, чем обычно, в его глазах читался испуг.
— А вы туда гляньте, — шепотом сказал он, кивая головой внутрь амбара.
Иттрий первый прошел к проему, громко присвистнул. Прямо посередине земляного пола зияла огромная воронка, метра в два диаметром и в метр-полтора глубиной. Со взрывным валом по краю: все, как полагается. Остатков соли в ней не было видно, только раскуроченная земля.
— О! — подскочил на зрелище Рейн, и, увидев кратер, тут же начал ерничать: — так надо было тут все так взорвать. Что мелочиться? Уничтожим мышей прямо в их норах. Вместе с норами. И амбаром. Все равно он грязный и пустой, хозяин бы не плакал.
Полюбоваться на кратер долго компании не дал газ. Хлора Вайд успел получить довольно много, и теперь он выползал наружу, заставляя людей (и орка тоже) кашлять и тереть мигом заслезившиеся глаза.
Мыши, не понимая, что происходит, испуганные локальным землетрясением куда больше, чем Грогом и Рейном, забились в норы. В норы с каждой минутой заползало все больше хлора. Но даже те мышки, что догадаются спасаться от него наверху, а не внизу, уже не спасутся. Будет слишком поздно.
Спаслись только те мышки, что были не в амбаре, а рядом с ним. Но таких было не очень много, и переловить их персонально уже особого труда не составит даже для обычных мышеловок.
Вайд, кашляя, захлопнул дверь в ангар и помахал всем рукой: мол, отходите подальше, где воздух свежий.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 28-Май-2014, 20:36:18 | Сообщение # 1278    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Среда, 28-Май-2014, 21:10:24

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Соли Арм принёс столько, что Раде подумалось, что таким количеством можно на всю деревню капусты засолить. Занервничала даже, не оставил ли крестьянин хозяина дома без соли вовсе, но присмотревшись к её качеству, успокоилась. Такую слежавшуюся и окаменелую соль мало куда можно было бы уже использовать. Вот для экспериментов она отлично подходила.
Раде смерть как интересно было, что же будет делать Вайд со всей этой белой горой. Сама себе она с трудом воображала даже механику всего процесса, ни с чем похожим она никогда не сталкивалась. Хотя, точно ли? В воспоминаниях всплыл эпизод с без следа уничтоженным чёртом. Тогда ведьма тоже не поняла, как это сделала, да и до сих пор не понимала. Но, кажется, Вайд собирался проделывать что-то отдалённо похожее.
Молодой некромант попросил Иттрия, Раду и Сийрина помочь ему, встать в круг и взяться за руки. Это тоже было интересным опытом, как батарейку ведьму ещё, кажется, никогда не использовали, и было больше интересно, чем страшно. Да и Июль пообещал работать помягче.
Однако вопреки всем ожиданиям и обещаниям приятного оказалось мало. Как только некромант начал, руки в кругу будто связало кандалами и казалось, что разорвать без серьёзного усилия их невозможно. На секунду ведьму накрыло от высокой концентрации энергии вокруг. И вся она была такой переливчатой, неоднородной, сплетённой из трёх разных источников. А ведь источники-то и в самом деле были очень разными, разнящимися практически во всём, и от того смесь выходила весьма гремучая. Раде подумалось, что если всё это рванёт, то город сметёт до последнего камня, и всех жителей вместе с ним. Хотя, возможно, что и не весь город, но последствия так или иначе будут очень плачевными.
Однако поразмышлять ведьме не удалось. Она ощутила вдруг, как что-то начинает понемногу вытягивать из неё энергию. Ощущение было неприятным, хотя и терпимым. Рада прикрыла глаза и постаралась расслабиться. А потом вдруг произошёл такой силы рывок, что стало больно и все трое едва устояли на ногах. Чувство было такое, будто нечто только что вырвало из тела огромный кусок души или чего-то такого же необъяснимого, но жизненно важного, с треском разорвав крепкие нити. Заболело в груди и дышать стало больно, перед глазами поплыло, а ноги стали ватными. Если бы Вайд дёрнул с такой же силой ещё разок, на ногах бы уже точно никто не устоял, если не впали бы в кому все трое. Но слава богам, больше некромант чужих ресурсов не затрачивал и вскоре отпустил всех троих. Как только Сийрин разорвал круг, Рада рассудила, что на ногах пока стоять не хочет и с усталым выдохом присела на землю. Присела, отдышалась минуту, а потом и вовсе легла. И чёрт с ним, что земля холодная, ближайшие пять минут её ничто не поднимет.
— С ума сойти, а это всего лишь какие-то мыши, — в самом деле становилось слегка не по себе от того, сколько жизненных сил способны отнять серые комки. И пусть их огромное полчище, сути это не меняло. Мыши! Хотя, справедливости ради стоит заметить, что даже будь в ангаре армия неприятеля, хлор бы им тоже очень не понравился, так что затраты, гипотетически, были бы теми же самыми при равном результате.
— Рада, - кто-то с верху позвал ведьму, и она разлепила глаза, пытаясь рассмотреть обладателя голоса. Рассмотреть сразу не смогла.
— Чего тебе, неизвестный?
— Ты простудишься, вставай, - и некто потянул ведьму за руку.
— Плевать, - сказала ведьма, но вверх потянулась. Как минимум неприлично будет сейчас снова обрекать Сийрина лечить очередную простуду по глупости.
Сочувствующим оказался Арм. Ощутив ведьмину податливость, он, не рассчитав силы, так дёрнул её за руку вверх, что она сдавленно охнула.
— Руку мне вырвать решил, варвар, - проворчала ведьма, у которой от рывка голова ещё больше закружилась, — Уйди прочь, я сама пойду, ты меня угробишь.
Компания отошла подальше от амбара к обочине. Тут буйно росли яблони, плоды на которых ещё не выросли, а цветы уже отцвели. Там компания попадала на мягкую траву на законный отдых.
— А мне на работу скоро, — как-то невесело сказал крестьянин, разглядывая понемногу занимающийся рассвет.
— Тогда поспать ты уже не успеешь и будешь на часах, - подытожила ведьма поудобнее обнявшись с Грогом, — Будешь уходить, разбуди нас.
Крестьянин спать и не хотел, а потому легко принял свою участь. Он хоть и не знал, как это, переживать то, что только что пережили четверо, но по их виду догадывался, что приятного мало и им-то как раз лучше отдохнуть.
Однако и подремать он всё равно успел, и едва сам не уснул под тихое и сладкое сопение друзей, но долг был превыше всего, и когда парень открыл рывком глаза, испугавшись, что проспал, время было как раз подходящее. Арм толкнул Грога, как самого чутко спящего, тот молча вильнул ему хвостом в ответ. Крестьянин потянулся, отряхнулся, и не спеша побрёл на новую работу.

Пришёл он раньше положенного времени на сорок минут. Но как оказалось позже, это ему было только на руку. Знакомый дворецкий проводил Арма через весь дом, по лестнице на чердак, в крохотную комнатку, в которой, судя по виду, как раз недавно проснулся худой блондин среднего роста. Арм сразу понял, что это и есть его напарник.
— Крис, - блондин протянул руку и улыбнулся.
— Арм, - протянул руку в ответ.
— Добро пожаловать на самую лучшую работу в мире, Арм.
Пока было время, Крис с удовольствием посвятил Арма во все тонкости профессии. Что работа не пыльная, только пробуй всё, что предлагают, да и радуйся. Платят очень недурно, ещё и кормят бесплатно. Объяснил Крис и то, что никому этот господин не нужен, и травить его никто не собирается. Просто когда-то давно по ошибке кухарка уронила в суп крысиную отраву. Совсем чуть-чуть, но этого хватило на рвоту в несколько дней. И с тех пор вельможа тщательно проверяет на живых людях всё, что собирается отведать. Вкусы у него вполне обычные для высокой особы. Горелого не ест, пресного тоже, всё только из самых свежих продуктов. Любитель сладенького. Только и нужно-то было, что на сутки оставаться в доме и по первому зову бежать к господину. На ночь оставаться тоже, ибо его светлость иной раз и среди ночи был не дурак угоститься. А утром сдавать смену напарнику.
— Ты только смотри, он брезгливый как чёрт, прямо не дай бог грязь под ногтями. Тебе тут лоску наведут, конечно, но за собой тоже следи. А то наслушаешься. Вот, кстати, за тобой как раз пришли. Приятных водных процедур.
За Армом пришли слуги с конкретной целью: привести его в божеский и товарный вид, чтобы у господина не случился сердечный приступ от вида такого неряхи. Крестьянин как покорный ослик отправился за слугами, на прощанье помахав Крису.

— Как вы думаете, там уже все передохли? - с сомнением спросила совершенно не выспавшаяся, а от того недовольная Рада.
— Часа четыре точно прошло. Передохли.
— Угу, - мрачно подтвердила она, — Твой выход, Рада.
Широко зевнув, ведьма отправилась в амбар практиковаться в новых умениях.
— Только вы за мной не ходите. Лучше вообще отойдите подальше. Я за себя как всегда не отвечаю, - напоследок предупредила она.
— Ни пуха, ни пера, - напутствовал Грог.
— Иди к чёрту.
— Ответ неверный, но и так сойдёт.
Ведьма распахнула двери ангара и зашла внутрь. Ко всем прочим запахам добавился ещё и сильных запах хлора, который перебивал всё. Пол был усыпан мышиными трупиками. Раздавленными, задохнувшимися, разгрызенными, какими угодно. Нередко попадались и какие-то отдельные мышиные части, вместо целого грызуна.
— Романтика, - проворчала ведьма, осматривая фронт работ. А времени терять не стоило всё равно, потому как дышать хлором Раде тоже было противопоказано. Ведьма вышла на середину амбара, оставив двери и окна открытыми, попыталась расслабиться. Сделать это среди ароматного поля было намного проще, чем посреди вонючего амбара. Так что вместо поисков себя внутри себя, ведьма решила действовать иначе, а именно — ощутить естественный ветер и попробовать слиться с ним. Лёгкий ветерок, слава богу, и правда задувал в открытые двери и иной раз касался ведьминого лица. Она же старалась сконцентрировать своё сознание только на его движении и звуке, поймать его в свои ладони. А ветер будто бы играл с ней, подбираясь совсем близко и снова ускользая, как только она пыталась его коснуться.
"Не злись, Рада, не злись" - успокаивала она себя, вспоминая Алансоновы уроки. Впрочем, всё равно вела себя неправильно, потому что в голове у неё вообще ничего не должно было быть. Но воспоминания о прошлых удачах быстро её успокоили и привели в нужную кондицию, она и сама не заметила, как в голове только и остались, что лёгкие завывания ветра. Раде нравилось это ощущение. Становилось сразу так легко, так кристально чисто всё вокруг, и казалось, что сама ты легче воздуха. И только теперь можно было разговаривать с ветром, слышать его и понимать. Теперь можно было черпать воздушные вихри горстями и играть с ними как захочется.
Рада так и сделала. Открыла глаза и зачерпнула полные ладони утреннего ветра, ощутив его упругую энергию. Ветер остался на раскрытой ладони плясать лёгким вихрем, прижившись на новом месте и собравшись в единый поток. Теперь осталось только разогнать его по сторонам. Ведьма глубоко вдохнула, интуитивно совершая лёгкие круговые движения рукой. Вихрь стал разрастаться и вскоре пришлось подставить вторую ладонь и проделывать с нею тоже самое. Когда обеим рукам стало горячо и тяжело, Рада резко развела их в сторону, откидывая в стороны два упругих вихря и давая им резко разрастись. Эффект превзошёл все ожидания. Ураганы прошлись вдоль стен и столкнулись в единый, едва не сорвав крышу. Тяжёлые двери амбара натужно заскрипели и захлопали, с одного окна снесло ставни, всё здание застонало под напором воздуха. Рада не опуская рук резко развернулась и с видимым усилием перевела бушующий поток в другую сторону. Ветер же словно и не обдувал её, а проходил насквозь через всё тело, будто бы ведьма была бесплотным призраком. Это было невероятно прекрасно, но и так же тяжело. Рада поняла, что пора заканчивать, когда начала задыхаться, а руки налились такой тяжестью, будто стали свинцовыми. Девушка медленно стала опускать руки вниз, успокаивая бурю и призывая её вернуться обратно. Буря унималась тяжело, но вполне охотно, сворачиваясь и становясь всё меньше, пока наконец не упокоилась на ладони тем же крошечным вихрем, с которого началась. Бледная ведьма немного полюбовалась на неё, а потом сжала кулак и ветер рассеялся окончательно.
Осмотрелась. Бардак теперь был ещё более немыслимым, но и мусора вымело знатно, вместо с прочей гадостью. Однако это нисколько не отменяло грядущей уборки.
Рада, белее мела, появилась в дверях ангара и помахала товарищам рукой.
— А теперь, дорогие мужчины, пришло время работать руками.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 29-Май-2014, 02:11:14 | Сообщение # 1279    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Вихри Рада устроила знатные. От них амбар весь ходуном ходил, на части не развалился только чудом, но зато к концу "пытки" предстал перед компанией освеженным: духа хлора в нем больше не водилось. Мусор, правда, по большей части остался, и его предстояло убирать.
— А теперь, дорогие мужчины, пришло время работать руками. — озвучила предстоящую задачу Рада, появляясь в дверях ангара. Выглядела Рада очень измученной, что ни от кого не укрылось. Все здесь присутствующие (кроме Рейна) на своем опыте знали, каково это — перетрудиться на магической стезе, поэтому посочувствовали ведьме все. Иттрий усадил супругу на бревнышко, немного передохнуть, мягко коснулся своими губами ее губ. Сийрин посоветовал съесть или выпить что-нибудь очень сладкое, силы, по его словам, так восстанавливались хорошо. Вайд совершил вообще для себя подвиг — послушав орка, сходил к хозяину и попросил у него кружку сладкого-сладкого чая. Хозяин чай дал, а когда поинтересовался, как мышки поживают, Вайд замялся и сказал, что им надо еще немного времени. Хозяин философски пожал плечами и закрыл дверь, решив, что дело у ребят совсем не задалось.
Июль молча протянул Раде выпрошенный чай, а потом тихонько отошел в сторону.
И началось время работ. Грог начал с охоты на мышей, что еще сиротливо бегали вокруг амбара. Рейн ходил по самому амбару, собирая мышиные трупы, целые и нецелые, в ведерко. Сийрин выковыривал из земли и из стен свои болты, складывал их в кучу, чтобы потом отмыть от мышиных частей, и параллельно думал, не сильно ли помешает хозяину новая вентиляция в стенах, и чем бы теперь ее заделать. В итоге орк решил просто замазать дыры глиной, благо их было не слишком много. Иттрий отыскал лопату и стал сравнивать землю в амбаре, а конкретнее, засыпать полученную вчера яму. Яма после получасовых стараний так и осталась ямой, правда куда меньшей (и куда только земля подевалась?), так что воину пришлось наносить земли с улицы, чтобы яма исчезла окончательно. Вайд боролся с железякой: разобрал ее на части, вытащил из амбара, а потом стал осушать лужу, напитывая ею солому и утилизируя последнюю. Рада, когда немного отдохнула, тоже присоединилась к процессу, помогая всем понемногу.
Когда с работой было закончено, Солнце на улице уже шпарило вовсю. В сей радостный и светлый час компания и решила еще больше обрадовать хозяина амбара.
— Мы извели мышей, — доложил ему Иттрий с порога. Хозяин недоверчиво хмыкнул и пошел убеждаться сам. По пути к амбару он наступил на мышь, у которой было оторвано полтела (Сийринов болт постарался, не иначе, а потом — Радин ураган), искренне ужаснулся таинственным изуверским методам и уже почти поверил в то, что ребятам удалось-таки справиться.
— А зачем вы почистили амбар? — недоуменно спросил хозяин, после того как минут десять придирчиво изучал помещение. Убедиться воочию в том, что все мыши правда истреблены, он смог бы только вечером, но верил уже сейчас: полное ведро трупов, предоставленное Рейном, и намек на применение магии были очень красноречивы.
— Да. А мага-то я и не догадался нанять, — усмехнулся в усы хозяин. — Так, вот вам обещанные деньги. А за чистоту я, извините, платить не обещал.
— А мы для себя ее наводили, — нагленько, без намека на дипломатию высказал Рейн, — вы же обещали, что мы тут все лето сможем прожить, если от мышей избавимся.
Хозяин нахмурился. Да, было такое. Очень ему не хотелось иметь на все лето чужаков под боком, но слово — не воробей.
— Хорошо, — со скрипом согласился он, — только тогда все время приглядывайте, чтобы мыши опять не развелись.
— Хорошо, — Рейн широко улыбнулся. Хозяин помотал головой, поморгал. Ему на секунду показалось, что во рту парня чуть удлинились клыки.
— Меня, если что, Кем зовут. — представился хозяин, развернулся, и почапал потихоньку домой.
У крыльца его нагнал Сийрин с вопросом "а можно..?". Ответом стало обреченное "можно". Обрадованный орк вернулся к амбару, нашел выброшенную Вайдом железяку, отчистил ее от ржавчины, и из получившихся блестящих кусков сообразил пятиконечную звезду размахом в полметра. Потом коснулся одного из ее лучей пальцем, и по всему контуру пентаграммы пробежала веселая белая искорка. Энергии орк сообщил достаточно, чтобы искра с периодичностью в несколько минут пробегала по звезде еще в течении как минимум недели. Наложенный на старинный символ медицины, этот эффект сообщал, что в этом доме практикует не просто врач, а маг-целитель.
Осталось только повесить звезду на амбар с той стороны, чтобы с улицы было видно. Но лучше чуть позже, когда внутри амбара появятся хотя бы стол и стул, и он станет хотя бы отдаленно похож если не на жилое помещение, то хоть на кабинет.
И еще кое-что очень-очень важное.
— Никто не против? — Уточнил Сийрин, указав рукой на свою звезду.
— Я лично нет, — пожал плечами Иттрий.
Рада тоже возражать не стала.
Рейнгольд с полминуты соображал, что все эти приготовления вообще значат.
— И что, в наш дом теперь прокаженные косяком ходить будут? — ужаснулся Рейн, когда понял, что Сийрин всерьез намерен устроить тут частную практику.
— Прокаженные, скорее всего, не будут, — попытался успокоить его орк, но этим своим "скорее всего" только напугал волчонка еще больше. На самом деле, вероятность появления здесь прокаженного была чрезвычайно мала: все знают, что услуги целителя по серьезным вопросам дороги, и бедный прокаженный никогда к нему не придет. А богатые или лечили болезнь вовремя, или, запустив, посылали за доктором слугу, чтобы тот приходил лично. Это все было верно для большинства серьезных болезней, но не для рассматриваемой проказы: она не лечилась. Правда, за доктором отчаянные заболевшие все равно посылали.
— Через мой труп, — отрезал Рейнгольд, — я не желаю жить в госпитале и заболеть всеми известными болезнями. Клянусь, Сийрин, я наплюю на последствия, обернусь волком и буду гнать каждого твоего клиента, пока не отважу всех.
Целитель вздохнул. Ну не было в его практике таких проблем, которых навоображал Рейнгольд. Процентов пятьдесят клиентов приходили с банальными чирьями, мозолями или воспалившимися царапинками, остальные сорок тоже были незаразными и приносили с собой переломы, зубные боли, плохие слух или зрение. С остальными десятью уже могли быть проблемки (лишаи, бронхиты, порою тубик и прочие радости), но Сийрин правила гигиены чтил, и подвергать опасности заражения своих сожителей не собирался. Большинство "опасных" и вовсе к доктору лично не ходило: не могло, посылало гонцов. Даже просто наличие чужих людей в доме не могло никому серьезно помешать: основной поток клиентов идет днем, когда работа в самом разгаре, и дома никто не сидит. А вечерние, и тем паче ночные визиты редки.
Целитель попытался объяснить это Рейну, но это было что об стенку горох кидать.
— Ты мне горбатого тут не лепи, — лишь презрительно фыркнул Рейн на все увещевания орка.
— Ладно, — сменил тактику Сийрин, смекнув, как можно сговориться с импульсивным недавноподростком, — давай поспорим, что я тебе тут не "горбатого леплю", а истину глаголю?
У Рейна, фигурально выражаясь, ушки на макушке встали, хотя на лице он сохранил неприступно-презрительное выражение. Сийрин понял, что добыча почти клюнула, главное с условиями не оплошать.
— Первые десять дней моей практики ты просто спокойно наблюдаешь в сторонке. Человеком. Если за это время ты не увидишь в амбаре кого-то реально опасного и заразного, то ты успокаиваешься и впредь не мешаешь мне продолжать свою работу. А если увидишь...
— То ты выйдешь на центральную площадь и будешь предлагать свои услуги там. Голый. Абсолютно. Целый час. — выпалил Рейн прежде, чем орк успел что-то предложить сам.
— Ладно, — Сийрин, почувствовав поднимающуюся злость на нахала, напрягся, сжал челюсти, пытаясь сохранить лицо. Какое гадкое условия. Но теория вероятности-то на его, Сийрина, стороне. К тому же орк, сам не подозревая, сам же тоже уже азартно втянулся в пари. — Тогда я добавлю еще свое условие на случай твоего проигрыша. Ты не только не мешаешь мне, но и поступаешь в мои личные рабы. На три дня.
— Заметано! — хохотнул Рейн, уверенный, в свою очередь, что победит сам. Спорищики сошлись, яростно скрепили свой спор рукопожатием.
— Извините, что встреваю, — проговорил Иттрий, следя за развитием событий с самого начала, — но Рейну надо не на посту круглосуточно стоять, а тоже работать. Работать!
— А я буду работать, — Рейн задрал голову, — вы тоже не хотите здесь потока прокаженных, правда? Если кого увидите опасного, то тут же мне доложите, и мы вместе всеми силами выведем из нашего дома весь этот притон юродивых.
Сийрин только головой покачал. Он уже не злился: это чувство у него никогда подолгу не задерживалось. Теперь только печалился, что Рейн так в штыки воспринял его намерение развернуть работу тут.
О споре и его унизительных для каждой стороны условиях не пожалела ни одна сторона, каждая уверенная в своей священной правоте, вселенской справедливости и закономерной победе.
Неизвестно, пошел бы разговор снова на эту тему, но тут во двор прибежал белобрысый мальчишка и прокричал:
— Господина Вайдэ через три часа ждет клиент! Ему надо сейчас идти в штаб, чтобы подготовиться.
Договорив, мальчишка тут же умчался.
У Вайда челюсть отвисла. Ну как же, он же вроде все сделал ,чтобы его никогда не позвали! И тут — первым?!
— Мне надо идти, — крайне жалобно протянул Вайд и, понурив плечи, пошел к вчерашнему домику, где компанию заносили в каталог.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 01-Июн-2014, 13:50:27 | Сообщение # 1280    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Немного отдохнув и придя в себя (к удивлению, организм в норму пришёл быстро, не смотря на серьёзные энергозатраты) Рада была даже счастлива отвлечься и заняться просто физической работой. Иногда простой физический труд бывает едва ли не жизненно необходим, особенно тогда, когда от умственный труд становится в тягость. В такой ситуации сделать что-то руками есть спасение и даже своеобразный отдых, не смотря на очевидно отрицательный результат относительно физических сил.
Общими усилиями работа была закончена к самому разгару дня. День выдался жарким, душным, и обещал быть долгим. Интуитивно хотелось переместиться куда-то ближе к реке, выпить чего-то холодного, или просто окунуть руки по локоть в бочку с ледяной водой, чтобы остудить кровь в жилах. Но ни реки, ни даже паршивого озерца в обозримой близости не было, и приходилось просто страдать от духоты и стараться о ней не думать.
Арм осваивал азы новой профессии, Вайда совершенно неожиданно вдруг забрали для того, чтобы изображать из себя родственника (Раде было жутко интересно узнать, кого же предстоит из себя рисовать сегодня привередливому некроманту), а Сийрин планировал свою будущую деятельность и попутно спорил с Рейном. Немного клонило в сон, но ведьма рассудила, что спать сейчас — идея не самая здравая. Режим превыше всего. Хотелось сохранить хотя бы его подобие.
— Тут ужасно интересно, но не хотим ли мы прогуляться?
— Я пойду!
— Отлично. Троих будет в самый раз, - решила ведьма. Троих, это значит её, Грога и автоматом она подразумевала Иттрия, — Хоть познакомимся с местным городом, и, может если крупно повезёт, отыщем ещё какую работу.
— Я даже знаю, куда совершенно точно нам нужно будет заглянуть, - тихо сказал Грог. Рада скосила на него взгляд но комментировать не стала. Она взяли Иттрия под руку и плавно поплыла сквозь амбаровые двери на волю.
— Не скучайте и не убейте друг друга, пока нас не будет, - на прощанье она махнула рукой Рейну с Сийрином, и,казалось, скрылась окончательно, но спустя пару секунд вновь появилась в дверях.
— К нам гости, ребята. Будьте поласковее.
Гостями оказались три молодые девицы в цветовой гамме на любой вкус: рыжая, блондинка и шатенка. Они с интересом смотрели на сверкающую звезду нам амбаром, и пока не решались сами войти, хотя любопытство и подстёгивало.
— А господин Кем дома? - спросила у Рады блондинка, сразу прояснив причину своего визита.
— Почему бы вам не проверить прямо там, в доме? - вместо ответа спросила ведьма, вскинув бровь. Девушка смутилась.
— А что тут у вас?
— А ты посмотри, - подмигнула Рада и больше уже задерживаться не стала. Пересилило ли любопытство девушек, или нет, она уже не знала.

— Иттрий, как ты думаешь, что я умею делать? - неожиданно спросила ведьма супруга, когда они проходили широкую рыночную площадь.
— Ворчать и закатывать истерики в пустую, - вместо иттрия ответил Грог. Рада в ответ пнула его ногой под живот, довольно ощутимо.
— Вместо того, чтобы меня избивать, лучше бы отвела кое-куда и смогла бы получать за это деньги, - кашлянув, попенял пёс. Рада остановилась.
— Ты бредишь. Никто не будет платить мне за то, что я тебя бью.
— Ну, во-первых, извращенцы бывают всякие, вспомни того вельможного толстяка на севере, у которого мы работали. А во-вторых, я не об этом, - Рада задумалась, пытаясь понять, о каком толстяке говорит Грог. И вскоре вспомнила. И воспоминание это ей, судя по скривившейся гримасе, не понравилось.
— Хорошо, что ты предлагаешь?
— Отведи меня на собачьи бои, - торжественно изрёк Грог и, если бы мог, улыбнулся, но вместо этого завилял хвостом.
— Ты перегрелся. Иттрий, давай в тень отойдём и передохнём слегка, нашему псу плохо.
— Мне хорошо! Почему мы не можем хотя бы просто взглянуть, узнать, что там и как? Если это шанс хорошо заработать за один раз, то почему нет?
Рада вздохнула. Интересно, он правда не понимает, или шутит?
— Хорошо, мы туда сходим.
Ведьма решила так понадеявшись, что увидев мёртвые и полуживые истерзанные тела собак Грог передумает и ему захочется скорее порвать в клочья всех, кто к этому причастен.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 01-Июн-2014, 15:28:22 | Сообщение # 1281    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
К амбару подошли нежданные гостьи.
— А господин Кем дома? — прозвенел незнакомый женский голосок где-то совсем рядом.
— Почему бы вам не проверить прямо там, в доме? — это был Радин ответ, довольно хмурый.
— А что тут у вас? — не сдалась незнакомка.
— А ты посмотри, — ответила Рада уже почти весело.
— Я могу показать, — из амбарной полутьмы нарисовался Сийрин с легкой полуулыбкой на губах. На приятный, незнакомый женский голос он мигом сделал охотничью стойку, и отсиживаться в амбаре, когда тут, совсем рядом, быть может, стоит его единственная и неповторимая, не собирался.
Рейн пфекнул, скрестил руки на груди и вздернул нос, да в такой позе у стенки амбара и замер.
Женщин оказалось сразу три. Даже скорее девушек, чем женщин. Рыжая, шатенка, блондинка, и все на вид очень даже.
Орк сделал приглашающий жест в амбар.
— Тут у нас много чего. Земляной пол, четыре стены, потолок, окошко, и мой товарищ Рейнгольд. Эти сокровища (кроме Рейнгольда!) мы получили только вчера, и сейчас обустраиваемся. Господин Кем любезно уступил нам это помещение как жилое. А по какому вопросу вы, кстати, к Кему? Может, я смогу помочь?
Сийрин вопросительно посмотрел на девушек. Вроде бы мягко, не пристально, но в тоже время приглядываясь к каждой.

Рада решила вывести на прогулку своих мужчин, то есть Иттрия и Грога. Никто из них против не был, напротив, очень даже за. Чего сейчас у амбара делать?
Грог опять стал гнуть свою линию, выражая желание пойти на собачьи бои. Рада, сама собой, эту идею совершенно не поощряла, но решила-таки после долгих уговоров отвести пса к месту проведения этих боев и показать ему, что да как. Видимо, надеялась, что, увидев выпотрошенных сородичей, Грог передумает, но Иттрий в этом очень сильно сомневался. Метаморф Раде попался драчливый, всегда любил лезть во все заварушки, вне зависимости от уровня их опасности, и останавливало его от откровенного безрассудства лишь то, то его раны автоматически становились и Радиными. Теперь эта связь исчезла. Будь Иттрий на месте Грога, ему бы захотелось немедленно свою силушку богатырскую испробовать, и вот Грогу, судя по его стремлению записаться на бои, хочется именно этого. Но Иттрий вероятнее всего остановил бы такое свое желание, подключив к анализу ситуации рассудок. Грог — нет. Он-таки был собакой, и желания для него играли первостепенную роль.
Иттрий бы не хотел, чтобы Грог участвовал в боях. Пес действительно мог сильно пострадать на них. Но запрещать делать этого он Грогу не мог, ибо пес рисковал только своей шкурой, а за нее он был в самостоятельном ответе.
— Это плохая идея, Грог, — только сказал Иттрий, — бои без правил — они действительно без правил. Если будешь побеждать, и будет твоя победа неугодна, то на тебя спустят заведомо во много раз превосходящего твои силы противника. А ты же понимаешь, что не сможешь изменить на сцене свой облик на более подходящий ситуации?
Двигаясь по направлению к дому, что был указан в объявлении о боях, Рада и Иттрий вернулись к теме об умениях Рады.
— Мужа сексуально удовлетворять умеешь, — Иттрий улыбнулся уголками губ. Он понимал, что Рада спрашивает об умениях, которые можно пустить в работу, но все равно не смог удержаться от этой комплиментной надбавки. — Ладно, я понял, ты спрашиваешь о работе. Зелья варить. Травы редкие искать.
После этого вышла небольшая заминка. Умений у Рады было много, но больше боевых, чем бытовых, и в этом городе их применить было очень проблематично.
— В наемники со мной не хочешь, нет? — пошутил Иттрий, слегка подтолкнув Раду плечом. — Еще мы в сказочники можем пойти. Уж историй-то нам не занимать. А если серьезно, то я правда не знаю, где мы сможем себя успешно применить. Возможно, "родственники на час" — это наш потолок, для нормальной жизни мы не приспособлены.

Вайд шел к серому дому медленно и понуро. Но работу это все равно практически не отсрочило.
— О, Вайде! — с улыбкой приветствовал некроманта вчерашний старик, — заказ на тебя. Ты, судя по анкете, мальчик кругом положительный, не дерешься, не хулиганишь, в странные истории не ввязываешься, книжки любишь. Госпоже Нейре такой и нужен. Ты иди вон в ту комнатку, там тебя оденут, все тебе расскажут.
Вайд пошел туда, куда указал старик: через неприметную дверь. За ней оказалась большая комната, с зеркалами, с армадой вешалок с одеждой, с париками, с гримерными прибамбасами. Любая актерская труппа позавидовала бы.
— О, а вот и он! — в некроманту подбежала миниатюрная блондиночка, радостно улыбаясь. — Шелли, иди сюда, поможешь. Работы в принципе немного.
Из-за стеллажей показалась еще одна женщина, раза в два старше и больше первой.
— Я Лива, — представилась блондинка, — слушай, значит.
Пока Шелли приносила одежду и одевала в нее Вайда, Лива поведала, что госпоже Нейре нужен сын. Она идет на встречу выпускников художественной школы и хочет показать, что все в жизни хорошо. Деньги есть. И сын, все знают, есть, да вот только он всегда в канаве валяется, смертельно пьяный. Так что сына на время торжества она пришла арендовать. Работы предполагается часа на три, оплата — раз за час, то есть золотой за час. Госпожа Нейра платить нормально в состоянии. Премия возможна.
Одели Вайда в аккуратную, кроем простую одежду: белая рубашка, прямые черные брюки, черные ботинки. Все побрякушки сняли. Вполне себе приличный получался сынок, если бы не странная прическа. Когда Шелли протянула к голове некроманта руки, Вайд отпрянул:
— Особые условия! — напомнил он.
— А я помню, — хищно ухмыльнулась Шелли. И она правда не стала менять Вайду прическу. Она просто надела ему на голову черную шляпку. Теперь Вайд походил на приличного сынка, немножко щеголя.
— А теперь иди вот по этому адресу, — Лива вручила Вайду бумажку, — там живет госпожа Нейра. Она тебе расскажет что надо, чтобы впросак не попасть. А потом вы вместе пойдете на праздник.
Вайд обреченно кивнул, развернул бумажку, прочитал адрес, и пошел искать нужный ему дом.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Воскресенье, 01-Июн-2014, 16:40:05 | Сообщение # 1282    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Воскресенье, 01-Июн-2014, 16:41:25

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Три девчушки, испуганно прижавшись друг к другу, вошли внутрь по приглашению темноволосого мужчины с повязкой на одном глазу, с интересом осматриваясь. Оказалось, что интересного внутри было немного. А если точнее, то вообще ничего. Стены, потолок, пол, да двое парней, постарше и помоложе. Один, правда, стол у стены скрестив руки с очень недовольным лицом и только злобно поглядывал на гостей.
Девочки хихикали тихонько, что-то шептали друг другу на ушко и снова хихикали, оценивающе посматривая то на Сийрина, то на Рейнгольда.
— Значит, вы тут теперь живёте? - спросила блондинка, — Мда, уютно.
— Ладно, Креза, не ворчи. Твой отец тоже когда-то жил в амбаре господина Гравена, - отозвалась рыжая. Креза состроила очень кислую физиономию и, судя по всему, затаила месть.
Меж тем шатенка, до сего момента сохранявшая молчание и только сжимавшая в руках корзинку, набралась смелости и подошла к Рейну томно ему улыбаясь.
— Привет, - ещё очаровательнее улыбнулась она, надеясь растопить лёд на лице незнакомца, — Хочешь слив? - шатенка протянула Рейну три жёлтые сливы.
— А по какому вопросу вы, кстати, к Кему? Может, я смогу помочь? - вопрошал Сийрин, поочерёдно осматривая девиц.
— Ну я даже не знаю, сможете ли вы помочь, сэр, - рыжая смущённо выступила вперёд, освободившись от соседки, что держала её под локоть. Блондинка Креза теперь приняла Рейнову позу и так же нахмурилась, глядя на подруг.
— Моя кобыла растянула связки и теперь хромает. Господин Кем всегда мог помочь в таком деле, то мазь давал особую, то массаж кобыле делал. А вы что можете? Можете помочь? - Рыжая робко смотрела на высокого мужчину и в тайне любовалась им. Ей вот прямо всё в нём нравилось, а особенно — повязка на глазу, придававшая ему такую тайну, — Если бы вы могли помочь, я бы щедро отблагодарила вас.

Грог прекрасно понимал, что идея плохая. Идиотом, не смотря на весь азарт, он не был. Но всё равно считал, что попробовать стоит хотя бы узнать, что и как. А там, в зависимости от условий, решить, стоит дело того, или нет. Ну и ко всему прочему. Грог искренне полагала, что пса крупнее и сильнее его на свете не существует. По крайней мере, он таких больше не видел.
А пока Рада, Иттрий и Грог не спеша шли к нужному месту. И речи Иттрия Раду не радовали.
— Что же это мы с тобой, совсем бесполезные? - грустно вопрошала она, пытаясь припомнить какое-то своё умение, которое можно применить в качестве работы. Ничего не вспоминалось.
— Так может пора научиться?
Рада начала вспоминать попадавшиеся ей на глаза объявления. Всё, что вспоминалось, было какое-то не то, не про неё и не про любимого супруга.
— Знаешь, однажды в одном городке мне повстречалась женщина-предсказательница. Она раздавала проклятия на соседей в банках и привороты в свёртках, предсказывала судьбу и всё такое. Популярность имела сумасшедшую. А на деле была фокусницей. Чуть чуть спецэффектов, антураж, зловещий тон и сила убеждения. И люди верили. Не знаю уж, разоблачили её и когда, но при мне она неплохо зарабатывала.
Рада подытожила рассказ тяжёлым вздохом.
— А вообще нужно обойти местных знахарей и травников. Вдруг кому-то нужна помощница.
Нужный дом, указанный в объявлении, оказался почти на самой окраине города, серый и неприметный, довольно невысокий, но зато просторный, словно расползшийся по земле. Дом был обнесён забором, в заборе калитка, а за зданием угадывался задний двор. Оттуда доносился многочисленный собачий лай, рык и визг.
— Пришли. Ты не передумал, Грог?
— Не смотря на то, что здесь ужасно пахнет, не передумал.
Этого пока не улавливал человеческий нюх, но пёс отлично ощущал, как сильно тут пахнет кровью, смертью, болью, даже сладковатый дух гниения присутствовал. И это только снаружи.
Калитка оказалась открыта. В дверь постучали, но никто не открыл. Постучали снова. И снова тишина.
— Никого нету дома. Идём отсюда, - с облегчением сказал ведьма.
Рада стремительно развернулась и пошла к калитке. Грог ещё раз поскрёб дверь лапой и тоже побрёл за подругой, весьма расстроенный. Когда они уже пересекли калитку, их догнал чей-то голос.
— Эй! Вы чего-то хотели?
У калитки, облокотившись о забор, стоял среднего рост а костистый мужчина с рыжей шевелюрой. Волосы были густые, жёсткие, растрёпанные, напоминали своим видом собачью шерсть. И сам мужчина был поход на бывалого пса, как-то неуловимо. Глаза внимательные, тёмные, весь какой-то грязный, лицо со шрамом, руки в отметинах собачьих зубов. Кажется, у него болела нога, потому что стоял он как-то неестественно её отставив.
— Да, - обречённо сказала ведьма, — Узнать насчёт ваших мероприятий.
— Приводите пса, вносите взнос, в зависимости от уровня собак он может быть выше или ниже. Дальше бой. Одна собака дерётся максимум с темя противниками. Если побеждает, хозяин забирает деньги. так еже имеет право забрать пса проигравшего, если он, конечно, останется жив.
— А какие у вас собаки?
— Да всякие бывают, - неопределённо ответил рыжий.
— Что считается за победу? Обязательная смерть противника, или..?
— Собак могут разнять, если они устали. Тогда оценивается урон, и побеждает тот пёс, который нанёс больше травм. Собак после боя проверяет наш человек. Если ваш пёс уложил на землю пса противника и продержал на земле пятнадцать секунд, ему присуждается победа. Вообще правил много, вам стоит ознакомиться, если интересно.
— Умирают часто?
Рыжий вместо ответа только развёл руками.
— Нам всё ясно, спасибо.
— Завтра после полуночи будет бой. Приходите. Что у вас за собака?
— Гав! - подал голос Грог, - Рыжий перевёл на него пристальный взгляд, оторвался от забора и вышел через калитку, присев рядом с псом. Рада не ошиблась, он сильно хромал на правую ногу.
— Здоровый, бык! Что за порода? Не видел таких никогда.
— Да так...овчарка, степные волки и медведь, - нервно отшутилась ведьма. Рыжий усмехнулся, рассматривая Грога со всех сторон и не стесняясь трогая его где придётся.
— Шерсть густая, это хорошо. Но уши длинные. Лучше бы вы их ему отрезали, а то порвут.
"Лучше я тебе язык отрежу!" - злобно подумала ведьма, а вслух произнесла:
— Спасибо, мы как-то сами решим.
— В общем, приходите завтра к нам, я всё расскажу. Против вашего зверя многие захотят своих собак поставить. Я буду ждать.
— Угу. Спокойно ночи, - зачем-то сказала ведьма, не смотря на то, что ночь ещё не близилась, и пошла прочь, утаскивая Грога за шкирку.
— Ну что, всё неплохо? - спросил Грог, которому показалось, что условия очень неплохие.
— Да, всё отлично.
— Ну вот, значит, завтра идёт развлекаться!
Рада в ответ только горестно вздохнула.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 01-Июн-2014, 21:29:09 | Сообщение # 1283    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Больше всех Сийрину понравилась рыжая. Ну рыжая же! Бегущий во густым волосам огонь в лучах солнца сводил орка с ума столько, сколько он вообще себя помнил. Откуда взялся такой фетиш, он не знал, даже не задумывался об этом. Но факт есть факт. При прочих равных рыжие всегда вырывались в его глазах вперед.
Солнца в амбаре не было, но вместо него поиграла фантазия Сийрина. Еще орк заметил, что рыжая тоже им явно заинтересовалась, хотя откровенно этого и не демонстрирует. На вопрос, какого рода помощь нужна, девушка рассказала про хромающую кобылу. С этим Сийрин помочь мог. Просто сказка! Познакомиться с рыженькой поближе представлялось делом очень легким.
— Да, я могу помочь, — улыбнулся Сийрин, глядя в глаза понравившейся ему девушке, — в далеком приближении меня можно назвать и ветеринаром. Звездочка на амбаре — моя. Твоя лошадь здесь, в конюшне Кема? Пойдем, я посмотрю ее. Меня Сийрин зовут. А тебя?
Рейнгольд снова пфекнул, глядя в спины выходящим из амбара Сийрину и рыжей.
К раздражению волчонка, романтика тут намечалась не одна. Его тоже наивно решила взять в оборот одна из девушек. Шатенка. Выглядела она миленько, и улыбалась обаятельно. Если бы Рейн решил чуть приоткрыть свою темную душу и завести себе девушку, то шатенка была бы кандидаткой. Но пока Рейн навстречу отношениям не спешил. А просто "чпокнуть"в данный момент не хотел.
— Привет. Хочешь слив? — спросила девушка, протягивая Рейну три желтые сливы.
— Не привет. Не хочу. Вдруг они из лужи. — Рейн недовольно поморщился, отвернулся от шатенки. — Так, барышни, с рыжей разобрались, а вам что здесь надо?

Бои без правил все-таки как-то регулировались. По крайней мере, на словах. Что же в ямах будет происходить на деле, можно было узнать только на практике, и Грог эту практику все еще хотел. И Рада с этим в конце концов смирилась.
Закончив с разведкой боев, Иттрий и Рада вернулись к поискам работы. Они заглянули к нескольким травникам, но помощи им никакой не требовалось. Оставались еще несколько домов, где могли бы пригодиться Радины умения, но туда супруги уже шли без особой надежды.
— Да, надо чему-то учиться, — после долгого молчания констатировал Иттрий. — Мы так просто прожить не сможем. Хотя, когда мы найдем-таки такой городок, в котором, или близ которого нам захочется остаться, то я бы приложил себя в местной охране порядка. Глядишь, и через какое-то время бы и занял какую-нибудь приемлемую должность. Но сейчас так не получится, кого попало на малый срок никто не возьмет. Даже в банальные телохранители.
Иттрий помолчал немного, потом продолжил:
— Или можно не самим учиться, а кого-то поучить. Няньки-педагоги всегда востребованы. Я очень сомневаюсь, что какая-нибудь женщина доверит мне своего ребенка, но вот тебе — может. Ты можешь маленьких грамоте поучить. Может, найдется ребенок постарше, чьим родителям взбредет в голову поучить его ботанике. Или нежитеведенью. Опять же, зельеварению. Как тебе такие варианты?

Госпожа Нейра жила в очень богатом доме, в престижном районе. Вайд долго мучился, разыскивая этот дом, но добрые люди ему подсказали.
Нейра ждала своего "сынка" уже на пороге. Она была женщиной лет пятидесяти, в кружева укутанной, с кокетливо сдвинутой чуть набок шляпкой. Если бы не одутловатое лицо и маленькие глазки-щелочки, то выглядела бы она неплохо.
На Вайда она поначалу даже не глянула.
— Госпожа Нейра? — робко окликнул ее Июль.
— Ах, да-да, — Нейра наконец обратила на него свой взгляд, чинно сошла со ступеней дома, приблизилась к калитке. — Это ты моим сыном будешь?
Вайд удивился.
— Ну да, я. А Вы разве моих картинок в каталоге не видели?
Нейра махнула рукой.
— Я не смотрела. Тебя мне хозяин подобрал.
"Так значит это старикан виноват во всем," — мрачно подумал Июль.
— Мне все равно, как тебя зовут. Откликаться будешь на "Лойд". А меня зови "мама". Ма-ма! Понял? Повтори.
— Мама, — послушно повторил Июль.
— Отлично, — Нейра улыбнулась, — итак. Мы живем в этом доме уже пятнадцать лет. А тебе, кстати, двадцать. Твой отец умер три года назад от пневмонии. Ты учился в художественной школе, там же, где и я, и с отличием ее закончил. Теперь ты в вольном поиске, рисуешь картины дома, и мы успешно продаем их на выставке. О картинах своих не говори ни с кем, чтобы не опозориться, просто улыбайся загадочно и говори, что боишься спугнуть музу обсуждениями. Понял?
"Лойд" кивнул.
— Тогда пойдем, — Нейра наконец открыла калитку, взяла "сына" под локоть и повела его к карете, что уже ожидала за углом улицы. По пути Нейра посвятила Вайда в еще некоторые семейные детали, которые некромант честно попытался запомнить.
Ехать было недолго, всего минут десять. Нейра снова взяла Вайда под локоть, и они вышли из кареты. Судя по всему, действия разворачивались прямо рядом: на большом участке, перед большим красивым домом, был накрыт длинный стол. По саду гуляли хорошо одетые люди, восхищались выставленными статуями и картинами.
— А ваш настоящий сын никак не мог прийти? — некстати прошептал Вайд, со страхом глядя на все это общество.
Нейра скисла.
— Вообще-то это не твое дело. Но я отвечу. Не мог. Знаешь ли, не всех детей можно вывести в общество.
— Я понимаю, — серьезно кивнул Июль, — мои родители тоже так считают и были очень рады, когда я покинул дом.
— Ты же не алкоголик вроде? — Нейра напряглась, замерла. — А что же тогда им не нравилось?
— То, что я некромант, — честно признался Вайд.
В анкете про некроманта ничего не было.
Нейра прямо окаменела. Она сейчас хотела бы убежать в агентство, устроить скандал и обменять "сына", но было уже поздно.
— Не смей об этом говорить. Ты не маг. Вообще. Понял?! — прошипела она.
— Понял, — пожал плечами Вайд.
Нейра, едва удерживаясь от того, чтобы не отстраниться от Вайда, повела его, как и прежде, под руку, к своим друзьям. И вот наконец-то "мать и сына" заметили.
— Ой, Нейра, дорогая! — к паре подбежала бойкая, розовощекая Нейрина ровесница, — я так рада тебя видеть!
Дамы поцеловались в щечки.
— А это Лойд, да? — заулыбалась новая дама, подошедшая к Нейре. — как вырос! Я тоже своего сына привела. Он у той статуи, рядом с отцом.
— Я тоже рада вас видеть! — Нейра нервно улыбнулась, цепко перехватила Вайда так, чтобы контролировать его движения. — За столом поболтаем, девочки. Я хочу увидеть остальных.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 04-Июн-2014, 05:47:26 | Сообщение # 1284    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Да, я могу помочь, — улыбнулся Сийрин, глядя в глаза понравившейся ему девушке, — в далеком приближении меня можно назвать и ветеринаром. Звездочка на амбаре — моя. Твоя лошадь здесь, в конюшне Кема? Пойдем, я посмотрю ее. Меня Сийрин зовут. А тебя?
— Шартаниэль, - широко улыбнулась рыжая, обрадованная талантами нового знакомого, — Шэр, если короче. Мой папа говорит, что кто-то среди его родственников был эльфом, и очень гордится этим. Так что не удивляйся моему имени, прошу тебя, - пояснила девушка, и встрепенулась, — Что же мы стоим, скорее идём со мной! Серая стоит у нас, а не здесь. Вдруг ей станет хуже, пока мы тут болтаем? Идём, идём! - Шэр мягко, но цепко схватила Сийрина под локоть и повела из амбара прочь, в сторону своего дома.
— Ох, вот папа будет рад, когда вернётся. Он так переживает. Серая хорошая лошадь, честная, мы все её очень любим, а папа больше всех. Он её ещё жеребёнком помнит, - беззаботно щебетала девушка не отпуская Сийринов локоть.
— Только я должна спросить, - смутилась она вдруг, — Это будет дорого? Господин Кем берёт немало за свою помощь, и папа будет недоволен, если тебе нам придётся заплатить больше.

— Сам ты из лужи, дурень, - обиделась шатенка, но высказалась спокойно, без злости. Слегка разочаровано, — Уходим мы уже. Всего хорошего, ребята. Шэр?
— А Шэр уже ушла! - тонким капризным голосом пожаловалась блондинка.
— Отлично. Пойдём и мы с тобой, - чему-то улыбнувшись молвила шатенка и повела подругу за собой.

— А нянька-то из, меня, наверное, не очень, - грустно сказала Рада, — Я же и прибить ненароком могу чужое дитя. А потом и его родителей, если они окажутся какими-нибудь мерзкими типами. Кто меня такую возьмёт?
— А ты не говори, что склонна убивать людей только потому что они тебя раздражают. А скрываться от властей и быть в бегах мы уже умеем, - утешил ведьму Грог.
— Ладно, на самом деле, попробовать правда стоит. Уж хотя бы грамоте я могу научить. И нежитеведению. Только кому это нужно?
— Мало-ли.
— И то правда. Так! Это последнее место на сегодня, где я буду искать работу. Ещё несколько отказов я не выдержу и кого-нибудь убью.
Рада остановилась у очередной неприметной лавочки, вывеска на которой значила: "Травы от Генриха". Дверь этой лавки была толстая, из крепких деревянных досок от сырости и возраста поросших мхом. Сама дверь находилась в углублении стены, а по стенам с обеих сторон рос крепкий вьюн. Над самым входом висел колокольчик, призванный оповещать хозяина лавки о клиентах.
Рада дёрнула дверь, колокольчик предупреждающе зазвенел.
— Закрыто! Читать не умеешь? - это было первое, что услышала ведьма войдя внутрь лавки. Накинулся на неё низкий старикашка в монашеских одеждах, который звенел склянками.
— Умею, и очень неплохо, - в тон ему ответила Рада, которая не припоминала снаружи никаких письменных предупреждений о том, что лавка сейчас закрыта, — не нужны ли вам работники?
— Хватает мне работников. Шевелись давай! - старик так резко повысил голос, что ведьма подпрыгнула. Только сейчас она заметила светловолосую девчушку с двумя растрепанными косичками, которая помогала старику.
— Больше рабочих рук — лучше результат, - заупрямилась ведьма, сама не понимая, зачем. Но рабочее место она вознамерилась получить любой ценой. Девчонку стало жаль? Острое чувство справедливости закололо за пазухой?
— Мне тебе платить нечем, - уже мягче ответил старик.
— А мне не нужно много.
— Приходи завтра, я занят сейчас. Ты что, не видишь? - снова огрызнулся знахарь. Рада пожала плечами.
— Завтра приду устраиваться. Надеюсь на продуктивное сотрудничество.
И вышла вон.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 04-Июн-2014, 20:34:41 | Сообщение # 1285    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Шартаниэль. Вероятно, в людских городах человеку легко носить такое имя. Однако, столкнись прекрасная Шэр с чистокровным эльфом, она бы нахлебалась от него помоев либо в виде слов, либо в виде долгого и бесконечно презрительного взгляда. Уж что-что, а плавить душу глазами эльфы умеют, и там, где негативные эмоции по отношению к роду людскому выразить могут, почти всегда их выражают. Есть, конечно, среди эльфов исключения, но лично Сийрин об этих исключениях только слышал, лично никогда не видел.
Шэр повела Сийрина в гости, взяв его под локоть. Орк этому только рад был. Молодец девушка, смелая. Тепло ее рук проникало сквозь тонкую ткань рубашки, разогревая желание познать эту девушку ближе. Идя с Шэр рука об руку, Сийрин не мог не посматривать на профиль девушки. Пухлые губы, такие алые на фоне характерной для всех рыжих бледной кожи, притягивали взгляд, как магнитом. Небольшой, чуть вздернутый носик, пушистые ресницы, длинная и такая рррыжая челка, которую Шэр иногда откидывала назад безумно сексуальным жестом.
В общем, подходя к дому Шэр, Сийрин думал вовсе не о серой лошади.
А девушка, меж тем, спросила об оплате.
— Не волнуйся, я твою серую подлечу бесплатно. В конце концов, она мой первый клиент в этом городе. — С легкой усмешкой сказал орк, потом добавил голосом почти серьезным, — Под лучами твоих небесных глаз я хоть весь твой скотный двор осмотрю, Шэр. Или (ими же!), ты, быть может, осветишь мне вечером город? Я, кроме, Кемова амбара, ничего здесь не знаю.
Говоря совсем честно, можно было бы добавить "и серого дома нанимателя "родственников на час"", однако о вчерашнем старичке Сийрин сейчас совершенно не думал.

Девушки ушли. Рейнгольд был вполне рад. Он остался в пустом амбаре один, как царь.
Ненадолго, правда.
— Эй, парень, — в амбар заглянул сам Кем, — никому из ваших работа не нужна?
Рейнгольд задумчиво посмотрел на Кема. Хоть какое-то дело себе присмотрели все его товарищи, а сам Рейн — нет.
— Вообще нужна, — наконец изрек он, — мне, например. А что?
— Да мне помощник по конюшне нужен, — ответил Кем. Он был рад, что Рейн отозвался, ему как раз нужен был молодой и сильный парень. И очень удобно, если этот парень живет под боком, конюшня-то с самого утра открываться должна.
Но сам Рейн скривился, как от зубной боли.
— Я уж лучше к поваренку твоему в помощники пойду, — фыркнул волчонок, — не хочу я в конюшню.
— Я плачу хорошо.
Рейн молчал.
И тогда, вспомнив про поваренка, Кем сделал прицельный выстрел, и попал точно по центру мишени.
— А повар у меня уже есть. Готовит прекрасно. Я же птиц развожу! Гуси, куры, индюки. Почти каждый день своя птичка на стол. Жареная, с хрустящей корочкой... И все мои работники ею угощаются.
Ради парной жареной курочки Рейн был готов вытерпеть не только лошадей.
— Ну хорошо, — не горя энтузиазмом, но все-таки согласился Рейнгольд, — что я должен делать?
— Чистить лошадей. Утром и вечером. У меня их всего-то девять, считая вашу, вчерашнюю. Навоз убирать. Кормить, поить. Некоторых, кто на простое — выгуливать. Нет-нет, не пугайся! Ты не один будешь. Еще парень у меня есть. Вот ему и будешь помогать, один он уже не справляется. Ну что, ждать тебя завтра в шесть?
Рейн нехотя кивнул. Работа ему совсем не нравилась, но курочка...

Обед на съезде выпускников прошел тихо и спокойно для Вайда, который успешно мимикрировал под окружающий пейзаж. Но когда ужин кончился, и художники стали вспоминать свои старые добрые деньки, про Вайда тоже вспомнили.
— Лойд, а ты чем занимаешься? — спросила самая старая на вид тетенька. Роза — так ее звали.
— Рисую, мадам Роза, — вежливо отозвался Вайд, — я закончил ту же школу, что и мама, что и Вы. Выставляюсь, продаюсь вполне успешно.
— Как это здорово! — восхитилась Роза, — моя дочь тоже пошла в нашем направлении. Рисует много, но... покупают мало. А ведь она талантлива! Только малость, ээ... А ну пойдем-ка, Лойд! Я покажу ее картины, они здесь есть, ты выскажешь свое профессиональное мнение и, быть может, вразумишь ее! Жанни! Жанни!!
На крик Розы явилась девушка, ровесница Вайда. На мать свою, краснощекую и гиперактивную, она совсем не походила. Жанни была высокой, худой, с очень резкими чертами лица. О ее скулы, казалось, едва ли не порезаться можно. Темные волосы были неровно отрезаны, не касались даже плеч, на нос падала челка, отчасти маскируя длинный, с выраженной горбинкой нос. Челка также лезла в глаза, мешаясь, но Жанни мужественно это терпела. Глаза, к слову, она ни на кого не поднимала, смотрела больше в пол, и обществом была откровенно смущена.
— Да, мама? — очень тихо спросила она.
— Пойдем к твоему стенду. Покажи Лойду свою последнюю картину. Не веришь старшим, может, хоть к словам сверстника прислушаешься!
Жанни ссутулилась еще больше, чем обычно, и повела Вайда туда, куда мама говорила. Сама Роза, конечно, тоже не отставала.
— Ну, что скажешь? — спросила Роза, когда процессия замерла перед одним из стендов.
— Э-ээ.. — главная проблема была в том, что для Вайда картина Жанни состояла лишь из разноцветных, размазанных пятен. Черные, синие, что-то белое в уголке и по центру. И дело тут было вовсе не в стиле росписи, а в Вайдовом отвратительном зрении. Подойти поближе он тоже не мог, ибо знал, что картины рассматривают чуть издали, чтобы мазков не было видно. Но там, где нормальные люди переставали видеть мазки, Июль переставал видеть картину.
Вторая проблема состояла в том, что несколько аутичный Июль не понял, что Роза хочет от него критики.
— Живо. Изысканно. Смело. — выразил Вайд те чувства, которые, по его мнению, должен выразить оценщик, видя достойную картину. И добавил лично от себя: — Мне очень нравится!
Ну да. Цвета-то хорошие.
Лицо Розы скисло. Как будто свечка растаяла от тепла, и воск начал сплывать вниз: так увяла ее улыбка. Дело в том, что на "живой, изысканной, смелой" картине значилось мертвое дерево, луна и дорожка от нее на опавшей листве. И все. Больше ничего не было.
Зато Жанна расцвела, как весенний бутончик, первый раз осмелилась взглянуть кому-то в глаза за сегодня (Вайду!), и искренне улыбнулась ему.
На самом деле, если бы Вайд рассмотрел картину, то он сказал бы те же самые слова, что сейчас ляпнул наугад. Уж он-то как никто другой мог оценить красоту и романтику погибшего дерева, купающегося в лучах полнолуния.
— Спасибо! — выдохнула она.
Роза недолго колебалось, что важнее: педагогика или такая искренняя радость дочери. Последнее перевешивало в материнском сердце.
— Ну... развлекайтесь. — Чуть натянуто улыбнулась она и удалилась к столу. Там, подсев к Нейре, она стала рассказывать, как ее чудесный сын смог очаровать ее излишне зажатую дочь.
А Вайд, меж тем, совсем не знал, что ему делать с Жанни. И она тоже не знала, что ей делать с Вайдом. Как дурачки, стояли они напротив друг друга и молчали несколько минут.
— Может, немного отойдем? — Вайд оказался чуть смелее. Жанни кивнула. Парочка покинула импровизированную галерею и удалилась в тихий, спокойный хозяйский сад.
— А ты что рисуешь? — полушепотом, краснея и бледнея одновременно, спросила Жанни.
Вайд замялся. Врать этой девушке ему совсем не хотелось, но он должен был играть роль сына Нейры.
— Ну... твоей маме бы абсолютно точно не понравилось, — нашелся некромант.
Жанни тихо хохотнула. И с этой секунды разговор у них потек как-то сам собой.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 07-Июн-2014, 01:15:15 | Сообщение # 1286    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
— Ого, бесплатно! - протянула девушка, только чтобы хоть что-нибудь сказать. Сперва она смущённо поулыбалась, пряча улыбку в рыжих волосах, а потом пауза как-то затянулась.
— Папа будет рад. Он до денег слегка жадный, - повинилась она, чуть пожав плечами, — Хотя недостатка в них у него нет. А город я тебе с радостью пок4ажу! А ты мне что-нибудь расскажешь. Идём, мы почти пришли.
Шэр с удвоенной скоростью потянула нового друга за собой. Вскоре она вывела его к высокому, крепкому дому из сруба. Дом прятался за крепким забором, и пока видна была только крыша, но и по ней уже было видно, что папаша Шэр и правда слегка с приветом. Флюгер на крыше был изображён в виде эльфийской стрелы. Знак был более чем узнаваемым, хотя и выполнен довольно криво, ни один эльф бы не выполнил его так отвратительно.
Когда рыжая открыла калитку, взору открылось всё великолепие дома. Высокий, крепкий, украшенный очень конкретными орнаментами вполне ожидаемого уже толка. Человеку хорошо знакомому с эльфийской природой всё это показалось бы ужасно сделанной подделкой, но только не отцу Шэр, видимо. Хотя не оставалось никаких сомнений в том. что про эльфов он только в книжках читал. И то, очень невнимательно.
— Белка, белочка! - позвала девушка и ей на встречу из под крыльца вышла среднего размера белая, с крупными чёрными пятнами и пушистым хвостом-веером, собака. Белка прижимала уши и виляла хвостом, просила поцелуев и радовалась хозяевам и гостю.
— Это белочка, - представила Шэр наклоняясь к собаке, — Она славная, добрая. А вот там сидит Буяр. К нему лучше не ходи, - проследив за направлением взгляда девушки можно было обнаружить массивную будку в которой прятался, судя по всему, не менее массивный и опасный пёс.Если не хуже. По размеру будки и по храпу, доносящемуся оттуда, можно было решить, что там внутри спит некрупный медведь.
Шэр повела Сийрина за дом, где на приличном участке земли располагался огород с садом, коровник, хлев и небольшое стойло. Из стойла выглядывали две любопытные лошадиные морды. Одна была серая, вторая вороная с белым пятном промеж ноздрей.
— А вот и Серенькая, - с теплотой сказала рыжая, угощая любимицу припасённой морковкой. Серая с удовольствием приняла угощение, а пока справлялась с ним, Шэр надела на неё недоуздок и вывела хромую к коновязи. Правая передняя была ощутима опухлой в районе пясти и путового сустава.
— Вот. Поможешь нашей красавице?

Вышла от знахаря Рада слегка раздражённая и взбудораженная, ни словом не обмолвилась, и, слава богу, расспрашивать никто не стал. Поиски работы на сегодня однозначно были закончены, и троица ещё немного побродила по улицам города, грустно провожая взглядом таверны, вывески на которых- обещали прохладительные напитки, и потихоньку направилась к новому дому. Путь обратно лежал через приятный тенистый парк, сквозь который протекала речка, а через неё был перекинут мост. И на этом мосту компанию и окликнул неизвестный господин.
— Простите, господин, госпожа... - и обладатель тихого, робкого голоса так же робко тронул Раду за локоть. Иначе бы Рада никогда не поняла, что "госпожа" — это к ней. Ведьма обернулась. Перед ней стоял хорошо, не бедно одетый человек, мужчина. Высокий, худой, сутулый словно крючок. Лицо его было длинное, и на нём чётко отпечаталась глубокая печаль. В больших, добрых, серого цвета глазах грусти той было ещё больше, целый океан. Было видно, что человеку неловко, он ужасно смущён тем, что вынужден тревожить незнакомых людей.
— Добрый день, - не зная что ответить, сказала ведьма, и украдкой осмотрелась: день ли. Не вечер? Но вряд ли человеку это было важно.
— Простите. что потревожил вас, но я хочу вас попросить об одной услуге, которая ничего вам не будет стоить. Пожалуйста. хотя бы выслушайте меня, - после приветственного кивка изрёк "крючок".
— А ну-ка? - спросила Рада и внутренне напряглась. Опыт подсказывал, что в таких вот тихих омутах водятся страшные черти. И пока было совсем неясно, что это за субъект перед ней стоит. Но человек мялся и смущался, долго собирался с тем, чтобы озвучить свою просьбу, и выглядело это совершенно искренне. Только это останавливало Раду от того, чтобы развернуться и продолжить свой путь.
— Я хочу попросить вас выпить со мной. Сам я... - человек облизал губы, пытаясь выразить то "сам я", но так и не смог сложить это всё в компактную фразу, — Мне сейчас очень нужна чья-то компания.
— Простите, у нас совсем нету денег, - начала было Рада, но человек так вдруг встрепенулся, что аж подпрыгнул!
— О, это вовсе не нужно, уверяю! Деньги есть у меня. Я готов заплатить вам за то, что вы просто выпьете со мной, и послушаете то, что я буду говорить. Прошу вас. Я был бы вам ужасно благодарен.
И мужчина так взглянул Раде в глаза, с такой проникновенной болью, что сердце её чуть не потекло. Даже если человек врал, и на самом деле хотел их убить и съесть, то врал он ну очень убедительно.
Рада сама по себе уже была готова пойти с ним куда-то. Подозрения он вызывал, но не опасения, и выглядел вполне...да и при случае они с Иттрием скрутят этого крючка в два счёта. Но она была не одна, и решать сама за всех не могла.
— Иттрий? Мы хотим выпить в компании интеллигентного господина?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 07-Июн-2014, 12:49:38 | Сообщение # 1287    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Жилище Шэр выглядело весьма странно, с замахом на эльфийским стиль, но со слишком вольным и неаккуратным исполнением оного. Впрочем, хозяева этот дом явно любили, он был крепким и ухоженным.
Во дворе дома жили две собачки. Одну, белую, Сийрин потрепал за ушком, а ко второму, Буяру, по совету хозяйки подходить не стал.Видимо, Буяр был стареньким, так как продолжал храпеть, несмотря на прибытие гостя, и надо сказать, что крепкий сон злого пса орка вполне устраивал.
Краткий экскурс по домашней живности завершился клиенткой — серенькой лошадкой, чья хромота была заметна даже на том малом расстоянии, которое она преодолела от стойла до коновязи.
Потянутые связки — это еще бабка надвое сказала. Самодиагностику пациенты очень любили, ошибались часто, и переубедить их потом было не всегда просто.
Лечить лошадиную ногу Сийрину еще не доводилось. С другой стороны, нога есть нога, хоть человечья, хоть лошадиная, и механизмы травм у всех одинаковы.
— Помогу, — Сийрин погладил серую по морде, говоря сейчас с ней, а не с Шэр, — ты же хорошая лошадка, постоишь спокойно, правда?
После короткого знакомства с пациенткой Сийрин наклонился и осторожно ощупал поврежденную конечность лошади в районе путового сустава. Серая немного нервничала, не очень понимала, что от нее хотят, и даже копыто свое пыталась предложить, но сейчас оно было не нужно.
При наружном осмотре очень легко спутать растяжение связки и повреждение сустава. Внешнее выражение у травм очень схожее. Но Сийрин мог заглянуть глубже. Однако для начала — обычный осмотр, нередко и его хватало. Орк замерил пульс в районе путового состава на больной ноге, потом на здоровой. Фиксировался пульс одинаково на двух ногах, на больной не "горел", что говорило об отсутствии серьезных воспалений. Потом проверил подвижность сустава, которая оказалась сниженной. Лошади эта процедура не слишком понравилась, ей было больно.
Пальцы целителя мягко засветились золотым светом, этот свет касался сустава Серой, показывая Сийрину то, что глазами увидеть нельзя. Впрочем, "увидеть" — это плохое сравнение, потому что при такой диагностике орк отклонения от нормы чувствовал на энергетическом уровне, а не видел глазом.
Сустав в норме, никаких абсцессов, связка на своем месте, в ней прослеживается отрыв некоторых волокон. То есть действительно растяжение, самодиагноз в этот раз не ошибся. Сопоставив этот вывод с обычным осмотром, получаем полную картину травмы.
— Растяжение средней тяжести, — озвучил свой вердикт Сийрин, прерывая заклинание, но спину разгибать не спеша. — Не выводи никуда Серую, пока отек не спадет, ее ноге нужен покой. Когда отек спадет, можешь начать давать ей легкие упражнения, чтобы разрабатывать ногу, только, главное, не спеши и не перегружай ее. Шэр, ты же раньше с этой же проблемой не раз обращалась к Кему, так? Проследи, отчего такое происходит. Серая, может, поскальзывается и падает, потому что подкована неправильно? Может, тот, кто на ней ездит, делает слишком резкие повороты? Она сама темпераментом излишне буйная? Лучше не допускать растяжение связок, чем лечить. Я сейчас ногу Серой зачарую, и этого будет довольно, не надо мазей, не надо бинтов. Но покой будет нужен обязательно, работать в полную силу она не сможет по меньшей мере дней десять.
Ногу Серой Сийрин зачаровал сразу после окончания своих устных рекомендаций. Дело заняло около минуты. Заклинание было направлено на снятие отека, уменьшение боли, на сращение порванных волокон связок. Однако восстанавливать эластичность последних лошади предстояло самостоятельно, упражнениями, после того, как отек исчезнет. Ожидаемо — к завтрашнему утру.
— Все, — Сийрин наконец выпрямился, улыбнулся Шэр, погладил Серую за хорошее поведение. — Ну что, Шэр, выгуляешь меня по городу?
Посмотрев задумчиво на "шедевр эльфийского стиля", орк добавил:
— Или, быть может, прежде покажешь мне свой чудный дом? Никогда еще таких не видел.
Скорого секса Сийрину хотелось, а как же, таково проклятие племени мужского. И родственников Шэр вроде не наблюдалось... Однако орк знал прекрасно, поспешишь — по рукам получишь, и все, можешь дальше идти гулять один. С Шэр скорее всего так и было бы, она не похожа на девушку, что кидается на первого встречного.
Но полунамек, ни о чем конкретно не говорящий, закинуть можно.
И вообще, дом правда интересный. Если он снаружи так выглядит, то как же его обставил малость помешанный отец Шэр изнутри?
А за Шэр — за ней сначала надо поухаживать. Поцеловать. А-аах, эти алые губы, так и хочется вот прямо сейчас их коснуться... Уже сегодня, быть может. Если прогулка получится успешной, то поцелуи — совершенно закономерное ее окончание.

Вайд и Жанни вернулись к тому времени, как старшее поколение начало дегустировать изысканное вино. Молодые люди расселись по разным углам, рядом со своими мамами, и больше не общались.
Как-то не задумываясь, чтобы скоротать время, Июль закрутил сигаретку, уже вознамеривался вставить ее в рот, но тут же получил по рукам от "мамы":
— Ты что, с дубу рухнул?! Ты у меня не куришь! — зашипела она. Вайд печально проводил взглядом укатившуюся по земле сигарету.
К счастью, терпеть еще оставалось недолго. Всего час — и художники стали прощаться. Нейра ушла одна из первых, уволочив с собой Вайда.
Зарплату некромант получил. Премию — нет.
Через серый домик, где Июль переоделся в свою одежду, некромант отправился к своему амбару. Пустому, родному. Июль курил на ходу, а из головы не выходил образ горбоносой девушки.
В амбаре оказался только Рейн.
— Что, плохо все прошло? — поинтересовался Рейн, заметив уж слишком отрешенное выражение на лице друга.
— Плохо, — сокрушенно признал Вайд, но в подробности вдаваться не стал.
— Ясно, — мимолетно пожалел Рейн, потом добавил, очень неприязненно: — Ты это, курить выходи на улицу. Спать же невозможно будет.
Июль вышел. Рейн, чуть погодя, тоже, присел на лавочку рядом с товарищем, и Вайд рассказал ему о своих горестях. Только о девушке умолчал.

Хотел ли Иттрий выпить на халяву? Тем более что в последний раз пил он — страшно подумать! — почти пять лет назад.
— Хотим, — согласился Иттрий. Крючок не казался ему подозрительным. Крючка он понимал. — Ведите, добрый человек, нас в местную таверну, где наливают вкуснее. Сами мы здесь пока ничего не знаем.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 13-Июн-2014, 20:34:32 | Сообщение # 1288    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Шэр с любопытством наблюдала за действиями Сийрина, как могла вытягивала шею и тянулась вся, как струнка. Очень хотелось задать кучу вопросов сунуть нос совсем близко, но девушка интуитивно опасалась, да и неприлично это было. И ещё на первый взгляд ничего особенного не происходило. Ни вспышек, ни цветных туманов, ни сложных заклинаний. Что-то там орк делал руками, трогал ногу, что-то щупал. И видела Шэр только лёгкое свечение.
— Не выводи никуда Серую, пока отек не спадет, ее ноге нужен покой. Когда отек спадет, можешь начать давать ей легкие упражнения, чтобы разрабатывать ногу, только, главное, не спеши и не перегружай ее. Шэр, ты же раньше с этой же проблемой не раз обращалась к Кему, так? Проследи, отчего такое происходит. Серая, может, поскальзывается и падает, потому что подкована неправильно? Может, тот, кто на ней ездит, делает слишком резкие повороты? Она сама темпераментом излишне буйная? Лучше не допускать растяжение связок, чем лечить. Я сейчас ногу Серой зачарую, и этого будет довольно, не надо мазей, не надо бинтов. Но покой будет нужен обязательно, работать в полную силу она не сможет по меньшей мере дней десять.
Ценные указания девушка приняла молча и с видом отличницы. Хотя она прекрасно знала, что никакая Серая ни буйная, и такое случается нечасто, просто подскользнулась она неудачно, и вот результат. Куда чаще у Серой случались проблемы с копытами, для чего папа и отправлял дочь к одному из немногих людей в городе, кто мог бы помочь. Но о копытах сейчас девушка забыла напрочь, украдкой рассматривая нового знакомого.
Сийрин закончил и известил рыжую об этом.
— Тогда давай сперва пообедаем? Матушка уже наверняка приготовила обед. Она чудесно готовит, и кажется ещё вчера обещала заколоть гуся на обед. Идём же!
Девушка потащила Сийрина за руку в дом, знакомить со своим жилищем и кулинарными талантами матушки.
Внутри жилище оказалось просторным и светлым, но тоже не без следов лёгкого (или скорее даже тяжёлого) помешательства на эльфах. Картины, статуи, орнаменты, украшения, всё напоминало о лесном н6ароде. На стене даже висел лук, совсем, к слову, не эльфийский, но зато гордая надпись гласила, что лук этот принадлежал самому Эринору Первому. Кто это, Эринор Первый, было неизвестно. Но логично было предположить, что именно так называл себя шарлатан, загнавший отцу Шэр этот лук когда-то.
Зато Шэр не ошиблась, обед уже был готов и стол накрыт. Девушка быстро объяснила всё матушке, которая только улыбнулась гостю и без лишних вопросов накрыла на него. За столом оказались Шэр, её младший брат, такой же рыжий, как она сама, матушка и Сийрин. Старшая в семействе женщина быстро отобедала, покормила младшего в семействе ребёнка, и, извинившись, схватила его и куда-то убежала, попрощавшись с орком.
— Ну вот, ушли все, - прощебетала Шартаниэль вставая из-за стола и убирая тарелки, — Чаю тебе, кофе, кваса, молока?

— Спасибо, спасибо вам, добрые люди, - искренне обрадовался крючок, робко, но с облегчением улыбнулся и в порыве благодарности заключил в свои сухие ладони Радину кисть. Рада стерпела, нервно улыбнувшись.
— Пройдите за мной, я приведу вас в хорошее место.
— Не сомневаемся. А как вас зовут?
— Кливерд. Зовите меня просто Клив.
— Угу. Я Рада.
— О, я тоже очень рад, - улыбнулся крючок.
— Ну вот хорошо, что все рады, а далеко ли нам идти?
— Нет, за углом!
За углом оказалось большое с виду здание, каменное, со множеством ярких вывесок. Тут был и магазин, и гостиница, и какой-то бар, всё, что душа пожелает. Сам бар располагался на первом этаже, просторный светлый зал выложенный деревом, деревянные столы и мягкие (подумать только, мягкие!) стулья. Камин в конце зала, перед ним растленные шкуры, рядом с камином возвышение, на котором расположились музыканты. Троица села за один из дальних столом и к ним тут же подошёл официант.
— Добрый вечер, господа, мадам. Что будете заказывать?
— Обслужите нас хорошо. Накормите и не обидьте хорошей выпивкой, - даже не глядя в меню молвил крючок. Официант на секунду завис, но всё понял и скрылся вскоре.
— Могу я узнать как зовут вас?
— Рада. Это имя. Это Иттрий, мой супруг.
— О, так вы женаты, - мужчина грустно улыбнулся, — Берегите друг друга. Берегите...Я забыл спросить, может, вы желаете чего-то особенного?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Воскресенье, 15-Июн-2014, 16:25:58 | Сообщение # 1289    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Шэр выбрала показ дома.
А родственники все-таки обнаружились: мама и братишка Шэр. Мама, к слову, тоже была очень симпатичная, но что в данный момент важнее — понятливая и держащаяся взглядов прогрессивных. Сийрину она поулыбалась, вкусно накормила, а потом, прихватив своего сынишку, удалилась из дома, оставив свою доченьку наедине с приглянувшимся ей мужчиной.
Только попав в этот дом, Сийрин крутил головой во все стороны, осматриваясь здесь. Действительно, вот странное жилище! Здесь была помесь всего на свете, что хоть как-то могло проассоциироваться в голове обычного человека с эльфийской расой. Орнаменты, цветочки, предметы искусства, оружие, даже лук имелся. Лук, как и практически все остальное, на деле не имел к эльфам никакого отношения.
"Интересно, а что бы сказал Морри, если бы все это увидел?" — попытавшись представить реакцию своего друга, очень строгого на нравы эльфа, Сийрин не смог сдержать смешка. — "Устроил бы, наверное, тут такую маленькую воронку инферно. Совсем маленькую, чтобы только этот дом с землей сравняла. И его хозяина, и всех строителей тоже. Правда, только в своем воображении, а на самом деле при первом же взгляде на один лишь забор стал бы делать вид, что этого места не существует, как и людей, что живут здесь. Интересно, что сейчас он делает? Сидит во Дворце Совета за вычурным, мраморным столом и обсуждает политические интриги с другими членами командования? Отправлен в дипломатическую командировку? Или не очень дипломатическую, и гонится сейчас за каким-нибудь типом, обстреливая его заклинаниями? А может, просто мирно спит в своем особняке? Или принимает ванну вместе с Ларой?".
В особняке Морриэля Сийрин был один раз. По обстоятельствам довольно трагичным, и времени на то, чтобы погружаться в причуды эльфийской архитектуры, у Сирина не было. Но общую суть и некоторые нюансы орк все равно уловил, и потому прекрасно понимал всю степень несоответствия стиля дома Шэр настоящему эльфийскому. Впрочем, увидеть это несоответствие мог и любой хоть мало-мальски образованный человек.
— Ну вот, ушли все, - Шартаниэль отвлекла орка от эльфийских рассуждений, — Чаю тебе, кофе, кваса, молока?
— У тебя кофе есть? — Сийрин немного удивился. Не самый популярный напиток в этих краях. — Тогда давай кофе.
Шэр полезла в шкафчик за нужными для приготовления кофе вещами. Засыпала зерна в кофемолку, принялась наяривать ручкой...
Сийрин, конечно, не остался бездейственной статуей во время этого процесса.
— Надо чуть мягче, — целитель тихо подошел к Шэр со спины, остановился совсем близко к ней, почти, но все-таки не касаясь девушки, разве что своим дыханием — ее ушка. — Тогда помол ровнее будет.
Сийрин показал, что он имеет ввиду. Практически заключив Шэр в объятия, он одной рукой перехватил саму кофемолку, второй — руку Шэр, которая лежала на ручке кофемолки, вместе с самой ручкой. На таком расстоянии уже отчетливо слышался горьковатый запах кофе, он смешивался с запахом Шэр, каким-то легким, цветочным, едва уловимым, и это сочетание сводило орка с ума. Размеренно размалывая зерна, упиваясь близостью Шэр, Сийрин был уже готов признаваться ей в вечной любви.
По ощущениям Сийрина, прошло долгое время, прежде чем он выпустил Шэр и отступил в сторону. На самом деле — секунд десять, не больше. Методика помола показана, возможность близости использована. Заигрывания с девушкой в исполнении Сийрина носили кошачий характер: коснулся мягкой лапой — и игриво отскочил, посверкивая желтыми глазами, втихомолку перебирая коготками, подготавливая что-нибудь новенькое.
— А знаешь, как обычно готовят кофе в моей родной стране? — поинтересовался Сийрин, легко так, почти весело, будто бы ни в чем не бывало. — Добавляют немного черного перца, еще меньше — соли, а сцеживают в кружку и пьют именно пенку. Потом можно приправить сахаром или медом. Получается очень крепко, и вкус куда более выразительный, глубокий и теплый, чем если просто зерна заварить, без ничего. Не хочешь попробовать?

Бар, в который крючок привел Раду и Иттрия, оказался очень даже неплох. Большой, дорого и уютно обставленный зал, живая музыка, вышколенные официанты... Судя по всему, еда тут должна быть тоже хороша, но очень дорога, сами для себя Иттрий и Рада навряд ли бы стали устраивать такой праздник. Но раз за все обещал заплатить крючок, причем с радостью превеликой в глазах — почему бы не воспользоваться?
Троица расположилась за дальним столом. Грог где-то по пути к бару деликатно потерялся, то ли не желая друзьям доставлять проблем, то ли просто сам не желая попадать в страну пьющих.
Крючок, которого, как оказалось, зовут Кливерд, заказал еду и выпивку на вкус официанта.
Узнав имена своих спутников, их семейный статус, крючок грустно улыбнулся и поинтересовался, не желают ли супруги чего-нибудь особенного.
Иттрий не очень хорошо понял, что крючок имеет ввиду под "особенным", потому просто напомнил ему его же слова:
— Вы хотели, чтобы мы выслушали вас. Рассказывайте, мы все внимание. Только сразу должен предупредить, что мы здесь недавно, прибыли из мест весьма отдаленных, и совершенно не в курсе происходящих в городе событий. Если бы вы нас просветили и в этом, было бы совсем прекрасно.
Очень кстати подошел официант, виртуозно лавируя с подносами. Кое-что он поставил на стол троице, а именно большое блюдо с салатом и три высоких стакана с белым десертным вином. Стаканы были запотевшими: очевидно, бутылка с вином происходила из прохладного погреба. Салат тоже оказался не просто салат, Иттрий таких даже не видел, не то что не пробовал. Основным компонентов салата были листья разных видов, каждый из которых вполне можно найти на обычной грядке, но с добавками: грибы, измельченные грецкие орехи, и какой-то прозрачный соус на основе масла. Масло было не рядовое, подсолнечное, на запах отдавало чем-то из технической мастерской, зато на вкус было весьма недурственным.
Чокнулись "за знакомство", продегустировали вино. Оно было сладким, средне-алкогольным, со специфическим, но приятным привкусом. Казалось бы, такое лучше пить с десертом, но нет: и с ореховым салатом вкус сочетался прекрасно.
— Что это? — поинтересовался Иттрий у пробегающего мимо официанта. Воин очень много в своей жизни алкоголя пробовал, но с таким не сталкивался. Немудрено, почему: отовсюду очевидно, что такое наливают только в барских домах и за большие деньги.
— Ледяное вино, сэр, — вытянувшись по струнке, ответил официант, — изготавливается из винограда, замороженного зимой прямо на лозе. Виноградники произрастают на самом южном острове Сен-Дебольтэ, впитывая в себя морской ветер и соки плодородной, нехоженной земли. Все в порядке, сэр?
— Да. — Иттрий посмотрел на бокал по-новому. — Да.
Официант ушел.
Вино и правда оказалось очень великосветским.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 17-Июн-2014, 16:21:26 | Сообщение # 1290    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5708
Репутация: 1382
Вес голоса: 10
Кофе у Шэр конечно был. Папочка был хоть и с причудами, но зарабатывал хорошо, и некоторые его привычки были приятны всей семье. Как, например, с кофе. Отец семейства считал, что оно должно быть у каждого уважающего себя человека, ценящего хорошие напитки. Сколько стоило это кофе достать и привезти в край. где его был явный дефицит — другой вопрос. Рыжая кивнула и принялась за дело: ссыпала коричневые зёрна в кофемолку и взявшись за ручку принялась методично её крутить.
Сийрин сзади подкрался как кот, бесшумно. Шэр стоило многих усилий, чтобы не дёрнуться и не вскрикнуть, когда совсем рядом с собой она услышала его голос, а на затылке ощутила его дыхание. Горячее, ровное. От того, что дыхание касалось уха было немного щекотно, но почему-то в районе шеи. А от близости обаятельного одноглазого друга за спиной всё сжималось внутри и собственное дыхание сбивалось. Шэр только молилась про себя, чтобы он не увидел ни её глаз, ни выражения лица, потому что на нём сейчас была смесь из самых противоречивый чувств: страха и любопытства, стыда и желания переступить запретную грань.
Казалось, прошла вечность, прежде чем Сийрин отступил. Рыжая тихонько выдохнула, переживая остатки волнения, которое не спешило проходить.
— А знаешь, как обычно готовят кофе в моей родной стране? — поинтересовался Сийрин, легко так, почти весело, будто бы ни в чем не бывало. — Добавляют немного черного перца, еще меньше — соли, а сцеживают в кружку и пьют именно пенку. Потом можно приправить сахаром или медом. Получается очень крепко, и вкус куда более выразительный, глубокий и теплый, чем если просто зерна заварить, без ничего. Не хочешь попробовать?
Девушка всё ещё продолжала сжимать ручку кофемолки и ответила не сразу. По многим причинам: до неё не сразу дошёл смысл сказанного, ей пришлось два раза прокрутить фразу в голове, прежде чем подобрать ответ. А ещё Шэр боялась, что стоит ей раскрыть рот и попытаться произнести хоть слово, голос задрожит и выдаст её с поличным. Но всё-таки она взяла себя в руки и полезла на верхнюю полку.
— Да. Я достану мёд, - тихо сказала она, так и не обернувшись. Шкаф находился высоко, и девушке пришлось тянуться до ручки. С трудом достав до неё, она попыталась подцепить пальцами банку с мёдом, но только царапнула её бок. Тогда она подпрыгнула и шлёпнула по банке пальцами. Та двинулась. Вторая попытка оказалась совсем неудачной. Снова подпрыгнув, Шэр задела банку рукой, но слишком сильно, и та полетела вниз, и упав на пол разбилась. По полу из под осколков медленно начала растекаться золотисто-жёлтая густая лужа.
— Ничего, есть ещё мёд, - вздохнула девушка и взяв тряпку села на колени вытирать лужу.

— Да уж, это не самогон. Или чем там поили нас "замечательные люди"? - спросила ведьма уже третий раз дегустируя предложенное вино.
— Это хорошее место. Я часто бываю тут, - заверил крючок, — Не стесняйтесь, если вам чего-то захочется.
— Обещаем, что стесняться не будем. Но вам крупно повезло, что вы повстречали только нас двоих, и с нами не оказалось Арма и Рейнгольда. Вот уж кто ни в чём бы себе не отказывал.
— Арм и Рейнгольд — ваши сыновья? - поинтересовался Кливерд. Рада, которая как раз делала очередной глоток вина, едва не захлебнулась в бокале.
— Слава богам — нет. Хотя это с какой стороны посмотреть, - ответила она, откашлявшись, — рассказывайте, любезный. А то мы неловко себя чувствуем. Мы хорошие слушатели.
Крючок вздохнул. Было видно, что слова давят ему всё внутри, раздирают горло и требуют выхода, но вместе с тем говорить ему очень тяжело. И от этого противоречия существования становилось просто невыносимым.
— У меня тоже были дети. И жена. Красивая, умная женщина. Она родила мне сына и дочь, двойняшек. Таких же умных и таких же красивых. Мы были так счастливы вместе. Мне казалось, что счастливее меня нет на свете человека. Она очень любила тюльпаны. В саду я посадил их специально ля неё и каждое утро рвал свежий букет. Жёлтые, красные, пурпурные. Вся спальня была заставлена ими, от запаха порой кружилась голова. Мой мальчик очень любил читать. С его появлением я существенно расширил свою библиотеку, и всё ради него. Он читал сутками напролёт и никогда не мог насытиться. Особенно сильно он любил одну историю про пиратов. Обычные приключения, каких написано бесчисленное количество, но почему-то именно эта книга была самой его любимой. А моя девочка очень любила животных. Она бы выросла отличным врачом и спасла бы ни одну звериную жизнь. раненых, больных и просто бездомных она таскала домой едва ли не каждый день. Мы ругались, но не могли ей отказать, ведь это был почти смысл её жизни. А я обеспеченный человек и меня не обременяли затраты на содержание этих животных.
Крючок замолчал, сделал глоток вина, оторвался от бокала, а затем осушил его до дна разом. И продолжал молчать.
— А где они сейчас? - тихо спросила ведьма. Кливерд посмотрел на неё, слегка растерянно, будто не понимая, кто она и почему сидит за его столом. Грустно улыбнулся.
— Расскажите мне, милые люди, как давно вы женаты? Расскажите мне немного о себе.

***

Табор размеренно продолжал свой путь и своё существование. И Ямерт с Лилией в его составе продолжали существовать. За неделю пути существенно ничего не изменилось, только теперь оборотень, стараниями Михэя, чуть больше спал и лучше питался. Тагар остался с Лилией, подрастал не по дням, а по часам. Днём, когда можно было за ним присмотреть, птенца выпускали на волю и большую часть времени он проводил на крыше фургона, куда уже мог взлететь. Нежился на солнце. Иной раз Ямерт брал его вместе с Бахт на охоту и там малыш учился. Прилежно. Куда прилежнее Бахт.
Однако кое-что Ямерта всё же беспокоило. Постоянно. Он был благодарен Михэю за тёплый приём, но, на его взгляд, приём был иногда слишком тёплым. В одну из долгих стоянок, когда Лилия стирала бельё, а Ямерт смазывал лошадиную сбрую, уличив момент оборотень обратился к подруге:
— Слушай, Лилия. А ты ничего странного в Михэе не замечала? Ну, он тебе не кажется странным?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 86 из 93«1284858687889293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк