[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 87 из 93«1285868788899293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
Призрак Дата: Среда, 18-Июн-2014, 22:18:38 | Сообщение # 1291    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Войну Шэр с банкой меда Сийрин не видел: в это время он стоял к рыжей спиной, отсыпая в розетку нужное количество перца и соли для добавления в кофе.
Звон осколков, тихое "— Ничего, есть ещё мёд".
Шэр вытирала лужу, а Сийрин помог убрать осколки, которые разлетелись по всему полу. Вторую банку меда орк снимал с полки уже сам. Ему прыгать не пришлось.
Рыжая сходила за водой, наполнила турку, поставила ее на горелку, и все это время старалась не смотреть в лицо своему новому знакомому, опускала глаза, отводила взгляд, трепетала ресницами. Несмотря на все старания девушки (а точнее, как раз-таки благодаря им) было очевидно, что недавние действия Сийрина ее здорово взволновали. В хорошем ли смысле или плохом, было уже не так очевидно, но Сийрин склонялся к первому варианту.
Варка кофе прошла при спокойном разговоре на нейтральную тему: о, собственно, кофе. Целитель узнал, кто в этом доме любитель сего напитка, как здесь его обычно заваривают, где покупают. В свою очередь, поведал Шэр о том, что в далеком Риохе кофе почти такой же популярный напиток, как и чай, и предложил еще несколько интересных способов заварки.
Наконец, герой сегодняшнего дня был готов и разлит по кружкам. Его создатели сели за стол и стали ждать, пока кофе остынет до такой степени, что его будет возможно пить.
Сийрин на секунду пожалел, что в кружках кофе, а не, скажем, вино. Очень захотелось чокнуться бокалом с Шэр и сказать что-нибудь хорошее. Или хотя бы просто поднять бокал за нее. Но с кофейной чашкой так не делают.
Пришлось просто говорить.
— Я очень рад, что ты заглянула сегодня в наш амбар и вызволила меня оттуда, Шэр, — Сийрин ласково улыбнулся девушке, заглянув в ее небесные глаза. — Ты замечательная. Можно, я тоже как-нибудь похищу тебя на прогулку из твоего дома? Например, завтра?
За сим можно было бы откланяться. Впечатлений девушке Сийрин уже оставил довольно на первый раз, быть слишком настырным не лучше, чем быть излишне робким. Кого-нибудь другого, доступного и одноразового, можно было бы попробовать "дожать". Но не Шэр. Самое главное, что с Шэр хотелось не только переспать, но и познакомиться, и, быть может, провести с ней еще много времени.
И тут память подсказала, что вообще-то кое-что Шэр уже обещала на сегодняшний вечер.
— Конечно, не в ущерб сегодняшней прогулке, если ты насчет нее не передумала, — поспешно добавил целитель. Отхлебнув из кружки кофе, который, кстати, удался на славу, Сийрин поинтересовался: — Скажи, а твоя семья давно здесь живет?
Большой, основательно отстроенный по вкусам отца Шэр дом говорил, что да, по крайней мере лет пять так точно. Так что у Шэр были все шансы хорошо узнать город.
— Чем ты живешь, Шэр? Как отдыхаешь?
Вопросов в голове крутилось много. Сийрину стоило усилий не свалить их сразу все в одну кучу. А то уже не интерес, а какой-то допрос получится. Орку хотелось, чтобы Шэр расслабилась немного, просто поговорила с ним, рассказала что-нибудь о себе.

Иттрий вежливо выслушал начало крючковской истории. Нельзя сказать, что описание былого счастья Кливерда его очень заинтересовало, но обещал же выслушать.
Тем более тут есть вино, а оно скрасит любое повествование.
Зато Раду, судя по всему, история крючка зацепила. Она как-то притихла, а когда Кливерд замолчал, тихонько попросила его продолжить. Но Кливерд лишь грустно улыбнулся.
— Расскажите мне, милые люди, как давно вы женаты? Расскажите мне немного о себе.
Рада легонько коснулась локтя Иттрия. Воин посмотрел на супругу. Та чуть улыбнулась. Мол, рассказывай ты, дорогой муженек, что посчитаешь нужным.
Даже начать рассказ было сложно. Опять путаница с датами! Надо все-таки решить для себя, считать ли пребывание в тайнике прожитым временем, или выкинутым навсегда из жизни.
— Будто целую жизнь. — выкрутился Иттрий. Надо сказать, против истины он не погрешил: действительно, абсолютно всю "новую жизнь", то есть последнюю неделю, они с Радой являлись супругами. Иттрий чуть усмехнулся. — Правда формально не так долго. Я встретил Раду, когда сам себе люб не был, но она во мне что-то ухитрилась разглядеть. Но и у нее тогда тоже были тяжелые времена. Правда, любимая? Вокруг нас была одна грязь, и я уверен, что мы не прожили бы все наши злоключения в одиночку. Полюбили друг друга. Не разлучались. Потом поженились. Как-то так.
На любовные темы, тем более в присутствии чужого человека, Иттрию было совсем трудно говорить. Но откровенность требует ответной откровенности, так что Иттрий постарался, как мог.
— Неприятности вроде улеглись, так что мы теперь ищем, как и где жить дальше. — Иттрий немного нервно улыбнулся. Пусть лучше дальше говорит крючок. Вон как ладно у него получается! — А что все-таки случилось с вашей семьей?
Пришел официант, принес еды посерьезнее: мясное ассорти в каком-то новом хитреном соусе.

***
— Слушай, Лилия. А ты ничего странного в Михэе не замечала? Ну, он тебе не кажется странным?
Лилия с удивлением посмотрела на Ямерта.
— Это ты иронизируешь, да?
Ямерт продолжил молча буравить Лилию глазами, ожидая ответа на свой вопрос. Лилия подбоченилась. Рука была мокрой, щедро поделилась влагой с платьем Лилии, но знахарку такие мелочи уже давно не интересовали.
— Если закрыть глаза на то, что он видит будущее, постоянно говорит загадками, всюду таскает свою балалайку и завязывает волосы в пучок, то нет, — ответила знахарка, а после принялась снова стирать белье. Его было еще много-много, вечер уже не за горами, а спина уже болит.
— А что, тебя что-то другое волнует? — поинтересовалась Лилия, не поднимая глаз на Ямерта. Она ни разу не видела нежностей Михея, он свою любовь к Ямерту напоказ не выставлял. Да что уж там, Лилия и с самим Михеем-то не так уж часто виделась. Она была ему не особенно интересна. Только чуть-чуть по-простому, как человек, и тогда цыган приходил к ней, играл на балалайке и иногда о чем-нибудь спрашивал.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 24-Июн-2014, 05:29:38 | Сообщение # 1292    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Так или иначе, через мелкие бытовые неприятности и сильные эмоциональные потрясения, а кофе был сварен и его создатели уселись за стол вкушать плод своих трудов. Пока кофе остывал, орк не терял времени и задавал Шэр вопросы, один за другим. А Шэр, слегка успокоившись, сумела наконец взять себя в руки и более-менее расслабиться. То ли потрясение прошло, то ли манящий аромат напитка помогал — не важно.
— Я очень рад, что ты заглянула сегодня в наш амбар и вызволила меня оттуда, Шэр, — Сийрин ласково улыбнулся девушке, заглянув в ее небесные глаза. — Ты замечательная. Можно, я тоже как-нибудь похищу тебя на прогулку из твоего дома? Например, завтра?
Вместо ответа рыжая удивлённо захлопала ресницами и чуть обиженно надула губы. Как так — завтра? А сегодня? Ведь сам просил! А теперь — завтра. Или не зря говорят подруги, что мужикам, им лишь бы чего получить? Так бы оно конечно здорово звучит, это "похищу", заманчиво, но почему же завтра?
— А как же... - со смесью досады, обиды и бесконечного удивления в голосе начала девушка, но Сийрин её прервал.
— Конечно, не в ущерб сегодняшней прогулке, если ты насчет нее не передумала, - слава всемогущим богам! Приятный вечер в компании интересного и обворожительного знакомого не ускользнул из под самого носа Шэр. Рыжая улыбнулась, с облегчением опустила на секунду веки.
— Да, конечно. Я с удовольствием буду похищенной, если не буду занята, - девушка заулыбалась и засияла словно солнечный лучик.
— Скажи, а твоя семья давно здесь живет? Чем ты живешь, Шэр? Как отдыхаешь? - и вот посыпались вопросы. Девушка поправилась на стуле, сделала глоток кофе, приготовилась отвечать.
— Живём давно. Мне было два, когда мы сюда перебрались. Отец получил на войне травму ноги, и его со всей семьёй отправили на законную пенсию. До этого мы жили на Севере, если точнее, Эльдэргарсвете, но я ничего о нём не помню. Вот на войне-то папа и набрался этих эльфиных штучек. Говорит, что служил бок о бок с одним эльфом, были они лучшими друзьями, всё такое. И именно тот эльф и рассказал отцу о его благородном происхождении. Мы в семье считаем, что папу кто-то обманул, - последнюю фразу Шэр произнесла таинственным шёпотом, лукаво улыбаясь одними глазами.
— А я...- девушка пожала плечами, — В основном помогаю матушке по дому, или что папа попросит. Иногда остаюсь с братишкой, он славный, но озорной. С подругами изучаем окрестности, на реку ходим летом, зимой в снежки играем. Вышивать умею, на лютне играть. Ничего особенного. А что у тебя интересного? Ну или хотя бы чем ты живёшь?

Раде стоило только тронуть Иттрия, и он всё понял и принялся рассказывать. Ведьма могла бы и сама, но не очень хотела — раз, не очень понимала, с чего начать рассказ — два. А опыт подсказывал, что дорогой супруг в сложных ситуациях ориентировался быстрее. К концу краткого, но ёмкого повествования как раз принесли мясо. Очень вовремя и очень символично.
— А что все-таки случилось с вашей семьей? - спросил Иттрий. Крючок, который до того с лёгкой улыбкой на лице слушал воина, снова помрачнел, посерел, сник и потерялся.
— Бросили они меня, - сказал он совсем безжизненным тоном, — У супруги появился ухажёр: молодой и красивый парень, то, о чём она всегда мечтала. Я с самого начала знал, но терпел, молчал, надеялся...дурак. Когда не выдержал, всё вылилось в скандал. Она забрала детей и уехала. А сегодня я получил письмо. Вот это, - крючок сунул руку за пазуху и достал скрученный лист плотной бумаги с болтающейся печатью, — В нём сказано, что моя семья погибла. Они плыли на восток, и корабль потерпел крушение.
— Тут написано, что они пропали без вести, - Рада уже во всю изучала предложенное к прочтению письмо.
— Да, - рассеянно подтвердил мужчина, — Пропали.
— Но это не значит, что они умерли.
— А что же? - снова спросил крючок с каким-то даже возмущением, будто бы и не хотел, чтобы дорогие ему люди остались живы.
— А то, что неизвестно, мертвы они или живы.
— Но ведь это нельзя проверить!
— Ну почему? Я знаю одного бестолкового парня, он в последнее время очень рвётся изучать мир мёртвых, - как бы между прочим прощебетала Рада и заела свою реплику мясом.
— А что это мы всё вино да вино Есть у них что-то попривычнее?
— Медовуха? Самогон? - некоторое время смотря то на ведьму, то на Иттрия, крючок боялся озвучить свою догадку.
— Ну не самогон, - Рада выразительно взглянула на воина, — но медовухи можно. Да?

***

— Волнует? Меня? Не-е-е-т, - Ямерт протестующе замотал головой и спрятался за хомутом. Желание обсуждать Михэя с Лилией у него резко исчезло. Вместе с дурными мыслями. Такая скептическая реакция подруги наталкивала на мысли о том, что оборотень просто параноик и придумывает бог весть что.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 24-Июн-2014, 23:40:58 | Сообщение # 1293    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Рыжая согласилась быть похищенной с большим удовольствием, чем очень обрадовала Сийрина. Будь орк собакой, непременно сейчас бы завилял хвостом так интенсивно, что с шумом хлестал бы себя по бокам.
Потом Шэр ответила на вопросы. Сийрин внимал, на фразу "мы в семье считаем, что папу кто-то обманул" весело усмехнулся.
Выяснилось, что Шэр занимается исключительно домашними хлопотами. Это не вызвало никакого удивления, напротив, этого надо было ожидать: дочки богатых родителей не вынуждены продавать свой труд кому-то на стороне, а добровольно желали делать это редко. И в доме большом дел и удовольствий хватает.
— Ну почему же ничего особенного? — переспросил Сийрин, когда Шэр закончила. — На лютне играть — это здорово, на самом деле. Я вот очень люблю музыку, но почему-то сейчас не часто встретишь даже того, кто просто у костра способен отбренчать три мотива. Про тех, кто способен изобразить что-то действительно стоящее, я и вовсе молчу.
Следующий глоток кофе оказался последним. Напиток закончился. Сийрин отошел ополоснуть кружку над ведром. Оставлять после себя для Шэр мусор ему совсем не хотелось, несмотря на то, что у людей едва ли не само собой разумелось, что за гостем ухаживает хозяин.
— Ну а я — целитель, как ты уже поняла, — Сийрин вернулся за стол. — Этим и живу. Много странствую, иногда на значимое время в каком-нибудь городе останавливаюсь, вот как сейчас. Что у меня интересного? Ну, я видел гулей, чертей, ракшас, инкуба. Грифона, мантихору, целую стайку полевых фей. На драконе летал, с кентавром дружил. Сатира лечил. Он мне, кстати, подарок на долгую память оставил.
Сийрин с легкой усмешкой задрал правый рукав рубашки до плеча. Чуть ниже плечевого сустава на руке орка располагался округлый шрам, оставленный, без сомнения, подковой. Вообще на плече Сийрина можно было увидеть еще много чего интересного, например, фрагмент татуировки, основная часть которой оставалась под рубашкой, располагаясь на передней части плеча, на груди; да и след от копыта — не единственный шрам, выше него было еще много всякой мелочи явно ожоговой тематики. Но рассмотреть это все целитель не дал, быстро опустив рукав, как было. Он вообще только сатиров след намеревался показать между делом.
— Еще я месяц провел в море, перешел пешком Грагскую степь, перескальзывал расстояния за секунду куда большие — порталами, — продолжал перечислять Сийрин, на остановке с сатиром практически не задерживаясь.
Что видел, что не видел, что хочу увидеть. Любимый конек. Уф! Пора закругляться.
— Вот так и живу, — Сийрин улыбнулся, — что ни год, то чудо. А так больше ничем особенным не занимаюсь, локации меняя, по сторонам глазею, да людей лечу.
Целитель поднялся со своего стула, встал напротив Шэр и добавил совершенно серьезно:
— Человеческие города мне тоже нравятся. Их устройство, люди, дух. Пойдем, пройдемся сейчас по улицам Витемска? Покажешь мне, что в нем имеет большое значение именно для тебя.
Сийрин взял Шэр за руку, помогая ей подняться со стула. И отпускать ее сегодня больше не хотел.

— Да, — не очень весело подтвердил Иттрий.
Сам бы он однозначно предпочел медовухе самогон. Крепкий алкоголь, по его мнению, не должен быть сладким, это только отвлекает от поглощения спиртного. Тем более что вкусным сделать крепкий алкоголь удается далеко не всегда, так что без толку вообще пытаться как-то изменить его вкус. Все эти кедровые, еловые, медовые настойки... фи.
Хотя изредка действительно получается что-то стоящее. Ладно, попробуем, что нальют в этом дорогом ресторане для господ.
Некоторую паузу компания заполнила жеванием мяса. Каждый думал о своем. Иттрий, например, об "одном бестолковом парне". Арм-то наверняка обрадуется, если крючок прицепится к той Радиной реплике и пожелает, чтобы его свели с "бестолковым парнем". Но что у него получится? Он со своей флейтой еще не особенно практиковался. Артефакт темный, капризный, если верить Вайду... Что будет, если с помощью него попробовать призвать живого человека? Не станет ли он от этого мертвым или еще того хуже?
— Лучше бы Арму сначала на кошках потренироваться, — шепнул Иттрий на ухо Раде. — Если что, о кошках я образно.
Крючок заметил перешептывания.
— О чем это вы говорите? — полюбопытничал он, — уж не о том ли маленьком исследователе мира мертвых?
Как оказалась, Радину фразу предполагаемый вдовец расслышал прекрасно и из головы не выкинул.
Было видно, что крючок нервничает: барабанит пальцами по столу, елозит попой по лавке. То ли он о "бестолковом некроманте" думал, то ли попросту очень ждал, когда же наконец принесут медовуху.

***
Лилия, сама не зная того, развеяла сомнения Ямерта касательно нормальности Михэя. Но Михэй, даром что предсказатель, об этом не узнал, и этим же вечером дал Ямерту повод вновь укрепиться в своих подозрениях.
Вечером оборотня ждал особенный ужин. Точнее, ужин-то самый обычный, но в необычной обстановке: в фургончике не было сестры Михэя, она куда-то ушла на всю ночь. Так что Михэй и Ямерт остались одни.
Ах да. Еще ужин проходил не в свете пыльной керосиновой лампы, как всегда, а в свете трех высоких, белых свечей.
Михэй тоже выглядел не как всегда. Он не завязал волосы, позволив падать им черными волнами на плечи. С левой стороны цыган убрал их за ухо, и в ухе, вместо обычных невзрачных колечек, были вставлены три сережки с прозрачными камушками, которые в свете свечей загадочно мерцали.
А еще цыган был непривычно грустен. Он смотрел вниз, на столешницу, и больше ковырял ложкой еду, чем ел. Помимо еды, в середине стола еще стоял небольшой графинчик с чем-то прозрачным и явно алкогольным. Подобного Михэй себе раньше не позволял.
И самое странное — балалайка не только не стояла рядом рядом с ним, а ее вообще не было нигде в поле зрения.
— Тебе когда-нибудь было одиноко, Ямерт? — вот так. Не "волк-красавец", не "Ями", не "Мертик". Просто Ямерт, Михэй так называл оборотня едва ли не впервые. — Так, что выть и стену царапать хочется?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 25-Июл-2014, 13:11:36 | Сообщение # 1294    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Орк рассказывал интересно, демонстрировал боевые шрамы, хоть и мельком. Шэр поддалась вперёд, чтобы рассмотреть все отметины получше, но гость уже опустил рукав, не позволив рыжей засмотреться и задать кучу новых вопросов.
А дома пусть и было хорошо, тепло, уютно, но Сийрин вновь напомнил об обещании, данным девушкой, и помог ей подняться со стула. Она улыбнулась ему, ощущая ладонью мягкое тепло его руки, и повела прочь из дома, показывать просторы города. На улице девушка взяла орка под локоть и неторопливо повела его по длинной и широкой улице вдоль домов, среди которых стоял и её дом тоже.
— С этой улицы и зародился наш город, - тихо защебетала она, — Легенда гласит, что много лет назад здесь было только пустынное поле и небольшая лесополоса. Через это поле проходило множество обозов с моря, ещё по старому пути. Сейчас они проходят сильно в стороне. Тогда король Шеймар II приказал поставить сторожевую будку и приставить стражу. Они должны были проверять обозы на предмет неблагоприятного товара, незаконного оружия. магических животных и так далее. Как оказалось позже, одной будки оказалось мало, и построили ещё несколько. Рабочие переезжали сюда семьями и оставались жить. Из нескольких домов выросло село, потом деревня, пока не появился город. К тому времени, как Витемск вырос, дорога с обозами уже проходила от него в стороне, но люди тут уже ужились.
Шэр подвела Сийрина к старому, низкому дому, давно пустующему. Судя по всему, в нём хранились какие-то особые реликвии. На стене, справа от входной двери, была прибита табличка, надпись на которой сообщала, что это и есть тот самый первый дом.
За первым в городе дома заканчивалась и широкая улица. Сразу за ней дорога сворачивала, поток людей как по волшебству иссякал и растворялся остатками в густых зелёных зарослях местного сада. Сад был небольшим, но красивым, богатым на обычные фруктовые деревья, а так же на редкие и диковинные кустарники и растения. Последние, видимо, охранялись особенно тщательно, к некоторым была даже приставлена стража. Как, например, к королевской яблоне, плоды которой были прозрачные, искрящиеся, словно выполненные из чистого хрусталя. Хрусталь обладал магическими свойствами, хоть и очень неоднозначными, до конца так никем и не исследованными. Однако и охотников за диковинкой хватало.
Кроме яблони в саду рос Мудрый Дуб. На его могучем стволе чётко просматривалось лицо старца с закрытыми глазами. Стоя рядом с деревом, можно было услышать ровное дыхание спящего древнего божества. Раз в десять лет Дуб просыпался и говорил пророчества, и тогда в саду собирались без малого все жители города.
— Люди говорят, что в этом саду живёт призрак девушки, - Шэр заговорила тихо, шёпотом, ближе прижавшись к орку, — Когда-то её бросил любимый, и она повесилась вон на том ореховом дереве, - девушка указала Сийрину на почерневший, высохший остов когда-то богатого дерева. Ствол скрючился и перекрутился, ветви, словно поражённые артритом пальцы старухи, торчали во все стороны. Дерево клонилось к земле, будто бы желая лечь и уснуть, но так и застыло когда-то в этой позе, — Её нашли на третий день мёртвую. Когда её похоронили, дерево высохло. Есть легенда, что орешник оживёт, когда его коснётся женщина, восставшая из мёртвых и вернувшая свою любовь. И тогда плоды дерева станут волшебными, дарят долголетие любому, кто отведает их. А там моё любимое место.
Рыжая привела Сийрина на чистое, но небольшое озерцо. По берегу раскиданы большие чёрные валуны, озеро глубокое, но такое чистое, что видно самое дно. Девушка присела на тёплый камень.
— Здесь я часто бываю. Тут очень спокойно.

— О чем это вы говорите? — полюбопытничал он, — уж не о том ли маленьком исследователе мира мертвых?
— А о ком же ещё, - улыбнулась ведьма, — Но, как вы правильно заметили, исследователь он маленький. Я бы даже сказала, совсем кроха. Может кого и прибить ненароком, вот неловко будет.
Крючок в ответ как-то странно ухмыльнулся, всего на секунду, и отвлёкся на официанта, который принёс заказанную медовуху. Пока разливался по бокалам напиток, пока протирался стол, пока раскладывалась по тарелкам закуска, все молчали. Тишину нарушил снова крючок.
— Сколько живу на свете, где только не бывал, чего не видел, но никогда не приходилось мне сталкиваться с молодыми исследователями загробного мира. Вы вместе этим занимаетесь?
— Нет, что вы, - ответила ведьма, — И если честно, лично я совсем не рвусь в этот загробный мирю. Там нет ни черта интересного, можете мне поверить.
— Ещё никто не возвращался оттуда, а люди говорят многое, не будет гадать. А как вы познакомились с этим парнем?
— Совершенно случайно.
— Как?
— Он нас приютил, когда нам было негде ночевать. Потом подружились.
— А он мог бы мне помочь?
— Я же сказала, что он молод и глуп. Если вы хотите отправиться в путешествие на тот свет — пожалуйста. Но и то я не могу вам этого позволить, потому что наш молодой да неопытный может легко затащить на тот свет весь город, - Рада ухмыльнулась и стукнула свой бокал о бокал крючка, прося передышки от вопросов. Крючок понял, выпил, и замолчал. Но после заговорил снова.
— Вообще-то я отдал бы всё на свете, чтобы только знать. И умер бы сам. У меня очень хорошие связи, я могу достать и оплатить очень многое, - никакой просьбы не прозвучало, мужчина даже не смотрел на собеседников, ковырялся вилкой в тарелке, но в голосе слышались отчётливо очень характерные нотки.

***

Забравшись в фургон Ямерт на секунду застыл, привыкая к непривычной обстановке. Полумрак, рассеиваемый только светом трёх свечей. Как-то пусто, внутри только Михэй, который первый раз на памяти оборотня распустил волосы. Был грустен, молчалив, меланхоличен. Ямерт поудивлялся бы чуть дольше, может быть, даже справился о состоянии цыгана, но уж очень был голоден, так что все удивления и вопросы решил оставить на сытый желудок. Ужин проходил в тишине, пока Михэй наконец-то не задал свой вопрос. Слава богу уже тогда, когда Ямерт почти закончил трапезу.
— Тебе когда-нибудь было одиноко, Ямерт? Так, что выть и стену царапать хочется? - цыган поднял на оборотня тёмные глаза. При свете свечей глаза были мистическими, загадочными. Ямерт отправил в рот последнюю ложку, сложил посуду, оставил её на столе и откинулся к стене.
— Было. Когда-то очень давно. До тех пор, пока одиночество не стало частью меня, привычным и необходимым как сон. И тоскливо мне бывало тоже. Как тебе сейчас. Это проходит. - оборотень старался говорить тихо, мягко, но не врать, а отвечать честно, полагаясь на свои ощущения и опыт, — Вообще-то я так себе советчик и утешатель, но рассказать мне причину своей тоски, пожалуй, можно. По крайней мере, я сохраню её в тайне, - ох и тяжко же было оборотню быть заботливым другом для почти незнакомого цыгана, но цыган спас его от не самой приятной участи, и заслуживал благодарности. Хотя бы такой.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 30-Июл-2014, 18:42:36 | Сообщение # 1295    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Шэр провела действительно увлекательную экскурсию по городу. Она рассказала историю зарождения Витемска, показала самый-самый первый дом, с которого и началась когда-то жизнь города. Исторически первый дом сейчас стоял последним на главной улице, и после него начинался сад, полный обычных и необычных растений. Там были хрустальное дерево и Мудрый Дуб. Неподалеку от последнего покоился сухой орешник, кажущийся ничем не примечательным ровно до тех пор, пока Шэр не начала рассказывать легенду о девушке, повесившейся на нем. Этот рассказ показался Сийрину намного более любопытным, чем история Витемска, хотя и последней он внимал искренне.
Неумолимо вечерело. К земле стягивалась прохлада. Сийрин обнял сзади за плечи свою рыжую рассказчицу, уже без особой осторожности — Шэр и сама пыталась к нему приблизиться.
— Есть легенда, что орешник оживёт, когда его коснётся женщина, восставшая из мёртвых и вернувшая свою любовь. И тогда плоды дерева станут волшебными, дарят долголетие любому, кто отведает их. — закончила Шэр.
Сийрин тут же перебрал в голове, есть ли у него такие знакомые. Не то чтобы он серьезно отнесся к легенде, но она была красивой, и так и хотелось примерить на роль пробудительницы волшебного орешника хоть кого-то знакомого.
«А у меня есть знакомые, восставшие из мертвых? Да куча! Вот хотя бы Джель. Запущенная скарлатина. Никто бы уже не дал за ее жизнь ни одной монетки, и я в том числе. Но за попытку было заплачено. И очень скоро я понял, что чудеса иногда случаются, есть у людей какие-то скрытые резервы. Вопреки всему Джель выжила, и я вовсе не думаю, что мое врачевание — главная тому причина. Или Вика. Конь пробил ей копытом череп. Мы видели мозг на ее волосах. Но она не умерла. Совершенно необъяснимо, можно лишь поверить, что какой-нибудь Бог приказал ей задержаться на этом свете еще для каких-то лишь ему известных целей. Вот чем не восставшие из мертвых? Только об их личной жизни я ничего не знаю. О, как я сразу не вспомнил? Есть же еще один красочный пример, когда Морриэль умер совершенно по-настоящему. Три минуты лежал труп трупом, но потом дюжине медиков удалось заставить его организм включиться. Он еще две недели балансировал на грани, несмотря на то, что в него постоянно вливали силу, прежде чем окончательно решил вернуться на этот свет. И с возвращенной любовью у него все как легенда требует. Сколько раз они с Ларой ссорились и мирились, невозможно посчитать. Есть только одна проблема. Морри — не женщина.»
Когда Сийрин закончил перебирать в голове истории чудесного выживания, Шэр уже привела его к озеру. Это мое любимое, сказала она. Озеро было очень чистым, прозрачным до самого дна, несмотря на то, что находилось в чертах крупного города, и наверняка имело у себя каждый день большое число посетителей.
— Здесь я часто бываю. Тут очень спокойно. — сказал Шэр, присев на камень у озера. Сийрин присел рядом, заключая Шэр в объятия. Камень щедро делился накопленным за день теплом, однако тепло тела Шэр отвлекало на себя все внимание. Камень по сравнению с ним не значил ничего.
— А знаешь, что такие озера, как это, тоже зачастую имеют за собой какую-нибудь историю? — Сийрин тоже захотел поделиться с Шэр легендой. Какой? Руки орка смыкались на плоском животике Шэр, подбородок почти лежал на ее плече, обоняние улавливало тонкий, цветочный запах от ее волос, не то парфюма, не то мыла. Конечно же, в таких условиях на ум могла прийти только легенда романтическая. — Глубокие, чистые озера неподалеку от человеческого жилья часто выбирают себе водяные духи. Не водяные, не русалки, их так и зовут: духи озера. Никто не знает, как они появляются, но старые шаманы говорят, что духи озера рождаются из слез влюбленных, падающих в озеро от горя неразделенной любви. Нет ничего более чистого на свете, и потому духов озера практически невозможно увидеть. Только иногда, в полуденный жаркий зной, можно заметить краем глаза легкое марево над гладью воды. Если крикнуть, и марево исчезнет — то это точно дух озера. Они очень скромны. Но если их позовет страдающий от сердечной боли, то они непременно придут, ведь они сами сделаны из скорби и не хотят, чтобы горе вокруг них расширялось все больше и больше. Чтобы дух помог, надо повязать на запястье красную ленту, окунуть руку в озеро и три раза произнести имя возлюбленного. Если лента станет белой, то этот человек придет к озеру, на встречу, и его сердце будет чистым и свободным, как слеза скорбящего о нем. Если лента почернеет — то, значит, сердце возлюбленного навсегда занято другим человеком, но сердце влюбленного будет очищено от этой зазря испепеляющей любви. Кто знает, может, и здесь живет дух озера, и если бы об этом знала девушка из твоей легенды, то может быть, орешник и сейчас был бы зеленым и самым обычным, но вокруг него бегали бы дети той бедной девушки?
Сумерки густели все больше, плавно готовясь перейти в ночь.
— Пойдем, Шэр, я провожу тебя. Твой папа, наверное, уже волнуется. — Сийрин слез с камня, подал руку Шэр, и повел ее к дому, обнимая одной рукой за талию. Как ни жаль расставаться, но скорее всего они и так уже слишком загулялись, а если бы дождались ночи, то у девушки дома почти наверняка были бы проблемы. Дочки богатых родителей не загуливаются допоздна с первыми встречными мужчинами. А уж если эту дочку отец считает эльфийским солнышком… уух!
Дом Шэр приветливо светил всеми окошками. Сийрин и Шэр задержались немного перед калиткой. Было довольно темно, и рыжая, если не станет всматриваться, не заметит изменившегося орочьего зрачка, поэтому Сийрин взгляда не отводил. Почему-то некоторых девушек вертикальный зрачок пугал. Но с другой стороны, при близком общении эта расовая способность все равно открывалась очень скоро.
— Вы будете похищены мною завтра, Шартаниэль, ближе к вечеру, — сообщил Сийрин, тронув рукой шелковистую прядь волос девушки. Сейчас — не рыжую, серую. И добавил, уже не нарочито серьезным, а ласковым голосом. — Спасибо за чудесный день.
Прежде чем Шэр успела опомниться, Сийрин поцеловал ее прямо в губы, после чего ушел, лишь рукой махнув на прощание.
Впрочем, «ушел» — звучит плохо. Сийрин чувствовал, что не идет, а летит, его грудь распирали блаженная нега и яркое счастье влюбленного хлопца, из головы никак не выходил образ рыжей любительницы легенд. Стоило большого труда не облизывать губы, которые до сих пор чувствовали поцелуй.
Однако, несмотря на блаженство (которое, кстати, по чуть-чуть уже начало сходить) орк помнил, что идет в пустой амбар, где нет ничего, кроме стен и потолка. Он помнил, как в прошлую ночь не удалось поспать. А еда? Он-то у Шэр поел, а как же Рада, Иттрий, Рейн, Арм, Вайд и Грог? Надо что-то придумать.
Сийрин остановился, вытряс мелочь из кармана, пересчитал ее всю. Да, ее количество с утра никаким чудом не увеличилось: как не хватало даже на самый скромный обед на всех, так до сих пор не хватает и на самый скромный ужин. Впрочем, опыт бедствования у орка был, и выкручиваться из сложных ситуаций он умел.
На ближайшей конюшне (не той, что принадлежала хозяину амбара) Сийрин обменял деньги на ведерко моркови. Морковь была молодая, сочная, но ботвы в ней было больше, чем корня. И землю лишь ополоснули, но не отмыли. Ведерко, гнутое и старое, без ручки, подарили просто так, в довесок.
Не ужин, ну и пусть. Для пожевать и отвлечься от голодухи хватит. Ну и витаминчиков набраться, в конце концов. Вайду бы, например, совсем не помешало… А если мяса кусочек раздобыть, луковицу хоть одну — вот уже и суп, совсем красота.
В амбаре не обнаружилось никого. Оставив ведро моркови в углу, Сийрин пошел договариваться с хозяином участка об импровизированных постелях. А конкретнее, о получении у хозяина гуманитарной помощи в виде сена не самого высокого качества, которым стали бы кормить лошадей в самую последнюю очередь. Плохие партии, или испорченные в процессе хранения, лежали в закромах почти каждой конюшни. В этой тоже нашлось плохое сено: старое и пыльное. И его было не так уж мало: целых три тюка, завязанных в простыни. Хозяин был только раз избавиться от этого добра, давно глаза мозолит и место занимает: вроде и не нужно, но выбросить жалко.
Из сена удалось соорудить в амбаре большое ложе, мягкое и достаточно приподнятое от пола, чтобы снизу не поддувал холод. Три простыни тоже пошли в дело. Пусть старые и дырявые, но они закрывали ложе, не давая сену пылить. Закончив работу, Сийрин отряхнул руки, обернулся и увидел в дверях амбара Рейна, молча наблюдавшего за процессом создания «кровати». Почти сразу после окончания Рейн перестал наблюдать, механически ровными шагами зомби подошел к «кровати» и упал на нее лицом вниз, не раздеваясь. Волчонок очень устал и уснул почти сразу же. Поблагодарить Сийрина за обустройство спального места и уже тем более помочь орку Рейну и в голову не пришло, как жил он четыре года назад с потребительским отношением к окружающим, так продолжал жить и сейчас.
Скоро нарисовался Вайд.
— Можно? — шепотом спросил он, указав пальцем на морковку. У некроманта вообще-то была зарплата, и он мог бы разнообразить ужин мясом, но о наличии у себя теперь денег он по рассеянности напрочь забыл.
— Конечно можно, — так же шепотом отозвался Сийрин, чтобы не разбудить сладко посапывающего Рейна.
Вайд вытащил из ведра охапку морковок и пошел отмывать ее к колодцу. Сийрин остался в амбаре единственным бодрствующим. Спать пока не хотелось, кровь горела от романтических чувств. Так чем же заняться?
«Интересно, а где сейчас Рада и Иттрий?» — подумал орк, — «время уже позднее, прошлую ночь они не спали, так что скорее теперь не гуляют, а сидят в каком-нибудь кабаке (но деньги..?). Было бы здорово к ним присоединиться, если они не будут против. Если они недалеко, то я их найду».
Найти Раду было проще, и Сийрин с нее и начал, справедливо полагая, что где она, там и Иттрий. Ведьма заговаривала рядом с ним зелья, вызывала ветер на поле, пропускала свою силу через его тело на недавнишнем ритуале. Из всего этого Сийрин составил более-менее четкую картину Радиной магической сущности, и попытался теперь отыскать ее на ближайших улицах. Обычно отыскать так кого-то магу среднего уровня было практически нереально, потому что когда объект поисков сидел тихо и не использовал свою силу, то был практически незаметен. Но после круга магии частички Радиной силы еще были у Сийрина, как и у Рады — отголоски силы Сийрина, и эти разрозненные кусочки тянуло друг к другу. Надо только почувствовать это тяготение и отследить.
Ага. После нескольких минут напряженных поисков Рада нашлась. А рядом с ней тут же нашелся и Иттрий. И хоть абстрактные координаты Сийрин нашел, но не имел ни малейшего представления, что именно в том месте находится. Следовало пойти и узнать это воочию, что орк и решил сделать прямо сейчас.

— Вообще-то я отдал бы всё на свете, чтобы только знать. И умер бы сам. У меня очень хорошие связи, я могу достать и оплатить очень многое, - по голосу крючка было понятно, что все так и есть, как он говорит. Этот человек когда-то вращался в высоких кругах.
— У нас есть еще один исследователь мира мертвых, — припомнил Иттрий, — он куда более опытный и очень умелый, но сейчас не в форме, и в ближайшую неделю-другую работать не сможет. Думаю, для него понять, жив человек или нет, держа в руках принадлежащую ему вещь — просто детская забава. Но, повторюсь, сейчас он в нерабочем состоянии. Но проследить за Армом и направить его, не допустить катастрофических последствий ворожбы сможет вполне. Так что, Кливерд, мы можем тебе помочь. Вопрос в том, как скоро это получится.
Медовуха хорошо пошла. И закуска тоже.
— Ну, давайте за хорошие новости, — Иттрий поднял бокал. Чокнулись, выпили.
Чем позднее было, тем больше элитное заведение напоминало обычную таверну. Нет-нет, никаких драк тут не допускалось, попытавшегося дебоширить мужичка два шкафоподобных охранника вежливо и неумолимо вывели на улицу. Но все равно за столиками стоял не слишком трезвый гвалт, люди стали выходить танцевать на площадку перед сценой, не слишком умело, но весело. На столах стали появляться карты. Охранники смотрели на это равнодушно: против азартных игр политика заведения не возражала.
А потом по заведению прошлась девушка легкого поведения, вихляя бедрами. Класс ее был несопоставим в уличной шлюхой: эта была молода, красива, ухоженна и манерам научена. Иттрий проводил элитную шлюху скользким взглядом, но очень коротким, помня о присутствии рядом жены. Шлюха нашла себе кавалера за одним из столиков и увела его куда-то в боковую комнату.
На смену медовухе давно уже пришел тэж. Незнакомый, иноземный напиток имел легкий сладкий вкус, но Иттрий справедливо подозревал, что за этим стоит немалый градус. Увлекшись дегустацией, Иттрий не заметил, как к столику подошел Сийрин.
— Привет, - это Раде и Иттрию. — Здравствуйте. - Это крючку. — Не возражаете? - Уже всем.
— Привет. Садись, — флегматично отозвался Иттрий, и так же флегматично представил незнакомцев друг другу. — Кливерд, это Сийрин, Сийрин, это Кливерд.
По-хорошему Кливерду стоило приглашать гостя, поскольку кормил всех здесь именно он, но выпитая медовуха не давала Иттрию думать о таких мелочах, как финансы.
— Очень рад, — кивнул орк крючку. Официант тут же нарисовался рядом с новым постояльцем и налил ему тэжа.

***

Рассказывать причину своей тоски Михэй Ямерту не хотел. Не по-цыгански было делиться своими делами с чужаком, пусть чужак и являлся их главной темой. Но просто поговорить, не на конкретные темы, а на абстрактные, хотелось. Или на конкретные, но не свои.
— А как получилось так, что одиночество стало частью тебя? — задумчиво спросил Михэй, глядя пустой стакан, который он задумчиво вертел в руках. От стакана пахло спиртом. Вдруг цыган невесело усмехнулся. — Мне стоит этому поучиться, пожалуй.
И, несмотря на все свои предыдущие рассуждения, все-таки выдал конкретное:
— Я никогда не видел себя ни в чьем будущем.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 27-Ноя-2014, 19:48:45 | Сообщение # 1296    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Шэр ещё некоторое время стояла у дома, не решаясь двинуться с места. На губах чувствовался солоноватый привкус поцелуя, а бабочки порхали не то что в животе, а, казалось, во всём теле, да ещё кругом. Не смотря на то, что было уже довольно зябко, и накидка бы не помешала, рыжая не спешила домой, а только молча обнимала себя за плечи загадочно улыбаясь. Плечи ещё ощущали тепло Сийриновых рук, в ушах ещё звучал его голос. Вообще-то рыжая не отличалась особенной влюбчивостью, но любила тайны и слыла весьма романтичной особой. Сийрин сочетал в себе сразу всё, потому так прочно засел в голове девушки.
— Шэри? Ты что там стоишь, холодно! Быстро в дом.
— Да, папа, иду!
Голос отца вернул девушку на землю и отрезвил. Пора было домой. Дома ждал вкусный ужин, семейные разговоры за столом, короткий допрос с пристрастием на тему сегодняшнего гостя. Мама никогда старалась не лезть в амурные дела дочери, но скрывать что-то от супруга считала неправильным. А вот отец семейства хотел быть в курсе всего и всё контролировать. После ужина и допроса домашние хлопоты, вышивка у камина и постель. А после целый день в одиночестве, и только потом долгожданный вечер. Как долго. Мучительно...Нужно будет обязательно попросить маму помочь подобрать наряд и украшения.

Намёки Кливерда и Иттриево безразличие Раде не нравились. Помочь-то она, положим, была бы не против. Но сама она ничего такого не может, Июль пока не восстановил силы, а Арм...Ох. Даже думать о таком было страшно. С одной стороны, может быть и не плохо было бы дать парню шанс попробовать себя в новой стезе. С другой — кому как не Раде было знать ЧТО такое развлечения с тёмным артефактом? Тем более с неизученным. Такие артефакты легко могли умертвить всю деревню, забрав их души просто в качестве задатка. И не побрезговали бы после угробить любимого хозяина. А ведь это только полбеды. Кто знает, что ещё ужасного могло бы произойти? Если флейта обладает такими способностями, очень сомнительно что после работы с ней останется яркая радуга. А самое-то страшное, что даже подстраховать Арма никто не сумеет, кроме Вайда.
Что удивительно, Крючок никак особенно не отреагировал на щедрое предложение Иттрия. Улыбнулся рассеянно и принялся что-то бормотать себе под нос. Губы его странно дрожали, и в одну секунду казалось, что он вот-вот заплачет, в другую — что рассмеётся.
— Привет. Здравствуйте. Не возражаете?
— Сийрин! - очнулась ведьма и едва не подпрыгнула на стуле, — Каким ветром? - хотя и так знала, что попутным.
— Раз уж мы все тут так хорошо собрались, — продолжила ведьма, когда орк присел за стол, — может быть сыграем во что-то?
— На что? - тут же оживился Крючок — Только не на деньги, у меня их и так...
— А на интерес не устроит? - разочарованно протянула ведьма, поникнув.
Крючок замолчал, откинулся на спинку стула и с лукавой улыбкой посмотрел сперва на Раду, потом на Иттрия, и закончил на Сийрина. Ведьма только удивлялась, как из скромного, заикающегося человека Крючок превратился едва ли не в знающего толк в деньгах и женщинах прохиндея.
— У вас же денег нет, ребята, да? И они вам нужны. Деньги всем нужны, — в ответ насупленное молчание, — Вот что, я предлагаю сделку. Выбираем игру, играем. Я ставлю на кон деньги. Столько, сколько вам может потребоваться. Конечно, в разумных пределах. Скажем, я легко могу поставить на кон до трёх сотен золотых, это половина того, что я имею сейчас.
— А что можем поставить мы? - напряжённо спросила Рада. Крючок наклонился к ней, смотря прямо в глаза.
— Услуги вашего говорящего с мёртвыми мальчика и выполнение кое-каких мелких просьб.

***

— Аэ..в каком смысле никогда не видел? - Ямерт чуть приподнял брови. На секунду он задумался, хотел бы уметь видеть себя в будущем и вообще предсказывать то, что впереди. Сразу понял, что нет. Перманентно был уверен, что ничего хорошего там не увидит, а потому лучше пребывать в неведении.
Наконец оборотень соизволил ответить на вопрос.
— Наверное, так вышло само собой. Во всяком случае, крестом или тяжкой ношей одиночество я никогда не считал. Так даже удобнее. Безопаснее. Никто не мешает... - оборотень замолчал, аккуратно подняв глаза на Михэя. Он всё меньше понимал, к чему всё это.
— Михэй, у тебя точно всё в порядке?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 28-Ноя-2014, 15:00:29 | Сообщение # 1297    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Рада предложила скоротать время за картами, тем более что и минимально удобный состав на четыре игрока подобрался. Кливерд воспринял предложение с энтузиазмом, Иттрий тоже от игр никогда не отказывался, а Сийрин немножко напрягся. Денег-то у него и его товарищей нет, так что играть придется на какие-нибудь услуги, и, кто знает, ...
Так и оказалось.
— А что можем поставить мы? - Раду тоже взволновал этот вопрос, когда дело дошло до обсуждения ставок.
— Услуги вашего говорящего с мёртвыми мальчика и выполнение кое-каких мелких просьб.
— Каких именно просьб? — поспешил уточнить Иттрий. Он был еще слишком трезв для того, чтобы так слепо рисковать. Воин знал достаточно случаев вовремя неоплаченного карточного долга ввиду сложности или невозможности его исполнения, и знал, что ничем хорошим это никогда не кончается.
— Да вы что, с ума сошли, на Вайда играть?! — Сийрина куда больше возмутил первый пункт. За "говорящего с мертвым мальчика" он принял именно Июля, потому как о флейте Арма ему еще птички не напели. А если бы и напели, то игра на Арма понравилась бы орку ничуть не больше, чем игра на Вайда. Это надо же такое придумать, на живого человека играть. Но, чуть помолчав, Сийрин поинтересовался: — А во что, кстати, играть?
— В покер, полагаю, — Иттрий оглядел стол, возражений не встретил. Щелкнул пальцами, подзывая официанта. — Принеси нам карты, любезный.
Официант кивнул, запустил руку в карман брючной формы, достал оттуда почти совсем свежую колоду карт и выложил ее на стол перед клиентами. Видимо, такая просьба была совсем нередкой, раз официант носил колоду (а может быть, даже колоды) с собой.
Иттрий вытащил карты из упаковки, принялся лениво их перетасовывать.
— Мы можем попросить у "говорящего с мертвым", чтобы он вам помог, — уточнил Иттрий, не сбиваясь с процесса перемешивания. — Гарантировать его согласие, как сказал наш друг орк, мы правда не можем, но попросить — очень даже. И лично я уверен, что мальчик согласится с полуфразы. Он же в восторге от своих новых способностей, ему только дай их на чем-нибудь испытать.
Если бы не Сийрин, то Иттрий бы даже не подумал, что "играть на мальчика" — это как-то аморально. Ну, все равно же Арм согласился бы без возражений.
— А теперь давайте уточним поручение, на которое играем. Предлагаю стандартную партию, с монетами в качестве фишек. По двадцать каждому. Если весь банк собирает кто-то из нас — то банк он кладет себе в карман. Если выигрывает Кливерд, то высказывает нам свое поручение.
Ситуация была немножко нечестной, по сути, трое против одного. В теории можно было бы предложить Кливерду загадывать поручение каждому из проигравших, но кто в здравом уме станет сам себе подножки ставить?
Иттрий перестал мешать, снял верхние две карты, но пока никому их не раздал, а замер, вопросительно глядя на Кливерда, ожидая озвучку первого поручения.

***

— В совершенно прямом. Никогда не видел, — Михэй пожал плечами, — вот сестру свою, например, всегда вижу с Дерием. У них трое детей. Я никогда им об этом не говорил, и не скажу, время любви само должно прийти к ним... Или вот Эйш. Она никогда не бросит свой табор. Она бы дала в глаз мне за такие слова, но она бабушка-покровительница для всех нас, наш талисман, наш оберег. Рядом с ней я вижу почти всех наших ребят. Лейлу, Яру, Зану, Гевира, Олега, Жноя, Стево, Больдо... Михэя нет. Вокруг тебя я тоже вижу достаточно людей, Ямерт. И черного волка, который бежит с тобой рядом по снегу. Вокруг твоей подруги, Лилии, тоже люди... И тоже этот волк. Куда бы я не посмотрел, я вижу многих, но никогда — себя. Значит ли это, что у меня нет будущего? Или что я совершенно не важен ни для кого на свете? Или я покину эти места навсегда, и не буду знать тех людей, что знаю сейчас?
Михэй опустил глаза, покрутил в руках пустой стакан. Усмехнулся. Резким движением перевернул его дном вверх, со звуком ударив стеклянным краем по столу.
— А, не слушай меня, волк-красавец. Я слишком пьян, устал, и безнадежно влюблен, чтобы мыслить здраво.
Цыган поправил волосы, долгим взглядом посмотрел на Ямерта, потом встал из-за стола и, слегка пошатываясь, удалился в темноту вагончика.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 29-Ноя-2014, 14:53:43 | Сообщение # 1298    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
— Успокойся, Сийрин, конкретно Вайду ничего не грозит. А тот, на кого мы собираемся играть, - как это, всё-таки, ужасно звучало: «на кого-то играть». Рада поморщилась, — сто процентов будет не против предложенной ему авантюры.
О том, что всё это в принципе может очень круто обернуться для всей компании как минимум, а как максимум — для всего населённого пункта, Рада говорить не стала, хотя серьёзно переживала по этому поводу. С другой стороны, ведьма с большим трудом могла припомнить ситуации, когда бы они все вместе или по отдельности не рисковали собственной головой, а заодно головами всех, кто находится по близости. И ничего! Точнее, что считать за «ничего». Бесчисленные ранения? Сломанные кости? Порванная плоть и вырванные из тела куски? Невообразимая боль, такая сильная, что все делания, кроме желания умереть, исчезают? Пытки, казнь? Самая натуральная смерть, в конце концов, а после пребывание в этакой лайт-версии Ада. Наверное, развлечение не каждому пришлось бы по вкусу.
Тем временем оживился Кливерд.
— Я согласен, - и бухнул на стол увесистый замшевый мешочек с монетами.
— Мне не нужно ничего особенного. Но я предполагаю…Только предполагаю! Что раз уж у вас есть такой интересный знакомы, быть может, и ещё кто-то есть, кто смог бы оказать мне мелкие магические услуги…м-м-м…амурного толка. Если потребуется.
— Любовная магия штука очень нешуточная. И чаще всего нехорошо оборачивается для обоих сторон, - нахмурилась Рада. Крючок перевёл на неё цепкий взгляд, посмотрел на неё так проникновенно, что ведьма ощутила себя голой. Мужчина ухмыльнулся.
— Как же мне с вами повезло… - тихо пробормотал он, и добавил уже значительно громче, — Я осознаю всю ответственность и на всё согласен. Мы играем?
Рада вздохнула и кивнула. Искренно питая надежды на то, что дражайшая супруга мерзкого Крючка давно в Раю. Играть ей, впрочем, совсем перехотелось. Во-первых, ей претили карты — предлагая сыграть, она имела в виду что угодно, но только не карты, и тем более не покер, в котором ей всегда не везёт. Во-вторых, ситуация становилась чем дальше, тем более липкой, а ничем хорошим такие игры никогда не заканчиваются. Ведьма решительно отодвинула бокал, настраиваясь на сложную и трезвую игру. Не покидало её чувство, что играть она будет не для того, чтобы заработать денег, а для того, чтобы избежать пусть короткого, но рабства жадного до волшебства Крючка.

Не смотря на всего лишь первый рабочий день, Арм замотался и испытывал крайне смешанные чувства. С одной стороны он был счастлив: его так вкусно не кормили никогда ещё. Чтобы не вздумалось попробовать господину, сперва это предлагалось скушать дегустатору. Ем у выделялась небольшая порция кушанья, он ел, старательно пережёвывая, а после на него все напряжённо смотрели на протяжении некоторого времени. Сразу после приёма пищи Арма тут же проверял доктор, измерял ему давление, осматривал ротовую полость, слушал живот. Крестьянин сперва расслабился — хорошо, что доктор рядом, если попадётся отрава, будет кому откачать. Но потом понял, что даже если — конкретно его откачивать никто не станет. А вот насколько часто господина пытались отравить было неизвестно. В связи с этим фактом настроение слегка ухудшилось. С другой стороны, кроме реальной возможности отравиться открылись ещё несколько неприятных моментов. Например, оказалось, что господин ОЧЕНЬ любит поесть, и делает это практически постоянно в самых неожиданных местах, так что ходить за ним нужно буквально хвостиком. Было немного неприятно, что множество глаз наблюдают за тем, как крестьянин трапезничает. Арм немного смущался своих манер под таким пристальным присмотром. Сейчас Арма наконец отпустили и он лежал на спине, сытый и уставший.
—Господин желает отужинать! – громко сообщил кто-то из слуг. Парень скривился и сполз с кровати.
— Третий раз…

***

Ямерт ничего толком понять-то не успел, а уж тем более ответить. Он сам по себе не слишком вникал в амурные дела даже свои, что уж говорить о прочих, незнакомых ему людях. Но Михэй упорно повествовал о том, как не видит себя ни в чьём будущем. К чему? Ямерт решил не спорить, а просто многозначительно кивать и помалкивать.
— А, не слушай меня, волк-красавец. Я слишком пьян, устал, и безнадежно влюблен, чтобы мыслить здраво.
— Спокойной ночи, - прогудел Ямерт, провожая Михэя взглядом. Посидел, посмотрел, и сам пополз спать. Улёгшись, вперился взглядом в тёмный потолок, размышляя о тяжёлом.
— Он просто влюблён, он сам сказал. Всё влюблённые слегка придурковатые, - вслух успокаивал себя причина цыганских страданий.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 29-Ноя-2014, 19:35:26 | Сообщение # 1299    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
"Не промах этот Кливерд", — с иронией подумал Иттрий, — "по жене пропавшей плачет, и сегодняшний момент упускать не хочет. Мелкие любовно-магические услуги ему нужны, знаете ли... А как мы, кстати, в случае чего расплатимся? Неужели Рада умеет приворотную водицу заговаривать? Сийрин..?"
И тут, совершенно внезапно, до Иттрия дошло, что он, вообще-то, тоже маг. Снова маг! С неизвестными ему самому пока способностями.
"А вдруг это я теперь буду приворотами заниматься?" — мелькнуло в голове у Иттрия. И эта мысль ему не слишком понравилась. — "Вполне себе подходит к тому, чтобы давать отголоски ментального поля. В любом случае, ждать, пока все проявится само, я не собираюсь. Надо будет попробовать себя во всех областях, что я знаю, и все".
Иттрий начал раздавать карты. Пара — крючку, пара — Сийрину, пара — Раде, ну и, наконец, пара себе.
Покер Иттрий любил, понимал, и надеялся сегодня с его помощью подзаработать денег. Однако эта надежда немного померкла к тому моменту, как он раздал карты.
Рада выглядела недовольной. Ее настрой был, мягко говоря, не боевой. Сийрин бросил на раздатчика очень короткий, виноватый взгляд. Про манеру игры орка Иттрий не знал абсолютно ничего. А вдруг он пламенный игрок..? Тогда вообще конец. Будут Кливерду волшебные подарочки в большом изобилии.
Крючку, как первому получившему карты, и полагалось первому предлагать ставку.
Иттрий глянул на свои карты. Тройка, пятерка.
С таким раскладом можно сразу сбрасывать карты.
Ну или немного подерзить...
Сийрин свои карты скинул сразу. Скрестил руки на груди и стал наблюдать за оставшимися игроками.

Июль, откушав морковочки, стал вполне настроен на новые деяния. На поиски новой работы. Снова идти "родственником по найму" ему не хотелось, ох, как не хотелось! А что делать, деньги-то нужны. Избежать обязанности ходить и изображать чьего-то, например, сына, могла помочь только другая работа. И на примете кое-что уже было.
Вайд достал из кармана смятую бумажку: объявление, которое он недавно сорвал с доски. То самое, где предлагалась работа фонарщика. Деньги, видит бог, небольшие, но все-таки деньги. И что важнее, для получения их не придется так себя мучить, как сегодня. Ночь, тишина, отсутствие людей. А ты ходишь по спящим улицам, и лишь разжигаешь огоньки...
"Да. А еще ночью по улицам ходят бездомные собаки", — Июль вздохнул, провел рукой по лбу. — "Ну, идеальной работы все равно не бывает".
С такими мыслями молодой некромант отправился разыскивать дом, где предлагалась работа фонарщика.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 01-Дек-2014, 00:56:08 | Сообщение # 1300    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Ещё перед самым началом игры Грог, которому наскучили человеческие игры и интриги, ткнулся мокрым носом Раде под локоть и вышел из заведения, провожаемый удивлённым взглядом официантов. Всё время пьянки он как обычно молча дремал под столом в хозяйкиных ногах. Дремать в душном помещении ему наскучило и он решил удалиться. Рада по старой памяти хотела было его остановить, но вспомнила, что даже если он сейчас ввяжется в драку, то хуже будет только ему. А ещё Рада не завидовала тому, кто решился бы ввязаться в драку с Грогом.
Пёс вышел, отряхнулся, повёл носом и потрусил вперёд по улочке. Некоторые прохожие, завидев такого телёнка, испуганно прижимались к стеночке, а Грог деликатно останавливался, или отходил подальше, показывая, что никаких злых намерений не имеет. Пёс добежал до парка, попил из прудика, повалялся в траве и вдосталь почесал спину, довольно ворча. Отыскал палочку, слегка поиграл сам с собой, порычал, попрыгал, улёгся на землю и почесал зубы о крепкое дерево. Большая часть бродячих собак обходила его стороной, пока он не забрёл на чужую территорию. Тогда на него выскочила отважная маленькая шавка и громко залаяла, предупреждая. Грог не стал спорить, развернулся и ушёл. И снова побежал вдоль улочек. И бежал, пока не уловил знакомый запах. Впереди шёл Июль, судя по всему он направлялся к какому-то дома. Грог тихонько, на расстоянии, побрёл за ним.

Карты наконец раздали. Судя по всему, не слишком удачно, Сийрин сразу сдался. Определить какие карты достались Иттрию было сложно, а заглядывать через руку ведьма не стала. Ей досталась червовая десятка и бубновый валет. Начало неплохое, можно и рискнуть. Ведьма кинула короткий взгляд на противника — тот довольно улыбался смотря в карты и даже не пытался скрыть своей радости. То ли блефовал, то ли ему правда вышло что-то очень неплохое.
— Ставлю пять монет, — бодро начал Кливерд и демонстративно отсчитал монеты. Заодно и раздал каждому "казну".
— Поддерживаю, - ведьма подвинула к общей куче пять монет.
— А вы? - Крючок вопросительно вскинул брови, посмотрел на Иттрия. Воин исподлобья глянул на противника, помолчал, и молча подвинул пять монет. Крючок повышать не стал. Вероятно, карты у него на руках были не самые сильные. А может быть он просто осторожничал.
На стол легли три карты из колоды: пиковая дама, двойка и семёрка. Повисло напряжённое молчание.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Понедельник, 01-Дек-2014, 16:58:12 | Сообщение # 1301    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Первый кон — вводный. Отличная возможность ознакомиться с противниками, ведя себя осторожно, не разбивая лоб на излишнем риске.
Флоп. Он не порадовал Иттрия совсем. Даже пары нет, какой-то жалкой пары. Расклад оставляет шансы на стрит, но вероятность выпадения нужных карт очень мала.
"А-а, лучше бы я сбросился", — констатировал Иттрий. Впрочем, на его лице сожаление прочитать было невозможно. Напротив, воин позволил себе дернуть правым уголком рта, будто бы он в последний момент удержал улыбку. — "Но раз я не сделал этого сразу, то уж что теперь..?"
— Повышаю, — Иттрий выдвинул вперед не слишком робкую, но и не слишком борзую ставку в три монеты.
Сийрин, который сначала пожалел о своем фолде, увидев в раскладе семерку (вот сразу пара бы получилась!), перестал о том жалеть, увидев лицо Иттрия. Кажется, мужчине повезло. Вот и отлично, не будем ему мешать, пусть обыгрывает Кливерда. Все равно за общее дело втроем боремся.

Грог довольно долго оставался вне поля зрения Июля, пока, наконец, неизбежное-таки не случилось. Июль вляпался в какую-то неприятную массу, нагнулся, чтобы рассмотреть убытки, и заметил за своей спиной огромную черную тень, которая мягко отошла в сторону и затаилась за колодцем. Некромант быстро выпрямился, и, позабыв об испачканной обуви, поспешил вперед, к маячившей впереди светлой улице.
"И зачем? Собаки не боятся света!" — иронично фыркнул про себя некромант. И тут же подумал о другом, уже куда менее весело: — "Но собаки не бывают такими большими! А что, если это баргест?!"
Июль лишь только видел смутно промелькнувший собачий силуэт, но уже уверовал, что видел на нем и огромные когти, и оскаленную пасть, и горящие желтые глаза, и тускло светящуюся шерсть.
"Тогда я правильно иду на свет. Там посижу, навешу себе охранное заклинание от приведений. Если пустить кровь, то энергии хватит. Ну, ножик у меня для таких целей всегда с собой", — такими мыслями некромант себя почти успокоил. Но тут пришли новые, незваные:
"А если это все-таки просто собака?!"— только-только успокоившееся сердце Июля зашлось в дикой истерике.
От собаки, черт ее дери, некромантские чары не помогают.
Уж лучше баргест, честное слово.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 04-Дек-2014, 20:51:08 | Сообщение # 1302    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Рада тихонечко вздохнула, оценив свои шансы. Шансы, которых, в общем, не было. У неё на руках десятка и валет, на столе дама, тройка и семёрка.
— Повышаю, - тут же раздалось рядом и Иттрий подвинул вперёд три монеты. Рада прикусила губу, смотря себе в карты.
— Поддерживаю! – радостно возопил Крючок и добавил денег в общую кучу, — Миледи?
Рада, высоко и удивлённо, с видом «я тут не при чём», подняла глаза. Секунды три смотрела на противника, а после опустила карты на стол.
— Миледи пас, - и чему-то широко улыбнулась одними губами. Глаза совершенно не разделяли радости нижних соседей.
— Угу, - удовлетворённо прогудел противник, — поехали дальше.
Он едва заметно поправился на стуле и обернулся к Иттрию. Недолгая пауза, и Крючок потянулся к колоде. Иттрий кивнул. На стол легла очередная карта — бубновая тройка.

От Грога не укрылась паника, зародившаяся среди молодого некроманта. И слишком поздно он вспомнил, что вообще-то Июль панически боится собак. Так боится, что Грог очень отчётливо ощущал запах исходящего от него ужаса. Осталось решить, что теперь. Выскочить к нему на встречу и сразу обозначить себя, как друга и товарища? И тогда либо Июль умрёт от разрыва сердца, либо от испуга проклянёт Грога до седьмого колена. Не пойдёт. Продолжать крадучись ползти? Тоже плохо. Может быть, прекратить преследование? М-м-м-м...но Грогу казалось это подлым. Напугал человека просто так, ни за что.
Немного спустя псу в голову пришла гениальная идея. Стоило ему только подумать, и тело начало принимать другую форму.
— Мя-я-ау! - как можно громче просигналил он и вышел из своего укрытия. Не прекращая мяукать и призывно мурлыкать, держа хвост пистолетом бодро направился к Июлю.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 06-Дек-2014, 01:17:41 | Сообщение # 1303    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Тройка, пятерка. Дама, двойка, семерка. Тройка.
Одна слабая пара (но все-таки пара! Даже такую комбинацию не в любой игре соберешь), и призрачный шанс на то, что одна, последняя, карта, выдаст что-нибудь хорошее.
Можно рискнуть, да. Но — пожалуй, не повышая. И еще, если пятая карта выйдет неудачной, надо сброситься. Иттрий совершенно не желал показывать Крючку прямо в первом раунде, что он готов рисковать, имея на руках очень сомнительные карты. Пусть для Крючка останется тайной Иттриев расклад.
— Ну, чек, — Иттрий пожал плечами.
Крючок явно не в первый раз садился за стол играть в покер. Иттрий полагал, что его осторожный "чек" после радостного повышения может возыметь интересное воздействие: он мог бы заставить Крючка считать, что Иттрию попало что-то действительно хорошее, и теперь он пытается осторожничать напоказ, чтобы не спугнуть противника и вынудить его повысить ставку.
Принимать повышение более, чем на две монеты, Иттрий не собирался. И еще в случае печального для него ривера собирался отказаться от финальных торгов и сброситься, дабы оставить свой расклад тайной для Кливерда. Все-таки пара из троек — это слабый шанс. Тем более, что противник выглядит уверенно, радостно принял повышение, и, вероятнее всего, имеет на руках что-то хорошее. Хотя и не идеальное.
Возможно, это просто туз. Старшая карта такого достоинства часто дает людям необоснованную уверенность, Иттрий наблюдал это в покере не раз. А меж тем, одинокий туз побьют даже две тройки.

Вообще-то Вайд побаивался многих животных, не только собак. Птицы, коровы, крысы — это тоже ужасно. Черви — бесконечно омерзительно, но к ним, в силу специфики профессии, пришлось выработать терпение. Очень настороженно к лошадям, и где возможно, Июль предпочитал передвигаться пешком. И далее и далее, и прочее и прочее.
Но кошек Июль любил. Очень-очень. И совершенно не боялся. Поэтому к большому черному коту, что шел к нему навстречу, громко мяукая, Июль сам пошел на встречу. Даже невзирая на то, что кот появился со стороны страшной собаки. Точнее, особенно потому, что кот появился с той стороны!
— Что, тот пес тебя выкурил? — Июль наклонился к коту, дал ему понюхать свою руку. То ли некроманту казалось из-за полутьмы, то ли Грог правда выглядел жалко из-за того, что напугал товарища. — У-у, ну ничего. Уйдем отсюда. Ты не против?
Вайд перехватил кота под брюхо (бережно!) и усадил его себе на плечи. Кажется, большому коту было там не очень уютно, особенно по соседству с шипастым ошейником, который, как обычно, был на шее некроманта — просто на всякий случай, вдруг какой мертвец вспомнит и пожалует в гости, серебряные шипы на шее неплохая от него защита.
Вспомнив про шипы, Июль потянулся к своей шее, снял ошейник и сунул его в карман, чтобы котику было удобнее. Кстати, природу котика Июль понял тогда, когда взял его на руки. Он почувствовал то, что не смог почувствовал Сийрин — все-таки магический уровень Вайда был неизмеримо выше, и даже с почти опустошенным резервом он мог делать то, о чем большинство магов и мечтать не могли.
— А, это ты, Грог, — поприветствовал метаморфа Июль. И тут понял еще кое-что. — М-м... А о происхождении той черной собаки, что пряталась за колодцем, ты, случайно, не догадываешься?



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 09-Дек-2014, 03:31:28 | Сообщение # 1304    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 09-Дек-2014, 19:24:32

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5711
Репутация: 1385
Вес голоса: 10
Кливерд на время застыл, побарабанил пальцами по столу, очевидно показывая свои раздумья. Затем карту из колоды положил на стол — оказалась трефовая дама.
— Повышать будете? - довольно резко спросил Крючок, пристально глядя на воина.
— Нет, — ответил Иттрий и скинул карты на стол рубашкой вверх.
— Момент истины? - спросил он и раскрыл карты. Выкладывал по одной, медленно. Валет и тройка. Выложив все карты с интересом посмотрел на Иттрия, и перевернул его карты.
— Как интересно, - сказал он, улыбнувшись. И у Иттрия, и у Кливерда было по паре троек.
— Ничья. Кто раздаёт?
— Я, - отозвалась ведьма и сгребла карты в руки. Хорошенько их перемешав, при том держа руки на виду, раздала каждому по две карты. Итого у неё самой на руках оказалась червовая десятка и червовый же туз.

Грог сразу ощутил, что поступил правильно — увидев кота Вайд моментально успокоился. Видимо, к кошкам он относился с нежностью. Грога он усадил себе на плечи, где ему было непривычно и не слишком комфортно. Он постарался пристроиться поудобнее, и в итоге просто обмяк, словно воротник, вытянув лапы вниз. Особенно это хорошо у Грога вышло тогда, когда Июль снял с шеи колючий ошейник, который совершенно не доставлял коту удобств.
— А, это ты, Грог, — поприветствовал метаморфа Июль. И тут понял еще кое-что. — М-м... А о происхождении той черной собаки, что пряталась за колодцем, ты, случайно, не догадываешься?
Ме5таморф понял, что обманывать никого не желает, а учитывая то, что им с Вайдом ещё долгое время придётся путешествовать вместе. лучше будет если он привыкнет к собачьему, наиболее привычному облику Грога.
— Ну, вообще-то...Вообще-то это я и был, - виновато изрёк кот, — Но я совсем не хотел тебя пугать. А вообще знаешь, — кот спрыгнул с плеч некроманта на землю и принялся тереться спиной о его ноги, заглядывая жёлтыми глазами в лицо недавно приобретённого знакомого, — Я вообще-то привык быть собакой. Это, можно сказать, моя суть. А в кошачьем теле мне и вовсе неуютно. Давай я сейчас снова стану большим псом? И не причиню тебе вреда. Даже буду оберегать тебя от нападок других собак если они нам повстречаются. М? Привыкать всё равно когда-то придётся, уж поверь мне. Если тебе это тяжело, я могу потом стать для тебя. например, змеёй. пауком, котом, птицей — кем скажешь.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 10-Дек-2014, 19:35:03 | Сообщение # 1305    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 971
Вес голоса: 9
Если бы у Иттрия сейчас, как и раньше, были при себе кинжалы, то один из них непременно бы воткнулся в стол между пальцев Кливерда в тот момент, когда ушлый игрок протянул загребущие лапки к сброшенным картам Иттрия. Посмотреть захотелось? Любопытно? А нечего. Сбросить карты — регламентированная возможность оставить знание своих карт только у себя. Сброшенные карты подсматривать не принято, в некоторых случаях это даже совершенно запрещено, но, к сожалению, сегодня особого уговора на этот счет не было. Иттрию даже в голову не пришло, что надо оговаривать настолько естественные правила.
Так что воин в каком-то смысле даже опешил, и растерялся, когда свершился акт вандализма. Ну, будь кинжалы, понятно — тут рефлексы работают. А без кинжалов? За руку хватать Крючка?
В общем, в каком-то смысле Кливерд оказался хитрее, и посмотрел карты противника, пока этот самый противник исходил внутренним негодованием и думал, как бы повежливее Кливерду сломать руку.
— Дурной тон — смотреть сброшенные карты, — в итоге Иттрий ограничился только замечанием. Замечание воин произнес флегматично, чуть растягивая слова, как будто ему, в общем-то, было все равно, а вот Кливерд опозорился.
Рада раздала новую партию карт.
У Иттрия оказались девятка и король.
Сийрин возрадовался, вполне заметно для других, получив на руки две дамы. Ну, это же почти точно победа! Надо повышать.
Ставки приняты.
Флоп принес девятку, десятку и тройку.
Повысим? Повысим.
Дама.
Сийрин весь светится.
Повысим? Сброс. Сброс. ..Пободаемся!
Ривер принес короля.
Иттрий пошел ва-банк, и в "моменте истины" Сийрин сгреб себе все "фишки", оставив воина банкротом, а Кливерда и Раду слегка обедневшими.
Впрочем, на следующем раунде орк поделился своим богатством с Радой. А еще на следующем обоих обанкротил Кливерд.
— Одно желание у меня уже есть, — усмехнувшись, протянул Крючок, перемешивая карты.

— Хорошо, что ты сразу спросил про всяких зверюшек, а не стал пугать меня ими по очереди, — Вайд, выслушав Грога, покачал головой. — Если бы после собаки я увидел змею или ворону, то тебе пришлось бы доставлять Рейну мой хладный труп. Хотя нет-нет, мой хладный труп вовсе не будет неподвижно лежать на земле, но все равно после моей смерти я стал бы вам нравится гораздо меньше.
Июль изобразил что-то, похожее на улыбку морозного утра. Вообще-то шутить на тему собственной смерти у некромантов считалось дурным тоном, но мало кто мог удержаться от такого соблазна.
— Ладно, Грог, давай во пса, если тебе так удобнее. Я же буду знать, что это ты, так что все нормально, — Июль вздохнул, — но знаешь, чисто на мой вкус, кот из тебя получается куда более симпатичный.
Некромнат вернул на шею свой ошейник, и после, с Грогом рядышком, продолжил двигаться по указанному в записке адресу.
И в компании метаморфа было действительно спокойнее. Можно было не опасаться коварной собачьей стаи, что может поджидать за любым углом...
Фонарщиком оказался сухонький, старенький дедушка, очень похожий на привидение. С ним Июль как-то сразу нашел общий язык. Выяснилось, что у фонарщика последние дни резко усилились боли в коленях, и ему тяжело ходить и освещать целый квартал. И вообще, давно пора на покой, внуков нянчить... Так что надо искать себе замену.
Вайд мигом порекомендовал фонарщику услуги Сийрина, добавив на свой страх и риск, что целитель "за знакомство скидку сделает", и готовый, в случае возможного орочьего недовольства, эту "скидку" возместить из своего кармана. Все-таки очень жалко было, что старый фонарщик даже ходить уже едва может.
Фонарщик обрадовался, заулыбался беззубым ртом, назвал Вайда "славным мальчиком". Вайду была приятна такая реакция.
Потом фонарщик выдал Вайду соответствующий инвентарь: легкую складную лесенку, шест, огниво, бутыль с керосином и связку фитилей, а так же карту района с отмеченным маршрутом, по которому надо пройтись. Июль покивал и сказал, что без проблем справится.
И вот первый в жизни рабочий день на постоянной основе у Вайда начался.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 87 из 93«1285868788899293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк