[ Регистрация · Главная страница · Вход ]
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 512345»
Модератор форума: Призрак 
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » Нашествие
Нашествие
Wolf_Legend Дата: Пятница, 05-Дек-2014, 16:14:38 | Сообщение # 1     В браке
Сообщение отредактировал(а) Wolf_Legend - Суббота, 06-Дек-2014, 03:00:18

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Дата: 6е декабря.
Время: 00.00 -- 08.00

– Подумай хорошо, прежде, чем делать опрометчивый шаг, – со вздохом сказала Наталья Владимировна и вышла из комнаты.
Да, ее дочь оказалась весьма упрямым ребенком. Скорее упертым. Неоднократно ее знакомые говорили, что эта девочка если чего-то захочет, то по трупам пойдет, а своего добьется. Вот и сейчас, Александра переступала через мать и ее увещевания не совершать необдуманных поступков. «Я поеду» и все. И точка. Сашу не переубедить. Наталья Владимировна устало опустилась в кресло у окна и смахнула со щеки слезу, думая, как можно отговорить дочь не ехать в Москву. Никакие уговоры здесь не помогали, убеждать в том, что у Саши работа и на носу сессия, – не было толку, она уперлась в свое «поеду» и ее было не сдвинуть с места. Запугивать отцом тоже не было смысла – он последний полгода был пустым звуком для девушки. Хоть она и не жалела ему денег на еду (свои он пропивал), но с его мнением она точно считаться не собиралась – это она показала ясно и четко, проведя границу между собой и своим отцом. Материнское сердце было не на месте и чувствовало, что эта поездка хорошего ничего не принесет.
– Маааам, – требовательное «мааам» донеслось из соседней комнаты. Второе «мааааам» прозвучало еще требовательней и настойчивее.
Наталья Владимировна, нехотя поднялась с кресла и направилась с комнату дочери.
– А лишний раз оторвать свою задницу от компьютера и подойти сложно что ли? – голос матери прозвучал тихо и спокойно. – Что такое?
– Мааам, убей… – Сашка ткнула пальцем куда-то в сторону. После недолгого всматривания Наталья Владимировна обнаружила там паучка.
– Ой, ну прекрати притворяться, а? Неужели ты их так боишься? – взяв паучка в руку Наталья Владимировна протянула его к своей дочери, от чего та, с диким воплем вскочила со стула и оказалась на стоящей на кровати, забившись в угол.
– Ну, мааааа!!! – жалобно проскулила девушка, белея и почти сливаясь со стеной.
Еще раз вздохнув, Наталья Владимировна открыла окно и выкинула в него букашку, которая наверняка еще больше боялась.
– Все, нет его больше. Видишь? – мать показала открытые ладони дочери, после чего та смогла только сесть на кровати.
– Ну, и чего ты их так боишься… – присев рядом, Наталья Владимировна обняла дочь и прижала ее голову к груди.
– Не знаю, мам… – прошептала Александра, закрывая глаза.
– Ложись, тебе ехать завтра… – мать поцеловала дочь в макушку и вышла из комнаты, оставив ее одну.

***

Москва встретила девушку шумом, грязью и пылью. Люди сновали по вокзалу туда-сюда, подсекая друг друга, чуть не падая и не роняя свои сумки. Кто-то матерился, кто-то только плотнее укутывался в воротник своего мехового пальто или шубы. Саша не спеша вышла из вагона и осмотрелась, по привычке втянув воздух носом, и закашлялась. Воздух здесь не отличался свежестью. Небольшая дорожная сумка висела у девушки на локте, словно дамская, ну, просто очень большая дамская сумочка. Саша ненавидела, ну, просто очень ненавидела таскать с собой много шмоток и всякой мелочи. В дорогу она брала все самое необходимое и нужное: пару комплектов нижнего белья, предметы личной гигиены, косметику, пару штанов, юбок и кучу футболок. «Зачем брать кучу шмоток с собой, если их все можно купить?» было девизом девушки, которого она и придерживалась в поездках. С такой политикой гардероб девушки должен был бы быть забит шмотками, однако такого не случалось. Достав телефон, девушка уже подмерзшими пальцами пролистала телефонную книгу и, найдя необходимый контакт, нажала кнопку вызова (сим-карту девушка поменяла предварительно, подъезжая к Москве).
– Лорик? Привееет, – в голосе слышна была улыбка. – Ну, короче… Да, я уже на Белорусском. Сейчас пойду в метро. Да, деньги есть. Не переживай. Доеду. Мне же на Ленинградский, да? А, мг… Все, пошла. Буду на Ленинградском – позвоню еще. Мг. Нет, не замерзла. До связи.
Девушка положила трубку, перевесила сумку на другую руку, всунула наушники в уши и бодрым шагом направилась ко входу в метро. Огибая встречных и попутно идущих людей. Ей нравилось двигаться немного быстрее потока, лавируя и обгоняя людей. Девушка была помешана на машинах. К тому же и трек играл подходящий, из фильма «Need for Speed: Жажда скорости». Девушка не тратила время на покупку билетов в кассе, а подошла к автоматам, которыми почему-то мало кто пользовался, и, кинув нужную сумму, получила свои билеты. Поток снова нес ее вниз, к вагонам метро, а чуть позже и к вагону электрички. Вскоре, девушка прибыла в Крюково, которое она знала пусть не как пять пальцев, но как четыре – точно. Быстро спустившись в подземку, она перешла на нужную сторону и отправилась к остановке, напротив торгового дома «Зеленоград». Вновь приобретя билет на транспорт, девушка села на автобус № 16 и уставилась в окно. Ехать было не далеко – в 14 район г. Зеленограда. Выйдя на нужной остановке, девушка отметила, что храм, который начали строить на ее глазах, когда она жила в Москве, уже почти завершен.
– Надо бы зайти. Александра Невского же, – отметила про себя девушка и перешла дорогу, забирая правее, к нужному подъезду. Снова позвонив тете Ларисе, она спросила код двери, который тут же набрала, и вошла в подъезд.
Прием, как и всегда, был теплым. Ее рады были видеть здесь в любое время – Сашка была единственной любимицей на три семьи. У Старшей и средней сестер матери, что жили в Москве, детей не было, поэтому все лавры доставались Александре. Назвать ее избалованным ребенком было нельзя – она не стремилась иметь все, хотя любила подарки, которых ей всегда было мало. Первый день пролетел незаметно и очень быстро. Скорее всего, дорога сказывалась. В душе Александра просто терпеть не могла Москву, а Зеленоград был ей по душе – относительно тихий и спокойный, тем более, сразу перед ее домом начинался лес, в котором Саша очень часто гуляла. Утро началось неожиданно, так же неожиданно, как и закончился вечер.
– Саш, вставай… – девушка услышала сквозь сон взволнованный голос тети и нехотя открыла глаза.
– Блиин, можно еще поспать, а? – сонно промямлила девушка, кутаясь в одеяло и зарываясь лицом в подушку.
– Саш, вставай… Надо ехать в Москву… – тетя Лариса тихо потрясла девушку за плечо, от чего та еще недовольнее застонала.
– Зачееееем… Я только приехала… Давай завтра по магазинам прошвырнемся… Или после обеда хотя бы… – Александра сонно моргнула, глядя на тетю.
– По телевизору объявили о внеплановых выборах.
– Так у вас всегда были пункты рядом, почему бы не сходить туда? И вообще, меня зачем тащить с собой?
– Пункты не открыли. Сказали голосовать всем, кто находится на территории РФ, в Москве, вне зависимости от государственной принадлежности. Вставай, нам скоро ехать.
Через некоторое время Саша уже ехала с тетей Ларисой по знакомому ей маршруту в Москву, на станцию метро Комсомольская с переходом на Проспект мира и далее следуя до станции метро ВДНХ к месту, где должны были проводиться «внеплановые выборы». Несмотря на то, что была дана неделя на то, чтобы приехать поставить галочку, складывалось такое впечатление, что весь город решил скинуть груз в первый же день.
Народу была куча. И казалось, что уезжающих не было вовсе – люди все выходили и выходили. Сашка шла, ведомая людским течением, и не обращала внимания на окружающих. В один момент екнуло сердце, заставляя девушку проснуться, и она осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что все в порядке. Но в порядке ничего не было. Тети Ларисы рядом нигде не было. Сашка достала телефон, но тот предательски показывал, что сети нет. То ли от огромного скопления людей вышки не вытягивали, то ли глушили – одному правительству известно. Предпринять что-либо было невозможно, а посему девушка продолжила движение вперед, по ходу быстренько написав смс (а вдруг где-то прорвется связь?).
Через небольшой промежуток и времени, и пути движение прекратилось – люди пополнили собой и без того огромную очередь, которая двигалась очень медленно ко главному входу. Что происходит впереди – не было видно, поэтому оценить длину очереди не представлялось возможным. Все, что оставалось, – это ждать.


Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
ЙошЪ Дата: Суббота, 06-Дек-2014, 02:30:53 | Сообщение # 2    
Сообщение отредактировал(а) ЙошЪ - Суббота, 06-Дек-2014, 02:37:57

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— До Кубинки туда-обратно. На меня и две собаки.
— Собаки тоже туда-обратно?
— Конечно.
Сколько Аня не покупала билет, каждый раз слышала один и тот же вопрос: "А собака тоже туда-обратно?". С трудом она могла понять чем вообще такой вопрос может быть вызвать и чем руководствовались люди, которые его задавали. Билеты на руках, можно ехать. Проход через турникет, шумный Белорусский вокзал, множество людей кругом.
— Рядом.
Макс поднял на хозяйку карие глаза и тут же подвинулся ближе к левой ноге. Оникс в свою очередь подвинулся ближе к нему. Пересекать вокзал можно исключительно в таком положении. И вовсе не потому что Аня не уверенна в своих собаках, а потому, что люди могут не специально (или намеренно) отдавить собакам лапу.
— Девушка! Куда вы прёте без намордника? - пузатый перонный охранник от усердия аж глаза таращит. Аня останавливается, отходит чуть в сторону и снимает с плеча рюкзак.
— Думаете, он мне пойдёт? - ответа она не ожидает. И даже если он последует, слушать его не станет. Из рюкзака она достала два глухих кожаных намордника и надела на морды собак. Закончив, подобрала поводки и пошла на посадку.
А дальше бесконечная железная дорога, серая электричка и мерный стук колёс на протяжении чуть более часа. Заходят и выходят люди, снуют толпами торговцы и наперебой предлагают то тряпку для пыли, то чудо-пылесос, то игрушки. Аня сидит в самом конце вагона, в ногах дремлют псы, и к ней никто не рискует присоседится. Вид зонарной овчарки и русской псовой борзой в намордниках весьма пугает и настораживает. Кто-то проходя мимо улыбается собакам, кто-то ругается, некоторые пытаются погладить — Аня не против. Она смотрит в окно и слушает в наушниках тягучий The Sixth Of November. Вот уже за окном пробегают знакомые пейзажи, скоро пора выходить. Аня берёт собак и выходит в тамбур. Через какое-то время поезд останавливается и распахивает двери.
— Кубинка, - скупо объявляет механический женский голос.
Девушка выходит на платформу, спускается вниз, где её уже ждёт большой, но старенький джип её коллеги Ивана. По обыкновению он каждый раз забирает её от станции и подвозит до конюшни. Как и сегодня. Через пятнадцати минут пути впереди видно хорошо знакомое каменное здание среди просторных полей, на которых пасётся табун кобыл.

— Ань, звонила Исаева, её сегодня не будет. Ворон на тебе. Просила взять его в поле.
— В поле так в поле, - девушка пожала плечами, укладывая седло в сбруйную. Она только что вернулась с платца где напрыгивала молодую, талантливую кобылу вестфальской породы по кличке Морошка.
— Вань!
— Оу? - послышалось откуда-то из правого крыла конюшни. Аня пошла на звук и застала Ивана за чисткой Короны — ганноверской кобылы списанную со спорта из-за травмы ноги.
— Мне Ворона работать, поедешь со мной в поле?
— Я вообще-то планировал с ней в манеж...Но ладно, поехали в поле. Собирай его тогда.
— Я быстро, - ответила Аня и пошла выводит высокого орловского рысака вороной масти на развязки, чистить шкуру. С Иваном так было всегда. Он не мог сказать чёткое "да" или "нет", сперва он обязательно говорил, что имел иные планы, но спустя несколько секунд всегда уступал. Аня не знала, реальны ли были те планы, нет, но она не помнила случая, когда бы он ответил ей твёрдым отказом, или напротив, сразу поддержал её идею.
Двое всадников выехали сквозь леваду в поле. Аня ёжилась — ветер был холодный. Ворон пританцовывал, ему тоже не нравился холод и щекочущий его в неприличных местах ветерок. Десять минут шага, затем пятнадцать минут рыси, снова шаг, пять минут, не больше. После шага манежный галоп. Впереди поваленное бревно, проще перепрыгнуть чем объехать. Ворон берёт слишком рано и слишком высоко, а сразу после тянет голову вниз и некоторое время скачет как козёл. Аня подбирает повод и сильно двигает мерина вперёд, тот в ответ привстаёт на дыбы, но всадница снова даёт шенкелей, и ещё чуть подбирает повод. Мерин успокаивается, девушка гладит его по крутой шее. Впереди конюшня, до неё теперь добираться шагом.
— На выборы поедешь? - Иван едет рядом совсем распустив поводья и расслабившись. Сидя на не очень предсказуемом мерине Аня себе такого позволить не может.
— Какие ещё выборы?
— Сам не очень понимаю, - улыбается мужчина, — Передавали сегодня по радио, слышал. Завтра на ВДНХ. Явка обязательна.
— Да что ты говоришь, - иронично протягивает Аня. К выборам она относилась как к действию бесполезному, совершенно ненужному ей. Мало что могло заставить её сходить туда.
— Может сходим? Я тебя довезу. Останусь сегодня у тебя, кстати? А утром туда...
— Вань, ну ты маленький, что ли? Что ты там забыл?
— Вроде как это важно..., - Иван отвёл взгляд, говорит не очень уверенно. Он всегда слегка отступал перед Аниной напористостью. Аня же относилась к нему с лёгкой нежностью, терпением, как к младшему брату. Иван был славным другом. Хотя иной раз она думала, как бы было здорово, если бы он был чуть более решительным. Одно в нём было неоспоримо замечательно: при всех недостатках, любовником он был замечательным, и при том совершенно не претендовал на какие-то отношения. Уже полгода они иногда гостили друг у друга (чаще он у неё) и всё было совершенно прекрасно. Устраивало обоих.
К восьми вечера все были отработаны, дела сделаны, можно было ехать домой. На сей раз на машине с Иваном и мимо его дома, прямиком к Ане. Первым делом дома Аня пошла в душ, выйдя из него покормила собак, и пока мылся Иван, принялась за готовку простого, но сытного ужина — макароны и свиная шейка. Ужин проходил в тишине и сопровождался бокалом вина. Как был допит чай Иван сложил в раковину посуду.
— Оставь, утром помою. Спать пойдёшь?
— Проверю почту сперва. Ты ложись.
Аня кивнула и отправилась в комнату. Переоделась в длинную футболку и с удовольствием зарылась в подушку. Когда Иван пришёл, она уже спала. Будить он её не стал, только тихонько лёг рядом и тоже уснул. Так тоже нередко бывало.

— Аня, вставай, - мягкий голос друга. Под его голос всегда просыпаться приятно, хоть и не очень легко.
— На кухне бутерброды. Пей чай и поехали.
Мужчина уже одевался и ждал только её. Девушка не заставила себя ждать. Умылась, выпила чая, не тронув бутерброды, натянула джинсы, лёгкий тёмный свитер, сапоги, куртку и шарф. Волосы скрутила в хвост.
— А куда это мы едем? - очнулась девушка, когда поняла, что едут они по незнакомой дороге.
— Голосовать, - ответил её спутник и почему-то не стал отводить от неё выжидающего взгляда. Аня вздохнула.
— На дорогу смотри.
Толпа была такая, что не протолкнуться. Ваня крепко сжал ладонь девушки и уверенно повёл её сквозь людей. Ане стало легче. Наконец Иван отыскал что-то вроде очереди и занял в ней своё место. Аня стояла за его спиной, плотно прижавшись к нему и сжимая его плечо, опасаясь потеряться.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 06-Дек-2014, 03:52:37 | Сообщение # 3    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Все объявления по общественным каналам Ярослав благополучно пропустил. Он никогда утром не смотрел телевизор, не включал радио, а на работу ездил на машине.
Сегодняшний день не стал исключением. Добрый друг, черный Lexus RX300, приветливо мигнул фарами ровно в 08.00, отзываясь на брелок. Откуда у простого госслужащего такая машина, спросите вы? Ну, во-первых, Ярослав работает в спецслужбах, где платят неплохие деньги. Во-вторых, хоть по виду сразу и не скажешь, лексус уже старенький, б/ушный, переправленный из Америки на пароме (так выходило дешевле, чем покупать в России). Ну и, наконец, а куда еще, скажите, тратить деньги одинокому мужчине, который никуда не ездит отдыхать, у которого нет никаких жилищных проблем, и который не имеет никаких дорогостоящих увлечений?
Ну, ладно, кроме автомобиля. Свой лексус Ярослав не променял бы ни на что и никогда, эту машину он просто обожает.
На работу Яр обычно ездит через МКАД. И именно там прозвенел сегодня первый звоночек беспокойства: пробка начиналась еще на въезде. Конечно, вовсе нередкая ситуация в принципе для МКАДА, но в такое время, на этой развязке..? Что-то новенькое.
Время шло, но пробка рассасываться не желала. Движение шло очень медленно и как-то скомканно. Ярослав обратил внимание, что люди сегодня особенно дерганные: автомобили резко стартуют с места и резко притормаживают, не утихает хор многочисленных гудков. Все понятно: неожиданная пробка, никто не взял запас по времени, люди опаздывают на работу, вот и нервничают.
Меж тем, Ярослав тоже нервничал, потому что тоже опаздывал — первый раз за последние лет пять. Но вместо того, чтобы дергаться, бибикать, или открывать окно и выкрикивать ругательства, Яр просто чуть-чуть отклонил назад спинку сидения, протянул руку к проигрывателю и щелкнул на "плей". Случайный порядок песен с последнего диска, записанного Ярославом совсем недавно, буквально на днях. Подборка, как всегда, очень странная, содержащая в себе композиции от классических и до современного рока, все вперемешку.
Прекрасно помогает расслабиться.
С ожидаемым опозданием Яр припарковался у офиса в 9.35, под песню "Компромисс" с последнего альбома Би-2. Сама по себе совершенно не веселая песня, она дико заряжает энергетикой, и лично Ярослава, как ни странно, позитивом.
В общем, в свой отдел Яр заходил, совершенно не печалясь по поводу опоздания, и едва ли не пританцовывал, прокручивая в голове куплеты последней песни.
— Эй, шеф! — из-за дальнего стола помахал рукой Алик Невской. Самый молодой в отделе, самый низкоранговый (всего лишь лейтенант), но Ярослав полагал, что это ненадолго. Рвения у парня хватит, чтобы стены порвать. А смекалки — чтобы выбраться на самый верх даже без поданной лестницы. — Сегодня я оплачу твой обед!
— В смысле? — Яр, приподняв левую бровь, наблюдал, как счастливый Алик принимает несколько тысячных бумажек от совершенно мрачного Александра Попова. Попов, в общем-то, всегда был мрачен и угрюм, но сейчас сильно превосходил самого себя.
— Мы на вас поспорили. Года два назад. Я был уверен, что вы когда-нибудь все-таки опоздаете, — легкомысленно признался Алик, откидываясь на спинку стула, заложив руки за голову.
— Хей! У вас там ставка-то, я посмотрю, не дура, я требую с нее себе три обеда! — усмехнулся Ярослав.
На Алика просто невозможно было сердиться даже тогда, когда следовало бы. Парень просто источал во все стороны лучи добра и света.
— Кстати, у нас в десять летучка, — лейтенант вдруг посерьезнел, — говорю, пока не забыл. Дилдо всех собирает в конференц зале. Ну, по поводу этого самого.
Чего "этого самого", Яр переспрашивать не стал. На летучке узнает. Лучше все равно никто не сможет передать информацию, чем Дилдо. В миру, между прочим, генерал-полковник Сергей Викторович Шкрябинский, начальник всего-всего, что есть в этом здании. Нелицеприятную кличку сиятельный генерал-полковник заслужил тем, что никогда не закрывает за собой в туалете дверь, обожает поболтать за писсуаром, и нередко смущает всем этим этим коллег, особенно новичков.
До десяти времени мало. Ярослав не стал начинать просматривать текущие дела, только разделся, выпил чаю, а потом не спеша пошел к конференц-залу.

Дилдо говорил долго. Что совершенно нехарактерно для него — скучно. Очевидно, потому, что реальной информации он никакой не давал, просто, образно говоря, переливал воду из стакана в стакан, сыпля плохо связанными между собой фактами и порою разрозняя их жесткой критикой, каждый раз начинающейся со скрипучего "я считаю...".
Яр рассеянно слушал, откинувшись в кресле, постукивая себя ручкой по губам. Серебряной, между прочим. Перо Edelfeder, подарок от одной женщины, которая была чем-то особенным.
Ручку Яр любит почти так же, как и лексус, и всегда носит ее с собой.
— Ну, что думаешь? — от прослушивания Шкрябинского Ярослава оторвал шепот справа.
— Думаю, что Дилдо прав. Это полная херня, — немедленно отозвался Яр.
Алик расплылся в улыбке.
— Ну. Там, наверху, все гудит, словно в улье. Никто ничего не понимает. Это же все полнейший абсурд! Голосование? А за что голосование, за кого? Вся Москва? В один день? В одном месте? А потом еще и регионы обещают подтянуть. Чушь собачья. Еще и гастарбайтеров привлекли. Ну им-то что решать?!
— То есть участие маленьких детей тебя не волнует? Гастарбайтеры хуже? — уточнил Ярослав.
— Конечно! — возмущенно закивал Алик. — Они номинально бесправны. А у детей хотя бы потенциал есть.
— Да они вообще всех собирают. Я удивлен, что Президент не указал на то, что коматозники обязаны очнуться и тоже явиться на выборы.
— А что, можно! — фыркнул Алик, — вот так посидишь у постели коматозного родственника, расскажешь ему про санкции, и он очнется. Ну еще бы. Двадцать тысяч за неявку, а за неявку после предупреждения — уголовная ответственность с возможной частичной конфискацией имущества. Вот ущипни меня, шеф! Я же точно сплю!
— Не-а. На обе твои последние фразы.
Шкрябинский заканчивал выступление. Он говорил, что все сотрудники обязаны явиться на это "херовое" голосование. Как-никак указ сверху. И сделать это надо не за целую неделю, как указывал Президент, а в ближайшие два дня. И потом уже дышать спокойно. А о пропуске работы по такой уважительной причине можно не волноваться.
— Когда пойдешь?
Ярослав посмотрел на Алика. Парень был очень серьезен. Совершенно не характерное для него состояние.
— Ну... полагаю, сегодня, — Ярослав пожал плечами, — чем скорее отмучаюсь, тем лучше.
Алик немного помолчал.
— Знаешь, это совсем темная история... — неуверенно начал он, — это "голосование" просто отговорка...
— Да я уже понял, — перебил Ярослав, сморщив нос. Послышались короткие глухие удары: это складывались кресла, летучка кончилось, люди уходили.
— Нет, не понял. У меня нет соответствующего ранга к доступу, да и у тебя тоже, но... — теперь поморщился Алик, — мы вчера поговорили с Сазоновой. Мы с ней, знаешь ли, — Алик согнул пальцы одной руки в кольцо, сунул туда указательный палец второй руки и повозил им туда-обратно. Потом продолжил, — так вот, генеральша в панике. Серьезно! Наша! Сазонова! Жаль, я не догадался поспорить на это, но уж извини, вероятность выиграть спор на ее панику была меньше, чем на твое опоздание. Она не сказала мне ничего конкретного. Она боится сказать. Кажется, не знает всего. Даже она. Говорила, что это все от безысходности. Что лучше оказаться где-нибудь в другом месте, в каком угодно, но подальше отсюда. Что правительство ожидает массовые волнения, и что на улицы будут стягиваться патрули. У ВДНХ будут стоять ребята с автоматами. В тени, конечно, но все-таки. Но... у нас нет выбора, правда?
Ярослав медленно кивнул.
— В общем, будь очень осторожен. Лады? — Алик хлопнул Яра по плечу, быстро встал с места и едва ли не бегом бросился к выходу из конференц-зала.
Ярослав поморщился, потер плечо. Черт, парень на десять лет его младше и на много рангов ниже. Иногда он переходит все границы, но поставить его на место никогда рука не поднимается. Это же все равно что котенка ногой пнуть.
"Е-рун-да", — раздельно сказал про себя Яр, имея ввиду не то нарушение субординации от Алика, не то ситуацию с голосованием. Сунул ручку во внутренний карман пиджака, неспешно поднялся со стула, придерживая сиденье, чтобы оно не хлопнуло по спинке, и медленно побрел в сторону выхода из зала.
От игривого настроения, навеянного Би-2, не осталось ничего.

***

Детская психиатрическая больница, кабинет главврача
— Ну-ну, милая, не плачь. Успокойся. Со многим справлялись, справимся и с этим.
Мила Львовна прятала лицо в руках. Ее большое тело сотрясалось в крупных рыданиях. Из горла доносились рваные всхлипы.
— Д-да как? У нас с-санита-ров на в-всех не х-хватит!
— Мы повезем детей группами. Ну что делать, милая, приказ есть приказ, — Анна Георгиевна осторожно погладила свою заместительницу по спине. От этого рыдания стали только громче.
Главврач поджала губы. Эта истерика начала ее напрягать.
— Ничего не поделаешь. У нас приказ сверху. Совершенно идиотский, не спорю, но приказ есть приказ. Помяни мое слово, Мила, Президент скоро окажется среди наших клиентов. Только лечиться будет во взрослой клинике, и я лично порекомендую ему терапевтический электрошок.
Мила сдавленна хихикнула. Отняла руки от лица, вытерла слезы рукавом.
— Мы точно справимся?
Главврач кивнула, хотя была совершенно в этом не уверена.
— Сегодня плохой день. Надо перевозить спокойных. Будет гроза, — вдруг совершенно серьезно сказала Мила Львовна.
— Гроза? В декабре? — Анна совершенно удивилась, — милая, ты немного устала...
— Будет гроза, — Мила Львовна устало улыбнулась, — больные ее чувствуют. Многих уже пришлось отправить на успокаивающие процедуры. А ведь еще и восьми нет, утро раннее! Мои детишки — лучшие метеорологи, Ань. Им можно верить, в отличие от этих шулеров из телевидения.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Воскресенье, 07-Дек-2014, 13:55:17 | Сообщение # 4    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
- Аптечка вон там лежит, тут — ключи от кладовок. Вот этот, золотистый, от первой, а вот этот...
- Богдан, я работаю тут два месяца. Я уже запомнила. Не волнуйся, я справлюсь. - Диана, невысокая голубоглазая брюнетка, только-только закончившая институт, поймала за руку отправлявшегося во внезапный отпуск преподавателя физкультуры, нервно вышагивающего из стороны в сторону. Ей предстояло заменять его так долго — аж до новогодних каникул! Нет, она не давала поводов сомневаться... но ведь такая неопытная! А дети...
- Афанасьеву заниматься нельзя, у него справка есть. - вновь затараторил Прокофьев, остановившись лишь на секунду. - И Рагунова сегодня ногу потянула — ты её не гоняй, если заниматься будет. А Карушников последнее время очень буйный стал, но ты не кричи на него сильно, у мальчика родители не в ладах, вот и заиглился.
- Богдан! - Диана рассмеялась. - Я со всем разберусь. Будь спокоен.

****
Колёса электрички мерно стучали по рельсам. Мимо окна проносились пейзажи родных мест. Сосны и сопки, желтоватый сланец и большие валуны.
Что сестра так всполошилась: до праздников дотерпеть нельзя? До каникул. «Приезжай» да «приезжай». Что у них там стряслось-то?..
В Москву ездить Богдан никогда не горел желанием. Ему не нравился этот огромный город, угрюмые озлобленные люди и вечная спешка. Почему бы Таньке самой со своим семейством на родину не приехать? По грунтовым дорогам бродить не охота? Избаловалась, столичная дива.
Дан вздохнул, надел наушники и нажал на «play».

«Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей, и от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...»

***
В наушниках свой «Танец злобного гения» поёт «Король и Шут». Что совсем не вяжется почему-то аккомпанементом к окружающей обстановке.
С неба падает мелкий снег. Серое небо выглядит гадко, словно измазано гарью, выдыхаемой этими бесчисленными машинами. Пахнет так же отвратительно. Не вдохнуть полной грудью — сразу бросает в кашель. Вольному зверю тесно в маленькой клетке. Человеку, выросшему на границе с природой, тесно в огромном каменном городе.
Мрачные люди идут по улице, понуро склонив головы и засунув руки в карманы. Кто-то спешит, недружелюбно расталкивая локтями попадающихся на пути. Кто-то сонно протирает глаза, не слишком торопясь, но всё равно двигаясь по каким-то своим делам. Богдан идёт по улице бодро, хоть и не торопясь. Странные нагромождения архитектуры взора не привлекают, и Прокофьев шагает, уперев взгляд перед собой и больше поддаваясь роящимся в голове мыслям, нежели наблюдению происходящего вокруг.
Вдалеке приветливо мелькает синяя табличка с красной буквой «М» . Что ж, метро было ещё одной очень нелюбимой частью пребывания здесь, но, увы, иного способа с такой же скоростью добраться до нужного места тут нет. Делать нечего.
Купить билет в новеньком автомате (который, подлюка, отказался взять обратно купленный лишний билет. Тот потом был отдан какому-то студенческого вида пацану, пытавшемуся прыгнуть через турникет.), спуститься по бесконечному эскалатору, прижавшись к правому бортику. Последнее Дан запомнил ещё со своей самой первой поездки в метро, когда какие-то очередные торопыги чуть не спустили его с этой лесенки-чудесенки головой вниз...
Оглушающий свист поездов, ветер и люди. Последних было необычно много для утра субботы. И все туда же, куда и Богдан — на ВДНХ. К нужной станции поезд набился, как в час пик.
На поверхности было не лучше. Народу — тьма тьмущая. И толкучка такая, что выбраться из толпы вообще оказалось невозможным. Да-а, договорились, блин. И как тут Таньку искать? И что вообще происходит? Не припомнить что-то никаких больших праздников на сию дату...
И телефон не ловит. Странно. Чёрт.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Вольф_Терион Дата: Воскресенье, 07-Дек-2014, 19:10:16 | Сообщение # 5     В браке
Сообщение отредактировал(а) Вольф_Терион - Воскресенье, 07-Дек-2014, 19:38:32
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1006
Репутация: 130
Вес голоса: 4
Виктор сидел в крохотной кухне в полутьме,рассеиваемой лишь экраном ноутбука,поставленного на минимальную яркость.Был поздний вечер,пять минут одиннадцатого,но Волхов совсем недавно вернулся из "качалки",он предпочитал заниматься когда в зале было малолюдно.Таким образом он проводил все вечера,чему,впрочем,не возражал.Вдруг смартфон лежащий на столе прогудел в режиме вибровызова,извещая о входящем звонке.Звонили Виктору редко,поэтому он отвечал всегда,хотя в такое время суток желанием разговаривать он совсем не горел.Переведя небольшой кружочек по экрану,принимая вызов,он ровным низким голосом,отражающим его нежелание говорить,произнёс в трубку:
-Ало.
-Привет Вить,это Миша.
-Здорово.Что-то нужно?-Виктор привык,что если ему звонят,то кому-то что-то нужно,и он не особо радовался,что его тревожат по таким поводам,но всё же не показывал это,воспитание не позволяло.К Михаилу он относился чуть более снисходительно,это был один из людей,с которыми он ещё хоть как-то общался.
-Когда ты едешь в Москву?-Миша задал вопрос,который поверг Виктора в задумчивость на несколько секунд.Он вроде бы никуда не собирался.
-Зачем мне в Москву?
-Ты что,не слышал что говорят?Ты новости смотрел?
-Ты же знаешь,я не смотрю телевизор,и дома у меня никого нет,кто бы его смотрел.А что такое?
-Так по всей стране же объявили о каких-то там выборах,все люди,находящиеся на территории РФ,вне зависимости от гражданства,должны прибыть в Москву.
-Ты шутишь?Все?Со всей страны в один город?Москва и так круглые сутки в пробка местами пребывает...-Виктор неожиданно разговорился,хотя по большей части рассуждал и говорил уже с самим собой.
-Нет,серьёзно.Так когда?
-Раз так...Завтра наверное и поеду,чего тянуть...А ты к чему спросил?Ты,кстати,уже был там?
-Нет,поэтому звоню.Ты когда поедешь?Может вместе тогда?
-Я на машине.Не люблю общественный транспорт,и тем более не люблю,если в Москву стянется столько народа.И поеду с утра тогда,в пробках стоять мы долго будем,ты со мной?
-Ну,давай тогда...
-Тогда в семь утра стой около университета,на выезде из-под моста,где ещё поворот на университетскую парковку,ясно?
-Да,понял.До завтра тогда.
-Доброго вечера.-Виктор нажал на "отбой".У него сразу возникли очень напряжённые ощущения,и,обычно,они не обманывали.Что-то очень резко объявили о каких-то непонятных выборах.Не было даже никакой агитации за кандидатов,ничего не было.
Ну да ладно,видно будет...-Решил Волхов и,закрыв крышку ноутбука,ушёл спать,завтра ещё нужно будет подготовить машину.
________________________________________________________________________________________________________________________________________

В 5:30 Виктор уже проснулся под песню "7 days to the wolf",стоящую на будильнике,и,быстро собравшись,спустился к машине.
Ярко-синяя Volvo 740 приветливо моргнула фарами в ответ на нажатие кнопки на брелке.
Стоило залезть в машину как Виктор тут же понял,что он очутился словно дома.Столь комфортно было.Автомобиль завёлся по первому же повороту ключа зажигания,с такой лёгкостью будто сошёл с конвейера совсем недавно,хотя ему почти исполнилось 30 лет.
Включить печку,магнитолу,аккуратно протереть кузов,стёкла и фары тряпочкой...Как обычно бережное отношение к машине.С такой заботой он не относился ни к одному человеку.
Вернувшись в салон Виктор наконец включил первую передачу и нажал на газ,заставив мотор тихо заурчать, и двинулся в дорогу.
К назначенному месту он прибыл ровно в семь утра.Дверь открылась и в салон завалился его одногруппник Михаил,чуть завозившись.
-Давай быстрее...-Стоило двери закрыться,как Виктор в несоотвествующей отъезду от дома манере резко выжал газ в пол и с визгом резины и чёрным слетом рванул в дорогу,стоять долго посреди дороги было нехорошо,да и опасно.
Из Зеленограда он решил ехать по Ленинградскому шоссе и через МКАД...И сразу стало ясно,что ехать придётся долго...
Судя по всему Москва стала одной сплошной пробкой от такого количества народа.
Протащившись в пробке с пол часа и толком не продвинувшись толком больше чем на несколько километров,Виктор выбрал момент,когда обочина была свободна и была ровной(даже нервничая он не забывал заботиться о машине) и резко дёрнувшись вправо выехал на обочину выжимая газ и взрывая грунт колёсами под весом крупного седана,предварительно вставив в магнитолу флешку и включив цепь весьма подходящих песен,на этот раз первой заиграл "Godsmack – Good Day To Die",как раз под настроение.
При такой манере езды в 10.30 часов утра он каким-то чудом съехали с МКАДА по направлении к ВДНХ.
Оставшееся время Виктор потратил на то,чтобы доехать до выставочного центра.Здесь дело в буквальном смысле слова встало.Узкие улочки и в обычное время были непролазными на автомобиле,но сейчас...Сейчас здесь все стояли намертво,сигналя друг другу,крича из открытого окна,несмотря на стоящий на улице мороз,и прочими способами выражая эмоции.Автомобили здесь стояли самых разных марок и с самыми разными регионами на номерах.
В паре километров от ВДНХ Волхов понял что пытаться проехать на машине дальше можно даже не пытаться.За последние 20 минут он ни разу не нажал на педаль газа.
-Короче пойдём пешком,тут недалеко осталось.Ты иди вперёд,а я тебя догоню,только машину припаркую.
-Ладно-Ответил Миша и быстро покинул автомобиль.Виктору нравилась в нём немногословность.
Ещё как минимум пол часа Волхов потратил чтобы припарковаться.В итоге он остановился заехав в какой-то глухой двор,весьма уютный впрочем.
Когда он вылез из машины была половина двенадцатого почти.
Далее поправив тёмные солнцезащитные очки и кожаную куртку он направился к проходной выставочного центра.
Стоя в толпе он чуть ли не фыркал от недовольства.Да ещё и пытался выхватить взглядом Мишу,впрочем ничего не вышло,как и не вышло дозвониться,связи не было.Хотя что радовало,хоть навигатор в машине работал.
Вздохнув и снова поправив очки он принялся медленно продвигаться в очереди,пытаясь угадать,что это за "выборы" такие...
 Анкета
Wolf_Legend Дата: Воскресенье, 07-Дек-2014, 23:42:38 | Сообщение # 6     В браке

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Дата: 6е декабря
Время: 12:57


Саша стояла, в очереди, зевая и изнывая от скуки. Музыка, что играла в наушниках от самой входной двери до сих пор, порядком надоела, и Александра, резко выдернув штекер из разъема в телефоне, кое-как одной рукой собрала наушники и сунула их в карман куртки, на экране засветились часы, показывая время 12:57.
Как килька в бочке, – фыркнула девушка, когда получила сзади толчок в спину, и оглянулась на парочку, что удачно пристроилась за ней. – Хоть извинились бы.
Позади стоящая девушка вцепилась в плечо парня, явно боясь потеряться. Настроения не было никакого, поэтому девушка не смогла промолчать, как делала в большинстве случаев. К слову, Саша стояла почти у самого края очереди – воздух был свежее, и было относительно просторно, чем в центре, но все равно тесновато. И еще, девушка нашла себе занятие: она стала рассматривать людей, что стояли относительно рядом. Рассмотреть новоприбывшую парочку не предоставлялось возможности, и желания не было особо, а посему Александра переключила внимание на видимую часть живого потока. Через несколько человек стоял какой-то молодой человек, нервно тыкающий в телефон и что-то недовольно бурчащий о том, какой черт его сюда понес. Забавный был, между прочим.
В толпе чувствовалось напряжение. Оно искрило в воздухе, раздаваясь взрывами в разных концах толпы. Откуда-то спереди эхом донеслись слова, произносимые в рупор: «Дорогие жители и гости города Москвы! Правительство приносит свои глубочайшие извинения за столь внезапные внеплановые выборы! На территории выставочного центра действует три пункта для голосования! Вы будете проходить группами 5-10 человек! До пунктов голосования вас будут сопровождать охранники, чтобы вовремя пресечь волнение в вашей группе либо оградить от волнения других групп! Через полчаса начнем запускать, а пока не наседайте сзади! Всем три шага назад!»
И тут началось что-то невообразимое, почти как в апокалиптических фильмах ужасов: толпа, мерно жужжащая, воющая и рычащая сделала те самые три шага назад. Вы представляете, что это такое? Многотысячная толпа, шагающая назад хотя бы на один шаг? Это почти машина для убийства. Не дай Бог упасть в такой – уже никогда не поднимешься. А здесь было три шага. Целых три шага. Толпа качнулась и волной хлынула в противоположную сторону, поглощая в себе тех, кто оказался менее удачным. Над массой народа пронеслись первые вопли ужаса и страха. Напряжение возросло до критического, и уже никто не слышал голоса, что кричал в рупор, приказывая всем успокоиться. Вдалеке послышалась сирена скорой помощи, что стремительно приближалась, и почти въехала в толпу, чуть не лишив правительство еще нескольких голосов за один раз. Рупор что-то взволнованно верещал, но он тонул в общем шуме и гвалте.
Надо выбираться отсюда! – крикнула Саша, обернувшись к парочке, что не так давно мирно устроилась у нее за спиной. – Нас тут передушат всех, как котят, к чертовой матери!
Молодой человек, которого приметила Александра чуть позже, чем неуклюжую парочку, стоял и испуганно хлопал ресницами, чуть приоткрыв рот.
Че уставился!? Выбирайся, давай! – девушка слегка толкнула парня в сторону свободного пространства и сама поспешила туда, где было спасение. Последовали за ней или нет – девушка не знала, да и ей было как-то параллельно. Выбравшись из живой мясорубки, девушка устало опустилась на скамейку, достала из кармана трясущимися руками Kent 6-ку, зажигалку и закурила, втягивая в себя живительную порцию никотинового дыма.
Твою мать… – ужас холодными каплями стекал по спине девушки. – Тетя Лариса.
Тут уже началась настоящая паника: где она, что с ней, как ее искать.
Саша вновь достала телефон: 5 непринятых вызовов и 1 сообщение. Дрожащими руками девушка нажала на «открыть» и даже, по-моему, зажмурилась. Приоткрыв глаза, Александра быстро пробежалась по написанным строкам: «Сашенька! Не смогла до тебя дозвониться! Связи нет. Я поехала домой. Возвращайся тоже, лучше поедем в конце недели, когда пройдет этот аврал!» и подпись «Отправитель «Лорик», получено: 10:01:35, сегодня»
Слава Богу, – облегченно выдохнула девушка, смахнув скопившиеся в глазах слезы.


Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
ЙошЪ Дата: Вторник, 09-Дек-2014, 03:52:49 | Сообщение # 7    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
Толпа угнетала, вызывала чувство паники граничащее с панической атакой. Аня ненавидела толпу, а находясь в ней начинала люто ненавидеть людей. Вообще любых. Все кругом толкались, от многих ужасно пахло, люди прижимались слишком близко и елозили своими телами по её телу, не в силах спокойно стоять на месте. Аня только сильнее сжимала плечо друга и гасила ненависть и истерику как могла. Несколько раз она ловила себя на мысли, что готова вцепиться зубами в плечо Ивана. К слову, его она сейчас ненавидела больше всего — это ведь он её сюда притащил. А он стоял такой преспокойный, что девушка просто диву давалась. Ничего его, казалось, не трогало.
— как же славно, что собаки сегодня остались дома, - тихо сказала она сама себе. Она не любила заставлять собак ждать, тем более в душной машине. А если брать в расчёт не слишком терпеливого и воспитанного Макса и то, что он мог бы не дотерпеть прихода хозяйки, в машине были все шансы обнаружить потом ужасный разгром. Ваня-то её как хозяйку, конечно простил и понял, но всё равно нехорошо. А денег за ущерб ему и силой не впихнёшь. зато скорбное лицо он будет ещё месяц строить.
– Хоть извинились бы, - послышался чей-то недружелюбный голос. В такой толпе трудно было осознать, что обращаются именно к тебе, особенно когда ты сам целиком опущен в собственные мысли. Ане на осознание пришлось потратить некоторое время. Нет, на девушку она посмотрела сразу, заметила её недовольный взгляд, но должным образом среагировать не успела. Да и даже если бы не было такого давящего на психику фактора, как толпа, Аня бы всё равно пропустила высказывание барышни мимо ушей. Мало ли, кому и что не нравится.
Дорогие жители и гости города Москвы! Правительство приносит свои глубочайшие извинения за столь внезапные внеплановые выборы! На территории выставочного центра действует три пункта для голосования! Вы будете проходить группами 5-10 человек! До пунктов голосования вас будут сопровождать охранники, чтобы вовремя пресечь волнение в вашей группе либо оградить от волнения других групп! Через полчаса начнем запускать, а пока не наседайте сзади! Всем три шага назад! - раздался оглушающий голос из динамиков. Аня только успела ужаснуться и чуть сильнее сжать плечо друга как...
Боже, что началось. Многотысячная толпа зашевелилась и двинулась назад, сметая всё на своём пути. Люди замешались, затолкались, Аня ощутила, как резко ей перестало хватать воздуха, и как вместе с тем уходит куда-то вправо из под её рук плечо друга.
– Надо выбираться отсюда! - послушался уже знакомый голос, но девушка уже не могла его осознать и осмыслить. Толпа вдруг дёрнулась и унесла её единственную опору в одну сторону, а её в другую.
— Так, всё! - решительно выкрикнула она и начала активно проталкиваться вперёд, прочь из толпы, которой не видно было конца и края. Ох и тяжко же ей это далось. Ещё бы чуть-чуть и не миновать срыва. Аня не стесняясь расчищала себе дорогу отталкивая возмущавшихся граждан и не обращая никакого внимания на их недовольство, пёрла вперёд как ледокол. Несколько раз её отбрасывало назад, но она снова упорно шла вперёд.
В итоге толпа её просто выплюнула. По крайней мере, именно так показалось девушке. С большой неохотой, но именно выплюнула. В поле зрения попалась скамейка, на которой уже сидела одинокая девушка. Аня её узнала? Нет. Она бы и родную мать сейчас не узнала бы, её била мелкая дрожь.
Аня присела с краю скамейки и немедленно закурила. Было бы что выпить — она бы выпила с большим удовольствием. Сделав три долгих затяжки и с удовольствием выпустив из лёгких никотиновый дым, она достала из кармана джинс телефон, намереваясь дозвониться Ивану и выяснить, где он.
— Ч-чёрт..., - тихо, но с чувством выругалась она, когда обнаружила, что телефон безжалостно разряжен. Она вынула аккумулятор, неизвестно зачем повертела его в руках, потрясла, попыталась включить телефон — ничего не помогало.
Девушка цыкнула и с раздражением убрала телефон в карман, н6ервно докурив сигарету.
— Простите, - повернув голову у незнакомке окликнула она, — Могу я от вас позвонить? Мой телефон умер.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Среда, 10-Дек-2014, 01:28:07 | Сообщение # 8    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Рабочий день совершенно не задавался. Ярослав читал одну страницу машинного текста пять минут, десять, пятнадцать, но все равно никак не мог понять, о чем там идет речь. Откладывал лист, брал другой — и снова та же история. Яр начал отвлекаться, крутить между пальцев ручку, он несколько раз вставал сделать себе чаю, подходил к окошку и смотрел, не пошел ли снег, не засыпает ли его машину — в общем, делал все, лишь бы не работать, потому что настроя не было ну совершенно никакого. В голове работы не было. В голове было только одно: подставное голосование, на которое придется явится.
— Так, ладно. Я поехал на ВДНХ, — в конце концов, объявил Ярослав своему отделу. Отдела-то, в общем, немного осталось: большинство агентов уже поехали узнавать, что за дела странные творятся. Здесь оставались только Попов и, собственно, Ярослав.
— Угу, — буркнул Попов, не отрывая глаз от своих бумажек. Бумажки он не ворошил последние полчаса, из чего можно было сделать вывод, что работалось ему не лучше, чем Ярославу. — Ты как, на метро? Пробки жуткие.
— Ничего, у меня свои тропки. Мне еще прежде домой заехать надо.

На этот раз Яр поступил умнее и поехал в объезд МКАДА. Дольше, да. Пересекая закрытый жилой участок, да. Но что поделаешь. На кольце можно было встать на много часов, а так обернуться до дома удалось меньше, чем за один.
Дома у Ярослава было только одно дело. Его кое-кто ждал. В сейфе. 9ти миллиметровый друг Bersa Thunder 9.
Конечно, полковник не планировал ни в кого стрелять. В толпе это попросту невозможно.
Но, но. Интуиция сказала "бери". Темные дела творятся, темные дела.
Почему нет, в конце концов? Проблему с возможным досмотром решила бы волшебная корочка "спецслужб", а для более легких случаев и одной лицензии достаточно.
На ВДНХ Ярослав поехал, естественно, не по МКАДУ. Но и маршруты объезда заставили основательно поторчать в пробке. Регулярно разъезжая по Москве, Яр знал, что это едва ли не норма — проезжать двести метров на въезде куда-нибудь за полчаса. Но на маленьких, стратегически не важных улицах…? Да что же тогда на МКАДЕ творится?!
А МКАД давно замкнулся.
Лексус Яр любовно припарковал у ботанического сада, колесами зарывшись в какой-то сугроб в конце тупика, про себя возрадовавшись тому, что внедорожник позволяет такие маневры. Места для «простых смертных» вдоль обочины, и даже на этом самом тупике, уже были почти все заняты.
Дальше Ярослав пошел пешком.
На часах было уже почти 15.00

...ВДНХ, 12 часов
Вторую группу детей из детской психиатрической больницы, в которую попала Ольга Кирнос (на данный момент — Веста), возглавляла заместитель главврача Мила Львовна. В зимней куртке с мехом Мила казалась совсем огромной, и, как океанский лайнер, пробивала в толпе дорогу для своих вялых, накаченных лекарствами подопечных. Дополнительно детей сопровождали два санитара, внимательно приглядывающие, чтобы ни один из них не потерялся.
Возможно, вы успели вообразить себе целую толпу детишек с отсутствующими лицами. На самом деле же их было только пять, но и эти пять очень-очень сильно беспокоили Милу Львовну. А что будет, если кто-то потеряется? А если кого-то придавит в толпе? А если выход на улицу скажется плохо на их состоянии? А если большая толпа спровоцирует у кого-нибудь приступ?
С каждой минутой Мила Львовна багровела все больше, не столько от холода, сколько от страха за возможные последствие для нее самой и для ее детишек.
"Как же, как же не выделили специальную полосу? Для детей, для инвалидов, для беременных женщин?" — сокрушалась про себя главврач, — "все вперемешку. Все! Ну нельзя же так. Сегодня же вечером я сяду писать жалобу на такой беспредел. Дай боги, чтобы все сегодня обошлось, дай боги..."
Именно на последней мысли и не обошлось.
— Дорогие жители и гости города Москвы! Правительство приносит свои глубочайшие извинения за столь внезапные внеплановые выборы! На территории выставочного центра действует три пункта для голосования! Вы будете проходить группами 5-10 человек! До пунктов голосования вас будут сопровождать охранники, чтобы вовремя пресечь волнение в вашей группе либо оградить от волнения других групп! Через полчаса начнем запускать, а пока не наседайте сзади! Всем три шага назад! — закричали динамики.
Толпа всей своей массой отступила назад. Всего лишь качнулась на шаг. Так качается пшеница на ветру, так бежит волна по морю. Но в этом общном движении теряются маленькие разности: турбидитным потоком кружатся песчинки в воде, ссыпаются на землю созревшие злаки.
Где-то послышались крики. Кого-то из "песчинок", или, если хотите, "злаков", придавили очень серьезно.
— Слав, Ген, нам надо прижаться к краю, — Мила обернулась, ее глаза блестели, как будто она тоже была сумасшедшей. — Еще одна такая волна, и детей просто сомнет. Берите всех за руки, и...
Алексей Федоров, один из детей, внезапно потерял опору. Не будь рядом подпирающих его людей, он упал бы на землю. Тело мальчика пыталось выгнуться назад, его конечности сотрясал тремор, на губах появилась пена.
— Ой, Слава, Слава, бери его на руки! — запричитала Мила Львовна, — Генчик, срочно выводим отсюда детей!
Санитары очень постарались выполнить распоряжения Милы Львовны.
Но Оля все равно потерялась.

Веста стояла посреди толпы, не двигаясь. Маленькая, хрупкая, но твердая, как камень, который огибают речные волны. Девушка ритмично покачивалась вперед-назад, подстраиваясь к волнениям толпы, совершенно не понимая, где она и что здесь делает.
Где дыра, похожая на кляксу, на полосатых обоях? Где паучиха, что уже долгие дни, или месяцы, или годы, живет над пыльным коричневым шкафом? Где шкаф, который так иногда пугает по ночам? Разлапистое, мертвое дерево на краю сада, которое всегда выслушает и успокоит?
Это было похоже на транс. Взад-вперед, взад-вперед, влево вправо. Не отрывая ноги от земли. Рассматривая серую шубу стоящей впереди женщины, без понимания, что это шуба. Толпа как огромный механизм с ее постоянным ритмом. Весте здесь было хорошо. Она чувствовала ритм и сливалась с ним, не понимая, какой ужас может таить в себе эта обманчивая монотонность.
Веста не знала, сколько она так простояла. Осознание началось с прекращением монотонности. Тогда, когда на нее налетел и чуть не сбил молодой черноволосый мужчина, пытающийся не слиться с толпой, а разорвать ее, разрезать, пройти против течения к безопасной, тихой бухте.
— Извините, — коротко сказал мужчина, поймав Весту за плечи. Девушка подняла голову на звук, посмотрела на Богдана своими мутными болотно-зелеными глазами. Богдан чуть улыбнулся и вознамерился было продолжить движение дальше, но Веста мягко перехватила его за руку.
— Мусорные облака закроют Затмение, — голос Весты звучал немного растянуто из-за лекарств, и был практически свободен от эмоций. — Пойдем со мной, я вижу в облаках просветы.
И Веста действительно повела Богдана через "облака", то есть через толпу, уверенно лавируя между телами. Девушка двигалась как вода сквозь горную породу — интуитивно выбирая даже самую маленькую щель, через которую можно протиснуться.
Куда там лайнеру Миле Львовне.
Скоро стало свободнее. Мясорубка оказалась сзади. Теперь продираться сквозь толпу можно было и без сверхощущений Весты, а просто так, на глазок. Но девушка все равно не отпускала руку "Затмения".
Почему "Затмение"? Потому что именно его увидела Веста в глазах мужчины. Разлившееся золотом кольцо вокруг темной, почти черной радужки. Те, кто хоть немного знал Весту, сказал бы, что Богдану имеет смысл привыкнуть к своей новой кличке как можно быстрее. Веста не знала других имен, кроме своего собственного.
Ноги, чутье, или просто свободное пространство привели девушку и, соответственно, Богдана, в какой-то внутренний дворик, где нашли себе пристанище и некоторые другие участники живой мясорубки. Парочка последних спасшихся остановилась совсем рядом с лавочкой, на которой на разных концах сидели две девушки: обе с сигаретами и телефонами.
— Простите, - одна из девушек повернулась к другой, — Могу я от вас позвонить? Мой телефон умер.
Веста моргнула. Кому обычно звонят люди..? Кому можно позвонить..?
Ей было некому.
— Если вы крикните громче, то вас услышат все горожане. Все сегодня почему-то здесь. — сейчас по Весте нельзя было сказать, что она пациент психиатрической клиники. Но вот что употребляет какие-то наркотические препараты — вполне, из-за мутных глаз, большого зрачка, немного растянутого голоса. — Здравствуйте. Я Веста. А это Затмение. Вы не знаете, как попасть отсюда домой?
Девушка все еще держала Богдана за руку, и отпускать не хотела. Этот простой жест придавал потерянной девочке очень много спокойствия.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Среда, 10-Дек-2014, 19:43:12 | Сообщение # 9    
Сообщение отредактировал(а) Эрин - Среда, 10-Дек-2014, 19:58:30

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
- Да что за чертовщина?.. - телефон упрямо отказывался ловить сеть. Он был старый и крайне глючный, нередко выкидывал странные и неприятные финты, однако так ещё никогда не подводил.
В такой толпе Таню никак не найти. Интересно, сестра вообще знала, что здесь творится ТАКОЕ, когда выбирала место встречи?..
От тыканья по кнопкам злополучного мобильника Дана отвлекло объявление, произносимое откуда-то то ли через рупор, то ли через громкоговорители — источник звука найти возможным не представлялось:
- «Дорогие жители и гости города Москвы! Правительство приносит свои глубочайшие извинения за столь внезапные внеплановые выборы!..»
«Выборы? Какие ещё выборы?» - удивлённо подумал Богдан, бегло озираясь, словно пытаясь найти подсказки. Но ситуацию это разъяснить никак не могло — было видно только сплошную людскую массу. Возможно, можно было бы увидеть что-то, если бы Дан был ростом под два метра, но, хех, не случилось.
А голос из рупора тем временем оканчивал свою речь:
- «Через полчаса начнем запускать, а пока не наседайте сзади! Всем три шага назад!»
И началось что-то ужасное. Вся эта бескрайняя людская масса качнулась, передавая импульс дальше, словно взрывная волна, сметая, раздавливая и поглощая тех, кому не повезло. Послышались крики, какая-то неразберимая какофония, внутри толпы нарастала паника.
Богдан застыл в оцепенении, глядя, как эта «волна» приближается.
- Че уставился!? Выбирайся, давай! - раздалось вдруг совсем рядом, и кто-то толкнул Дана куда-то вбок.
Прокофьев, словно опомнившись, сунул телефон в карман и принялся продираться сквозь толпу в сторону, как казалось, свободного пространства.
Люди паниковали, толкались, давили друг-друга, кричали и метались из стороны в сторону, и хотя у каждого из них траектория была ограничена из-за плотности толпы, все вместе они создавали настоящий хаос, через который пробраться было практически невозможно.
В очередной раз кто-то толкнул попавшегося на пути Богдана, и тот налетел плечом на какую-то девушку. Прокофьев поймал её за плечи, чтобы уберечь её от возможного падения(а, может, и не возможного, но проверять в нынешней ситуации явно не стоило).
- Извините, - бегло сказал Дан, посмотрев на девушку, и уже дёрнулся продолжить путь, но её тонкие пальцы оплели его запястье.
- Мусорные облака закроют Затмение, - со странной интонацией произнесла девчушка не менее странную фразу. - Пойдем со мной, я вижу в облаках просветы.
«...Что?» - только и успел растерянно подумать Богдан, как девушка с уверенным видом потянула его в сторону.
Она умело находила в толпе лазейки, плавно и без особых проблем огибая людей, пробираясь к спасительному пространству. И довольно быстро девушка действительно тянула Дана из толпы, да ещё и отвела на приличное расстояние в какой-то миленький задворок, после чего остановилась напротив лавочки, на которой сидели две девушки. И курили. И, кажется, одна из них была именно той, кто толкнул его, когда паника только начиналась.
- Простите, - обратилась одна девушка к другой, - Могу я от вас позвонить? Мой телефон умер.
Хех, похоже, Прокофьев в телефонной проблеме был сегодня не одинок.
- Если вы крикните громче, то вас услышат все горожане. Все сегодня почему-то здесь. - подала вдруг голос его юная спасительница.
Богдан только сейчас заметил, что девушка всё ещё держит его. Он слегка потянул руку на себя, но сей жест был то ли не замечен девушкой, то ли не понят. Настаивать на освобождении свой руки мужчина не стал. Сама заметит и отпустит.
Дан только сейчас более-менее внимательно посмотрел на свою спутницу. Была странность не только в голосе и фразах, но ещё и в глазах... мутный, словно немного сонный, взгляд девушки настораживал.
- Здравствуйте. Я Веста. - представилась вдруг его спасительница, - А это Затмение. Вы не знаете, как попасть отсюда домой?
«Затмение? Это меня она так назвала?» - удивлённо подумал Богдан, тут вдруг вспомнив самую первую фразу девушки, и, кажется, поняв её смысл.- «Облака, Затмение... что это с ней?»
- Вообще, меня Богданом звать, - несколько растерянно пожал плечами мужчина, больше обращаясь к Весте, чем к девушкам, которым его представили под неожиданно приобретённой кличкой.
Руку мужчины девчушка, судя по всему, отпускать не собиралась. Ну ладно, это не так уж беспокоит.
Если судить по последним словам, девушка потерялась и, вероятно, не знает, где находится, а следственно, не знает, как попасть отсюда в некое «домой», местоположение которого, впрочем, так же не указывалось. Что ж, услуга за услугу, да и вообще, грех не помочь в такой ситуации.
- Если скажешь, где твой дом, то мы, вероятнее всего, сможем помочь, - Дан посмотрел на Весту и добродушно улыбнулся, - Где ты живёшь?
Одновременно с этим Богдан вытащил телефон и проверил наличие сети. Нет, она так и не появилась. Позвонить сестре не было возможности. Оставалось надеяться, что Таньке, если она вообще уже пришла, хватило ума не соваться в толпу...


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Совесть Дата: Четверг, 11-Дек-2014, 04:16:28 | Сообщение # 10    
Everybody Wants To Rule The World

Постов: 816
Репутация: 209
Вес голоса: 5
« — Все это очень странно… У него на шее два маленьких отверстия и кто-то выпил его кровь. Странно? Только не притворяйтесь удивленным.»
Лежащий на коленях Элеоноры ноутбук показывал скачанный недавно эпизод из любимого сериала, который она давно планировала пересмотреть, но из за плотного рабочего графика времени порой не хватало даже на сон. Сейчас, однако, сестрам был предоставлен долгожданный отпуск, и поскольку выросли они в верующей и благополучной семье, то свободное время планировалось провести с дома. Рождество скоро как никак.
Вот только совсем недавно, буквально неделю назад, пришло сообщение от крестной. Приглашение на похороны дяди. Дядю близнецы любили сильно, хоть и вживую последний раз видели лет семь назад. Они его помнили как человека с необычайной широтой души, хорошим чувством юмора и дарящим дорогие подарки. Естественно, они не могли отказать, хоть и путь надо было преодолеть довольно долгий – жил он в далекой Москве.
В России Каролина и Элеонора планировали провести как минимум недели две. Хоть и семья у крестной и без того весьма большая, казалось правильным и вежливым провести еще какое то время рядом с близким человеком, которого так редко доводилось увидеть. К тому же инициатива остаться принадлежала как раз крестной.
Сегодняшний день выдался особенно необычным. Идущую по расписанию телепередачу внезапно прервали сообщением о неких выборах, в которых каждый находящийся на территории этой страны должен принять участие. Сестры поначалу никуда идти не собирались, поскольку политикой, а особенно иностранной, они не интересовались, и вообще приняли услышанное как ошибку. Но сомнения были развеяны, когда крестная предельно серьезно сообщила о важности этого мероприятия, хотя и по ее тону можно было понять, насколько абсурдным и подозрительным она считала это событие.
И вот уже приличный кусок времени машина, на которой Каролина и Элеонора пытались доехать до места назначения, практически стояла на месте. Масса людей, также раздраженных и сбитых с толку этим внезапным голосованием, хотят поскорее с этим покончить, но понимают, что ближайшие несколько часов их времени будут потрачены на, вероятно, одному правительству известно что.
Завершалась вторая серия «Баффи», Элеонора пыталась достать палочками последнюю креветку из заказанного с собой обеда из китайского ресторана. Они не успели позавтракать дома, поскольку хотели приехать до того как успеет собраться огромна толпа… Похоже как и хотела добрая половина всей этой страны.
— Ну… думаю к сезону пятому мы все таки проедем… Эээ… Половину пути? — скучающим голосом сказала Элеонора, не отводя взгляд от экрана.
Каролина сидящая на водительском сидении обреченно уронила голову на руль. Бесконечные сигналы машин начинали сводить ее с ума.
— Пойдем пешком.
Элеонора хотела что то сказать по поводу снаружи малоприятной погоды и хорошо внутри обогреваемой машине, но поняла, что остаться – значит провести в этой пробке вечность.
Прошло еще минут 30, пока нашлось место, где припарковать машину. Каролина достала смартфон, чтобы с помощью GPS можно было сориентироваться. Она быстро нашла на карте нужную точку и благодаря составленному программой маршруту сестры довольно легко нашли выставочный центр.
Эл хмуро смотрела на толпу, отчетливо напоминающую ей огромное стадо овец, которых посадили в небольшой спортивный зал. Такое насилие личного пространства ужасно возмущало. Не было никакой организованности, знаков, очередей – только хаотичная масса людей, которая продолжала расти в геометрической прогрессии. Каролина почувствовала чью-то ладонь ниже своей спины. Даже не оборачиваясь, она просто со всей силы наступила каблуком на ногу стоящего рядом молодого мужчины и сразу же услышала сдавленное мычание. Каролина схватила сестру за локоть и поспешно начала прокладывать дорогу сквозь толпу. Другой рукой она достала смартфон и быстро нашла номер крестной. Надо было ей сообщить, какое безобразие тут происходит. Но абонент недоступен.
Только сейчас близнецы заметили, что из динамиков что то говорят, но из за общего шума и качества звука понять что то было крайне сложно. Да и внимание они уже не обращали. Но как только объявление закончилось, ситуация стала еще более безумной. Огромная толпа разом пришла в движение. Многие не расслышали или просто не успели последовать указаниям и поэтому кто то из них стал первой жертвой этой лавины. Это спровоцировало панику, и словно по цепной реакции она быстро начала распространяться на остальных. Люди начали искать выход.
Близнецы поняли, что нужно торопиться. Выход должен был быть где-то рядом, но весьма крепкого телосложения женщина, вероятно возомнившая себя ледоколом в водах Антарктики, самым наглым образом распихивала всех, кто стоял у нее на пути. Каролина даже не успела среагировать, когда ее больно ударили по ребрам. Девушка потеряла равновесие. Она попыталась подняться, но кто-то больно наступил ей на руку, и она опять упала.
Элеонора ужасно испугалась, потеряв сестру из виду. Толпа продолжала двигаться. Теперь у Эл началась настоящая паника. Сердце начало биться так сильно, что она чувствовала его у себя в горле. Между сестрами сейчас было метра два, но в данной ситуации это расстояние казалось непреодолимым. Приложив огромное усилие, девушка почти сумела пробить себе дорогу, попутно умудрившись поцарапать себе щеку, но внезапно появился новый поток людей, который начал уносить ее куда то в сторону.
—Стойте! Стоп! Кэрол! Кэрол! — Элеонора с обычных криков перешла на истеричный визг. Это был первый раз в ее жизни, когда ей было так страшно. Ей словно перекрыли доступ к кислороду, она начала задыхаться. В глазах стало темнеть а в голове нарастал тяжелый гул. Мысли мешались и девушка уже потеряла бы сознание, если бы ее не позвал знакомый голос. Сейчас ей было так тяжело соображать, что она не могла вспомнить имя своей сестры. Вместо того чтобы набрать воздуха в легкие и выкрикнуть имя, реакция Эл была абсолютно необъяснимой. Она почувствовала что то похожее на резкий скачок адреналина и, не думая ни секунды, со всей своей силы толкнула людей не дающих ей пройти. Она была сейчас готова сдвинуть гору или остановить поезд. Видимо ей удалось добиться своего, потому что больше на нее никто не давил, не пытался сбить с ног или куда ни будь увести. Будто вокруг остановилось время.
— Эл! Элли! — Из транса Элеонору вывел знакомый голос. Со слезами на глазах она крепко обняла сестру, пока та шокировано смотрела перед собой. Остановилось вовсе не время. Несколько людей прямо перед ней стояли и совершенно не двигались. Ужасно холодные, с неподвижными лицами.
Рядом раздался громкий женский крик и пару секунд спустя началась настоящая паника.




— Я всегда хотел знать, — горько проговорил Ипслор, — что в этом мире есть такого хорошего, ради чего стоит жить?
Смерть обдумал его вопрос и наконец ответил: — Кошки. Кошки — это хорошо.
 Анкета
Wolf_Legend Дата: Четверг, 25-Дек-2014, 16:38:11 | Сообщение # 11     В браке

Клан Созвездия Волка
Ранг: Влиятельный волк

Постов: 3872
Репутация: 513
Вес голоса: 7
Саша успела благополучно скурить две сигареты подряд с тех пор, как приземлила свою пятую точку на лавочку. Ноги гудели, чем сказывалось длительное стояние в очереди. Толпа волновалась, и волнение это нарастало с каждым разом. Это было отчетливо слышно даже в том дворике, который стал островком спасения.
Подозрительно тихо здесь, – промелькнуло в голове у девушки. – Безлюдно, как…
Саша не стала продолжать мысль – холодок, пробежавший по коже, отозвался гулким стуком сердца. Двор и в правду был слишком тихим и безлюдным. Редко через него пробегал одиночный человек и тут же скрывался из виду, словно стараясь не задерживаться здесь, в этом дворе.
Простите, могу я от вас позвонить? Мой телефон умер, – прозвучал сбоку голос. Александра дернулась, даже взвизгнула, по-моему, и посмотрела в сторону вопрошающего, а точнее вопрошающей.
Ффух, – выдохнула девушка, убедившись в том, что рядом сидит живой такой человек, к тому же девушка.
Да, можно, конечно, – Саша протянула телефон, предварительно разблокировав экран. И, то ли обращаясь к девушке, то ли рассуждая сама с собой, продолжила: – Тут почему-то ловит. Странно…
Через некоторое время в другом конце двора показалось еще два силуэта, которые не спеша приближались к девушкам. Саша пристально глянула на парня, пытаясь понять тот ли это молодой человек, которого она толкнула, вылетая из толпы, или просто очень похожий на него. Нет, не тот. С тем не было девушки. Или была, а Сашка просто не заметила ее. К тому же рядом они смотрелись как слон и моська: он высокий брюнет, она – стройная и хрупкая блондинка с короткой, под мальчика, стрижкой. Саша невольно залюбовалась парой, отметив, что они очень хорошо смотрятся вместе. Однако что-то странное в этой паре было, но девушка не стала удовлетворять свое любопытство наблюдениями за объектами, а посему отошла на пару шагов в сторону. Слушать разговор недавно подсевшей девушки Александра воспитание не позволяло, да и незачем было. Разговор – это личное, и не стоит в него лезть, если тебя туда не звали. Поэтому, девушка встала и, отойдя на пару метров, стала расхаживать по пустой парковке, вырисовывая на снегу следами всякие узоры. В один миг Александра остановилась, нахмурившись, и подозрительно покосилась в ту сторону, где бушевала толпа. После она быстрым шагом вернулась к собравшейся компании.
Вы слышите? – Александра прервала все разговоры, которые вроде бы и не велись даже, вернувшись обратно. – Стало слишком тихо. Странным это не находите?
И правда. Снаружи было слишком тихо. Никаких звуков. Ничего. Как будто бы дворик оказался под куполом, который изолировал его от внешнего мира, отрывая от реальности и всего, что происходило вокруг. Тревожное чувство зарождалось в душе девушки, но она не могла понять, что это могло бы означать.
Внезапно Саша пошатнулась и со стоном осела на асфальт.
Как громко, – прошептала девушка, держась рукой за голову, а второй за скамейку.
Звуки штормовым порывом ветра вернулись в ее сознание. Они поглотили ее, доставляя неимоверную боль. Казалось, что ее мозг сейчас разорвет на мелкие кусочки. В глазах потемнело и только разноцветные круги плясали в неистовом танце, сменяя друг друга. Саше не казалось уже ничего. Она даже не думала, что остальные могут смотреть на нее, как на обезумевшую, больную психопатку, у которой случился приступ. Все было так резко. Словно обострение всех чувств разом, а потом попеременно. Всплеск был на мгновение, но Саше казалось, что прошла целая жизнь. Сначала были звуки. Девушка сначала не могла ничего различить в этой канонаде, но вскоре все прояснилось: Саша могла различить едва слышные звуки. Она слышала дыхание присутствующих рядом, стук их сердец и…бег крови по венам. Последний особенно сводил с ума. Его хотелось слушать еще и еще. Он звучал какой-то необъяснимой, чарующей музыкой. Звуковая волна плавно пошла на убыль, но на смену ей пришла новая, от которой стало еще хуже. Девушка почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, она потихонечку теряет сознание в прямом и переносном смысле. Если звуки мучили только лишь головной болью, то запахи были еще худшим оружием против Александры. Некоторые были настолько резкими и приторными, что вызывали рвотный рефлекс, другие дурманили, третьи погружали в экстаз. Букет запахов – букет чувств и ощущений. А еще в воздухе пахло страхом, смертью и хаосом. Это было непонятно и необъяснимо, но и эти запахи девушка смогла различить. Как – она не понимала. Но и эта волна вскоре пошла на убыль. Круги перед глазами понемногу стали сходить на нет. А через пару минут к девушке вернулось и зрение. Голова кружилась, и тошнота все никак не отступала. Саша с трудом поднялась на ноги, доплелась до рядом стоящей машины, обошла ее и позволила организму очиститься не совсем приятным способом.


Музыка - это то, чего нельзя передать словами, чего мы не видим, чего не чувствуем в жизни, это абсолютно другой мир со своими эмоциями, со своими законами.
 Анкета
ЙошЪ Дата: Пятница, 26-Дек-2014, 23:25:30 | Сообщение # 12    

Клан Белого Лотоса
Собака страшная

Постов: 5700
Репутация: 1362
Вес голоса: 10
— Ффух - выдохнула соседка по скамейке. Аня даже не удивилась. После такого нервного напряжения она тоже готова была реагировать на любые отвлекающие факторы не слишком адекватно.
— Да, можно, конечно. Тут почему-то ловит. Странно…- с этими словами незнакомка протянула Ане разблокированный телефон, шкала сети на котором и правда внушала надежды.
— Так и отлично же, что ловит, - пробормотала девушка набирая на экране знакомый и давно заученный номер. Не успела она этого сделать, как в уютное убежище пришли ещё персонажи. Сперва буквально подкралась худая девчушка держа за руку какого-то парня. Аня мельком скользнула по ним взглядом и потеряла всякий интерес, пока девчушка сама не обратила на себя внимание.
— Если вы крикните громче, то вас услышат все горожане. Все сегодня почему-то здесь. — фразочка была направленна явно к Ане. Та снова подняла на девушку удивлённый, слегка ироничный взгляд, несколько секунд всматривалась в неё, пытаясь понять, пошутила она или всерьёз. А она тем временем продолжила.
— Здравствуйте. Я Веста. А это Затмение. Вы не знаете, как попасть отсюда домой?
— Хорошая идея, Веста. Но я пока не нахожу в себе моральных сил стоять на скамейке и орать во всё горло. Да и что-то мне подсказывает, что у меня всё равно ничего не выйдет. Не доорусь. Но спасибо за ценное высказывание, - ответила Аня, пропустив вторую часть вопроса и приложив телефон к уху. Пошли гудки. Ваня трубку пока не поднимал.
— Отвечай же, - бормотала она краем уха слыша разговоры происходившие вокруг неё. Так она выяснила, что парня зовут Богдан и судя по всему любительницу громких призывов он видит впервые.
Трубка всё так же никто не поднимал. Аня нервно чертыхнулась и набрала снова. И снова услышала только гудки и ничего больше. Это очень нервировало. Где он? Что с ним? Ищет ли её или проявил мудрость и уехал домой? Что делать ей? Искать его или тоже ехать домой? А на звонок всё так же никто не отвечал.
Аня уже хотела нажать кнопку вызова в третий раз, как с хозяйкой телефона начало происходить что-то странное. Она вдруг сползла на землю, сжала голову руками, зашептала что-то несуразное. Аня тут же подскочила и присела рядом с ней.
— Эй, барышня, что с вами? - спрашивала она, пытапясь заглянуть в глаза страдалице и понять, что с ней происходит. Может, приступ эпилепсии? Не похоже. — У меня есть таблетка от головы, дать?
Не дожидаясь ответа Аня потянулась к скамейке и схватила рюкзак. Залезла в карман и вытащила оттуда Ибупрофен. Но не успела вытащить пилюлю, как девушка вдруг резко пришла в себя.
— Всё хорошо? - спросила Аня, — Воды не хотите? - и протянула начатую бутылку с водой.
— Спасибо за телефон. К сожалению, это не помогло, - Аня поднялась на ноги, достала сигарету, снова закурила. — Все здравствуйте. Я Аня. И я ненавижу толпу.


Я не считаю, скольких успела спасти,
Десять душ или, может, сто -
Сколько б ни было их зажато в моей горсти,

Меня. Не. Спасет. Никто.

©


Все люди должны трахаться. Недотраханные люди никому не нужны. © Eddy "The Havok"
 Анкета
Призрак Дата: Суббота, 27-Дек-2014, 15:16:51 | Сообщение # 13    

Клан Белого Лотоса
Синий Лед

Постов: 24348
Репутация: 968
Вес голоса: 9
Затмение повел себя очень мило.
— Если скажешь, где твой дом, то мы, вероятнее всего, сможем помочь, - Дан посмотрел на Весту и добродушно улыбнулся, — Где ты живёшь?
Веста ненадолго задумалась. Адрес всплыл у нее в голове — не настоящий, а случайно сгенерированный больным рассудком — и девушка уже собиралась было озвучить его, как тут случилось странное. Незнакомке, что слезла со скамейки и отошла прогуляться, стало как-то нехорошо. Весте показалось, что она чувствует то напряжение, которое охватило мисс, как свое собственное.
— Вы слышите? – обеспокоенно спросила девушка, — Стало слишком тихо. Странным это не находите?
Веста вслушалась. Внимательно, глубоко.
...и снова впала в то подобие транса, которое уже испытала совсем недавно, раскачиваясь вместе с толпой. Но на этот раз ощущения были совсем иные.
Маленький мальчик, лежащий на земле, с окровавленными волосами. Грузный мужчина стоит на его руке и не замечает. Женщина мечется из стороны в сторону, вернее, в том промежутке, которое отведено ей толпой, и громко кричит, раздирая себе лицо ногтями. Холодная, недвижимая, как статуи греческого храма, группа людей, и две девушки в середине, одна плачет.
Мила Львовна расталкивает локтями толпу, кричит "Оля"...

Все картины вспыхнули перед глазами одновременно. Все звуки, все краски влились в мозг Весты разом, заставив ее оглохнуть и ослепнуть — в том смысле, что она не воспринимала звуки извне — но корчиться в агонии у себя внутри. Веста хотела бы схватиться за голову, закричать, упасть на землю и сжаться в комок, но у нее не было сил даже просто поднять руку. Сейчас она сама была как одна из статуй видения.
Видений становилось все больше и больше, в какой-то момент Веста перестала понимать их, они сменялись слишком часто. Как будто бы вся толпа с площади транзитом просвистела у нее в голове. И все — такие горячие, живые, с пламенными сердцами, гоняющими по венам кровь, но трепещущими, как воробышки на морозе, объятые паникой...
Казалось, что прошла вечность. На самом деле не больше минуты.
...здравствуйте. Я Аня. И я ненавижу толпу. — Эта фраза просочилась из реальности, закончив собою поток образов.
— И я... ненавижу... — с усилием выговорила Веста. Поморщилась. — Столько мусора осталось.
И действительно, в голове будто бы было натоптано и наплевано. Какие-то (не иначе как заблудившиеся..?) образы еще звенели в голове, но уже не напрягали. Просто мешали. Веста представила, как метлой выгоняет из своего рассудка все "дурные мысли", но им на такое умственное упражнение было плевать.



Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.
Левая стена - Синий Лед, правая стена - Алый Огонь...
(с)


Лирика: Волчица Катерина впервые робко переступила порог Логова 7 марта 2007 года
 Анкета
Эрин Дата: Воскресенье, 28-Дек-2014, 21:52:51 | Сообщение # 14    

Клан Созвездия Волка
Ранг: Зрелый волк

Постов: 2277
Репутация: 274
Вес голоса: 5
Обменявшись парой фраз, выбравшиеся из толпы принялись заниматься своим: Девушка, толкнувшая Дана, и Веста, всё ещё державшая его руку, думали о чём-то своём, вторая незнакомка пыталась дозвониться кому-то по одолженному телефону, сам Богдан с лёгким раздражением давил на заедающую «красную кнопку» мобильника с целью выключить и включить его снова — обычно это помогало от подобных глюков.
- Вы слышите? - вернулась вдруг к собравшимся отошедшая девушка. - Стало слишком тихо. Странным это не находите?
Богдан прислушался, но ничего необычного не уловил. Он только хотел высказать своё мнение на этот счёт, как девушка осела на землю, схватившись за голову.
- Как громко, - проговорила она.
Вторая неизвестная тут же кинулась к ней, пытаясь выяснить, что случилось. Дан тоже сделал шаг ближе, но замер, оглянувшись на Весту. Она словно впала в какой-то ступор. И без того странный взгляд стал каким-то рассеянным, нечётким.
- Веста, - Прокофьев чуть потянул её за руку, но та не атреагировала. - Веста?
«Что это с ними?» - обеспокоенно подумал Богдан и снова глянул на вторую девушку. Через секунду она словно начала приходить в себя. Поднялась и неуверенным шагом отошла за ближайшую машину. И не пришлось долго думать, чтобы понять, зачем.
Вторая незнакомка, поднявшись с земли, снова закурила и коротко и ёмко представилась:
- Все здравствуйте. Я Аня. И я ненавижу толпу.
- И я... ненавижу... - снова раздался тихий голос Весты. - Столько мусора осталось.
Тон голоса девушки вызвал подозрения. Она словно с трудом говорила. Что же это?..
- Веста, ты в порядке? - Богдан тронул свою спасительницу за плечо.
И вдруг что-то странное постигло и его...
Всё тело резко пронзила невыносимая боль и осела где-то в грудной клетке, заставив рухнуть на колени и согнуться пополам. Возникло ощущение, что внутри что-то полыхает, сжигая заживо, и распирает, ломая рёбра.
Дан сжался в комок, с хрипом нервно глотая воздух и впиваясь пальцами себе в бока, да так, что прорвал куртку.
В глазах вдруг побелело, а звуки просто исчезли. Но это лишь на секунду.
Зрение быстро вернулось, ударив по мозгам необычно сильной резкостью. Растрёпанные волокна ткани старых заношенных джинсов, каждая сероватая, грязная снежинка, каждая пылинка — всё различимо, словно под лупой, нет, микроскопом!
Всё вокруг зазвучало с такой силой, с какой никогда не было: биение собственного сердца, словно удары огромного барабана, свист воздуха, разрезаемого крыльями пролетевшей в небе вороны, хруст костей кого-то, придавленного бушующей толпой... Всё сливалось в одну немыслимою какофонию, но при том каждая нота этой жуткой симфонии была настолько чёткой, что можно было не гадать, что это за звук и откуда он доносится.
Но самым ярким аспектом новых чувств были запахи. Никогда в жизни их не было ТАК много! Дан чуял, как несёт машинными выхлопами от упавшего снега, как пахнет припорошенный им асфальт, запах каких-то медицинских препаратов от Весты, свежую кровь... страх?.. сладковатый запах чьих-то духов, свежий кофе, промёрзшая древесина, отвратительный, режущий лёгкие сигаретный дым, машинные выхлопы... пугающе-яркое сплетение запахов.
Это всё смешивалось во что-то ужасное, разрывающее на части. В один прекрасный момент Богдан даже не понял: то ли боль стала настолько невыносимой, то ли исчезла вовсе. Через секунду стало понятно, что всё же второе. Остальные странные симптомы тоже довольно быстро сошли на нет.
Странно-яркое зрение исчезло так резко, что нормальное даже показалось каким-то размытым и совершенно непривычным. Звуки вернулись в нормальную громкость, и Дан на секунду подумал, что оглох. Исчезли запахи — и мир вокруг словно на секунду разрушился.
Богдан перестал съёживаться, отпустил свои бока и упёрся руками в землю. В голове раздавался неясный гул, а сердце колотилось, как бешеное. Мужчина лишь ненормально расширившимися зрачками уставился в пол. В голове стало совершенно пусто, а всё окружающее, лишившись безумной концентрации, пока что ещё не начало снова существовать для него.


It doesn't matter what you've heard,
Impossible is not a word,
It's just a reason for someone not to try.©
 Анкета
Вольф_Терион Дата: Понедельник, 29-Дек-2014, 19:04:39 | Сообщение # 15     В браке
Сообщение отредактировал(а) Вольф_Терион - Понедельник, 29-Дек-2014, 19:13:39
Ранг: Зрелый волк

Постов: 1006
Репутация: 130
Вес голоса: 4
Продвижение вперёд от входа казалось удручающе медленным,да и ко всему чувство времени в толпе пропадало напрочь.И всё же по факту на то,чтобы продвинуться почти в самое сердце человеческой массы и даже дальше,потребовалось сравнительно мало времени.Но дальнейшему прогрессу помешала команда сделать три шага назад,донёсшаяся из громкоговорителя.Собственно будь толпа хоть как-то организованна,это могло бы иметь сколь-нибудь положительный результат,но в данном случае людская масса пришла в ещё более хаотичное движение,поглощая наименее удачливых людей,тех кто был слаб противостоять ей или замешкался.Виктор находящийся в далёком от спокойствия состоянии изо всех сил отталкивал пытающихся столкнуть его людей,при том даже не думая двигаться назад,потому что по его мнению это не возымело бы никакого эффекта.
Вдруг из трансового состояния распихивания человеческих тел Виктора вывел крик,даже скорее визг,донёсшийся откуда-то слева от него.Крик был определённо женским и столь громким,наполненным ужаса,что Виктор невольно обернулся в ту сторону и увидел как гора мельтешащих человеческих тел поглощает в себе двух девушек,невероятно похожих друг на друга.Желание помочь им,конечно,присутствовало,но даже на метр в ту сторону продвинуться было невозможно.И буквально спустя пару секунд после мысли о невозможности пройти сквозь такой поток людей,опровергая эту мысль Виктора и ещё до кучи людей с необъяснимой силой швырнуло в сторону,словно взорвалась неплохая такая граната.
Несколько секунд Волхов лежал на асфальте(а может и на чьём-то теле) совершенно неподвижно.И не только потому что кто-то придавил его сверху,а ещё и потому,что полёт и падение не обошлись без последствий в виде множества ушибов,а по лицу стекали капли крови от рассечённой брови.Но что-то было даже по меркам ситуации ненормально.Боль в теле стремительно отступала,освобождая место небывалому притоку сил и энергии.В душе же словно пропали все чувства кроме злости,гнева,животных инстинктов и...непонятного ощущения.Словно тревоги.И ещё более сильным было желание уничтожить источник беспокойства.В данный момент ничего реальнее гнева не существовало.
Раз,и не свойственной силы даже для Виктора толчок от земли молниеносно поставил его на ноги несмотря на тела препятствующие этому.
Два,и он уже стремительно идёт сквозь толпу расталкивая людей со своего пути так,словно они были из пенопласта.Направление движения было выбрано согласно инстинкту.Инстинкту найти источник волнения и устранить его.Это чувство привело Виктора к уплотнению из людей в форме кольца,окружающего удивительно свободное пространство,в центре которого и находились те две девушки,которых он видел совсем недавно.И на одну из них указывало то непонятное чувство.
Три,и быстрым движение Виктор разорвал застывшее кольцо людей,которое к тому моменту уже оправилось,словно раздавшийся женский крик дал добро на новый виток хаоса,распространяющегося по всей толпе.Но Волхова в момент,когда он,с обжигающе холодным огнём гнева в глазах,ставших ярко-жёлто-зелёными,подошёл к девушке и,сжав её плечи стальной хваткой,поднял над землёй,не обращая более ни на что внимание.
 Анкета
Логово Серого Волка. Форум » Ролевые игры » Фантастический мир » Нашествие
Страница 1 из 512345»
Поиск:
 
| Ёборотень 2006-2015 ;) | Используются технологии uCoz волк