[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 88 из 93«1286878889909293»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
По небесной глади во врата ада.
ЙошЪ Дата: Вторник, 23-Дек-2014, 14:02:07 | Сообщение # 1306    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— А мы, кстати, долго ли тут играть будет? - едва сдерживая раздражение спросила ведьма. Игра ей не просто наскучила, она ей осточертела едва ли не до колик. Но раз за разом приходилось принимать или повышать ставки и стараться продумать свои ходы и действия противника. А так не хотелось. Ужас.
— Как пожелает дама, - улыбнувшись ответил Крючок.
— Угу, - тягуче промычала Рада отчетливо поняв, что от одного её желания игра не прекратится. Да и нечестно было бы так поступать по отношению к своим товарищам — Иттрию и Сийрину.
— Давайте хоть поговорим, что ли, - снова выдала ведьма лениво принимая карты и заглядывая в них. Бубновый туз и бубновая же десятка. Начало неплохое, но Раде было плевать. Она мельком обвела взглядом присутствующих. Иттрий сидел сосредоточенный, с каменным лицом. Сийрин выглядел чересчур задумчивым. Крючок как всегда загадочно улыбался.
— О чём поговорим? - живо поинтересовался хозяин вечера оторвавшись от карт.
— Да хоть о букашках, - пробурчала Рада, — Вот у вас откуда столько денег?
— О, это интересная история, - Кливерд широко улыбнулся, подвинул на середину стола три монеты, — Ставлю три.
Я приехал издалека. Молодой, кроме ветра в голове почти ничего не имел. Да ещё и ограбили меня в первую же неделю. Я тогда ушёл в горы, надеясь или найти там ответ, или умереть. Но нашёл кое-что получше.
— Клад? - лениво и безразлично спросила ведьма, параллельно молчаливым жестом поддерживая ставку.
— Именно, - ещё шире улыбнулся Кливерд. Рада очень выразительно посмотрела на него. Такого ответа она никак не ожидала. Во-первых, потому что такой исход несколько абсурден. Во-вторых, потому что натолкнуться на некий клад случайно, если это только не какое-то проклятое золото, которое только и жаждет завладеть чьей-то судьбой, почти невозможно. Нет, конечно, бывает всякое, но поверить в такое просто так тяжело. Хотя кто сказал, что Кливер нашёл золото? Может это был драгоценный минерал, или ещё что-то, что можно было бы очень выгодно продать.
— И что это было?
— Нечто очень древнее, ценное и очень интересное! Господа будут повышать, или...?
— А у вас много родственников? - резко спросила Рада.
— На том свете целая толпа, - буднично ответил Кливерд.
— Понятно. Господа там собираются повышать, или что? - ведьма обратилась к Сийрину и Иттрию.

Грог был рад тому, что всё кончилось мирно. Вайд даже милостиво разрешил ему принять привычный и удобный облик. Пёс медленно шагал вдоль улочек рядом с левой ногой некроманта. Они останавливались, Грог садился и терпеливо ждал, а Вайд делал свою работу. Было в этом всё даже что-то романтичное. И молчалось хорошо.
— Вайд, а можно спросить? - Грогов бас проскользнул по ночной тишине. Июль кивнул.
— Как ты стал некромантом? Кто-то учил, или что? Где ты вырос и с кем?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 23-Дек-2014, 22:43:56 | Сообщение # 1307    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Господа собираются повышать, — согласился Иттрий. Сийрин вяло кивнул, не выражая от повышения особой радости и надежды, но желая-таки рискнуть.
С Радиной наводки игра была скрашена разговорами. Это немного отвлекало, но отвлекало всех.
По итогам уже многих партий можно было сказать, что Кливерд еще тот игрок. Стреляный воробей, твердый орешек, отменный игрок в покер. Победы сыпались ему больше других, и Иттрий подозревал, что дело было не в феноменальной удачливости Крючка, а в его шикарном понимании стратегии игры. Удачливость как раз-таки сегодня улыбалась Сийрину, но, как выяснилось почти сразу, игрок из орка был аховый. Все эмоции у него можно было прочитать на лице, хотя тот и пытался врать мимикой (малоуспешно), и при этом стоп-кран у товарища целителя оказался туговат. Он несколько раз выигрывал по-крупному за счет своих раскладов, но уже в следующих ходах спускал свой капитал, рискуя там, где не стоило бы. По крайней мере с его говорящей физиономией...
А Иттрий медленно, но верно выращивал свою кучку золота. То, что он уже насобирал, хватило бы на поход в оружейный магазин за простым снаряжением на всю команду.
Но все равно Крючок набрал победой больше. И выиграл уже аж целых четыре желания.
Иттрий уже думал, что этот раунд должен стать последним (денег хватит, желаний тоже), как к столу подошли два молодца лет тридцати. Они были очень похожи друг на друга: братья, очевидно.
— Мы к-как р-раз ищем к-компанию, — немного заикаясь, но не из-за неуверенности, а физиологически сказал один из мужчин. — С-сегодня здесь п-покер не в моде.
— А у вас самый разгар, — улыбнувшись, покивал братец заики. — Не примете в свою компанию?
Расширения компании, кажется, не хотел никто. Но один из братьев тут же нашел выход: поставил в центр стола бутылку дорогущего коллекционного вина со всемирноизвестным названием и лукаво улыбнулся.
Иттрий стал уже резко "за".
— А что ставить-то будете? — меланхолично поинтересовался Сийрин. Он не был против компании. Все равно с этими тремя орк в явном убытке... Вдруг хотя бы эти молодцы окажутся худшими игроками, чем он.
— Много чего. От банальных денег до... — второй молодец обернулся к первому, — Вал, у тебя эти побрякушечки от того мага остались?
Вал кивнул, порылся в карманах, вытащил оттуда небольшой полотняный мешочек, в котором могли бы уместиться несколько яблок, и кинул его на стол.
Иттрий со своего места почувствовал, как оттуда фонит магией.
— Скупщик оценил их очень дорого, — молодец без дефектов речи нагнулся, развязал тесемки мешка, открывая взору магические финтифлюшки. Что они из себя значат, нельзя было понять, пока не возьмешь в руку, но Сийрин мог авторитетно утверждать, что несколько штучек были основательно накачаны силой. Такое пригодится всегда. — Но продавать выигрыш... обидно, как-то. А нам такое все равно ни к чему. Так что, играем?

Было в работе фонарщика что-то романтичное. Прогулка по тихим ночным улицам, внесение света во тьму, купание в лунных лучах, отблесках огня, и своих собственных, спокойных, как равнинная река мыслях.
Июль даже почти позабыл, что рядом с ним идет Грог. Но зато пес — нет. Он не просто трусил рядом с юным фонарщиком, но и, как оказалось, о нем думал.
— Вайд, а можно спросить? Как ты стал некромантом? Кто-то учил, или что? Где ты вырос и с кем?
Грог подошел опасно близко к той теме, о которой Июль не желал говорить ни с кем и ни при каких обстоятельствах, однако сложный вопрос метаморф задал в весьма размытых границах, так что опасную зону можно было обогнуть по большому крюку, что некромант и сделал.
— Я некромантом, в первую очередь, родился, — Июль начал отвечать с самого простого и по совместительству с самого первого вопроса. Голос парня тек размеренно, и невозможно было понять, рад он упомянутому им обстоятельству, или нет. — Каждый маг имеет особенное сродство с одним-единственным видом энергии. С этой энергией ему очень просто работать, он понимает ее на интуитивном уровне, видит так, как никто другой. Нельзя самому выбрать свою родную энергию, она к магу... прилагается. Так вот, мне приложилась энергия распада. Сила, которая стала ничьей, которая разлита по всему миру повсеместно, которую развеять куда сложнее, чем собрать... Я говорю о той энергии, что остается от любого существа после его смерти. Она очень специфическая. Можно слепить из нее и кривой, слабый файербол, но ее истинное применение — некромантия.
Теоретически я мог отказаться от пути некроманта, и заняться чем-нибудь более обычным. Стал бы предсказателем, например. Маги стихии огня ведь тоже способны вызвать дождь, но это уже будет стоить у них совсем других затрат энергий и будет требовать наличия определенных теоретических познаний. Только вот как бы огненный маг не старался, он все равно никогда не достигнет тех высот в сотворении водных заклинаний, каких легко и без особых стараний достиг бы в сотворении огненных.
Июль ненадолго замолчал, поняв, что стал отклоняться от темы. Эх, откуда такое желание почесать языком? Неужто ночная романтика навеяла..? Некромант вставил в рот самокрутку, поджег ее в своей обычной рисковой манере, затянулся и продолжил:
— Вот и со мной бы получилось точно так же, уйди я в другую область. Мои способности проявились рано, лет в пять. И почти сразу же выяснились мои наклонности. Для родителей это был тяжелейший удар. Со мной занимались несколько магов, пытались наставить меня на "путь истинный", учили кто чему. Кто телепатии, кто стихийным заклятиям. Я учился потихоньку. Но параллельно учился и сам. В огромной, темной библиотеке, полной высоких шкафов и передвижных лестниц. По некоторым причинам я имел туда свободный доступ. А нынешние владельцы библиотеки даже не догадывались, какие фолианты у них хранятся... Ну а я их изучал. Читал. Практиковал.
Мои наставники не могли не заметить, как увеличились мои способности к магии, и адекватно не приписывали их своим заслугам. Меня выследили, застукали, и разразился огромный скандал. В библиотеку вход мне был строго воспрещен, некромантия категорически запрещена, занятия с наставниками-магами стали проводиться едва ли не круглосуточно. Я жил так почти два года. И мог бы и привыкнуть, наверное, но...
Вайд поднял к глазам правую руку, зажег на ладони трепещущий зеленый огонек. Полюбовался на него, потом решительным жестом сжал пальцы в кулак, развеивая магию.
— ...но я уже попробовал кое-что большее. Ту мощь энергетических потоков, которую я никогда бы не вызвал вне некромантии. Я услышал, как магия поет, увидел ее подлунные танцы, получил над ней абсолютную власть. Ничего подобного мне не мог показать ни один мой наставник, или, точнее, я не мог у него этому научиться. И меня тянуло обратно, тянуло к этому могуществу, я хотел больше, чем мне было разрешено. И я сделал выбор. Отказался от всего, чтобы жить в своем мире. Остался совершенно один в четырнадцать лет, но зато мне больше никто ничему не мешал. У меня не было больше наставников, ни одного. Некромантии я учился сам. Жил где получится. Уже тогда мои способности были на грани Второй категории, это очень много, и без подработок я не оставался. Обычно делал амулеты, заряжал их силой и продавал, а на вырученные деньги покупал книги, читал их днем, а ночью шел с новыми знаниями на кладбище. Вот так я и жил. Один, пока не встретил Рейна. Вернее, он меня нашел по наводке одного старика-отшельника, у которого я когда-то купил пару десятков интереснейших книг. И волчара навязал мне свое общество. Я сначала был не рад, но потом привык. А потом рад. А потом Рейн попросил помочь ему вернуть вас, и я согласился. Вот и вся история.
Вайд поднял голову, задумчиво выдохнул навстречу звездному небу табачный дым.
Да, на словах получалось все просто. С точки зрения обучения некромантии это было действительно так. А вот жизни... О, Вайд, выброшенный в реальную жизнь, тогда еще совершенно не приспособленный к одиночному существованию, много раз подходил к опасному краю.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 25-Дек-2014, 04:07:50 | Сообщение # 1308    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Когда к столу подошли двое мужчин и выявили желание присоединиться к игре, Рада посмотрела на них с такой прожигаемой ненавистью, что могла бы спокойно прожечь в них дыру насквозь. Но сперва два брата зарекомендовали себя среди мужчин — поставив на стол бутылку отменного вина — а после и среди Рады. Точнее, среди магической части компании, коей было большинство. Как только на стол опустился заветный мешочек все трое отреагировали, каждый по своему. Иттрий почти не подал виду, разве что едва заметно любопытно вскинул бровь. Сийрин подался вперёд и как будто бы повёл носом, вынюхивая. Рада тоже подалась вперёд, да так резко, что стол слегка пошатнулся.
— Садитесь же играть! Кто там сдаёт у нас? - очень бодро предложила она, протягивая загребущие ручки к сокровищам. Трогать, всё же, не рискнула пока, мало ли, но интересовали эти вещички её очень. Она ясно ощущала здесь довольно мощные амулеты, и тёмные. и светлые, и нейтральные. Странно, что все они лежали в куче — им там вместе было весьма некомфортно. Это ведьма тоже ощутила. Так или иначе, а она сама не отказалась бы от парочки таких побрякушек.
Сдавать выпало Сийрину. Орк перемешал карты и раздал каждому его порцию. Раде достался валет и тройка.

Грог слушал внимательно, не перебивая. С интересом. Слушателем он вообще был хорошим. Вайд рассказывал как будто очень буднично, но пронзительно чувствовалось, как много ещё он скрывает за этими словами. Грог слушал и живо представлял. Воображение услужливо рисовало разные картины. Иногда они уходили в разрез с рассказом, но это было просто буйство фантазии. Грога так или иначе очень умилял маленький субтильный мальчик, каким он видел Июля. Растрёпанные, сосредоточенный, но с горящими глазами. Сидит на голой земле скрестив ноги и листает книжку. Листает жадно, задыхаясь глотая знания большими кусками.
А вот он же. Ходит за прилавками рыночными, воровато озираясь. Хвать — торговец не углядел, выскочил из-за прилавка, да ему догнать. Только босые пятки блеснули.
Грог умилялся и умилялся. Всё это было немножко похоже на его с Радой историю. В действительности, конечно, мало похожего, но где-то там, в воображении, очень похоже.
— А почему ты так легко согласился вернуть нас? Это ведь потребовало от тебя столько сил. И мы — совсем незнакомые тебе люди. Я не силён в магии, но уверен, что для ритуала потребовались жертвы или что-то вроде. Хоть для тебя это и привычное дело, но...что тебе с того? Какая выгода?
Грог немного подумал и добавил.
— Ты только не подумай, мы все очень благодарны тебе. Там, где мы были, лучше никому не находиться. И то, что мы пережили, не переживать бы никому и никогда.

***

Жизнь в таборе потихоньку текла своим чередом. Ямерт слегка с опаской теперь поглядывал на Михэя. В то же время он испытывал что-то вроде лёгкого сострадания наблюдая за его страданиями, совершенно Ямерту непонятными. Тагар активно подрастал, осваивал кое-какие дрессировочные навыки. Уже запомнил своё имя и прибегал, стоило его позвать. Любимым место его стала крыша фургона Эйш.
Кузней по прежнему ночами уходи с Бах в лес. Возвращался через пару часов с уставшей и вымотанной девочкой на руках. Как правило она крепко спала. Тогда Ямерт передавал её бабушке и сам отправлялся спать.
Заметив, как мужчина возится с Бахт, прочие детки в таборе тоже стали проявлять к нему интерес и использовать его преимущественно как ездового коня. Стоило ему присесть как тут же набегали детишки и наперебой лезли к нему на шею. Родители некоторых были категорически против, но после попривыкли. Несколько раз некоторые мамаши даже оставляли своих чад на попечение волка.
А тем временем табор медленно, но верно приближался к Янтарной. места уже были совсем знакомы. Стоило бы поговорить с Эйш.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 25-Дек-2014, 17:44:29 | Сообщение # 1309    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Игры на желания кончились. Остались игры на деньги и на амулеты.
— Для начала я поставлю вот это симпатичный... — один из братцев сунул руку в мешок, вытащил оттуда один из амулетов и брякнул его на стол. — Вот эту симпатичную... Прищепку? Да, милую, маленькую ониксовую прищепку.
Второй брат комментировать ставку не стал, просто выложил на стол случайно ухваченный амулет: стеклянный шарик на цепочке. Уважаемые маги компании могли по одному наистандартнейшему виду амулета понять, что он заряжен нейтрально, чистой силой, и представляет собой универсальную "батарейку" для любых задач. Вещь очень полезная. А вот что там за "прищепка", непонятно.
Со ставкой от остальных игроков по два золотых игра началась.
Имея вальта и семерку, собрав с общим раскладом тройку, немного обыграв это и выдавив из игры братца с флешем, сгреб все со стола к себе Иттрий. Сферу сразу повесил себе на шею, а "прищепку", подержав в руках, положил в карман. Назначение артефакта Иттрий понял плохо, все-таки его магические способности находились на слабом уровне, хотя по сравнению с прошлыми немного выросли по непонятным причинам, и это ощущалось. В общем, про прищепку воин смог понять только то, что это ведьмовский артефакт, каким-то образом используемый на растения. И это явно не проклятие, наоборот, что-то хорошее. Наливные яблочки так они, что ли, выращивают..?
Иттрий надеялся, что что-нибудь посерьезнее.
— Мне играть не на что, — печально произнес Сийрин, подперев щеку рукой, — Иттрий, одолжишь..?
Иттрий одолжил. Вернее, вернул целителю то, что ему причиталось за провод всей компании в город. При этом воин надеялся, что проиграет деньги орк именно ему, обратно.
Но нет. Сийрин, опять каким-то чудом собрав прекрасную комбинацию, резко обогатил свой банк и стал обладателем двух амулетов: брошки-змейки (ее целитель долго крутил в руках, потом счастливо улыбнулся и прикрепил себе на ворот рубашки), и костяной иглы на веревке. Иглу Сийрин взял в руки и тут же так брезгливо скорчился, будто это была не игла, а противный паук. Впрочем нет, к пауку орк отнесся бы с куда большей симпатией, чем к этому. Против пауков Сийрин не имел ничего, а вот против смертельных проклятий... о-оо, очень даже.
Мощный амулет жег кожу сквозь рубашку, не буквально, но фигурально. Тем не менее Сийрин был рад, что мерзотный артефакт выпал именно ему, а не кому-нибудь другому... тому, кто мог бы использовать его по назначению.
Следующие раунды шли с переменным успехом. Братья играли не то чтобы хорошо, но достаточно, чтобы Сийрин опять остался банкротом. С большим сожалением поставил он змейку, и змейка ушла обратно к своим владельцам.
— Теперь чего? — полюбопытствовал братец, заинтересованно смотря на орка. — Ту костяную колючку выставишь?
— Нет, — мрачно ответил Сийрин, думая, что у него имеется при себе ценного.
— Тогда... — брат подался вперед, с прищуром посмотрел на сережку в ухе орка. — Хм, камушек красивый. Цепочка серебряная, да..?
— Нет!! — более импульсивно ответил Сийрин, уловив взгляд и поняв намек. — На это я точно играть не буду.
Братец только хмыкнул, думая, "как же, как же". Все равно разведем.
Но не развели. Сийрин стянул с хвоста ленту и, скабрезно улыбаясь, пояснил, с чьего подола она срезана и подарена в знак глубочайшего, ээ.. восхищения. Братья тут же оживились, возрадовались, сразу же поверив Сийрину (в то, что одноглазый орк смог обольстить саму баронессу Лякхайн, своей небесной красотой известную, помогли поверить уже изрядные дозы алкоголя в крови. Ну и в какой-то мере стиль покерной игры Сийрина: тот наглядно убедил, что врать сей товарищ не умеет в принципе).
К слову, алкоголя было выпито уже очень и очень много. Бутылка с коллекционным вином (ничего примечательного на вкус в нем, кстати, не было) опустела, к ней присоединились еще штук пять пустых подружек попроще, и игроки выглядели соответствующе. Для большинства стадия веселости уже миновала, наступила стадия большого хаоса в голове.
За игрой следили уже плохо. Лента с подола сиятельной баронессы ушла Иттрию, амулет со змейкой — Раде, ну и дальше... Что-то там было...
Сжимая в руке опустевший мешок с некогда амулетами, упал на пол и захрапел братец-заика. Второй лежал более аккуратно, на лавочке. Иттрий лежал лицом в стол, укрывшись от света большим карточным веером. Сийрин облокачивался плечом о стенку, очень задумчиво взирая на опустевший стол. Несмотря на большую пьяность, в последних раундах орк не участвовал: ставить больше нечего было из того, что он был готов поставить. Доигрывали остальные, и то... кое-как. Уже на устных договоренностях, которые орк не слушал, думая о чем-то своем.
А Иттрий, которому было посулено кое-что интересное, этого уже не помнил.

...немногим ранее
— Это не просто конь! Конь - огонь, я тебе говорю! Бери конем мой проигрыш, не пожалеешь! Он особенный, необычный, никогда-никогда такого другого не встретишь! — активно пропагандировал свой товар Вал, который даже заикаться спьяну стал меньше.
— А.. ээ, побрякушечки..? — Иттрий цапнул рукой мешочек, но амулетов в нем больше не было.
— Нет побрякушечек. Только лошадка, — Вал вздохнул, — от сердца отрываю. Больше нет у меня ничего, чтобы ставить. Хотя... Может, ты хочешь дом под Кирскими Болотами? Избушечка старая, там еще дед мой жил, но...
— Ладно, давай лошадку, — проворчал Иттрий. Что толку с избушки... А лошадь - кляча, конечно. Ну и ладно. — Будет чем отужинать...
— Ты, это... есть его не смей, — мигом насупился Вал, но от своего решения отдать проигрыш конем не отказался.

— Господа. Заведение закрывается. — Иттрия тронул за плечо подошедший сзади охранник. Иттрий дернул плечом, сбрасывая его руку.
— Господа! — голос прозвучал настойчивее.
— Еще вина принеси, мальчик, — пробурчал в стол Иттрий. От его слов охранник насупился.
— Я буду вынужден вас выдворить, господа.
И выдворение началось, да.
Первых аккуратно вынесли и сгрузили на лавочку напротив таверны братишек за то, что один из них успел наблевать прямо на полу. А потом пришла очередь остальных.
— Ладно-ладно. Я.. сам! — заплетающимся языком сказал Иттрий, кое-как поднялся с лавки и сильно виляющей походкой отправился к выходу. Обернулся на полпути, разыскивая глазами, где там жена. — Ра... Радушка-а?
К финишному порогу первым подошел Сийрин. Он не был пьян меньше остальных, просто он шел один, а не как Рада и Иттрий, которые поддерживали друг друга и оттого становились еще более медлительными.
На пороге орк нерешительно замер.
В какую сторону идти домой, он не помнил. Сюда пришел по следу Радиной магии, не особо обращая внимание на окрестности. В трезвом состоянии он, пожалуй бы, нашелся, но сейчас... так лееень... И вообще, все кружится перед глазами, поди-ка разбери, по какому переулку ты раньше шел, а по какому - нет. Тут дай бог хотя бы в любой переулок вписаться, а не в стену его домов...
— Где дом? — весьма неразборчиво поинтересовался Сийрин у подошедших Рады и Иттрия.
Иттрий затруднился с ответом. Его прекрасное чувство ориентирования спьяну не работало.

Вайд с посмотрел на Грога с легким удивлением.
— Как почему согласился? Меня же Рейн попросил, — некромант сказал это таким тоном, как будто объяснял наиочевиднейшие вещи.
Конечно, просил он вернуть с того света совершенно незнакомых Июлю людей, на которых Июлю было совершенно плевать. Но... простая просьба друга, а остальное неважно.
— И выгода мне была, между прочим, правда я понял это не сразу, — некромант улыбнулся на одну сторону. — Знаешь, это была исключительная возможность практики. Такое захочешь — не найдешь. А тут..! Сами предложили, артефакт необходимый на блюдечке выложили. Мне было безумно интересно готовить ритуал, Грог. И сам ритуал... уникален. Будет о чем в кресле перед камином вспоминать, о чем своим ученикам рассказывать. К слову, сюрпризы еще не кончились. Во время ритуала произошло несколько странных вещей — не волнуйся, ничего плохого, просто... неожиданностей несколько — в которых я еще с большим удовольствием буду разбираться. Вот только восстановлю свой резерв для начала.

***

Янтарная становилась все ближе.
Лилия сама не замечала, как глубоко погрузилась в общественную жизнь. Она стирала общие вещи, готовила еду, приглядывала за детишками, говорила о разном с женщинами у костра... И ей это нравилось. Правда, царапало то, что цыгане не относились к ней как к своей, как к равной, но наверное они бы никогда не смогли принять в свое общество чужеземку. Лилия это поняла и приняла.
Время в таборе не прошло даром. Лилия научилась готовить цыганскую еду (вкусную!), переняла некоторые полезные навыки о травах от Эйш, подружилась с сестрой Михея, заводной и веселой девушкой. Вспомнила свою молодость, так сказать.
В груди у знахарки появилась грусть, когда он поняла, что настали их последние деньки в таборе.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 30-Дек-2014, 02:17:16 | Сообщение # 1310    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Рада с нескрываемым сожалением проводила скрывшуюся в кармане Иттрия ониксовую прищепку. Уж она-то отлично понимала, какая эта полезная для любой ведьмы вещь. Впрочем, кроме того, что она надеялась прищепочку у Иттрия отжать, тоже разжилась кое-какими богатствами. Немного денег и несколько амулетов из заметного мешочка. Перекочевавшая ей от Сийрина змейка, парочка простеньких силовых амулетов, и один крайне ценный, как сама Рада считала — с виду просто черный шар их обсидиана, идеально ровный. Однако же холод он излучал такой, что было ясно — это не просто камень мёртвых, это очень можно заряженный камень мёртвых. Самой Раде он вряд ли бы пригодился, а вот Арму или Июлю — вполне может быть.
За игрой исчезал и алкоголь, весьма стремительно притом. В искусстве опьянения ведьма от товарищей не отставала, не смотря на все данные себе обещания. В результате же когда работник заведения настойчиво стал выпроваживать товарищей Рада с трудом соображала, не то что держалась на ногах. И как на зло ужасно клонило в сон.
— И-т-трий... - отозвалась она на зов супруга и одноврменно и повиснув на нём сама, и поддерживая его, двинулась к выходу. Сийрин не отставал. Где-то позади остались два брата и Крючок. Последний что-то протестующе мычал официантам. А те, к слову, обращались с ним куда любезнее, чем с прочими.
— Где дом? — весьма неразборчиво поинтересовался Сийрин у подошедших Рады и Иттрия.
— Х-хрший вопрос, - ответила Рада и попыталась осмотреться. Вышло так себе. Темно и всё вертится перед глазами, — Давайте спросим Грога. Гр-гро-о-ог! - призыв вышел не самым внушительным, прямо скажем, никаким. Это не считая того, что Рада начисто упустило тот факт, что Грога уже давно не было с ней рядом. Срабатывал старый рефлекс, видимо, что друг всегда где-то близко. К тому же. он не пьёт, а значит, в таких сложных ситуациях на него можно положиться.
— Что-то нет его. Обделся ч-что-ли...Пойдёмте п-прямо, - скомандовала ведьма и решительно двинулась вперёд.

— Это что ещё за странные вещи? - оживился Грог и навострил уши. Он не сомневался, что в целом катастрофы никакой не произошло, но всё равно было интересно. Ответит Вайд, правда, не успел. Левое ухо Грога будто само собой повернулось в сторону, а потом в туже сторону повернулась и вся голова пса.
— Там, кажется, наши... - пристыженно сказал Грог. Пристыженно потому что понимал, что там все просто в дым пьяные. Он едва ли не запах алкоголя чуял уже. Ну и пьяную перебранку слышал отлично.
— Я пойду их встречу. А то ведь они могут и... - что они могут метаморф так толком и не пояснил, но решительно двинулся на звуки. Вскоре уже и Вайд мог услышать строенный счастливо-пьяный вопль, слившийся из знакомых голосов, двух мужских и одного женского. Это Грог их нашёл и теперь вёл к амбару. Размышляя, не воспользоваться ли случаем и не цапнуть ли каждого за удобное для цапанья место.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 30-Дек-2014, 13:20:14 | Сообщение # 1311    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Вайд поспешил следом за Грогом, полагая, что в доставке пьяных до дому может потребоваться его помощь.
И она требовалась. Правда, некромант справлялся так себе.
Всю дорогу до дома пьяницы беспробудно орали. Они то спорили о чем-то, то громко ржали, то затягивали песни-марши. Марши! Это кто же додумался-то?!
— Тише, тише! — Вайд семенил то сзади, то сбоку, то спереди. Но куда там! Своими призывами некромант только подливал масла в огонь страстей.
Одно было хорошее: путь до амбара выдался долгим. Пьяненьких сил надолго не хватило, и к амбару троица подплелась уже почти затихшая. Когда кто-то что-то орал, то уже один.
— Ну... тише! Хозяева выйдут, выгонят! — без надежды на успех попробовал снова увещевать Июль. Будь у некроманта все силы при себе, он бы просто накрыл амбар звуконепроницаемым барьером, и дело в шляпе. Всем хорошо. Но сил не было... Июль, впрочем, чувствовал наличие у компании очень мощных амулетов (самый вкусный — у Рады), и мог бы от них подпитаться, но... нельзя. Чужое.
Вдруг послышался громкий, глухой звук. Это дружная троица попыталась войти в узкую дверь амбара, не расцепляясь. И, конечно, не прошла. Ситуация ничему не научила пьянчуг, и через пару секунд звук повторился снова.

Рейн заслышал приближение друзей задолго до того, как троица начала безуспешно ломиться в открытую дверь. По далеким пьяным окрикам.
"О боженьки, опять..." — Рейн перевернулся на другой бок, издал протяжный мученический стон. — "А третий кто там? Наш доктор употребляет спирт не только наружно? О-оо бооо-жее!"
Как же не хотелось вставать! Вот бы эти крики просто снились...
Но нет. Через какое-то время алкоголики подошли к амбару. Бам-мм. Потом еще бам-мм.
От жалости к себе Рейн переключился на злобу на алкашей. Всех сразу и этих конкретных. Парень спрыгнул с кровати и направился на улицу, у дверей растолкав сцепку Рада-Иттрий-Сийрин. Конечно, на ногах никто из них не устоял. А Рейн же пошел дальше, сверкая глазами и играя желваками — в кусты, оборачиваться. Эту ночь он планировал досыпать на улице, подальше от ненавистных им алкогольных паров.
— Рейн! — охнул вслед волчонку Июль. Но Рейну было плевать.

Таким образом, решать проблемы дальше пришлось Июлю. Грог теперь мог помогать больше морально: рук же нет...
Впрочем, кое-чем Рейн все-таки помог, уходя: расцепил алкоголиков, и теперь они сидели на земле поодиночке. Уже проще.
Вайд решил начать с самой сложной проблемы. Точнее, с самой тяжелой.
— Вставай. Пойдем баиньки, — некромант потянул за руку Иттрия.
— Рррано ж ищщо, — зевнув, неразборчиво выговорил воин, не пытаясь подняться. Вайд потянул сильнее, упираясь ногами в землю, но куда там.
— На кровати водка, — подсказал Грог.
— Водка?! — обрадовался Иттрий. — Ччтож вы с-сразу не ск...
Воин поднялся с земли, покачнулся и ухватился за опрометчиво подставленное плечо Вайда. Некромант сам чуть не упал на землю.
— Водка. Кровать. Пойдем, — сцепив зубы, приговаривал Июль, с большим трудом доставляя почти повиснувшего на нем Иттрия до кровати.
И свершилось, ура! Первый алкоголик занял свое место на краю кровати, ближайшее к двери. И, судя по раздавшемуся похрапыванию, уснул сразу же.
Второй в очереди на перевозку значился Сийрин. С этим пошло проще. Поначалу.
— Вот мы и дошли, — оповестил Вайд орка перед самой кроватью. Но Сийрин, кажется, не понял: так и стоял, сцепив руки в замок на правом плече Вайда, и уткнувшись лбом в его левое плечо. Вайд передернул обоими плечами: — Дошли, говорю. Ложись. Эй..? Ты что, заснул что ли?!
Июль попробовал ресцепить руки Сийрина и высвободиться из его объятий, но это было бесполезно. Потом он догадался высвободиться из хватки, просто уйдя вниз. Направленный толчок — и, ура, орк тоже на кровати. Так и не проснулся.
Когда Июль вернулся за Радой, его ждали два открытия. Первое: Рада уже валялась на земле, тыкая пальцами в звезды. Второе: судя по грохоту из амбара, кто-то упал с кровати.
Раду удалось перенести на кровать на ручках, хотя ведьма и пыталась вяло отбрыкиваться и просилась обратно, "к небушш-ку".
А упал с кровати и продолжал досыпать на полу Иттрий.
— Я ж его не подниму! — покачал головой Июль.
И пришлось воину досыпать остаток ночи на полу. Июль и Грог сделали его ночевку комфортной, насколько это возможно при данных условиях: натаскали со всего амбара тряпок и укутали им воина со всех сторон.
Убедившись, что все спят, Июль отправился доделывать свою фонарщическую работу, оставив пьяных на попечение Грога.

...
Первым проснулся Сийрин. Не сразу сообразил, где он находится и что вчера было. Ах, да... Орк приложил руку ко лбу. Голова была тяжелой, болела, но не слишком сильно. Можно пережить. А вот сухость во рту дичайшая. Но вставать и идти за водой лень, просто ууужас! Как же жизнь несправедлива! Вот бы кто-нибудь принес прямо сюда, прямо сейчас, свежего яблочного соку...
Сийрин поправил чуть съехавшую повязку, вытянулся во весь рост и позволил издать себе сладкий стон пробуждения. Раскинул руки, повернулся на бок, и вдруг обнаружил, что он на кровати не один.
Слева спала (или, вернее, уже не спала) Рада. Рядышком совсем. Вот почему тепло всю ночь было... Сразу как-то стыдно стало за стон и раскидывание рук.
А справа кто? Иттрий, выходит? Сийрин повернулся на другую сторону. Нет, Вайд. Лежит на краюшке кровати, свернувшись в клубочек.
Слова "с добрым утром" из горла не выходили. Сийрин молча сполз с кровати и направился на улицу, к бочке с холодной, чистой и прекрасной водой.
Улица встретила орка раздражающе-солнечно. Но ничего... за амбаром бочка... а все остальное не важно. А вот и она, сладкая! Сийрин поплескал воды себе в лицо, а потом и вовсе сунул голову под воду целиком, глотая холодную жидкость. Нет, как же все-таки хорошо...
Где-то рядом послышалось шевеление.
— Рейн? — предположил Сийрин, не оборачиваясь.
"Рейн" кашлянул. Хрипло так, глухо, как старичок. Орк обернулся и вправду увидел старичка.
— Осип я, — снова кашлянув, представился старик. Настоящий старик, седой, сморщенный, с палочкой для ходьбы. — Мне бы целителя Сийрина увидеть. А вы тоже к нему?
Сийрин почувствовал, как к его лицу приливает краска. Нда-а, не такую встречу со своим первым клиентом на этом месте он представлял... И откуда только пронюхать успели о целителе, звезда-то еще не висит. Шэр сказала?
— Я целитель, — был вынужден признаться он. — Так, кхм... что у вас случилось?
Глаза старика стали большие, как медные пятаки. Видимо, встречу с целителем он тоже представлял себе совсем иначе.
— Меня Вайде к вам направил, — забормотал он, опустив глаза в землю, — скидочку за знакомство посулил... А у меня, энто... Ноги не ходють. До вас еле-еде дошел. Лечиться пробовал, нашими методами, народными, да все не помогает. И дерьмом свиным мазал, и яйца змеиные пил, да все без толку. Болят, аж сил терпеть нет! К ночи особенно.
— Будет скидочка, — кивнул Сийрин. Для начала работы на новом месте скидки — это очень хорошо, пусть реклама от старика исходит. Только какая она будет? Что целитель местный на бомжа-алкоголика похож..? — Снимайте штаны, я вас посмотрю.
— Прямо здесь?! — охнул старик.
Сийрин пристыженно кивнул. Место для лечения он еще оборудовать не успел.
...Тем не менее, несмотря на все сложности (и солнце в глаз неимоверно слепит, и вода, уже неприятно-холодная на спину с волос течет, и надо не забывать отворачиваться и не дышать в сторону пациента перегаром, и быть сконцентрированным, чтобы руки не так заметно тряслись), лечение окончилось успешно. Старик почувствовал улучшение сразу же, заплатил деньги и очень от души поблагодарил доктора, несмотря на то, что поначалу отнесся к нему очень скептически, и не ушел только потому, что дойти сюда неимоверных трудов стоило.
— Я знакомым о вас расскажу! — от чистого сердца пообещал старик, уходя.
"А может, все-таки не надо..?" — жалобно подумал Сийрин, вспоминая, как у него несмотря на все старания позорно дрожали руки, когда он накладывал заклинание.
Когда старик ушел, за спиной послышался издевательский смешок. А вот это уже точно Рейн.
— Видел бы ты себя со стороны..! — фыркнул волчонок. — Я бы к такому точно лечиться не пошел. И старик бы тот убежал, если бы мог.
Сийрин философски пожал плечами.
— Зато теперь он убегать может, — коротко сказал он, и на этом на попытке Рейна поиздеваться был поставлен крест. Но не на всем диалоге.
— Ты что, обручился?
Сийрин не сразу понял, что Рейн имеет ввиду. Потом, проследив за насмешливым взглядом волчонка, заметил у себя на безымянном пальце простое металлическое кольцо. Ну как простое... Накачанное магией под завязку.
— Х-мм... — Сийрин нахмурил брови, снял кольцо и надел его обратно, — я же вчера все проиграл, кроме иглы...
— Так вы еще и играли?! — охнул Рейн.
— Не волнуйся. Рада и Иттрий в плюсе, — проворчал Сийрин.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 30-Дек-2014, 15:09:29 | Сообщение # 1312    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 30-Дек-2014, 15:22:36

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Встреча товарищей не предвещала ничего хорошего и приятного — так и вышло. Все трое были невозможно пьяны, шли по улицам крепко сцепленные друг с другом, невообразимо шатаясь из стороны в сторону, напевая несуразные песни, очень шумели и источали непередаваемый запах. Грог тяжело вздохнул и принял свой рок. Хорошо, очень хорошо, что рядом был верный Вайд, сам бы метаморф не справился точно. Всё, что он мог бы предпринять — это гнать алкоголиков покусываю их за зад, как пастушья овчарка. Хотя, мог бы ещё обернуться медведем и просто перетащить каждого насильно. Но зная непростой нрав каждого из друзей это могло кончится плохо. Может быть Рада и Иттрий бы его ещё и узнала, а вот узнал бы, скажем, Сийрин — было вопросом. И чтобы орк предпринял увидев перед собой огромного зверя пока оставалось загадкой.
С усилием, с руганью, потратив немало нервов и физических сил все трое были доставлены до амбарной кровати. Хотя Раде вот, например, совсем не хотелось уходить с нагретого мета. Прямо над ней располагалось такое далёкое, но такое волшебное звёздное небо. А тут вдруг кто-то схватил, мир завертелся кругом и пред глазами возникло чьё-то скучное плечо. Рада надула губы и лениво, сколько смогла, поболтала ногами в воздухе. Но как только оказалась на кровати сразу же сладко застонала и моментально провалилась в сон. Не сказать, к слову, что это было так уж приятно — не-е-ет. Стоило закрыть глаза как Раду словно начинало со страшной силой затягивать в сильный водоворот и там швырять из стороны в сторону. Слава богу длилось это не долго и вскоре закончилось, на смену водовороту пришла мёртвая тишина и темнота. И продлилось это до тех пор, пока назойливые лучи солнца не вторглись в сладкий сон.
Ведьма поморщилась и едва пошевелила головой, которая тут же подсказала, что это была плохая идея, и тревожить сейчас голову лучше не стоит. А то будет бо-бо. Во рту не то что кошки побывали, там, такое ощущение, располагался целый скотный двор. Больше всего хотелось сейчас напиться холодной воды и пожевать перечной мяты.
Наконец удалось разлепить глаза. И снова чьё-то плечо совсем рядом. Справедливо рассудив, что это может быть только Иттрий, Рада уж было потянула к нему ручки, но вовремя заметила непривычно длинные и тёмные волосы. Сийрин, так его! Сильно удивиться Рада не могла никак, это тоже было больно, но в недоумении она замерла. Немного подумав толкнула орка рукой, скорее от досады, что он оказался не тем, кого она ожидала увидеть, чем от желания разбудить. Но Сийрин проснулся. Проснулся, что-то простонал, и начал ну очень сладко потягиваться. Тут уж Рада не выдержала и собрав все свои силы и всё возмущение, на которое была только способна, нахмурилась очень строго. На деле же ведьма выглядела просто слегка заспанной, и закономерно хмурой, но никак своим видом не внушала страх смерти.
Сийрин как-то странно глянул на Раду, встал и вышел. Рада проводила его с сожалением. А заодно обнаружила с собой рядом на кровати ещё и Июля. А где же, чёрт побери, Иттрий?
"Проиграли мы его, что ли?" - мелькнула в голове дурацкая мысль. Рада решительно приподнялась и осмотрелась. Вот прямо рядом с кроватью лежит Грог, на самом краю спит Вайд, а Иттрия всё так и не видно.
— Грог..., - девушка хотела спросить, не видел ли пёс Иттрия, но сама ужаснулась звучанию своего осипшего голоса. А пёс уже давно за ней наблюдал и вильнул ей хвостом.
Ладно, хочешь не хочешь, а нужно вылезать. Как бы ещё сделать это так, чтобы Вайда не помять. Никак, ага. Рада поползла прямо по нему, питая зыбкую надежду, что некромант очень крепко спит. Зато она сразу нашла Иттрия! Он спал прямо внизу. Отступать уже было поздно, так что Рада сползла вниз по Вайду и рухнула прямо на Иттрия.
— Вставай, - безапелляционно заявила она и поспешила ретироваться от супружеского недовольства.
Ведьма явилась этому миру из дверей амбара мрачнее тучи. Всклокоченная, помятая, со следами подушки на щеке, издававшая неповторимый аромат, не твёрдо стоявшая на ногах.
— Доброутро, - пробурчала она Сийрину и какому-то старику. Что там был за старик она и разбираться не хотела. А вот и вожделенная бочка. Туда ведьма с удовольствием окунула буйную голову, одновременно и остужая горячие виски и напиваясь вдоволь. Во время процедуры в голову ведьмы пришла мысль, что старик — это же первый Сийринов клиент! Как бы не спугнуть его, что ли. Ведьма поправилась, отряхнулась как могла, зачерпнула воды из бочки в кружку и направилась обратно в амбар.
— Доброе утро! - уже бодрее, улыбнувшись и махнув старику рукой сказала она и скрылась в амбаре. Иттрий ещё не встал, но уже шевелился. Рада присела рядом и молча поставила ему на лоб кружку с водой.

— Вы что тут, самогон всю ночь гнали? - раздался уставший голос Арма в дверях. Парень стоял слегка растерянный, но зато крепко сжимал в руке мешочек, в котором угадывались монеты.
— А я тут кое-что принёс вот, - и доверительно протянул свою первую зарплату старшим товарищам.

***

— Если я хорошо помню эти места и меня не путает бес, то через день мы уже будем проезжать окрестности Янтарной, - проговорил Ямерт. Он сидел в повозке Эйш, Бахт располагалась у него на коленях, а старая цыганка рылась в сундуке.
— Бес тебя не путает.
— Так и что? Мы сумеем уйти? Или мне придётся оставить вам свою правую руку?
— Тшш! - Бахт оживилась и ладошками закрыла Ямерту рот. Она прекрасно чувствовала, как оборотень злится. Он и правда злился, путешествие с цыганами ему порядком осточертело. И в первую очередь потому что у него были другие и очень важные при том дела. Не будь их, он бы, может, и остался. Народ к нему стал относиться теплее, нескольких молодых парней он даже научил расчищать и ковать лошадей, Ямерт со всё большим удовольствием брался за работу, и работу ему всё чаще предлагали под стать. Но живо было в оборотне несжигаемое чувство мести и сильной вины. Пусть он уже знал, что не виноват, но всё равно сколько-то корил себя. Мог же быть осторожнее. Он ведь знал, что Юлар не так прост.
— Волк, ты сам виноват! Лучше бы тебя убили сразу, не было бы проблем на мою голову, — взорвалась ведьма, но быстро остыла, — Народ вас теперь так просто не отпустит. Сегодня будем говорить. Будь готов вечером. Это будет сложно.

***

Вдоль лесных троп бродил высокий, с прямой спиной и седой бородой старик. Шёл не спеша, глубоко дышал, слушал, что шепчет ему лес. На плечо села синичка и что-то ласково запела ему в ухо.
— Да что ты! Неужто гости у нас будут? - обрадовался Алонсон, — Так подготовиться нужно, баньку нагреть. Гости-то особые. Поможете мне?
Синичка чирикнула, вспорхнула и улетела. А Алонсон, радостно потирая руки, направился к дому скорее.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Вторник, 30-Дек-2014, 18:06:01 | Сообщение # 1313    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Активное Радино переползание к двери разбудило, конечно, Июля. Ведьма хорошенько подавила некроманта локтями, но он вслух не пожаловался, терпел молча, жалуясь на свою тяжкую судьбу исключительно мысленно.
Зато Иттрий, когда на него свалилась Рада, не молчал, а забормотал грязные ругательства. Когда услышал Радин голос — тут же пристыженно замолк. Но Рада успела куда-то уйти, прежде чем Иттрий начал каяться в сквернословии.
— А сильно мы вчера... ну.. ? — поинтересовался Иттрий, мельком приметив, что Июль смотрит на него с кровати. Смотреть долго на кого-то воину было почти физически больно. Свет из двери ангара резал глаза не хуже, чем нож.
— Я не буду рассказывать, ладно? — миролюбиво предложил Июль. Иттрий вздрогнул сразу по двум причинам: во-первых, поняв, что вчера они вели себя плохо, а во-вторых от звучания голоса Вайда, хотя говорил некромант вовсе не громко и не противным тембром. Просто реакция похмельного на любой внешний раздражитель.
Через какое-то время вернулась Рада, села рядом и поставила на лоб что-то божественно холодное.
— Я тебя обожаю, жена, — сипло проговорил Иттрий, снимая кружку со лба, присаживаясь и выпивая всю воду залпом. М-мм. Сразу стало намного лучше, хотя от хорошего самочувствия по-прежнему очень далеко. Голова продолжала раскалываться, как будто в нее изнутри били железными палками, но хотя бы сушняк отпустил, и гадкий привкус засранного мухами стойла во рту нивелировался.
Иттрий привалился спиной к кровати, закрыл глаза и хотел было опять отправиться в царство дремы, но вдруг случилось кое-что страшное: кровать зашевелилась! Иттрий резко отпрянул (как он думал сам: а на деле просто вяло отодвинулся в сторону), обернулся и увидел, что это всего лишь рука Вайда, которую он защемил между своей спиной и кроватью.
— Чего ты тут сидишь? — довольно недружелюбно поинтересовался воин.
— Да так... — туманно отозвался Вайд, ничуть не обидевшись. И вдруг подпрыгнул на кровати: — Ну, как! Интересно, интересно! Что вы за амулеты такие набрали, откуда?! Мне они всю ночь снились. Особенно тот, который у Рады в левом кармане.
— Амуле-еты? — протянул Иттрий. Нахмурился. — Ах да, точно. Амулеты.
Воин пошарил по своим карманам, да вывалил на кровать все накопленное добро. Две "батарейки", ониксовая прищепка непонятного назначения, короткий, сантиметров в семь мраморный жезл с резной головкой, деревянное кольцо и стеклянная фигурка в виде члена. Маленького такого, сантиметра в три. Вспомнив, что должно быть еще кое-что, Иттрий покопался в карманах получше и добавил к амулетам сережку-гвоздик с красным прозрачным камушком.
— Ну, я лично богат этим, — говорил Иттрий с трудом, думал — тоже. Но с амулетами стоило разобраться, потому что некоторые из них требовали особого хранения и бережного обращения. Вон, одну из энергетических сфер Иттрий уже подавил во сне: по ее боку расползлась трещина, и непонятно теперь, что это предвещает. — Ну, эээ... с "батарейками" все понятно. Прищепка — это ведьминский арсенал, растительный. Рада, зачем он нужен? Жезл содержит мощный заряд боевой магии из арсенала Высших, "Солнечный луч", в этом я уверен. Член, э-ээ. Ничего понять не могу. Сережка — это из эмоциональной сферы, дает покров неотразимости, а-ля "самая обаятельная и привлекательная". Или "самый". Его надо поддерживать силой, даже когда он не работает, иначе разрушится. Кольцо — что-то наоборот. Тоже эмоции. Снимает эмоциональные проклятия..? Х-м. Не уверен в его действии, но уверен, что артефакт одноразовый. Помогай, Рада. А у тебя там что?
Июль пока просто наблюдал за всеми действиями с кровати, не вмешиваясь. Пусть сами разберутся со своими артефактами, а если с чем сами не справятся, то тогда пусть спрашивают профессиональное мнение мага Первой категории.
— Подарки разбираете? — послышался от двери голос Сийрина. Орк подошел ближе, из любопытства посмотреть, что же там такого наковыряли товарищи. — Я тоже кое-что у себя нашел. Никто не помнит, откуда оно у меня?
Целитель покрутил непонятно откуда взявшееся колечко на пальце.
— Ерунда какая-то, — пожаловался он, — на этом артефакте очень мощная защита. Очень. Я даже предположить не могу, для чего он нужен.
А вот сунь к амулету нос Рейн, он бы почувствовал. Он бы намекнул... так намекнул, оскалившись, да вздыбив шерсть. Хотя сам бы не понял, что все это значит, лишь только почувствовал бы дикий страх и безбрежную панику.
Иттрий потянулся к кольцу Сийрина, коснулся его, но тоже ничего не понял. Появилось ощущение, что головой в глухую стену ударился. Брр, как неприятно.
Зато, протягивая руку к Сийрину, Иттрий обнаружил еще один вчерашний трофей: синюю ленту, повязанную на своем запястье.
Сийрин проводил ее сожалеющим взором. Иттрий пошло ухмыльнулся.
— А ты что, правда сиятельную Лякхайн... того? — не выдержал и поинтересовался воин.
Баронессу знали все. Героиня устных преданий, книг и плакатов борделей. И при всем при этом славу Госпожа имела особы недоступной, потому и столь желанной.
— Иттрий, кого я только не... того, — поморщился Сийрин. Сейчас, с похмелья, когда никакие сексуальные эмоции были не в радость, рассказывать о баронессе не хотелось.
А вспомнить было что..!
Рада почему-то не радостно глядела на сей сексуальный трофей, что ныне украшал запястье Иттрия. Иттрий взгляд поймал, вздохнул, ленту развязал и протянул ее Сийрину.
— На. Забирай.
— Но, Иттрий... Ты же выиграл! — Сийрин очень удивился. Раньше ему никто-никто не пытался отдать честно выигранное.
— Да забирай, — воин ухмыльнулся. Он был уверен, что поступает правильно. — На кой он мне. Я бы носил ленту только с Радушкиного платья, хоть она меня платьями вовсе и не балует... Да и вообще, мне ленту некуда повязывать: у меня волосы слишком короткие.
— Ну... раз так, — Сийрин скромно улыбнулся, забрал свой сексуальный трофей и водворил его на прежнее место, кое-как перевязав мокрые волосы.
На фоне богатства амулетами богатство Арма оказалось в тени. Крестьянина скупо похвалили, забрали денежки и положили их на кровать, к амулетам.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 31-Дек-2014, 02:33:09 | Сообщение # 1314    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Тяжело, со скрипами и абсолютным нежеланием это делать, но и Иттрий проснулся тоже. Предложенную ему воду он выпил с большим удовольствием и не побрезговал возблагодарить супругу за это. Правда, хитрец после лёгких оздоровительных процедур решился было снова задремать и ни к чему не иметь дела, но помешал этому Вайд.
— Ну, как! Интересно, интересно! Что вы за амулеты такие набрали, откуда?! Мне они всю ночь снились. Особенно тот, который у Рады в левом кармане, - неожиданно эмоционально для себя взорвался вдруг некромант и едва не запрыгал на кровати, словно ребёнок, которому пообещали прямо сейчас вручить пять кило конфет. Рада вздрогнула от слишком резкого шума, потом переварила, что только что изрёк Вайд. Так вот что так мешало ей спать на левом боку!
— Точно! - Рада полезла в карман и извлекла оттуда обсидиан, — Как раз хотела тебе его отдать. Ничего от тебя не скроешь! - ведьма слегка обиделась, поскольку вспомнила, что, во-первых, она ещё точно не решила кому отдать камень мёртвых, а во-вторых, если уж вручать его Вайду (что вероятнее, конечно), что как-то торжественно. Мол, вот, я для тебя тут выиграла безделушку. А он бы был такой удивлённый, радостный и растроганный. А ведьма бы немножко поделала бы вид, что ей это ничего не стоило, для неё делать такие подарки вообще пустяк, а потом конечно сказала бы, что очень рада, что Июлю нравится. А тут он обо всё уже знает, и как чувствует, что это ему. Ну а подумать — как иначе? Некромант-то он только один в пределах досягаемости, а самой ведьме такие вещи ни к чему.
— Держи, - ведьма протянула шар Июлю, — Классический чистейший обсидиан, камень мёртвых. Заряжен так, что даже я чувствую. Ты наверняка знаешь про этот камешек больше меня.
А дальше был разбор прочего нажитого добра. Иттрий вывалил всё своё добро на кровать.
— Ну, я лично богат этим. Ну, эээ... с "батарейками" все понятно. Прищепка — это ведьминский арсенал, растительный. Рада, зачем он нужен? Жезл содержит мощный заряд боевой магии из арсенала Высших, "Солнечный луч", в этом я уверен. Член, э-ээ. Ничего понять не могу. Сережка — это из эмоциональной сферы, дает покров неотразимости, а-ля "самая обаятельная и привлекательная". Или "самый". Его надо поддерживать силой, даже когда он не работает, иначе разрушится. Кольцо — что-то наоборот. Тоже эмоции. Снимает эмоциональные проклятия..? Х-м. Не уверен в его действии, но уверен, что артефакт одноразовый. Помогай, Рада. А у тебя там что? В общую кучу ведьма так же сложила свою змейку и оказавшийся у неё совсем простенький, однако тёмный амулет из птичьих лап и перьев.
— Прищепочку ты лучше мне отдай, она тебе всё равно никуда не пригодится, - сразу ответила Рада одновременно с этим утаскивая амулет и пряча в карман, — А мне эта вещь полезная. Многофункциональная, к тому же. С ней и травку особую найти проще будет, и зелью нужных сил придать, и дать вареву обратное действие, например, сделать из эликсира жизни смертельный яд. Кстати, с ядами эта штука тоже отлично справляется. В общем, спасибо, любимый, я довольна. Так. а дальше... - ведьма углубилась в общую кучу, по одному вытаскивая оттуда амулеты, не трогая те, про которые уже Иттрий сказал, — так, с этим ясно, с этим..А это, Ну Иттрий, - Рада повертела у носа супруга амулетом-членом иронично взглянув на него, — Ну это же очевидно. Тебе не пригодится, не волнуйся. Да и он, к слову, очень слабенький, — Рада хотела было отложить амулет, но придержала и покрутила между пальцев, — Я бы его вообще выкинула иди подарила, но может кому-то нужно? - ни один мужской голос не отозвался и ведьма удовлетворённо хмыкнула.
— Обратный ход этот амулет, кажется, тоже даёт, - слегка задумчиво протянула она уже отложив членик, — Не хочу сейчас с ним разбираться. Змейка вот есть хорошая, защитная. От смертельной порчи не убережёт, но разово сильное проклятие отвести сможет. Ну и по мелочи.
Подоспел Сийрин и тоже похвастался трофеями. Точнее только одним, зато мощным. Рада присмотрелась, взялась за ладонь орка даже, посмотрела получше.
— О-о-о...., протянула она, — Если я не ошибаюсь, то когда-то нам это колечко очень бы пригодилось. Я не очень уверена, но на всякий случай лучше с ним к Рейну близко не подходи.
А дальше пресловутая лента с платья известной красотки. Раде она решительно не нравилось, и тем больше, чем дольше она красовалась на запястье Иттрия. Ещё больше не нравились сопроводительный разговоры.
— А ты что, правда сиятельную Лякхайн... того?
— Иттрий, кого я только не... того.
Рада только фыркнула. Тоже мне местный кобелина. А ведь ещё к ней клинья подбивал, нахальная морда.
"И какой бы по счёту я была?" - чуть не спросила ведьма, но решила, что не стоит. В конце концов орк сразу принял её замужнее положение как абсолютную невозможность дальнейшего развития романтических отношений. И славно. Это делало ему хоть какую-то честь.
— На кой он мне. Я бы носил ленту только с Радушкиного платья, хоть она меня платьями вовсе и не балует... Да и вообще, мне ленту некуда повязывать: у меня волосы слишком короткие.
— Порадую ещё, не переживай. Но хорошего понемножку, - улыбнулась ведьма и поднялась.
— Итак, что день грядущий нам сулит? Кстати, - вдруг вспомнила ведьма, — А что и сколько мы проиграли этому мерзкому типу?

***

Вечером весь табор собрался у костра. Собрались там абсолютно все, от мала до велика. Такие вопросы решались сугубо полноколлективно. Ямерт давно заметил, что чем больше народу у костра. тем выше и сам костёр полыхает. Сейчас же он взметывался огромным огненным столбов высь, с треском нагревая воздух. Сам он вместе с Лилией пока сидел в сторонке и ждал по наказу Эйш. Чего ждал — неясно, но сказали ждать. Цыгане говорили долго, Ямерт слышал только обрывки споров и фраз. Лучше и отчётливее всего доносился голос Марта, он яростнее остальных не хотел отпускать такого удобного волку и такую привлекательную ведьму. Потом он частично смирился и первым предложил ведьму оставить, а волка отпустить, или лучше даже убить. Этого Ямерт опасался больше всего. Не смерти, а того, что Лилию цыгане не отпустят. Один, точнее без знахарки, он точно никуда не пошёл бы. Дальше снова споры, кто-то протестовал, предлагал свои варианты. Ямерт даже слышал, кажется, голос Михэя. Зато вот Эйш слышно не было. До тех пор, пока её просто не спросили. И как только это произошло она заговорила. Что именно оборотень не слышал. Говорила она долго.
— Волк! - круг из цыган расступился и все выжидательно уставились на парочку. Оборотень вздохнул и пошёл к ним, внутренне готовясь к самому худшему.
— Мы решили, - сказала Эйш. И замолчала.
— И что же, я могу узнать? - осторожно спросил оборотень.
Цыганка выдержала паузу. вздорхнула, и отчего-то отвернув взгляд громко сказала.
— Мы решили, что ты виноват перед всеми нами. Ты попытался украсть у нас то, что по праву наше, - мужчина сперва не понял, но заметил, что цыганка взглянула на Лилию и всё понял. Еле сдержал смешок. По праву, ага.
— ...ты покалечил нашу лошадь и едва не погубил нашего человека. Ты своим присутствием вселял страх за наш скот и детей...
"Я не ем скот. А уж дети только на мне и виснут последние две недели. Смотрю я, родители просто в панике", - думал оборотень, которому очень не нравились все эти патетические речи.
— ...каждую секунду мы были в опасности рядом с тобой! Но мы решили, что за время твоего рабства ты искупил свою вину. Частично, не полностью. Пусть муки за то, что ты совершил преследуют тебя вечно. Но нам больше нечего ст тебя взять. Завтра ты и твоя ведьма покинут этот табор навсегда.
Эйш закончила. Повисла гробовая тишина.
— Э-э-э..., спасибо, я очень тронут. И конечно я буду до конца своих дней молиться всем богам, чтобы искупить столь тяжкий свой грех перед вами, славный народ.
Когда собрание закончилось Эйш подошла к Ямерту.
— Если не хочешь уйти отсюда с пустыми руками, попрощайся с табором.
— Ты правда думаешь, что они хотят обнять меня на дальний путь? - удивился мужчина.
— Делай что говорю. Постарайся с каждым проститься.
Ямерт пожал плечами в знак согласия. Не слишком ему хотелось это делать, но пренебрегать советами цыганки он явно не собирался.
— Идём! - за руку требовательно тянула Бахт. Сегодня у неё с Ямертом была последняя ночь и упускать её она не собиралась. Оборотень подхватил её на руки и направился в темноту. Лилию он уже почти без опаски мог оставить в компании Эйш и прочих цыган.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 31-Дек-2014, 04:05:15 | Сообщение # 1315    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Разбор амулетов шел полным ходом. Там, где спасовал Иттрий, помогла Рада, определив (и отобрав) прищепку да амулет-член. И даже в колечко металлическое смогла пробиться, обойдя его мощную защиту. Никак тут заслуга особого, ведьминского взгляда, от которого истину укрыть очень сложно.
— А ведь Рейн это колечко первый нашел, — огорчился Сийрин, — хорошо, что я его ему в нос не сунул. По оборотням бьет, да..?
В свете вышесказанного вопрос получался риторическим. Правда, как активировать амулет, Сийрин не имел по-прежнему ни малейшего понятия. Защита, так ее раз так!
Июль же тем временем крутил в руке "камень мертвых", находясь едва ли не в состоянии экстаза. Вряд ли некромант мог обрадоваться больше, даже если бы Рада преподнесла ему подарок с большей пафосностью. Это надо же так с амулетом свезло! Мощный, уххх. Однозарядный правда, но это не беда. Сжимает до минимума очень долгую и кропотливую работу по поднятию абсолютно подчиненных мертвецов, творя их непосредственно из живых людей, практически моментально, за какие-то минуты. Негуманно, да? Тьфу. Что для некроманта, который в буквальном смысле слова по трупам постоянно ходит, гуманность.
— Спасибо! — восторженно сказал Вайд. Вернее, прошипел: эмоции сжали горло. Некромант даже дернулся вперед, имея в мыслях чмокнуть Раду в щечку, но... остановился. Все-таки такое проявление чувств было уже для него совсем перебором, странно, что даже просто такая мысль в голову залетела.
Зато Июлю хватило борзости понаглеть еще немного.
— Это тоже уже не пригодится. Надо использовать амулет сейчас, или он, например, просто взорвется в штанах... Можно мне? — парень потянулся к треснутой энергетической сфере.
— Бери, — кивнул Иттрий.
Июль сжал сферу в руке. Совсем чуть-чуть, и она разошлась трещинами, рассыпалась в руке, вонзаясь в кожу тысячами мелких осколков, окрашиваясь в красный. Но несмотря на жертву, затребованную артефактом (а энергетические сферы почти всегда выбирают боль), некромант выглядел очень довольным. Он чувствовал, как в его опустошенный резерв потекла живительная энергия. Капля в море, но все-таки очень приятно. И плюс еще то, что чем больше энергии в наличии, тем быстрее она восстанавливается. Так что эта капля, помимо всего прочего, еще и немного ускорила возвращение Вайда в стан сильных магов.
Сийрин бросил на руку Вайда взгляд профессиональной беспомощности и тихо вздохнул. Нет, такие раны лечить нельзя. Все равно, что отобрать плату: плохо будет всем.
Июль же совершенно профессионально достал из кармана два платочка, в один ссыпал осколки, а вторым перевязал руку. Такие ранения явно были парню не впервой.
После разбора артефактов Рада вспомнила о проблемах насущных.
— Итак, что день грядущий нам сулит? Кстати, а что и сколько мы проиграли этому мерзкому типу?
— Четыре желания. Четыре же, да..? — Иттрий посмотрел на Сийрина, веря его памяти больше, чем своей.
— Четыре, — подтвердил орк, — потом, к счастью, подсели те братцы, и проигрывать так много мы... вы перестали.
— Отлично, — проворчал Иттрий, — адрес наш Кливерду никто не называл..? Ну, захочет, сам найдет. Хотя нет. Черт, кажется я называл...
Воин устало потер лоб, звенящий от попыток вспомнить вчерашнюю ночь.
А на вопрос "что день грядущий сулит" отозвалась сама судьба в виде маленького белобрысого мальчика, того самого, что прибегал вчера за Вайдом.
— Госпожу Раду через два часа ждет клиент! Пройдемте за мной в штаб, для подготовки, — выпалил мальчик на едином дыхании.
— Соболезную... — тихонько прошелестело с кровати от Вайда.
— А вам, Вайде, еще работать, — Иттрий, сдвинув брови, ткнул пальцем в недораспознанный "эмоционально-очистительный" амулет, а еще на кольцо Сийрина.

***

На большом вечернем собрании долго шли обсуждения. Кто-то говорил "отпустить", кто-то "казнить", кто-кто разделял судьбы Ямерта и Лилии.
Однако сколько веревочке не виться, а конец все равно будет. Так и цыганские обсуждения подошли к концу. Грозную, страшную речь Эйш закончила на удивление удовлетворительно. Вкратце решение цыган сводилось к тому, что пленники будут отпущены. А после решения небольшой совет от той же Эйш: попрощаться с каждым из табора.
Ямерта тут же утащила Бахт. Ну а Лилия, задумчиво оглядевшись вокруг, сама выбрала свою первую "жертву" прощания...
— Он очень теплый, золотце! — Рия, сестра Михэя, заливалась соловьем. Ее подарком был большой, лоскутный плед, при всей своей плотности на удивление легкий. — Мы его всей семьей вязали, берегли для особого случая. И вот... он настал! Береги себя, дорогая. И не позволяй ни холоду, ни кому-нибудь еще кусать себя.
Лилия поблагодарила подругу, прижала плед к груди и улыбнулась. Рия, растроганная этим, обняла Лилию вместе с пледом.
Потом были еще люди. Яра, которая сначала долго не любила Лилию, а потом притерпелась к ней, подарила знахарке пустой мешок для сбора трав с вышивкой. Олег, который сразу был благодушен к гостье, презентовал курительную трубку из красного дерева и мешочек крепкого табаку (если бы Лилия курила..!). Жаз, чье отношения к себе Лилия так и не смогла установить до сего момента, подарил, смущенно улыбаясь, простой букет полевых цветов с запиской внутри, восхваляющей знахаркину красоту. Знахарка растрогалась и даже наградила Жаза поцелуем в щечку.
Были еще люди, и еще, и еще.
А потом наступило утро... Утро прощания.

К Михэю Ямерт зашел последним. Не то потому, что немного опасался странноватого цыгана, не то потому, что он стал ему хорошим товарищем, и именно разговор с ним оборотень хотел оставить напоследок. Как сладкое на десерт.
Разговор происходил у затухающих углей костра, на краю, где поляна смыкается с лесом. Темным, предрассветным лесом.
— Я был рад узнать тебя, Ями, — Михэй улыбнулся, почему-то грустно. Поправил выбившуюся из пучка прядь волос. В угасающем лунном свете блеснула сережка. — Я многое видел о тебе. Я не могу сказать многого, но кое-что важное открою. Следуй словам седобородого старца, хозяина лесной природы. Они приведут тебя к тому, что ты потерял, о чем жалел, и что не надеешься вернуть. Не отпускай от себя Лилию. Вы должны идти вместе, непременно вместе... и еще, с другими... иначе Тварь пробудится окончательно, и не будет ни у кого из нас шанса. Берегись металлического кольца на смуглом пальце. Оно делает с волком... страшные, душераздирающие вещи.
Михей поднял голову к небу, вдохнул холодный ночной воздух. На этом сеанс откровений был закончен. Для Ямерта достаточно, более чем достаточно. На этот раз.
Цыган сделал шаг вперед и, прежде чем Ямерт успел хоть как-то среагировать, прижался своими губами к его губам. Вспыхнувшие в его груди счастье, вожделение, нежность, смешались с кое-чем особенным, со своего рода маленькой частичкой сущности Михэя, которую цыган передал Ямерту через поцелуй.
До обидности короткий, но... столько ночей желаемый...
— Когда потребуется помощь предсказателя, тебе будет достаточно только произнести вслух мое имя, и вспомнить холод этой ночи, — Михэй отступил на шаг назад, потом еще на шаг, и скрылся, растаял среди сумеречных деревьев, оставив Ямерта, совершенно шокированного произошедшим, одного на поляне.
Медленно, тихо, брел цыган прочь от табора. Остаток ночи, все утро он хотел быть как можно дальше отсюда, чтобы не видеть прощание.
Память о поцелуе жгла губы. Михэй коснулся их, почти веря, что от этого воспламенятся пальцы. Но нет.. всего лишь пробежала легка дрожь. Зато начало жечь в другом месте: в уголках глаз. Почти готовые пролиться слезы о недостижимом. Почти готовые, но не пролившиеся: ведь был поцелуй. Ведь Михэй сделал больше, чем ему отводила судьба.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Среда, 31-Дек-2014, 18:40:16 | Сообщение # 1316    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Ох, четыре желание, - безрадостно повторила ведьма, — Что-то мне подсказывает, что одно из них — отыскать его сбежавших родичей в мире мёртвых или живых. Хотя я больше чем уверена, что они мертвы. А ещё он что-то там намекал на любовную магию, связываться с ней....
— Госпожу Раду через два часа ждет клиент! Пройдемте за мной в штаб, для подготовки, — в амбаре появился белобрысый мальчик.
— Иду, - отозвалась Рада, — Придёт Кливерд, ничего ему без меня не обещайте.

В штабе Раду встретил уже знакомый мужчина, как раз тот, кто всех оформлял.
— О, вот и наша девушка. Готова?
— Смотря к чему, если честно, - немного с опаской ответила ведьма.
— Мистеру Нори нужна сегодня спутница на приёме. Ты-то ею и будешь.
— В каком смысле спутница?
— В самом прямом. Человеку его статуса не пристало появляться на важных собраниях без спутницы. Никого особенно не будет волновать в каких ты находишься с ним отношениях. Иди давай, тебя подготовят.
Рада послушалась и последовала за подоспевшей женщиной. Часа полтора Раду всячески мыли, чесали, укладывали волосы, подкрашивали, заковывали в строгое чёрное платье не богато, но в меру расшитое жемчугом и ракушками. На шею легло жемчужное ожерелье, на пальцах красовались тонкие серебряные кольца, в ушах серьги а на правом запястье браслет поверх чёрной, до локтя, атласной перчатки. Волосы уложили в невысокую, простую, но симпатичную прическу и так же украсили жемчугом.
— А всё это обязательно? - ведьма как всегда чрезвычайно не комфортно ощущала себя что в утягивающем корсете, что вся в украшениях, аки ёлка новогодняя.
— Господин за всё платит, ему и распоряжаться.
— Так это он всё придумал? - поразилась ведьма, но ответа не получила. Приготовления закончились и Раду усадили в самую настоящую карету, принадлежавшую, видимо, тоже господину Нори. На ней она добралась до его дома. Там её попросили выйти и пересесть в другую катеру, куда более богаче, запряженную четвёркой вороных красавцев. Сам господин оказался внутри.
— Здравствуйте, любезная, - поприветствовал он. Голос был на диво низкий, басовитый. Господин Нори был мужчиной средних лет, но уже седой бородой, слегка морщинистым лицом. Одет не хуже ведьмы: богатый, расшитый золотом камзол, здоровенная золотая цепь на груди с огромным кулоном из драгоценных камней.
"С таким топиться хорошо", - подумала ведьма.
— Здравствуйте, - поздоровалась она в ответ, — Что от меня сегодня требуется?
— Поменьше говорить в первую очередь. Мы с вами едем на очень важную для меня встречу и я обязан быть там с дамой. Вы должны везде ходить за мной, никакой самостоятельности. Если я ухожу. вы идёте за мной. если вам вдруг понадобится отойти, сперва необходимо поставить меня в известность, но не встревайте в разговоры ни в коем случае. Если вдруг вас спросят — вы дочь моего давнего партнёра, графа Гриндаля, вас зовут Вероника. Ваш отец владеет несколькими шахтами на юге. Всё ясно?
— Да, предельно.
— Замечательно. И ещё одно. Постарайтесь вести себя как подобает дочери знатного человека и моей невесте.
— Изо всех сил, - без особенного энтузиазма ответила ведьма, внутренне приготовившись к очень сложному для себя дню.

***

Ямерт незамедлительно последовал совету Эйш и пошёл прощаться с табором. До первого раза он плохо представлял себе, как будет это делать, но всё оказалось очень легко. Только он приближался к кому-то, как этот кто-то будто бы уже знал зачем оборотень пожаловал. Кто-то крепко обнимал оборотня, кто-то просто жал его руку, и каждый что-то отдавал, не всегда с охотой, но отдавал. Так у него в руках, например, оказались два отличных ножа: охотничий короткий, с широким лезвием, от Богдана, и хорошо выполненный кинжал от Идриса. Женщины делились с мужчиной в основном едой: кто мешочком орехов и сухофруктов, кто вяленым мясом, хлебом. пирогами грибами и квашенной капустой. Вера подарила ему чёрную рубаху из льна с ручной вышивкой — руническая цыганская вязь. Рубаха отлично села на оборотня, и подарку он был рад, а Вере благодарен. руны тоже были непростые — стрелу отвести могли, от сглаза защитить. Март подарил Ямерту пращу.
Эйш вздохнув надела на шею мужчины крупный амулет на кожаном шнурке. Дерево, кожа, железо, всё вместе сплеталось в причудливую, похожую на солнце фигуру. К Бахт Ямерт тоже не с пустыми руками пришёл, подарил ей вырезанную из дерева волчью голову — подвеску на шею. Девочка приняла подарок молча, только немного смущённо улыбнулась.
Последним к кому пришёл Ямерт был Михэй. К нему он шёл как к другу и попрощаться с ним хотел по особому тепло. Цыган тоже не поскупился на дары, но на своеобразные.
— Я многое видел о тебе. Я не могу сказать многого, но кое-что важное открою. Следуй словам седобородого старца, хозяина лесной природы. Они приведут тебя к тому, что ты потерял, о чем жалел, и что не надеешься вернуть. Не отпускай от себя Лилию. Вы должны идти вместе, непременно вместе... и еще, с другими... иначе Тварь пробудится окончательно, и не будет ни у кого из нас шанса. Берегись металлического кольца на смуглом пальце. Оно делает с волком... страшные, душераздирающие вещи.
Оборотень не стал больше ничего спрашивать, знал, что бессмысленно, провидец больше ничего не скажет. Но и за то, что он уже ему открыл, Ямерт был благодарен. Только он хотел что-то сказать, только протянул руку для крепкого рукопожатия, как Михэй вдруг двинулся вперёд и...поцеловал оборотня в губы! Ямерт так опешил, что не сумел даже оттолкнуть наглеца или врезать ему по челюсти, всё слишком быстро случилось.
— Когда потребуется помощь предсказателя, тебе будет достаточно только произнести вслух мое имя, и вспомнить холод этой ночи, - пока жертва совращений приходила в себя цыган скрылся из виду, оставив последнее послание.
— Вряд ли я когда-то захочу её вспоминать, - пробормотал он и принялся яростно натирать губы. А затем панически оглядываться, не видел ли кто.
Ночевал Ямерт в повозке Эйш, от греха.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 01-Янв-2015, 03:24:53 | Сообщение # 1317    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Не будем, — пообещал Иттрий вслед уходящей Раде.
Июль цапнул из кучки деревянное кольцо, без особого интереса покрутил его в руках и сказал:
— Да, он однозарядный. Снимает любовные чары, ставит блок на отворот-приворот. Вот. Я гляжу, маг, которого вы ограбили, был тем еще героем-любовником, да? Сережка, колечко...
— Мы не ограбили, — счел нужным пояснить Иттрий. А то вдруг правда некромант так думает, кто его знает. — Мы выиграли в карты.
— А. Зарабатывали амулеты, проигрывали желания, — совместив слова Рады и Иттрия, Июль сделал гениальный вывод. — Вам это может выйти боком.
"Сам знаю", — раздраженно подумал Иттрий, но вслух ничего не сказал. И чем они только думали вчера..?
— Июль, а кольцо? — напомнил Сийрин, протягивая некроманту сие украшение.
Июль покрутил кольцо между пальцев, удивленно покачал головой. Стена, глухая стена. Маг зажал артефакт в ладонях, силясь услышать его мелодию, но... ее не было. Запор прочен. Медленно, методично обошел Июль "крепость" вокруг, но не нашел ни малейшей трещинки.
— Это кольцо заряжал маг не слабее меня, — медленно сказал Июль. Хотел продолжить, но Сийрин перебил:
— А сам ты..?
— Первой, — признался в категории некромант. Буднично так, будто бы сообщал о том, что свекла сварилась, а не о наличии у себя огромных магических сил.
Сийрин уважительно кивнул. Сам-то орк располагал рангом Третьим, самым средним. Для целительства хватало, на чудеса — уже нет.
Иттрий подумал, а чем теперь обладает он. Раньше болтался в самом низу Пятого, а теперь... вдруг к Четверке подошел? Маловероятно, но проверить стоит.
— Так вот. Я не знаю, что там Рада увидела про оборотней, я не увидел о его назначении ни-че-го. Я не сомневаюсь в ее словах, но... но все равно проверил бы. Дал кольцо понюхать Рейну. Лучше знать об артефакте больше ,чем меньше, — продолжил Июль прерванную тему.
— Насколько это опасно? — уточнил Сийрин.
— Вообще не опасно. Этот артефакт не активируется самопроизвольно, он требует энергетического запала от хозяина. Это все, что я понял. Есть еще то, что я могу предположить с почти стопроцентной уверенностью: артефакт скидывает свою защиту при определенных внешних условиях, и только тогда его можно активировать. Если мы имеем дело с оборотнями, то стоит предполагать полнолуние. Или наличие рядом сразу нескольких особей. Или оборотня в трансформированном состоянии. Экспериментируй, Сийрин.
Июль отдал кольцо владельцу. Тот, немного помявшись, убрал его в нагрудный карман.
"Экспериментировать? Не очень-то мне нужен подобный артефакт", — подумал про себя орк. Но выбрасывать амулет не собирался. Пусть полежит пока... Вдруг приоткроет свои тайны. Сам. Или на него найдется покупатель.
— Ладно, с этим закончили, — Иттрий подтянул к себе вещевой мешок, укутал артефакты в тряпочки, рассовал их по сумке. — Что у вас сегодня по рабочему плану, парни?
— У меня планы на ночь. Я фонарщиком устроился, — сообщил Вайд.
— Кстати, твой наставник-фонарщик ко мне сегодня заходил полечиться, — сообщил Сийрин. — Сказал, твоя наводка. Спасибо за первого клиента.
— Ага, пожалуйста, — отозвался Июль. Экстаз от подарка прошел, некромант снова впал в свое обычное эмоционально-безликое состояние. — И как он?
— Отлично. Ушел домой без палочки.
— Здорово, — Июль правда был рад, но по его голосу это уже не слышалось.
Иттрий с большим таким сомнением покосился на Сийрина, примеряя на него нынешний внешний вид роль заботливого доктора.
— Что? — под долгим взглядом воина орк занервничал. — Что-то не так?
— Да как бы тебя не сильно расстроить... Ты не очень похож на врача. Скорее на...
— Бомжа-алкоголика, знаю, — быстро выпалил Сийрин, пока Иттрий не придумал чего похуже. — Я был застигнут клиентом врасплох. ...Но ты, Вайд, все равно молодец.
Орк переместился к своей сумке, дабы раздобыть там ингредиенты опрятного облика: зеркало и расческу. Раздобыв сие, Сийрин принялся варить зелье, то есть наводить марафет.
— А я сегодня попробую обустроить свой врачебный уголок, — сообщил он, не прерываясь от процесса вытягивания челки вниз. — Раздобыть стол, стул и ширму, это как минимум. Иттрий?
— Я? — воин почесал нос. О его планах обычно только Рада спрашивала, ну еще иногда Рейнгольд, но в целях лишь понаглеть. — Я пойду себе меч прикуплю. И буду искать того, кому смогу с этим мечом продасться.
— Таки наемничать решил? — по голосу орка было понятно, что идею он не одобряет. — Учти, Иттрий, для тебя у меня будет работать общий прейскурант.
— Я хорошо знаю, что такое наемничать, — совершенно серьезно ответил Иттрий. — Уже было дело. И это был не лучший период моей жизни, мягко говоря. Но... сейчас другого выхода нет. Денег мы выиграли недостаточно для того, чтобы продолжать свое вольное плавание.
— А какие вообще планы? — Сийрин уже задавал этот вопрос Раде, но она не смогла на него ответить.
И Иттрий тоже не подвел.
— Кажется, мы и сами еще толком с ними не разобрались.

Через какое-то время, зевая, потягиваясь, да почесывая щетинистую щеку, Иттрий вышел из амбара. И почти сразу наткнулся на кое-что, чего раньше тут не стояло. Окажись рядом Рада, она бы сказала, что этого "чего-то" не было еще тогда, когда она уходила.
"Чего-то" оказался конем. Пожалуй, самым красивым из тех, которых доводилось видеть Иттрию. Высокий, около 180 см в холке, мощно сложенный тяжеловоз. Мускулистая, широкая шея красиво изогнута, на широкий лоб падает лоснящаяся черная челка, темные глаза живо блестят. Пушистый хвост свисает почти до земли, грива заплетена в аккуратные косички. Одна из косичек белоснежно-белая, что несколько разрушает образ идеально-вороного коня, но добавляет его облику шарма. Сильные ноги, крепкие и короткие пясти, широкие скакательные суставы, хорошо поставленная спина, обещали хорошие рабочие качества и плавный ход. Еще внимание Иттрия привлекла приподнятая холка — не такое уж частое явление у тяжеловозов. Воин знал только одну такую породу — першерон, и вороной конь был именно им.
Если бы не похмелье, Иттрий бы восхитился. Однако головная боль и тошнота не давали полюбоваться на животное. Хотелось, наоборот, поворчать. Что он тут забыл? И вообще...
Першерон не был привязан. Вообще. Почему он смирно стоял на одном месте, где его кто-то оставил, оставалось загадкой. Больной, что ли? Так, не место здесь коню, даже такому красивому.
Прежде чем начать выдворение красавца, Иттрий зашел на конюшню, выбрать на глазок уздечку, чтобы уже с нею вернуться к вороному.
Конь выглядел каким-то безучастным и не среагировал, когда Иттрий накинул ему на шею повод. Зато когда поднес ко рту трензель…
— Нет, не надо! — возмутился першерон, отшатнувшись назад. — Не надо железа! Я хороший конь, я послушный конь. Я чувстви-ительный конь. О, мой новый хозяин, я уверен, что мы будем прекрасно понимать друг друга и без этих средневековых пыток.
Иттрий выслушал пылкий монолог, не изменяя как-либо своей позы, лишь перестав пытаться давать коню трензель.
— Ты метаморф, что ли? — буднично поинтересовался воин у коня.
— Мета-кто? — переспросил конь и мотнул головой. — Не знаю таких. Я просто конь. Но зато сильный и красивый!
— А говоришь тогда почему? — Иттрий наконец снял с шеи коня уздечку и повесил ее себе на руку.
— Это долгая история, — флегматично отозвался конь. Судя по всему, на этот вопрос он отвечал уже тысячу раз. — Но вкратце так: один алхимик немного похимичил, бах-бах, и вуаля! Появился я. Из одного мальчика и одного коня. Рассудком и душой мы как бы едины. А тело мальчика не пригодилось. Больное совсем было.
Иттрий думал, что говорящим животным его уже невозможно удивить. И ошибся.
— Так. А зовут тебя как? — осторожно спросил воин. Как реагировать на историю со слиянием душ, Иттрий пока не знал.
— Джой, — конь кокетливо изогнул шею.
— Это имя коня или мальчика?
— Да какая уж теперь разница? — небрежно отозвался конь. На самом деле, он просто не помнил.
— А годков тебе сколько, помнишь?
— Конечно, помню! — Джой фыркнул. — Каждый год отмечаю. Мне почти девять. В этом месяце исполнится, между прочим, так что с вас яблоки.
Иттрий почесал левую бровь.
— Ладно, Джой. Тогда главный вопрос. Что ты здесь забыл, у нашего ангара?
— Как что?! — конь даже на шаг назад отступил. — Меня же вчера Вал проиграл. Тебе проиграл, как вижу. Так и сказал: будет ждать тебя мужик со шрамом на щеке, да со следами вчерашней попойки на роже. Ну это ж точно ты. Пришел я по адресу, как Вал наказывал... А меня, между прочим, уже третий раз проигрывают!
В голосе Джоя явственно услышалась жалоба.
Иттрий подумал, что сходит с ума. Конь с припаянной душой мальчика, который теперь принадлежит ему, потому что проигран в раунде, о котором Иттрий не помнит... Б-рр.
— Ладно, разберемся, — проворчал Иттрий. — Конюшню чуешь? Туда иди. Поговорим вечером. А сейчас у меня другие дела запланированы.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 08-Янв-2015, 15:37:25 | Сообщение # 1318    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Утром следующего дня Ямерт и Лилия стояли перед табором и последний раз прощались с ним. Это было немного странно. Цыгане стояли полукругом, в центре основные фигуранты действа, и все молчали. Ямерт был навьючен сумками, слегка хмур. Сегодняшней ночью он так и не сумел уснуть, предавшись болезненным размышлениям о поведении Михэя. Он не пытался отыскать его в толпе, но иногда подозрительно озирался, ему начинало казаться, что весь табор в курсе прошедших событий. Но табор был не в курсе.
— ну мы пойдём, что ли. Спасибо всем, хорошей вам дороги, - не выдержав бесполезного молчания прогудел оборотень. Цыгане вразнобой закивали, что-то тиха загудели, а потом толпа расступилась и Марат вывел к Лилии с Ямертом среднего роста, крепенькую соловую кобылу.
— Это Ромашка. Возьмите её, - проговорил Марат, подросток лет четырнадцати, — Отец велел её вам отдать.
На кобыле была только уздечка, седло отсутствовало. Повод до середины был усыпан мелкими бубенцами, такие же вместе с цветными широкими лентами были вплетены в пушную белую гриву.
— Только не ешь её, волк, она хорошая, - серьёзно попросил Марат.
— Я не ем лошадей, - недовольно проворчал мужчина, — спасибо. Она нам пригодится.
— Идите уже, - громко, с нотками раздражения в голосе сказала Эйш.
— Ага, - прогудел Ямерт закидывая на спину соловой сумки, — До свидания, — оборотень развернулся и медленно пошёл прочь. Странные эти цыгане.
— Не скорого, надеюсь, - этих слов Эйш никто уже не слышал. Ведьма провожала путников долгим взглядом, крепко держа за руку хныкающую внучку. Кому-кому, а Бахт совсем не хотелось прощаться с Ямертом навсегда, или даже надолго.
Уже пару часов Ямерт и Лилия неторопливо шли вдоль душистого поля, напротив которого тянулся тенистый лес. Солнышко припекало, лёгкий ветерок обдувал, Ромашка мерно топала копытом, Тагар то и дело взмахивал крыльями, балансируя на плече Лилии.
— Я не думаю, что Алонсон сейчас в деревне. Скорее всего он у себя в сторожке, время сейчас для него богатое. Так что...вот там вот нам нужно свернуть.
И они свернули. По знакомой тропке прямо в лес. Ямерт шёл по ней и видел жёсткий наст под ногами, впереди несколько спин, сзади Раду с Грогом. Руки наливались свинцом от тяжести обездвиженного тела волчонка-Рейнгольда. Вечерело, опускались неприятные сумерки. Быстро-быстро они сменялись бархатной темнотой ночи. За спиной слышен тревожный лай, окрик Рады, и из леса на компанию выступают бледные твари. Бой, тварей всё больше, их, кажется, немыслимое количество, они не собираются заканчиваться или отступать. Где-то рядом ревёт медведь, но не смеет вступать в схватку. Иттрий размахивает мечом, головы катятся под ногами по неровной земле. А потом вдруг толпа делится на две части, рассечённая длинным сияющим лезвием, и посередине возникает юноша-блондин с длинным шестом, на обоих концах которого лезвия. Он великолепен в бою, расчищает дорогу, и друзья наконец-то прорываются к сторожке.
— Нельзя с такими чёрными мыслями в гости к старому другу приходить, — Ямерт очнулся услышав бодрый, но пожилой голос. Туман перед глазами рассеялся и перед оборотнем возник Алонсон. Как всегда с прямой осанкой, в белой косоворотке с вышивкой, неприлично бодрый для своего возраста, с пушистой бородой. Старик Упёр руки в бока, расправил плечи, улыбался в усы.
— Алонсон, - Ямерт чуть улыбнулся, приветствуя старого волхва и протянул ему руку. Вместо рукопожатия старик расхохотался и обнял оборотня как родного сына.
— Я уже заждался вас, идём скорее.
— Ты знал, что мы придём?
— Птичка напела, - ответил лукавый старик и полез с приветственными объятиями к Лилии.
— Идёмте, в дом, в дом. Поговорить нам о многом нужно, да и голодные вы наверняка. А вечером баньку стопим...

***

Грог как раз возвращался с короткого утреннего променада. Чисто справить естественные дела, немного поузнать новостей. На подходе к амбару обнаружил Иттрия и коня. И кое что нечто странное.
Конь развернулся и сам потюхал в сторону конюшни. Грог проводил его подозрительным взглядом и сколько мог принюхался. Затем зашёл в амбар и отыскал Иттрия.
— Я правда сошёл с умаю или ты только что разговаривал с лошадью?
Арм в это время сидел на кровати и рассматривал кучку амулетов. От большинства не ощущал совсем ничего, но вот от некоторых — ещё как. Особенно от шара, что отдала Июлю Рада. Арм стыдливо подвигнулся поближе к некроманту и смущённо спросил:
— А что это за штука такая, что тебе Рада отдала?


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 08-Янв-2015, 16:35:39 | Сообщение # 1319    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
— Я правда сошёл с умаю или ты только что разговаривал с лошадью?
Иттрий вздохнул.
— Пойдем, Грог, прогуляемся.
Вслед воину тут же устремились три неполные пары глаз. Причем неполная — с особенным интересом, с профессиональным, с размышлениями о том, каким заклинанием лучше сводятся похмельные галлюцинации. Никак не комментируя ситуацию для большинства, Иттрий вышел из амбара и направился к центру города, надеясь разыскать там хорошую оружейную лавку.
— Да, Грог, разговаривал, — признал Иттрий, — и сейчас, наверное, тоже выгляжу очень странно, на глазах у прохожих разговаривая с тобой. А, плевать. Кажется, ни ты ни я с ума не сошли, просто в нашей компании говорящих животных прибыло. Этого коня, "Джоя", мне вчера проиграл в карты один заика. Так, по крайней мере, утверждает конь, того раунда я не помню... Впрочем, я весь конец вечера не помню... Так вот, конь говорящий. Кто такие метаморфы, не знает. Вы много путешествовали с Радой, Грог. Скажи, тебе никогда не встречались другие говорящие животные?

Арм тем временем слушал мини-лекцию по некромантии от Вайда.
— Эта штука вмещает в себе колоссальное количество магии, — Июль покрутил перед носом у Арма подаренную Радой сферу, — при активации она освобождается вся практически одномоментно. Чтобы сферу активировать, ее надо разбить: бросить на пол или растоптать каблуком. Если это сделает простой человек или обычный маг, то мир ему пухом. А вот некромант, своевременно выставивший сферу отрицания и вычертевший знак подчинения, получит очень интересный эффект. Все люди в зоне действия его взгляда мгновенно умрут от остановки сердца. Ладно, я преувеличил, не все люди, а только те, на сколько хватит лимита энергии артефакта. В этом заряд человек на 50-60, но я планирую потом его еще немного подзарядить. Смерть для погибших будет совсем недолгой, магия начнет перерабатывать тела практически сразу. И я получу в свое распоряжение армию мертвецов. По сути они будут зомби: та же маниакальная преданность, минимальная свобода воли, отсутствие мотивации. Только зомби свеженькие, не пахнущие, на ходу не рассыпающиеся, до тех пор, пока разложение не заглянет в гости к ним. Вот так, Арм.

***

Алонсон встретил Лилию и Ямерта с распростертыми в буквальном смысле объятиями.
— Идёмте, в дом, в дом. Поговорить нам о многом нужно, да и голодные вы наверняка. А вечером баньку стопим...
Лилия едва не застонала. Она уже была сильно голодной. А уж по баньке как соскучилась...
— Много воды утекло с тех пор, как мы виделись в последний раз, Алонсон, — в качестве приветствия произнесла Лилия и улыбнулась.
Улыбка вышла грустной. С этим местом, с лесом, избушкой, Алонсоном, связано очень много воспоминаний. Раненый Рейнгольд, которого так выхаживали, ерепенистый мальчишка, которому всегда отчаянно не хватало внимания. Которого всегда хотелось погладить по черным волосам, почесать за ушком, но который всегда отказывался от ласки. Молния-Юлар, изящно-смертоносный, как и его посох. Милый мальчик в облаке светлых волос, которому так хотелось довериться, и который потом предал всех. Грог, такая лапа с мягкими ушами. Рада и Иттрий, оба строгие, с трудом подпускающие близко к себе, ставшие такими родными и дорогими. Они стали мужем и женой здесь... а сейчас их нет. Сейчас они мертвы. Только Юлар, волею судьбы, возможно, еще топчет эту землю, и Лилия никак не могла понять, злится она этому обстоятельству или радуется. Кажется, и то и то одновременно.
— Но-но, печаль с сердца долой! — бодро воскликнул Алонсон, завидев подозрительно опущенные глаза знахарки. Лилия посмотрела на старика и слабо улыбнулась. — Пойдемте же внутрь. Стол уже накрыт.
И правда, Алонсон знатно подготовился. Большую часть кушаний состояла из ягод, грибов и всяческих салатов, но нашлось место и мясной пище. Лилия подвинула к себе ближе миску с окрошкой, намереваясь утолить голод ею, и кружку с квасом, помня, какой вкусный он был у Алонсона.
Трапеза прошла молча. Лилия, закончив, крутила в пальцах рябиновые ягодки, порою отправляя какую-нибудь в рот. Физически хотелось горечи.
— Алонсон, раз ты ждал нас, то наверное знаешь и о том, зачем мы здесь, — медленно выговорила Лилия, не поднимая на старика глаза. — Что ты знаешь о Твари? И.. об этом?
Лилия сделала небрежный жест, отодвигая челку в сторону и показывая старику клеймо на лбу.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 08-Янв-2015, 21:16:38 | Сообщение # 1320    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Четверг, 08-Янв-2015, 22:58:00

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Пёс радостно принял предложение прогуляться и потрусил за воином сопровождаемый подозрительными взглядами товарищей. Особенно подозрительным был взгляд Сийрина. Но пёс не обращал на это никакого внимания и быстро об это забыл. Какое-то время двое шли вдоль городских улиц совершенно молча. Иттрий как будто не особенно тщательно что-то искал. Грог уже и позабыть успел о своём вопросе.
— Да, Грог, разговаривал, — признал Иттрий, — и сейчас, наверное, тоже выгляжу очень странно, на глазах у прохожих разговаривая с тобой. А, плевать. Кажется, ни ты ни я с ума не сошли, просто в нашей компании говорящих животных прибыло. Этого коня, "Джоя", мне вчера проиграл в карты один заика. Так, по крайней мере, утверждает конь, того раунда я не помню... Впрочем, я весь конец вечера не помню... Так вот, конь говорящий. Кто такие метаморфы, не знает. Вы много путешествовали с Радой, Грог. Скажи, тебе никогда не встречались другие говорящие животные?
— Очень интересно. Меня вы вчера никому не успели проиграть? - спросил Грог, и, судя по задумчивому выражению Иттрия, понял, что он не помнит.
— Нет, сколько мы с Радой не путешествовали, никогда не встречали говорящих звере. Кроме метаморфов, конечно. Таких мы видели двоих, одного уже почти мёртвого. То что этот гигант не метаморф я и сам понял. Но я не понимаю...
— Здравствуйте, уважаемый господин. Вас-то я и ищу, — Крючок, весьма помятый, но опрятно одетый, причёсанный и умытый появился словно из ниоткуда.
— Должок у вас, не забыли?

— Ух ты, как здорово, — с неподдельным интересом отозвался на краткую лекцию Арм, — А с моей волшебной флейтой эту штуку использовать можно?
Арм не просто так спрашивал. Флейта лежала у него запазухой и обычно он о ней и не помнил. А тут она словно ожила, ощущение, что извивалась на груди словно змея. Арм даже вынул её и крепко сжимал в руках, но явственно ощущал, как артефакт тянется к обсидиану.
— Она, ты знаешь...потрогай, — Арм сунул флейту Июлю в руки, на текущий момент был рад выпустить её из рук.

Карета остановилась у высокого, богатого дома. Лакей подал Раде руку и она выплыла из коробки на колёсах. Господин Нори встал рядом гордо выправив осанку и подал ведьме локоть, за который она тут же уцепилась. Вместе они вошли в дом, вместе прошли несколько залов. Каждому, кто отвешивал поклон господину, а заодно и ей, Рада улыбалась и чуть склоняла голову в знак приветствия. Сказать, что её тошнило от этого моциона, не сказать ничего.
Вместе господин и его "невеста" вошли в просторный зал, посреди которого стоял длинны стол, а за ним восседало множества человек, преимущественно мужчин. Ведьму усадили по левую руку от господина Нори. Всё это очень напоминало ужин в доме де Селей, и воспринимать это Рада могла только как пытку. Но изо всех сил старалась удержать аристократическое выражение лица.

***

Старик будто бы всё знал заранее. Первым делом он усадил гостей за стол и сытно накормил. Ямерт за время пути успел знатно проголодаться и употреблял лесные богатства с большим удовольствием. Пока путники трапезничали Алонсон развлекался с Тагаром, угощая его кусочками мяса и трепал по крыльям.
А потом заговорила Лилия. Без обиняков, сразу к делу. Кроем вопроса о Твари женщина вдруг задрала чёлку и что-то показала волхву.
— Ого! - невольно воскликнул Ямерт. Он раньше этого знака на лбу знахарки не замечал, и теперь тоже с большущим интересом наблюдал за Алонсоном, что тот скажет. А старик вдруг помрачнел, улыбка сползла с лица, глаза потускнели, даже осанка слегка спала. Он взглянул на Лилию со смесью нежности и вселенской жалости.
— Очень давно это было. Я тогда был ещё юн, но уже достаточно опытен. В самом ритуале заточения я не участвовал, для этого был ещё слаб, но до сих пор помню имена каждого, кто положил тогда свои жизни. Идар, Баргог, Абаргон, Калания и многие другие. Тогда страшное время было, над миром нависла ощутимая, осязаемая тьма. Люди сходили с ума от мора, ужаса, то и дело вспыхивали братоубийственные войны, матери убивали своих сыновей, сёстры душили своих братьев. Что творилось...
— Ты это видел? - не скрывая очень сильного удивления спросил Ямерт. Ему вдруг стало страшно представлять, сколько же Алонсону на самом деле лет.
— Видел, - кивнул старик, — И никому не жалею видеть тоже самое. Тереглав силён и беспощаден, но есть сила способная его заточить. В широком смысле уничтожить его нельзя, где-то в головах людей он всегда будет жив, но сдерживать так, чтобы навсегда забыть о нём, возможно. Но вы сами ни за что не справитесь. И никто, кроме них. Они знают о нём больше, чем кто либо, и вам следует идти высоко в южные горы.
— И кого нам там искать? - осторожно спросил оборотень, потеряв суть рассказа волхва.
— Монахов, - слегка удивлённо ответил старик. Заметив на лице Ямерта недоверчивое выражение поспешил добавить, — Не удивляйся, сынок. Сейчас уже почти никого не осталось в живых из тех, кто что-то об этом помнит. Кроем меня есть только два...человека, и они. Из поколения в поколение они передают и хранят знания о Тереглаве, и только им сейчас открыто знание о том, как его можно усмирить. Потому что вернувшись он стал намного сильнее опаснее.
— В южные горы, ладно. А можно более конкретный маршрут?
Алонсон улыбнулся.
— Если ты будешь идти по горной дороге за белой звездой, то она приведёт тебя к храму. Но предупреждаю, служителя там отнюдь не дружелюбные.
— Ну, это нам не привыкать, - прогудел Ямерт, и хотел было снова уточнить по поводу метки на лбу Лилии, но Алонсон уже сам ответил. Он снова стал непривычно серьёзен.
— Не представляешь ты, детка, чего избежала. Наверное и тот, кто помог тебе, не представляет, от чего тебя спас. В тайнике нет ни жизни, ни смерти, там нет ничего. И ты должна была быть там вместе с другими. Это хуже смерти, потому что смерть — это конец. После неё ничего нет. А в тайнике смерти нет, только безликое существование, только тень тебя, но страдающая и мучающаяся. И ты только отстрочила своё попадание туда, это тебе ещё предстоит. Береги себя как можешь, ибо то, что тебя ждёт, страшнее смерти.
Алонсон замолчал, опустил глаза в пол.
— Но сейчас тайник пуст, в нём нет пленников. И вы должны кое-что запомнить: через месяц в небольшом городке на востоке отсюда будет большой праздник, Вам обязательно нужно быть там. Всего один перевернёт всё ваше прошлое, настоящее и будущее с ног на голову. Не пренебрегайте советом. Вам нужно воссоединиться, чтобы побороть ту силу, которой вы бросили вызов.
Старик снова замолчал. пауза была звенящая, давящая на уши и нервы.
— А ну-ка расскажите мне, где вы взяли этого чудного зверя? - бодро, как ни в чём не бывало спросил старик, хватая на руки Тагара.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По небесной глади во врата ада. (узурпировано Йошей и Призраком.)
Страница 88 из 93«1286878889909293»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк