[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 9«1234589»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По преданиям русским
По преданиям русским
Sansa Дата: Понедельник, 06-Янв-2014, 00:06:25 | Сообщение # 31    
Ранг: Молодой волк

Постов: 661
Репутация: 64
Вес голоса: 3
Статус: Охотится

Метель закончилась так же неожиданно, как и началась. Всемила по прежнему ехала следом за Харальдом, но сейчас весьма смутно осознавая "куда и зачем". Голова гудела, мысли путались, тряска от верховой езды по сугробам тоже радости не доставляла. И когда Харальд наконец остановился чтобы поправить свое седло, она, воспользовавшись моментом соскочила с коня и пошла вперед пешком. Странно, но в этой части леса метели будто и вовсе не было. Снега конечно хватало, но идти было можно. Вдруг совсем рядом раздалось конское ржание. Удивленно обернувшись Всемила увидела поблизости трех рослых парней в волчьих накидках, с длинными волосами, завязанными в хвосты. Сообразив кто это, она изумленно ахнула и быстро огляделась. Но брата рядом не было. Первым ее заметил Зимобор. Вообще-то при виде княжны они должны были ей кланяться, но сейчас он просто махнул ей подзывая к себе. Всемиле тоже было не до приветствий. Подобравшись к ним она уставилась на парня с немым вопросом "Где?"
- А я знаю? - немного раздраженно ответил тот. Словно вопроса ждал, но услышать не хотел. - Как к избушке выбрались, он нас коней послал искать. Ну, они пропали куда-то. Они все в внутрь пошли, а мы значит, искать. Ну, кони то вот, а их и след простыл. Да и избушка...
- Какая избушка?! - из спутанного рассказа княжна пока ухватила только это.
- На курьих ножках. - усмехнулся в ответ Буяр. - Не смотри так, не шутим мы...
Пока все трое рассказывали, Всемила гладила коня брата, тот слегка толкал ее умной мордой, словно жаловался о потере хозяина. Чтобы немного посочувствовать животному, она хотела немного потрепать того по гриве, но тут же отдернула руку. Что-то было не так.
- Вошли и пропали, говорите? - девушка повернулась к ним. - Здесь стойте. Скоро вернусь.
С этими словами она решительно направилась по ей одной ведомой тропинке.
- Ну вот, теперь и эту потеряем. - обреченно проговорил Буяр вслед удаляющейся княжне.
Подошедший Харальд настороженно на него посмотрел, но промолчал.
Обойдя очередные сосенки, Всемила увидала наконец знаменитую уже избушку.
- А ну, - Набрав побольше воздуха и стараясь погромче, крикнула она. - Повернись к лесу задом, ко мне передом!
Заскрипев и переминаясь с лапы на лапу избушка подчинилась. Не дожидаясь приглашения, Всемила подбежала и распахнула дверь.
- Был? - крикнула она с порога.
Старуха хозяйка, явно не ждавшая новых гостей, от удивления чуть не выронила горшок.
- Думала не узнаю? - срывающимся от волнения голосом проговорила княжна все еще стоя на пороге и держа дверь раскрытой. - Через оборотня помешать захотела? Не выйдет!..
- А ты проходи, коль пришла. - Проговорила наконец Яга. - Не звала я его, сам пришел.
- Дорогу тоже сам открыл? - Пройдя в горницу Всемила опустилась на единственный стул. - Не ври, старая, сам бы он в жизнь не догадался. У него ума только по лесам скакать, да за девками бегать хватает.
- Дурное ты дело затеяла, не ко времени... - Старуха казалось и не слышала ее. - Брось. Выходи замуж, пока женихи имеются. Не хочешь - ступай насовсем Марене служить. А коль и это не по тебе - так приходи на мое место. Будешь лес хранить, да и брат при тебе будет. Все равно его люди не примут...
- Не тебе решать! - зло прошипела в ответ княжна. - Сиди в своем лесу - раз ушла, а в дела мои не лезь! За мной Марена стоит, тебе с ней не тягаться.
В ответ Яга лишь головой покачала.
- А колдун, дружок твой, в погребе сидит, - ехидно проговорила девушка, видя как вздрогнула при ее словах старуха, продолжала. - И по делом! Ишь, вздумал при всем чесном народе самой княжне перечить! Видите ль черную силу во мне почуял, не следует народу меня слушать! Уж не ты его надоумила?
- Не ко времени... - Старуха дрожащими руками поставила горшок на место. - Коли чуешь силу в себе великую, так направь ее на дела добрые, а там, глядишь и судьбу свою найдешь. И колдуна выпусти. Пришла беда в леса наши, Без него не справиться будет.
- У вас, стариков, что не день - беда. - поднявшись, Всемила направилась к выходу. - Вы свое уже отжили, а все за живу цепляетесь, с советами лезете, будто и за нас еще пожить хотите. Ищи себе замену в другом месте, а мне лес сторожить не пристало.
Уже взявшись открыв дверь, все же обернулась:
- Дала им что нибудь?
- Пятерых коней из табунов своих. - старуха уже отвернулась от нее.
Захлопнув дверь, Всемила направилась по своим следам обратно. Дойдя до места, где оставила всех, она не говоря ни слова села верхом на коня брата, дав знак остальным садиться в седла, так же молча направилась через лес. Направление кольцо по прежнему ей указывало. Но угроза заблудиться сейчас беспокоила ее меньше всего.


Ты получишь то, что заслужил -
Вечный поцелуй Богини Смерти!
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 07-Янв-2014, 20:46:16 | Сообщение # 32    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Вторник, 07-Янв-2014, 20:58:09

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Статус: Охотится

Про Арысь нельзя было сказать, что она умеет на лошади ездить. Что она умеет лучше всех — так это на лошади держаться. Иной раз брат сажал её без седла на старого тяжеловозного мерина, что стоял у них в хозяйстве. Рыська сама им правила, хоть и неумело, а иногда конь даже взбрыкивал, и тогда девушка вцеплялась в него мёртвой хваткой.
Вот и сейчас она ехала на белом жеребце отпустив поводья, держась только за луку седла, радостно изучая могучего зверя под собой. То плеча коснётся, и жеребец недовольно потрясывает им, сбрасывая Арыськины пальцы как надоедливую муху, то уши потрогает, к морде потянется, на круп облокотится, по шее похлопает. Конь стоически терпел, время от времени недовольно всхрапывая и закладывая уши назад.
Арыська бы так долго ехала, впитывая в себя невероятное счастье быть самостоятельным ездоком такого чудесного коня, если бы только не отвлекли. Сперва поравнялось с ней Треба. Говорила дева лесная спокойно, но вещи интересные:
- Скажи-ка, звереныш,как же ты умудрилась так по лесам скакать, что я тебя и не углядела ни разу?
Арысь набрала в руки повода от волнения, улыбнулась широко, но смущённо, пряча улыбку в воротник. Что тут поделаешь уже, если Яга ей такую свинью подложила. Да и не думала, наверное, она, что девица сущность свою прячет. Но Требе хотелось доверять. Она другая была, не Семивражская совсем, те бы не поняли. А тут можно было положиться, чай не крестьянка, а хозяйка лесная.
— Да было там, той зимой, в овражке, - начала Арысь смущённо, и прервалась, заприметив Василису. Та тоже коня к ней направила. Арысь не долго гадала, для чего. Вот уж кому не хотелось секреты свои раскрывать, так это сестре Ивана. Злая она была, выхаживала по деревне как княжна, и слова доброго Арысь от неё не слыхивала. Никто её в деревне не любил, и девчушка была не исключение.
— Да, Арысь... не ожидала от тебя, не ощущала за тобой запашку звериного. Брат-то твой нормальный, или все семейство нечисто? Уж не вы ли там девок по ночам поедали? - слова Василисины как осы кусали, и не от того, что были, в целом, неприятными, а от того, что клевета в них была. Арысь молчала, сунув нос в воротник, повод в руках сжимая. Да чтобы она хоть раз человека живого тронула? Не было такого, и не бывать этому никогда! Да разве она может? Боги пошлют, хоть зайца поймает, одного за всю зиму, и то больного. А так — жалко. Хоть и брала звериная сущность своё, но не хотела Арысь зверем совсем становиться, а хотела быть человеком, и все делала, чтобы им оставаться. И Мороз это знал, и родители, а потому всегда хранился лишний кусок мяса в доме. Бывали и худые времена, приходилось на охоту бегать, зверю лапы размять и свободу ему хоть чуть-чуть дать. Но чтобы она, Арысь, девок деревенских драла? Да на кой они ей сдались?
Ничего девушка так Василисе и не ответила. Вместо этого протянула руку в еловой лапе, согнувшейся под снежной шубой, набрала снега в рукавицу, да обсыпала всю Василисину голову. Снег рассыпчатый, рассыпался белой сверкающей мукой, а пока ведьма деревенская фыркала, Арысь чмокнула жеребцу, и тот бодрой рысью ушёл по сугробу вперёд.
К ночи кони волшебные вывели путников к поляне с готовым костром. Арысь не успела подивиться умной скотине, как уже новое чудо явилось её глазам: посреди леса костёр, да без хозяина, сам горит. Спрыгнула она с коня, потянулась вперёд, чуть носом повела. Пахло дровами, жаром, снегом, и ничем больше. Не зверем, ни человеком. Странно это было.
- Ну, искатели правды княжеской, - княжич повернулся к костру спиной. - Не побоитесь в кругу заколдованном с оборотнем ночь переждать?
— Очень страшно! - фыркнула девушка и, привязав коня, двинулась к костру поближе и уселась, протянув к нему руки. За ней и остальные Семивражцы не отстали.
Поужинали скромно, мирно, по-братски поделив имеющийся провиант. А после сидели тихо, редко фразами перекидываясь. Арысь глядела на огонь, ей вообще не до чего было. Кони стояли тихо, снежок за спиной поблёскивал, сова в чаще ухала. Арыська даже глаза прикрыла на секундочку, окунувшись в лес всем своим и звериным существом. Ох как хотелось плюнуть на всё, перекувырнуться через голову и обежать окрестности, шкуру почистить в свежем снегу. Но нельзя было.
— Арыська! - Голос тихий звучал, совсем знакомый. Тревожный такой.
— Арысь, Арыська! Посмотри на меня, сестрица! - Продолжали звать.
— Мороз? - Арысь открыла глаза и удивлённо осмотрелась. Поляна, снег, тёмное небо над головой, костёр посреди поляны, дрова так же потрескивают. Только нет никого больше. Ни коней, ни княжича, ни Семивражцев. Даже следов не видно.
— Эй, ау! - неуверенно позвала девушка, принюхалась. Как не было запахов никаких, так и не появилось. И спутники её тоже не появились. Арысь потёрла глаза — не помогло.
— Арыська, ты что же натворила! - снова голос. Теперь уже точно знала девушка, чей.
— Мороз! Морозушка! - позвала она брата, — Ты тут откуда взялся?
Скрип за спиной, стон протяжный. Обернулась девушка, и зажала рот рукой, в ужасе вытаращив глаза. В одной рубахе на снегу лежал Мороз. В крови весь, и корчился. Кровь из живота так и хлестала, останавливаться не думала. Лицо когтями звериными исполосовано, глаза одного уже как не бывало.
— Ты что сделала, Арыська? - простонал Мороз, стискивая от боли зубы.
— Это не я! - быстро выпалила девушка, так оцепенев, что боялась к брату подойти.
— Некому больше, - сказал брат, — Сама погляди.
Арыська опустила глаза под ноги. Кровь, кровь, кровь под ногами. Вся поляна в крови. Арысь закусила губу, и почувствовала на ней что-то липкое. Тронула пальцем — кровь.
— Это не я, нет-нет, не я, Морозушка. - в ужасе бормотала девушка, путаясь в страшных догадках. Попятилась, сделала два шага, как толкнуло что-то под ноги. Упала с снег, а из-под ног голова княжича выкатилась. Глаза и рот раскрыты в гримасе немого ужаса, волосы спутались от крови, и смотрит он Рыси прямо в душу. Девушка повернула голову — труп. И там труп. И там ещё один. И тело лошадиной в кустах.
— Это не я! Я не могла, нет! Не я это! - не выдержав, зарыдала Арысь. Сомнений не оставалось никаких. Кровь на её руках, под ногтями, на лице размазана, и мёртвые кругом все.
— Я ничего не помню, это не я!
— Говорил я тебе, говорил. Ты не слушала. - Морозов голос, хрипящий, к горлу кровь подступает. Ещё страшнее о горше взвыла Арысь, сжалась на снегу колени поджав.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Unukalhai Дата: Четверг, 09-Янв-2014, 23:30:00 | Сообщение # 33     В браке

Клан Теневых Волков
Ранг: Активный волк

Постов: 896
Репутация: 218
Вес голоса: 5
Статус: Охотится

— Да, Арысь... не ожидала от тебя, не ощущала за тобой запашку звериного. Брат-то твой нормальный, или все семейство нечисто? Уж не вы ли там девок по ночам поедали?

"Язва, а не девица",- мелькнуло в мыслях у лесной ведьмы. Не по духу ей едкие слова приходились, даже если оные к ней лично никакого отношения не имели. Сама она редко над кем злобно подтрунивала, да и в других людях не особо это умение приветствовала, хоть и талант к такому делу у некоторых личностей признавала. Как сейчас вот, например. Треба даже взгляд от заносчивой деревенской бесовки отвела, мол, "встретилась, на мою голову". Но Арыська долго от себя ответа ждать не заставила, да деревенскую чародейку проучила снежком холодным и прямо на "светлую" голову Василисы, так, что снег рассыпчатый и за шиворот набился. По крайне мере именно так и понадеялась Треба, прыснув со смеху.
Стемнело, по традиции, достаточно быстро, так что "хозяйка лесная" в своих мыслях всю дорогу пребывая даже и заметить не успела. На всеобщее счастье, о ночлеге уже дивные кони Яги позаботились. Да только смутило ведьму, что такой подарочек, как костер манящий в таком странном месте расположился. Да и ни души вроде как вокруг ни видно, ни слышно не было. Все это, конечно, радовать не могло, однако идея следовать дальше в темноте по опасной чаще казалась не более здравой, чем оставаться у подозрительного костерка, а потому ведьма решила смолчать, да о своем предчувствии никому не говорить пока.

-Не побоитесь в кругу заколдованном с оборотнем ночь переждать?

-Нашелся тут, чудо-юдо, - немного снисходительно, отозвалась Треба, спрыгивая со скакуна. Кобыла, казалось, сначала и рада была, что от ноши нежеланной избавилась: даже за край накидку заговоренную пожевать решила в уплату за использование ее в качестве средства передвижения, но ведьма лесная вновь на лошадь коронным взглядом зыркнула, и та, всхрапнув и выпустив из ноздрей облако густого пара, нехотя отстала, всем своим видом давая знать: "ты выиграла битву, но проиграла войну!".
-Чай не всех разом порвешь, мы уж за тобой приглядывать станем, - добавила чародейка. По правде сказать, она уже постепенно начала разуверятся в том, что Белояр собой того самого зверя страшного являл. И все же, несмотря на отсутствие каких-либо особых подозрений, Треба старалась держать свой разум под строгим контролем. Она прекрасно помнила, что жизнь-матушка, конечно, многому дитя свое научила, мудрость хоть какую в голову ее вложить успела, не обделила разными талантами и прочими прелестями земного существования, да только вот в проницательности отказала. Так что все умение "читать" людей происходило из опыта общения с ними, который был, понятное дело... Которого в общем-то и не было почти, да.
Приблизившись к огню, лесная ведунья отчетлива учуяла какой-то неприятный запах: он был противно приторный, вязкий, словно затекающий в нос. Треба даже чихнула несколько раз, настолько реалистичным было это ощущение. Ох и не нравилось ей это место. Однако спутники выражали полное отсутствие всякого присутствия зловония, а вскоре и сама ведьма перестала его так явно ощущать, хотя какие-то неприятные нотки бывалого амбре все еще висели в воздухе. Совсем немного поужинав, колдунья продолжила тихо вглядываться в огонь, словно пытаясь обнаружить, где же подстава кроется. Поразмышляв немного, она, не поднимая головы, обратилась было к Василисе, как к "крови" родственной:
-Меня вот тут интерес обуял... Неужели все этот запах...,- договорить Треба не успела.

— Эй, ау!

Ведьма выпрямилась и быстро повернулась в сторону Арыськи. Та явно вела себя каким-то странным образом. Будто совсем и не на поляне вместе с путниками девушка была, а в своем мире каком-то.
- Ты чего это, звереныш? - обеспокоенно осведомилась "весна". Но ответа она не дождалась. Более того: бедная семивраженка так на месте и закрутилась, то куда-то оглядываясь, то неясности какие-то вроде "Это не я!" да "Я ничего не помню" выкрикивала. Не смотря на остальных, которые, видимо, тоже не сильно много в происходящем соображали, Треба подорвалась с насиженного места быстрее к Рыське на помощь.
-Вот же пламень чертов! Ведаю, ох ведаю - от него все. Уходить быстрее надо, в лесах и то безопасней будет - говорю вам! - не терпящим возражения, но спокойным голосом изрекла чародейка, над воющим комочком, который недавно еще собой Арыськой во всей красе являл, склонясь. Ведьма было потрясла бедняжку за плече, но та и не отозвалась вовсе, а все страдать, коленки поджав, продолжала.
-Ну что ж с тобой делать-то, звереныш? Что за напасть такая? - пытаясь выведать ответ у великого ничего, Треба уже копалась в своей дорожной сумке. Ловкими пальцами она выудила оттуда какую-то небольшую сухую и явно полую внутри палочку, по виду от веточки любого куста не отличавшуюся. Напополам ее быстро переломила, а оттуда тотчас зелененькое облачко пыли высыпалось, которое Арысь сразу же и вдохнула. Бесполезные прутья ведьма через левое плече перебросила, да туда же еще три раза плюнула - а ну как что? После этого слова витиеватые на ухо "зверенышу" затараторила, да с такой скоростью, что любая тараторка деревенская обзавидовалась бы. А после, вскинув волосы, выпрямилась, да неожиданно громко произнесла:
-Сгинь, дурман окаянный! - и с какой-то надеждой в глазах уставилась на Арысь.


Мимо тёщиного фьорда
Я без шуток не хожу:
То сыграю три аккорда,
То церквушку подожгу (с)


Не тупой, а узкоспециализированный. (с)



- Клан Теневых Волков
 Анкета
Призрак Дата: Пятница, 10-Янв-2014, 21:10:15 | Сообщение # 34    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 967
Вес голоса: 9
Статус: Охотится

Василисе все хуже становилась. Тяжелая, навязчивая аура этого места походила на сладковатый дурман, что пьянит и лишает мыслей. Девушка сидела у костра, обнимая колени, и как могла, пыталась противиться колдовству, что лезло ей в голову. Но колдовской туман опустошал, подавлял волю, убедительно шептал, что борьба бессмысленна.
"Нет." — Василиса упрямо сжала зубы, собрала в себя всю окружавшую ее липкую магию, мысленно смяла ее в грязный, неаккуратный комок и выбросила вон. В ту же секунду дурман исчез. Василиса облегченно выдохнула, расправила плечи, подняла голову и оглядела всех своих спутников, что сидели вокруг костра.
— Меня вот тут интерес обуял... Неужели все этот запах..., — негромко заговорила Треба, которая единственная из всех сохраняла свой прежний облик. Но Василиса не сразу ответила ей. Внимание ведьмы сейчас полностью поглотила следующая картина: совсем рядом с Требой катался на снегу, завывал по-собачьи, маленький серый чертенок с острыми, короткими рожками. Он сучил копытами по земле и кричал какие-то слова на неизвестном Василисе языке. Треба немедленно бросилась к чертенку, склонилась над ним, изучая.
— Я говорила. Вот оно, испытание. — Василиса резко вскочила на ноги, посмотрела на Требу ясным, яростным взглядом. — Ты поняла? Мы должны их всех убить.
О, сумасшедший чертенок был самым невинным созданием на поляне. Куда более грозным казался его старший товарищ: матерый, морщинистый черт метрах о двух росту, что сидел на бревне, закинув ногу на ногу. Копыта у черта были больше лошадиных, кованные черной сталью, но немытые и растрескавшиеся. За огромными, ветвистыми рогами уход был не лучший. Черт злобно ухмылялся Василисе, показывая ей страшные, наточенные белые зубы, и смотрел на ведьму так внимательно, будто хотел ей душу прожечь. Такими ослепляюще-желтыми глазами это было немудрено. Василиса не выдержала этого взгляда дольше секунды.
— Сгинь! Сгинь, нечисть! — закричала девушка, заслонившись от черта руками, — говорила же я, что оборотень ты проклятый! Только вот не волком ты оказался, а чертом, что не девиц невинных пожирает, а ворожей в ад за дар их утаскивает! Ну да увидишь ты, что ведьмы сильнее тебя, злого порождения! Не остался в своем Киеве, так получай теперь от деревнщины!
Черт запрокинул голову и зашелся в приступе омерзительного смеха.
— Ты умрешшшшшь! — шипя, выговорил он. — Я заберу тебя, ведьма, с собой, в преисподнюю. Ты будешь целый светлый день безостановочно пить из ведер кипящую смолу, а ночью ходить в моих личных рабынях, будешь оттирать до блеска каждый пыточный котел, используя не тряпку, но свою собственную кожу. Ты будешь целовать каждый мой след в кровавой пыли, моля меня хоть о малейшем снисхождении. И соратницу твою лесную я с собой заберу. Так начнем путешествие сейчас же, чертовы ведьмы!
Черт полез за пазуху, достал оттуда тонкий, гибкий хлыст и прищелкнул им в воздухе. Следом за хлыстом черт вынул пудовые кандалы в наличии двух экземпляров, здоровенный, уже окропленный чей-то кровью тесак...
Василиса выхватила из костра горящее полено (за нетронутый пока огнем край), и бросила его в черта, что раньше облик Белояра принимал. Полено упало в снег в метре от цели. А ведь это был шанс... Василиса перекосилась от досадной неудачи и решила воззвать на помощь к соратнице по несчастью.
— Ну же, Треба! Помогай, али мученицей этого рогатого отродья стать хочешь? — выкрикнула Василиса, мешая в голосе страх и ненависть. Не теряя больше времени (черт уже заносил хлыст, и явно намеревался бить не по воздуху), Василиса вытянула из костра новое пылающее орудие, и, держа его перед собой, бросилась к черту, намереваясь ткнуть его огнем в морду.

А что же Иван? Для Василисы он исчез. Но Василиса не исчезла для Ивана. Более того, сейчас на всей полянке для Ивана существовали только он и сестра.
— Вот так и прожили мы всю свою жизнь, Иван. — горестным, дребезжащим от старости голосом говорила Василиса, глядя на брата своими выцветшими глазами. — вот ты уже восьмой десяток справил, и я к нему подхожу, да только что с лет наших долгих? Наш дом разваливается, а починить его некому: детей мы с тобой не нажили. И супругов не отыскали. Всю жизнь прожили, на печке лежа и компот яблочный попивая, а теперь старые стали, больные, сами ничего сделать не можем, и помочь нам некому. Ни для кого в своей жизни мы добра не сделали, и теперь плевать всем на нас.
— Как же... да как это?! — переспросил Иван, немея от ужаса, от нахлынувшего осознания полной никчемности и звенящего одиночества. Как такое могло случиться? Но случилось. А ведь он в молодости так стремился к людям, да он даже ни одной собаке дворовой в ласке не отказывал! О жене красивой мечтал, и даже была у него она когда-то, но умерла, совсем молодая... Но вот кончились золотые годы, закаменело сердце, обуяла лень, подошла старость. А к старости Иван подошел ни с чем. И Василиса так же.
"Почему? На каком моменте моей жизни все так круто переменилось?!" — думал Иван, отстраненно рассматривая свою морщинистую руку в пигментных пятнах, будто бы и не его рука это была. Да что уж теперь гадать. Не вернешь прошлого.
— И вот подумала я, Иванушка. — голос Василисы стал вкрадчивым, — так зачем же нам дальше жить? Дом упадет, прокормить себя мы не сможем, и никто никогда не навестит нас после смерти, не похоронит. Нам надо самим поставить точку. Я помогу тебе, потом уйду сама... Дай мне хоть за что-то ответить в этой жизни.
Иван медленно кивнул, наблюдая, как Василиса достает из-за спины нож наточенный. Как этот нож приближается к его горлу. Как холодная сталь касается кожи...
Иван закрыл глаза, горько-горько сожалея о растраченной жизни и молясь, чтобы смерть пришла поскорее.
А где-то в реальности мужчина, совсем еще не старый, сидел на бревне, невидящими глазами смотрел в костер, и тихо-мирно пытался удавить самого себя своими сильными, рабочими руками.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
NordTier Дата: Вторник, 14-Янв-2014, 00:51:37 | Сообщение # 35    
Сообщение отредактировал(а) NordTier - Вторник, 14-Янв-2014, 02:30:25
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1229
Репутация: 165
Вес голоса: 4
Статус: Охотится

Сидя почти возле самого костра, Белояр смотрел в огонь в надежде, что хоть танцующие языки пламени разьяснят ему все произошедшее за этот день. То, что это не сон он уже понял - снег был холодный, а огонь обжигал протянутую к нему руку. Снова перед глазами предстала лежащая на снегу девушка. И следы волчьи вокруг. Отродясь не водилось в этих краях таких волков. А если завелись - то почему он не знает? Вот за это-то отец с него точно спросит. И что он скажет в ответ? Что следы видел? В деревнях людей живьем жрут, а он и знать ничего не знает. А когда узнал что сделал? Да ничего. Даже запаха зверя не запомнил.
Вдали разливался волчий вой, и он ясно различал новый, не здешний голос. Протяжным воем новый зверь оповещал всех, имеющих уши, что с этой зимы он будет охотиться в этих краях. И горе тому кто на пути его станет.
Белояру было откровенно плевать на его угрозы. Он считал себя рожденным человеком и жил большую часть времени в человеческом облике, а значит он должен оставаться на стороне людей, кем бы не оказался этот зверь. Внутри медленно и неуклонно поднималось раздражение. Протяжный вой холодным сквозняком втягивался в уши, и Белояр сжимал зубы от подступающей злобы, вызов сам собой зарождался в его груди, рвался в горло. Хотелось выйти из колдовского круга, поднять голову к небу и ответить, сказать зверю, что он, Белояр, сын киевского князя, и угрозы пришлого пса его не пугают, и что если восвояси не уберется - рано или поздно им придется встретиться.
Промучившись какое-то время, Белояр встал и отошел от костра туда, где яркое пламя не могло прогнать ночную тьму. Плащ он оставил у костра, но холод его не пугал. Вокруг было темно и тихо.
Лес спал, оглянувшись он увидел возившуюся у костра Требу. А она слышит этот вой в лесу? При мысли о ней Белояру вдруг расхотелось выть — она испугается, пожалуй. Подумает, что он такой же зверь, как и пришлый. А ему не хотелось, чтобы она так думала. Теплый человеческий мир ее глаз нежданно приласкал его, и ему было жаль рушить это драгоценное ощущение.
Сев на снег он посмотрел в темное небо. Пусть она не считает его зверем.
- Я вижу, ты упрямо за человеческую шкуру держишься? - прорычал рядом незнакомый голос.
От удивления Белояр чуть не подпрыгнул. Рядом с ним сидел огромный волк.
- Зря, - продолжал тот. - Они не твоя стая. Они тебя никогда не примут.
- Тебе то откуда знать?
- Прячься за отцом пока можешь, - усмехнулся волк. - Князь не вечен. Куда потом пойдешь?
Белояр не ответил.
- В лес ты побежишь, если мужики с осиновыми кольями раньше не найдут. Только и в лесу ты не нужен будешь, потому как человечиной от тебя за версту разит. Думаешь, охотиться на тебя будем? Нужен ты нам! Сам в прорубь кинешься. Сбрось человечью шкуру пока не поздно!
- А ты сам был человеком, чтобы судить? - поднявшись Белояр посмотрел на волка.
- Думаешь, ты - человек? - ехидно усмехнувшись тот указал мордой в сторону костра. - Посмотри.
Белояр посмотрел. Лучше бы он ослеп. На месте Требы стояла девушка - дочка семивражского кузнеца. Неестественно бледная, держащая на руках странное, обросшее серой шерстью существо, которое скулило, кусалось и помахивало маленьким хвостиком.
- Человек, говоришь? - продолжал волк. - Твой сынок-то. У людей, поди, детеныши другими родятся!
Сказать, что Белояр хотел провалиться на месте - ничего не сказать. Если с утра он еще надеялся, что слухи про кузнецову дочку были просто слухами, то сейчас он видел все своими глазами. И мелкий звереныш у нее на руках говорил сам за себя. Вот и мир людей в котором было так тепло и привычно начал таять, как снежинка на ладони. Мать, отца, сестру, даже старшего брата, которого он доселе не очень то жаловал, их всех захотелось увидеть. Прямо сейчас. Оказаться в светлой горнице княжьего терема и чтоб никогда небыло ни леса, ни костров, ни бабы Яги, ни... Нет, Треба, пожалуй, пусть все же останется.
- Тебе одного мало? - волк указал на звереныша, но тут же хитро прищурился. - А хочешь волчью шкуру насовсем снять?
Еще спрашивает! Сейчас Белояр как никогда жалел, что носит ее вообще.
- Смотри!
И тут же на месте Василисы, Иваны и Рыськи возникли трое крупных поджарых волков. То ли семивражцы обернулись, то ли еще что, Белояр заметить не успел - серая молния метнулась к нему. Прыжком уходя от удара он перевернулся в воздухе и приземлился уже на все четыре лапы.
- На последок ты узнаешь, насколько лучше быть волком! - прорычал за спиной уже знакомый голос. - Если победа будет твоей - лес отпустит тебя. Иди!
Стоило бы уточнить, а не обманывают ли его, но говорившего с ним волка уже не было, а у костра ждали три оскаленные пасти.
- Будь, что будет.
Стараясь не выпускать никого из виду Белояр волком направился к огню.


- Слушай свое сердце, только оно укажет правильный путь.
- Херню ведь опять укажет.
- Херня и есть твой путь!




Прочие характеристики: тролль, бабник, половая ориентация - мотоциклист
 Анкета
Sansa Дата: Вторник, 14-Янв-2014, 23:01:30 | Сообщение # 36    
Ранг: Молодой волк

Постов: 661
Репутация: 64
Вес голоса: 3
Статус: Охотится

Всемила сидела в шалаше из еловых лап и мысленно проклинала весь белый свет. Холод был неимоверный. Маленький костерок, который соорудили персонально для нее почти не грел, а к общему подходить не хотелось.
Поначалу она надеялась, что дружинники все ж улягутся и тогда она бы позвала Харальда - вдвоем то теплее. Но у тех и мыслей подобных близко не было - о чем-то увлеченно болтали, пересмеивались. И Харальд похоже втянулся в общий разговор.
"Опять наверно девок обсуждают!" - зло подумала Всемила сверля глазами уже ненавистные ей спины.
Окажись на месте Зимобора, Буяра и Утреча кто-либо другой - княжна не задумываясь подошла бы к костру. Но эту троицу она предпочитала обходить стороной.
Ближняя княжеская дружина набиралась в основном из боярских детей, так что почти всех их она знала еще с детства. А уж лучших друзей Белояра и подавно.
Вообще сейчас она ненавидела все, что было так или иначе связано с братом. Да и его самого тоже. Кольцо уже почти горело, но вместо ожидаемой тревоги вызывало теперь лишь раздражение. Это ж додуматься надо - волка в лесу пойти искать! Да ему тут дом родной. И в какую бы переделку не попал - выкрутится, на то ему две шкуры и дано!
От общего костра отделилась черная тень и подошла к ней.
- На рассвете возвращаемся в Киев. - Харальд говорил обычным тоном, но Всемила поняла - спорить бесполезно.
Да и не особо-то хотелось. Не ударь ей в голову эта блажь с кольцом - спала бы сейчас в своей теплой горнице под меховым одеяльцем...
Вместо ответа она схватила варяга за руку и усадив рядом с собой прижалась к нему покрепче. Тепло, которое он принес на себе от костра было очень кстати. Троица притихла. Завтра наверняка по всему Киеву раззвонят. Ну и пусть.


Ты получишь то, что заслужил -
Вечный поцелуй Богини Смерти!
 Анкета
Unukalhai Дата: Воскресенье, 26-Янв-2014, 18:43:21 | Сообщение # 37     В браке

Клан Теневых Волков
Ранг: Активный волк

Постов: 896
Репутация: 218
Вес голоса: 5
Статус: Охотится

-Ты поняла? Мы должны их всех убить.

-Бесноватая что ли, Василиса?! Ты что городишь? Кого убить? И у тебя там тоже черти зеленые перед глазами заскакали? - лесная ведьма так и подскочила от речей взбесившейся семивраженки: та явно что-то нехорошее в таком состоянии учудить могла. А зная ее нрав, так и вообще жди беды. Нет, происходящее уже окончательно перестало напоминать случайное стечение обстоятельств или мимолетный приступ сумасшествия отдельный субъектов. Пока что колдунья еще таила слабую надежду на трезвое сознание Белояра и Ивана, однако она таяла с каждой секундой все стремительнее и стремительнее. Оставив Арыську в неизвестном состоянии лежать на снегу (та, по крайне мере не предпринимала каких-либо активных действий к чему бы то ни было), Треба поднялась с колен, чтобы при случая среагировать достаточно быстро. Пристального взгляда с Василисы она не сводила, ведь девица могла вытворить все, что угодно. Да и не только она. В этот момент жительница леса сильно жалела, что не имеет третьего глаза в прямом смысле этого выражения. А лучше так и все четыре на таки случаи. Буйная начала кричать что-то про оборотней, чертей и нечисть.
-Иван, Василису держи. Гляди, рассудком уже помутилась совсем. Уходить от огня надо, понимаешь, - заговорила она, не отворачиваясь от горящей желанием совершить возмездие во славу высших сил, или скорее к позору низших. Но ответа не последовало, только какие-то не вполне внятные речи со стороны мужчины.
Тогда окликнула его ведьма еще раз, а повернувшись, чтобы уже прямо в лицо ему крикнуть, мол, годков вроде не так и много, а оглох как старый дед, но тут увидела такую картину, которая ввела ее в ступор: Иван мирно сидел на бревне и, не обращая ровным счетом никакого внимания на происходящее, так, в порядке вещей пытался себя задушить.
-Да ты что творишь, окаянный! На тот свет захотелось?! - Треба кинулась к еще одному сумасброду, по дороге обронив в снег свою "телогрейку". Да не до того ей сейчас было: творящаяся вокруг вакханалия вряд ли позволила бы ей замерзнуть.

— Ну же, Треба! Помогай, али мученицей этого рогатого отродья стать хочешь?

Только оказавшись у Ивана, то судорожно его тряся, то безрезультатно пытаясь расцепить его сильные пальцы, ведьма услыхала боевой призыв Василисы. Со страху Треба залепила несчастному пару затрещин такой силы, что даже сама себе удивилась. "Очнись уже, черт тебя забери!" - это была еще самая невинная мысль, пробежавшая в голове у лесной ведьмы за последнее время. А тем временем Василиса уже схватила горящую дубину и твердо намеревалась обрадовать ею Белояра. Нужно было срочно что-то придумать, но суматоха и подступающая паника мешали заняться этим важным пунктом решения проблемы. К всеобщему счастью, уж в чем, а в умении сохранять холодность ума Требе отказать было нельзя. Нахмурившись, она решительным движением руки отломала достаточно внушительный сук, торчащий из бревна (который на удивление легко поддался воле лесной ведьмы) и, сохраняя холодность во взгляде, вновь нашептывая неясные какие-то заговоры, достаточно сильно тюкнула тупым концом прямо в темечко Ивану. Крепкий деревенский мужик сразу пришел в состояние повидла и "стек" с бревна на снег, расслабив свои рабочекрестьянские руки. За дальнейшую судьбу тела Треба уже не считала нужным волноваться, потому как моментально подхватилась и рванула к размахивающей огненным орудием Василисе.
-Совсем девка из ума выжила что ли?! А ну-ка брось, сказала, чертовка! - с такими указаниями она подбежала к воительнице, когда та уже пыталась огреть дубиной Белояра, который очень кстати внезапно куда-то отскочил. Но Треба уже по инерции налетела на деревенскую ведьму и, одной рукой пытаясь отвести потенциальное орудие убийства (при этом успев знатной подпалить шкурку, как говорится. На что, в прочем, внимания она обращать не стала), другой очень настойчиво пихнула Василису в ближайший сугроб, куда та в тот же момент и рухнула. Треба сама не понимала, откуда в ней проснулись такая силушка богатырская, однако приходились они весьма кстати.
-Да вы как одичали! Белояр, ну хоть ты… - она повернулась к княжичу и так и обомлела: перед ней стол уже не статный молодец, а грозный волк.
-Зверь... - так и ахнула ведьма со страхом и придыханием в голосе.
Волк в это время устремился к костру. Что-то подсказывало "весне", что намерения у него были не самые добрые, а совсем даже наоборот. Сражаться со зверем? Эта идея явно не источала благоразумие. Вставать на пути и помахать перед носом палкой? Ну что же, порвет он ее первую, а затем и всех остальных поочередно. Да и разозлить его это может только больше. Но выбор действий был невелик. Бросив Василису саму выгребаться из сугроба, в тайне надеясь, что холод немного прояснит ее затуманенный разум, она буквально в несколько скачков оказалась в паре шагов от Белояра, остановилась перед ним, наступив на валявшуюся в снегу накидку, как бы преграждая зверю путь к другим пострадавшим. Дрожащую обожженную руку она запустила в походную сумку и, нащупав там что-то, обрела даже какой-то намек на уверенность во взгляде. Хотя, это было легко спутать и с крайней степенью отчаяния. Девушка бегло глянула на Василису, и, все еще не найдя поддержки, снова устремила все внимание на волка, стараясь не смотреть ему в глаза.
-Ни шагу дальше, княжич. Попробуй с меня начать. Только знай, что вместе мы здесь в лесу навсегда останемся, и дороги домой ты никогда уж не найдешь. Я твоего зверя за собой утащу, здесь ему самое место будет,- голос ее, которому она, казалось, всеми силами пыталась придать строгость и суровость, все равно предательски дрожал.


Мимо тёщиного фьорда
Я без шуток не хожу:
То сыграю три аккорда,
То церквушку подожгу (с)


Не тупой, а узкоспециализированный. (с)



- Клан Теневых Волков
 Анкета
ЙошЪ Дата: Четверг, 30-Янв-2014, 01:20:04 | Сообщение # 38    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Статус: Охотится

Арысь продолжала сжиматься в комок всё туже и туже, и завывать среди окровавленного снега, отгрызенных частей тела и трупов всё горше и горше. Страшно было поверить, что всё это её рук дело. Точнее, зубов и лап, но всё-таки. Но всё было настолько очевидно, что деваться от правды было просто некуда.
А тут вдруг кто-то ещё схватил за плечи, потряс, заговорил что-то. И лучше бы Арыська не открывала глаз, потому как в тот же миг пронзительный девичий визг воткнулся в чёрный небесный купол, там разбился осколками и осыпался на землю лёгким снегопадом.
Перед глазами возникло...нечто! Оно ползёт, нижняя часть тела обрывается рваной раной, на месте которой раньше угадывались ноги. Оно имело лицо, но с лица кусками свисала кожа, а кровь обильно капала на землю. У этого нечто были жуткие глаза, чёрные большие зрачки. скрюченные пальцы на руках, слипшееся от крови волосы на голове. И оно шипело, шипело, высовывало длинный язык, дразнило им, касаясь щеки слегка. Арысь так оцепенела от ужаса, что не могла ни двинуться, ни слова сказать, особенно от осознания — этим нечто была Треба. Треба! Что неуловимо выдавало лесную колдунью в этом зловещем полуживом существе.
А существо не унималось. Трогало и трогало Арысь руками, или скорее конечностями, что-то шипело не прекращая. А потом прямо изо рта выполз зеленоватый дымок и змейкой юркнул Арыське в ноздри. Резкий пряный запах, чуть сладковатый и пыльный, какой бывает в поле летом, среди сухой травы. На мгновение всё сознание затянуло зелёным туманом, а потом сквозь него послышались сперва тихие шептания, а после громкие слова:
— Сгинь, дурман окаянный!
И открыла Арысь глаза уже новым человеком. Голова слегка тяжёлой была, но зато сознания ясным. Треба тут же отпрыгнула спасать следующего бедолагу из лап магии злой, а Арысь не сразу смогла осознать, что все эти кошмары ей привиделись. Вон и Василиса, и Иван, и Треба целые и невредимые. Да только вот...Да только вот Василиса орёт как одичалая, поленом размахивает, Иван хрипит от самоудушения, Треба носится то к одному, то к другому, а прямо к костру направляется волк. Что это за вол на деле Арыська быстро раскусила, не скрыть было от неё как звериной сущности человека, так и человечьей зверя. Треба перекрыла волку путь, а сама, видно, решила во что бы то ни стало не пущать его к телам товарищей, слегка поехавших крышей и временно обезвреженных той же лесной колдуньей.
Рысь поднялась с колен, отряхнулась, бросилась к Требе и встала рядом, согнувшись в коленях, протянув волку руку. Шага вперёд не сделала, только издала горлом короткий звериный звук, нечто среднее между мурлыканьем и рыком. Всего один звук, глядя княжичу в глаза, прося этими не замысловатыми действиями вспомнить, кто есть Белояр на самом деле. Заметив выбирающуюся из сугроба Василису бросилась к ней, пока та снова не нашла полено. Принёс ли рык Аоыськин результат или нет, она не знала, поскольку уже прыгнула на Василису сверху и принялась обратно закапывать её в сугроб, закидывая сверху снегом и не обращая внимания на озябшие руки. Варежки где-то успели затеряться.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Четверг, 30-Янв-2014, 17:45:37 | Сообщение # 39    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 967
Вес голоса: 9
Статус: Охотится

Было холодно, мокро, а еще кто-то сидел сверху и бросался в лицо снегом. Василиса яростно сплюнула попавший в рот снег, но кто-то продолжал свою диверсионную работу по закапыванию ведьмы в сугроб. Василиса ничего не могла сделать. Она не могла говорить, только мычать, дышала с трудом из-за летящего в лицо снега, не могла никак найти опору, чтобы встать на ноги или хотя бы скинуть с себя этого потенциального убийцу.
Уже на исходе своих физических сил Василиса вспомнила, что она, в общем-то, некоторым даром наделена. Настроившись на силуэт, что беспокойно сидел сверху, Василиса направила на него всю свою злобу и весь свой страх. Снег перестал лететь в лицо, седок замер, и Василиса воспользовалась ситуацией, чтобы сбросить с себя непрошеного гостя.
— Так, значит. — прошипела она, завидев, что гостем была Арыська. — Что, не учили тебя к старшим с почтением относиться, учили тебя только звериным повадкам?
Прежде чем отпустить Арысь, Василиса в качестве мести несколько раз сунула ее лицом в снег. После ведьма подалась назад и стала деловито вытряхивать снег у себя из-за воротника, из рукавов, и всех прочих стыков одежды, куда тот забился. Снег уже местами подтаял и приносил массу неприятных ощущений.
В процессе Василиса задумалась, как так вообще вышло, что она оказалась в сугробе под Арыськой. Они подрались из-за чего-то?
Нет. В памяти ясно всплыл эпизод в катающимся по земле чертенком, с чертом матерым, а так же с Требой, что бегала по полянке и с изгнанием нечисти не помогала. Перед этим видением — ощущение липкой, чужеродной магии, что пробиралась в мозг и пыталась навязать свою волю.
"Значит, тогда я ее все-таки не переборола", — констатировала Василиса, стрельнула глазами по сторонам. Так, Арыська отплевывается в сугробе, выглядит как обычно, следов дурмана не выказывает. Треба стояла перед злобно скалящимся волком, что-то говорила ему, пытаясь усмирись. Ну, оборотень и в Монголии оборотень, тут еще совсем не факт, что над его поведением дурман сейчас работает. Сунуться в эту проблему Василиса даже не подумала. Что дальше? Ох, Иван...
Не дочистив второй рукав, Василиса бросилась к брату, распростертому на земле. Девушка склонилась над его лицом, ловя дыхание. Жив, слава богам, жив! Ох, батюшки-светы, кровь... После недолгого обследования Василиса нашла ее источник: небольшую ранку и большую шишку на голове Ивана. Девушка нахмурилась. Несомненно, тот, кто это сделал, рано или поздно за это поплатится.
— А ну-ка вставай! — приказала Василиса брату, ударила его пару раз по щекам, приводя в сознание. И привела.
— Что... что случилось? — вяло спросил Иван, который, как и Василиса, сразу после своего пробуждения ничего не помнил о последних событиях.
— А вон что. — Василиса тыкнула пальцем к костру, у которого сошлись Треба и Белояр. — Надо что-то делать, или, дожевав ведьму, оборотень и за нас примется. Они твари ненасытные.
Иван резко сел, застонал, схватился за трещавшую голову. Пришло воспоминание о лживом видении, и Иван понял, что примерно такую же дурь может испытывать сейчас княжич.
— Может его тоже по башке... — неуверенно предложил он. Ага, как же, подкрадешься сзади к волку и уложишь его ударом палки. Тут что-то другое надо. — Так, Василиса, давай-ка иди к нему. Не боись, я рядом буду, если что как дам ему по носу кулаком, не дам тебя в обиду.
— Что-о? — подскочила на месте Василиса, — да что я сделать-то смогу? Колыбельную ему спеть? В ухо поорать? Злости в голову покидать? У него и своей там хватает, моя не влезет.
— А помнишь, как у моей постели сидела, когда я в лихорадке был и кошмарами бредил? Лет семь тебе было. Ты тогда... ты знаешь. Ну же, иди, Вась! Порвет же всех оборотень.
Оборотень действительно смотрелся злобно, на увещевания Требы не слишком реагировал. Удивительно, как он до сих пор вообще не прыгнул и не разорвал ее, а потом и всех остальных.
Василисе пришлось поспешить к месту действия, находя утешение лишь в идущем плечом к ней Ивану. Все ближе оборотень, да как к нему подойти-то, как развеять туман в голове его, для чего контакт физический нужен?! Ведьме пришла в голову иная мысль. Вместо того, чтобы попытаться усмирить ворожбой Белояра, она подошла к Требе и положила той руки на плечи. Сосредоточившись, Василиса влила в свою лесную коллегу уверенности, забрала ее страх, усилила оставшиеся чувства.
— Ну же, продолжай говорить. — пробормотала Василиса Требе, — теперь Белояр твои слова услышит, не будет больше злое колдовство им помехой.
"Люба она оборотню. Может она своими словами пробудить его сознание... Если дурман, конечно, в нынешней злобности его виноват".



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
NordTier Дата: Пятница, 31-Янв-2014, 00:36:18 | Сообщение # 40    
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1229
Репутация: 165
Вес голоса: 4
Статус: Охотится

- Ни шагу дальше, княжич. Попробуй с меня начать. - заступила дорогу кузнецова дочка.
Белояр мысленно выругался, но всеж остановился. "Ты то на кой лезешь?" Про девушку волк не говорил и в ее действиях чувствовался какой-то подвох.
- Только знай, что вместе мы здесь в лесу навсегда останемся, и дороги домой ты никогда уж не найдешь.- меж тем продолжала она. Вдруг звереныш, так бережно ее укачиваемый, выскользнул с рук и подскочив к оборотню весьма странно зарычал.
А вместе с рыком в нос ударил знакомый запах, явно далекий от стоящей перед глазами картины. Белояр замотал головой, пытаясь сбросить наваждение и уже понимая, что где-то его... слегка обманули. Только вот где?
- ... слова услышит, не будет больше злое колдовство им помехой. - Василиса говорила почти шепотом, но для оборотня ее слова прозвучали криком.
Так вот оно что! Белояр вскинул морду и тут же встретился глазами с Требой, из-за спины которой выглядывала весьма сосредоточенная Василиса. Морок уходил, а на его место вползало осознание того, что рассвет встречать бы он мог в гордом одиночестве.
Раздосадованно огрызнувшись, оборотень резко развернулся и направился прочь. По пути перевернувшись он поднялся уже человеком но через пару шагов упал на колени и набрав полные пригоршни снега принялся тереть им виски.
- Родятся же дураками!
Ведь и правда, не сними ведьмы темные чары - делов бы натворил. А все от того, что разбаловала его человечья шкурка. Привык жить, привык думать как у людей принято. Только на деле вон оно как оказалось... Всего-то принюхаться надо было! А ведь сегодня он себя за это уже ругал, только толку... А может и взаправду запаха не было? Ведь и там, на полянку у Семивражья он не чувствовал запах зверя. Или чувствовал, но забыл? Или же... От этой мысли внутри похолодело. Был ли вчерашний день на самом деле таким, каким его видел сын киевского князя? Что обманывало: чутье или зрение? А ведь сейчас окажется правы семивражцы были. Никакой зверь не заводился в этих лесах. Он тут был. Даже не тут, а в самом Киеве. Да и дружинники как найдутся, если вообще еще живы, наверняка подтвердят, что уже дня два как его не видели.
- Я твоего зверя за собой утащу, здесь ему самое место будет, - снова повторился в голове голос толи Требы, то ли кузнецовой дочки.
- Упрямо за человеческую шкуру держишься. Они не твоя стая, никогда тебя не примут! - словно отвечал ей огромный волк.
Отмахнувшись от внутреннего диалога Белояр наконец поднялся. У костра все были чем-то заняты и внимания на него вроде никто особого не обращал. Оно и к лучшему. Сейчас ему меньше всего хотелось смотреть кому-то в глаза. Особенно Требе. Но к костру все ж подошел.


- Слушай свое сердце, только оно укажет правильный путь.
- Херню ведь опять укажет.
- Херня и есть твой путь!




Прочие характеристики: тролль, бабник, половая ориентация - мотоциклист
 Анкета
Unukalhai Дата: Суббота, 01-Фев-2014, 13:00:34 | Сообщение # 41     В браке

Клан Теневых Волков
Ранг: Активный волк

Постов: 896
Репутация: 218
Вес голоса: 5
Статус: Охотится

А ведьма уже смирилась с перспективой быть растерзанной на клочки Белояром-зверем, успела попрощаться со всем тем немногим, что держало ее на этой земле, и сейчас просто ожидала приведения своего приговора в исполнения. На благоразумие волка она рассчитывала слабо: мало того, что злая магия кругом витала, да всем сознание наизнанку повыворачивало, так тут еще и дело-то она не с простой животинкой имела, а с человеком, да его началом звериным.
"Да и не просто звериным, а бесовским каким-то," - с досадой подумала Треба.
Но не собиралась она просто так оборотня в лапы колдовства черного сдавать: уж взялась за дело, так доводи до конца. Так и не двинулась она с места, и лишь одна дума навязчиво витала в голове лесной ведьмы:
"И стоило ради всего этого остальных из оков безумия царящего вызволять, коли все равно все поочередно после нее через пасть волчью прямиком к предкам отправятся? - тут Требе представилось безжизненное тело Ивана, лежащее у бревна, - Да еще и последнего мужика хорошо приложила... Эх, ну, может хоть кто деру дать успеет, пока он кости мои из клыков выковыривать будет..."
Подмога пришла откуда не ждали. Нет, Василиса к сожалению лесной ведьмы из снега выковыриться не успела, но вот маленький комочек, который еще недавно дрожал неподалеку от костра, вновь снова обратился в Арыську. Девчушка тут же подхватилась и в мгновении ока оказалась рядом с Требой. Та даже обрела на какое-то время небольшую веру в спасение, пока не осознала, что даже от них двоих вместе взятых толку не много выйдет. Но тут семивраженка руку к оборотню протянула, да на него на какой-то особый манер звериный рыкнула, так, что даже ведьма не вполне поняла. А потом, так же быстро, как и появилась, бросилась в сторону - к Василисе, которая только начала откапываться. Треба даже чуть не крикнула, чтобы девчонка со своей неприятельницы деревенской слезла, однако конфликт быстро разрешился в пользу последней, и вот Василиса уже возвышается над барахтающейся в снегу Рыськой. Лесная колдунья с надеждой в глазах устремила было взор на победительницу, но та, не глядя в ее сторону, промчалась на всех порах к своему братцу и с особым старанием начала его в чувства приводить. У Требы было руки совсем опустились: ведь зверь совсем не собирался отступать, хотя и ближе тоже не подходил. С минуту со стороны Василисы и Ивана слышался оживленный разговор касательно, кажется, дальнейших действий, но вот внезапно жительница леса почувствовала у себя на плече руку семивражской ведьмы.

— Ну же, продолжай говорить. Теперь Белояр твои слова услышит, не будет больше злое колдовство им помехой.

И тут вдруг отхлынул страх и отчаяние, охватившее все естество Требы, будто и не было его вовсе. И даже показалось, что вместе они и отпор дать смогут. И новая сила взыграла в глазах ведьмы, когда она взглядом с волком вдруг встретилась. Но тут чудо какое-то произошло, и поняла колдунья лесная, что уже не зверь страшный на нее смотрит, а все тот же княжич, только в шкуре иной. Как камень с души свалился: почувствовала Треба, что позади все. А оборотень тем временем, огрызнувшись, от костра поворотился, да отошел на пару шагов. Уже через мгновение на месте волка прямо на снегу сидел Белояр. Ведьма все это время от него глаз не отводила, и даже шаг было в его сторону сделала, но дальше идти не решилась. В ней сейчас два существа боролись: одно никак не хотело принимать Белояра, тем более после такой выходки, другое же списывало все на магию нечистую и желало прямо сейчас во что бы то ни стало к княжичу кинуться, ведь справился же, и неважно, какими силами!
Размышления ее прервала острая боль в руке. Конечно, ожег не собирался давать о себе забыть. Ну, да с этим она всегда успеет разобраться: к счастью, ничего серьезного. Выдохнув наконец, Треба к Василисе обернулась:
-Спасибо тебе, не отдала нас всех на растерзание, - она уже поняла, да и из разговора того с Иваном услышала, что Василиса просто так вряд ли бы помогать стала. Да что уж греха таить, Треба прекрасно понимала такое поведение: сама бы ни в жизни не полезла, коли жизнь бы ее под угрозой оказалось. "Сама не знаю, что на меня нашло," - призналась она себе тогда. Однако, сознание того, что на одной лесной ведьме зверь бы не остановился оказался на руку всем собравшимся.
Ведьма отступила и под ногами обнаружила истоптанную и в снегу свою накидку. Нахмурившись, она подняла ее здоровой рукой и встряхнула: да, она теперь без капитальной сушки никуда не годилась и вряд ли бы кого обогрела (если, конечно, никто не собирался погреться в ручьях кипятка). Перекинув ее через руку, прикрыв обожженную кисть, Треба, все еще хмурясь, подняла взгляд и прямо пред собой Белояра увидала. Она смерила его взглядом, будто бы собиралась уже пожурить, но тот в глаза ей смотреть все еще не смел. Тогда ведьма лесная за подбородок его взяла, на на себя посмотреть заставила. Только вот в лице девица сразу изменилась - нежно улыбнувшись, лесная ведьма промолвила:
- Эх ты, княжич... Перепугал меня пуще всех, я уж с миром этим попрощаться решила, - колдунья еще с секунду взора не отводила, а потом как взяла, и щелбаном Белояра наградила.
-Чувствовала я, что место недоброе, - обратилась она уже ко всем, - все целехоньки? Иван, я надеюсь, ты сможешь меня когда-нибудь простить, - добавил она шутливым тоном.
Уходить с места между Белояром и Василисой "весна" все еще не рисковала. У девки кровь горячая - мало ли чего удумает. Да и зверь новоявленный тоже неплох. Нет уж, от греха подальше...


Мимо тёщиного фьорда
Я без шуток не хожу:
То сыграю три аккорда,
То церквушку подожгу (с)


Не тупой, а узкоспециализированный. (с)



- Клан Теневых Волков
 Анкета
ЙошЪ Дата: Понедельник, 03-Фев-2014, 08:47:43 | Сообщение # 42    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Статус: Охотится

Оказалось, что топить Василису в снегу совсем не требовалось, деревенская ведьма и без того успела оправиться, и теперь только чертыхалась, пытаясь скинуть с себя седока. Арыська бы слезла, ибо поняла всё довольно быстро, но от души вывалять зазнобу с сугробе было слишком сильным соблазном, и Рысь не могла себе отказать. Не отказывала она себе до тех пор, пока Василиса как-то особенно сильно не взбрыкнула и не скинула её с себя.
Только сейчас стало видно, что ночь прошла, и на небе загорается ярко-розовая полоска рассвета.
— А что это тут такое было? - сидя на снегу и хмурясь, громко спросила Арысь не у кого-то конкретно, а у всего вокруг. И сразу после вопроса строго воззрилась на лошадей.
— У-у-у, черти ушастые! - девушка погрозила "чертям" кулачком, грозно сдвинув брови. Это же они их всех сюда завезли. Наверняка знали, чем обернётся. Теперь волшебные лошадки нравились ей, конечно, не так сильно, как раньше. И уж совершенно точно было ясно, что ночлег отныне путники будут выбирать сами. Где эти видано, доверять такое ответственное дело всяким четвероногим зверям?
Пока суть да дело, пока все собирались, приходили в себя, разбирались сами с собой и друг с другом, Рыська тоже приводила себя в порядок. Довольно лениво, без старания, но хотя бы забившийся за шиворот снег стоило выскрести, да волосы уложить, а то растрепались как чёрт знает что. А волосы промокли и спутались, и девушка села поближе к огню, чтобы обогреться и просушиться. Не сразу она заметила в самом центре пламени некий предмет, покоившейся на бревнах. Предмет был странным, больше всего походил на шкатулку из чёрного дерева, и, кажется, не думал в огне гореть.
"Снова проклятое колдовство." - с досадой подумала Арысь, но любопытство было сильнее. Крышка шкатулки так призывно поблёскивала, не было никаких сил удержаться. Арысь отыскала крепкий, с локоть длинной сучок и попыталась подцепить предмет, вытащить его наружу. Как бы не так. Языки пламени отобрали у Рыси сук и глазом она моргнуть не успела, как тот исчез в оранжево-красной пасти. Тоже самое произошло и с двумя другими палками.
Девушка пыталась и залить огонь водой, и засыпать снегом — всё бесполезно. Он только неугомонно шипел, метался из стороны в сторону, но меньше не становился. Но разве это повод сдаваться? Рысь нахмурилась. Стянула с правой руки варежку и натянула её поверх той, что была надета на левой, в внутрь первой варежки нагребла снега. Собравшись с духом, зажмурившись, девушка быстро сунула руку в огонь, нащупала предмет и вытянула его из костра. Только после всего этого она поняла, что огонь её не обжёг, хотя обнял её руку. На ладони лежала действительно шкатулка. В крышку был вделан овальный, тёмно-зелёного цвета камень. Арысь не рискнула открывать крышку, и до поры убрала шкатулку в карман.
Позже уже, когда все выехали, она поравнялось с Требой и протянула шкатулку ей, всё рассказав. Уж кому-кому, а только Требе такие вещи и можно было доверить.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Sansa Дата: Вторник, 04-Фев-2014, 20:38:48 | Сообщение # 43    
Сообщение отредактировал(а) Sansa - Вторник, 04-Фев-2014, 20:40:35
Ранг: Молодой волк

Постов: 661
Репутация: 64
Вес голоса: 3
Статус: Охотится

В путь тронулись не дожидаясь рассвета. Небо было чистое, новых снегопадов не обещалось, а значит, к вечеру вполне можно было и домой добраться. Ехали по какой-то просеке, которая до метели вполне могла служить пригодной дорогой.
Всемила снова ехала следом за Харальдом. Только теперь ее вид был скорее отреченный. Глядя на розовеющую полоску неба на востоке, она уже не думала о проблемах вчерашнего дня, не пыталась анализировать события, даже непрекращающиеся пересмешки ехавших позади нее дружинников больше не раздражали. Ночной холод, казалось, убил в княжне все чувства, которыми она жила до этого. Вот сейчас выглянет из-за далекого заснеженного горизонта светлоликий Хорс, оглядит свои владения, протянет руки лучи, коснется ими Марены-Всемилы и растает она в миг. Уйдет водой в мерзлую землю, вознесется душой-паром в высь ясную морозную, полетит душа за море синее да горы высокие...
Конь Всемилы споткнулся и она, чуть не вылетев из седла, мигом пришла в себя сбросив морок то ли сна, то ли видения. Оглядевшись по сторонам она вдруг заметила, что внимание сопровождавших ее мужчин привлекло что-то, что находилось за густыми зарослями кустарника.
Как не уговаривали они ее остаться подождать на дороге, а все ж Всемила отправилась через заросли вместе со всеми. Продравшись наконец через кусты она поначалу ничего подозрительного и не заметила. Ну полянка, ну костровище, ну и что? Княжна уже было и обратно собралась идти, да вдруг сообразила, чему так ее спутники удивляются. Не просто так костер здесь ночью горел. Ох, видать холод ночной и ум последний у нее выстудил, раз своими глазами не видит.
Мужчины меж тем разбрелись по полянке. Кто читал следы на истоптанном снегу, кто просто осматривал место любопытное. Всемила же как ни пыталась сосредоточиться, все безуспешно было. В голову словно воды налили.
- А вот и след волчий! - крикнул откуда-то из-за спины Харальд.
Утерев наскоро снегом не понять с чего разгоревшиеся вдруг щеки, княжна бросилась к присевшему возле злополучных следов варягу.
- Вот здесь, видимо, и обернулся... Так натоптано - не разобрать! - говорил он уже подошедшему Зимобору. А заметив Всемилу усмехнулся, - Гляди, княжна. Кажись не зря по лесам бегаем, на след, вот, напали.
- Как на зайца в чистом поле! - то, что Буяр был затычкой в каждой бочке все уже давно привыкли, но сейчас парень в точку угодил - что след-то? Они не собаки охотничьи, чтоб на радостях в погоню пуститься да не разу мимо не свернуть.
Всемила молча развернулась и пошла к лошадям. Досадно, конечно, да делать нечего. Зацепившись башмачком за что-то твердое в снегу, она сначала и внимания особого не обратила. Но почему-то решив, что на такой поляне неважных мелочей не бывает решила вернуться. Покопавшись в снегу она наконец нашла там небольшую, искусно вырезанную деревянную шкатулку. Повертев ее в руках девушка попыталась открыть диковинную вещицу, но не тут-то было! Шкатулка из рук выскользнула, а пальцы покраснели, словно Всемила голыми руками угли из очага выгребала.
- Ох, врешь старая! - тихонько прошипела Всемила, растирая снегом обожженные пальцы. - Не одних коней ты дала!
Осторожно выудив из снега шкатулку и убедившись, что сама по себе вещица эта достаточно мирная, княжна припрятала ее под шубку и направилась к оставленным на дороге коням.
"Вот, дура старая, - уже в пути продолжала размышлять девушка. - Совсем из ума выжила! Ты кого перехитрить-то хочешь? Да и подельников себе нашла подходящих! Не успели получить - уже по всему лесу растеряли!"
То что шкатулочка как-то связана с Ягой, ее вчерашними гостями, запертом в погребе колдуном и и ее братом, сомнений не было.
"Смерть там Кощеева что-ли?"- Всемила потрогала обожженные пальцы.
- Да не далеко они, говорю! Следы там свежие!
- Так поди, поищи!
- Сам ищи! Я и позвать могу!
Не успела девушка сообразить из-за чего повздорили, как Утреч, ехавший чуть позади нее вскинул голову к небу и завыл по волчьи. От неожиданности, серая кобылка, которая до этого покорно семенила привязанная к утречевскому коню и была почти не заметна, дернулась так, что с перепугу чуть не опрокинула на себя жеребца вместе со всадником.
Пока Всемила растерянно озиралась по сторонам пытаясь сообразить кого они тут зовут, до ее слуха донесся точно такой же вой, и уж этот голос она не могла не узнать.
Зимобор первый рывком послал своего жеребца вперед. Утреч с Буяром, радостно взвыв как волки-переярки поскакали следом за ним.
Проводив взглядом умчавшихся на поиски своего горе-вожака дружинников, Всемила перевела взгляд на Харальда, державшего в руках повод перепуганной кобылки. И когда только Утречь успел ее отвязать? Белояровский конь, так же оставленный на попечительство Харальда, обиженно всхрапывал и приплясывал от нетерпения.
- Что, не того брата нашли? - Харальд, видать, заметил ее замешательство. - Поехали.
Проехав вперед он подцепил повод Всемиленого коня и потянул его вперед.


Ты получишь то, что заслужил -
Вечный поцелуй Богини Смерти!
 Анкета
NordTier Дата: Четверг, 06-Фев-2014, 18:38:18 | Сообщение # 44    
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1229
Репутация: 165
Вес голоса: 4
Статус: Охотится

Ехали на удивление быстро и даже вполне верной дорогой. Шибко умные кони сами искали путь, обходили засыпанные снегом коряги да дорожные ямы. Понукать их, само собой, не приходилось. Но как бы не были идеальны волшебные кони, Белояр их уже тихо ненавидел. Раньше он вполне соглашался с бытовавшим в народе мнением, что у боевого коня со всадником должен один ум на двоих быть. Может и не был ныне потерянный конь так хорош, как ему бы хотелось. слишком норовистый, не в меру горячий жеребец, конечно, доставлял порой не мало хлопот своему хозяину, но в нужные моменты им все же удавалось находить общий язык. Бабкиному коню же на мнение всадника было откровенно все равно. Если бы не ехавшая рядом с Треба, которая по одной ей ведомой причине после отьезда со злополучной поляны старалась держаться рядом с ним, Белояр бы уже давно послал расчудесную "Сивку-Бурку" туда, где ей самое место и перекинувшись волком добрался бы до Киева еще наперед остальных.
С Требой княжич теперь не то что заговорить, смотреть в ее сторону не хотел. На душе было по прежнему тяжело. Вот во всей красе он ей и показался. Рассчитывать теперь на хоть какую-то благосклонность с ее сторону было глупо. А жаль.
От малоприятных мыслей отвлек донесшийся издалека протяжный волчий вой. Но на этот раз выл не неведомый пришлый зверь, как было возле костра, а... От неожиданности и удивления Белояр натянул поводья, от чего явно не ожидавший такой наглости конь поднялся на дыбы. все еще не веря своим ушам княжич завыл в ответ.
Многоголосый вой нарастал, стал слышен треск сучьев и шелест ветвей, задевавших за тела животных. Еще не видя никого, Белояр чутьем узнал, но до последнего отказывался верить. Значит живы! Значит обошлось...
- Белояр! Мары тебя возьми! - Зимобор уже соскочил с коня. - Ты меня узнаешь или нет?! Или тебе ведьмы эти совсем чарами своими опутали?!
- Зимобор... - едва выговорил княжич, все еще думая, что ему мерещится. Вот они, все трое, живые, здоровые. А если и Василису с Требой узнали, значит расстались они у избушки и не мороком был день вчерашний! - Зимобор! Ты! - вдруг заорал он и спрыгнув с уже опостылевшего скакуна стрелой бросился на встречу. Зимобор, Буяр, Утреч... Сказать по правде, он с ними уже попрощался. Еще там, на поляне, когда пришло осознание того, какой волк в этих лесах разбойничать может. И сейчас друзья служили живым доказательством того, что он ошибался.
Белояр уже собирался было спросить о судьбе своего коня, как кто-то настойчиво толкнул его в спину. Обернувшись, он удивился еще больше. Нет, не радостно приплясывающему коню. В поводу его держала...
- Всемила?!!
Вот уж кого он точно не ожидал увидеть в лесу. А подтверждением, что это не сон было даже не чутье, а вечно таскающийся за княжной Харальд. Может другие и верили, что варяг искренне предан ей, но Белояр подозревал, что тут не все так просто. Но вида никогда не подавал - не его ума дело.
- Вы то как здесь оказались? - когда у костра Белояр хотел увидеть свою семью, он явно не предполагал, что это произойдет так скоро. Всемила выглядела уставшей и какой-то растерянной. Ну тут все такими были и это внимания особого не привлекло.
Так и не добившись внятного ответа "зачем княжна так далеко в лес забралась?" когда уже решено было дальше двигаться, Белояр всеж подошел к Утречу с вопросом, когда они его в последний раз видели? У избушки? Или он раньше куда запропал? Тот в ответ внимательно посмотрел на него, покрутил пальцем у виска и уселся в седло.
Вот теперь большая часть камня с души, можно сказать, отвалилась.


- Слушай свое сердце, только оно укажет правильный путь.
- Херню ведь опять укажет.
- Херня и есть твой путь!




Прочие характеристики: тролль, бабник, половая ориентация - мотоциклист
 Анкета
Unukalhai Дата: Понедельник, 17-Фев-2014, 22:45:21 | Сообщение # 45     В браке

Клан Теневых Волков
Ранг: Активный волк

Постов: 896
Репутация: 218
Вес голоса: 5
Статус: Охотится

Всю дорогу лесная ведьма вела себя так, будто бы ничего и не случилось вовсе, а точнее была все так же молчалива: лишь пару раз с кем-то из компании парой слов по делу перекинулась, да внимательно рассказ Арыськи про шкатулку чудесную выслушала. Диковину ведьма тут же взяла в руки, повертела, чтобы повнимательнее осмотреть. После процедуры тщательного досмотра, Треба отважилась подцепить ногтем крышку шкатулки, и заглянуть внутрь. Брови колдуньи, не спрашивая разрешения хозяйки, стремительно поползли наверх, выдавая крайнюю степень удивления. Не обращая ровным счетом никакого внимания на блестящий драгоценный камень, сияющий своей практически идеальной огранкой, Треба запустила тонкий палец в шкатулку, повозила его по дну, будто бы что-то размешивая, а после поднесла к носу маленькую упругую капельку непонятной субстанции черного цвета. Ведьма растерла ее большим и указательным пальцами, но капля и не подумала оставаться в растертом состоянии и тут же собралась в привычное ей состояние. Закусив губу, "весна" прибывала в глубоком раздумье некоторое время, но внезапно лицо ее озарилось снизошедшей мыслью. Она легким движением стряхнула капельку обратно в шкатулку, захлопнула крышку и с утроенным вниманием воззрилась на камень, украшавший шкатулку. Найдя там то, что искала, Треба, довольная, повернулась к Рыське и с улыбкой проговорила:
-Звереныш, ты хоть знаешь, что за диво-дивное только что в руках держала? Мне еще дед мой поведал..., - она хитро прищурилась и заговорщицки продолжила, - Слушай, Арысь, у меня есть для тебя очень важное поручение.
Колдунья дождалась, пока девчушка заинтригуется до нужной консистенции.
-Мне нужен волос с твоего звериного хвоста и волосок из твоей прекрасной косы девичьей. Коли отдашь - получишь от меня такой подарок... На целом свете такого не сыщешь! А покамест держи у себя и никому не отдавай, поняла? - лесная ведьма сунула ошарашенной Арыське шкатулку обратно в руки и как ни в чем не бывало отъехала чуть вперед, почти поравнявшись с понурым княжичем.
Кобыла, которая в начале их совместного путешествия показала свой нрав весьма строптивым и непокорным, сейчас спокойно шествовала рядом с конем Белояра, выполняя малейшие пожелания и указания Требы, иногда даже предугадывая их. Однако княжич даже не глядел в сторону девицы, что внушало последней некоторые беспокойства. И все же, Треба, которая вообще считала лишним кому бы то ни было навязывать свое общество, рассудила, что в сейчас явно не момент для разговоров по душам, а потому с "теплыми" беседами к Белояру не лезла, а лишь все время тихо держалась неподалеку. Частенько бросала она на оборотня взгляд, как бы невзначай, но ни разу их глаза так и не встретились. В конце концов, когда ведьма уже решила не смущать всадника своим присутствием и отступить куда-нибудь в конец "северного каравана"? как вдруг по округе прокатился протяжный волчий вой. Если бы Треба была зверем, можно было бы сказать, что она навострила уши: это, пожалуй, было бы самым точным описанием. Ведьма воззрилась в сторону, откуда, как ей казалось, исходил звук. Белояр тут же отозвался, и вот уже меньше, чем через минуту, к путникам вышли "отбившиеся от стаи" Зимобор, Буяр и Утреч. Хандру Белоярову как рукой сняло: он радовался возвращению друзей-товарищей, будто бы уже никогда не ожидал их в своей жизни увидеть.
Не сильно растрогавшись сценой объединения, Треба скорее больше обрадовалась тому, что княжич уже больше не казался таким пришибленным. Теперь колдунья перевела большую часть своего внимания на неизвестную ей девицу, которую новоявленный зверь изволил Всемилой величать. Однако долго Треба ее не посчитала нужным изучать: одним больше, одним меньше... Количество народа, участвующее в походе ее интересовало мало. (Конечно же до тех пор, пока это самое количество не возномеривалось причинять лишние хлопоты).
"Расположись они там на кострище всем скопом - точно бы живыми не вылезли. Ну, не целыми - точно." - подумалось тогда ведьме.
Белояр явно повеселел, и Треба окликнула его, шутливым тоном заметив, мол, нечего тут бока морозить, пора и путь продолжать, а языком потрепать и по дороге можно. Сказав это, проезжая мимо, ведьма снова оказалась в первых рядах шествующих, оставив княжича и его знакомую девицу позади.


Мимо тёщиного фьорда
Я без шуток не хожу:
То сыграю три аккорда,
То церквушку подожгу (с)


Не тупой, а узкоспециализированный. (с)



- Клан Теневых Волков
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » По преданиям русским
Страница 3 из 9«1234589»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк